Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Сен-Жермен и Королевская Площадь. » Улица Турнель, особняк де л’Анкло


Улица Турнель, особняк де л’Анкло

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

31.03.1661.

2

Отправлено: 25.10.08 01:00

31.03.1661
Царство Нинон де Ланкло начинается сразу же массивными чугунными воротами, по обе стороны которых растут два величественных ясеня. Ворота почти всегда распахнуты.
Центральная дорога ведет от ворот к особняку. Чуть далее за особняком виден дом для прислуги. Дорога достаточно широка – по ней вполне возможно проехать двум экипажам в ряд.
Войдя в особняк, Вы сразу же попадаете в просторный холл. На стенах висят массивные канделябры, в промежутках между которыми напротив друг друга расположены два зеркала в полный рост. Чтобы попасть в любую часть дома необходимо сначала пройти через этот зеркальный коридор.
Впереди видна ведущая наверх центральная лестница, покрытая темно-синей дорожкой.
Сразу за зеркалами также напротив друг друга справа и слева двери.
Одни из них довольно массивные двойные из мореного дуба ведут в большой зал, сердце этого дома – в салон. Открывая дверь, Вы попадаете в большой и светлый уютный зал, плавно перетекающий в следующий - множество уютных комнат, сливающихся в единое пространство. Стоит побывать здесь пару мгновений, как Вы понимаете, почему сей салон известен на весь Париж. Мягкие диваны и кресла цвета парного молока, множество подушек и валиков. Резная деревянная мебель: низкие столики на кривых ножках, стеллажи с книгами в тёмных, золочёных переплётах. На некоторых из столиков лежат журналы и газеты, стоят подсвечники, декоративные шкатулки, статуэтки и пепельницы, а на других сложены колоды карт. В центре свободное пространство, вероятно предназначенное для танцев. Возле стен расположилось несколько изящных диванчиков. В углу находится изящный клавесин.Тяжёлые светлые гардины на окнах до потолка и много-много света. Тёплую атмосферу дополняет мраморный камин с множеством портретов, канделябров со свечами и резных статуэток на каминной полке. Тёмный дубовый паркет покрывает пушистый ковёр, напоминающий оттенком кофе с молоком. В салоне всегда царит атмосфера веселья и лёгкости. Самые сливки Парижа, собираясь здесь, чувствуют себя свободно и непринуждённо. Напротив входа - портрет хозяйки салона во всю стену - изюминка салона. Её приветливая улыбка приглашает войти и оставаться здесь как можно дольше.
Если пойти из холла в левую дверь, то попадаешь в столовую. Здесь стоит обеденный стол, предназначенный скорее для трапез в узком кругу друзей, нежели для больших собраний. Есть несколько столиков для чая и подносов. У стены стоит большой сервант с тарелками, чашками, бокалами и вазами. Вся мебель выполнена в едином стиле из темного дерева.
Также на первом этаже располагаются несколько гостевых комнат и комната для прислуги.
Немногие из посетителей салона бывали на втором этаже особняка. Здесь находятся покои Нинон. Место, где многие мужчины желали бы побывать – это спальня хозяйки. Чрезвычайно просторное помещение находится над литературным салоном и выдержано в том же приятном сочетания шоколадных и кофейных оттенков. Главным украшением комнаты является большая двуспальная кровать на низких ножках с балдахином. Среди прочей мебели в спальне наблюдается два кресла, расположенных сразу под окнами и небольшой столик между ними. С другой стороны находится старинный комод и туалетный столик с многочисленными баночками и колбочками хозяйки. Общую атмосферу уюта дополняют встроенный камин и мягкий ковер нежно-бежевого цвета.
Остальное пространство второго этажа занимает кабинет-библиотека. Следующая комната – кабинет. Просторная комната, немногим уступающая в размерах спальне. Большое окно, завешенное бежевыми шторами с крупным темно-зеленым графическим рисунком, и широким подоконником, на котором лежат несколько подушек, обтянутых таким же темно-синим шёлком. Рядом с окном расположился рабочий стол и удобное кресло. На столе всегда царит полный порядок. У одной из стен стоит диван, на нём лежат несколько подушек, аналогичных лежащим на подоконнике. Впереди него стоит кофейный столик - тоже из дерева. Сверху положено прозрачное стекло, под которым красуются засушенные кленовые листья красных и желтых оттенков. У противоположной стены стоят большие деревянные стеллажи, заставленные книгами.

3

Отправлено: 25.10.08 01:22

1661 год. 31 марта. 17.00
На дворе был ранний вечер, когда  на площади появилась небольшая группа всадников, которую возглавляла женщина. Она был одета в черный охотничий костюм, а ее плащ свободно развевался на ветру.
Стоило им приблизится к особняку на Королевской площади, как в воротах началась сумятица. Бесспорно, вернулась хозяйка. Остановил лошадь у самого входа в дом, графиня спрыгнула на землю и отдала коня на попечение конюха. Сдержано кивнув на приветствие прислуги, Нинон обратилась к одному из спутников. Видимо, он был ее управляющим. Говорила она резко, ее голос звенел сталью:
- Я жажду увидеть все газеты, которые вышли за время моего отсутствия на своем рабочем столе.
Затем графиня уверенно, можно сказать, стремительно вошла в дом, поднялась на второй этаж. В спальне при помощи служанки сменила свой охотничий костюм на удобное домашние платье, а сверху накинула тончайшую голубую шаль. Переодевшись, она прошла в свой кабинет. Нужно отметить, что ее приказ был выполнен незамедлительно – на столе высилась стопка газет, сложенная в хронологической последовательности. Видно, что управляющий добросовестно выполнял распоряжения хозяйки. Сев в кресло, Нинон достала стопку чистой бумаги, придирчиво изучила заточку пера и принялась просматривать газеты, время от времени делая какие-то пометки.

4

Отправлено: 26.10.08 12:26

1661 год. 31 марта. 17.15
Одна из первых газет, которую взяла графиня, упоминала про ее заточение в монастыре Мадлонетт по обвинению в том, что она де заражает вольнодумством придворную молодежь.
Прошел год, но она помнит все детали начала своего изгнания. Хотя, тогда, она не верила. Ощущение, что она всё ещё спит, не покидало девушку в тот момент. Она несколько раз поморгала, надеясь, что ей сейчас скажут, мол, это шутка. И когда, карета увозила ее из особняка, Нинон все еще не верила. Сказать, что она была удивлена, значит не сказать ничего. В тот момент Нинон вспоминала графа де л’Анкло. Она поняла, каково это - уснуть вечером в светлом, радостном настроении, после прекрасного вечера в салоне, лечь спать с самыми радужными надеждами и планами, а, проснувшись, узнать, что тебе приказано, отправится в изгнание?
Сколько времени прошло, а словно бы только вчера это было. Все мелочи того дня, вечера, ночи жадная и злая сохранила памяти. Ее любимого отца высылают из Франции. Они как раз вернулись с прогулки верхом в Булонском лесу. Они смеялись потому, что встретили в лесу старую герцогиню, которая поздравила отца со столь красивым сыном. Затем был веселый прием у старого друга семьи. А на утро беда пришла в их дом…
Высылка отца была тяжелым ударом для Нинон. Она лишилась человека, который понимал ее, как никто другой больше никогда не понимал. На прощание она пообещала ему никогда не изменять себе, своей природе.
Нинон невольно улыбнулась, вспоминая, как в одиннадцать лет написала отцу письмо, где выбрала свою дальнейшую судьбу. Столько лет прошло, но она помнит все, о чем писала.
«Если бы я была мальчиком,  то Вы могли бы научить меня ездить верхом и владеть оружием — мне это нравится гораздо больше, чем крутить в руках четки. Для меня настал момент объявить Вам, что я решила не быть больше девочкой, а стать мальчиком. Не могли бы Вы, поэтому устроить так, чтобы я приехала к Вам, дабы получить приличествующее моему новому полу образование?»
- Боже, как давно это было… Сколько воды утекло, а я так ни чуть не изменилась. Я верна своему слову, отец, - тихонько прошептала графиня и вернулась к дальнейшему прочтению газет и анализу полученной информации.
Я уверена, что смогу оправится от навета г-жи де Граммон, злобной лицемерки, о которой ее супруг Маршал, говорит, что она даст тридцать очков фору самому сатане.
Так-так… Значит, начались празднества в честь свадьбы Их Высочеств Принца Филиппа и Принцессы Генриетты. Наверняка, весь двор Фонтенбло. Понятное дело, мне,  как не угодной приглашение не пришло. Хотя, когда это меня останавливало? Правда, сейчас надо действовать, словно ни в чем не бывало, но рассудительно. Явится к Фонтенбло просто так - крайне дерзко и глупо. Но вот если в сопровождении кого-то, к кому двор благосклонен – это красивый ход. Осталось лишь выбрать, к кому лучше обратится с подобной просьбой.

5

Отправлено: 28.10.08 21:22

1661 год. 31 марта. 18.00.
Закончив читать газеты, Нинон принялась за те письма, которые не были доставлены к ней в монастырь. Одним из первых, она распечатала письмо от маршала  Франсуа-Анри де Руже дю Плесси-Бельер.
"Любезная Нинон, - писал он ей, - я сожалею, что не смогу Вас встретить в Париже по Вашему возвращению. Увы, я вынужден уехать. Мне другого выхода нет –  в честь свадьбы принца Франции и принцессы Англии, на празднования в Фонтенбло обязаны прибыть все представители дворянства. Говорят, особенно чудесным будет представление Вашего друга Мольера, а также охота, которая должна состоятся на второй день празднований. Но как бы там ни было, этому обществу явно недостает вашего остроумия. И пусть остроумие – всего лишь образованная дерзость, но ничего не заменит ваш разговор, ваше присутствие, ваш внимательный и умный взгляд.
Ах, да еще хотел Вам сообщить, что назревает забавное пари – осмелитесь, явиться ли Вы ко двору? Вы, знаете, во мне есть какая-то глупая откровенность, какая-то болтливость… Нинон я ставил, что Вас увидим мы в Фонтенбло. Надеюсь, Вы оправдаете мои надежды?
Мне хочется дать Вам напоследок лишь совет, больше я ни на что не годен: не бойтесь гнева при дворе, мне кажется, Вы быстро сумеете очаровать всех вновь. Хотя, по правде, мало кто успел забыть Вас
".
- Маршал, вы ничуть не меняетесь. Все такой же авантюрист. Как же Вы разительно отличаетесь от своего брата!
Нинон отложила письмо Франсуа в сторону и откинулась на спинку кресла. Письмо это, яснее всех возможных доводов, показало ей, как она была права, думая, что легко восстановит свое положение в обществе.
Ох, не люблю я двор. Но боюсь, положение графини обязывает меня быть в Фонтенбло. Не могу же я выказать не уважение к воле его Высочества? Мне следовало быть там еще днем! Но, ничего - самые яркие звезды всегда появляются ночью. До Фонтенбло часа три езды – лошади у меня хорошие и выносливые. А по поводу заточения – из этого можно сделать очередную пикантную историю. Уверена, многим понравятся рассказы, будто некоторые придворные волокиты собирались осадить монастырь Мадлонетт или о том, что какие-то блестящие кавалеры измеряли из соседнего дома высоту стен монастыря. Главное не попадаться на глаза королеве-матери. Благоразумному человеку следует проявлять осторожность, имея дело с грозной Анной-Австрийской.
Графиня улыбнулась своим мыслям и кликнула свою служанку, Мари. Через пару минут девушка с темными прямыми волосами, острым носиком и блестящими карими глазами предстала перед одной из известнейших женщин Франции.
- Мари, прикажите заложить карету, а затем я жду в своей спальне. Мне необходима ваша помощь, что бы одеться подобающим образом. Я покидаю особняк и отправляюсь в Фонтенбло. Вы обязаны прибыть туда завтра со всеми необходимыми нарядами, я оставлю вам подобающие инструкции.
- Это все, госпожа?
- Да, ступайте, милочка.

Когда девушка покинула комнату, Нинон быстро набросала список необходимых ей вещей. Затем она встала из-за стола, взяла свечу и вышла из кабинета. Она направлялась в свою спальню, раздумывая над извечным женским вопросом - что же одеть.
У себя в спальне Нинон отперла сундук с новым платьем, которое доставили лишь за несколько дней до ее собственного приезда. Портниха сшила прелестное шелковое платье изысканного цвета лаванды, выгодно подчеркивающего цвет глаз и волос графини.
Стук в дверь возвестил о приходе Мари.
- Войдите.
Нинон по удобнее устроилась в кресле, а служанка принялась укладывать ее волосы в красивую прическу - зачесанные назад и заплетенные в косу волосы она сворачивала узлом, а на лоб и виски спадали тонкие завитые пряди.
Затем пришла очередь нижнего белья и корсета, обязательной принадлежности бального туалета. Мари легко затянула шнуровку на своей госпоже и в очередной раз удивилась, как той удается сохранять столь замечательную фигуру в ее годы. изобрел такое орудие пытки, как корсет, несомненно, заслуживал сурового наказания.
Наконец служанка подняла над головой Нинон платье и надела его, а затем зашнуровала сзади.
- Хорошо, - Нинон открыла обитую бархатом шкатулку для драгоценностей и вынула из нее великолепное ожерелье из пяти нитей превосходного жемчуга, соединенных между собой аметистами в золотой оправе, а также длинные серьги, с жемчугом и аметистами, - Теперь я полностью готова. На столе в кабинете лежит инструкции для тебя и Рене.
С этими словами Нинон достала из ящика комода веер и маску, а потом из комнаты, а следом за ней и девушка.
Перед тем, как графиня покинула особняк, Мари помогла ей одеть подбитый мехом плащ.
Карета запряженная восьмеркой лошадей уже стояла у подъезда. Опершись на руку своего управляющего Рене, женщина села в карету и отдала приказание ехать в Фонтенбло.

//Дорога из Парижа в Фонтенбло//


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Сен-Жермен и Королевская Площадь. » Улица Турнель, особняк де л’Анкло