Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Рядом C Опочевальней Его Величества Короля


Дворец Фонтенбло. Покои Рядом C Опочевальней Его Величества Короля

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

31.03.1661

Обычно эти покои занимал первый маршал Франции, который негласно нес ответственность за безопасность личной персоны Его Величества.

2

Отправлено: 13.07.08 20:41. Заголовок: Всем было прекрасно ..

// Парк Фонтенбло //

Всем было прекрасно известно пристрастие маршала дю Плесси-Бельера к белоснежным манжетам и воротничкам. В полках о его кошачьей привычке к чистоте ходили веселые шутки. Поэтому для того, чтобы отыскать маршала в панике, охватившей дворец и парк Фонтенбло после неожиданного дневного фейерверка, достаточно было лишь пройти к его комнате.

- Маршал не изволил явиться, господин герцог, - сурового вида ординарец степенно загородил своим широкоплечим начинавшим полнеть телом проем двери.
- Ничего, Жан, я подожду брата в комнате, - невозмутимо ответил генерал де Руже и прошел между косяком двери и ординардцем. Он снял с широкого кресла помятый дорожный костюм Франсуа-Анри и сел, с удовольствием вытянув ноги к огню в камине, - Прекрасно, Жан. Ты всегда нравился мне своей предусмотрительностью - держать огонь в камине, мало ли что понадобится.
- Да, сударь, - лицо слуги расплылось в улыбке, - я как услышал грохот и беготню, подумал, может, маршал заглянет и захочет выпить горячей настойки... вот и камзол тоже чищу для их светлости... он велел к балу приготовить новую рубашку, а где ж тут сыщешь хороших прачек да утюжниц, чтобы они все привели в порядок... вот и приходится все самому...

Де Руже прикрыл глаза, едва прислушиваясь к благочинной болтовне камердинера брата. Его мысли сейчас были заняты гораздо более серьезными и далекими и от житейской суеты проблемами...

3

Отправлено: 14.07.08 00:37. Заголовок: - Жак, камзол, рубаш..

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля //

- Жан, камзол, рубашку... новую трость подай... - Франсуа-Анри с шумом распахнул дверь и замер на пороге, - Арман? Я не ожидал, что вы решите вздремнуть у меня.

- О, господин маршал, их светлость уже давно дожидаются вас, - Жан с завидным проворством подскочил к своему молодому господину и помог ему снять замызганный и измятый камзол, - Вот изволили уснуть, пока суть да дело...

Маршал шумно вдохнул носом аромат горячей настойки из терпкого красного вина с корицей и пряностями. Незатейливому рецепту Жан научился во время войны во Фландрии у немецких рейтар. Бодрящий пронизывающий до костей напиток был его обычным лекарством от всего - начиная от головных болей и простуд, и кончая хандрой из-за отказа какой-нибудь красотки в танце на балу или поцелуе во время свидания.

- Ну-ка, налей нам с генералом по бокалу твоего зелья! Вы ведь не откажетесь, м? - маршал посмотрел в лицо брата. При свете огня оно казалось ему более постаревшим и осунувшимся, чем днем. Глубокая морщинка пролегла между темно-каштановых дуг бровей, глаза его были все еще полу-прикрыты, тонкие полоски губ сжаты, а на уголках их появились новые бороздки, - Вы нездоровы, Арман? Простите, ради Бога, я не успел поговорить с вами в парке. Столько всего происходит в связи с этими празднествами.

Сняв с себя нательную рубашку, маршал склонился над широкой фарфоровой посудиной, заменявшей ему таз для воды и знаком велел ординрдцу полить себя водой из кувшина. Громко фыркая и отряхивая брызги с лица, Франсуа-Анри умылся и позволил Жану обтереть себя льняным полотенцем. Переодев новую рубашку, он критически осмотрел ее манжеты и поправил кружевное жабо воротника. Не одевая камзола, он сел напротив брата на табурете, повернув его спинкой к себе, скрестил на ней руки и оперся о них подбородком.

4

Отправлено: 15.07.08 17:34. Заголовок: - Франсуа? Тысячу из..

- Франсуа? Тысячу извинений, -
герцог подошел к брату и пожал его руку, - Вы как всегда полны энергии, брат. Готовитесь блистать на балу?

Арман прищурил глаза и вяло потряс руку маршала. Он устал. Устал от балов, приемов и переговоров в Лондоне. От бесконечной череды блестящих накрыд и регалий сиятельных вельмож, матового блеска отливавшего от атласных платьев дам... бесчисленных огней канделябров... Путешествие от Лондона до Парижа было сплошной бравадой и показым куражем английской и французсокй знати друг перед другом и перед юной принцессой, которую они сопровождали... Помпезные вызовы на дуэли, на которых, впрочем, никто не намеревался драться всерьез... Показная доблесть забияк и секундантов - да, все было во имя нового светила двора, или просто, ради веселья, ради того, чтобы имя звучало на устах в модных салонах - такой-то дрался на дуэли с таким-то, но из любви к Её Высочеству они уступили друг другу... Помпезные разряженные петухи... Де Руже сплюнул в фарфоровую чашу, плевательницу, используемую для сплевывания новоявленной моды при дворе - жевательных табачных листьев, поставляемых негоциантами-голландцами из Нового Света.

- Я устал, Франсуа. Хочу просить его величество позволить мне вернуться в армию... в провинции... куда угодно... хоть в Новый Свет. Мне надоела вся эта показная мишура.

Заметив потемневший взгляд маршала, де Руже горько ухмыльнулся.

- Нет, я не виню вас, брат мой. Вы не они...

5

Отправлено: 15.07.08 20:56. Заголовок: Вялое пожатие руки, ..

Вялое пожатие руки, грустная улыбка, лишь мельком осветившая лицо старшего брата, затаившаяся в глазах печаль говорили сами за себя. Но маршал был бы плохим придворным и тем более не сгодился бы в друзья королю, если бы не умел видеть то, что пытались скрыть под маской. Усталость? Безразличие к карьере и продвижению? Нет, кто угодно, но не генерал де Руже мог сослаться на такие причины. Генерал был военным офицером и остался им. Дю Плесси-Бельер прекрасно знал своего брата по боевым походам, знал, что новая должность была для Армана прежде всего обязанностью и долгом перед королем, и он не стремился к продвижению своей карьеры. Поездка в Лондон была одной из многих, и сама по себе не могла так вымотать его... если только не было чего-то неординарного. Чего-то, что еще не случалось с ним до сих пор...

Франсуа-Анри взял кружку с горячим напитком из рук Жана и слегка отпил. Он вглядывался в глаза брата с той внимательностью, которую мог позволить себе только близкий человек. Их связывало не только общее имя и родство, но и трудности первых боевых лет под суровой командой отца, не щадившего ни себя, ни своих подчиненных, ни своих детей. Франсуа-Анри хоть и продвинулся в военной карьере выше своего старшего брата, став маршалом Франции, никогда не смотрел на Армана без должного уважения. Звания и чины имели вес в обществе, тем более, в парижском высшем свете. Но этих граней не существовало между братьями. Когда-то Арман де Руже был капитаном, а Франсуа-Анри лейтенантом в его подчинении... потом он был майором, выполнявшим приказы полковника де Руже... Когда Арману присвоили чин генерала, Мазарини, слышавший о нем от самого Тюренна, решил сделать его атташе при своих посланниках. Чуждый к интригам и шпионажу, генерал де Руже, тем не менее, был незаменим при посольствах, благодаря хладнокровному здравомыслию и абсолютной верности своему командованию.

Усталость... было странно слышать такие слова от строгого к своей дисциплине и привычкам военного.

- Попробуйте, это взбодрит вас, - протянув генералу свою кружку, маршал взял для себя другую, осторожно отпивая обжигавший гортань напиток, - Усталость ли гонит вас? Скажите, как есть, что происходит, Арман.

6

Отправлено: 16.07.08 19:31. Заголовок: Он взял тяжелую глин..

Он взял тяжелую глиняную кружку из рук брата и отпил. "Скажите, как есть, что происходит..." - эти слова заставили герцога де Руже ухмыльнутся.

- Франсуа, порой я думаю, что вам следовало стать аббатом. Помните, традицию - старший брат наследует титул, средний становится аббатом... младший идет на войну. У нас нет третьего... а жаль. Вы так хорошо умеете расположить к себе, что уверен, очень многие согласились бы исповедоваться вам. Простите...

Он докончил свое питье, обжегшись в горле. Услужливый камердинер маршала тут же подал ему запить холодной воды. Арман благодарно посмотрел на одинардца, так хорошо умевшего незримо присутсвовать повсюду, где он мог быть нужным своему маршалу. Верность - стиравшееся из обихода понятие при дворе, была не пустым звуком среди простых солдат его величества...

- Простите, брат, мой. Вы правы, чертовски правы. Но могу ли я позволить себе взвалить на вас свои проблемы? Тем более, теперь, когда вы должны быть заняты вдвойне - развлечением двора и охраной его величества. Не отвечайте мне, если того требует данное вами слово, но я догадываюсь, что не только случайный взрыв, если он был таковым, тревожит вас самого в этот день. Могу ли я добавить к вашим обязанностям свои пустые переживания?

Арман прошелся по комнате, удивительно сочетавшей в себе армейский порядок и отпечаток богемной жизни, которую вел в последнее время его младший брат - маленький столик с мраморной блестящей крышкой с двумя колодами карт, беспорядочно разложенными на нем, кресло, в котором он только что сидел, с охотничьим камзолом и хлыстом, запыленные ботфорты, стоящие возле камина, начисто выметенного аккуратной щеточкой, стоявшей тут же... На глаза генералу попала небольшая коробочка искусной работы. На фарфоровой крышке был рисунок глазурью - пастушки с тоненькими осиными талиями отбивались от объятий полноватых румянощеких пастушков. Генерал повернулся к брату.

- Если вы можете помочь мне советом, Франсуа, я буду всегда ваш должник. Я не знаю, правильно ли я хочу поступить. Это впервые со мной, -
тяжело вздохнув, де Руже сел в кресло.

7

Отправлено: 16.07.08 20:59. Заголовок: - Аббатом? Да что вы..

- Аббатом? Да что вы, от меня отвернутся все ордены Святой Церкви, стоит лишь мне назвать свое имя, - маршал подмигнул брату, - Но в моем молчании вы можете быть уверены. Я сохраню тайну нашего разговора, как священник хранит тайну исповели, клянусь вам.

Вдыхая терпкий аромат "колдовской" настойки Жана, дю Плесси-Бельер отпивал ее маленькими глотками, растягивая удовольствие. Краем глаз он следил за братом, когда тот ходил по его комнате. От внимания генерала не могло укрыться ничто, и он явно заметил беспорядок в вещах брата. Да... со времени приезда в Фонтенбло маршал едва успел переодеться из дорожного платья в новый атласный костюм, который теперь выглядел безнадежно испорченным из-за его героического падения наземь с пожилой статс-дамой её величества Анны Австрийской.

- Помилуйте, Арман, какие дела могут помешать мне быть внимательным к делам моей семьи? Государь никогда не загружал меня моими обязанностями при его особе настолько, чтобы я должен был забыть о своем долге перед вами, брат мой.

Франсуа-Анри прекрасно догадывался о том, что могло происходить в душе его брата, но ждал, когда тот сам решится признать это. Еще в часовне Пале-Рояля во время свадебной мессы он заметил, как побледнело лицо Армана, когда английский посланник сэр Райли ввел под руку укрытую густой белой вуалью принцессу Генриетту-Анну Английскую. Видевший брата в бою, дю Плесси-Бельер мог своей честью поклясться в бесстрашии генерала. Никогда не бледневший перед лицом врага, даже когда пушечные ядра и зажигательные снаряды разрывались у ног его коня, генерал де Руже был бледен как человек, увидевший нечто ужасное и неизбежное перед собой... Капельки пота выступили на его широком лбу... осторожно, не привлекая ничьего внимания, маршал протянул брату свой платок, чтобы тот мог вытереть лицо... Франсуа-Анри ничего не сказал тогда, и даже не смотрел в его сторону больше, стараясь не подать виду, что заметил его взволнованное состояние. Он ждал. Он знал, что брат либо справится с кризисом сам, либо придет к нему... как обычно сам Франсуа-Анри приходил к Арману, когда очередная интрига с молоденькой красавицей казалась ему любовью всей его жизни.

Маршал продолжал взглядом следить за братом. Все в лице его и в движениях говорило о серьезности ситуации. Это не было похоже на легкие утомленные вздохи самого Франсуа-Анри, когда не выспавшись всю ночь напролет, он ошибочно считал учащенное биение своего сердца тем любовным томлением, которое постигло его наконец...

- Арман, я почти догадываюсь, о чем вы хотите сказать мне. Не томитесь, ради Бога, я ведь не девица... конечно, я никогда не переживал так, как переживаете вы сейчас. И все же... я понимаю в чем дело. Так скажите теперь сами, обнажите сами перед собой свои чувства и освободите себя от сомнений на этот счет.

8

Отправлено: 17.07.08 17:22. Заголовок: "Как он правильн..

"Как он правильно говорит. Черт подери, как правильно и без сомнений. Но, верно говорят, сытый голодного неймет" - де Руже тяжело вздохнул словно от нехватки воздуха и поднял глаза к потолку. Поблекшие росписи на плафоне развлекали его взор, но никак не уводили его мысли от главного... от его беды.

- Франсуа, если вы все понимаете, то не требуйте от меня говорить об этом. То, что произошло, далеко не радостное и не счастливое событие в моей жизни. Но мне нужен ваш совет совсем по другому поводу, брат, - вздох, еще более шумный и долгий, - Я хочу, чтобы это осталось лишь в моем сердце, и моей тайной. Это безумие, и оно может повлечь огромные несчастья... не мне. Упаси меня бог думать о собственной жизни. Но это может бросить тень на нее... понимаете?

Потемневшие блестящие глаза Армана вглядывались в глаза брата, отыскивая в них понимание и ответ.

- Понимаете, если не дай бог... не дай бог...

Генерал ударил себя по колену сжатым кулаком и стиснул зубы, как если бы что-то сдавило его сердце. Немигающим взглядом он посмотрел на брата. По своему характеру Арман был более замкнут, чем его младший брат. До некоторых пор чувства и эмоции вообще казались ему чем-то эфемерным и придуманным. Он находил в них оправдание бесшабашности своего брата, но никогда не признавал их в себе. Холодный рассудок и здравый смысл - он ценил это превыше всего и полагался только на них. Теперь же, он с трудом мог признаться самому себе, а тем более Франсуа-Анри, что попал в сети... в сети столь далекого ему и так долго не признаваемого им чувства - любви.

9

Отправлено: 17.07.08 21:11. Заголовок: Шумные вздохи и грус..

Шумные вздохи и грусть в глазах брата подтверждали догадки маршала. Он медлено, тщательно подбирая каждое слово, констатировал:

- Одним словом, вы любите ее и боитесь, что ваши чувства станут известны ей? Ведь так? Помилуй Бог! Арман, вы же влюбились! - Франсуа-Анри весело хлопнул в ладоши, - Жан! Немедлено разыщи для нас бутылку хорошего анжуйского! Достань откуда угодно, хоть из-под земли, - он подмигнул брату, - Мы должны отметить это событие, брат мой!

О да... эти тяжелые вздохи - то ли от неразделенных чувств, то ли просто от их переизбытка. Двадцативосьмилетний генерал был похож сейчас на молодого школяра, впервые сочинявшего мадригал о цвете глаз своей богини.

- Но откуда столько пессимизма, помилуй Бог? Ведь это же чудесно! Вы любите, а значит, у вас выросли крылья за спиной и вы готовы на любое безрассудство, мой дорогой Арман! Значит, вы наконец-то забудете о скучной дисциплине и здравомыслии. Эть же прекрасно! Ну, что вас так мучает?

Выражение лица брата заставило маркиза громко рассмеяться:

- Простите, Арман, но вы совсем не так воспринимаете благословение, которое послал вам Господь, и которое называют любовью. Это не преступление, клянусь распятием, и в этом нет ничего предосудительного. Почему у Её Высочества не может быть поклонников, рыцарей, менестрелей? Чем она хуже той же графини де Суассон или даже самой королевы, вокруг которой вьется хоровод испанских грандов, считающих за небесную благодать увидеть краешек ее платья? Вспомните королеву-мать, Её Величество до сих пор славится своей красотой, а сколько голов потеряли способность мыслить здраво из-за одной улыбки в ее глазах, когда она была молода! Ваша любовь не бросает тень, она как орнамент для прекрасного бриллианта - она подчеркнет красоту и очарование вашей дамы сердца. И, поверьте, это ничуть не повредит Её Высочеству.

В комнату ввалился запыхавшийся Жан, неся запыленную бутыль и небольшой конверт в руках.

- Ваше вино, сударь. Но имейте в виду, Марион сказал мне, что более не поставит ни одной бутылки, вплоть до следующего поступления подвод с запасами из Парижа. Из-за проклятого взрыва было уничтожена почти половина запасов из его погреба - что растащили, а что и впрямь побилось... Ну, вы же знаете, как оно бывает...

Ординарец неспешно открыл бутылку небольшим складным ножом, трофеем, снятым с тела убитого им когда-то в бою испанца, и разлил темно-красный напиток в кружки - господину маршалу и генералу.

- А, вот еще, - он оттер капли вина с белого конверта и протянул его маршалу, - тут одна субретка просила передать вам. Не знаю, чья она... не назвалась. Только спросила, вы ли маршал дю Плесси-Бельер, и передала...

10

Отправлено: 18.07.08 16:16. Заголовок: Де Руже недоумевающе..

Де Руже недоумевающе посмотрел на брата. Его веселье и оптимизм были чужды и непонятны герцогу. Для него самого его любовь была несчастьем, ужасным и необратимым событием. Пить по этому поводу он вовсе не собирался, и уж тем более радоваться. Это не было сиюминутной влюбленностью. Арман не ощущал в сердце той жгучей потребности видеть предмет своей любви перед собой, как это должно было быть по обыкновению. Напротив, он хотел бежать от своей любви, бежать на край света, туда, где он точно не мог бы ничего услышать о ней и никогда не увидеть больше.

Её образ был всегда перед его мысленным взором... Темно-каштановые с золотистым отливом ресницы оттеняли синеву прекрасных глаз. Лучистый взгляд их был внимательным и теплым, в них всегда искрилась легкая улыбка... Её кожа была приятного матового не слишком бледного цвета... легкий румянец на щеках и едва заметные ямочки... Её голос... что-то было в нем... Он не мог понять, что именно, но даже сейчас явственно слышал ее тихие слова, так отчетливо, как если бы она говорила с ним сейчас...

Он бежал от наваждения, от привязанности, от любви к ней. Бежал, потому что знал, что никогда не сможет любить никого более, потому что принадлежал только ей. Он никогда не допустил бы, чтобы она даже заметила его взгляд на себе, чтобы она догадалась о его чувствах. Она никогда не могла бы даже благоволить ему, не то чтобы ответить на его чувства, не омрачив тем самым свою жизнь. Это было безумием даже представить себе. И герцог прекрасно понимал, что не смог бы просто воспевать красоту принцессы, не пытаясь завоевать ее сердца, не мечтая о большем... Он не мог сражаться за ту, которая принадлежала не ему по закону и по рождению. Он должен был бежать.

- Франсуа, я люблю ее, - тихо, но твердо сказал герцог, отметая все радужные прожекты маркиза. Он посмотрел на брата взглядом, более не обреченным, но полным решимости.

11

Отправлено: 18.07.08 18:50. Заголовок: - Что за письмо? М? ..

- Что за письмо? М? - пока Жан наливал вино в кружки, маршал бегло прочитал аккуратные строчки, написанные убористым мелким подчерком, - Ну и ну! Как говорил Сент-Аман после своей поездки в Персию, если гора не идет к Магомету, то Магомет придет к горе... Друг мой, за меня только что решили одну из головоломок, заданных мне Его Величеством. Если вы когда-либо захотите оповестить весь двор, нет, весь Париж, и всю провинцию о чем-либо, не трудитесь писать объявления в "Ла Газетт" и посылать герольдов и трубачей с прокламациями. Просто шепните все, что вам нужно огласить, на ушко госпоже де Ланнуа, и будьте уверены, все будет великолепно. А если к тому добавить, что это государственная тайна, то не пройдет и четверти часа, как в нее будут посвящены все посольские службы в Париже. Наша несравненная обожаемая крестная. Я имел несчастье повалить ее на землю, уберегая от взрыва, и она теперь хочет выразить мне особую благодарность, - белые блестящие зубы Франсуа-Анри обнажились в улыбке, - Я счастливчик сегодня. Итак, выпьем за сегодняшний бал и мадам герцогиню.

Он отложил конверт с письмом в сторону и весело глянул на брата. Вид последнего напоминал рыцаря на средневековом турнире, готового с обнаженной грудью броситься на копье противника ради улыбки своей прекрасной дамы... а точнее, ради ее прощального доброго слова на его одинокой могиле...

- Помилуй Бог, Арман! У вас такая смертельная тоска в глазах, что я уже готов усомниться, любите ли вы, или уже похоронили себя и свое счастье. Вы - эгоист, каких свет не знал, брат мой! - голос Франсуа-Анри изменился и он сурово посмотрел в глаза герцога, - Вы любите ее, и все еще не задались простым вопросом, а любит ли она вас. Если нет, то вы свободны ехать хоть на край света, рассказывая всем сказки о вашей усталости. Но если вы нужны ей?

Маршал протянул кружку с вином брату. В его глазах было все то же веселье, но вместе с тем и участие. Он тихо положил руку на плечо брата и сжал его. Отпил вина и шумно выдохнул крепкий терпкий вкус.

- Вы должны поговорить с Её Высочеством, брат мой. Я уверен , что вы никогда не простите себе, если уедете, не узнав, что были нужны ей. Поймите, любящий и преданный друг - это сокровище, которое стоит всей королевской казны и более того.

12

Отправлено: 19.07.08 17:12. Заголовок: Невероятно... Как то..

Невероятно... Как только он мог подумать такое? Пораженный таким безумным и смелым предположением, Арман посмотрел на брата, машинально принимая кружку с вином из его руки. Крепкий аромат прекрасного букета запахов приятно пахнул в нос, герцог отпил немного освежающего и по-настоящему бодрящего вина. Слова брата стали более реальными и ясными для него... и все-же... червь сомнений, осознания собственной недостойности, несбыточности надежд точил его душу.

- Франсуа, я не смею и мечтать об этом... Кто я для нее? Очередной напыщенный дворянчик? Один из многих, пытающихся привлечь к себе ее внимание в надежде на возвышение? Будь она простой девушкой, не связанной этими условностями положения и этикета, я бы не задумываясь признался ей в любви... И если бы только была ее воля согласиться на мою любовь, я преследовал бы ее повсюду как тень, как незримый ангел-хранитель, оберегая ее и почитая... Но как она поверит мне в нынешнем положении, когда вокруг нее десятки подобных воздыхателей?

Заметив улыбку в глазах брата, герцог серьезно сдвинул брови. Его лицо побелело в гневной вспышке:

- Не думайте, что я боюсь соперников, брат мой! Согласитесь вы или нет быть моим секундантом, не важно. Я убью на дуэли каждого, кто посмеет сравнивать мою любовь с их амбициями и вожделением к положению и богатсву ее высочества!

Чувствуя, что анжуйское вино быстро делало свое дело, развязывая его язык и обращая недавнюю грусть во гнев, Арман отставил недопитую кружку в сторону и поднялся на ноги. Нет, пьянеть он вовсе не собирался. И тем более не собирался вызывать насмешки своего брата недостойными его словами и поведением. Он бросил последний гневный взгляд на Франсуа-Анри. Видя понимание и спокойное ожидание в глазах младшего брата, герцог отступил.

- Простите, Франсуа, я склонен видеть вещи в более темных тонах, нежели они есть... -он позволил тяжелому вздоху вырваться из груди. Это не помогало ему дышать глубже и свободнее... беспокойство, сомнения, боязнь быть услышанным и отвергнутым в одно мгновение, сдавливали его грудь...
Подойдя к брату, он мягко похлопал его по плечу.

- Вы правы - не зная наверняка, мне не подобает гадать и предполагать как старой фрейлине, раскладывающей пасьянс у окна в ожидании ее менестреля, - Арман усмехнулся собственному сравнению, так как в этот момент воображение нарисовало ему картину мадам де Лафайет, славившейся своей любовью к гаданиям на картах, - У вас ведь будет свидание с одной такой особой, м? - легкая улыбка мелькнула в его взгляде.

13

Отправлено: 20.07.08 20:01. Заголовок: - Да, будет. Судя по..

- Да, будет. Судя по всему, у мадам есть интерес ко мне, - Франсуа-Анри улыбнулся, - Итак, вы решились на что-то, я ведь угадал? - не давая брату уйти от темы, маршал спросил его со всей прямотой, только ему свойственной и позволительной в силу его бесшабашного характера, - Вы встретитесь с принцессой и предложите ей свое сердце, как и подобает рыцарю, м? Вы ведь пришли ко мне не затем, чтобы делиться сомнениями и услышать мои сочувствия, не так ли? Чем я могу содействовать вам, Арман?

Жестом отослав Жана из комнаты, дю Плесси-Бельер подошел к столику и плеснул в свою кружку еще немного вина. Принюхался к аромату... медлено выпил до дна и отставил кружку в сторону.

- Итак, что мы можем предпринять, сударь? Какие у вас приказы на этот вечер? Вы, кажется, должны сопровождать сэра Райли повсюду, м? Нехорошо, что вы оставляете достойного джентельмена скучать одного. Представьте его мадам де Лафайет, представьтесь ей сами... если хотите, можете замолвить ей словечко обо мне... том самом, который знаком с мадам де Ланнуа. Для старых матрон нет рекомендации лучше этой. На балу, когда все фрейлины будут ожидать куртуазных приглашений на танец, я приглашу одну из ближайших подруг Её Высочества... и может, под сенью роз в саду мне удастся договориться от вашего имени о свидании или передать с ней послание для вашей дамы сердца. Вы же ехали вместе с ними, вы должно быть знаете, кто из них наиболее предан принцессе?

14

Отправлено: 21.07.08 17:03. Заголовок: Приказы... Арман сов..

Приказы... Арман совсем забыл и думать о своих обязанностях сопровождать повсюду сэра Райли и его помощника, нового секретаря посольства лорда Брендлея. По прибытии в Фонтенбло он долго прогуливался в парке, пытаясь примирить себя с мыслью, что его путешествие с милой принцессой пришло к концу. Скучная, если не сказать унылая, компания пожилого лорда-посла и занудного своим всезнайством и любопытством помощника, досаждала юной принцессе. В то время как остальный кавалеры ее кортежа соревновались между собой в остроумии и блеске своих нарядов, герцог де Руже дю Плесси-Бельер старался держаться в тени, пуская своего жеребца гарцевать в отдалении от шумной кавалькады. Лишь изредка он позволял себе проезаться рядом с каретой принцессы. Каждый раз он встречал ее радостный взгляд и приветливую улыбку. Он срывал для нее свежие первые полевые цветы - такие же нежно-синие, как ее прекрасные глаза...

- Вы правы... я совсем забыл о своем долге. Мистер Райли наверняка сидит в своих аппартаментах и ждет, когда я появлюсь, - де Руже кисло улыбнулся, - Он вроде тех пожилых матрон, опекающих молоденьких фрейлин - обажает сплетни и истории... Думаю, это будет хорошей затеей, предложить ему познакомиться с де Лафайет. Что касается, преданности Её Высочеству... я думаю, что мадемуазель Эрендел, леди Эрендел, - Арман заметил заинтересованный блеск в глазах брата, - Вы, кажется, уже знакомы с ней, не так ли? К сожалению, я только был представлен ей, но не имею удовольствия быть знакомым лично. Знаю только, что ее отец очень благородный человек, участвовал в гражданской войне на стороне короля Карла. Августа Блюм, леди Эрендел - это ее полное имя.

Генерал подошел к небольшому столику, на котором среди прочих вещей стояла небольшая походная чернилица, лежало несколько перьев.

- У вас есть писчая бумага, маркиз? Я напишу письмо... Вы ведь поможете мне передать его?

15

Отправлено: 23.07.08 13:13. Заголовок: Франсуа-Анри подошел..

Франсуа-Анри подошел к небольшому кабинету красного дерева. Всегда, когда он приезжал в Фонтенбло, распорядитель двора Его Величества отводил для маршала эту комнату и снабжал ее необходимыми для него мелочами. В кабинете всегда лежали писчая бумага, несколько заточенных перьев, перочинный нож, небольшой одногранный стилет для вскрытия печатей, немного красного воска и маленькая подставка для свечи, чтобы разогревать воск.

- Напишите ей... что-нибудь поэтическое... м... о звездах, розах и соловьях, - маркиз обернулся и подмигнул брату, - вот перо и бумага... я разогрею воск пока.

Сняв со среднего пальца небольшое кольцо печатку, Франсуа-Анри протянул ее Арману:

- Никто не узнает, что письмо написано вами... даже сама принцесса. Упомяните в нем что-то, известное только вам обоим. Сегодня же вечером я передам его через леди Эрендел.

Генералу не потребовалось много времени, чтобы написать несколько весьма лаконичных строк. Но, там где поэтам требуются свитки пергаментов, чтобы записать свои мысли, влюбленным достаточно пары слов, глубоких и верных, отражающих их сердце. Де Руже вернул брату законченое послание, не сворачивая его. Маркиз впрочем даже не взгялнул на него, но присыпал песком, чтобы осушить чернила и аккуратно свернул. Налив небольшую каплю красного воска, он запечатал песьмо и немного помахал им, чтобы остудить.

- Все будет прекрасно, Арман, даю вам слово! И забудьте об отъезде, ради Бога. Ну, разве только по долгу службы, - маркиз задумчиво потер подбородок... - Х-м... насчет ответа... У вас ведь есть особенный знак, по которому вы узнаете ответ? Впрочем, леди Эрендел может помочь нам в этом, я полагаю. Отдыхайте и расслабьтесь. Моя скромная келья, - маркиз рассмеялся, - в вашем распоряжении, брат мой. Но не забывайте про господина Райли.

Вернувшийся на зов маршала Жан подал ему новую сорочку и помог подвязать кружевные тесьмы на рукавах. Одевшись в щегольской костюм, нежно-голубого с серебряным шитьем цвета, маршал одел поверх камзола свою парадную перевязь и прицепил к ней свои ордена. Оглядев себя в зеркале, он улыбнулся своему отражению.

- Советую вам также переодеться в парадное для бала. Это впечатлит... кого нужно. Велите Жану принести ваш костюм сюда, он выполнит все толково. Итак, до вечера, Арман, не грустите и не позволяйте более сомнениям опережать события.

// Дворец Фонтенбло. Аппартаменты герцогини Мари-Луизы де Ланнуа //

16

Отправлено: 20.01.09 23:22. Заголовок: // Фонтенбло. Лужайк..

// Фонтенбло. Лужайка перед дворцом. 3 //

Тихий бессмысленный шепот, громкое дыхание, шелест юбок и глухие удары шпаги о мрамор колонны. Почувствовав, как тело девушки расслабилось в его руках, маршал подхватил ее на руки.

Темные одноликие портреты галереи и приемной его величества были свидетелями безмолвного пути рыцаря и его дамы сердца. Стражники молча, не видя ничего, открывали двери настежь перед первым маршалом Франции. Шел ли он с докладом к его величеству или в свои покои - пароль первого маршала действителен на все времена - во имя короля. Франсуа-Анри нес Августу в свои покои, вместо того, чтобы проводить фрейлину ее высочества в покои для фрейлин. Попадись он с ней на руках пред очи недремлющей мадам де Лафайет и от репутации девицы не останется и следа.

- Месье маршал, наконец-то! - заспанное лицо камердинера появилось из угла, где стояла его походная складная кровать.
- Спи, Жан... Утром все, что нужно принеси.
- Да, месье, - привычный ко всему камердинер развернулся к стене и тут же засопел.

Дверь в спальню была чуть приоткрыта. Маркиз легко толкнул ее ногой.
Маленькая комнатка. Огромная кровать под балдахином из прозрачного газа. Окно с раскрытыми ставнями. Серебристый луч, пробиваясь сквозь ветви деревьев, бил в окно.
Здесь было тихо. Даже музыка и крики не доносились сюда - окна выходили во внутренний сад и розарий - привилегия приближенного к королю первого маршала.

Они стояли перед окном...
Что это?
Оба замерли.
Легкий треск сучка... Тишина...
И вдруг, волшебная трель соловья... сначала тихо, а потом все громче ночной певец любви запел свою первую весеннюю серенаду.

Маршал улыбнулся и поцеловал удивленно раскрывшиеся губы.

// Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 2 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Рядом C Опочевальней Его Величества Короля