Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. 2


Парк Фонтенбло. 2

Сообщений 41 страница 60 из 67

1

31.03.1661
Тенистый парк, отделенный от дворца огромными прудами.

http://img-fotki.yandex.ru/get/39073/56879152.46f/0_11ae24_c220358b_orig

41

Отправлено: 09.10.08 19:20.

Человек, способный усмирить гнев – вои истину могущественен. Это почти тоже самое, что совладать с морской стихией или научиться управлять огнём, вот только покорение этой силы, зачастую, не приносит и унции того ощущения торжества, которое посещает мореплавателя или укротителя огня. Позволить себе слабость, означало потерять ту силу, которая спасала и укрывала от неприятностей, всё это время, а так нахально вызывать на дуэль судьбу не смел ещё никто из смертных, и Жаклин де Лурье совершенно не хотела стать первой из короткого списка сумасбродных глупцов. Сквозь бьющееся где-то в висках сердце она услышала чьи-то робкие шаги, но лишь когда прямо над ней послышался обеспокоенный, женский голос, фрейлина подняла голову. Тени от деревьев равно скрывали собеседниц друг от друга, но стоило возвести молитву небесам, за то, что Жаклин не предстанет перед придворной дамой с пылающим лицом и следами слёз на припудренных скулах. Правая рука всё ещё судорожно сжимала кинжал, но уже в следующее мгновение пальцы безвольно выпустили клинок, немного неуверенно расправляя складки платья.  Короткое мгновение, позволившее «Колючке» снова запереть бурю в морскую ракушку, понадобилось ей для того, чтобы подняться и точёным жестом смахнуть с лица следы своего поражения. Лишний повод для сплетен был ей невыгоден, хотя любую ситуацию можно обернуть в свою пользу. Короткая усмешка, блеснувшая в уголках губ и искра, снова мелькнувшая в глазах Жаклин, говорили о том, что в её мыслях уже рождался новый план, за такую бездарную промашку, она должна была отыграться с лихвой.

- Простите, мадам, проговорила она шепотом выступая из-под ветвей скрывавших её от девушки – я не хотела вас напугать, но как Вы видите здесь не так то просто остаться в уединении – она коротко указала на солдафона, несколько минут назад, в весьма невежливой форме говорившего с фрейлиной. Она говорила шепотом тем самым не только стараясь не выдать своего присутствия, но и справедливо полагая, что это расположит к ней даму. Женская солидарности, как ни странно иногда имела место, даже в рядах «летучего отряда» Её Величества, правда Жаклин игнорировала сию норму общественной морали точно так же как законы империи. Всё, что делала женщина со шрамом, она делала исключительно из своих корыстных убеждений, полагая, что любой, кто убеждает окружающих в самопожертвовании, хвастун или попросту шарлатан – не больше.

- Нам лучше уйти, я полагаю – предложила Жаклин, заметив приближающегося мушкетёра, в то время, как её проворные пальчики вернули несколько прядей, выбившихся из причёски, обратно на место. Любой, кто увидел бы сейчас маркизу, не поверил бы, что несколько минут назад она возносила хулу на всех и вся и проклинала свою неудачу самыми последними словами, а слёзы обжигали её молочную кожу своей солёной терпкостью. В ней снова пылал жар, но уже совершенно другого свойства. В ней не было кокетства никогда и потом при дворе было достаточно жеманниц, чтобы притворяться одной из них, она была сдержанной, учтивой и откровенной настолько, насколько хотела сама.  Пожалуй, не только принцу и его фавориту отлично удавалось играть спектакли при дворе Его Величества.

42

Отправлено: 10.10.08 10:21

-Вы правы, сударыня. Не имею ни малейшего желания задерживаться здесь более

Сердце все еще неровно билось в груди, но голос обрел свое обычное спокойное твердое звучание. Николетт слегка поддалась вперед в надежде разглядеть лицо случайно встреченной дамы. К сожалению густая тень не позволила поймать взгляд собеседницы, но мадам дю Пелье была уверена, что это именно маркиза де Лурье. Не сказать, чтоб они были в приятельских отношениях. Так, пересекались на светских приемах и балах, посещение которых в свите венценосной особы было частью службы фрейлины. Обычно все их общение сводилось к нескольким дежурным фразам о прекрасном наряде и отменно подобранных драгоценностях. Ровно столько, чтоб не показаться неучтивой. Единственно, что знала Николетт наверняка, так это то, что мадемуазель де Лурье не из тех женщин, смысл жизни которых заключается в перешептываниях за спиной и распространении слухов. И уж конечно, находиться в обществе хоть немного знакомого человека, было гораздо приятнее и спокойнее, чем в гордом одиночестве посреди темноты, наполненной неясными тенями и шорохами.  Дрожь наконц удалось унять и баронесса дю Пелье, которую с детства учили, что умение быть интересным собеседником является таким же достоинством для женщины, как и послушание воле Господа, принялась судорожно соображать, с чего же начать беседу. Выразить радость от встречи?

-Мадемуазель, я бесконечно рада нашей встрече. Право слово, сам Бог послал Вас ко мне в этот момент. Вы даже и не подозреваете, как испугал меня парк. Днем он был так прекрасен, я и подумать не могла, что заблужусь.

Слова лились легко. Губы привычно растянулись в улыбке и вежливые фразочки сами срывались с языка. Придворная выправка брала свое.

Так, что дальше? Заговорить о великолепном празднестве? Рассыпаться в похвалах Их Величествам и Их Высочествам? Отозваться о представлении господина Мольера? И вдруг Николетт поняла, что впервые не знает, как вести себя и что говорить дальше. Рядом с этой девушкой вычурные обороты казались неуместны. Почему-то баронесса никак не могла представить себе маркизу де Лурье в пышных декорациях королевского бала. А ведь именно при таких обстоятельствах они и встречались.

Ну вот. Онемела второй раз за день. А может вообще не стоит ни о чем говорить? Николетт как-то сразу успокоилась. Внезапно ей захотелось стать естественной, забыть об этикете и правилах хорошего тона, которые ей так старательно вбивали на протяжении всей жизни, и говорить то, что в мыслях, а не в протоколе. Нет, она вовсе не собиралась пускаться в откровенности. Это не в ее характере. Просто Николетт  ощутила непреодолимое желание отказаться от высокопарных выражений и начать наконец выражаться простыми и ясными словами.

Если разговор завяжется - хорошо. А если нет - ну что ж, тоже неплохо. Еще успею наговориться. Вроде мадемуазель де Вьевиль желала продолжить дискуссию.

Мадам дю Пелье еще раз бросила взгляд на маркизу, как бы приглашая двинуться в направлении замка.
-Вы помните дорогу? Кажется, скоро начнется бал. Мне надо успеть к Ее Величеству.

43

Отправлено: 10.10.08 19:02

Опустившиеся на парк сумерки подёрнули воздух приятной прохладой. Жаклин шла чуть впереди баронессы, не позволяя ей увидеть лица, всё ещё хранившего отпечаток гневного раздражения, небольшое количество пудры, вопреки принятой моде двора, теперь удачно спасало маркизу от разоблачения, однако, влажный блеск глаз выдавал отголосок тихой грусти, как раз это и было необходимо «Колючке» для осуществления её плана… Когда девушка заговорила Жаклин почувствовала некоторое снисхождение и даже подобие сочувствие к придворной даме. Ах, эти благовоспитанные девы, приученные склоняться в реверансе перед каждым вельможей, им так трудно заговорить, не используя при этом до безобразия банальные темы. Ах, вы чудесно выглядите, ах какая милая погода, Господь Всемогущий, каким чудным был этот парк при свете солнца – будь они сейчас на улице святого Гонория, или где-нибудь в затрапезном трактире папаши Леруша она бы сплюнула на пол, в подтверждение своего пренебрежения к подобного рода бахвальтсву и напыщенной вежливости. Но, право слово, мадмуазель дю Пелье не внушала маркизе сколько-нибудь отрицательных чувств. Увы, как и большинство придворных, она не вызывала ровно никакого интереса, если бы не одна маленькая деталь. При дворе не бывает секретов, если только Вам не дано самой природой вести двойную жизнь, а потому даже тайны пылкого сердце, хотя они в первую очередь, за кулисами театра месье Мольера, пользуются той же популярностью, что и пьесы сына обойщика. Томные взгляды и неловкий вздох в сторону некой особы и уже на следующий день весь двор включая всю венценосную семью судачит о страстной влюблённости персоны и объекта её симпатий. Николетт дю Пелье впрочем, будучи дамой едва ли откровенной выдала себя сегодня не раз, взирая на искусную игру Месье и его сладкоголосого фаворита. Несчастная, возможно, и заслуживал участи лучшей чем жеманный и развращённый не меньше самого Люцифера мальчишка, но Жаклин нужен был союзник, а кто как не влюблённая дама подойдёт для этого дела. Хотя, пожалуй, союзники «Колючке» были не нужны, удобная крона гибкой ивы, которая в случае опасности станет удобным укрытием – Николетт дю Пелье подходила на эту роль идеально.
- Я так же безмерно рада нашей встрече, мадам, и мне было бы более чем неловко окажись на вашем месте кто-то другой – наконец, Жаклин позволила своему лицу показаться из тени, демонстрируя  чуть покрасневшее глаза хранившие влажный отблеск слёз. В конце концов, почему бы своё поражение не обернуть победой.
- Я помню дорогу, сегодня днём мне пришлось не раз бывать здесь и я с удовольствием провожу вас, к тому же мне и самой надлежит быть в свите Её Величества, просто иногда знаете, бывает необходимо… - она запнулась, намеренно не договаривая фразу, как говорили древние Gutta cavat lapidem – капля камень точит, и если Жаклин не ошиблась, то баронесса наверняка не преминет поинтересоваться в чём дело. Кружевной платок выскользнул из рукава, чтобы высушить несуществующие слёзы. Любовь – пожалуй, самое загадочное понятие за всю жизнь ни разу не вызвало в Жаклин какой-либо трепетной ассоциации. Возможно, сердце истощённое ненавистью и прожжённое грехами уже не способно на это светлое чувство. Маркиза украдкой взглянула на Николетт, Пожалуй, тут нечему завидовать – рассудила она, возвращая девушке смущённую улыбку.
Но простите, не хочу утомить вас глупостями, нам лучше поспешить – она неторопливо двинулась к замку. Жаклин чувствовала себя одной из грешниц Данте, предвидевшей дальнейшие действия баронессы…

44

Отправлено: 11.10.08 09:59

Держать себя в руках, сохранять хладнокровие, не показывать своих чувств - вот основные требования к любой особе, решившей вступить в коварный и роскошный мир при Дворе Его Величества. Неважно, что у вас на душе, главное улыбаться, "держать лицо". Четкий расчет в каждой улыбке, в каждом жесте. Контроль над интонацией, над голосом. Умение понимать скрытый смысл случайного трепета ресниц, легкой дрожи рук, беглого взгляда прекрасных глаз. О , все эти премудрости быстро становятся обязательными в арсенале придворного. Говори то, что нужно. Делай то, что от тебя ждут. Играй всегда и со всеми. Можно избрать амплуа простушки, интриганки, кокетки или стороннего наблюдателя. Но всегда быть на чеку. Очень скоро настороженность становится привычкой. И вот уже нет тебя настоящего. Есть только неизменно учтивый придворный, носящий твое имя и пользующийся твоей внешностью. Такого перевоплощения не избежит никто. А вечером, если вдруг накатит отвращение к самому себе и проснется уснувшая где-то глубоко честь, можно рухнуть на колени перед алтарем и молить о прощение, чтоб на следующее утро вновь надеть маску и взойти на сцену.
Николетт дю Пелье довольно долго находилась в этом привилегированном обществе, чтоб не зарубить себе на носу раз и навсегда неписанные правила жизни приближенных ко Двору. У нее уже давно не осталось никаких иллюзий на счет этих людей. И если она не плела заговоры и не водила дружбу с интриганами, то это вовсе не означало, что она не играет в эту игру. Напротив, можно сказать, что она даже немало преуспела в этом нелегком деле. Не имея другого покровителя, кроме молодой королевы, которая и сама не пользовалась особым уважением, и почти опального принца Конде, Николетт была вынуждена вписываться в стандарты. Где-то в глубине она сохранила свою искренность, но спрятала ее так глубоко, что и сама уже позабыла о существование у себя названной черты характера. А вот самообладание стало неотъемлемой частью натуры и всегда приходило на помощь. Отойдя наконец от испытанного страха, баронесса дю Пелье вернула себе и утерянный контроль над чувствами. Теперь, шагая позади маркизы де Лурье, она удивленно размышляла о том, что же заставило ее сердце рваться из груди. До этого молчавшая спутница вдруг заговорила, заставив Николетт вздрогнуть от неожиданности.
Чуть покрасневшие глаза и слабость в голосе маркизы наводили на мысль о недавних слезах. Брови Николетт удивленно поползли вверх, когда до нее дошел смысл сказанного. Ох, ну неужели она сейчас примется расписывать горькую историю своей жизни? Мадам дю Пелье устало вздохнула. Интонация собеседницы ясно давала понять, что она ждет сочувствия и расспросов. Этого Николетт хотела меньше всего, но проигнорировать слова не было никакой возможности. Пытаясь понять долго ли еще идти, она окинула взглядом парк. Видимо долго. Придется отвечать.
-Знаю, нам всем бывает необходимо уединение, мадемуазель. Особенно, когда беспрестанно сменяющиеся празднества и удовольствия не вызывают уже ничего, кроме скуки. 
Батистовой платочек, мелькнувший в руках маркизы, заставил Николетт досадливо поморщиться.
-Да, я Вас понимаю, - снова повторила она. - Когда готовишься принять участие в столь пышном увеселении, где несколько часов кряду придется гнуть спину в реверансах и без устали шаркать ногой в изящных па, хочется тишины и молчания. Ну а если еще и учитывать накопившуюся за насыщенный день усталость, то не мудрено и расплакаться. Поверьте, я и сама едва сдерживаюсь.
Надо быть полной дурой, чтоб действительно полагать причиной слез маркизы усталость. Но в данном случае Николетт предпочитала запятнать свою репутацию особы смышленой, чем пытаться вызвать мадемуазель на откровенность. У нее наверняка найдется с кем поговорить. Увидеть толпу поклонников и вновь заулыбается. Баронесса одарила спутницу наивной и даже извиняющейся улыбкой, продолжая надеяться, что выделенные голосом слова "тишина" и "молчание" будут правильно поняты маркизой.[/ul]

45

Отправлено: 12.10.08 19:35

Коварный враг в открытом поле
Готовил западню для нас,
Но только лишь по божьей воле
Мы стали пленными сейчас…

Юная, но явно искушённая придворными традициями фрейлина, явно не собиралась облегчать задачу Жаклин. Впрочем, меньше всего стоило рассчитывать на жаркие расспросы и сердечное сочувствие от тех, кто привык играть на публику большую часть своей жизни. Маркиза уже не раз убеждалась в том, что чернь, сколько бы неискушённой в дворцовых интригах она не была, иной раз проявляет куда больший гуманизм, которым, к слову, не перестает щеголять двор Его Величества Людовика – а выходит на деле лишь кичливое жеманство и вынужденная вежливость. Вот, почему иногда маркиза де Лурье ощущала нестерпимое отвращение ко двору и лишь банальная алчность и меркантильность её порывов останавливали её от скоропалительных решений. Жаклин умела читать людей и без многолетней штудировки пользовалась приёмами любой высокопоставленной особы. То, к чему подобных мадам дю Пелье дам обучали наставники и благочестивое семейство, Жаклин постигала сама, как назвали бы это философы, эмпирическим путём. Её натаскивали искусные карманники и живодёры Парижа, и что уж там европейское «образование» в своей сфере она имела завидное. Как водится, перед человеком, будь он знатен или гол как церковная крыса, всегда есть две дороги и лишь его выбор играет роль среди множества сомнений.
Едва ли жаклин могла так ошибиться в баронессе, а потому оставалось предположить, что женщина выбрала несколько иную тропинку, предпочитая отделаться общими фразами и не вдаваться в подробности. От маркизы не ускользнул вымученный вздох фрейлины. Бедняжка, искренне сожалею, но я не отступлюсь. – мадмуазель де Лурье скрыла ухмылку всё тем же платочком, указанный предмет , ловко скользнул обратно в рукав.
Да, Жаклин и сама не собиралась делать их встречу   милой случайность, и становится удобной собеседницей, извольте, это ведь настоящая дуэль, а отступать было не в характере «Колючки», а потом собственная затея настолько увлекла Жаклин, что её щёки снова начали алеть нездоровым румянцем.
- Что Вы, мадам, если бы придворная жизнь заключалась лишь в необходимости несколько часов к ряду проводить в тугих корсетах  и терпеть назойливые беседы, это было бы куда проще вынести – ну, и кроме того вместо обычных корсетов фрейлин, больше похожих на власяницы Жаклин носила кожаный муляж, это признание прозвучало более чем искренне.
- Но ведь мы вынуждены, кроме всего прочего, запрещать себе даже мысли о том, что нас действительно заботит. Предубеждения придворных лишают нас даже шанса на сердечное спокойствие и счастье – она вздохнула так, что ей позавидовал бы и Эндимион, прощаясь со своей возлюбленной на рассвете.
Эта занятная пикировка полунамёками и фразами лишёнными смысла, претила и Жаклин, но следуя неуклонно к своей цели она не гнушалась даже собственной брезгливостью. Ничтожны те, кто считает будто нет в мире светлее и выше чувства, чем любовь, но вои истину, это лучшее средство манипуляции и Жаклин почти раскрыла карты:
- Не считаете ли Вы, настоящим кощунством, подвергать себя таким истязаниям и не позволять даже восхищённого взгляда в сторону предмета своей симпатии, в угоду самолюбивой гордыне и правилам – она заговорила так запальчиво, что пожалуй святая инквизиция в своё время могла бы посчитать её еретичкой, проповедующей слова Лютера.   Но точный расчёт сего спектакля служители церкви даже с Божьей помощью, не сумели бы осознать до конца

46

Отправлено: 13.10.08 14:04.

Нет, маркиза де Лурье не собиралась отступать. Пришлось собрать волю в кулак и сосредоточиться на ее словах. Последняя фраза заставила Николетт внутренне вздрогнуть и внимательно посмотреть в глаза обернувшейся маркизе.
Что это: тонкая игра с четко продуманной стратегией или искренние выражение мыслей и чувств? Баронесса дю Пелье давно оставила надежду встретить в окружающих столь диковинное качество, как честность. Значит, оставалась игра. Но сердце Николетт так отчаянно сопротивлялось мысли о возможном притворстве мадемуазель де Лурье, что понадобилась пара минут прежде. чем она смогла собраться с мыслями и ответить.
-Признаться, мадемуазель, Вы поставили меня в тупик. Мне кажется, все тут зависит от самого предмета восхищения. Нет, я не сторонница поведения по жесткому протоколу, но иногда он может оказаться весьма и весьма кстати. Представьте, что этот предмет симпатии, как Вы выразились, на самом деле скрывает под очаровательной внешностью черствое сердце и падшую душу. Так разве не стоит поблагодарить в таком случае суровые правила за то, что удержали от опрометчивого шага и не позволили ринуться в бездну страстей? При Дворе довольно примеров, когда уважаемые дамы теряли голову от подобных глупостей, искренне принимая стремление плоти за глубокое чувство. И чем это заканчивалось? Слезами и позором! - Николетт пыталась как можно аккуратнее подбирать слова, но все же ей не удалось скрыть горячности, которую обычно проявляют лица заинтересованные или слишком хорошо знающие. Оставалось надеяться, что маркиза де Лурье не заметит золотых искорок, которые всегда зажигались в глубине глаз баронессы, когда перед ее мысленным взором вставал образ юного де Лоррена. Правда, вряд ли собеседница, довольно долго прожившая при Дворе, отличалась невнимательностью. Чтоб скрыть невольное волнение мадам дю Пелье тряхнула головой, словно отгоняя наваждение, и вновь приняла обычный бесстрастный вид.
-Я вижу, Вы не согласны со мной. Тогда позвольте привести последний мой аргумент и я с удовольствием выслушаю Вашу точку зрения. Итак, Вы называете кощунством подавлять свои чувства в отношении интересующей Вас особы. Но не является ли еще большим кощунством идти на поводу своей прихоти? Я не говорю даже о греховности таких отношений. Нет, оставим это богословам. И не ссылаюсь на черное пятно на репутации. Я имею в виду горечь обманутого ожидания, которая обязательно останется после такого рода связи, потерю самых трепетных надежд, которые женщина всегда хранит в своем сердце, уязвленное самолюбие в конце концов. Ведь Вам, я думаю, совсем не понравиться быть просто галочкой в длинном списке сердцееда? Сможет ли минутное наслаждение искупить все те разрушения, которые за ним последуют?
Николетт закусила губу, чувствуя, как заливаются румянцем ее щеки. Боже, что я несу? Так долго хранить все в тайне, чтоб потом в одно мгновение раскрыть все карты! Может, она не поймет?
Мадам дю Пелье подняла на маркизу выжидательный взгляд, стараясь по выражению ее лица прочитать мысли. Но эти синие как сапфир глаза не выражали ничего, а потому оставалось ждать ее ответа.

47

Отправлено: 14.10.08 20:01

Птичка всегда попадает в силки, если охотник умело их расставит, а Жаклин в этом смысле была искушённой особой. От неё не укрылась некоторая растерянность Николетт, но это и понятно, не каждый день в окружении фрейлин Их Величеств и Её Высочества разговоры ведутся не на отвлечённые темы, скажем об искусстве и древнегреческих мыслителях, а раскрывают самые сокровенные тайны сердца. Ох, уже эти неискушённые в подобного рода манёврах дамы, они пытаются просчитать опасность для себя в то время как уже окончательно запутались в тонкой серебряной паутине слов… Возможно, маркиза и не предала бы значения осторожной, но пламенной речи баронессы, но к несчастью для мадам дю Пелье, Жаклин уже знала о предмете пылких воздыханий дамы, и хотя сама и впрямь была не высокого мнения о  юном сибарите Месье, не могла не воспользоваться этим отчаянно удачным стечением обстоятельств.
- Вы судите пожалуй, слишком категорично – фальшиво упрекнула Жаклин собеседницу – как же ещё узнать любовь как не раскрыв своё сердце. Неужели вы полагаете, верным терзаться сомнениями в оценке собственных сердечных порывов и гадать на манер безродных цыганок любовь это или не стоящее внимания увлечение! Я согласна, иногда истинное чувство требует на алтарь подношение даже большее, чем безупречная репутация, но увольте, никогда не пойму чего ради терзаться недосказанностью  - когда вот он шанс лишь протяни руку и счастье рядом– она вполне осознанно вскинула руку как раз в том направлении, в котором скрылись мушкетёр и шевалье де Лоррен, который хотя и не был назван, определённо являл собой главную тему беседы.
- И разве минутнуе наслаждение, как вы сказали, не может перерасти в чувство достойное любых перемен, в том числе перемену в человеке, чьими принципами доселе были лишь похоть и разврат. Ах, мадам, вы напрасно не верите в силу преображения – любовь способна на многое – Жаклин говорила с такой искренней запальчивостью, что любой невольный слушатель сей тирады, признал бы правоту её слов и отметил бы, что и сердце маркизы полно той самой любви, которая в силу препон этикета не может быть высказано, предмету восхищения.  Главное не переиграть и не спугнуть добычу, она и без того трепещет, словно лань, женская слабость чертовски удобный инструмент – пользуйся им сколько сможешь, главное не перенять этих глупостей. Но за своё сердце Жаклин опасалась менее всего, видимо в мир не пришёл тот человек, который мог бы растопить лёд в её сердце, такой же тёмный, как синие глаза женщины, теперь подёрнутые поволокой  - ещё один штрих в спектакле.
- - Простите мадам, простите мне эту вольность, я излишне откровенна – она мотнула головой, давая баронессе возможность обдумать её слова. Расчёт маркизы оказался верным, но партия была не закончена, следующий ход был за мадам дю Пелье.

48

Отправлено: 15.10.08 11:35

-Любовь способна на многое, - как эхо повторила Николетт.
Ее задумчивый взгляд медленно скользил по окружающим предметам: аккуратно подстриженные кроны деревьев, изящные скамейки вдоль аллеи, очаровательный беспорядок клумб и лужаек. Все это в неясном свете приближающейся ночи было окутано спокойствием и безмятежностью, что создавало иллюзию чудесной сказки. И только точеный силуэт женщины, шагающей чуть впереди, был реальным. Легкий весенний ветерок вывел боронессу из задумчивости. Зябко проведя ладонями по плечам, она снова сосредоточилась на спутнице.
-Возможно Вы правы, мадемуазель. Может и правда не стоит создавать преграды самой себе. Вот только я очень сомневаюсь в долгосрочности этих чувств. Увы, в своей жизни я не видела ничего, что хоть отдаленно напоминало бы о том волшебстве, которое превозносят поэты. Не обязательно, что Вас разочаруют. Вполне возможно, что Вы и сами просто разлюбите. Верить в верность Пенелопы в наше время не приходится.  Конечно, Вы возразите сейчас, что на смену старой любви всегда можно найти любовь новую. Можно, не спорю. Но будет ли это любовью? Той искренней любовью, что действительно творит чудеса. И не станет ли человек, превративший всю свою жизнь в поиск этой самой любви, заложником навязчивой идеи, подобно рыцарям Святого Грааля? Представьте, пробуя каждое свое увлечение на вкус в надежде, что вот - это оно, то, о чем все говорят и мечтают, можно в конце концов забыть, что же ты ищешь на самом деле. А когда придет время подумать о вечности, что скажет этот несчастный или несчастная Господу в оправдание за глупо растраченную жизнь, хотя можно было бы обратить ее во что-то более полезное? - последняя фраза прозвучала так напыщенно, что Николетт сама едва сдержала усмешку. Воспитательницы в монастрыре были бы мной довольны. Закончив свою тираду, мадам дю Пелье старалась восстановить сбившееся дыхание. Она сама порядком удивлялась своей горячности. Куда же клонит эта загадочная маркиза?   Николетт постаралась привести мысли в порядок. Почему-то рядом с Жаклин де Лурье она забывала осторожность. В окружении королевы Марии-Терезии очень удивились бы такой словоохотливости баронессы, там она обычно ограничивалась рамками вежливости и светской дискуссией. Но там и не обсуждали такие сокровенные мысли. Конечно, говорить о любви в витиеватых выражениях было модно, но в салонах говорили всегда о любви посторонней... Дав себе обещание не увлекаться, чтоб потом не пожалеть о вырвавшихся в порыве откровенности словах, Николетт постаралась узнать получше мнение самой маркизы.Рассудив, что слушать все-таки удобнее, чем  говорить, баронесса поравнялась с собеседницей:
-Ну что Вы, маркиза! Откровенность - редкое достоинство. Не сочтите за дерзость, но могу я узнать, что же породило эти мысли в Вашем воображении?
Не стоило надеяться на стопроцентную честность уважаемой дамы, но это позволит выйграть какое-то время.

49

Отправлено: 18.10.08 16:15

В любви и власти никто охотно не уступит части…

Будьте спокойны пафосные речи в духе смиренных почитательниц слова Божьего уже давно не внушали маркизе доверия, ведь чаще всего за  маской праведной чистоты скрывался если не чёрт, то уж точно лукавые мысли… Как ловко баронесса вы размышляете о греховности мысли и чувства, и это после того, как глаза ваши были куда более искренни и красноречивы, чем любые слова, произнесённые вслух – Жаклин скрыла улыбку,  ни к чему было превращать задумку в фарс раньше времени, ещё будет возможность вдоволь потешиться удачно сыгранной партией. Пожалуй легендарная Миледи Винтер, если истории о ней не выдумка и даже сам Кардинал одобрили бы эту авантюру – хотя Колючка была не склонно к пустословью и бахвальству, ничего поделать с собой не могла, Николетт говорила почти слово в слово то, что от неё ожидалось, и это не могло не умилять. Ведь сложнее всего доверить губам то, что лежит на сердце и это ещё один порок двора, который кажется невозможно изжить…Интриги и заговоры куда привычнее здешней знати, чем разговоры по душам, что ж на искренность маркиза и не рассчитывала. А это высокопарное сравнение с поисками Чаша Грааля, мадам, похоже ваше сердечко бьётся даже трепетное, чем я думала, а шевалье и ухом не ведёт, какая досада…
- Полагаю, вы в чём-то правы, должно быть я излишне увлечена своими мыслями и чувствами, чтобы рассуждать так твёрдо и бесстрастно как вы – в её взгляде появилось то странное выражение, которое так пугало её «дядюшку» старик де Лурье, даже признался Жаклин однажды, что опасается той скрытой силы, что таится за таким выражением лица. Жаклин знала, как пользоваться подобной силой, и довольна тем, что выражение «печальной влюблённости» удаётся ей с таким успехом. Не только взгляд  - наполненный грустью и влагой, но и полуулыбка мягкая и непривычная мускулам лица, лёгкая дрожь в руках – порой шнурок и кинжал, оказывались ей даже менее полезны, чем умение вызвать в людях не обычное, неумытое сострадание, какое бывает при виде ободранных, голодных детей, а нечто совершенно необычное. Сопереживание!!!!!
- Баронесса, скорее это я не представляю как дерзнула досаждать Вам своими глупыми рассуждениями о пылкой любви и истинности чувств, столь греховных по своей природе и загодя обречённых на унижение… - якобы в порыве откровения Жаклин коснулась холодными дрожащими пальцами запястья женщины. То место на руке, где бьётся пульс всегда скорее пропускает к сердцу то, что так старательно обходила в беседе баронесса. Через тонкую кожу, маркиза де Лурье отчётливо ощущала биение пульса.
- Могу ли я довериться в своей тайне Вам, после таких поистине благочестивых слов, я и без того презираю себя за слабость – и снова та самая грустная улыбка. Жаклин играла как никогда она была увлечена игрой настолько, что явись сюда её обидчик, должно быть даже не отвлеклась на неё.
- Моя честь попрана непристойной пылкостью к человеку, чьё положение в обществе не позволяет даже взглянуть в его сторону – в этот момент Жаклин выбирала путь будет слишком подозрительно, если она назовёт имя ловеласа, пусть это и окажется более близким баронессе, но противоположное по содержанию окажется даже более выигрышным…
У Николетт было достаточно времени, чтобы подумать и Жаклин сделала очередной выпад.
- Едва ли я могу открыть вам то, за что вы впоследствии станете меня презирать…. – туше….

50

Отправлено: 19.10.08 20:00

Николетт не могла понять наверняка, фальшивит маркиза или говорит искренне. Но одно баронесса чувствовала точно: слова Жаклин находили живейший отклик в ее душе. Убедив себя еще давным-давно в том, что чувства - это так, пустое, она успешно следовала этому правилу всю свою сознательную жизнь. И когда кто-то из знакомых барышень начинал томно закатывать глаза и прерывающимся от волнения шепотом рассказывать о порывах влюбленного сердца, баронесса могла лишь пожать плечами и усмехнуться про себя. Даже когда Николетт поняла, что один взгляд в сторону шевалье заставляет ее пульс биться быстрее, она одарила себя все той же насмешливой улыбкой. Наслушалась всякой ерунды от очередной влюбленной кокетки. Вот и мерещиться теперь вся эта чепуха. Боже, как глупо... Ей не пришло в голову назвать свое чувство любовью и тогда, когда образ юного фаворита Месье стал посещать ее мысли чаще, чем заботы о сыне. Она просто гнала подальше любые намеки своего воображения, старательно пересказывала себе сомнительные подвиги шевалье, которые уже давно не давали покоя обитателям королевского дворца и удивлялась, как ее обычно трезвый ум мог выдумать подобную бессмыслицу. А вот теперь слова маркизы де Лурье заставили Николетт капнуть глубже, постараться если не признаться себе, то хотя бы проанализировать, чем вызвана дрожь в голосе и комок в горле от одной только мысли об объекте симпатии. Объект симпатии... как удачно вы выразились, маркиза. Мне нравится такая постановка Не сказать, чтоб Николетт очень уж сильно жаждала быть посвященной в тайну сердца мадемуазель де Лурье, но слова маркизы помогали разобраться в самой себе, поэтому, изобразив живейшее участие во взгляде, мадам дю Пелье внимательно слушала собеседницу.
-Мадемуазель, простите мою резкость, я совсем не хотела затронуть Ваши чувства или как то Вас обидеть. Просто то, что Вы говорите так странно и непривычно, хотя вполне естественно для молодой женщины.
Холодные пальцы Жаклин стиснули тонкое запястье. Тревожный взгляд синих глаз, казалось, заглядывал в самую глубину души. Мягкая улыбка на оставляла сомнений в искренности слов маркизы. Но почему-то Николетт не покидало ощущение, будто она присутствует на прекрасно поставленном спектакле. И каждая реплика актрисы увлекает зрителя все дальше и дальше, заставляя забыть о действительности, полностью оказаться во власти чуть дрожащего от переизбытка чувств голоса. И уже не получается сказать своим эмоциям грозное Стоп! Да и не хочется...
Последние слова маркизы заставили Николетт еще более внимательно вглядеться в спутницу. Слегка закусив губу, словно стараясь сдержать готовые вырваться слова, она невольно отстранилась от Жаклин, надеясь что этот маневр поможет не потерять остатки благоразумия.
-Ну что Вы, маркиза, разве имеет право кто-либо осуждать искренние порывы другого человека. Не беспокойтесь, во мне Вы никогда не увидите даже тени презрения-фраза прозвучала подчеркнуто вежливо и... холодно. В самый раз. Баронесса по праву могла гордиться своим самообладанием. Чтобы сгладить прозвучавшую в интонации резкость, Николетт как можно мягче улыбнулась маркизе.
А вот что увижу в Ваших глазах я, мадемуазель, если все-таки не смогу сохранить свой секрет?
Николетт не догадывалась об истинных намерениях маркизы, не понимала, насколько можно верить придворной даме. В какой-то момент она даже была готова упрекнуть себя за то, что ей всюду видятся предательство и интриги. Но предчувствие упрямо твердило, что ей еще придется пожалеть о той минуте, когда в голове возникла идея совершить прогулку в парк.

51

Отправлено: 22.10.08 21:23

В каждом из живущих, в сущности есть что-то звериное, правда это не многие осознают. И ещё меньше отваги достаёт людям, чтобы справиться со зверем в глубине.
Каждый из нас – или почти каждый – ощущает его присутствие. Но многие ли размышляли на тем: - когда и как он выйдет из сердцевины того, что мы так тщательно прячем за припудренными запястьями, напомаженными лицами и роскошными нарядами. Многие ли суди ли о том, что способно вызвать зверя в самом, казалось бы, безобидном на вид и даже несколько ничтожно человеке, скажем придворном паже или слушке при церкви? Что способно заставить взломать тот тонкий слой искрящегося льда, который теперь в свете принято называть манерностью, этикетом, воспитанием? Но не зависимо от этого, чем легче ломается этот лёд, тем скорее инстинкт убить, уничтожить, сожрать – властвуют над сознанием, побуждая на самые гнусные поступки. И нет никого и ничего, что могло бы помешать пробуждения сего зверя. Человек всегда висит на волоске, балансирует на грани, а тот кто рискует осознанно отчаян вдвойне, поскольку рискует головой. Но мы – хищники, и многовековые попытки превратиться в безобидных овец, следующих неустанно за своим пастырем, будь то Папа или Король, так и не вытравили зверя из грешных душ.
Жаклин вела не только игру, но и охоту, выбрала жертву, подкараулила а теперь, мягко ступая по вечерней траве вела её к неизменной гибели.
С отвращением маркиза думала, какую картину представляет изображая пылкую влюблённую перед этой дамой, осторожной как пугливая лань. Николетт обмолвилась о том, что подобная откровенность и некоторая резкость чувств объяснима в силу возраста юной женщины и от Колючки потребовалась не малая выдержка, чтобы не ответить на это что-то вроде «Вам лучше и не знать, на что способная такая женщина как я и вовсе не ради любви». Но было бы глупо сломать всё теперь, когда жертва начала боязливо приближаться к своему врагу… Смесь отчуждённости и в то же время неподдельного интереса так забавляла маркизу, что она не удержалась от некоторой театральности в следующем сюжете свой пьесы:
- Вы чисты в своих помыслах, что и подтвердили искренними словами, вот вы уже и отстранились, сторонясь моих признаний. Безумцы и влюблённые часто докучливы в своей одержимости – глубокомысленно изрекла она голосом полным поверженной слабости. – Вы бы никогда не стали вот так подвергать себя риску, а душу свою непотребному искушению и едва ли до конца поймёте ту опасность к которой я близка теперь как никогда… - излюбленный и действенный ход, жалось, да да именно она часто виной всем злоключениям происходящим с людьми. Как только жертва начинает сопереживать её уже не спасёт не Дьявол не Господь, душа её продана! Ещё одно на этот раз короткое и не настойчивое прикосновение к руке
- - Я почему-то верю, что вы не выдадите тайны, мадам, пусть она и не близка вашему сердцу – фу как же пошло иногда приходится действовать ради высших целей. Аминь скажу всем сердцем, дабы Господь не обрёк меня на вечные скитания по пустыне, но во истину жеманство худшее из зол. И как тяжело казаться доверчивой дурой, на поверку занятие это трудоёмкое и утомительное, но всё-таки по своему увлекательное.

Свернутый текст

простите за задержку, это вынужденное опоздание

52

Отправлено: 22.10.08 22:08

\ Дорога из Парижа в Фонтенбло\

- Чувствую... -  здоровым краем рта улыбнулся Филипп,  задумчиво ответил на вопрос Д Эрланже. - Пожалуй только теперь я могу сказать, что в кои-то веки чувствую себя. Не  подменыша, не мальчика для битья, поцелуев и сплетен, не светского манекенчика, а просто себя. Это дорогого стоит.

Он спохватился и оборвал тему, которая могла, быть может, показаться собеседнику скучной или смехотворной.
Мимоходом он пожалел, что у него нет столь же неопытного и молодого друга-шалопая, чтобы спина к спине отбиться хоть от сотни  врагов - всего двумя шпагами, пылкого и честного сверстника, перед которым можно было бы не краснеть за дурашливость или горячность, как перед всеми этими серьезными, многоопытными и взвешенными  людьми. Они трезво рассуждают обо всем на свете, знают,  почем фунт лиха в жизни и  наверняка не совершают смешных и досадных ошибок. Сколько еще надо пережить, чтобы наконец стать таким же  размеренным и рассудительным, как они?

Был один славный  парнишка в корпусе Военной Академии, где де Лоррен учился и по сей день, но так и не удалось сойтись по дружески, чуть только протянулась ниточка приятельства меж однокашниками - после выпуска его отправили в гарнизон в Лионе, он был старше де Лоррена на курс.

Чтобы скрыть заминку, Де Лоррен промакнул платком  налившуюся синяком щеку от подбородка до скулы и неловко пошутил:

- Надо бы сходить к малярам. Одолжить у них жидкой штукатурки. Потому что простыми белилами такой дивный натюрморт не замажешь.  А завтра королевская охота. Очень не хочется, чтобы от меня шарахались лошади и гончие. Нет, я  ни о чем не жалею, месье Д Эрланже. Все идет, как должно быть. Я благодарен судьбе за жестокие, но нужные уроки.
Спасибо  и Вам за совет. Я буду осторожен. Постараюсь.

Шевалье без интереса заметил вакханалию лодочных огней на большом озере - оно мелькнуло за деревьями, и аллея снова вильнула и увела обоих вбок от праздника в погребную тишь и сумрак.

Филипп весело взглянул на рыжего следователя из-под соломенной челки. В одежде не по росту, он выглядел забавно - как вихрастый солдатик-новобранец, который еще не понимает, что военный оркестр, горлопанские "патриотические" речи маститых вояк, красотки в окнах, машущие вслед уходящему на рысях полку - всегда кончаются просто: окопной грязью, серым дождем и картечью в висок.

Душу бы продал  сейчас за кусок колбасы, краюху хлеба  и кружку вина. Мартин, мой слуга, совершенно виртуозно таскает провиант из дворцовых буфетов - еще по Лувру помню. Он тащит, а я за углом караулю, чтоб в случае чего свистнуть.  Можно будет поджарить в камине мяса и хлеба на шпаге. Соль, лимон и перец у меня в комнате найдется.

Впереди темнела купа серебристых лип, оставленная на английский манер "в натуральном виде" без стрижки садовничьими ножницами.

Легкий ветер донес до идущих странный отзвук - неразборчиво почудились тихие голоса, словно перешептывались скрытные духи деревьев - зеленоволосые, весенние, бессмертные  девушки.

Де Лоррен вскинул бровь, прислушался...

- Показалось... Все на празднике.

53

Отправлено: 23.10.08 20:34

Рассудок упрямо твердил, что пора прекращать опасную беседу, иначе будет уже невозможно совладать с дрожью в голосе и трепетом во взгляде. А сердце не менее громко требовало если не полной искренности, то хотя бы чуточку больше свободы. Как же надоело носить вечную маску бесстрастия, тщательно взвешивать каждое слово. Постоянная настороженность мешала легко дышать похлеще любого корсета. Николетт неуверено молчала, не зная, какой же путь избрать. С одной стороны, по всем правилам она должна уже вовсю охать и ахать, упрекая маркизу в неправильном истолковании ее слов, и пылко убеждать Жаклин в том, что ее тайна уйдет вместе с Николетт в могилу. С другой стороны, баронесса понимала, что каждая новая фраза заставляет сделать еще один шаг в неизвестность, и тогда итог разговора не сможет предсказать и сам Господь Бог. Липкая паутина сомнений и недоверия сковала мадам дю Пелье. Минуты безжалостно продолжали свой бег, а Николетт все молчала. Она даже не заметила легкого прикасновения холодных пальцев маркизы. Трудность заключалась даже не в том, что мадемуазель де Лурье может раскрыть тщательно скрываемый секрет. Конечно, слышать смешки за спиной и ловить ехидные взгляды поверх веера не самое приятное, что может случиться, но и не самое ужасное. Двор давно снисходительно относился к альковным тайнам благородных мадам и месье. Правда мадам дю Пелье придется тяжелее, чем другим. Эх, дернул же ее черт высокомерно вскидывать голову, кичась своей добродетелью. Грех гордыни... Но гораздо страшнее для баронессы было просто признаться себе в том, что она такая же, как и все эти легкомысленные бабочки, что ее, как она думала, высокие моральные устои не стоят и одного денье, что все эти громкие фразы о греховности страсти на деле оказываются простым лицемерием, причем по отношению к себе же самой. Николетт чувствовала себя загнаным оленем, который видит свору жаждущих крови собак за спиной и озеро с ледяной водой впереди. В любом случаи, олень уже не желец на этом свете. И все-таки он с отчаяной решимостью бросается в воду, не дожидаясь, когда острые клыки вцепятся в горло и не будет уже возможности решать. Как только разгоряченное тело погружается в холодный саван озера, сердце не выдерживает. Последний глухой стук в груди. Но он сам выбрал...
-Отнють, маркиза, я понимаю Вас как никто другой. Что поделать, но чаще всего мы под видом нотаций другим, говорим то, что хотели бы услышать сами. Так проще достучаться до собственного рассудка. Предостерегая окружающих самому легче удержаться от опрометчивого шага, - чуть хрипловатым, но спокойным голосом проговорила Николетт. - Если Вы хотите раскрыть мне что-то, я Вас слушаю. Не думайте, что это праздное любопытство. Просто для меня Ваши слова это отголосок моих мыслей. И... я восхищаюсь Вашим мужеством. Чтоб сказать вслух об искушени, надо обладать изрядной смелостью, мадемуазель. Я этим чувством не обладаю.
Баронесса не сомневалась в том, что, если Жаклин спросит ее, кого она имеет в виду, Николетт без колебаний назовет имя шевалье. И ей уже было неважно, насколько откровенно говорит сама маркиза. Хотелось просто поскорее сбросить ношу и никогда больше не прятать горящие глаза от окружающих. И если все станет известно, что ж, так даже лучше. Абсолютное спокойствие овладело Николетт, когда она заглянула в лицо своей собеседнице.

54

Отправлено: 25.10.08 13:10

Дорога из Парижа в Фонтенбло

Анри-Дени, будь снисходителен к мальчику. Не надо позволять себе циничной усмешки, или не тех слов, и - любых необдуманных действий. Сколько уже за сегодня было произнесено высокопарных слов сим белокурым вьюношем - и даже было удивительно, как он, живя здесь, при королевском дворе, сохранил такую... наивность, что ли, в помыслах? Ведь слухи, перешёптывания, сплетни, они что только не твердили, но... Впрочем, Анри мог выдвинуть несколько объяснений. От зависти и неприязни, от того, что и не требовалось, не доводилось до этого Филиппу сталкиваться с тяжкими преступлениями - до того, что де Лоррен играет... неподражаемо и восхитительно, и тогда Анри впору снять перед ним шляпу.
- Постарайтесь, Филипп. А я, со своей стороны, постараюсь поддержать Вас в столь важном деянии, - улыбнуться, поправляя воротник. Может быть, прекрасная и капризная мадемуазель шпага и не желает покоряться настойчивым ухаживаниям Анри, продолжая играть роль неприступной красавицы, однако же ножи - вот они, всегда рядом, готовые придти на помощь в мгновенье ока. И пусть это будет милой такой неожиданностью... Пусть даже Жискару и очень не хотелось возникновения ситуации, когда потребуется их применить. - Мясо и хлеб... А у Вас получается отлично роль искусителя! Ну разве тут можно устоять? Я уж и не помню, когда сегодня ел последний раз, честно признаюсь... Значит, Вы предлагает свершить налет на дворцовые буфеты?, - лукаво-веселый взгляд на идущего рядом шевалье. - А знаете... эта мысль мне определенно нравится!
Изыски - придворным, что веселятся сейчас на балу. А им, простым смертным, подойдет и что попроще... Рыжий улыбнулся свои мыслям, еще раз окинув взглядом темные аллеи. Даже страшно представить, что может принести день завтрашний - и от этого азарт уже начавшейся охоты только становится сильнее. Хотя терять голову себе Анри ни разу не позволял.

55

Отправлено: 25.10.08 18:04

Священная инквизиция! В самом мрачном и праведном величии, под стоны, крики, шепот отречений и ужас признаний, под мерцающее освещение бессчётных костров, источающая запах серы, ладаны и палёного мяса – она выросла перед Жаклин во всём великолепии былого могущества.  Говорят, где ведьмы – там и кошки, а уж если говорить о маркизе де Лурье в ней скорее было больше от верных слуг богини Баст, чем от человека. Кошка- ведьминское животное, лишённое души. Нет души – есть свободное пространство, а соответственно злому духу  легко обжить эту бесхозную территорию. В тёмные времена – охоты на ведьм, когда убивали колдунью, считалось, что её душа может переместиться в кошку и снова творить свои тёмные дела. Торквемада, убивая ведьм, бросал в костёр мешок чёрных кошек. Теперь, случись Великому инквизитору лицезреть разыгравшуюся сцену и раскуси он смысл разыгрываемой пьесы, то вслед за Жаклин отправил бы на земное воплощение огненной гиены не сотню и даже не тысячу несчастных животных. Пожалуй, за свершённые Колючкой грехи, Париж остался бы на растерзание крыс и мышей!
Она никогда не праздновала заранее триумф до того, как горн огласит победное отступление. Будто слепой канатоходец баронесса на ощупь шла по верёвке, натянутой Жаклин высоко над бездной среди отвесных скал. А сама маркиза любезно предлагала Николетт руку в сопровождение по этому пути, таящему в себе неминуемую гибель. Затхлый слой праведной пыли слетел в одно мгновение и вместо покорной добродетели перед глазами явилась долгожданная, истинная баронесса дю Пелье, влюблённая и беззащитная – самая выгодная пешка в игре Колючки. Но нужно было отдать должное Николетт, Жаклин даже вынуждена была признать, что стоическое терпение в беседе на столь пикантную тему, женщинам их круга не свойственно, и в других обстоятельствах, возможно, маркиза возможно…Хотя совершенно не в правилах де Лурье было использовать сослагательное наклонение, особенно при дворе, решимость и неотложность действий – только это было приемлемо для фрейлины Её Величества. Что ж главное па в этом замысловатом танце, должно попасть в аккорды музыки и Жаклин безотлагательно сделала последний ход:
- - Баронесса, ах не представляю, что бы со мной было теперь не встреть я Вас ! – на дне тёмных глаз женщины светилась неподдельная надежда, такая же щемящая искренность, что и у ребёнка, вопрошавшего Бога на первом причастии, что он должен сделать для того, чтобы ОН одарил его матушку и братьев здоровьем и счастьем….
- Мне с трудом верится, что Вы могли оказаться в таком же затруднительном положении, но я верю, верю, если Вы так говорите – главное не переиграть, ну и конечно придётся добавить ещё одну не мало важную деталь. Если она хочет добиться от баронессы имени, которое впрочем не было для неё секретом, то ей самой придётся назвать «счастливчика», потревожившего покой столь невозмутимой особы, как маркиза де Лурье. Жертва была оправданной и потом вполне правдоподобной в свете того, что Жаклин провела не мало времени в обществе этого человека, особенно сегодня… Кровь запела в венах, в предвкушении победы, какое сладкое чувство.
-  Надеюсь на ваше сердце мадам, ибо только оно способно понять меня теперь, но кто мог пленить Вас…ах, к чёрту – раскрасневшиеся щёки убедительно подтверждали всю пылкость чувств, которые в действительности не имели ничего общего с действительностью. – Я не могу скрывать это в себе, поймёте ль Вы, себя я понимаю…лейтенант мушкетёров , месье Д’Артаньян, глупая влюблённость. – сказала она опуская голову, чтобы скрыть смущение и торжествующую улыбку.
- - Но скажите, баронесса, разве Ваше чувство безответно, кто бы мог устоять – по лицу Николетт, Жаклин прекрасно видела, что это был самый ожидаемый вопрос и в связи с этим задала его напрямик…

56

Отправлено: 25.10.08 21:33

Какое это странное чувство, знать, что вот он, последний шаг, стоит лишь сказать одно, всего одно слово и ничто уже не будет прежним. Кто-то совершенно посторонний, чужой ворвется в твой ревностно скрываемый от посторонних глаз мир и все разрушит… а, может, наоборот прольет живительные капли успокоения, поймет, утешит… Но в любом случаи, какой-то уголок твоей души не будет принадлежать тебе уже никогда. Беззащитный и обнаженный, ты отдаешь себя на милость чьей-то суровой руки и в любой момент можешь ожидать предательский удар в спину. А можешь и не ожидать… И только наивно прошептать: «Tu quoque, Brute», когда холодная сталь вонзиться в трепещущую плоть.
Слушая маркизу де Лурье, Николетт забыла весь их предыдущий разговор, забыла тонкие намеки и обходные маневры. Она жила в эту минуту одним желанием – вырваться, наконец, из порочного круга, когда каждая неожиданная мысль или искреннее чувство натыкаются на барьер из тысячи запретов и правил. А там будь, что будет. На все воля Твоя…
-Месье Д’Артаньян? Как странно, неужели этот достойный господин мог стать причиной Ваших слез? Поверьте, лейтенант мушкетеров не тот человек, из-за нежности к которому следует краснеть и, более того, упрекать себя. Какими бы лгунами не были придворные сплетники, никто не сможет сказать о месье Д’Артаньяне чего-нибудь, что бросало бы тень на его репутацию благородного человека и верного подданного. В то время как, о… - в последний момент слова застряли в горле. Но отступать слишком поздно. Жребий брошен. Имя, одно лишь имя …- в то время, как о шевалье де Лоррене не высказываются иначе, чем с ехидной усмешкой или презрением. И только страх перед Его Высочеством мешает великосветским болтунам говорить во все горло.
Итак, всё было сказано. Тайна раскрыта. Так почему же не наступает долгожданное облегчение, нет даже намека на радость и дышать не стало легче? Нет, напротив, только глуше бьется сердце в груди, да взгляд заволокло туманом. Ну вот, маркиза, теперь Вы знаете все то, что я собиралась унести в могилу. Не смотрите на меня так, мадемуазель, достаточно я уже видела этот взор укора в зеркале. Не говорите ничего, я и так все знаю…
Сказать, что баронесса сожалела о своем поступке, было бы неправдой. Но она не имела бы ничего против, если б этот разговор не состоялся совсем. Но раз время вспять не повернешь, оставалось ждать реакции Жаклин.

57

Отправлено: 26.10.08 20:19

Победителей не судят!
Если человек и заслужил покровительства небес, то это совсем не означает, что Бог наделит его прозорливостью. По сути своей все мы лишь слепцы, но кто-то умеет различить размытые силуэты, а кто-то доверяется эфимерной судьбе. Совершеннейшая глупость – судьба это всего лишь выдумка тех, кто не умеет распоряжаться своей жизнью, фатализм свойственный набожным монахам, и  «праведным грешникам», оправдывающим свою наивность силой проведения. Именно такие глупцы и выдумали Аркадию, страну счастливых пастухов и пастушек, до омерзения идеальный мир сельского благоденствия. Но благодаря тем, кто предпочитает видеть во всём лишь свет, те, кто осведомлён о жизни куда в более разнообразных красках, преуспевает в своих деяниях. И вот теперь маркиза де Лурье, чувствовала то самое воодушевление, которым наслаждались счастливчики, посетившие Иппокрену.  Триумфальное величие своей мысли, возникавшее у тех, кто на горе Геликон находил вдохновение, теперь бушевал в душе Жаклин подобно сильнейшему морскому шторму. Будь она волной, то перевернула бы все, даже самые крепкие корабли Империи и громаду Испании, столь велико было осознание коварства и успеха, замысловатого плана, явившегося всего на всего вследствие разочарованного бессилия. И видит Бог, сегодня пусть не его милость, но Фортуна улыбалась Колючке от души и так широко, как никогда. Однако Жаклин не привыкла доверять обманчивой богине удачи, её нрав слишком прихотлив, чтобы праздновать победу, забывая об укреплении своих позиций. В сущности, не было никакой нужды продолжать маскарад, но одна партия – только начало, потому Жаклин продолжила столь виртуозный спектакль.
- Мадам, как же я понимаю Ваше отчаяние, но вы напрасно думаете, что репутация единственная преграда. Пусть ваш возлюбленный, слывёт …излишне своевольным, не придворным сухарям судить чужое сердце, и что молва, коль между Вами может родиться истинное чувство  уверяла Жаклин баронессу, в то же время прекрасно понимая, что де Лоррен отнюдь не лучший выбор для возвышенных эпитетов, и всё же её мало волновало в данном случае насколько моральными окажутся её лживые слава и фальшивое утешение.
- В то время как мой главный враг не репутация, но привычная сдержанность и безразличие, едва ли мне удастся зажечь сердце человека преданного более всего своему делу и не обращающего внимания ни на кого, если только речь не о королевской фамилии – она уныло развела руками. Эту лирическую исповедь она затеяла лишь с одной целью: если бы она начала расспрашивать баронессу исключительно о шевалье, это вызвало бы ненужную настороженность. В глазах дамы и без того читалось выжидательное беспокойство.
- - Не думайте, что я сколько-нибудь презираю Вас, нет нет! – она говорила с меньшим пылом и щёки приняли привычную бледность, но от этого слова не казались менее искренними. Главная цель достигнута и пару выстрелов, чтобы закрепиться в крепости, будут совершенно не лишними.
-  Наша беседа, столь неожиданно откровенная подарила мне в вашем лице человека, единственного при дворе, кому открыта моя тайна – шепотом произнесла Жаклин возобновляя их путь ко дворцу. В парке становилось слишком шумно, а свидетелей их разговора быть не должно.. – и вы с полной уверенностью можете довериться мне – она снова сжала холодные пальцы на пульсе баронессы. Ах, как чудесно всё сложилось – настроение Колючки неизменно улучшалось и она даже поймала себя на мысли, что не прочь появиться на балу!

58

Отправлено: 28.10.08 14:44

Знаете, так бывает не во сне, а в предсонье, когда сознание меркнет, лениво расплывается, точно капля отравленного вина в хрустале с водой, искажаются звуки - собственные шаги,  дыхание  и стук сердца слышны оглушительно, как полковые красные барабаны.  Шевалье буквально засыпал на ходу. То и дело смаргивал тяжелыми веками, мотал чугунной от усталости головой - но помогало мало.

В памяти юноши  проносились вспышками, неясными образами события сумасшедшего дня, то кони тяжеловозы в пороховой повозке, рвущие постромки на галопе от взрывного огня, то балаганное полотнище театра Мольера, расписанное крылатыми львами, парусниками и драконами, то золотое страшное в невозмутимости своей лицо Короля, то нелепый цветок в космах "цыганки" в монастырском саду", то выморочный крестьянский домишко, где пахло сырой требухой, как в лавке мясника.

Некстати или кстати? Из дремотной круговерти видений выплыли всего два слова "волшебный стрелок"...

Что за чертовщина? Это то здесь при чем, просто старинная легенда. Нянькины враки.

Человек, который хочет стрелять из мушкета или пистоля без единого промаха должен пойти ночью на перекресток дорог, прицелиться и выстрелить в Распятие или в лицо Богородицы. После этого кощунства ему явится уродливый всадник на уродливой кляче. И даст ровно сто пуль. Девяносто девять из них придут точно в цель. И только сотая полетит туда, куда угодно дьяволу. В самое дорогое для стрелка. В жену, мать, возлюбленную, ребенка. Или в него самого, если он никем кроме себя, любимого, не дорожит.
При одном условии стрелок должен быть дворянской крови и хоть раз пролить кровь на войне... или в единичной стычке.

Де Лоррен споткнулся о корень и очнулся. Повторил про себя

- Волшебный стрелок.

Да нет, тут дело не в сказочках. Тут - реальность.
Неожиданно затуманенный усталостью разум подсказал шевалье странную мысль.
Дремоты как не бывало.

Юноша вспомнил с ледяной ясностью - расступицу на дороге, соловьиные яблони сада, кладбищенский холм, рыжего мальчика с раздробленным виском. Прикинул расстояние, амплитуду полета пули и чуть не присвистнул.

Де Лоррен украдкой взглянул на Д Эрланже.

"Говорить- не говорить?"... Чужой человек, и не надо быть ясновидцем, чтобы понять, что я для него - как и для большинства - дурак, сопляк, лицемер и "жеманничек-бардаш".  Да пошли они все со своей плесневой моралью псу под хвост.  Мне то какое дело, что там брешут за спиной сквозь улыбочку. Рано или поздно - охрипнут брехать или мне станут безразличны их придворные ярлыки и молчаливые "подначки", на которые нельзя ответить впрямую. Мне с этим следователем не в бирюльки играть, а приказал лейтенант быть пока что вместе - значит будем. А дело ведь и вправду серьезное.

Филипп де Лоррен  опять  тщательно взвешивая слова,  заговорил:

- Месье д Эрланже. Простите, что нарушил молчание. Вы обо всем наверняка и без меня осведомлены, но мало ли. Тут такое дело: как Вы знаете, огнестрельное оружие, тем более пистоль, вещь хоть и нередкая, но даже в армии насчитывает небольшой стаж. Хороших фехтовальщиков в Париже много. Да и в провинции найдутся. А вот стрелков - единицы.  Как говорил месье лейтенант,  тот человек за которым мы гнались - уголовный преступник - убийца из Парижского нутра. Он наверняка владеет ножом, удавкой, рукопашной,  но не пистолем. В Академии у нас есть старый преподаватель месье де  Сигоньяк, гасконец. Он натаскивает курсантов в тире. Ну и баллистика, само собой, на нем. Он с завязанными глазами,  карточный туз простреливает, если карту подбросить.  И когда мы  "мажем" по мишени - ругается, как грузчик. Говорит, что мы - рохли и слеподыры.
И что за все время, пока он в Академии мается и учит недорослей, у него было только два курсанта, которые могли его в стрельбе обставить.  Я как-то спросил его - а кто эти двое? Он  буркнул в ответ: один уже покойник. Я не отступаю, спрашиваю - а второй? Сигоньяк усы растопырил, побагровел и отрезал: Второй, считай, тоже. Брысь отсюда.  И кончен сказ.

Де Лоррен отвернулся от рыжего следователя. И спокойно, бесцветным голосом закончил:

- Я вот  к чему веду. Самоучка-фехтовальщик - с натяжкой, но бывает. Верю. Уголовники - у них свои методы. Удавочки-кинжальчики, рукоделие уличное, вспомнить венецианских "браво".  А вот стрелок должен пройти немалую школу, прежде чем впотемках снять всадника со скачущей лошади. С одного выстрела.  И школа это, как правило, военная. Вот странно - Сигоньяк человек прямой - он строгий но честный, мне как то запала его фраза "он, считай, тоже покойник...

Тут де Лоррен заставил себя прикусить язык. И снова вслушался в гулкий ветер весеннего парка, наполненный шепотом молодой листвы, то ли женским, то ли древестным,  малярийным запахом прудовой тины, багульника и болиголова. и отдаленной одинокой скрипкой озерного музыканта Люлли. Эту скрипку юноша узнал бы уже из тысячи других. Та, что исцеляет сердце.

59

Отправлено: 28.10.08 20:28

Как же хочется иногда побыть просто наивным простачком. Не искать скрытого подтекста, не ожидать подвоха, а слепо плыть по течению, поддаваться внезапным порывам. И что за важность, если ниточка приведет не к выходу из опасного лабиринта, а, наоборот, в лапы к Минотавру. Называйте это слабостью духа, излишней мягкостью или глупостью, но не судите бедняг, решивших в кои то веки закрыть глаза и с головой нырнуть в омут чувств, ведь безрассудство бывает так сладко порой.
Николетт была готова к любой реакции маркизы де Лурье: от презрительного смеха и до чопорно поджатых губ. Вот только пылкие утешения Жаклин привели баронессу немного в замешательство. По ее губам скользнула едва заметная усмешка, когда она услышала это «…слывет излишне своевольным» О да, маркиза, Вы правы, своевольным, не то слово…Упоминание истинного чувства и вовсе рассмешило Николетт настолько, что пришлось до боли закусить губу, чтоб не сбить маркизу с толку своей внезапной веселостью.
-Поверите ли, мадемуазель, но мне кажется, что любое сердце можно зажечь искрой настоящей любви. Лишь бы оно было, это сердце. А у месье лейтенанта оно есть и, возможно, только и ждет, когда другое сердце забьется с ним в унисон, чтоб раскрыть всю свою пылкость и нерастраченную нежность. И если Вы способны вызвать на откровенность меня, то без труда сможете растопить льды и в непреступной с виду душе господина Д’Артаньяна, - ласково проговорила баронесса.
Разве устоит кто-нибудь перед взглядом Ваших синих глаз, смотрящих, будто в самую душу, в те потаенные уголки, о которых мы и сами порой не подозреваем, - хотела добавить Николетт, но потом решила все же промолчать. Дело даже не в том, что она продолжала осторожничать, нет, теперь это было бессмысленно, тайна открыта, и маркиза вправе либо сохранить ее до конца, либо разболтать первому встречному. Мадам дю Пелье скорее сама теперь уже боялась спугнуть Жаклин излишней горячностью. А сказать хотелось еще так много… Долго сдерживаемые слова, которым не позволялось быть произнесенными даже мысленно, теперь рвались наружу. Странное желание обнажить всю правду до конца овладело баронессой, словно это был последний шанс. А может и правда, последний? Кому еще она отважиться признаться вслух о странной любви к такому человеку, как шевалье. Сцепившиеся на запястье пальцы послужили толчком к новой порции откровений.
-Нет, маркиза, я и не думала о Вашем презрении. Да и что теперь изменится от Вашего отношения ко мне? Поздно что-либо менять или отрицать. Но в Вашем лице я вижу если не союзника, то хотя бы умелого слушателя. Неужели Вам неинтересно, как такой непохожий на меня человек мог вызвать в моем сердце что-то похожее на любовь? Право, я и сама не понимаю. Может, он просто слишком отличается от остальных? А может во всем виноват ореол распутника и нахала, что повсюду следует за шевалье? Говорят, порок притягивает женщин… Знаете, ведь чувства трудно контролировать. И сколько не запирай их в ловушку собственного сознания, они все равно вырвутся, и тогда результат будет непредсказуем, - голос Николетт был спокоен и безучастен, словно речь шла не о ней. И только горящий взгляд выдавал ее волнение. Болезненная бледность щек резко контрастировала с мрачным огнем, полыхавшим в глазах, и делавшим их почти золотистыми. – Не знаю, почему я вдруг решила поделиться с Вами. Наверное, в Вас есть что-то, что не позволяет долго таиться. Я не прошу Вас молчать о том, что Вы сейчас услышите, я лишь прошу не прерывать меня. Так вот, я уже говорила, что мне и самой не разобраться в чем причина, но я так долго гнала от себя любые мысли о месье де Лоррене, что теперь не могу остановить поток признаний. Мне трудно подобрать слова, чтоб выразить свои чувства, никогда прежде не приходилось испытывать ничего подобного и уж тем более говорить об этом. Вам известно, что я была замужем, но в наше время браки не заключаются на Небесах. А значит, не может быть и речи о любви между супругами. Поэтому такие неожиданные и такие волнующие чувства, ворвавшись вихрем в мою жизнь, нашли живейший отклик сердца. Я не давлю на Вашу жалость, не прошу снисхождения к своим слабостям. Мне просто нужно поделиться с кем-то. А кроме Вас не с кем. Не на исповеди ведь рассказывать о тайных страстях. Святому отцу и так работы по отпущению грехов предостаточно, пожалуй, он даже не поймет, в чем я каюсь. Но Вы, ведь Вы понимаете? – теперь была очередь Николетт судорожно сжать запястье маркизы.
Со стороны озера легкий весенний ветерок нес пронзительные звуки скрипки, выворачивающие душу наизнанку и в тоже время, вселяющие в нее покой и умиротворение. Постепенно лихорадочный блеск в глазах баронессы стал потухать. Она горько улыбнулась и чуть виновато посмотрела на Жаклин.
-Сколько глупостей я Вам наговорила. Завтра мне будет стыдно. Простите и… забудьте, хотя такое вычеркнуть из памяти трудно, я понимаю.
Внезапно баронесса резко замолчала и настороженно прислушалась. Шаги на аллеи? Звук голосов? Нет, все тихо. Вот не хватало только, чтоб стали мерещиться голоса…

60

Отправлено: 29.10.08 14:07

//Дорога из Парижа в Фонтенбло//

1661 год. 31 марта. После 22.00
Безмятежную тишину весенней ночи нарушил хруст гравия. В начале аллеи показалась фигура женщины в красивом платье и накинутом сверху плаще.
Интересно, многие ли узнают меня под маской? А как они себя поведут, когда узнают? Она ведь вернулась сама, словно комета, которую мало кто ждал, да еще и явилась на свадьбу по большому счету без приглашения. Хотя, думаю, Его Высочество будет не против меня увидеть. В конце концов разве он никогда не бывал у меня в салоне? Думаю, прекрасной незнакомке простят эту шалость.
Прогулочным шагом графиня шла по дорожке парка, время от времени проводя рукой по листьям кустов и деревьев, наслаждаясь этим прикосновением. Листочки приятно покалывали кожу Нинон и она подумала, что наверное немногие знатные дамы прикасались к таким простым радостям жизни. Ей стало очень легко на душе, словно вновь 15 и вся жизнь у нее впереди. Она зажмурила глаза от удовольствия, рассмеялась и начала кружится, протягивая руки к луне.
- Как же хорошо! Как в детстве с отцом…
Воспоминание о старом графе вернули Нинон к реальности – она спохватилась, что кто-то может увидеть ее. Решив немного успокоится, женщина присела на лавочку и прищурившись поглядывала на луну, а деревья успокаивающе шумели листвой.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. 2