Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Объездная дорога.


Фонтенбло. Объездная дорога.

Сообщений 41 страница 55 из 55

1

01.04.1661

По дороге в Долину Ветров, где был назначен сбор охотников и придворных гостей, карета маршала дю Плесси-Бельера застряла в грязи. На помощь маршалу и его спутницам фрейлинам герцогини Орлеанской Оре де Монтале и Луизе де Лавальер подоспели князь Ференц Ракоши со своей свитой и цыгане из табора Гошера, расположившиеся как раз неподалеку.

http://img-fotki.yandex.ru/get/4120/56879152.171/0_c550c_a45583e7_L

41

Отправлено: 26.04.09 20:26. Заголовок: Последние восемь лет..

Последние восемь лет Франсуаза практически не выходила из дома, поэтому нынешняя поездка казалась невероятно долгой. Однообразный, весенний пейзаж пригородов Парижа уже наскучил, и Франсуаза вернулась к книге. Она открыла пьесу на том же самом месте, где остановилась, что бы перечитать письмо Нинон. Мысль о том, что она наконец встретит свою любимую подругу, самого близкого человека, была единственной, которая доставляла радость мадам Скаррон. Да, у них обеих, сейчас не лучшее время в жизни, но вместе они могут поддержать друг друга в тяжелый момент. Франсуаза слишком хорошо помнила, как она писала письма Нинон в монастырь, а их возвращали обратно, потому что переписка была запрещена. И Франсуазу мучила мысль, что её милая Нинон - одна, в четырех стенах, без права общения с друзьями.
Карета ехала достаточно быстро, настолько быстро, что догнала двух всадников, которые впрочем никуда не спешили. Кучер окрикнул всадников, прося уступить дорогу. Франсуаза удивилась, услышав крик кучера. За все время пути, они пока не встречали ни одного всадника. Между тем наездники послушно отъехали в сторону, пропуская громоздкую развалину на колесах, в которой изволила путешествовать вдова поэта.
Проезжая мимо случайных встречных, Франсуаза из любопытства выглянула в окно кареты. И тут же стала стучать кучеру, что бы он остановил карету. Она сумела разглядеть лицо одного из наездников: это была Нинон. Но тут же сдержала порыв крикнуть "Нинон! Милая Нинон! Как я рада вас видеть....", ведь может быть переодевание в пажа - это ход, чтобы её не узнали. С Нинон был какой-то молодой человек, которого Франсуаза не знала, поэтому её радостное приветствие могло быть и опасно для подруги.
Вдова немного высунулась из окна кареты и обратилась к всадникам:
-Доброго дня вам, судари. Что же сказать, что же сказать...

42

Отправлено: 27.04.09 22:23. Заголовок: - Милорд, простите -..

- Милорд, простите - я обещала Вам тишину и уединение, а привела словно на почтовый тракт, - уголки губ изогнулись вниз в мимике напрасных ожиданий и горечи. И густые ресницы, взмахнув крыльями, плотно запахнули глаза. Все было тихо и спокойно... Но как крупные градинки колотят землю, так и цокот копыт становился все ближе и ближе, разрывая тишину их одиночества.
Вот уже показалась из-за поворота дороги и сама двухместная карета. Самая обычная возница, которую легко можно нанять в Париже. Кучер - коренастый человек, с сонной улыбкой на широком лице, -тепло укутался в свой серый дорожный плащ, нацепив поверх капюшона широкополую шляпу.
- Нам лучше отойти к обочине - дорога не такая уж и широкая, - промолвила графиня, стараясь скрыть свое раздражение, вызванное поялением кареты. Она направила своего скакуна в тень деревьев следом за герцогом.
Можно было услышать, как кучер легко хлестнул вожжами, заставляя лошадей бежать резвее. Вот уже раздался и крик:"Посторонись!", который вызвал еще большее недовольство графини.

Смысл кричать, если мы итак уже отошли в сторону? Да откуда же ты взялась, развалюха эдакая на мою голову! Видно, что не аристократа везешь, обычная нанятаякарета... И зачем тебе в эту сторону ехать то?

Вдруг из кареты показалась прелестная головка с темно-каштановыми локонами, немного длинноватым носом, миндалевидными глазами. Игривый луч солнца не только красиво позолотил волосы путешестверрницы, но и блеснул на сережках.

Мне показалось или их действительно две? Неужели? Нет, это точно она - этот нежный и вкрадчивый голос нельзя спутать ни с одним другим!

- О, мон дье! - воскликнула графиня и оставив своего спутника в смятении, пришпорила коня. Пара мгновений и Нинон поровнялась с замедливший свой ход каретой - а ну остановись, cocher!
Кучер еще больше натянул поводья, и карета уже остановилась окончательно.
Нинон ловко спрыгнула на землю, взяла коня под уздцы, а затем отворила дверь кареты.
- Мадам, считайте что мы разбойники, - рассмеялась графиня, а уж затем подала руку и помогла выйти из кареты женщине. - Дорогая! Я так ждала этой минуты и так боялась, что ты не согласишься на это путешествие! Прости, что не пришла к тебе сразу же по приезду - я бы на крыльях прилетела, если б только смогла, но увы... Пришлось ехать в Фонтенбло. Знаешь, я не могла в бездействии ждать и надеяться, что люди вспомнят обо мне и будут восхищаться. Это пустая трата времени.
Графиня засмеялась.
- Как хорошо, что ты уже здесь, милая Франсуаза...
Она шагнула назад, чтобы хорошенько рассмотреть подругу. В этот момент к ним подошел уже спешившийся спутник графини и, деликатно кашлянув, напомнил о себе.
- Я прошу прощения за забывчивость, милорд. Хотя прощенья мне, верно, нет. Но все равно позвольте представить Вам мою дражайшую подругу - Франсуаза д’Обинье, мадам Скаррон. Возможно Вы слышали о стихотворениях ее безвременно почившего супруга - Поль Скаррона. Франсуаза, этот мужчина мой друг, - Нинон лукаво улыбнулась и перевела взгляд на своего спутника, - это камергер Его Величества Карла II Стюарта, герцог  Джордж Вильерс Бэкингем.

43

Отправлено: 28.04.09 00:22. Заголовок: - Все прекрасно, дор..

- Все прекрасно, дорогая графиня, ведь остановить поток просителей и визитеров ко двору невозможно, если только не вмешается сама природа, наслав ураган или хотя бы ливень посильнее того, что пролил этим утром.

Отъехав в сторону от дороги, чтобы пропустить карету, всадники остановили лошадей. Герцог посмотрел на приближавшуюся карету оценивающим взглядом. Явно нанятый экипаж, чей хозяин, он же и возница, вовсе не утруждал себя чисткой и содержанием. Отъездит свое - и развалится где-нибудь по дороге.

Возглас графини привлек его внимание. По-видимому, она прекрасно знала молодую женщину, высунувшуюся в окно экипажа и приветственно взмахнувшую рукой.
Инетересно, что могло еще случиться с ним в первый день апреля? Он подъехал к карете вслед за Нинон и спешился, следуя ее примеру.

- Мадам, -
галантно снимая шляпу, герцог поклонился женщине, которой его столь официально представляла Нинон. В ее тоне были слышны и смешинки, и в то же время какая-то нарочитая серьезность, что не могло ускользнуть от слуха столь искушенного царедворца.

- Я рад быть к услугам вдовы самого Поля Скаррона и внучки Агриппы д'Обинье! Мадам, не окажете ли Вы нам честь и не составите ли компанию?

Он уже понял, что подруги, так тепло приветствовавшие друг друга, давно не виделись и желали бы пообщаться больше. Даже не допуская вопроса графини о его пожеланиях, герцог решил сам предложить мадам Скаррон свое общество.

44

Отправлено: 12.05.09 19:41. Заголовок: Франсуаза вся расцве..

Франсуаза вся расцвела от встречи с Нинон. Она быстро вылезла из кареты, постаралась незаметно поправить свое старенькое, скромное вдовье платье, слегка поправила прическу. Пока Нинон представляла Франсуазу герцогу, вдова внимательна рассматривала по очереди подругу и её спутника.
А она нисколько не изменилась... Все также с каждым днем молодеет...Неужели, сам герцог Бэкингем?...Ах, Нинон...Это ведь с ним был связан какой-то недавний скандал....ммм...совсем забыла, ладно, это пока неважно. На вид он очень приятный человек.

Франсуаза наклонила голову, приветствуя герцога. Упоминание о её дедушке приятно удивило молодую женщину, ведь о нем не так часто вспоминали, даже в их семье. Предложение герцога было невероятно заманчивым, но молодую женщину мучило множество забот: ей нужно было разобраться, где ей поселиться. Мадам Скаррон лишь покачала головой:
-Мне очень приятно ваше предложение, герцог, но мне нужно позаботиться о крыше над головой. - Франсуаза лукаво посмотрела на Нинон. - Правда, если вам не составит труда доехать со мной до гостиницы, то я буду рада предоставить вам мой скромный экипаж.

45

Отправлено: 13.05.09 22:24. Заголовок: Долгие скитания по ч..

Долгие скитания по чужим землям приучили герцога не унывать перед лицом долгой дороги, даже когда место и цена ночлега не соответствовали его ожиданиям и возможностям. Он посмотрел в лицо молодой женщины, угадывая в ней решительность и гордость. Нет, вряд ли она захочет принять помощь из рук незнакомца. Но от его общества она не отказалась. А раз так, то они с Нинон вполне могли бы договориться о том, как помочь выйти в свет внучке великого поэта и вдове философа, написавшего собственную шутливую эпитафию.
Вслух герцог решил не высказывать пока своих мыслей о появлении мадам Скаррон в Фонтенбло. Кто знает, что на самом деле заставило ее пуститься в дорогу, и будет ли его общество и тем более репутация хорошей порукой для нее.

- Сударыня, ведь мы с Вами никуда не торопились? - он повернулся к Нинон, протягивая руку к ее руке, - Да и провинциальные гостиницы порой обладают куда более доброй кухней и шармом, нежели все изыски от мастера Вателя. Жареная оленина всегда может подождать, а вот приятная беседа в кругу друзей, если конечно, я буду допущен, - это превосходно!

Полуденное солнце как раз было в зените, освещая прекрасный ландшафт перед заповедником Фонтенбло. Дорога витиеватой лентой тянулась далеко, насколько хватало глаз, к горизонту. Где-то вдалеке виднелись остроконечные крыши часовни и дозорной башни поселения. А чуть поодаль от него на огромном поле были разбиты яркие шатры, прямо как во времена рыцарских турниров и ярмарочных забав века тюдоров.

- Там вдали виднеется поселение, нам стоит проверить, нет ли там и гостиницы, - предложил Джордж, обращаясь к обеим дамам.

46

Отправлено: 17.05.09 03:19. Заголовок: Пролившийся утром до..

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Её Величества Марии-Терезии. 3 //

Пролившийся утром дождь прибил к земле пыль. Теперь ехать по объездной дороге даже верхом было приятной прогулкой. Вид открывался великолепнейший, а яркое апрельское солнце приятно грело, поминутно выглядывая из-за высоко бегущих облаков. Зелень полей стала ярче, а темная полоска заповедного леса стала больше походить на бархатную ленту, опоясавшую горизонт.

- Прекрасно, не правда ли? - спросил маршал, поворачиваясь к графине.

Слова не шли, проваливаясь где-то вглубине души. Да и говорить особенно не хотелось из опасения озвучить свои мысли, которые витали где-то возле маленькой бутоньерки с водой, так заботливо приколотой к маршальской перевязи нежными руками графини. От такого внимания к своей персоне маршал опешил и даже попытался отказаться.
Кто он? Всего лишь маршал двора. Королевский фаворит. Но ведь у короля нет друзей, так однажды сказал им всем граф де Сент-Эньян... и Франсуа-Анри запомнил это. Он был предан Людовику. Предан как бывает преданным охотничий сокол, вольно летающий в поднебесье и все же, возвращающийся со своей добычей к хозяину.
Но кто он кроме этого?
Когда тонкие белоснежные пальчики графини поправляли фиалки на его груди, он чувствовал как предательски забилось сердце. Совсем рядом с ними. Совсем близко. Дотронься она до его груди, и услышала бы... Но нет, не дотронулась.
Так получилось, или она не хотела?
Быстрый взгляд на роскошную всадницу. Царица французской моды и двора. Нет, даже если ее солнце и зашло за тучу, она не перестанет блистать. А вот маршалу следовало быть осторожным, чтобы не попасть на шпильку этой женщины, как мотыльку потерявшему голову по весне. Осторожным, пока еще не поздно.

- Вон то место, где мы оставили Его Высочество и фрейлин, Ваша Светлость, - Ласлов указал рукой на небольшой поворот, где дорога огибала невысокий холм с растущей на нем одинокой сосной, - Я слышал, что князь Ракоши собирался наведаться в табор к цыганам, если Ваша Светлость позволит мне, я догоню его там.

- Поезжайте, месье. Вы составили приятнейшую компанию мне и Ее Светлости. Передайте мое почтение Его Высочеству.

- Да, месье маршал. Непременно.

Конечно, говорить о зонтике и обещании маршала для мадемуазель де Монтале шевалье не стал, хоть и не понимал всей заварившейся кухни вокруг поисков кого-то по дворцу и лазаний по карнизам. Мадьяр приложил руку к губам и поклонился в седле, салютуя графине де Суассон. Его черные глаза, как тлеющие угли, блеснули глубинным огоньком, когда он выпрямился, глядя прямо в глаза графини. Дернув поводья, он направил свою лошадь наперерез через пустошь к ярким точкам раскинувшегося вдали табора.

Дорога свернула к лесу. Прошло с минуту, а может и более, прежде чем, маршал вновь посмотрел в лицо своей спутницы.

- Ее Величество, надеюсь не слишком гневается за мое вторжение? Она была так бледна... - на лице маршала появилось выражение сочувствия и заботы. Он слегка потянул на себя повод, приостанавливая свою лошадь.

47

Отправлено: 18.05.09 02:27. Заголовок: Олимпия не удивилась..

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Её Величества Марии-Терезии. 2 //

Олимпия не удивилась, когда маркиз свернул на объездную дорогу – этот путь был много короче, тем более что верхом можно было не обращать внимания ни на канавы с водой, ни на глубокие колеи, пробитые колесами телег и карет в пору дождей ранней весной. Мужчины шпорили коней, и графиня старалась не отставать, подставляя лицо теплому ветру и солнцу. Наслаждение от быстрой езды не могла омрачить даже поразительная неразговорчивость ее спутников. Шевалье Ласлов, скакавший с ней стремя в стремя, лишь бросал на графиню пылкие взгляды, смущенно отводя глаза всякий раз, когда она вопросительно вскидывала бровь. Незаменимый вышел бы поклонник – молчаливые обожатели сделались такой редкостью при дворе…

Дю Плесси тоже не блистал красноречием –  видно, задумался о чем-нибудь важном, например, о таинственном любителе ночных прогулок по дворцовым крышам или о черноглазой англичанке. С той минуты, как они выехали из замка, он обратился к Олимпии всего лишь один раз – когда лошади вынесли их на невысокий холм, с которого открылся вид на лес. Сказочный лес Фонтенбло под лазурным небом в белых перьях облаков. Маркиз был прав – от красоты развернувшейся перед ними панорамы захватывало дух.

Она хотела ответить… и не нашла слов, просто кивнула молча, встретив его взгляд. И невольно нахмурилась, когда маркиз поспешно отвернулся. Отчего-то вспомнилось, как резко он отпрянул, когда она протянула руку к букету на груди, и как выразительно молчал, не глядя на нее, пока графиня прикалывала серебряную бутоньерку к охотничьему камзолу. Ну разумеется, будь на ее месте юная красавица в пурпурном платье… Олимпия упрямо вздернула подбородок и повернулась к не скрывающему свое восхищение мадьяру. Если месье маршалу угодно считать ее капризной сумасбродкой, пусть ему и будет хуже. Она тоже умеет выразительно молчать и отводить глаза.

К несчастью, шевалье Ласлов оказался поклонником не только молчаливым, но и неверным – на следующем повороте внезапно распрощался и исчез, бросив напоследок взгляд, способный испепелить на месте любую романтичную девицу. Но, увы, только не графиню де Суассон, неплохо знающую цену подобным жадным взорам. Не пройдет и четверти часа, как пылкий шевалье будет с таким же жаром нерастраченной страсти взирать на смуглых цыганок в соблазнительных одеждах, забыв о случайной попутчице.

Графиня хотела было спросить у дю Плесси, откуда в окрестностях Фонтенбло цыгане, но вспомнила, что отныне удел маршала – высокомерное молчание, и спешно прикусила губу, глотая любопытство. А он, как назло, вдруг натянул поводья, заставив и ее придержать коня. И, как ни в чем ни бывало, заговорил о королеве, приняв при этом самый сочувственный вид. От удивления Олимпия забыла про твердое решение не разговаривать с маркизом вовсе.

- Мне кажется, Ее Величество даже не успела толком понять, что произошло, иначе Вы бы просто не ушли живым из опочивальни. После такой дозы маковой настойки, которую отмерил королеве доктор Ламар, я не удивлюсь, если Ее Величество решила, что видит сон о том, что произошло с ней ночью. По крайней мере, когда я уходила, королева крепко спала – значит, снотворное уже должно было подействовать. И слава богу – я не представляю, как Вы станете объяснять свое появление, если королеве будет угодно призвать Вас к ответу, - Олимпия помрачнела, вообразив все последствия такого оборота. – Пожалуй, если это случится, мне действительно придется пожертвовать своей репутацией, ведь мои покои ближе всех к королевским.

Она зябко поежилась: раз уж поцелуй в саду вызвал такой огонь ненависти у возлюбленной маркиза, что будет, если по замку пройдет слух, будто дю Плесси перепутал опочивальню королевы со спальней мадам де Суассон? И… что подумает Он? Впрочем, Ему будет все равно…

48

Отправлено: 19.05.09 02:35. Заголовок: Разглядывая узор на ..

Разглядывая узор на своих перчатках, маркиз постарался придать лицу вновь полу-шутливое выражение. Но короткий взгляд в глаза графини убедил его в тщетности этих попыток. Она была серьезна с ним. Ей не безразлично, что будет, если королеве вздумается призвать маршала к ответу. Небезразлично, узнает ли об этом король. И самое важное - что Его Величество подумает о этом.
Дю Плесси-Бельер смахнул присевшую на шею его лошади мошку. Нет, а что еще он вообразил себе? 

Легкий ветерок поколебал ветви дерева, уронив несколько капель на бархать маршальского камзола, разнося в воздухе свежесть леса, омытого дождем. Где-то вдали прощебетала птица. В ответ ей запела другая. Переливаясь голоса их слились в незатейливую трель.
Победителю достается все... вспомнилось вдруг маршалу соверешенно из ниоткуда. Только, кто же победитель? И не слишком ли рано он оценивает всю ситуацию на этой импровизированной обстоятельствами и желаниями шахматной доске?

- Нет, графиня, Ее Величество не потребует моего отчета... - глухо и сурово ответил маршал. Тон его, суровый и угрожающий не сочетался с мягкой улыбкой, игравшей на губах, дерзких, зовущих. Синие глаза смотрели тепло, но серьезно, даже доверительно. Он заставил лошадь развернуться и приблизиться к лошади графини так, что они могли смотреть в глаза друг другу, а его колено коснулось края седла графини. Опустив руку и взял повод ее лошади, чтобы удержать ее.

- Вам незачем опасаться, что слух о моем вторжении выйдет за пределы королевской Опочивальни. И если у меня будет возможность продолжить расследование без того, чтобы сообщать о деталях Его Величеству, то ничего вообще никому не будет известно. Поверьте мне, Ее Величеству самой опасно затевать выяснения... потому как я должен буду рассказать о том, что я искал. И я сделаю это.

Глаза маршала недобро блеснули. Рука его нашла маленькую ручку графини, твердо удерживавшую повод. Сколько силы в этих казалось бы миниатюрных пальчиках.

- Сударыня, я не намерен подставить Вас под удар. И если... если что-то изменилось в Вашем положении, то не моя вина. Я хочу, чтобы вы знали это. Только за этим я решился встретиться  с Вами сейчас. Мы оба это понимаем. И оба искуссно играем и делаем вид, что ничего не произошло.

Черт, его понесло совсем не в том направлении.
О, эти дьявольские глаза. Когда она смотрит на него вот так - в упор, внимательно вслушиваясь в каждое слово, скажет ли он?
Молчание на протяжении долгих месяцев стало привычным. А валять дурака и подтрунивать над любым словом, даже взглядом или жестом графини, стало для него обычным занятием. Маршал дю Плесси-Бельер, любезнейший из кавалеров двора, был всем известным соперником в словесных баталиях с графиней де Суассон.
Но только ли в шутливых перепалках? Поговаривали, будто это он задержал распоряжения короля о том, чтобы графа де Суассон немедлено вызвали ко двору. Будто это с его подачи Его Величество вдруг обращал взор на молоденьких провинциалок. А теперь последний нашумевший скандал с похищением невесты принца Орлеанского...

- Мы соперники с Вами, это известно всем, сударыня. И цель моя всегда была служить королю... единолично. Без советов и вмешательства со стороны. Но сейчас моя цель - это безопасность Его Величества. И это совпадает с Вашими пожеланиями.

Договаривать ох как не хотелось. Да и было ли время подходящим? Из-за многочисленных беспорядочных ухаживаний маркиза за дамами из свит обеих королев Франции, за ним стабильно закрепилось помимо маршальского военного звания еще и звание маршала-завоевателя среди женщин.

- Поверьте мне, - небесная синева в глазах уже сменилась сталью, - Для того, чтобы теперь найти злодея, мне совершенно нет нужды обличать королеву. Даже, - он сглотнул, - Даже если она виновна в большем преступлении, нежели укрывательство заговорщика. Как маршал двора я должен взять это на заметку. Кто знает, чем бы все обернулось, не случись до этого инцидент на Озере и похищение невест.

Она знала, что он имел в виду. Оправдывать или обвинять королеву не имело сейчас смысла. Все было гораздо серьезнее, когда в безопасности короля появилась брешь. Маршал должен был исправить это.
Но не об этом были мысли дю Плесси-Бельера. Вовсе не от этого предательски срывалася голос, грозя выдать волнение, коего не должно было быть.
Желая быть уличенным, и в тоже время опасаясь этого, он отводил свой взор всякий раз, когда замечал, что она смотрит на него.

49

Отправлено: 20.05.09 03:09. Заголовок: Соперники… Она не у..

Соперники…
Она не успела вздохнуть с облегчением, услышав полуобещание не ставить короля в известность "о деталях". Не успела благодарно улыбнуться. Не успела сказать, что верит и не винит в случившемся вчера…

Холодные слова, холодный взгляд. Только пальцы, сжавшие ее руку, горячи, даже сквозь тонкую кожу перчатки.

Соперники… Что ж, по крайней мере, откровенно. Почему сейчас? Не потому ли, что маршал прекрасно понимает – время Олимпии де Суассон прошло, и все ее попытки предложить ему союз теперь бессмысленны. Что пользы маркизу в бывшей фаворитке? Он прав, гнев королевы ему не грозит: Мария-Терезия достаточно умна, чтобы понять, когда молчание выгоднее слов, баронесса дю Пелье тоже ничего не скажет, а больше о случившемся не знает в замке ни одна душа.

Прозрачный лес в солнечных пятнах, пробившихся сквозь молодую листву, словно подернулся серой дымкой. Олимпия чуть отвернула голову и на мгновение прикрыла глаза, прогоняя глупую влагу. Даже Луи никогда не видел ее слез, маркизу дю Плесси они, тем более, ни к чему. Он что-то говорил о королеве, но слова скользили мимо, и только перья на шляпке клонились все ниже.

Соперники… Соперников обычно устраняют. Не прошло и месяца со смерти дяди, защищавшего ее куда надежнее, чем любовь короля – и все закончилось. Графине в первый раз со вчерашнего дня подумалось вдруг, что все случайности могут быть не так уж и случайны – сознался же ее супруг во время их последней оглушительной семейной ссоры, что нежелание королевы-матери видеть "итальянку" при дворе для него важнее, чем придворные обязанности жены. Отчего ты не послал за мной, caro? Ведь ты уже месяц, как единоличный король. Или новому царствованию нужны новые фаворитки?

- Соперники… - Олимпия не заметила, что говорит вслух, и только боль в стиснутых маркизом пальцах вернула ее обратно, на дорожку в лесу Фонтенбло. Фыркнул обиженно конь, недовольный беспричинным дерганьем поводьев. Графиня тронула лошадиный бок шпорой, заставляя незнакомого коня сделать еще шаг. Теперь они с маршалом оказались почти лицом к лицу – она почувствовала, как ее колено скользнуло по бедру мужчины, и невольно вздрогнула. – Теперь уже нет, маркиз. Теперь Вы можете… служить единолично. Скажите честно, Вас это радует? Ведь Вы всегда этого хотели, не так ли? Вы храбры, а я – всего лишь женщина… так что же Вы отводите глаза?

50

Отправлено: 21.05.09 03:27. Заголовок: Все сказал не так. ..

Все сказал не так.
Нет, не это я хотел сказать.

Кто был соперником ему, она ли? Или тот, кого не смел и в мыслях сравнить с собой, тот, кому по праву рождения принадлежало все лучшее вокруг, кому она... принадлежала. Хотя о ней он думать не привык, как о принадлежавшей кому-то, кроме нее самой. Неужели, печаль в глазах ее оттого, что на минуту солнце скрылось, и за тучей его не разглядеть? Но почему же без ослепляющего света не разглядеть то, что рядом?

Отчего не увидеть, что соперник несчастливый я не ей, ему... Светилу?
Нет, не увидь... нельзя.
Невозможно, из тени ярче солнца быть...

- Сударыня, Вы сильны не храбростью, не силой в руках и не ловкостью ума. Не скрою, что всегда восхищался Вашей способностью видеть насквозь. Но сильны Вы не этем. А тем, что желанны и любимы. И Вам, как никому покорны умы и сердца многих, если не всех.

Приятная прохлада тени скользнула по лицу, когда яркое полуденное солнце скрылось за набежавшим облаком. Можно было вглядеться в лицо графини, не прищуривая глаз. Какие красивые у нее черты. В задумчивых глазах угадывается волнение и упрямство.

"Нет, я не враг Вам, и не соперник. Я тот, кто в тени. Простите. Вырвалось. Но вот выйдет солнца луч, и я снова исчезну и растворюсь в его свете. Веселый ловелас и расчетливый угодник снова перед Вами..."

Лошадь под ним шумно всхрапнула, и, прядая ушами, нетерпеливо дернула повод.
Нужно было ехать. Мчаться. Привезти счастливые известия Его Величеству и всему двору. Какая новость! Награда тому, что принесет ее королю!

Глаза маршала блуждали по лицу графини. Во взгляде его была рассеянность, своейственная разве что художникам, любующимся натурой, запечатлевающим ее в своей памяти, как на холсте.

Отчего же Вы так сильны над нами, графиня? Что в Вас тайна?

Никогда он не смотрел на нее так прямо. Это ощущение открытости, пугавшее вначале, начинало нравиться. Как нравится все запретное и недосягаемое. Так ласкает взор далекая заснеженная вершина.

Далекий звук трубы возвестил о победе, обращая словно по волшебству мысли и решения в их обычное русло. Маршал тряхнул головой, заставляя всколыхнуться белую пену из перьев плюмажа на шляпе. Его рука все еще сжимала пальцы графини. Последний миг. Все в нем. Глаза сверкнули на долю секунды. Губы дрогнули. Они уже успели коснуться замшевой перчатки, затягивавшей кисть руки графини.
Последний миг перед тем, как сорваться с места. Мчаться исполнять свой долг. Мчаться так, чтобы забыть эти минуты... Но возможно ли это? Он знал, что нет. И знал, что не хотел забыть.

Как сказать? Ни один из сладких любезных комплиментов не приходил на ум. В горле, словно залитом расплавленным свинцом, было солено и горько. Жгло. Горело в груди.
Молчание. Каким жарким, оказывается, оно может быть.

51

Отправлено: 21.05.09 12:36. Заголовок: Оторваться бы, да ка..

Оторваться бы, да как,
Если это невозможно:
Взгляд ловлю неосторожно,
Слабость сладкая в ногах...

Смешные старые песенки, которые влюбленные юнцы распевали под окнами "драгоценнейшей из драгоценных" тысячу лет назад. Апрельское солнце на щеке, тягучий аромат оранжерейных роз. "Женщине добродетельной должно вид иметь скромный и взгляд стыдливо опущенный, дабы не искушать собеседника". Нет, она не добродетельная женщина и не отпустит пойманный взгляд. Не сейчас.

Где-то далеко звонкий рог трубил об окончании охоты, но здесь, под ветвями деревьев, время забыло, что ему полагается лететь, застыло в молчании. Впрочем, все и так сказано. Желанна и любима – многими, если не всеми. Коротко и печально. Все, что умолчали слова, договорили глаза и губы, согревшие даже сквозь замшу перчатки. И нет сил отнять руку. Сил…или желания?

– Я обещала Вам одно желание, – боже, что она говорит? Разве в ее силах выполнить такое обещание? То, о чем просит этот взгляд… – Здесь… в лесу. Быть может, это всего лишь мое желание, но не Ваше, но я, все же, попробую и буду надеяться, что не слишком… ошиблась.

Осторожно высвободить пальцы, коснуться щеки – жаль, что нет времени снять перчатку. Нет времени думать, только закрыть глаза и поднять лицо навстречу теплым губам. Для всего остального – сожалений, раскаяний, извинений – время найдется потом. Быть может.

Гнедой конь маркиза, заскучавший от затянувшегося молчания, шумно выдохнул и взмахнул хвостом, мазнув по морде коня Олимпии. Тот обиженно мотнул головой, фыркнул и резко прянул в сторону, пользуясь слабиной поводьев. Графиня опасно качнулась, но чудом удержалась в седле и даже сумела правой рукой удержать нетерпеливо приплясывающую на тропинке лошадь.

– Мадонна, кажется, наши скакуны вздумали учить нас морали, – голос после долгого поцелуя дрожал, и голова упорно продолжала кружиться.

Дыхания и сил на беспечную улыбку совсем не осталось, поэтому она просто наклонилась к лошадиной шее, машинально поглаживая блестящую шерсть и пряча от маркиза горящие щеки. Что нашло на нее? Безумие чистой воды. Как страшно поднять голову и увидеть… что? Довольную улыбку на красивом лице маршала?

Вместо не идущих на ум слов графиня пришпорила лошадь, сердясь на себя, на дю Плесси, на апрельское солнце и весну… но больше всего на глупых животных, не способных постоять смирно жалкие пару минут. Хотя дорога, и правда, не самое лучше место для исполнения желаний.

52

Отправлено: 21.05.09 23:35. Заголовок: Кажется, ему на лицо..

Кажется, ему на лицо упала дождевая капля с ветки. Хотелось смахнуть ее, напустить на себя суровый вид. Но рука замерла, не желая забыть тепло пальчиков графини, которые он только что сжимал. Взгляд слишком горящий и окрытый выдал его с головой. И подтверждением тому была не острота и не упрек с ее стороны...
Губы ее легко коснулись его губ. Такого ответа при всей своей самоуверенной дерзости маршал не ожидал.
То, что он желал и ждал более всего, пришло неожиданным и столь мимолетным образом, что он не успел ответить, когда волшебство неожиданной близости вдруг испарилось.
Качнувшись в седле, легкая и неуловимая, она уже мчала свою лошадь прочь от него.
Маршал, дернул повод своего жеребца и развернул его. Догоняя Ее Светлость, он перебирал в мыслях слова просьб и уверений, благодарности... нет, как это пусто! Нет же, она ждала от него не этого. Если он не скажет ей тотчас, то не скажет совсем.
Нет. не поэтому... просто, он хочет, чтобы она знала...

Боже, какое мальчишество! К чему?

Поравнявшись с графиней, он позволил себе перекинуться через седло и захватить повод ее лошади. Если бы прекрасной Олимпии вздумалось воспротивиться такому наглому обхождению, то несомненно маршал, уцепившийся за уздечку, сорвался бы и возможно оказался на земле прежде, чем успел бы сказать хотя бы извинение.
Действуя наверняка, дю Плесси-Бельер резко натянул повод, заставляя лошадь замедлить ход и остановиться.

- Сударыня, - его голос от скачки и волнения был еще более суровым, и тем более не подходил к тем словам, которые он готовился произнести, - Вы угадали. И я не желал ничего другого.

Галантность и шарм уступили место суровому, почти властному тону. Вот уж никогда не бы не представил себе месье маршал двора, что будет объясняться в своих самых нежных чувствах к даме таким нелепым образом. Где же полуночные песни под балконом? Розы... соловьиные трели... Все это останется в скучных романах наивных фрейлин, мечтающих о своем рыцаре. А для него нет времени...

- Простите... Но Вы всегда ускользаете. И я знаю, что умчитесь тотчас же, как только я отпущу повод Вашей лошади. Я мог бы и не сказать Вам. Но Вы угадали, открыли.

Глаза встретились. Больше, пожалуй, сказать и нельзя было. Разве остается что-то недосказанным? Как наивны влюбленные, полагаясь на силу своих взглядов. Ведь читать их может любое сердце, но как легко перевести все на игру, впуская в сердце сомнения, недоверие.

- Я не хочу, чтобы Вы обманывались во мне и дальше. Прошу Вас, - помедлив, он перевел дыхание и уже более спокойно добавил, - Я Ваш преданный слуга, графиня. Располагайте мной, как Вам будет угодно. И простите, ради Бога, за мою бестактную грубость.

Он отпустил повод и выпрямился в седле. Глядя в ее глаза, он более не отводил взгляд. К чему? Век бескорыстия и благородства давно минул, и трудно поверить, что в непроженном перелеске посреди охотничей тропы мужчина предлагает свое служение женщине, недоступной ему ни по положению, ни по сердцу.
Ему было нечего добавить более. Вернее, он думал так, из-за того, что в сердце его кипели сотни невысказанных признаний. Полагая, что все это каким-то чудесным образом смогло достигнуть ушей и сердца графини, Франсуа-Анри лишь продолжал молча смотреть в ее глаза.

53

Отправлено: 23.05.09 19:49. Заголовок: Хруст сломанных вето..

Хруст сломанных веток и топот копыт со стороны Объездной дороги заставил господина суперинтенданта отвлечься от размышлений. Во истину, если король появляется в провинции, то там не найдешь ни единого укромного уголка для того, чтобы привести спокойно мысли в порядок. Кто на этот раз мчался сломя голову, опаздывая к всеобщему буйству, именнуемому Королевской Охотой?

Фуке подошел к своей лошади, мирно щипавшей траву на обочине дороги и отвел ее в пролесок, стараясь не привлекать к себе внимания.
Мимо него как раз промчалась всадница, в которой без труда можно было узнать ее светлость графиню де Суассон. Это синее лазурного цвета платье со шлейфом и легкомысленная шляпка - о, это несомненно уже обсуждается во всех каретах, трясущихся по другой дороге к Долине Ветров. Цвета были выбраны очень тонко - ведь его величество был одет именно в такого же цвета костюм и шляпу.

А кто это мчался за ней? Из-за поворота показалась фигура всадника. Влитой в седло, словно кентавр за вакханкой, следом за графиней мчался сам дю Плесси-Бельер. Кажется, он не просто ехал позади, но пытался нагнать графиню.
Вот ему удалось поравняться с ней. И тут... Фуке не мог поверить своим глазам. Маршал остановил едва ли не силой лошадь графини и о чем-то заговорил с ней.

Как человек чести и глубокого уважения к придворному этикету, Фуке уже собирался обнаружить свое присутствие, чтобы маршал и мадам де Суассон могли продолжить свой путь и найти более безопасное место для своей беседы. Но расчетливость, и еще более, соперничество за главенство в окружении его величества, заставили суперинтенданта втянуть голову в плечи и затаиться, придерживая морду своей лошади, чтобы она ненароком не всхрапнула, выдавая их присутствие.
До него долетели лишь обрывки фраз, сказанных взволнованным голосом.
Маршал и графиня, прослывшие едва ли не самыми жестокими соперниками возле короля, говорили так, словно были в долгих и весьма близких отношениях друг с другом.

Неужели за спиной короля эти двое... О нет, - Фуке оттер испарину, выступившую на лбу, - Нет, не может быть... маршал друг короля и он предан как пес... Предать своего короля? Впрочем, что может статься с молодыми и горячими сердцами? Давно ли они вместе?

Виконт во все глаза уставился на разговаривавших, словно пытаясь заглянуть в из души.

Только бы не выдать себя... кто знает, господин маршал, долго ли вам придется вести расследование при таком раскладе карт, - размышлял про себя Фуке, уже строя планы, как можно обратить внимание короля на потеплевшие отношения его фаворитки и фаворита.

Долина Ветров. Королевский холм. 1

54

Отправлено: 25.05.09 18:06. Заголовок: Привязаться бы, да к..

Привязаться бы, да как,
Если скользкие канаты,
И волна несет куда-то,
И летишь в манящий мрак...

Ей объяснялись в любви по разному – записочками, серенадами под окнами, стихами и прозой, на балах, в садах и будуарах, но еще ни разу в столь странном месте и с такой суровой решимостью. И, кажется, впервые не просили ничего взамен. Сухая констатация факта и ни капли надежды, только тень отчаяния в голосе и в глубине прозрачных глаз, отозвавшаяся знакомой тяжестью в груди. Как получилось, что она, давно привыкшая прятать тоску за острым словом и насмешкой, не сумела разглядеть в вечных перепалках с маркизом большее, чем обычная борьба за влияние на короля?

- Вы… Вы все это время были рядом, а я не видела… не замечала. Воистину, солнце ослепляет, - Олимпия опустила глаза, не выдержав пристального, откровенного взгляда. От того, что ей в нем виделось, странно щемило сердце.

Этой ночью, безнадежно рыдая в темноте, не она ли просила у Пресвятой Девы защиты и поддержки? Неужели, это ответ на ее слезы? Мадонна, как неисповедимы и неожиданны твои пути. Но почему, почему для того, чтобы что-то родилось, что-то обязательно должно умереть, медленно и мучительно?

Видно, ее напряжение передалось и резвому скакуну из королевской конюшни – он нервно пританцовывал, прядая ушами, и вдруг призывно заржал. Конь маршала только повел ухом и вежливо фыркнул, но не этот звук заставил графиню похолодеть и быстро взглянуть на дю Плесси. Откуда-то из подлеска послышалось и тут же стихло приглушенное ржание. Ни ей, ни маркизу не нужно было объяснять, что это значит. Миг, и оба сорвались с места, пуская лошадей в галоп.

Лесная дорога сделала крутой поворот, огибая одну из скал, щедро разбросанных по лесу. Оглянувшись на повороте, Олимпия никого не увидела – кто бы не следил за ними из-за кустов, преследовать их он не решился. И все же, она предпочитала не рисковать и, углядев просвет в кайме подлеска вдоль дороги, решительно направила своего коня между деревьев. Мягкий мох и опавшие листья съели стук копыт, лошади невольно сбавили ход, утопая в прелой листве. Графиня без труда перескочила поваленное дерево и вздохнула с облегчением, увидев впереди овраг. Переглянувшись, они с дю Плесси спустились вниз, туда, где бежал ручей, и поскакали вниз по течению, зная, что ручей непременно выведет их в Долину Ветров. Маркиз то и дело оглядывался, но всякий раз отрицательно качал головой. И все же, ни он, ни Олимпия не решались нарушить молчание.

Овраг делался все ниже и внезапно кончился совсем – они обогнули плакучую иву и оказались на солнечной прогалине. Чистый, прозрачный лес за спиной был пуст, и графиня, наконец, перевела дух и улыбнулась хмурящему брови дю Плесси.

- Какое странное эхо в этом лесу, Вы не находите, маркиз? Или это только нам с Вами сегодня так не везет на приватные беседы? Быть пойманными на поцелуе дважды за день – это немного чересчур, - Олимпия повернула коня к скалам, поросшим густым слоем мха и тонкими березками, которым удалось пустить корни прямо в трещины между камней.

\ Фонтенбло. Охотничий парк и окрестные леса. 2 \

55

Отправлено: 26.05.09 23:15. Заголовок: И правда странно... ..

И правда странно... Но не то, что их застали уже во второй раз. А то, что маршал и графиня уже в третий раз ведут беседу наедине, и при этом ни один из них, кажется не испытывал желания задеть собеседника или же наоборот ретироваться. Дю Плесси-Бельер улыбнулся в ответ мадам де Суассон. Они ехали по узкой тропе между скалами, с одной стороны и разлапистыми елями с другой. Белые тонкие стволы берез, росших прямо в расщелинах скал, контрастировали с темно-зелеными колючими массами елей, закрывавших тропу от нескромных глаз.
Маршал нагнулся вперед и отвел рукой еловую ветку, грозившую больно хлестнуть по лицу.

- Занятно услышать как поет это эхо... Хотя, может все до абсурдности просто, и нам с Вами посчастливилось спугнуть не волшебного обитателя леса, а скажем заблудившегося пажа или чью-нибудь камеристку, собиравшую в лесу первоцветы... Или обоих вместе, - рассмеявшись маршал придержал повод своей лошади, заставляя идти вровень с лошадью графини, так чтобы он мог смотреть прямо в ее лицо.

- У Вас удивительные глаза, Ваша Светлость. Они жгуче-черные, а внутри прозрачны как янтари... Вы завораживаете ими. Может, в Вашем обличье скрывается настоящая Владычица Леса Фонтенбло?

Смешинки в ее голосе... смех...

Он любил слышать ее смех, когда бывало в разговоре с королем Олимпия смеялась его шуткам или сама ловко подтрунивала над Его Величеством. Только она умела шутить над королем так умно и в то же время любовно, что вместо нахмуренного лица, Людовик неизменно отвечал ей снисходительной улыбкой или, когда они были одни, заливистым счастливым смехом. Он был любим ей, любим как мужчина прежде чем как король, и это чувствовалось во всем.
Франсуа-Анри отдал бы все, чтобы ощутить то, что чувствовал его повелитель, будучи с этой восхительной женщиной. Следя за их встречами, как немой страж королевской жизни и покоя, он каждый раз клял себя за то, что не отказался от этой роли. И каждый раз молча соглашался на просьбу короля сопровождать его, когда Его Величество изволил отправляться на свидание со своей фавориткой.

Теперь она улыбалась ему, Франсуа-Анри... Но знала ли она его имя?
Что станет, когда они пересекут это пролесок и окажутся у самой Долины Ветров?

Слова звучали отголоском где-то позади. Он о чем-то шутил, а она отвечала ему. Но как ни силился он услышать ее и понять, в сознании было лишь одно - только бы не закончилась эта тропа...
Сколько бы она не продолжалась... Только бы навсегда...
Совершенно не замечая более ветвей, хлеставших его по плечам и лицу, маркиз следил лишь за выражением лица и глаз своей спутницы.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9498/56879152.338/0_f4779_5d86711b_orig


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Объездная дорога.