Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцогини Мари-Луизы де Ланнуа. 2


Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцогини Мари-Луизы де Ланнуа. 2

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

31.03.1661

2

Отправлено: 09.01.09 23:00. Заголовок: - Боже, что за день,..

// Парк Фонтенбло. Озеро. 2 //

- Боже, что за день, что за вечер! Все перевернулось вверх дном, клянусь Пресвятой Девой!

Мадам де Ланнуа вернулась в свои покои в растрепанных чувствах и почти в таком же виде. Ее платье было в пятнах от брызг и молодой травы, подол его был изрядно помят, кружева на руковах и корсаже до неприличия спутанны. Мадам поспешно прошла в свой будуар, не удостоив вниманием притихших при ее появлении фрейлин. По обыкновению они собирались в гостинной для вечерней беседы и короткого наставления на ночь. Тогда же обычно мадам сообщала им обязанности при ее величестве на грядущий день и назначала тех, кто должен был дежурить у дверей в спальню ее величества.

- Элоиза, пусть мадемуазель Тавернье и де Брасси отправляются к ее величеству. Все остальные могут быть свободны.

После того, как короткие указания мадам были переданы, Элоиза вернулась в будуар и помогла герцогине переодеться в ее ночное одеяние.

- Элоиза, отправляйтесь в буфетную и принесите мне немного красного вина для настойки. Голова раскалывается от боли, я не смогу уснуть.
- Ах, мадам, не посылайте меня одну, помилосердствуйте, замок полон подгулявших господ...
- Да что вы в конце-концов? - мадам была несколько раздражена неожиданным отказом, - Наказание Господне! Хорошо, я пойду с вами.

Шаркающие шаги - неудобные домашние туфли скользили по мраморным полам коридоров. Одетая в пеньюар и широкий атласный халат и широкий белый ночной чепец мадам де Ланнуа представляла собой образец порядочности и благонравия, даже, пожалуй, благодушия. Однако, на последнее покупаться не стоило. Попадись на глаза мадам кто-то из ее подопечных - молоденьких фрейлин обеих королев, и им бы не сдобровать. Причем, чем тише звучал голос мадам и чем теплее была ее улыбка - тем более серьезная отповедь ожидала провинившуюся.

- Тсс... кто там идет?

Мелкие шажки бегущего. Даже при скудном свете свечи, захваченной герцогиней из ее покоев, можно было увидеть как побледнело ее лицо. Никогда еще эти торопливые шажки не вызывали у нее такаого ужаса.
Мадам прижалась к близстоявшей колонне и вгляделась в темноту. В глубине буфетной возле самого стола с напитками для полуночных гостей мучимых жаждой стоял карлик. Потянувшись за графином с вином, он оглянулся и заметил следивших за ним женщин.
Блеснула улыбка, дерзкая дурашливая насмешка над Большими. Маленькая ручка схватила добычу, и карлик проворно убежал в приоткрытую дверь.

- Боже, мадам, как меня пугают эти уродцы! - взволнованно прошептала Элоиза.

Мадам де Ланнуа ничего не ответила. Только по побелевшим костяшкам ее сухоньких польцев, сжавших подставку со свечой можно было догадаться, что и она была не менее напугана, чем ее спутница.

Молча подойдя к столу, мадам указала девушке на кувшин с вином.
Дорога назад оказалась еще быстрее, так как обе дамы торопились скрыться в тишине покоев фрейлин ее величества королевы-матери, не повстречав более никого.

Лишь у самых дверей в гостинную фрейлин мадам заметила шедшую по коридору придворную даму. Уверенная поступь говорила о том, что дама была вполне знакома с расположением покоев, а роскошное пышное платье отсвечивавшее блестками говорило о состоятельности. Кто бы она ни была, мадам де Ланнуа решила подождать. Любопытство не порок, а интересно узнать, кто из дам так припозднился.

3

Отправлено: 10.01.09 15:33. Заголовок: Входя в услужливо ра..

Парк Фонтенбло. Павильон Дианы

Входя в услужливо распахнутые перед фавориткой короля двери, Олимпия глянула на раззолоченный циферблат огромных каминных часов и недовольно нахмурилась. Стрелки показывали куда больше, чем хотелось бы. Посылать в апартаменты фрейлин королевы-матери слугу, ждать его возвращения… Слишком долго. Она сняла ставшую обузой мужскую шляпу, бросила ее на табурет перед зеркалом и поспешно поправила волосы в неярком свете оплывших свечей. Если хочешь успеть – иди сама, нетерпеливая мазаринетка. Этикет вполне может подождать до утра.

В коридорах дворца было уже по ночному сумеречно и пусто. Большая часть свечей в настенных канделябрах давно выгорела, редкие островки теплого света почти не рассеивали тьму, но графиня неплохо ориентировалась во дворце и уверенно сворачивала в нужном направлении. Вот и знакомая лестница… За ней – половина Анны Австрийской.

Фррррхххх… мелкая тень выскользнула мышью из темного коридора за лестницей, прошмыгнула мимо отшатнувшейся к стене Олимпии и исчезла на половине Марии-Терезии. Графиня зябко поежилась, провожая взглядом маленького человечка. Что, если это один из тех? Нет, бесполезно гадать. В темноте даже князь Ракоши вряд ли сумел разглядеть нападавших. А герцогиня де Ланнуа? Вдруг она видела? Вдруг карлик бежал от нее… и она уже ничего не расскажет? Madonna, что за мысли лезут сегодня в голову… Олимпия тряхнула пышными локонами, прогоняя глупые страхи, и не выдержала – оглянулась. Никого. Можно идти дальше.

Впереди замаячил блуждающий огонек – кто-то шел со свечой навстречу. Шаги – дробный стук каблуков и мягкий шелест домашних туфель. Шорох юбок. Приглядевшись, Олимпия рассмотрела сквозь пятно света два силуэта. Женщины остановились у дверей гостиной, глядя в ее сторону, и графиня невольно улыбнулась, узнав в высокой, статной даме в атласном халате и ночном чепце мадам де Ланнуа. Воистину, на ловца и зверь бежит.

- Как славно, что я застала Вас, дорогая герцогиня! – и намного тише – Я только что вернулась во дворец вместе с капитаном д’Артаньяном. Мне… очень нужно поговорить с Вами, мадам. Если позволите. О парке… и неожиданных встречах.

По выражению лица герцогини Олимпия догадалась, что мадам де Ланнуа тоже успела разглядеть ее тогда, на дубовой аллее. И, быть может, сделала определенные выводы. Ну что ж…

- Месье д’Артаньян считает, что нам с Вами следует быть… весьма осторожными, особенно во дворце, где уши есть даже у стен. Маленькие, но очень чуткие уши… Кстати, пара таких ушей промчалась мимо меня буквально минуту назад.

Ага! Мадам де Ланнуа приподняла брови, и в глазах ее вспыхнула искорка. Графиня, герцогиня, простая горничная – женщина всегда остается женщиной. Ну, и немножко кошкой.

4

Отправлено: 11.01.09 20:27. Заголовок: - Ступайте, Элоиза, ..

- Ступайте, Элоиза, - видя неподдельный интерес в глазах юной компаньенки, герцогиня решила услать ее от греха подальше. То, о чем намекала своими словами графиня де Суассон было вовсе не для ушей молоденьких фрейлин.

- Да, мы тоже видели... эти уши. И спаси меня Пресвятая Дева от встречи с этими уродцами в парке. Идемте ко мне, дорогая. Я как раз собралась сделать себе настойку. Голова просто раскалывается от суеты и шума этой свадьбы. Вы только представьте себе, стоило мне вернуться в свои покои и собраться в постель, как все задрожало и загромыхало так, как этого не случалось даже во время боевых тревог в дни Фронды! Кому-то вздумалось барабанить в центре Двора Источника. Это просто возмутительно! Какие-то молодые девицы отплясывали джигу на барабанах, сверкая голыми ногами! - при слове "голые" глаза мадам округлились в неподдельном ужасе, - В свое время я была участницей некоторых веселий, но чтобы вот так!

Разбудив своим ворчанием пару тройку чутких ушей тех из фрейлин, кто остался ночевать на кушетках и диванах в гостинной, мадам прошествовала в свой будуар. Конечно же, завтра поутру всем будет известно, что мадам была на ногах далеко заполночь, и у нее были гости. Но уж лучше пусть они думают о простом перемывании косточек, нежели какой-то другой причине столь позднего визита.

- У вас тоже наверное болит голова от этого шума, милочка. Позвольте порекомендовать вам мой личный рецепт.

Дверь тихо шелестнула перед тем как закрыться за обеими дамами. Элоиза уже разожгла огонь поярче в камине и наливала вино в небольшой ковшик с длинной деревянной ручкой. Туда же она присыпала каких-то пахучих трав и порошок. Будуар герцогини наполнился ароматом кардамона и мягким светом разгорающегося огня.

- Прошу вас, присаживайтесь, и простите мне мой ночной туалет.

Мадам кинула нетерпеливый взгляд в сторону своей компаньенки. Зная ее болтливость, которая впрочем, иной раз и была ей на руку, ее светлость предпочла дождаться, пока напиток будет готов и разлит по маленьким фарфоровым чашечкам.

- Все чудесно, Элоиза. Отправляйтесь спать, дитя мое, до утра я вас не потревожу.

В ласковом тоне герцогини сквозило явное нетерпение. Чинно подхватив блюдце с чашкой, она однако и бровью не повела, пока Элоиза медленно убирала со столика баночки с травами и кувшин с оставшимся в нем вином.

- Так что же случилось с вами, дорогая после того... после того, как мы расстались с вами на балу? Вы встретили месье Д'Артаньяна? Почему он так сказал вам? Что произошло? Впрочем... возможно, я задаю вам вопросы, на которые вы хотели бы получить и мои ответы, - Мари-Луиза улыбнулась понимающей улыбкой и пригубила свой волшебный настой с лицом наслаждающейся кошки, - Ах, милая... как не-вовремя затеяли все эти празднества. Хотя, кто знает, может, кому-то пришло в голову воспользоваться именно этим временем?

Тихо потрескивали занимашиеся огнем поленья в камине. Тикали небольшие часы в фарфоровой статуэтке пастушки - столь легкомысленную безделушку мадам хранила в память о том, кто подарил ей эти часы, старинном друге семьи... и ее сердца.
Мадам присмотрелась к лицу своей собеседницы. Оно было все таким же решительным и задорным, как и при их первой встрече на балу. Но в глазах была заметна тревога и грусть. Едва едва... только когда мадам де Суассон, отвлекшись на свои мысли, позволила им отразиться в глубине ее красивых черных глаз. Расспрашивать графиню о встрече с королем не имело смысла, она не была бы в будуаре герцогини де Ланнуа, закончись все успехом. Но, судя по всему, произошла другая, неожиданная и нежеланная встреча. Возможно, сродни той, что так потрясла пожилую статс-даму и ее спутника месье де Варда.

- Значит, господин лейтенант знает о чем-то? И хотел предупредить нас? - герцогиня позволила себе повторить наводящий вопрос, прежде чем раскрывать свои секреты, которые впрочем, не принадлежали ей одной, и поэтому слова господина Д'Артаньяна были весьма кстати - как ключик к старинной шкатулке с секретами.

5

Отправлено: 11.01.09 23:03. Заголовок: После сумрачных кори..

После сумрачных коридоров дворца и полутемной гостиной будуар герцогини, освещенный отблесками пламени, показался Олимпии уютным раем. Она удобно устроилась в мягком кресле и с благодарной улыбкой приняла у молчаливой Элоизы чашку с подогретым вином. Когда-то, в другой жизни, она, голенастая и худенькая дурнушка из шумного выводка сестер Манчини и Мартиноцци, вот так же разливала гиппокрас по прозрачным китайским чашечкам и разносила его дамам Анны Австрийской, собравшимся вокруг пылающего камина в промозглом Сен-Жермене. Черные платья, тонкое кружево, шепот, негромкий смех…

Запах пряностей дразнил голодный желудок, и Олимпия вдруг осознала, что голова у нее действительно болит – то ли от голода, то ли от тревоги, то ли от непролитых слез. Прогнал, спихнул с коленей, словно надоевшую кошку, даже не пожелав увидеть… За что, caro?

Девушка вышла, прикрыв за собой дверь, и благодушная улыбка на лице мадам де Ланнуа сменилась внимательным интересом. Герцогиня снова помянула д’Артаньяна – словно пароль, открывающий путь к откровенной беседе. В глазах мадам понимание и… черт возьми, сочувствие. Сколько таких взглядов придется вынести завтра? Олимпия слабо улыбнулась и поставила пустую чашку на стол.

- Господин д’Артаньян, безусловно, знает куда больше нас, но умело делает хорошую мину. А это значит, что игра действительно плоха, - она уже решила, что расскажет герцогине практически все, кроме эпизода с королевским камердинером и приказа короля. – Он настоятельно посоветовал мне никому ничего не рассказывать – кроме Вас, мадам. Вы правы, у меня есть вопросы, но мой долг, как гостьи, рассказывать первой.

Мадам де Ланнуа кивнула и потянулась за ковшичком с вином, чтобы разлить вторую порцию. Олимпия машинально стиснула руки на коленях, словно прежняя девочка-мазаринетка перед строгой наставницей.

- После того, как со мной приключился герцог Орлеанский, я успела побывать в морском сражении, взять на абордаж плавучий остров, сбежать с него и высадиться на берег. Мы ведь чуть было не столкнулись с Вами в парке – думаю, Вы заметили меня и моих спутников: мадемуазель де Вьевиль, фрейлину герцогини Орлеанской, и мадьярского наследника, принца Ракоши. Это было буквально в двух шагах от поворота на аллею, ведущую к Павильону Дианы. Мы не прошли и дюжины шагов после поворота, как князь услышал подозрительный шум в кустах и, как заправский паладин, кинулся проверять, кто нас преследует. Вы не поверите, но это оказались два карлика! – ковш с вином звякнул о медную подставку. Олимпия кивнула в ответ на молчаливое «неужели?» и добавила: - Знаете, они ведь напали на князя с ножами. И если бы не кнут в его руках… Он не только напугал и прогнал маленьких уродцев, но и сумел отобрать у них какую-то странную вещицу, похожую на дудочку. Мадемуазель де Вьевиль отправилась во дворец в сопровождении конюшего князя Ракоши, а я поспешила предупредить мушкетеров, которые несли караул в парке. Мне подумалось, что эти существа… что их послали в Павильон Дианы с поручением пролезть внутрь, как это водится у парижских воров. Ну что еще им делать в этот час в столь отдаленном месте? Вот только… караульные никого не нашли, и я решила, что у моего страха чересчур круглые глаза. Думала, что господин лейтенант, прибывший к Павильону, надо мной посмеется и упрекнет в ненужной панике, а он… он оказался чересчур серьезен. А когда он помянул Вас, до меня вдруг дошло, что Вы тоже могли столкнуться с этой странной парой. Я-то их увидеть не успела, и даже не знаю, кто из игрушек королевы Марии-Тересы оказался любителем ночных прогулок.

Вспомнив кое-что, графиня достала из кармана юбки флакон с померанцевой настойкой и отвернула серебряную крышечку. Свежий аромат горьких апельсинов добавил бодрящую ноту к букету пряностей. Немного крепкой настойки в вине, и эта тупая боль в висках, быть может, наконец, отпустит…

- Мадам? – она протянула флакон герцогине. – Скажу Вам честно, если бы не д’Артаньян, я бы не стала беспокоить Вас из-за этой истории. Но мне показалось, что он считает карликов чем-то более опасным, чем простые грабители. И вряд ли причиной этого их попытка пырнуть кинжалом князя Ракоши… Наверное, это всего лишь дурная память Фронды, только мне чудится в этой истории нечто очень скверное. Но ведь и правда, праздник – такое удобное время для… - молодая женщина запнулась, глянула в суровое лицо мадам де Ланнуа, и выдохнула чуть слышно, - для заговора. И если так, то мы с Вами знаем чуточку слишком много…

6

Отправлено: 15.01.09 18:14. Заголовок: Услышав слова о возм..

Услышав слова о возможной встрече в парке, взгляд пожилой дамы потеплел улыбкой. Она представила себе все возможные предположения, которые могли зародиться в разгоряченных празднествами умах молодых людей. Настойка на крепленом вине делала свое дело, снимая напряжение и оставляя горячительное тепло. Однако, разговор принимал далеко не шуточный оборот, когда графиня вновь заговорила о карликах.

- Бог мой! Они напали и на вас тоже? - протянула мадам с совершенно искренним ужасом вспоминая увиденное ей из-за кустов уродливое искаженное гримассой лицо, - Силы Небесные! А этот молодой принц также отважен, сколь и безрассуден, поверьте.

Она с благодарностью приняла флакон из руки графини и не приминула отметить про себя легкий аромат цедры. Любимая настойка кардинала... он прятал ее всегда за рукавом своей мантии и имел обыкновение отпивать из нее, чтобы освежить голос, как он говорил. Впрочем, он старался делать это не так явно, особенно в присутствии ее величества.

- Заговор... Боже! - слеза скатившаяся по щеке герцогини была вызвана вовсе не страхом, а неожиданной крепостью настойки, - Что ж, мы будем во всеоружии, пусть так и знают! - она запальчиво посмотрела на столик, где среди прочих безделушек красовался миниатюрный портрет его величества, - Знаете ли, молодые люди склонны недооценивать по... повидавших свое при дворе фрейлин.

Хитро подмигнув графине, мадам де Ланнуа поднялась со своего кресла и подошла к камину. Разворошив кочергой поленья, она подняла целый сноп искр, осветивших самые темные углы будуара.

- Вот видите... стоит только ткнуть кочергой в эти постылые поленья, и искры сами посыплются. Понимаете? Эти маленькие уродцы думают, что живут своим мирком и недосягаемы для нас. Но... они упускают кое-что из виду. Не все они прибыли из Испании, это верно. И все же, я слышала от одной из статс-дам ее величества, что среди них есть и весьма преданные королевской особе, и даже кое-кто из знатных, но обделенных природой. Господин Д'Артаньян правильно делает, что не доверяет им... он вообще мало кому доверяет, мадам, поверьте. Поэтому наши государь и его матушка и брат живы и здравствуют по сей день.

Легкий ветерок приоткрыл неплотно закрытое окно, и снаружи донеслись последние возгласы гуляк. Сквозной ветер задул пламя горевшей свечи. Оглядевшись вокруг, герцогиня нашла свою шаль и накинула ее на плечи.

- Этой ночью многое происходит из рук вон, - произнесла мадам, обернувшись к графине, - Все идет на самотек. Это скверно. Но и для заговорщиков тоже. Они не ожидали, что мы услышим их. Не ожидали встречи с вами. И Бог весть чего еще не ожидали. Так что... им придется действовать. А это значит, что они непременно выдадут себя. Карлики - кто их знает, опасны ли они настолько, но вот те, кому они служат, опасны еще более. Потому что мы пока не знаем, кто это.

Сухонькой но крепкой еще рукой герцогиня поправила чепец и убрала выбившуюся серебристую прядку волос. Настойка приятно бодрила и согревала. Однако, было бы безрассудством провести остаток ночи в разговоре и быть в полной неспособности подняться рано утром. А ведь на утро была объявлена Большая Королевская Охота.

- Надеюсь, вы простите мне мое беспокойство, но распорядились ли о ваших апартаментах, мадам? Если вы пожелаете... я могу устроиться на софе, а вам предложить свою постель. И у меня есть свежая перемена для вас. Утром Элоиза принесет все, что вы ей прикажете. Мне не хотелось бы, чтобы вы отправились одна в эти темные коридоры, мадам... Но я не настаиваю.

7

Отправлено: 17.01.09 01:25. Заголовок: Как это похоже на ге..

Как это похоже на герцогиню – заботиться одновременно о безопасности короля и о свежем белье для гостьи. Мудрость и практичность… Олимпия взглянула на умудренную опытом статс-даму с искренней благодарностью. Любая из прибывших ко двору сочла бы такое приглашение за великую честь. Любая… но только не та, кого ждут две удобные комнаты – гостиная с резной мебелью времен Генриха III и спальня с роскошной кроватью под золотистым балдахином. Чудесные комнаты, уступающие только апартаментам королев, предмет зависти принцев и принцесс крови. Впрочем, главным достоинством занимаемых графиней де Суассон комнат был вовсе не их размер. Нет, куда ценнее была незаметная дверь, скрытая за пологом кровати. Дверь, ключ от которой был только у двоих… Боже, какая страшная вещь – надежда. Кто знает, вдруг свидание в Павильоне Дианы не принесет Луи ничего, кроме разочарования? Ведь о чувствах герцогини Орлеанской ничего не известно. И тогда… быть может… быть может…

Молодая женщина решительно качнула головой. Нет, пока есть надежда, она будет ждать. И даже когда ее не станет, будет ждать все равно. Как кошка у запертой двери.

- Благодарю, Вас, мадам. Вы очень добры, но, к счастью, ночь в коридорах Фонтенбло мне не грозит. О моем размещении… позаботились заранее, и мой багаж и горничная давно меня ждут. Там же, где всегда, - не смогла удержаться от горделивой улыбки графиня. – Право же, я пришла к Вам только для того, чтобы передать слова графа д'Артаньяна, который благоразумно не рискнул беспокоить Вас в столь поздний час лично, и вовсе не хотела бы Вас обременять.

Глаза мадам де Ланнуа весело блеснули – видно, она тоже представила себе последствия ночного визита лейтенанта мушкетеров в покои фрейлин королевы-матери. В красках.

- Но Вы обещали ответить мне на мои вопросы, дорогая герцогиня. Вы помянули, что услышали разговор карликов. Скажите мне, Вы видели их? А они Вас? Это ведь были французы, а не испанцы, не так ли? Мне показалось, что я слышала французскую речь, но там было так темно и столько шума от ветвей… и князя. Я хорошо знаю тех, кто приехал с инфантой из Испании, они все воспитаны в священном почитании королевской власти, и даже если кто из любимцев Ее Величества недоволен ее положением при дворе… - мрачное лицо Дуэнде вспомнилось Олимпии в эту минуту особенно отчетливо. И то, как он смотрел на нее, соперницу королевы, и взгляды, которыми он провожал короля, уходящего после короткой и холодной беседы с супругой. Способен ради королевы на все… но только в крайности. Можно ли считать нелюбовь мужа крайностью? Вряд ли испанские монархи отличаются в этом от французских. Брак ради блага государства – не повод подсылать маленьких убийц королю. К тому же, Олимпия была уверена, что, буде Дуэнде сочтет, что оскорбление Ее Величества должно быть смыто кровью, он сделает это сам, не руками своих французских собратьев. Да, его можно исключить.
- …Мне думается, испанцы вряд ли способны на серьезное зло. А вот к добыче месье Пикового Валета я не могу не относиться с подозрением. Мне кажется, что половина рекомендательных писем, которые он привозит вместе с очередной находкой – обычная подделка, а сам он добывает маленьких уродцев в парижских Дворах чудес, где такого товара хоть отбавляй.

Графиня задумчиво покачала ножкой в перепачканной туфельке. Придется выкинуть…Симонетта опять разворчится… Надо же, какая дурь лезет в голову, когда страшно думать… От померанцевой настойки у герцогини на щеках заиграл почти девичий румянец, но под глазами легли тени. Слишком поздно, мы обе слишком устали…

Олимпия взглянула в глаза мадам де Ланнуа – пожалуйста, не надо полунамеков, у меня уже нет сил разгадывать нынче загадки – и задала последний вопрос.

- Что встревожило месье д'Артаньяна, мадам? Что такого услышали Вы в парке, что он поспешил на поиски короля? – и быстро добавила, увидев, как хмурится старшая дама. – Клянусь мадонной, я никому ничего не скажу. Даже Его Величеству. Я… я просто должна знать, чего следует опасаться, и что примечать. Я вижу их каждый день...

Последнее полено в камине прогорело до конца и рассыпалось на алые угли. Так тихо… только часы-пастушка отбивают минуты апрельской ночи.

8

Отправлено: 17.01.09 22:39. Заголовок: Все попытки отвести ..

Все попытки отвести разговор от беспокоившей ее и графиню темы не удались.
Гостья мадам была движима любопытсвом, желанием дознаться правды, а самое главное, и это не ускользнуло от глаз герцогини, - беспокойством за любимого человека. Вот именно это и внушало доверие. Преданнсть и верность давно уже стали разменной монетой при дворе. Можно было с чистой совестью служить короне и при том предавать короля. Можно было уверять в своей верности королеву, и лгать ей бессовестно в глаза. Все покупалось и менялось. На все была своя цена.
В темных миндалевидных глазах итальянки читалось волнение. Было в резкости ее движений и еще кое-что - ревность, досада. Но эти два чувства, извечно сопутствовавшие любви, были только естественными и неизбежными. Герцогиня опустила глаза, словно не желая ни видеть, ни запоминать выражения глаз собеседницы. Не к чему ей это.

- Сударыня, вы просите меня доверить вам тайну, которую мне доверили под клятвенное обещание хранить ее. Доверили вовсе не по моей просьбе. Поверьте, я спала бы куда крепче, не зная о ней. Только из доверия слову господина лейтенанта и только... только потому что я знаю, зачем, вы от меня просите это, я скажу. Ваше слово для меня лучше клятвы. Я знаю, что вы не измените ему.

Мадам де Ланнуа встретила гордый острый как лезвие ножа взгляд итальянки.

- Да, мадам, произошли страшные вещи. Убийства. Пока только еще выясняют, с какой целью были убиты жертвы. Но даже сейчас ясно одно, кто-то пытается составить заговор против короля. Против его власти или жизни - пока не ясно. Боже... - мадам собственноручно подбросила полено в очаг и разворошила тлеющие угли. Приятный дымок свежесрубленного дерева поднялся от очага.

- Я вам не говорила. А вы не слышали.

Герцогиня посмотрела в лицо собеседницы. Дело шло не репутации и не о жизни ее самой. Это было пустяком. Самое важное было своим рвением не испортить ничего и не навлечь еще большей опасности.

- Старайтесь вести себя так, словно ничего и не происходило. Да, среди карликов королевы есть самые отъявленные негодяи. Мы слышали их разговор слово в слово и у меня до сих пор сердце холодеет от того, что они говорили. И как! Для этих чудовищ жизни людей не в грош! И они еще говорили о каком-то куманьке... Кто-то стоит за ними. А еще кто-то платит ему.

Она снова села в свое кресло и устало смотрела на огонь, занимающийся в очаге и жадно слизывавший ярко-рыжими языками полено.

- Понимаете, дорогая, кто-то стоит за всем этим. И кто это, я догадываюсь. Но какая цель? Зачем? Ведь не обвинишь негодяя, просто ссылаясь на интуицию и женские доводы о том, что вы мне просто противны, месье. Да меня и слушать никто не станет.

9

Отправлено: 18.01.09 03:49. Заголовок: Строить догадки, под..

Строить догадки, подозревать – это одно. Слышать те же слова из уст другого…

- Против его власти или жизни - пока не ясно...

Побелевшие губы тихо шепнули вслед – вслух ли, беззвучно?

- Убить короля!

Тихо качнулась и поплыла комната. Темно и душно – невыносимо. Перед глазами зачем-то светлый квадрат окна на черной стене и такой знакомый силуэт – четкий, не промахнуться из темноты… Воздуха, вдохнуть капельку воздуха и прогнать эту страшную слабость во всем теле.

Взгляд зацепился за фарфоровую чашечку с синим драконом. Хрупкая, почти прозрачная, лежит на коленях, утонув в складках юбки. Еще немного, и скатится на пол, разобьется на тонкие черепки – не сложить и не склеить. Усилием воли Олимпия шевельнула онемевшей рукой, подхватила скользящую по шелку чашечку и очень, очень аккуратно поставила ее на стол. Слава богу, что все вино выпито. Если неосторожные слова ее и глупую неловкость склонившаяся к камину герцогиня могла пропустить, не заметить – и, кажется, не заметила – то винное пятно на юбке так просто не спрячешь.

Ее хватило лишь на то, чтобы выдержать пристальный взгляд герцогини и кивнуть в ответ на предостережение. Ждать, пока вернется пропавший голос, внимательно вслушиваться в каждое слово, привычно отыскивая второй смысл. И с грустью наблюдать, как постепенно рассеивается бодрящий эффект померанцевой настойки – то ли от груза долгого дня, то ли от тяжести произносимых фраз – и на лицо мадам де Ланнуа ложатся усталые тени. Бедная герцогиня, ей ведь вставать на заре – королева-мать спит мало, мучаясь болью в груди. Взгляд на часы – боже, это уже почти неприлично, вот так злоупотреблять ее временем!

- Я… - Олимпия чуть не поморщилась, услышав собственный голос, и сделала еще одну попытку. – Я поняла Вас, мадам. Слушать и молчать – я буду очень пристально слушать, и если кто из маленького народца помянет этого "куманька"… обязательно запомню. А что касается обвинений… Дядюшка мой любил говаривать: "Был бы известен виновный, а уж в чем его обвинить – это дело судейских". Нет доказательств заговора, так найдутся доказательства других грязных дел. У тех, кто злоумышляет против короны, такие делишки, наверняка, имеются, надо лишь как следует поискать.

Вздохнув, графиня поднялась с кресла, разгладила юбку и виновато улыбнулась хозяйке будуара.

- Я слишком припозднилась, дорогая герцогиня. Простите. И Вам, и мне не помешает немного сна перед большой охотой. Негоже статс-дамам Их Величеств появляться перед двором с бледными лицами и синяками под глазами. Я покидаю Вас с благодарностью: Вы обогрели меня, подкрепили вином и, главное, удостоили доверием. Доброй Вам ночи, мадам!

Олимпия уже склонила голову в прощальном поклоне, но тут в ее глазах лукавой искоркой вспыхнула внезапная мысль.

- Знаете, если у месье д'Артаньяна вдруг появится желание отыскать любителей ночных прогулок под кустами Фонтенбло, мы могли бы проделать это без труда. В любое утро, на церемонии варки шоколада для Ее Величества. Вся ее маленькая свита собирается на этот ежедневный ритуал в полном составе. Я всегда могу сказать, что пригласила Вас угоститься шоколадом – он, к слову, многим нравится. Так что, буде такая нужда возникнет, просто пришлите ко мне кого-нибудь с запиской, и я все устрою.

Довольная собой и собственной находчивостью, молодая женщина задорно улыбнулась – ах, жаль, некому восхититься заманчивыми ямочками на щеках…

10

Отправлено: 20.01.09 21:15. Заголовок: Ах молодость... впро..

Ах молодость... впрочем, сколько бы ни было женщине лет, любовь всегда сохраняет ее сердце молодым, а дух энергичным. Особенно когда дело идет о жизни ее любви. Мадам де Ланнуа тактично кивнула головой. Надежда... именно надежда встретить свою любовь и увериться в безопасности его и их любви - вот что заставляло так мило улыбнуться графиню де Суассон.

- Да да... я не задерживаю вас. Но... позвольте проводить вас до перехода. Эти темные углы.... я не усну спокойно, если не увижу, что вы прошли к себе, - совсем по-матерински - безоговорочно - мадам посмотрела в лицо молодой женщины и поднялась. Запахнула плотнее ночной балахон, скрывавший ее сухонькую фигуру, облаченную в ночное одеяние, такое строгое, что в нем было можно смело появиться на приеме, не испортив репутации. Чепец на седой голове довершал впечатление полной неприступности.

- Идемте, дорогая. Возьмте вот эту свечу... там темно как пропасти. Лакеи просто из рук вон - не следят за лампами, все спят пьяные, вот помяните мое слово.

Позволив себе небольшую порцию ворчания для бодрости, мадам прошествовала вперед, освещая дорогу.

- И да, я очень благодарна вам за приглашение. Как насчет завтрашнего утра? Точнее сказать, сегодня. Я могу прийти пожелать доброго утра королеве и поинтересоваться новыми кружевами на ее платье... Скажем, вы пообещали мне представить меня и замолвить словечко, чтобы ее величество позволила мне взглянуть на работу. Всегда будет чем занять моих девушек. Молодежь... Боже мой... Они так и стреляют своими чудными глазками... Перед Охотой, после того, как я представлю фрейлин к дежурству, я буду свободна до обеда. Если конечно, ее величество не изволит присоединиться к охоте. Боже... в ее возрасте... Но ведь дети... дети совсем... - мадам прошептала что-то еще о детских забавах, но уже едва слышно.

- И ради Бога, мадам, ни жестом ни словом... Вы не представляете себе, как мстительны эти существа. Бестии Преисподней! Как только ее величество допустила, чтобы их привезли в приданном инфанты...

Перекрестясь, мадам поправила чепец. Завидев в окно блуждающие огоньки в мужском крыле, она недовольно хмыкнула. "Да, гостевые покои - ни дать ни взять вертеп. Что творится!!!"

11

Отправлено: 21.01.09 20:00. Заголовок: Герцогиня была права..

Герцогиня была права – в коридорах дворца было темно, как в преисподней. Даже те жалкие огарки, которые освещали Олимпии путь в половину королевы-матери, успели догореть, и если бы не две свечи, прихваченные по совету мадам де Ланнуа, им пришлось бы пробираться во мраке. Нет, риск заблудиться в переходах графиню не пугал – по сравнению с бесконечными галереями Лувра Фонтенбло был дворцом маленьким, почти домашним. Но, несмотря на беспечную улыбку, Олимпия внутренне содрогалась при мысли о тенях, прячущихся в глубоких нишах и за тяжелыми драпировками. После встречи в парке и скупых, но выразительных слов герцогини она будет смотреть на карликовую свиту молодой королевы совсем другими глазами… Совсем.

Тихое ворчание мадам де Ланнуа удивительно успокаивало – хорошо, что в эту безумную ночь хоть кто-то сохраняет присутствие духа и невозмутимый здравый смысл. Ей бы он тоже не помешал, но говорят же, что вместе с сердцем небеса отнимают и разум. Графиня вновь упрямо тряхнула головой – нет, не сейчас – и попыталась сосредоточиться на словах своей провожатой. Сегодня утром? Что ж, почему бы нет.

- Прекрасно, мадам. В таком случае, я буду ждать Вас утром в приемной Ее Величества. Королева рано не встает. Думаю, у Вас будет достаточно времени, чтобы занять фрейлин королевы-матери приличествующими им делами. Шоколад королевы обычно подают уже после одевания – довольно шокирующая церемония для неподготовленных гостей, но зато идеальный шанс увидеть всех любимцев Ее Величества. Так сказать, во всей красе. Ах, если бы королева тратила свои деньги и внимание на более достойные предметы вместо этих детских забав…

Боже, она даже ворчит так же, как герцогиня! Эта мысль так поразила молодую женщину, что она едва не споткнулась в темноте. До сих пор ее окружали ровесницы или дамы более старшего возраста, но теперь, с появлением при дворе юной герцогини Орлеанской и целого выводка прелестных фрейлин в возрасте от шестнадцати до двадцати лет прежние звезды начнут меркнуть – печальная неизбежность… Неужели ее звезда станет первой? И ей останется только ворчать на молодых, красивых и безрассудных?

Лестница, разделяющая покои фрейлин, была залита лунным светом. Мадам де Ланнуа осуждающе качнула головой в ночном чепце и так сурово поджала губы, что Олимпия невольно провела рукой по волосам и кружевам платья – так когда-то смотрела на легкомысленную мазаринетку покойная мать. Нет, сейчас дело было не в ней, взгляд герцогини приковали огни в крыле напротив. Там явно не желали прекращать праздник. Бедный Филипп. Ему бы родиться похожим на своего дядюшку Гастона, но нет же. Два молодых льва в одном логове, и одному из них всю жизнь придется мириться с тенью другого. И хорошо, если только с тенью. Сколько вина нужно, чтобы запить обиду, нанесенную родным братом? И все же, она бы предпочла потерять честь, а не сердце.

- У Месье еще празднуют… - Олимпия вздохнула и повернулась к герцогине. – Я буду очень осторожна, мадам, обещаю. Ни жестом, ни словом – никому. Мне… - на мгновение графине показалось, что из темноты на них смотрят злые маленькие глазки, влажные бесформенные рты кривятся в недоброй усмешке – мне бы очень хотелось, чтобы Ее Величество ограничилась лишь теми, кого привезла из Испании. Они… они почти кабальеро по сравнению с некоторыми из французских выродков. Иногда мне кажется, что доброта королевы спасает эти существа вовсе не от голодной смерти, а от смерти в руках палача.

Это, наверное, вино с пряностями и крепкой настойкой – что еще могло заставить гордячку Манчини вместо прощального реверанса, приличного ее положению, порывисто сжать сухую, прохладную руку пожилой дамы?

- И Вы, мадам – пожалуйста, пожалуйста, будьте осторожны. Знаете, при дворе так мало… хороших людей.

И каждый на вес золота.

Дворец Фонтенбло. Аппартаменты графини Олимпии де Суассон

12

Отправлено: 22.01.09 22:35. Заголовок: Сухонькая ручка герц..

    Сухонькая ручка герцогини легла поверх руки графини. Она легонько пожала ее, совсем не удивляясь порыву молодой женщины. Вот так среди интриг и опасностей приторно-сладкой придворной жизни рождается дружба. Не от взаимовыгоды, не от интересов.
    Мадам долго еще вглядывалась в тени на огромной лестнице. Удалявшийся огонек светил там, где шла Олимпия де Суассон. Такая энергичная и молодая, верная и пылкая. Мадам де Ланнуа невольно улыбнулась, вспоминая появление графини на балу. Какая выдержка и решительность... какая любовь.

    Неясные крики и одинокий выстрел нарушили спокойный ход мыслей герцогини. Судя по всему, гулянья и кутеж продолжались во-всю. Не желая быть свидетельницей ночного дебоша и разыгрываемых комедий вроде похищения сабинянок, мадам де Ланнуа поспешила в покои фрейлин ее величества. Заметила спящего на посту стража. Слегка дольше задержала закрывавшуюся дверь, чтобы скрипом ее разбудить бородатого швейцарца. Пусть охраняет.

    В будуаре было надымлено от очага и свечей. Но открывать окно мадам не стала. Шум со стороны гостевых покоев нарастал.

    - Господи, хоть бы мушкетеры приструнили этих гуляк, совсем не будет покою от них... скорее бы принц со своей свитой поселился в Пале-Рояле... как было бы спокойно...

    Убаюкиваемая собственным тихим ворчанием герцогиня наконец смогла уснуть.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцогини Мари-Луизы де Ланнуа. 2