Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. 2


Парк Фонтенбло. 2

Сообщений 21 страница 40 из 67

1

31.03.1661
Тенистый парк, отделенный от дворца огромными прудами.

http://img-fotki.yandex.ru/get/39073/56879152.46f/0_11ae24_c220358b_orig

21

Отправлено: 28.07.08 18:03.

- Увы, дорогая Франсуаза, у меня таких высоких и могущественных покровителей, которые могли бы это сделать! К тому же я не дворянин, алишь простой выходец из провинции, не более!

Он посмотрел на Франсуазу и, заметив на её лице печаль, которую она вскоре быстро сменила улыбкой, спросил её:

- Извините меня за столь нескромный вопрос, но что так опечалило Вас? Вас что-то тревожит? Не стоит, Вам это не идёт! Язнаю, уВас есть поводыгрустить, но у Вас вся жизнь впереди, Вам стоит радоваться! Посмотрите, - он обвёл рукой вокруг себя. - Как вокруг прекрасно, какая замечательная погода! Но, ладно. Тем более, я хотел спросить Вас о новостях, а то, сидя в четырёх стенах совершенно не знаешь, что делается за их пределами.

22

Отправлено: 28.07.08 18:51

Шарль Д'Артаньян
Жаклин, ты ходишь по лезвию бритвы, дорогая, и сейчас ты близка к эшафоту как никогда, даже больше, чем несколько минут назад, когда воришка оказал тебе услугу, не выдав первому же стражнику, – обычно не смевший напоминать о себе внутренний, голос на сей раз отчётливо прозвучал в её мыслях, будто тревожный колокольчик. Между не особенно искушённым в дворцовой жизни юношей и легендой королевских мушкетёров была существенная разница – опыт!  Если Анри Д‘Эрланже действовал  хотя и в своих интересах, но с пониманием их общего положения, то Д’Артаняну едва ли пришлось бы долго раздумывать, узнай он то, что скрывала маркиза де Лурье под маской скромной фрейлины Её Величества. При дворе короля, а что важнее при «правлении» Ришелье мушкетёру доводилось распутывать и более коварные замыслы, это Жаклин знала фактически из первых уст… Её взгляд так не вовремя перехваченный собеседником, уже через мгновение обрёл давешнюю  отрешённость. Выдать себя ещё больше Колючка не имела возможности, иначе угроза переставала быть эфемерной и едва ли даже положение при дворе помогло бы убийце с такой репутацией, а как известно даже в самом запутанном клубке, стоит лишь потянуть за нить и распутать узелки уж не составит больших трудностей.

- Месье Дерион был у Её Величества лишь единожды на моей памяти, приносил какую-то особую настойку от мигрени, кажется, этой осенью, – она попыталась улыбнуться, но вышла довольно холодная ухмылка. Мысленно женщина не переставала благодарить мать девяти муз Мнемозину, за то что память и теперь не оставляет её, выручая в самое уместное время.

- Я долго вспоминала, откуда мне знакомо его лицо, но, как понимаете, в таком виде доктора трудно было узнать. Святая дева, на такое способен лишь по истине жестокий человек, – воскликнула Жаклин довольно искренне. Особенно если платит за услугу казначей Его Величество, занятно, что убийство придворного лекаря было оплачено, без сомнения, из королевской казны – эта мысль не развеяла опасений, а лишь отвлекла Жаклин, позволяя взять себя в руки. Этот день пересыфщенный событиями, ставил маркизу перед весьма  трудным выбором : продолжая вот так же попадаться на глаза Д’Артаняну и даже Мотыльку, она сама могла попасть под подозрение.

Вот уж будет затея, если мне придётся доказывать, что я предпочитаю кинжал и шёлковый шнурок, а Дерион был задушен верёвкой. Да, да, господин префект, проверьте, своего батюшку у церкви Сен-Жермен-Л’Оксерруа я убила именно так, – проговорила про себя Жаклин, глупость подобного оправдания заставила женщину презрительно фыркнуть.

- Но, месье Д’Артаньян, лишь ловчий Его Величества способен найти этого охотника, дамам  надлежит лишь смиренно ждать развязки – острая молния в сторону мушкетёра и она сжала в замок пальцы, препятствуя их нервному дрожанию, которое бы могло её скомпрометировать, – а у вас есть предположения на сей счёт, – осторожно поинтересовалась женщина.

// Парк Фонтенбло. Павильон Дианы //

23

Отправлено: 29.07.08 20:03

Лейтенант совсем не ожидал такого ответа. Это выпадало из логической цепочки выводов, которые он уже сделал. Но не принимать факт и подстраивать события под свою версию было опасно. Ведь речь могла идти не только о жизни доктора и кого-то еще, а о безопасности самого короля. Д'Артаньян окинул взглядом все вокруг еще раз. Нет, более никаких улик или хоть сколько-нибудь значимых зацепок не было видно. Или же он не знал, что искать?

Подав руку маркизе, лейтенант предложил ей подняться наверх вместе с ним. Было бы забавно увидеть вытянувшиеся от изумления лица мушкетеров, но граф решил не заострять их внимания на личности маркизы. То, что он нашел ее в гроте было достаточно сомнительным фактом, и расползись слух о том, что фрейлина Её Величества королевы-матери была замечена у столь подозрительного места, это привлекло бы ненужное внимание и к самой королеве. А что если маркизу послала сюда королева? Такая мысль еще не приходила в голову лейтенанту. Нет, невозможно, ведь маркиза де Лурье дала ему слово не говорить никому о происшествии. Почему же она оказалась здесь? Слова о любопытстве и скудности на интересные события придворной жизни были уже отметены как щепки. Нет, здесь явно был более веский повод, чем праздный интерес до сенсаций.

Когда они отошли не привлекая к себе внимания караульных на достаточное расстояние, граф чуть замедлил шаг и повернув лицо к маркизе, спросил ее:

- Скажите, маркиза, а что на самом деле привело вас сюда во второй раз? Простите, но я не могу поверить, что вы не искали того, что и я сам - ответов. Только вот, какие вопросы задаете вы? - Д'Артаньян более не вел светской беседы ни о чем, его голос был все также вежливо приглушен и мягок, но тон стал более серьезным и сухим, - Поймите, мадам, не один я мог случайно найти вас там... или заметить. Человек, которого мы ищем, может быть где-то среди гостей свадьбы и даже следить за нами. Мне не следует пугать вас, но ведь вы и сами понимаете, что рискуете, прогуливаясь просто так к месту убийства.

// Парк Фонтенбло. Павильон Дианы //

24

Отправлено: 30.07.08 21:55.

Девушка улыбнулась.

- Ах, так ведь это можно легко исправить! Дорогой мой друг, Вы будете представлены при дворе сегодня же! - сказала Франсуаза, - Знаете, таланты не должны оставаться в стороне! Ведь признание - главное для творца. Помню, как у супруга многие произведения не получались, а он всё писал и писал, снова и снова.

Д'Обиньи на несколько мгновений замолчала.

- Всё впорядке, всё хорошо... - ответила она, - Печаль всегда приходит внезапно. Это, наверное, потомучто я слишком много об этом думаю и не пускаю никого в свой мир...

Франсуаза немного грустно улыбнулась.

- А Вы ещё нашли кого спросить о новостях, дорогой Жан, - девушка усмехнулась, - Я ещё больше вашего была отрешена от внешнего мира. Я надеялась, что Вы поведаете мне новости.

25

Отправлено: 30.07.08 22:08

Расин остановился и посмотрел на Франсуазу.

- Правда? Вы... вы правда хотите сказать.... - на лице у Расина высветилось некоторое недоумение, которое тут же сменилось радостью.

- О, спасибо Вам, спасибо, Вы, моя благодетельница! - Расин был просто на седьмом небе от счастья. Он уже представлял себе, как его представляют при дворе, представлял двор, людей... Но тут же опомнился и спустился на землю.

- Ах, ничего особенного, я думал, Вы могли слышать от кого-нибудь что-либо... Но, раз так, значит, ничего важного не произошло, иначе мы бы знали об этом! - Расин улыбнулся.

- Кстати, Вы упомянули в нашем разговоре Вашего покойного супруга! Мне приходилось слышать о нём, особенно, о его недюжинном уме и умении остро  и метко шутить! - Он посмотрел на Франсуазу и спросил:
- А сами Вы не чувствовали склонности к сочинению? Вы обращаетесь в литературных кругах, Вы дочь писателя, Вы, наверное, тоже имеете какой-нибудь талант, не так ли? Может, я слишком нескромен, но это, наверное, от долгого затворничества - тянет говорить и порою говорить глупости!

// Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2 //

26

Отправлено: 02.08.08 20:54

// Парк Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров //

Спешившись, Анри небрежно кинул поводья лошади в руки слуги, и дальше отправился пешком. Нет, держался помощник префекта в седле достаточно уверенно и хорошо, но все же пешие прогулки рыжий любил больше. Если, конечно, погода тому благоприятствовала.
Например, как сейчас.
Кроме того, был еще целый ряд причин отказаться от дальнейшего передвижения верхом - например, ходьба неплохо помогала размышлениям и проветривала мысли, в ту часть парка сложно было проехать на лошади, и вообще, на месте преступления с высоты седла вряд ли рассмотришь следы. Если таковые еще остались, конечно... Анри театрально вздохнул, даже жалко стало на мгновенье, что рядом не было зрителей, что смогли бы оценить сей скорбный вздох по достоинству. Ну и пусть их...
Рыжий уверенно направлялся к гроту, где было обнаружено тело. Заодно прикидывая, что надо сделать еще - например, поговорить с ла Рейни, да и с Д'Артаньяном бы неплохо тоже обсудить ход следствия. А еще нужно будет отловить того, кто там заведует слугами, чтобы он составил список, где и кто из обслуги работал во дворце две недели назад, а потом допросить всех, кто войдет в этот список, и не забыть о взрыве, а еще отчеты нужно написать (канцелярщину Анри ненавидел особенно страстно), ну, или какие-нибудь подобные бумажоночки, плюс не забыть о встрече с де Лорреном в двенадцать ночи. Ага, как заговорщики, или возлюбленные.
Рыжий ухмыльнулся своим мыслям, проходя мимо кордона мушкетеров. Те, надо отдать им должное, помощника префекта запомнили (еще бы они его не заметили! Анри бы тогда действительно возмутился и разозлился), и не подумали останавливать. Жискар подошел к гроту, осмотрелся. Так-так... Ага, значит, тело было вот здесь, под листьями... Неплохое место, хотя и не самое надежное, раз его обнаружили, что за профаны прятали труп? Ну никакой фантазии... А с другой стороны, благодаря им у Анри теперь есть загадка, можно и простить. Ну да, ну да, как и следовало ожидать, все интересное уже затоптали! Рыжий принялся кружить вокруг "отправной точки", с каждым разом увеличивая радиус. Потом зло фыркнул, резко развернулся, так, что кружева возмущенно всколыхнулись, и вновь остановился возле места, где лежало тело. Присел на корточки. Поднялся. Все что осталось - это следы-бороздки от каблуков, ага, лекаря тащили к месту упокоения за руки. Опять же - скорее всего эти "дорожки" недалеко уведут, за две недели и не такие следы можно было успеть затоптать. Но проверить надо. Обязательно.

// Парк Фонтенбло. Павильон Дианы //

27

Отправлено: 06.08.08 19:34

И снова игра теней, тесные отнорки дорожек, отдаленный силуэт дамы в пышном, как пион, платье, развернувшей веер и приложившей палец к губам. Льется с небес топленое молоко второй половины дня и каблуки сапог и туфелек вращают вспять земной шар на крохотном отрезке суши под названием Фонтенбло.

Маркиз де Вард шел молча, заложив за пояс большие  пальцы. Казалось,  его карие глаза запали еще глубже. Разбитое лицо онемело под мертвецким восковым гримом.

Низкорослый Лозен со столь же серьезным, заострившимся лицом шагал столь же скоро, как и его спутник, то  и дело трогал алый воинский бант под горлом.
Тяжесть молчания. Будто свинцовое грузило в черном затоне.

- Что "сам"? - спросил де Вард, привычно стараясь уловить в лице собеседника хотя бы каплю истины, среди мраморного, батистового, куржевного моря придворной лжи. - Что слышно.

// Дворец Фонтенбло. Гостевый покои //

28

Отправлено: 06.08.08 19:56

Лозен прикрыл ладонью глаза - слепило солнце.

- Что слы-шно? - эхом повторил последние  слова де Варда маленький герцог. И отвернувшись, делая вид, что любуется недавно извлеченной из зимнего деревянного ящика Прозерпиной молвил одно слово:
- Венсен.

Остро и быстро заметив то, как темный маркиз нахмурил брови, Лозен пояснил:

- Шутка зашла слишком далеко. Нужно аккуратно пригласить Месье на Обед и последующий прием. Это легко сказать, но чертовски сложно сделать. Простите великодушно, но я передал Его Величеству все так... почти так, как Вы сказали мне...

Лозен аккуратно, точно учитель по артикуляции передал де Варду разговор с Королем. Попутно он давал распоряжения камердинеру Принца, срочно вызванному с половины слуг. За камердинером, бледным, как сыр, тащились четверо лакеев с зачехленным костюмом, черепаховой шкатулкой для драгоценностей и пудры и тазиком с дымящимся кипятком.

Лозен четко закончил:

- Таким образом, если дело пойдет и дальше, как оно пущено, скандал грозит перерасти в опалу и я могу понять Его Величество. Сколько людей собралось. И все смотрят. Увы, есть рамки. Есть границы. Мне жаль Поклена и присных. Знаете на что я надеюсь, де Вард?

Лозен усмехнулся и поправил расшитый обшлаг камзола.
- Я надеюсь на то, что Месье согласится... хотя бы выслушать нас.

// Дворец Фонтенбло. Гостевые покои //

29

Отправлено: 08.08.08 13:10.

//Фонтебло. Конюшни и каретный двор//

А Стоикуло, вырвавшись под солнце в парке, оглянулся, и понял, что не знает куда идти и вообще где искать этого чёртова мушкетёра! У кого лучше всего спрашивать , где находится человек? Правильно, у его подчинённых. Выбравшись на дорожку, что вела непосредственно ко входу в дворец, Стоикуло направился к мушкетёрам, которые, кажется, стояли на входах. Ну, должны были стоять. И правда - стояли. Два человека, вытянувшись по струнке. Правда, разговор с ними не принёс никаких плодов и результатов - оказалось, что их начальник прогуливается где-то в парке. Идея пойти поискать Шарля в парке отмелась моментально - парк большой, а человечки маленькие. Так что вполне себе можно разминуться. Так что, поблагодарив за такие слова, парень с волосами, что были подобно воронову крылу, отошёл от входа и пристроился под ближайшим деревом. Была бы лютня, сейчас вполне можно было поиграть. Но - её не было. Так что, примяв своей любимой пятой точкой траву рядом с корнями, кажется, дуба, парень полуприкрыл глаза и внимательно стал вслушиваться в шорохи. То и дело сновали какие-то помощники, что бы подготовиться к балу. И парень стал размышлять. Нет, если он на бал не попадёт как музыкант (а от этой идеи он уже потихонечку отказывался, поскольку музыкантам надо быть всегда на месте, и танцевать вряд ли можно), то вполне возможно, что он содёт за какого-нибудь провинциального низкосортного дворянина. Конечно же, можно вполне себе представиться кем-то другим, ведь на его родине, в Испании, был, кажется, сын того самого дворянина, где работали мать с отцом и братом. Он уже и забыл как его звали, но разве это имеет значение? Быть человеком, которого из самой Испании отправили сюда, ко двору, вполне было приятно. И, знаете ли, если будут маски, то кто его сможет узнать?

Тем не менее, парень продолжал сидеть в тени размашистой кроны с закрытыми глазами. Вот атк вот отдохнуть - редкий случай когда удаётся.

30

Отправлено: 19.08.08 19:39

- Моя Мадлон оставила меня... и с рыбаком из гавани ушла... - молодой человек запнулся, пытаясь вспомнить слова песенки на известный мотив, - Моя Мадлон... Каналья... я все забыл... она ушла... Дявол! Надо же мне было так сорваться... с этим скрягой Ладзарини... старый завистник... его музыка ничего не стоит! Король не слушает старые мотивы этого ханджи! Король танцует! Он танцует божественную музыку! - Люлли, а это был сам королевский композитор, встал в позу Апполона, повелевающего музам, и протянул свою тонкую руку ввысь к воображаемым купидонам, державшим воображаемые облака с воображаемым помостом для короля, - Король-Солнце танцует только божественную музыку! Музыку Люлли...

Не заметив, что оказался на скользкой баллюстраде перед прудом, коровский композитор подскользнулся и сорвался вниз как раз в тот момент, когда громогласно объявлял себя творцом божественной музыки.

Холодная вода отчасти охладила пыл итальянца, отчасти помогла ему прийти в себя после изрядного перебора вина, выпитого в честь новобрачных и их свадьбы, послужившей поводом для его нового опуса.

- Каналья... Дьявол и его преисподняя... - он едва не захлебнулся, оказавшись по колено завязшим в илистом дне пруда, - только этого не хватало, чтобы великий Люлли погиб не став еще великим в какой-то луже...

Отчаянно барахтаясь и расплескивая мириады радужных брызг вокруг себя музыкант ругался и вопил что было мочи. К его несчастью, а может, и к счастью, никто не откликнулся и не увидел позора будущего великого Люлли. Ухватившись за какой-то предмет, он наконец обрел равновесие и видимую твердость под ногами и кое-как добрался до твердой земли. Вылезая на берег, он отчаянно пинал ногами ил и почувствовал что-то твердое и плотное. Дернувшись всем корпусом на берег, он увлек за собой и бревно и что-то, что зацепилось за его ногу.

Усевшись на траву, он первым делом осмотрел свои ноги, точнее туфли из мягкой итальянской кожи. Туфли танцора - мягкие, гибкие, с такой тонкой, но изумительно прочной подошвой. Только потом он посмотрел на свой замызганный и испачканный в хлам камзол. Его парадная лента, некогда отливавшая золотом, была грязновато бурого цвета, рукава рубахи сбились и с развязанными лентами были похожи на тряпицы, которыми протирали медные трубы оркестрантов...

- Каналья... - Люлли поднял глаза на пруд и тут же позабыл все сочные итальянские словечки на злобу дня, - Дева Мария... Господи Иисусе! Святой Иоанн!

Рука сама собой осеняла грудь композитора крестным знамением. Он не был суеверен, но, увиденное заставило его последовать обычаю предков. На поверхности пруда там, где он только что боролся с водой, увязнув в топком иле, плавало тело утопленника.

- Матерь Божия... - неизвестно как обретя скорость в движениях и ясность в сознании, Люлли вскочил на ноги и понесся что было духу прочь от злополучной находки.

Он бежал очертя голову. Долго. Дыхание начало сбиваться, когда в конце аллеи он заметил двухэтажное строение.

// Парк Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров //

31

Отправлено: 04.10.08 01:06

Какая прекрасная возможность для сынов и дочерей Парижа пройтись по кошелям этих месье и дам, разодетых и раскрашенных как куклы марионеточного театра в балаганчике на ярмарке. Особенно те, что улюлюкали и гикали, когда два молодчика выскочили на сцену прямо из зала.
Смешно.
Послав своего человека к суперинтенданту Фуке, Гошер улучил минуту, чтобы присмотреться к гостям. Да, прекрасная публика. Вон тот провинциал с лицом раздобревшим от возлияний и обжорства... оглядывается на свою жену, как бы та не подмигнула кому-то из сновавших тут и там молодых пажей. Если они останутся здесь на ночь, этот толстяк наверняка уедет из Фонтенбло с парочкой прекрасных рогов, дай бог ему унести их... Гошер оскалился в улыбке. Его блестящие белые зубы сверкнули в полутьме, где он предпочел дожидаться своего гонца.

- Вот, месье, - слуга одетый в ливрею цветов суперинтенданта, подал ему листок бумаги, - господин не велел вам дожидаться его здесь.

- Где? - коротко спросил Гошер, сверля глазами юнца.

- Там написано, сударь, сам я не читаю.

- Хорошо.

Оглянувшись, не следил ли кто за ним, Анри вышел из балагана, собравшего в себя в тот вечер весь цвет французского дворянства. Как жаль, что дела заставляли его оставить такую удачу.
Повертев в руке лист бумаги, Гошер попытался прочесть надпись, нацарапанную на нем. Черт... если бы он слушал старуху Лавуазен... как прочесть эти каракули?

- Эй ты!

- Я месье? - пожилой мужчина, с виду похожий на слугу, но без ливреи, проходил мимо.

- Да ты. Читать умеешь?

- Да, месье, я писарь его превосходительства...

- Читай, что здесь написано.

- Сейчас, сударь... только бы свету по-больше...

- Читай здесь.

- "Не трогайте никого. Опасно. Лейтенант напал на след. Я сам призову вас"

- У тебя хорошая память?

- Нет, месье, - бедняга немигая смотрел в глаза цыгана.

- Ты не видел меня, - голос Гошера был похож на свист змеи.

- Нет, месье... не видел, - спотыкаясь старик пятился назад.

Анри круто развернулся и сделал вид что уходит. Однако, обернувшись через плечо, он проследил за мужчиной. Когда тот скрылся в темноте Большой Лужайки, Гошер последовал за ним. Сверкнув улыбкой, он схватил свою жертву за воротник и сдавил горло. Туго завязанный шарф душил несчастного, не давая ему возможности увернуться. Гошер сдавливал его, пока руки не перестали судорожно биться в воздухе и не обмякли. Он оттащил тело за актерскую повозку и прислонил к колесу. Кто обратит внимание на подвыпившего слугу? Не до утра.

Все. Это последняя бессмысленная жертва. За это господин суперинтендант вряд ли заплатит.

Гошер быстро шел по парку к подсобным строениям, находящимся на другой стороне парка. Там его ждал Жанно. Суперинтендант если захочет увидеть его, то не скоро, так как слишком много случайностей и оплошностей, допущенных и самим Гошером, и его подручными, навели на их след префекта полиции и, что хуже, лейтенанта королевской охраны.

32

Отправлено: 04.10.08 19:28

// Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2 //

Выйдя за пределы театрального шатра, Д'Артаньян оказался на свежем воздухе. Гомон голосов зрительской толпы сменился стрекотом цикад. Недалеко от актерских повозок лейтенант разглядел чьи-то тени. Едва различимый шепот и смех, словно журчание весеннего ручья. Наверно, кто-то из придворных решил воспользоваться моментом, когда глаза всех матрон и церберов двора были устремлены на сцену. Мушкетер осмотрелся. В алых сумерках последнего мартовского вечера более никого не было видно. Это настораживало, так как он не мог ошибиться, когда заметил, точнее, почувствовал присутствие того человека.

Лейтенант прошел по Лужайке, стараясь не выходить на гравиевую дорожку, чтобы не привлечь внимания к себе шумом шагов. Что-то подсказывало ему, что даже не смотря на многочисленные караулы, выставленные по всему парку, злоумышленники могли совершить еще одно преступление.

Пройдя мимо дворца, он свернул к одной из парковых дорожек. В темноте блеснула сталь мушкетного дула.

- Кто здесь?

- Лейтенант Д'Артаньян.

- Простите, господин лейтенант, не разглядел!

- Ничего. Вы никого не видели?

- Со стороны Большой Лужайки прошла парочка... х-м... кажется, в ту сторону, - мушкетер вытянул руку, - И кое-кто из ливрейных... слуга чей-то прошел туда, к подсобным строениям. Больше никого.

- Слуга? Невысокий, чернявый такой?

- Не разглядел, сударь, но он только что прошел... можно и нагнать его, если бегом.- Нет, оставайтесь на посту. Все в порядке.

Д'Артаньян проверил, на месте ли пистолеты, и направился в указанном ему направлении. То мог быть и слуга, но интуиция подсказывала графу, что следовало проверить, кем был тот слуга и кому служил.

33

Отправлено: 06.10.08 17:16

// Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2 //
Дурной тон ведёт к преступлению...

Искусство  есть проявление высочайшего могущества в человеке, и в коей области проявляется это искусство, порой не имеет никакого значения. Можно быть неважным политиком, но при этом вызывать в придворных уважение и даже обожание, своим незаурядным лицедейским талантом. Чему свидетелями теперь и были зрители театра господина Мольера. Что-то подсказывало маркизе, что сам Поклен был не очень доволен такой интерпретацией своей пьесы, но что мог он -скромный придворный, противопоставить Его Высочеству и де Лоррену. Оставалось «наслаждаться» действом и готовиться пожинать лавры, хотя, как успела заметить Жаклин, публика была вполне довольна неожиданным сюрпризом главного виновника торжеств. Ей же оставалось радоваться, удачной возможности покинуть это сборище жеманниц и лизоблюдов, к тому же фортуна снова улыбалась «Колючке», если уж королевская ищейка взяла след не хитрой кошке отставать от неё.
Если вам доводилось видеть кошек в подворотнях Парижа, чаще всего потрёпанных с обожёнными кипятком боками и выступающими рёбрами, то вы уловили бы одну похожую черту между ними и фрейлиной вдовствующей королевы, которая теперь бесшумно двигалась в след за д’Артаньяном. Настороженность и внимательность, которая не была свойственна домашним изнеженным любимцам точно так же как и придворным хлыщам с лощёнными щеками напудренными лицами, отличала таких как Жаклин. Она, не боявшаяся смерти и не раз слышавшая за спиной удары хлыста, которым сбиры подгоняли взмыленных лошадей в погоне за «Колючкой», умела быть бесшумной. Казалось зрачок её синих глаз в вечерних сумерках вытянулся в узкую полоску, позволяя различать удаляющуюся мужскую фигуру и любую опасность на расстоянии в несколько миль. Сегодня маркиза де Лурье уже имела неосторожность выдать своё присутствие, чем навлекла на себя ненужные подозрения, повторять своё упущение она не собиралась. Да и едва ли лейтенант мог предположить, что за ним кто-то следует. Внезапно Жаклин уловила голоса, низкий хриплый баритон указывал на то, что его обладатель мужчина и более того, именно тот, кого она искала так долго. Знакомая приторная терпкость ликёра волной подкатила к горлу и шею закололо у самого основания.
Ах, если бы судьбе было угодно подарить ей ещё один шанс…

- Вам, месье мушкетёр, лучше бы быть в другом месте – прошептала Жаклин, вытягивая из складки знакомый нож. Единственной помехой для женщины было тяжёлое бальное платье, едва ли оно позволило бы ей быть достаточно ловкой, чтобы расправиться хотя бы с одним противником… Чёрт – выругалась маркиза про себя добавив ещё несколько непристойностей, которые фрейлине не положено было знать по рангу… Слева в кустах послышался шорох и Жаклин вынуждена была шмыгнуть за ближайшее дерево, затаив дыхание…

34

Отправлено: 06.10.08 21:10

// Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2 //

Первый встреченный де Лорреном мушкетер оказался рослым нормандцем. Он стоял у жаровни, в которой двое слуг
разжигали лучинки - для того чтобы в урочный момент запалить кубышки цветного стекла с ворванью для садовой иллюминации - их по развилкам садовых ветвей с раннего утра расставили тысячи.

Нормандец меланхолично жевал сосновую смолу "клячку" и дремал, стоя, как вол, под дальний щелк соловьев с ветвей холодных прудовых ив.
На черной "перекидке", выделялся белый звездчатый крест с лилейными клиньями на концах.

Он равнодушно глянул на вывалившегося, как черт из коробки, из шаром стриженого куста богато одетого белокурого юношу.

- Месье! - негромко окликнул его де Лоррен - Мне нужен лейтенант королевских мушкетеров! Дело  срочное! 

Караульный стряхнул напускную дрему - ему, уроженцу молочно-яблочной Нормандии, было трудно разобрать быстрый, жесткий акцент шевалье де Лоррена - Лотарингия пограничная область меж Францией и Германией обладала странным северным говором - от которого Филипп изо всех старался избавляться, заменяя провинциальные словечки чеканным языком истинных "париго" - старых парижан.

- Это зачем Вам? - выговорил мушкетер, перегнав клячку из левой щеки в правую. Ему явно  некуда было спешить.

Шевалье сорвался и, звякнув всеми цацками на шее, в мочке уха и на запястьях,  свистящим шепотом выдал:

- Месье! Друг! Зараза моя ненаглядная!  Мне позарез надо лейтенанта! 

- Я не могу покинуть пост. У меня приказ. - хмыкнул мушкетер, изрядно удивленный такими горячными прозвищами. - Но я его видел недавно, он у меня справлялся о каком-то слуге. Он пошел туда!
Мушкетер махнул рукой в темное горло боковой аллеи.

(Слуги, услышав, что речь зашла об их братии, побросали свои лучинки и порскнули от греха подальше)

- Ага, спасибо! Помолись за меня! - кивнул де Лоррен и тяжело побежал в указанном направлении - сутемь дворцовых садов отрезала от него огоньки свадебной иллюминации.

Через некоторое время шевалье перешел с торопкой рыси на шаг. Лицо горело, как разодранное наждаком. Гравий хрустнул под туфлями, Филипп перепрыгнул на топкий дерн, пошел, как мог,  неслышно.

Впереди маячили неясные тени - одна метнулась прочь на пределе зрения, будто траурным шелком прошуршала, то ли кладбищенский нетопырь, то ли женщина.

Филипп крепко сжал кулак на эфесе фехтовальной даги - парного к шпаге короткого тосканского клинка.

Может он и казался кому дураком, но все же сообразил, что сходу орать : Месье лейтенант! А вот он я" - глупо и опасно. И в первую очередь не для него. А для пожилого мушкетера, который Бог весть с кем мог столкнуться в тревожной тьме парка.
Стараясь скрадывать шаги Лоррен медленно побрел вперед, готовый  принять или обрушить удар, близоруко щурясь, стараясь разобрать опасное движение теней в потемках.

35

Отправлено: 06.10.08 21:42.

До конюшен оставались считанные шаги, когда острый привычный к ночным шорохам, слух цагана уловил чьи-то крадущиеся шаги. Тяжелое перерывное дыхание. Тихо хрустнувшая под подошвой ветка. Кто-то преследовал его. Сомнений быть не могло, так двигался этот некто по засаженному дерном газону, а значит, не хотел быть услышанным.

Гошер не оглядываясь прошел еще немного до пирамидально остриженного кипариса и юркнул вправо. Он знал, что неопытный преследователь последовал бы за ним. Но человек бывалый осмотрелся бы для начала. Именно на это и расчитывал Анри. Не могло быть такого нелепого совпадения, что на его след напал кто-то из ленивых подручных парижсткого префекта.

Он тихо прокрался за деревом, переметнувшись к следующему кусту. Густевшая тьма была ему на руку. Пока преследователь вглядывался в темноту, пытаясь решить, куда двигаться, цыган проворно скрылся в глубине парка, отдаляясь от ищейки и от своей цели.

Обойдя вокруг, он долго выжидал в кустах, наблюдая за своим подручным, не подошел ли кто к нему. Убедившись, что ему удалось сбить неприятеля со следа, цыган глухо крикнул на манер ночной птица "Ту-Гуух!"

- Ту-Гуух! - ответил дозорный, сложив ладони трубой возле рта.

- Жанно, - приглушенно крикнул ему цыган, - подведи коня к заднему крыльцу. Мне нужно скрыться.

- Сейчас!

Беспризорный, непонятно какого роду-племени пацаненок привел под узцы гнедого, оседланного неприметным седлом без каких-либо знаков отличия.

- Это от хозяина, велели забрать, а в Париже продать тут же, чтобы никто не приметил. Уж слишком хорошая животинка, - парень ласково похлопал скакуна по холке.

- Ладно. Не болтай много. Уйдешь отсюда к ночи. Последи, что будет. Встречу тебя в "Боевом Петухе" у Мекано.

- Буду.

Осторожно выведя коня на дорогу, Анри прыгнул в седло и подхлестнул бока породистого животного кожаной тонкой плетью. На заставе его окликнули караульные. Крикнув им, что спешит по делу префектуры, Гошер безпрепятственно покинул Фонтенбло.

//Дорога из Парижа в Фонтенбло//

36

Отправлено: 07.10.08 22:44.

- Каналья! - лейтенант не сдержал глухой ругани, заметив тень преследуемого им человека. Стараясь ступать еще тише и совсем затаить дыхание, мушкетер двигался короткими шагами, высматривая мягкий газон под ногами, чтобы не дай бог не зашебуршать гравием, обильно посыпанным на все дорожки. И все же, он не мог быть уверен, что его не услышали. Совершенно внезапно черная тень скрылась за одним из выстриженных в геометрическую фигуру кустов.

Боясь спугнуть преследуемого и дать ему сбежать, Д'Артаньян сбавил шаг и прислушался. Он присмотрелся, куда вела аллея, вдоль которой двигался мнимый слуга. В самой глубине парка находились служебные строения и конюшня. Без сомнений, этот человек пытался скрыться не только из виду, но и сбежать под покровом темноты из Фонтенбло. На конюшнях служили не только королевские конюшие, но и заезжие возницы и грумы, прислуживавшие лошадям многочисленной придворной знати. Многие приехали со своими эскортами, прихватив с собой пару-тройку лошадей для предстоявшей охоты, да и для того, чтобы покрасоваться перед другими своим богатым выездом.

Преследовать убегавшую тень в темном парке не было смысла. Зато важно было узнать, не попытается ли кто-то взять свою или чью-либо еще лошадь. Интуиция подсказывала, что человек этот не появился в королевской резиденции по собственному почину. Парижским пройдохам вполне достаточно было практически полноправного владычества над ночной столицей, и соваться в переполненный гвардейцами и мушкетерами Фонтенбло им не имело смысла. Если только их не наняли.

- Сударь! Сюда нельзя! Кто вы! - раздался голос из-за перегородки.

- Молчать! Служба короля. Кто сейчас был здесь, чтобы забрать свою лошадь? - ДАртаньян едва ли не силой выдворил заспанного конюха из узкой клети, - Отвечай, чьих лошадей ты запрягал за последние два часа? Ну?

- Ах, простите, господин мушкетер, но ведь много кто ездит туда-сюда... тут вон и посольских сколько, и курьеров его величества, да и от господина Вателя тут с приказами носятся. Я вот только прилег отдохнуть...

- Чью лошадь ты седлал последней? Отвечай живо, мне некогда, - когда речь шла о том, чтобы добыть сведения у подобных пройдох, граф умел быть по-своему проникновенным и говорил весьма доходчиво. Он прекрасно знал, что за заспанными глазами и сонной мордой мог прятаться лукавый, лгавший ему за сносную плату, которую он еще спустит в одном из деревенских кабаков, - Если не скажешь мне, я велю отдать тебя людям префекта, а они не будут церемониться с тобой, тысяча чертей!

- Ой, сударь, что вы! - заспанные глаза вытаращились на лейтенанта в неподдельном страхе, еще бы, от людей господина префекта была только одна дорога - затхлая тюрьма, а то и площадь со столбом для прилюдных бичеваний. Ладно если еще не навешают каких-нибудь лишних грехов помимо своих собственных,

- Я все скажу, сударь... все...

- Не медли, каналья! Кто велел седлать? Чьи лошади? Куда собирались ехать?

- Куда ехать-то не говорили... и меж собой все молчком... а вот людишки-то не свои, чужие они, из господских, что на свадьбу пожаловали...

- Ливреи чьи? Гербы были?

- Нет, ваша милость, они сами попоны принесли... а лошадей-то взяли из тех, что господин Ватель определил для срочных приказов, там чего привезти из диковин ему...

- Ясно. Сиди здесь. И никому не седлать, кроме как по моему приказу. Понял? - брови мушкетера угрожающе сдвинулись к переносице, - Скажи, это приказ лейтенанта ДАртаньяна.

- Слушаюсь, ваша светлость... все сделаю...

- И седлай мне лошадь, каналья, да поживее! Пусть четыре лошади будут наготове.

- Сейчас, сударь, сию минуту, я только помощника своего кликну, он тут отлучался к подружке...

Конюший выбежал с прытью, которой позавидовал бы и молодой любовник, привыкшый сбегать от любовницы по карнизу окна. Граф тем временем вышел из конюшен и крикнул одного из караульных.

- Немедленно в казарму, пусть поднимут отряд человек шесть верховых под началом Гарнье. Приказ ехать по парижской дороге и узнать у заставных, не проезжал ли кто в течение полу-часа в сторону Парижа. Одному вернуться с докладом. Остальные пусть гонят наудачу и останавливают любого всадника по пути и проверяют кто таков.

37

Отправлено: 07.10.08 23:22.

Этот резкий крепкий, как спирт,  голос ни с чем нельзя было спутать. Так бывает, когда в сумерках появляется надежный свет фонаря, и лошади всхрапывают, весело чуя ночлег.

Шевалье увидел мечущиеся огни караульных и темную двухэтажную постройку конюшен за дворцовыми службами, он быстро стер запястьем пот со лба и, яростно путаясь в рукавах, сорвал верхний  камзол, швырнул его комом, не глядя в бурьян - одежда мешала дышать - остался в колете.

В блуждающих лучах фонарей дыбились великанские тени  - в два раза больше самих кавалерийских злых жеребцов. Один из коней,  запрокинул голову и хрипло, сторожко ржанул,  кинул задом - конюший повис на поводьях.

Шевалье различил среди поднятых по тревоге караулов фигуру лейтенанта. И подбежав к нему, наскоро поклонился, прижав шляпу со сломанными перьями к груди. Старался говорить внятно и по делу - в промежутке меж бешеными ударами сердца.

- Месье д Артаньян! Мое почтение. Прошу прощения, что не во время. В парке у озера я нашел свежий труп. Кажется, писарь. Удавлен. Еще теплый.  Я пошел искать Вас. Кроме меня, никто еще не знает. Убийца не мог далеко уйти. Сейчас весна, колеи  размыты вдрызг, по лугам ему не срезать, там хляби по колено, лошадь переломает ноги, ему остается только дорога, а она одна - мимо часовни Сен-Катрин и кладбища.   

Шевалье аж покраснел от стыда, что зря теребит лейтенанта в такую минуту. Чувствовал себя мальчишкой на пожаре, который путается под ногами.

Но все же, он собрался и выговорил, с горячей надеждой глядя на пожилого мушкетера:

- Месье. Возьмите меня с собой. Я неплохо стреляю. Отец учил.

И снова метались сумасшедшие фонари - свет-тень, свет-тень, вычерчивая пламенем лица юноши и мужчины.

//Дорога из Парижа в Фонтенбло//

38

Отправлено: 08.10.08 00:31

- Что? - события наваливались одно на другое - лейтенант уже не удивился, а лишь сухо и деловито переспросил, - Где? У озера? Это со стороны Лужайки или у балаганов театра?

Так и есть, это был он. Но какого черта он оставил после себя следы? Или это тоже кто-то из людей замешанных в историю со шкутулкой? Слишком много совпадений. Д'Артаньян хотел было повернуться спиной к молодому шевалье, но неожиданная просьба заставила его обернуться.

Вперив удивленный взгляд в глаза, по-мальчишечьи восторженные от суматохи событий, лейтенант махнул рукой. Не до того...

- Поезжайте, шевалье. Но будьте любезны держаться моей стороны в случае стычки. Не думаю, что тот, на кого мы охотимся будет рад встрече.

Он махнул рукой одному из мушкетеров.

- Ледигьер, отдайте ваш запасной пистолет шевалье, и поедете с нами, - сам не понимая, зачем брал юнца с собой, Д'Артаньян подошел к оседланной уже лошади, продолжая на ходу отдавать команды, - Живо к де Ла Рейни, пусть пошлет людей к озеру. Только тихо. Не хватало еще переполох устроить. Пусть оцепят то место. Я говорил Вателю, чтобы никаких прогулок к озеру и никаких пикников после темноты.... тысяча чертей!

Он с легкостью двадцатилетнего прыгнул в седло:

- Едемте!

Подъезжая к заставе, всадники поравнялись с Гарнье, как раз собиравшемся вернуться с докладом к лейтенанту.

- Господин лейтенант! Он проезжал здесь. Сказал, что-то про курьерский донос. На лошади никаких знаков отличия не было.

- Более никого не выпускать. Задерживать всех, кто едет в Фонтенбло или выезжает. Именем короля!
- Будет исполнено!

- В погоню! - коротко бросил граф, пришпоривая и без того безумно мчавшегося жеребца.

Вот так, праздник и без того обещавший быть шумным, на деле оказался опасным предприятием, и кто знает, может, и очагом очередного заговора против короля.

//Дорога из Парижа в Фонтенбло//

39

Отправлено: 08.10.08 13:50

Fiat voluntas tua – не будучи истовой католичкой, Жаклин ничего не смогла больше произнести. Она сделала несколько быстрых неуверенных шагов в сторону голоса, будто гипнотические звуки флейты, влекущего к себе. Но едва она успела увидеть среди теней от древесных крон лицо человека, как тот молнией вскочил на лошадь и скрылся, сопровождаемый возмущёнными криками сбиров. Ощущение  горечи поражения обрушилось на Жаклин с такой силой, будто она разом пережила разгром при Пуатье и Азенкуре, вот только место чопорных англичан теперь занимали незваные гости в парке. Этот мерзавец снова избегал заслуженной мести, и всё по вине придворных, которым не сидится на месте. За такое надо бы проучить мерзавца или мерзавку… это не удивит двор, поскольку сегодня любая жертва казалась вполне закономерной в многоярусной мозаике хитросплетений дворцовых интриг. В ту же минуту Жаклин показалось, что по всему её телу пробежал трепет и вся её кровь, медленно двигавшаяся и словно дремавшая в жилах, разом дрогнула и разлилась по всему телу бурным потоком.  Полузакрытые от усталости глаза широко раскрылись, без какого-либо участия с её стороны, а  зрачки расширились и загорелись живым огнём.. Казалось ещё мгновение и что-то опасное, жгучее выплеснется наружу, будто вулкан, извергающий свои недра, и испепелит всё вокруг. Теперь она могла направить свой гнев на нежданную помеху, её взор, ослеплённый красной пеленой, уже не видел препятствий в лице многочисленных мушкетёров, расставленных по периметру для охраны и самого лейтенанта д’Артаньяна. Слишком жесток был голод смерти и мести, разрывающий изнутри «Колючку» такой привычной перечной горечью. Один бельгийский валлонец пару лет назад показала ей один приём – самый жестокий из способов лишить человека жизни, действие которого она видела лишь раз и никогда не использовала сама. Вопреки мнению себялюбивых, сальных, парижских лавочников и избалованной знати, «Колючка» всегда действовала изящно и по мере возможности аккуратно  - клинок, шнурок и короткая молитва – почти набор капеллана.  Но теперь она хотела обагрить руки кровью, чтобы успокоить сердце рвущееся наружу от обиды и очередной неудачи. Пять ран на теле человека – будь то король, кардинал или лакей он неизменно истечёт кровью, увидев перед смертью собственные кишки – это ли наказания, экзекуция достойная преисподней.

- Даже будь жив метр Амбруаз Паре, он бы не смог спасти его жалкую шкуру - раздавшийся в стороне мужской голос выдал в своём обладателе шевалье де Лоррена, но Жаклин всё равно шагнула из своего укрытия. Она слышала лишь биение своего пульса и видела перед собой припудренные в духе Эпикура кудри. – Этому гладкому личику пошла бы гримаса боли – подумал женщина, со стороны приблизившись к Лоррену, пальцы сжали клинок…

Но то ли, разум наконец возобладал над криком сердца, то ли голос мушкетёра уверявшего придворного, что не может позвать лейтенанта, так отрезвил её сознание, что она замерла на месте. Убить фаворита Его Высочества прямо перед дворцом на глазах сбира – глупость несусветная.
Едва маркиза снова отступила в тень, появился и лейтенант, бедный конюший в панике пытался оправдаться перед мушкетёром, но тщетно королевский ловчий имел железную хватку, что и подтвердила поспешная тревога поднятая в казармах.

Лоррен, видимо, в поисках приключений, чуть более опасных, чем фарс на сцене в компании своего покровителя вызвался помочь. Жаклин едва не заскрипела зубами. Фортуна не просто отворачивалась от неё, её прерогатива на кровную месть ускользала из рук, но, что можно было сделать - вскочить на лошадь и двинуться в погоню в компании мушкетёров...нет уж,  на то, чтобы оправдать такую выходку фрейлины даже её таланта не хватит. Она бессильно прислонилась к дереву, непривычная влага коснулась щёк удивляя Жаклин. Она, конечно знала, что такое слёзы, и умела когда-то и сама вполне искренне плакать, но сейчас это было нечто иное - злые слёзы полные обиды и бессилия. Она, убийца, повелительница смерти - как называли её бедняки самых зловонных кварталов столицы, была бессильна против предубеждений и придворных правил.

- Чёрт - простонала она вслед удаляющимся мушкетёру и Лоррену. Солёные капли студили разгорячённые щёки, покалывая кожу...

40

Отправлено: 08.10.08 14:30.

// Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2 //

Мария-Терезия удалилась в свои покои, чтоб сменить гардероб. Часть фрейлин Ее Величества были отпущены. Николетт вышла в парк и глубоко вздохнула. Повсюду сновали придворные, горели огни, мельтешила прислуга. От этого бесконечного движения рябило в глазах. Баронесса дю Пелье сжала виски тонкими пальцами. Есть на свете место, где можно было бы жить без суеты? В этот момент ее кто-то окликнул. Пришлось снова изобразить приятную улыбку и приготовиться к длинной беседе. Если услышу еще хоть слово о пьесе, то завою, - мрачно подумала она. Но нет, к счастью это оказалась еще одна фрейлина королевы, передавшая приказ госпожи относительно вечера. Ничего, без меня справятся. Там людей хватает. Свинцовая тяжесть навалилась на Николетт. Вот лечь бы и уснуть. И чтоб никто не трогал. Но возвращаться в покои, отведенные для фрейлин Ее Величества совсем не улыбалось. Еще раз окинув взглядом разделившихся на кучки людей, мадам дю Пелье медленно двинулась в сторону парка в надежде на покой и тишину. Но странное дело, чем тише становилось вокруг, тем больше ей хотелось повернуть назад. Возможно, причиной был банальный страх хрупкого существа перед таинственной темнотой. А может она боялась остаться наедине со своими мыслями...
Ну вот, дорогая, можешь поздравить себя с удачным днем. Ты не вляпалась ни в какую глупость, а значит можно вздохнуть свободно. Удивительно, но на этом вечере даже удалось получить удовольствие от беседы. Надо бы присмотреться получше к той девице. Герцогиня де Вьевиль! Звучит внушительно, - при мысли о новой знакомой Николетт снисходительно улыбнулась. Каждый раз, когда баронесса старалась проанализировать свои поступки, все казалось ей до нелепости смешным. Ну зачем ей было ввязываться в спор? Так нет же, вздумалось блестнуть умом перед юной гордячкой, почти еще ребенком. Она намерено уводила свое сознание подальше от НЕГО. Как будто ничего и не происходило. Погрузившись в свои мысли, Николетт не заметила, как очутилась в непроглядной темноте ночи. Густо переплетенные ветки деревьев не пропускали лунный свет. Ни звука не раздовалось в этой глуши. Нерешительно остановившись, она принялась судорожно вспоминать по какой же из аллей забрела сюда. Решив в конце концов дейчтвовать по обстоятельствам, она двинулась вправо. Минут через пять Николетт остановил караул.

- Кто идет?

- Баронесса дю Пелье, придворная дама Ее Величества королевы Марии-Терезии.

- Куда и с какой целью направляетесь, мадам?

- Гуляю,- выпалила Николетт, поздно сообразившая глупость своего ответа

Страж скривился и тихо выругался.

- Ходят тут всякие дамочки. А нам потом трупы вылавливай.

- Сюда нельзя. Приказ именем короля!

Баронесса не решилась спрашивать дорогу и, покорно кивнув, двинулась в обратном направлении. Тихий ужас сковал движения Николетт. Теперь при всем своем желании она не смогла бы двигаться быстрее улитки. Гулкие удары сердца заглушали и без того редкие звуки внешнего мира. Тут уже было не до размышлений о событиях прошедшего дня, не до страстей и сентиментов. Неожиданно ей показалось, что среди деревьев метнулась тень.

Кажется, это мне просто кажется.

Сердце пропустило один удар, когда мадам дю Пелье вновь различила движение и едва уловимый шорох платья.

Женщина? Что же она здесь делает? Гуляет?

Нервный смешок готов был сорваться с губ, но она сдержалась. Не совсем осознавая свои действия, она двинула на встречу "призраку":

- Мадам?

Глаза Николетт дю Пелье де Карлон удивленно расширились, когда она узнала одну из фрейлин вдовствующей королевы Жаклин де Лурье.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. 2