Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Озеро. 2


Парк Фонтенбло. Озеро. 2

Сообщений 1 страница 20 из 50

1

31.03.1661

    Небольшое озеро, одно из немногих мест в парковом ансамбле Фонтенбло не тронутое руками садоводов и архитекторов-планировщиков. Тихие и спокойные обычно воды его чисты, благодаря двум проточным ручьям, и достаточно глубоки, чтобы устраивать катания на лодках и даже галерах.

http://img-fotki.yandex.ru/get/6823/56879152.33a/0_f50d0_6bbeea33_orig

2

Отправлено: 15.11.08 18:00. Заголовок: Если бы не подслушан..

// Парк Фонтенбло. Озеро //

Если бы не подслушанный разговор двух карликов, мадам непременно влепила бы увеститую пощечину за такое наглое обращение с собственной персоной. Ужас, охвативший ее, когда она вслушивалась в слова негодяев о их неизвестных жертвах, смешался с негодованием и замешательством. Как кстати погасли парковые гирлянды, и маркиз не мог видеть ее лица, и тем более, ее разметавшейся прически.
Повинуясь скорее инстинктивно, нежели добровольно, сильным рукам де Варда, герцогиня оставалась в его объятиях, пока шорох травы не смолк и не воцарилась тишина. Медлено приподняв голову, де Ланнуа огляделась. Даже в пожилом возрасте она сохранила остроту зрения. Не заметив ничего и никого вокруг, она поспешила подняться. Расправляя прическу заученными движениями, сказывался опыт затейливой и бурной юности, она проследила за движениями маркиза.

- Кажется, с этим сувениром следует быть осторожнее, - согласилась она, разглядывая серебристый шип на воротнике де Варда, - Мне доводилось видеть такие... Боже, но я не могу вспомнить, где и когда. Что-то это мне напоминает.

Закрепив булавкой последний локон, герцогиня принялась за платье, шурша оборками и юбками. Новое парадное бальное платье было безнадежно испорчено, но хотя бы привести его в возможный порядок, чтобы вернуться к себе. Что будут говорить кумушки и фрейлины при дворе, если увидят ее выходящей из парка в таком виде!

- Мне кажется, что нам лучше вернуться, сударь. Эти негодяи скорее всего состоят в свите Её Величества и мы сможем узнать из. Уж поверьте, глаз у меня цепкий. Кому-то угрожает серьезная опасность, - она посмотрела в глаза де Варда. Сказать ли ему о том, что ей стало известно сегодня со слов маршала или же промолчать? Она дала слово Франсуа-Анри. К тому же королева-мать настоятельно просила ее препятствовать огласке событий. И все-же, де Вард внушал ей доверие и только что подслушанный ими разговор несомненно был связан со всеми проишествиями.

- Известно ли вам, маркиз, о том, что сегодня произошло в парке помимо неудачной попытки взрыва на Большой Лужайке? Я не имею права разглашать эти тайны в досужих разговорах. Но, уверена, что вы достойны доверия. Эти карлики, о ком бы они ни говорили, связаны с убийствами, произошедшими в парке две недели назад. И, возможно, что это не все. Насколько я поняла, этим вечером произошло еще что-то. Знает ли об этом господин Д'Артаньян и префект?

Внезапная мысль заставила ее забыть о этикете и буквально вцепиться в рукав маркиза. Глядя на него своими острыми глазами, герцогиня едва не воскликнула:

- Мы должны предупредить лейтенанта! Ведь эти негодяи говорили о том милом молодом шевалье, помощнике префекта. Я никогда не подумала бы, что такой приятный человек связан с этим отребьем, но кто ж разберет в наше время! Как бы то ни было, мы должны предупредить его. И еще, вы знаете, о ком они говорили? Знаете ли вы Дуэнде, карлика Её Величества? Он самый любимый и самый близкий к королеве из всей ее свиты. И если что-то случится с ним, это будет ударом для королевы.

Прерывистое дыхание от волнения и быстрой ходьбы то и дело сбивало монолог герцогини. Слушал ли ее маркиз, или же он был занят своими размышлениями о случившемся? Герцогиня еще крепче сжала его локоть, требовательно прихлопнув ладонью.

- Маркиз, мы должны предупредить лейтенанта, - снова повторила она, словно заклиная саму себя, - Самим действовать опасно, так как эти бестии могут без труда сообразить, что это мы подслушали их разговор и убить нас из-за угла. Боже мой, вот уж никогда не думала, что со времени отъезда Марии Медичи во дворце снова воцарится такой ужас! Было время, месье, когда после обеда, прожив три часа, благодарили Небеса за то, что не были отравлены скоротечным ядом, и все же, жили в постоянном страхе быть убитыми какой-нибудь неизвестной диковинной гадостью. Неужели этот ужас опять возвращается!

3

Отправлено: 15.11.08 18:51. Заголовок: Не слушая отказа дев..

// Парк Фонтенбло. Озеро //

Не слушая отказа девушки, Ференц рассмеялся испуганному выражению на ее лице и попытке отказаться от его настойчивого предложения.

- Я принимаю ваши возражения, сударыня, иначе, мадьяры прослывут самыми корытными кавалерами при дворе. Но, имейте в виду, - он состроил театральную драматическую мину на лице, - Если вы отказываете мне из-за кого-то другого, я разыщу его и мы померяем длину наших шпаг еще до первого выстрела на охоте!

Это была шутка, конечно же. Но в каждой шутке есть доля правды, и Ференц вполне мог вызвать на дуэль любого, кому вздумалось бы препятствовать ему. Сказывался вспыльчивый и крутой нрав Баториев, его предков по материнской линии. И все же, несмотря на суровость угрозы, глаза князя по-доброму улыбались и он предложил свою руку графине де Суассон, как старшей по положению. Подоспевший за ним Янош галантно предложил свою руку герцогине де Вьевиль.

- Не бойтесь, остальные мадьяры не последуют за нами, кроме Яноша. Если я прикажу ему оставить нас, то он будет преследовать нас из-за кустов, а это не слишком подобает его титулу. Так что нам придется мириться с его присутствием.

4

Отправлено: 15.11.08 23:42. Заголовок: Кровавый шёлк – её н..

Кровавый шёлк – её наряд посмертный,
И гильотина вместо райских кущ.
Палач, притом весьма усердный-
Она отравит всё, как ядовитый плющ.

Человеческая алчность, в какую бы форму не была облечена и каким бы штандартом не прикрывала свои низменные цели, рано или поздно берёт верх над предосторожностью и рассудительностью. Но у этой греховной по сути и искусительной по содержанию людской слабости есть мало кем признаваемая, скрытая подоплёка -  расчёт. Куда проще сослаться на жажду власти и денег, чем раскрыть, что сие действо является лишь малой толикой плана, имеющего целью нечто далёкое от морали равно как и от тех недугов души.  За такие грехи Господь, во искупление, велит носить влосеницу и подвергать себя добровольному истязанию со словами Castigo  corpus meum (наказываю тело своё). Лишь тот, в ком вера была крепче разума, мог жить руководствуясь заветами, явленными Моисею на горе Синай, сказать по совести таких людей не много ходит по грешной земле. Однако жизнь сам по себе до того парадоксальна, что даже убийца, на коленях в церкви выглядит непогрешимым и чистым как девица с ангельским личиком, которую отец, подобно драгоценной диадеме, хранит в запертом ларце. А потому и меркантильность отступает на задний план, когда ум захвачен интригой, а набожное покаяние слетает с губ искренней молитвой, даже тогда, когда руки обагряны кровью.
Шумные гости на мутной глади воды, проплывающие в гондолах вдоль берега очень быстро развеяли интерес к себе. Едва ли в праздных заигрываниях кавалеров, будь они принцами или королями, равно как и  кокетливом флирте юных дебютанток и фавориток –было что-то, что могло привлечь внимание маркизы де Лурье. Куда более интересное действо творилось на суше, в таких же тенях садовых кустов, как и те в которых баронесса дю Пелье поведала ей историю своей пылкой страсти. Доносившиеся голоса заставили её снова, подобно кошке затаиться на одном месте. Теперь в открывшихся ей тайнах любой разговор, не затрагивающий тем бальных нарядов придворных дам, мог быть полезен для «Колючки». Непонятная возня и писклявые голоса спешащих существ заставили Жаклин насторожиться.
Две маленькие, угловатые фигурки метнулись в полутьме, они приближались к тому месту, где стояла фрейлина Её Величества и уже с другой стороны послышался ещё какой-то шорох. Если бы Жаклин не была уверена в своей человеческой сущности, то могла бы поклясться на кресте, что её уши подобно кошачьим развернулись в разные стороны, силясь уловить все звуки. Она слышала о чём говорили уродливые карлы, и пожалуй поняла гораздо больше мадам де Ланнуа и де Варда, которых узнать у неё не было возможности. Однако присутствие посторонних скоро спугнуло маленьких дьяволят, и они пустились наутёк. Запыхавшиеся интриганы, спасаясь от погони не могли заметить женщину, представшую перед ними узкой фигурной тенью.
- Маленькие стервец, и ты здесь – она усмехнулась поймав горбатого за шиворот. Она вспомнила, где видела этого шельмеца, который теперь истошно шипел, пытаясь вывернуться из цепкого захвата женщины.
Тогда на площади Сен-Жан-Ан-Грев она спешила смыть кровь с манжета, за ней гналась придворная  полиция, а шевалье Грамон истекал кровью в подворотне своего дома.  На площади к этому времени толпа заполнила улицы и даже набережные, затеряться в таком скопище людей было бы не сложно, если бы состоялась казнь. В  таком случае стараясь проникнуть жадными глазами в самую глубину эшафота, теснясь вокруг него зеваки просто не обратили бы внимания на неё, но увы,  к её несчастью  любой скучающий горожанин мог прощупать взглядом каждый дюйм её одежды и заметить то, что не сыграет на руку фрейлине королевы. Кто силой втянул её в проулок, дёрнув на мостовую и закрыв по-детски маленькой ладошкой рот.
- Не дыши, сбиры шкуру сдерут, коли выловят в эдаком наряде.  – неприятное дыхание коснулось щеки и  Жаклин молча обернулась, носатый, уродливый карлик хищно, но понимающе улыбался. Этот грязнуля частенько просил здесь милостыню, но с чего бы ему помогать ей, ведь он не знает её – никто не знает в лицо «Колючку».
- Золотой не попрошу, знаю, чем промышляешь – он дёрнул ажурное кружево рукава, испачканное каплями дворянской крови      - только уговор, приведётся выручишь – он прищёлкнул пальцем и накинув на её плечи грязную мешковину, шмыгнул за угол…
Не дать, не взять происки нечистого, Жаклин взглянула в лицо своего пленника.
- Уговор дороже денег. Но ты знаешь, я не из жалостливых, урежу тебя ещё на пару дюймов да так, что не пришьёшь – прошептала она на ухо карлику, так чтобы второй, трясущийся от страха  в трёх шагах впереди не услышал. Носатый только кивнул нервно хохотнув, перед тем как скрыться  в темноте аллеи этот горбун осмелился поцеловать руку Жаклин и подмигнуть. Это её развеселило, но не отвлекло от главного, эти  двое говорили вещи важные, в их разговоре упоминался и Эрланже, и это говорило о том, что его положение во дворе чудес может оказаться под угрозой…Однако прежде чем эта мысль каким-то образом  получила логическое продолжение, маркиза де Лурье услышала голос.
Конечно, она не могла не узнать подслушанного разговора хватило бы, чтобы теперь в этих заинтересованных нотках узнать суперинтенданта, даже если бы она никогда не видела его при дворе. Серый кардинал, чьей славе мог позавидовать Ришелье, обладавший той властью, которую Король-Солнце считал своей безраздельной прерогативой.
- Месье  - она присела в реверансе склонив голову. Какая забавная комбинация, ещё один шанс узнать всё из первых рук – мысленно фрейлина довольно фыркнула, в очередной раз вознося хвалу Творцу за его благосклонность!

5

Отправлено: 16.11.08 18:14. Заголовок: Де Вард, как и подоб..

\Парк Фонтенбло. Озеро\

Де Вард, как и подобает тертому кавалеру,  деликатно отвел глаза, пока мадам де Ланнуа приводила себя в порядок - такие женщины всегда безупречно выглядят, даже если только что пережили пожар, наводнение, нападение разбойников или вернулись с шабаша на немецкой горе Броккен.

Он осторожно, извлек шип-иглу, крепко завернул его в перчатку и сунул в табачный кисет на поясе. Маркиз внимательно слушал разумную, хотя и тревожную речь мадам де Ланнуа.
Подал ей руку, осторожно выводя на ровную тропку.

- Золотые слова, мадам. Нужно найти лейтенанта или кого-то из штатских ищеек. Интересно, кого они называли "куманьком"... Черт им куманек, ей-право. Таких цыгане в котле крестят на перекрестке в полночь, не иначе.
Хмм, я слыхал о Дуэнде и пару раз видел его. Странный человечек. То дурачок-дурачком, слюни пускает, на голове ходит, а то вдруг взглянет, как ровня - мороз по коже, будто насквозь видит. Глаза - что твои раскаленные шила. Не знал, что у него есть дочь... Разве у уродов бывают дети? 

Слова мадам де Ланнуа об убийствах, заставили де Варда озадаченно сдвинуть куститстые брови. Впрочем более он ничем не высказал удивления, и посмотрел на свою спутницу вопросительно и открыто:

- Нет, мадам. Я ничего не слышал об убийствах. Я не так давно вырвался из этой проклятой дыры, гарнизон в крепости Эгг-Морт, глушь такая, что вести из столицы приходят с месячным опозданием. Но - спешу заверить Вас - я не  из породы болтунов, что не раз подтверждал на деле. Даже во хмелю (что поделать, грешен) я - могила. Повторюсь, я солдат, мадам, и понятие военная тайна для меня не пустой звук. А война, увы, бывает происходит и в мирное время. И "мирная" война - бывает куда более жестокой и подлой, чем все редуты и штурмы. Я готов выслушать Вас и клянусь честью, что ни одно слово не пойдет дальше. Волей судеб мы оказались втянуты в опасные события, а в таком деле - предупрежден, значит вооружен.

Маркиз задумался, пощипал ус, и указал на кисет в котором покоилось "пчелиное жало".

- Редкий вид оружия. Я видел такие шипы для духовых трубок в Королевской Кунсткамере в Лувре. А все новосветские диковинки. Натащили в старушку-Европу дикарские топоры, дубинки с акульими зубами, отравленные стрелы да вот такие трубки для гадючих плевков, и думают, что они мирно будут лежать в витринах кабинетов редкостей. Что предназначено для убийства, то спокойно на месте не залежится. Оружие  не игрушка, оно и в музее скучает по человеческой крови. Но откуда у этого человеческого обглодка оружие с заморских островов - оно же стоит баснословные деньги. Неужели это как-то связано с Кунсткамерой Его Величества?

Заметив это, маркиз не сводил глаз с тропы, и тщательно прислушивался к ночным голосам и шорохам, теперь он отвечал не только за себя, но и за женщину, которую вел ко дворцу - к огням, свету, запаху дыма из каминных труб и надышанного теплого жилья.

- Думаю, найти лейтенанта нам поможет любой караульный. - де Вард достал круглые, работы еще прошлого века часы на голубой атласной ленте, сверился с единственной стрелкой  цифири. - Сейчас четверть двенадцатого, мы как раз подоспеем к смене караула. Или, если повезет, встретим патруль. А за это время...

Маркиз с доверительным одобрением кивнул мадам де Ланнуа, тряхнув уже поседевшими и изрядно поредевшими на висках волосами.

- Я готов выслушать то, что Вы пожелаете мне рассказать, мадам.

6

Отправлено: 16.11.08 18:50. Заголовок: - Счастье... Что так..

// Парк Фонтенбло. Озеро //

- Счастье... Что такое счастье, мадемуазель? - почти  в лебедином танцевальном па "Король" обвел "Барышню" вокруг стола, держа ее за пальчики, точно  хрупкий каблучок хрустальной туфельки Сандрийоны.

- Счастье простолюдина в покое и сытости, говорят философы... Но я слышал об одном крестьянине, который вместо того чтобы пасти коров, пахать землю или возделывать виноградник слишком часто смотрел в небо. Его считали слабоумным, он так и не женился, все что то чертил в пыли, соединял перья и деревянные рейки. Он делал крылья, мадемуазель. Неграмотный, вечно босой и голодный он несколько лет наблюдал птиц и делал огромные  крылья. И в один прекрасный день поднялся на колокольню, пристегнул крылья к плечам и бросился вниз. Он пролетел совсем немного, упал и разбился о камни на рыночной площади. Когда к нему подбежали, он уже умирал, но умирал...со счастливой улыбкой. Потому что хоть немного но ему удалось полететь. Нам докладывали о нем, я счел его безумцем и на всякий случай приказал не давать истории огласку. А теперь я думаю - должно быть правда - Ваша. Не в шумных пирах, не в достатке, даже не в здоровье, а в чем-то неудовимом, неподвластном ни людской молве ни - я этого не говорил, а Вы не слышали - ни в моей Королевской воле.

Отблески свечей тайно оживляли карие быстрые глаза де Лозена, исподволь он дивился, откуда такая чистота и сила духа в столь юной девушке, ни капли манерности, ни показной робости - о, пусть она пронесет свою чистоту, как белое вино в венецианском бокале, не расплескав ни капли. В иной ситуации герцог, с женщинами обычно крайне резкий и жестокий, обязательно бы пригубил из этого "бокала", но в его планы не входило и пальцем притронуться к Луизе де Лавальер, и словом смутить ее невинность.
"Король не любит пить из откупоренных бутылок..."

Спокойно, без тени сальности или развязности, де Лозен вел игру:

- Вспомните, мадемуазель, что Спаситель наш на суде Понтия Пилата задал прокуратору вопрос: Что есть истина?.
Этот вопрос так и повис в воздухе, подобно радуге,  думаю, что и будущие поколения не ответят на него.
Так и вопрос о счастье. Ваш любимец-Джаред, столь неосторожно отсупившийся и причинивший Вам боль, быть может, как и подобает верному скакуну на самом деле изменил жизненный путь хозяйки. Пусть сперва это и больно и печально. Тем выше награда в дальнейшем.

"Король", провел указательным пальцем по линии жизни на левой ладошке Луизы де Лавальер, прикосновения он себе не позволил - только телесное тепло на малом расстоянии.

- Посмотрите, как пряма и чиста эта линия, мадемуазель, как плотно она сплетена с линией любви. Как знать, быть может и впредь они будут неразлучны. Мы не можем сказать что есть счастье вообще. Слишком общее понятие. Но каждый может ответить на этот вопрос для себя. Что есть счастье для Вас, мадемуазель Луиза?

7

Отправлено: 16.11.08 19:32. Заголовок: Маргарита де Вьевиль..

// Парк Фонтенбло. Озеро //

    Маргарита де Вьевиль
    Ференц Ракоши

    Олимпия обреченно вздохнула: надежда на то, что князь Ракоши будет полностью поглощен беседой с де Вьевиль и предоставит графиню своим мыслям, оказалась такой же химерой, как и все предыдущие. Странно, но очередная неожиданность даже не расстроила. Покорность судьбе – кажется, это называется так? Ну нет, госпожа судьба, ночь еще не закончилась, и я еще не сдалась… Олимпия наклонила голову в знак согласия и положила руку на шитый золотом рукав князя.

    - Нет-нет, Ваше Высочество, не загоняйте верного Яноша в кусты – он до смерти перепугает нас шорохом и треском сучьев… и бог знает, с кем ему доведется столкнуться там, в тени ветвей. Пожалейте несчастных призраков Фонтенбло, они нужны королевской полиции живыми, а не мертвыми!

    Князь рассмеялся, вслед за ним захохотал и верный Янош. Мадемуазель де Вьевиль молча, но, как показалось Олимпии, не без некоторого разочарования, оперлась на предложенную руку и последовала за графиней и ее энергичным и разговорчивым спутником. Дойдя до перекрестка двух аллей, Олимпия замедлила шаг и невольно сжала руку князя – за поворотом послышался мужской голос…

    На тропинке, огибающей стриженый боскет, показалась дама в светлом платье и плаще в сопровождении кавалера. Прическа, осанка, поворот головы… у графини округлились глаза – в приближающейся даме она узнала мадам де Ланнуа. Лица ее провожатого она разглядеть не успела, зато красноречивую темную полосу на юбке герцогини заметила сразу. Беззвучное "о!", и Олимпия резко ускорила шаг, пытаясь побыстрее увести спутников и избежать ненужной встречи и неловкого разговора.

8

Отправлено: 16.11.08 21:42. Заголовок: - Маркиза де Лурье, ..

// Парк Фонтенбло. Озеро //

    - Маркиза де Лурье, не так ли? - Фуке склонил голову к руке фрейлины. Он обладал удивительной памятью на лица и имена, и знал в лицо все окружение короля и обеих королев, общаясь с небольшим числом людей. Он предпочитал людей свободных профессий, художников и писак, марающих свои холсты и бумагу, зарабатывающих на жизнь удачей, и прожигавших ту же удачу в вольной жизни, которую когда-то назовут богемой.

    - Я видел вас в окружении ее величества, но не имел удовльствия быть представленным.

    Фуке не был бы собой, если бы оставил молодую фрейлину одну на берегу. Честь кавалера требовала от него хотя бы поинтересоваться, мог ли он проводить ее ко дворцу. Впрочем, может, мадмуазель согласится прогуляться с ним в парке? К тому же, присутствие этой рассудительной и известной своей скромностью фрейлины было бы хорошей порукой для него. Неровен час, когда префект пожелает переговорить с ним.

    - Такой тихий вечер, мадмуазель, не так ли? Вы позволите? - он предложил ей руку.

9

Отправлено: 17.11.08 01:18. Заголовок: "Призраки Фонтен..

    "Призраки Фонтенбло"
    Ференц едва не расхохотался снова, услышав эти слова как раз тогда, когда в отдалении появились темные силуэты парочки, выходившей со стороны кустов.
    Графиня поспешила перейти к другой аллее, видимо, не желая чтобы ее заметили... или не желая замечать тех, кто так некстати выдал свое укрытие.
    Да... в парке Фонтенбло можно было действительно встретить призраков... призраков былой галантности и рыцарских обычаев времен короля Франциска. Времена ушли и вместе с легендарными трубадурами и менестрелями...

    - Ах, мадам, порой я сам себе кажусь призраком - призраком былой истории, безвозвратного времени, когда на первом свидании с дамой было принято стоять на коленях и песней просить ее позволения стоять перед ней... Когда лепестки розы, упавшие из рук возлюбленной хранились с трепетом как, чем мощи святых... А в ладанках носили локоны любимых...

    Неожиданная такая предательская грусть сдавила грудь... вздох... еще один вздох... отчего же так грустно вдруг? Оттого ли, что в этот день оборвалась незримая нить любви этой женщины? Пусть она не говорит ничего... те, кто любил, чувствуют друг друга издалека, и им не нужно объяснять.
    Ференц слегка сжал ладонью руку графини, покоющуюся на его руке, и наклонил голову, чтобы заглянуть в ее глаза. Улыбка в его глазах не была оскорбительно-понимающей... нет, князь смеялся и приглашал Олимпию де Суассон рассмеяться вместе с ним.

    - Мадам, я весь к вашим услугам. Первоапрельская ночь еще только вступает в свои права, так сделаем же ее самой веселой!

10

Отправлено: 17.11.08 17:08. Заголовок: Четверть двеннадцато..

    Четверть двеннадцатого! Боже! Её величество наверняка уже хватилась своих фрейлин, и ее в том числе. Эти праздники совершенно выбили мадам де Ланнуа из привычной жизни, подчиненной твердому расписанию, хранительницей которого была она сама.
    Подхватив тяжелые из-за росы юбки, мадам торопливо направилась ко дворцу, благодаря небо за столь понятливого провожатого.

   - Да, господин маркиз, я думаю, мы как раз успеем к смене караулов.

    Пройдя несколько шагов по мокрой скользкой траве, мадам едва не подскользнулась. Схватившись за рукав маркиза, она слегка вскрикнула и в тот же момент услышала другой такой же но более приглушенный вскрик. Обернувшись, герцогиня заметила лишь качнувшиеся черные ветки жасминового куста, освещенные серебристым светом луны. Тропинка, скрывавшаяся за жазмином, вела к старой дубовой аллее, ведшей к павильону Дианы. Интересно, кто это собирался нарушить уединение льва в его берлоге, когда всему двору было понятно, что в этот вечер он не приемлет ничью компанию кроме своей пленницы.
    Мадам видела как ринулись придворные вдогонку за гондолой короля и как весельные лодки флибустьеров отрезали им путь. Сомнений не было, что то, что началось игрой и забавой, принимало более серьезный оборот. Но кто мог уротить льва?
    Мадам горько усмехнулась про себя. Как все смешалось в этой шумной круговерти праздника - убийство доктора, похищение шкатулки, неудачная попытака покушения на короля, и вместе с тем свадьба Монсеньера, прием послов и гостей, театральный фарс с участием самого принца, бал под музыку этого дьявола музыки Люлли, похищение невесты и морское сражение не на шутку разгоряченных преследователей. Подслушанный ей и де Вардом разговор двух карликов, шип в воротнике камзола маркиза, безумные угрожающие глаза горбуна - как же все перевернулось в мире, столь упорядоченном и спокойном доселе.

    - Многое случилось сегодня, - проговорила де Ланнуа так, чтобы ее мог слышать только де Вард, - Этот парк стал, пожалуй, самым опасным местом во всем королевстве. Не будь вы рядом со мной, маркиз, я бы не решилась выйти в его аллеи одна даже днем.

    Неторопливо и обстоятельно герцогиня рассказала де Варду о том, что ей поведал накануне маршал дю Плесси-Бельер, и о том, что ей стало известно благодаря острому слуху ее камеристки. Она умолчала лишь о содержимом таинственной шкатулки, зная, что та тайна если и могла быть открытой кому-либо, то только королю. Даже маршалу она не сказала всего, ограничившись лишь общими сведениями, тщательно завуалировав самое важное.

    - После смерти кардинала король и господин Кольбер потревожили огромную паутину, и многие пауки, до сих пор прятавшиеся в своих углах, не пожелают отдать свое влияние и добровольно оставить насиженные годами места. Понимате? - мадам посмотрела в глаза маркиза. Он военный еще старой закалки, и не был из тех, кто подминал под себя власть и влияние. В силу ли своего благородства, или же неудачи - об этом мадам не судила. Она никогда не пыталась выяснять мотивы людей, предоставляя это Всевышнему. Ей было достаточно знать, что сейчас этот человек никоим образом не был заинтересован действовать во вред королю, и это было самым важным.

11

Отправлено: 18.11.08 04:16. Заголовок: Так-так... Крепко за..

Так-так... Крепко закипело зелье в шабашном котле... Впрочем, оно и не остывало.

Рассказ мадам де Ланнуа поразил маркиза де Варда, но, положа руку на сердце, Франсуа подозревал, что шелковые времена затишья и Золотого Века, существуют только в пасторальных романах, которые вечно бросала недочитанными на подоконниках его набожная покойная жена.

- Однако... Кажется, я во время вернулся, мадам. Смею надеяться, что сейчас Королю могут понадобиться услуги старой гвардии, в любом случае, я смогу еще не раз подтвердить верность Присяге. Новое  Царствование было зачато в свирепые времена, и конечно же вокруг юного льва огрызаются шакалы. Ничего, близок день, когда он одним ударом лапы перебьет им хребты. Но пока что наше дело - помочь ему.

Словно в замедленном томительном сне за еще неокрепшей листвой шпалеров огни сменялись огнями, с легким треском распустился веер в чьей-то тонкой руке, тяжкий русый локон, развившись, скользнул на обнаженное на плечо - женщина запрокинула голову, юноша в парче и кружевах склонился, быстро целуя ее в шею.
Праздник тлел - так язычки пламени пробегают по угольям пожарища, еще грозные, горячие, но уже подернутые седой золой.
Из под сапога де Варда откатился битый бокал, под дугами бокового боскета смеялись молодые дворяне с завитыми, как гривы цыганских коней, локонами,  один учил другого новому танцу - но оба были во хмелю и уже не понимали, кто из них ведет партию дамы, а кто кавалера.

Пара лакеев катили кресло на колесах с дремлющим  стариком при всех регалиях - третий с факелом бежал впереди - уморившегося за день господина нужно было срочно доставить в спальню. На гравии кресло подскакивало, вздрагивали раздутые подагрой колени с шелковыми бантами. Вслед за креслом с достоинством семенила полногрудая девица  в самом соку - она грела важному вельможе постель и потихоньку из ночи в ночь делала карьеру.

На лужайке слуги и угрюмые работники в дерюжных  башлыках  разбирали остатки канапе, полнился ветром наполовину отделенное от каркаса полотнище навеса с кистями и гербовыми вышивками.

Гости рассыпались в ночи, будто корзина апельсинов со свечой внутри - совсем как на бортах "Челесты" - яхты -скорлупки пройдохи де Лозена.

Картины эти, точно пестрые изображения в "волшебном фонаре", мало занимали де Варда. И он и мадам де Ланнуа не ошиблись - они подошли к резным позолоченным дверям центральной части дворца как раз в тот момент, когда
один караул сменялся другим - без лишних церемоний отдохнувшие мушкетеры заняли свои места, а прежние часовые направились вглубь парка, достаточно вольно, после тяжелой службы. На открытом дворе ветер рвал назад их крестовые накидки.

К одному из них и подошел де Вард, справился о лейтенанте д Артаньяне.

По его спокойному, но твердому тону, мушкетер понял, что дело нешуточное. И ответил:

- Последний раз его видели вместе с этим вновь прибывшим молодцом, все забываю его имя... Чернявый, бойкий такой...  Кажется, де Ресто. Около часа назад они проверяли караулы, потом направились в сторону служб. Если бы он вернулся, я бы его увидел - тут одна дорога. Очевидно, что месье д Артаньян все еще там.

Де Вард обернулся к мадам де Ланнуа.

- Сударыня, не знаю, как Вам будет угодно - пожелаете ли Вы сопровождать меня, как свидетельница, или все же лучше Вам не посещать столь грубое место, полное простонародья,  вонь, грязь, суета, изнанка праздника... Да еще и после этакой передряги?

Ожидая ответа, де Вард про себя пожалел, что не может достать кисет, где удобно расположилась улика - игла, и  набить солдатскую голландскую трубку - при даме это было просто непозволительно. Он был уверен, что на кухне, где наверняка в истопниках и носильщиках служили отставные солдаты всегда найдется черепок с угольями для раскуривания.

Попутно он освежал в памяти подслушанный разговор двух уродцев.

- Ну и авантюра! - неожиданно вырвалось у маркиза - они говорили о молодом следователе, как о своем... бывшем подельнике, который предал "заветы кумпанства". Ну тут уж пусть разбирается Ла Рейни. Я слышал, что бывают такие случаи, когда бывшие кокийяры-уголовники переходят на сторону закона, искупая свои грешки двойной игрой. Таких ворье люто ненавидит и расправляется страшно. Если это правда - бедолаге и вправду грозит опасность. В языке парижского дна есть даже  особое выражение для таких людей... 

Память услужливо подкинула де Варду жаргонное понятие, которое звучало как "ссученный ублюдень", маркиз хрипло откашлялся и заметил вслух:

- Нет, не помню, к счастью. Да и Бог с ним. Мне их повадки известны менее, чем нравы дикарей-антиподов.

12

Отправлено: 18.11.08 14:15. Заголовок: Олимпия де Суассон Ф..

// Парк Фонтенбло. Озеро //

Олимпия де Суассон
Ференц Ракоши

Марагрита рассмеялась полушутке князя по поводу дуэли.
- Вы же во Франции, Ваше Высочество! Здесь дуэли караются смертной казнью, - никогда, признаться, не понимала девушка этого закона.
Принц предложил Марагрите руку и все трое - вернее, четверо, ибо к ним присоединился спутник принца, направились по аллее туда, куда довольно уверенно шла графиня де Суассон.
Но когда они дошли до перекрестка, послышался мужской голос и они увидели говорившего мужчину с дамой. А дамой была... Бог мой, это же мадам де Ланнуа!

Графиня поспешно отошла в сторону, остальные последовали за ней. И правильно, совершенно необязательно афишировать свое пристутсвие и нарушать уединение - наше и их...

Призркаи Фонтенбло...
В ответе князя прозвучала горячность. Он обращался к графине, и только к ней, и Марагриту на миг кольнула ревность. Но это глупое чувство тут же прошло - ведь ей, молодой, красивой, богатой, знатной - еще предстоит пережить столько всего, а графиня... Она ведь любила короля - только сейчас осознала девушка. Точннее, не короля, не повелителя, а юношу Людовика - человека. И оттого ей очень больно, горько, нестерпимо оказаться брошенной, вышвырнутой. Как ненужная вещь...

Впрочем, вот в сочувствии графиня явно не нуждалась. Оно только оскорбило бы ее.

- Первоапрельская ночь еще только вступает в свои права, так сделаем же ее самой веселой!

- Первое апреля... Самая радостная ночь в году! - Маргарита весело рассмеялась. Грустных мыслей как не бывало, он снова чувствовала себя ребенком.

13

Отправлено: 18.11.08 23:47. Заголовок: - Думаю, маркиз, что..

- Думаю, маркиз, что будет лучше, если я отправлюсь в покои Её Величества. Уже довольно поздно, и заставлять ее ждать меня немыслимо. К тому же, мое место в залах и покоях дворца, там я знаю каждый угол... - она многозначительно посмотрела в глаза де Варда, - там где вы, военные управляетесь быстро и ловко, мне уже не поспеть за вами. Но в своих стенах я еще могу принести пользу.

Она немного подумала и добавила:

- А ведь все эти карлики живут в одних покоях. Одна из моих камеристок рекомендовала мне малыша-карлика, то ли племянника, то ли сына свояченницы. Я спрошу у нее, как он поживает. Она словоохотлива.

Пока они шли ко дворцу, мадам де Ланнуа мысленно перебирала свою картотеку. У нее была прекрасная память на имена и лица, особенно тех, кого она когда-то пристроила или рекомендовала ко двору. Сама она напоминала живой архив, хранивший не только имена, но и всех родственников и все, чем те когда-либо были полезны их величествам.

- Интересно, если этот молодой человек не с господином лейтенантом, то где же он? - спросила мадам как бы саму себя, услышав от караульного, что два лейтенанта отправились к Вателю.
- Что ж, маркиз, отправляйтесь, и храни вас Бог. Завтра утром я дам вам знать, если смогу выяснить что-то полезное через моих камеристок. И прошу вас, - герцогиня слегка сжала локоть де Варда, мягко по-матерински заглянув в его глаза, - Не рискуйте по-напрасну. Вы опытный военный... я знаю. И все-таки, прошу вас. Королю дороги его ветераны, не как память, а как щит, и в скором времени, как меч. Понимаете?

// Дворец Фонтенбло. Аппартаменты герцогини Мари-Луизы де Ланнуа. 2 //

14

Отправлено: 19.11.08 00:29. Заголовок: Маргарита де Вьевиль..

    Маргарита де Вьевиль
    Ференц Ракоши

    Первоапрельская ночь, ночь дураков и… одураченных. Боже мой, как заразительно смеется герцогиня де Вьевиль – даже князь заулыбался, очарованный этим счастливым смехом. Если бы она могла… Стоп. Когда я успела решить, что сегодняшний день станет для меня последним при дворе? Глупость какая! Эта мимолетная королевская слабость пройдет, как множество других, впустую царапавших сердце. Стоит ли придумывать себе утренние ужасы, когда впереди еще целая ночь? И неизвестно, кто выйдет к утру победителем. Ах, Месье, как рано Вы сдались…

    - Вы правы, дорогая герцогиня, эта ночь должна быть самой веселой, - белые перья на шляпе графини задорно качнулись, а из голоса исчезли томные кошачьи нотки. – И самой счастливой. Мы с Вами будем танцевать и пить здоровье Их Высочеств до самого утра!

    И искать приключений, чтобы забыться, чуть не добавила она, но почувствовала внимательный взгляд князя Ракоши и удержалась. Шутить и веселиться… до головокружения.

   - А Вам, мой князь, следует немедленно выбросить из головы мысли о призраках – вот уж на кого Вы меньше всего похожи. И не жалейте о старых временах, изменились лишь манеры и обычаи, но дамы по-прежнему ценят и верное сердце, и сильную руку, и прекрасные песни. О чем Вы пели там, на озере? Ваша песня была такой… необычной и такой красивой. Мне сделалось вдруг страшно обидно, что я не понимаю слов и могу почувствовать их только сердцем... Вы пели о любви, ведь так?

    Вот и знакомый дуб – сейчас аллея завернет, и откроется вид на островок и Павильон Дианы. И надо будет пройти по мостику, взяться за бронзовую ручку и открыть дверь… Что ж, у каждого из нас свой Рубикон.

15

Отправлено: 19.11.08 16:32. Заголовок: Мари-Луиза де Ланнуа..

Мари-Луиза де Ланнуа

Де Вард поклонился даме - заученно, как бывало с молодых лет, но мгновенно его всегда оловянные, усталые от вечных неудач и сварливого нрава, зенки осветились изнутри - молодостью, ясностью, куражом.
И зенки, тусклые спьяну, стали вдруг живыми глазами.
Уже тепло и по-человечески де Вард прикоснулся к руке фрейлины.

- Я постараюсь, мадам, быть поосмотрительней. Чтобы щит короля не получил раньше времени смертельную брешь, а меч - не затупился и  не сломался.

Маркиз улыбнулся, дернув бровью:

- Ваша помощь будет неоценимой, мадам. И Ваша великолепная зрительная и слуховая память, уверен, что Вы узнаете этих недоростков, если увидете вновь, при свете. Даже я, уж на что - память решето, а запомнил их голоса и гнусные личины. Я немедленно отправляюсь к Д Артаньяну, пора уже внести ясность, доложить об опасности. Чувствую, что эта ночь будет горячей не только у нас. Я безмерно благодарен Вам за помощь и за Ваше общество. Спокойной ночи, мадам. И верю - будет день, когда мы с Вами встретимся за бокалом легкого бордо и парой брабантских вафель в более мирной обстановке Ведь вслед за дурными должны наступить хорошие времена... 

Откланявшись, Франсуа де Вард поспешил к службам, по обыкновению чуть сутулясь, и плотно надвинув на лоб шляпу с единственным куцым от безденежья  пером белой  цапли.

Увы, дурные времена тем и хороши , что заканчиваются не скоро...

\Фонтенбло. Службы и кухня\

16

Отправлено: 19.11.08 18:22. Заголовок: Князь мечтательно см..

    Князь мечтательно смотрел на звездное прояснившееся небо, исполненное серебристого света луны, и перебирал в уме мотив и слова спетой им песни.

    - Та песня... она обо всем. И о любви, и о синем Дунае, о материнских руках... Это старинная мадьярская песня. Она воспевает все прекрасное, что случается в жизни мужчины - от его рождения и до смерти. Четыре прекрасные спутницы всегда рядом с ним - его мать, его сестра, возлюбленна и его дочь. И он не просто рыцарь - но сын, брат, любимый и отец. Что для него самое главное? Быть ли почтительным сыном... или же нежным братом? Верным возлюбленным или же любящим отцом? В чем его сердце?...

    Слова Ференца оборвал внезапный треск сучьев и шум топающих по траве ног. Как-будто кто-то обгонял их со стороны кустов. Ракоши предупредительно положил ладонь на руку графини и остановился. Янош как по команде оставил герцогиню де Вьевиль и тихо отступил на шаг назад, прислушиваясь к шуму.

   - Мадам, либо это фавны гонятся за нимфами, и нам нечего их опасаться, либо... либо, кто-то следит за нами. С каким умыслом я не знаю, - он говорил тихо, но внятно. На его лице не было и тени испуга, только обычная светлая улыбка уступила место некоторой серьезности.

    - Янош, вы видите что-то?
    - Нет, мой князь. Но там за кустами несомненно кто-то только что был, видите как шатаются нижние ветки?

    Ференц оставил руку графини де Суассон и шагнул в темноту. При дворе не разрешалось носить при себе оружия. Но к счастью это касалось только пистолетов и шпаг, так что князю не пришлось расстаться со своим хлыстом.

17

Отправлено: 19.11.08 18:43. Заголовок: Луиза грациозно обош..

// Парк Фонтенбло. Озеро //

Антуан де Лозен

Луиза грациозно обошла вокруг столика, держась за его пальцы в ответное па. Она улыбалась и слушала философские рассуждения «короля», наивно радуясь, что убедила Антуана.

А теперь я думаю - должно быть, правда - Ваша. Не в шумных пирах, не в достатке, даже не в здоровье, а в чем-то неуловимом, неподвластном ни людской молве ни - я этого не говорил, а Вы не слышали - ни в моей Королевской воле.

- О, мой Король, я так рада, что Вы разделяете мои скромные убеждения! – Малышка окунулась в самый элегантный реверанс, который она только могла сделать.

Она играла. Забава эта была столь невинна, что сразу завлекла в свои объятия юное сердечко красавицы и расположила ее к себе. Да, она смущалась немного, ибо партнер сам Король. Воображение крошки сразу наполнилось мыслями, тайнами и загадками. Они всегда были внутри Луизы, но только негде им было вырваться на свободу. Никто не интересовался белокурой головкой девушки, которую переполняли душевные и философские мысли.

- Вспомните, мадемуазель, что Спаситель наш на суде Понтия Пилата задал прокуратору вопрос: Что есть истина?
Этот вопрос так и повис в воздухе, подобно радуге, думаю, что и будущие поколения не ответят на него.
Так и вопрос о счастье. Ваш любимец-Джаред, столь неосторожно оступившийся и причинивший Вам боль, быть может, как и подобает верному скакуну на самом деле, изменил жизненный путь хозяйки. Пусть сперва это и больно и печально. Тем выше награда в дальнейшем.

- Мой повелитель, пусть я и не до конца Вас понимаю, пусть Вы говорите загадками, но прошу, говорите! Мое сердце так радуется Вашему голову, Вашим мыслям, прошу, не умолкайте!

Антуан провел пальчиком по ладони Луизы, а та жадно прижалась своими губами к его руке. Девушка окунулась в игру как в пропасть, Король, с ним нельзя играть… Но она и не играет. Она живет.

- Посмотрите, как пряма и чиста эта линия, мадемуазель, как плотно она сплетена с линией любви. Как знать, быть может, и впредь они будут неразлучны. Мы не можем сказать, что есть счастье вообще. Слишком общее понятие. Но каждый может ответить на этот вопрос для себя. Что есть счастье для Вас, мадемуазель Луиза?

- Счастье, это когда ты любишь и сама любима! Вот есть истинное счастье!

18

Отправлено: 19.11.08 23:42. Заголовок: Маргарита де Вьевиль..

Маргарита де Вьевиль
Ференц Ракоши

Верным возлюбленным или любящим отцом… Слова князя ложились на сердце тяжелыми комьями декабрьского снега пятилетней давности.

Серый, стылый, как холодные глаза королевы-матери день, невыносимая духота жарко натопленных покоев – Анна Австрийская не любила зимние морозы… Ни верного возлюбленного, ни любящего отца, только свинец равнодушных слов: "Вы немедленно покинете двор, мадемуазель Манчини. Вас следовало бы запереть в монастыре, если бы не глубокое уважение, которое мы питаем к Вашему дяде, кардиналу". На лице первого министра написано раскаяние за безрассудное поведение племянницы, в сторону которой он демонстративно старается не смотреть. Королева взирает на Олимпию без гнева, с брезгливым презрением, ибо виноградника своего девица Манчини не уберегла… "Принцесса Кариньян-Савойская просит Вашей руки для своего сына, мадемуазель. Уверена, принц Евгений не заслуживает такого мезальянса, но ради Вашего дяди я в последний раз буду к Вам милосердна. Выбирайте – монастырь или брак с графом де Суассон". Смешно – ей смешно, но смеяться нельзя, невозможно. Что с того, что ее тошнит от графа, увивающегося за ней уже не первый месяц? Пустяки. Зачем Олимпии монашеский плат, келья и позор? Ей нужен муж, титул - и отец ребенку, о котором пока не знают ни королева-мать, ни дядя... ни его отец. Такой очевидный выбор. А что же верный возлюбленный? Она еще не успела обвенчаться с графом, а весь двор уже судачил об интриге с девицей де Ла Мотт-д'Аржанкур, которая не имела счастья быть племянницей всесильного Мазарини и за дерзость свою вскоре отправилась в монастырь. Ах, где же Вы были пять лет назад, милый, славный князь Ракоши? Где…

Треск сломанного сучка и шорох листьев. Торопливые шаги за живой изгородью. Быстрые, легкие, мелкие… женщина или ребенок-паж? Или… Графиня нахмурилась, вспомнив вездесущих карликов королевы – вот так же мелко и суетливо шуршат их коротенькие ножки по дубовому паркету. Она хотела было удержать безрассудного князя, шагнувшего туда, где еще покачивались потревоженные ветви – маленький народ внушал ей безотчетный страх – но в руках Ракоши появился тонкий и длинный хлыст, и Олимпия опустила руку. И все же, не удержалась, тихо выдохнула:

- Осторожнее, мой князь, прошу Вас! Это не фавн и совсем не нимфа. Под ноги, смотрите под ноги…

Веселье сняло, как рукой – мадемуазель де Вьевиль невольно подошла ближе, молча замерла рядом. Как темно! Боже, как темно! Графиня пристально вгляделась в глубокие тени вдоль дубовой аллеи. Где же охрана, которую король наверняка расставил вокруг павильона? Хоть бы один вооруженный мушкетер или гвардеец…

19

Отправлено: 20.11.08 15:10. Заголовок: Олимпия де Суассон ..

    Олимпия де Суассон
    Ференц Ракоши

    Обычные вежливые слова спутника Марагриты, которого князь Ракоши назвал Яношем и фамилию которого девушке запонить не удалось, вызывали только такие же вежливые ответы. Мысли девушки были далеко. И к реальности ее вернул внезапный треск сучьев и шум шагов. Как будто кто-то гонится за нами...
    Нельзя сказать, чтоб Марагрита испугалась - куда больше испугал бы ее, например, полночный вой в заброшенном замке. А этот шум, что бы не было его источником, был вполне реальным, и опасность, если она была, была реальной, не потусторонней. Такой опасности Марагрита вряд ли бы испугалась.

    Шутка князя о нимфах и фавнах прозвучала по меньшей мере натянуто. Подобные существа передвигаются бесшумно - мысленно поправила князя девушка и сама засмеялась над собой. Вернее, засмеялась бы, если бы не серьезность положения. Все-таки чувствовалось в воздухен что-то такое... Какая-то угроза. Маргарита невольно подошла поближе к графине.

    Князь, как настоящий дворянин, мужествеено решил отправится навстречу опасности.
    Ведь он безоружен!
    - Куда вы, князь? Будьте осторожнее, прошу вас! - эти слова вырвались у денвушки невольно, причем одновременно с графиней.
    Значит, не мне одной чудится опасность...

20

Отправлено: 22.11.08 04:04. Заголовок: Все внимание князя б..

Все внимание князя было приковано к чернеющим на фоне лунного света кустам. Его глаза сузились и были похожи на тонкие блестящие лезвия ножей. Он осторожно вынул из-за пояса хлыст. Тонкая кожа тугого длинного хлыста скользнула меж пальцев. Ракоши застыл на месте.
Шорох. Падаюшие с верхних ветвей капли вечерней росы бразгами рассыпались по кафтану князя. В следующий миг он дернул ветви и резко раздвинул их. Прямо перед ним стояли два тщедушных человечка. Первой мыслью князя было, что это заблудившиеся дети кухонной прислуги. Он уже хотел было спрятать хлыст обратно за пояс, устыдившись своей горячности, когда один из малышей больно ударил его под коленом. Князь едва не упал.

- Что?

Рука второго подняла какую-то вещицу, которую Ференц принял за нож. Молниеносно мелькнул длинный хвост хлыста, свист его пронзительно рассек тишину. Князь Ракоши, с детства виртуозно владевший хлыстом, одним рывком вырвал вещицу из руки коротышки и перехватил ее в воздухе. Вторым рывком он сбил своего необычного противника с ног. Третий вхмах, но тот, что ударил его по ноге, с силой бросился под ноги князя и едва не повалил его.

- Канальи! Как вы посмели! - к ним уже бежал Янош.

Ференц оглянулся на крик друга. Оба коротышки быстро юркнули в темноту и только топот их маленьких ног мог указать направление, куда они скрылись.

- Какая глупость, право же! - князь смущенно развел руками и вернулся к тому месту, где оставил в недоумении графиню де Суассон и герцогиню де Вьевиль, - Прошу прощения.
- Это были карлики, мой князь, я разглядел лицо одного - сущий дъявол на куцих ножках. Хорошо, что мы спугнули их.
- Они оставили вот это, - Ференц показал сжатый в кулаке предмет, - Похоже на флейту для карлика, но дырочки только две... странно.

Он посмотрел в лицо графини. Она была взволнована. Чем? Произошедшей нелепой стычкой или что-то другое занимало ее мысли, пугало ее? Ференц положил трофей в карман своего венгерского кафтана.

- Мадам, вам нехорошо? - шепотом спросил он, склоняясь к руке графини.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Озеро. 2