Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостевые покои. 6


Дворец Фонтенбло. Гостевые покои. 6

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Вечер, 5 апреля, 1661

    Разделенный на множество отдельных небольших комнат, с общей гостиной флигель дворца. Здесь на время пребывания в Фонтенбло двора Его Величества размещались придворные кавалеры и особо приближенные к Его Величеству королю Людовику XIV-му или Его Высочеству герцогу Орлеанскому лица.

2

- Ай, нехорошо вышло как, - из всей веселой компании мадьяр только Каринти весьма скептично относился к затее с фейерверками. Он так и остался стоять возле окна, готовый принять на себя огонь, если бы королевским гвардейцам вздумалось палить по ним в ответ на салют из старой аркебузы.

- А чего ж нехорошего-то? - не разделяя опасений друга, Ласлов весело хлопнул его по плечу и обернулся. - Эй там! Сколько можно обхаживать эти бутылки, будто это барышни какие. Сшибайте горлышки саблями, да несите уже сюда. Не нашу победу, так за друга выпьем. Вон, смотрите, как нашему маркизу хлопают. Даром что ли дед Вереш салют запускал.

- Это кто тут дед, а? - возмущенный протест седоусого Вереша вызвал дружный хохот в комнате, так что, никто не услышал тревожный стук в дверь, пока он не перешел в настойчивый грохот.

- Это что там? - Ласлов обернулся и махнул гайдуку, ближе всех стоявшему возле дверей. - Матиаш, а ну-ка проверь, кто к нам ломится. Грохочет так, будто из самой преисподней проведать нас послали.

Пока самый младший из компании справлялся с полудюжиной бутылок венгерского вина, прибывшего с отбитым у цыган княжеским обозом, остальные мадьяры и дворяне, и гайдуки столпились у окон, разглядывая кортеж из колясок и всадников, прибывавший с Большой Поляны. Зрелище представляло собой весьма колоритную картину, и в свете десятков факелов, расставленных по периметру Парадного Двора и на ступеньках лестницы, золото и серебро украшений и лент на костюмах и платьях блистало особенно ярко.

- А что же, князь, мы ведь тоже неплохо себя показали, а? - Ласлов перехватил первую бутылку, переданную кравчим и, отпив глоток, с видом знатока кивнул, прежде чем отдать ее Ференцу.

- Я собственными глазами видел, как некоторые дамы повставали с мест, когда наши удальцы промчались, стоя на спинах двух лошадей и погоняя впереди себя четырьмя другими.

- Ага, повскакали, - кивнул старик Вереш, занятый чисткой аркебузы. - Так ведь со страху же. Эти олухи царя небесного погнали табуны прямиком на трибуны. Кто ж знал, что они свернуть успеют. А я предупреждал...

Тут до беседующих долетели обрывки фраз из разговора Матиаша с заглянувшим к ним доброхотом из монегасков: - Говорю вам, уходите отсюда и поскорее, пока швейцарцы не нагрянули. Я собственными ушами слышал, что капитан королевской гвардии велел швейцарцев послать.

- Да что такого-то? Ну, салют запустили в небо. Подумаешь. Нам сам король махал, между прочим.

- Махать-то махал. А вот капитан этот, после уже, швейцарцев по вашу душу послал.

- А чего же не сам-то? - громко спросил его Ласлов и, узнав в монегаске знакомого уже виконта. - Это Вы, Мольтени? Заходите же! Чего же стоять в дверях. Матиаш, что же гостя в дверях держишь? Впрочем, виконт, мы и сами тут гости. Попросились на часок у хозяев комнаты. Но, мы щедро им заплатили, так ведь, Вереш?

- Все так, все так, - кивнул граф и поднялся с аркебузой наперевес. - Уж не знаю, чему они больше обрадовались, предложенным трем бутылкам вина или тому, что я эту старушку на них нацеливать не стал.

3

Фонтенбло. Парадный Двор и Большая Лужайка перед дворцом. 4

- А, это Вы, Мольтени! - воскликнул Ласлов, едва не оглушив Ференца.

Князь обернулся вслед за всеми. Да и смотреть уже было не на кого, в воротах Парадного Двора уже показались последние коляски с отставшими от королевской свиты дворянами.

- Что такое, виконт? Я не ослышался, швейцарцы уже идут по наши души? - весело спросил Ференц, пока Вереш и Каринти закрывали створки окна.

- Да, Ваше Высочество, увы, но это так. Я случайно был свидетелем того, как капитан де Вилькье громко высказывался о ночных выстрелах и о том, что это было слишком уж похоже на попытку стрелять в самого короля.

- Ну так ведь и мушкетеры короля палили намедни. Артиллерийским салютом. Что ж с того? - высказался граф Вереш, но Ференц положил руку ему на плечо и крепко сдавил.

- Так что же, виконт, кто же на этот раз? Де Вилькье или кто-то еще? - спросил князь и переглянулся с друзьями. - Мы уже бывали на постое у господ мушкетеров, да и в Канцелярии тоже не новички. А что, у господ королевских гвардейцев хорошо встречают гостей?

- Тут не до шуток, князь, - ответил ему Мольтени, покачав головой, когда один из гайдуков подал ему полную кружку вина. - Там был еще господин Ла Рейни. Он не слышал, кто именно стрелял. Но отдал приказ разобраться. Так что швейцарцы под командой Дезуша бегут за Вами.

- Но Вы-то как здесь оказались, виконт? Не на крыльях же Вы взлетели? - присоединился к разговору Шерегий. - Князь, Вы уже гостили в Канцелярии, а Ласлов так и у мушкетеров погостить успел. Моя очередь. Давайте-ка, уходите, пока время есть. А я тут останусь с аркебузой. Если уж под арест, так и пойду, ничего же такого.

- Вот еще, Шерегий! - сурово осадил его князь. - Ты шутить изволишь? Если послали Дезуша, так обвинение будет не дебош и не пьяная драка. Нам припишут попытку стрелять в самого короля. Это арест будет, а не приглашение в гости.

- Тем более, мой князь!

- И есть еще один моментец, - встрял в разговор ди Мольтени, покосившись сначала на Шерегия, а потом на князя. - Я-то сюда прибежал по той лестнице, которая для прислуги, а потому так быстро успел. Швейцарцы пойдут через галерею, их толпа задержит. Но дело в том, что я по дороге сюда встретил секретаря княгини де Монако.

Вместо дальнейших объяснений виконт протянул князю аккуратно сложенный лист бумаги с запиской, написанной секретарем Катрин де Грамон от ее имени.

- Ого... а вот это уже другое дело! Я могу проигнорировать приглашение капитана де Варда, или де Вилькье, или того же префекта. Но приглашение от дамы - никогда!

Все с любопытством посмотрели на князя, державшего раскрытый лист в руках. Мысли разной степени пристойности заставили одних улыбнуться в усы, других вежливо хмыкнуть в ладонь или запить удивленный возглас изрядным глотком вина. И только Шерегий не преминул заглянуть в листок, проявляя нескромное любопытство.

- Ого! Да там и обо мне речь. Это что же, приглашение? - спросил граф, но ответить ему не успели, так как за дверью послышались характерные тяжелые шаги вооруженных до зубов швейцарских гвардейцев.

- Вот же черти... - проворчал граф Вереш, отставив аркебузу к стене. - Помянешь, и тут как тут. Ну что же, господа, давайте я к ним в гости наведаюсь. А уж вы как-нибудь без меня повеселитесь.

- Нет, Вереш, никто не пойдет гостить к швейцарцам. Ни Вы, ни кто другой, - с серьезным видом сказал князь и первым пошел к двери. - Я не позволяю никому.

Отредактировано Ференц Ракоши (2019-12-15 01:13:39)

4

Дворец Фонтенбло. Лестница для прислуги. 2

Комната, окна которой облюбовали мадьяры, находилась в башенке под самой крышей. Это была своеобразная надстройка, украшавшая центральную часть дворца красивой башенкой, увенчанной высокой крышей с торчавшими по обе стороны трубами. Чтобы забраться туда, необходимо было пройти по широкой галерее Гостевых покоев третьего этажа и подняться по центральной лестнице. И если в обычное время для Франсуа не составило бы труда добежать до любой части дворца напрямик или же по коридорам для прислуги, то в вечер большого турнира все было осложнено из-за наплыва народа. Толпы провинциалов, прибывших на празднества, смешались с придворными, постоянно населявшими королевские дворцы. Они не спешили расходиться, заполонив все коридоры и залы, жарко обсуждая прошедшие скачки, выигранные ставки или проигранные деньги, а главное, предстоявший бал, для которого уже заказывались новые украшения у приехавших в Фонтенбло ювелиров, красивые мелочи для украшения костюмов у галантерейщиков. Не смотря на свой рост и более чем внушительный вид в выходном камзоле строгого военного кроя с золочеными галунами, шнурами и лентами, а также широкий белоснежный шарф, красноречиво указывавший на военный чин, Франсуа пришлось потратить неимоверные усилия для того, чтобы протискиваться сквозь живое людское море. Тесно сомкнутые ряды с трудом поддавались натиску и смыкались тот час же, стоило маркизу пройти сквозь них.

И только на лестничных ступеньках, поднимавшихся в башенку четвертого этажа, можно было вздохнуть свободнее и даже оправить съехавшую набок перевязь со шпагой, поверх которой красовалась гвардейская лента, доставленная из Парижа по специальному заказу маршала де Невиля. Франсуа шел с лицом, раскрасневшимся не только из-за бега и преодоления толчеи в коридорах, но еще больше от волнения, которое продолжало будоражить его мысли, заставляя бурлить кровь и воображение, посылавшее самые сладостные картины новых свиданий с милой Монтале.

- Господин де Виллеруа! Господин де Виллеруа, это же Вы? - выкрикнул кто-то с нижних ступенек. - Прошу, умоляю, подождите же!

Франсуа нехотя задержал свой бег, занеся правую ногу через две ступеньки. Он перегнулся через перила и заметил бегущего вверх по лестнице черноволосого мужчину. На нем не было шляпы, а отложной накрахмаленный воротник свидетельствовал о скромности его положения. Озадаченный, кому это он мог понадобиться, маркиз дожидался, тщетно пытаясь разглядеть этого человека в толпе людей, спешивших вниз.

- Господин маркиз! Как я рад, что заметил Вас. Вот увидел знакомый силуэт и походку, ну вот... - запыхавшись от быстрого подъема, заговорил он, поднимаясь еще на несколько ступенек. - Я секретарь Ее Высочества, княгини де Монако. Вы наверняка помните меня, господин маркиз.

- Помню? - озадачившись было, Франсуа потер затылок, но тут же просиял улыбкой - ну конечно же! Ведь до того, как стать личным секретарем княгини, этот человек какое-то время учил юнцов в Академии письму и грамматике, а также правильному составлению отчетов и докладов, что конечно же, соответствовало образованию будущих светил военной науки. - Ох, конечно же! - неуверенно протянул Франсуа, на языке у него вместо имени бывшего учителя вертелось его прозвище.

- Простите, я, вероятно, очень задерживаю Вас, господин маркиз.

Бывший мэтр каллиграфии отличался не только идеальным почерком, но и чутьем, понимая по рассеянному взгляду молодого человека, что тому было не до воспоминаний, он быстро вынул из папки, обтянутой черным бархатом, сложенный втрое лист бумаги и протянул его.

- Это от княгини де Монако. Ее Высочество ждет Вас у себя этим же вечером. На чашку шоколада в кругу друзей.

Прищурив глаза, Франсуа забрал приглашение, но разворачивать не стал. Вместо этого он кивнул секретарю и сдержанно, как того требовал его новый лейтенантский чин, ответил:

- Да, я уже наслышан о вечере у княгини. Для меня это честь, месье, так и передайте Ее Высочеству. И я непременно буду у нее. Кстати, я собираюсь явиться не один. Со мной будут друзья. Надеюсь, княгиня не будет против компании князя Ракоши?

- О, я уже передал приглашение для него и двух его дворян. Так что, можете не беспокоиться, господин лейтенант. Я буду даже рад, если Вы поспособствуете тому, чтобы эти господа попали на вечер у княгини де Монако, а не в подвалы Канцелярии.

- Как? О, черт подери! Я должен бежать!

- Бегите, господин лейтенант. Я видел, как сержант Дезуш поднимался по этой же лестнице, - кричал уже вдогонку лейтенанту секретарь. - И он говорил о мадьярах. И еще о салютах.

Достигнув последнего этажа, Франсуа остановился только на мгновение, чтобы прислушаться к шуму, доносившемуся из небольшого коридорчика, в который выходили двери двух комнат. У одной из дверей он разглядел столпившихся четырех гвардейцев, а за их спинами и самого Дезуша. Тот стоял, наклонившись к замочной скважине, и что-то пытался высмотреть сквозь узкую щелку для ключа.

- Господин сержант! - выкрикнул Виллеруа, стараясь придать голосу необходимый бас и непререкаемый тон. - Потрудитесь объяснить, что Вы здесь делаете?

- А! Вот и гвардия Его Величества подоспела, - усмешка Дезуша задела Франсуа, но он холодно смерил взглядом швейцарца и подошел вплотную к нему, заставив гвардейцев потесниться в сторону от двери.

- Потрудитесь объяснить, что это значит? Зачем вы и ваши люди здесь?

- Господин лейтенант, разве Ваш капитан не прислал Вас для ареста этих смутьянов? - спросил в свою очередь Дезуш, выпячивая грудь, защищенную старинным металлическим панцирем.

- Его Величество отдал приказ передать его личную благодарность за устроенный салют, - выпалил Франсуа, приблизившись вплотную к сержанту, так что тому пришлось смотреть в его лицо снизу вверх. - Да, да. И, кстати, этот салют был в честь короля и королевы. А также в мою честь, как победителя турнира. И еще раз, я требую объяснений, сержант. Зачем вы здесь?

- Мы здесь... - Дезуш повел шеей, чувствуя себя не в своей тарелке перед посуровевшим лицом вчерашнего юнца, вдруг нежданно-негаданно сделавшегося лейтенантом личной гвардии короля. - Мы здесь по приказу... свыше. Сверху.

- И кто же это в праве отдавать приказы вразрез с волей Его Величества? - с вызовом спросил Франсуа, не чувствуя уже ни страха, ни прежнего ропота в глубине душе - ну да, он лейтенант королевской гвардии и он мог требовать ответа от сержанта. Более того, подчинения приказам.

- Это был господин Марвель, секретарь господина префекта. То есть, сам префект распорядился. И да, капитан де Вилькье... - Дезуш не был мямлей, но рост и громкий голос юного лейтенанта внушали некоторый трепет, напоминая ему о той стремительности, с какой можно было не только подняться в чине, но и опуститься, например, оказаться разжалованным в капралы.

- Капитан де Вилькье, также как и я слышал приказ короля, - отрезал Франсуа и сделал последний шаг к двери, окончательно оттеснив Дезуша в сторону. - А потому, господа, ваше присутствие здесь излишне. Приказываю вам удалиться.

Отредактировано Франсуа де Виллеруа (2019-12-18 23:39:58)

5

- Мольтени... держите бутылку, - прокряхтел Ласлов, пытаясь выбраться в окно. - Черт, да как же высоко-то! Вы точно хотите пройти по карнизу, граф?

Прижавшись к закрытой створке окна, он с силой зажмурил глаза и повернул голову к стоявшему на карнизе между двух окон Мольнару.

- Чертовщина какая-то. Вот стоять вроде и не страшно. А вниз глянуть... ух, Матерь Божья, там же ш... - глянув искоса вниз, он нервно дернул ногой, так что из-под носка сапога откололся кусочек кирпичной кладки и сорвался вниз.

- Ласлов! Поторопитесь же! Они уже колотят в двери! - прикрикнул на него из глубины комнаты Вереш. - Неча вниз смотреть. Насмотришься еще, когда мы через Альпы к себе поедем.

- Шевалье, скажите мне что-нибудь ободряющее на прощание, - проговорил Ласлов, не то шутя, не то серьезно.

Отлепившись от окна, так что стекло опасно задрожало и даже издало неприятный звук, похожий на треск, он вытянул ногу вправо от себя и осторожно передвинул ее, пока не почувствовал твердь под носком. Затем он вцепился пальцами в выступы в кирпичной кладке и на одном дыхании перенес центр тяжести от левой ноги к правой. Оставалось только переступить левой ногой. И проделать эту нехитрую комбинацию еще раз. И еще... до окна соседней комнаты.

- Вы уже там? Ох, зачем только я собрался за Вами... а мог бы и в Канцелярию наведаться... не впервой же.

- Эй, Ласлов! Что так медленно? Неужто мало выпил? - раздался веселый голос из второго окна.

Это Шерегий, который первый добрался по карнизу до соседнего окна, уже оккупировал комнату и даже успокоил едва не выдавшую их затею парочку, нашедшую уютное интимное гнездышко в комнате под крышей.

- Сюда! Путь свободен. И пусть швейцарцы хоть на этот раз исключат наше общество из своего меню.

"Ну да, но всех-то мы в это окно не спрячем," - подумал про себя Ласлов, сетуя на то, что из-за двойственного положения князя при королевском дворе, его гайдукам приходилось рисковать своей свободой уже не впервые.

- Мольтени, а что же Вы? И Мольнар? И Матиаш? И где же князь? - спросил он, набравшись смелости, чтобы повернуть голову влево.

- А что я? Меня вообще не было здесь, когда салют запускали. Если кого и ищут, так это князя, известное дело, - ответил монегаск и исчез в глубине комнаты.

Не имея сил говорить и держать равновесие одновременно, Ласлов проделал оставшиеся шаги молча и, разбирая ничего в темноте, царившей внутри соседней комнаты, прыгнул в гостеприимно открытое окно.

- Я прошу пардону, сударыня! - ответил он на легкий женский вскрик, но смотреть в сторону темневшего в глубине комнаты алькова не стал - мало ли чье свидание они нарушили подобным варварским способом, достаточно и страха, которого натерпелась бедняжка при виде Шерегия и Мольнара, ворвавшихся в окно вперед него.

- Тихо ты! - шикнул на него Шерегий, стоявший возле двери, прильнув к ней щекой. - Они там с кем-то спорят... ей-ей, я готов поклясться на короне святого Иштвана, это наш маленький маркиз!

- Лейтенант? - не то уточнил, не то поправил его Мольнар.

- Ну, тогда без драки не обойдется, - подумал вслух Ласлов, проверяя, свободно ли выходил клинок кривой сабли из ножен, тогда как из-за опущенного полога постели послышался испуганный стон.

6

- Ласлов! Поторопись же! Они уже колотят в двери! - крикнул старина Вереш, когда за дверью послышались громкие голоса.

- Тише! - скомандовал Ференц и тигром метнулся к двери, оттеснив в сторону гайдуков, приготовившихся отражать нападение в случае, если гвардейцы попытаются вышибить дверь.

- Да, куда же, Твое Высочество, лезешь-то, в окно пора уже, а мы тут сами разберемся, пуганные уже, - проворчал Вереш, но голос все-таки понизил.

Не слушая его, Ференц прильнул ухом к двери и застыл весь внимание, стараясь разобрать по голосам, кто это заговорил с Дезушем, а главное - о чем.

Хриплый баритон сержанта было нетрудно разобрать, князь мог бы узнать его из тысячи, даже сквозь толщу стен. А вот второй голос, моложе и звонче, но, как-то уж очень неубедительно звучавший басом, трудно было распознать. Но, тут один из гайдуков весело присвистнул и, тихо рассмеявшись, тронул князя за локоть.

- Это же господин маркиз. Виллеруа. Он самый, ей-богу, - сказал он в ответ на яростный взгляд князя.

- Так и есть! - подтвердил эту догадку Вереш, так же прислушивавшийся к разговору в коридоре, только стоя у стены рядом с дверью. - Басит, правда, что певчий в капелле, а все он. Он и есть. А кто же еще мог собственными ушами слышать приказы короля? Наш маленький лейтенант! Ура маркизу!

- Ура! - тут же подхватили этот возглас другие мадьяры, и Ференц тщетно шикал на них и махал руками.

- Да погодите вы кричать. Дезуш все еще здесь. Топчется под дверьми, что волк у овчарни, - прикрикнул он на расшумевшуюся братию.

- Да ну, какая тут овчарня! - возмутился на эти слова Вереш. - Соколятня - то да, еще, куда ни шло. Но, от причисления меня к, простите, безропотным домашним овцам, прошу воздержаться. Не был и не буду!

- Да? - усмехнулся Каринти, однако же, не понижая при этом голос. - А вот ведете себя, граф, порой как тот упрямый осел.

- Ну, так осла и безропотным не называли еще, - отбрехался Вереш и принялся набивать свою трубку табаком. - А что же, снимаем караулы? А? Эй, Мольнар, а крикните нашим голубчикам, чтобы ворочались назад. Все, уходят бестии швейцарские.

За дверью и впрямь послышалась возня, а затем дружный топот нескольких ног, лязг амуниции и грубые выкрики командовавшего отступлением сержанта. Мадьяры переглянулись, а Ференц поспешил отодвинуть засов, чтобы открыть дверь для друга.

- О, дорогой маркиз! Я еще никогда так не радовался Вашему появлению! - сказал он, с жаром потрясая руку Виллеруа. - А то, пришлось бы нам пробиваться силой. Уж, чего-чего, а арестовать себя этим вечером я не позволю. Никак не могу пропустить приглашение от дамы. Кстати, а пойдемте вместе, маркиз? А? Здесь уже сделалось изрядно скучно. И к тому же, я обещал владельцу этой каморки, что мы освободим ее ровно через час... проклятые швейцарцы, должно быть, не научились в своих горах ценить время - они задержали нас на целых полчаса.

Он отпустил руку Франсуа, отошел к двери в соседнюю комнату и бесцеремонно постучал в нее кулаком.

- Эй, Ласлов! Шерегий! Вы там? Выходите уже! Неприятель отступил. Королевская гвардия подоспела с помощью.

7

- Что же Вы такое собрались устроить, дорогой князь? Неужели побег по крышам? - с веселым видом, Франсуа заглянул в комнату через плечо рослого мадьяра, вышедшего вместе с Ракоши.

- Да какой там, господин лейтенант, - пробасил из дверей седоусый граф Вереш и широким жестом пригласил всех войти. - Да что же Вы, князь, гостей на пороге держите? Эта комната за нами еще добрых два часа. Все уплачено и не только золотыми. А, Матиаш, верно я говорю?

- А, что? - отозвался один из гайдуков, с длинноствольной аркебузой в руках. - Да, да, так и есть. Мы им золотом заплатили, а сверх того еще и несколькими бутылками превосходного венгерского. Между прочим, из последнего урожая...

- Много подробностей, дорогой, слишком много, - оборвал его Вереш и ткнул пальцем на гладкий ствол аркебузы. - Лучше возьми-ка с собой двух человек и отнесите эту красотку туда, откуда взяли. Пока господа гвардейцы не хватились пропажи.

Тут до Франсуа дошла некая мысль о том, каким образом был устроен почетный салют в честь короля и победителей турнира. Он посмотрел на Ференца и кивнул в сторону графа, который, безмятежно причмокивая, выпускал колечки дыма из своей любимой трубки.

- Так Вы, князь, эту аркебузу из нашего арсенала позаимствовали?

- Вот именно, что позаимствовали, - ответил вместо князя Вереш и многозначительно посмотрел на остальных. - И намерены вернуть. Все в лучшем виде, какой взяли, такой и возвращаем.

- Ага. А как же... - Франсуа потер подбородок - а хотелось ли ему узнавать, каким образом мадьяры попали в арсенал королевской гвардии и незамеченными вынесли оттуда аркебузу вместе с запалом и порохом к ней? "Знание - сила" - так говорит его почтенный батюшка, но в данных обстоятельствах эта пословица была лишней. А вот - "Меньше знаешь - крепче спишь" - любимая присказка дядюшки Камиля - вот это то, что надо.

- Впрочем, какая разница, если она вернется на место до того, как ее хватятся, - сказал он и беззаботно махнул рукой. - Кстати, дорогой князь, Вы ведь тоже получили приглашение на вечер у княгини де Монако? Мне кажется, нам следует поспешить. Ведь Вы не пойдете на званый вечер в этом костюме? - заметив косые взгляды мадьяр и вскинутые вверх брови у самого князя, Франсуа дружелюбно улыбнулся и качнул головой. - Ну правда же, сразу после скачек, да еще и после пальбы по воробьям? Там будут дамы. И наверняка будет музыка. А где музыка - там и танцы.

8

- Я прошу прощения, мадам и месье, - под сдавленные смешки Мольнара и Шерегия  Ласлов еще раз обратился к наглухо задернутому пологу постели. - Мы сейчас же покидаем вашу обитель.

- Просим простить за доставленные неудобства, - добавил конфузу Мольнар и отодвинул дверную задвижку. - О! Да тут все в сборе уже! - и он позвал друзей по-венгерски. - Ласлов, Шерегий, прячьте ваши сабли, бога ради. Идемте уже.

Все трое бросились к дверям, не разбирая в темноте дорогу. Послышался грохот опрокидываемых стульев, мелодичный звон шпор на кавалерийских ботфортах, задетых кем-то из друзей, и в довершение всего глухой стук упавшего на пол предмета длинной и тяжестью напоминавшего боевую шпагу.

- Черт бы побрал этих мадьяр, - послышался из постели грубый мужской голос, и в просвете между занавесями полога мелькнул легко узнаваемый орлиный профиль. - Оставайтесь в постели, дорогая. Я сам задвину эту проклятую задвижку.

- Можете не спешить с этим, Монсеньор. Эти удальцы прекрасно обходятся окнами, - ответил ему насмешливый женский голос.

К счастью, из всех троих этот короткий разговор услышал, да и то ненароком и не специально, только Шерегий. Но, будучи человеком чести, во-первых, а во-вторых, благоразумия, он решил не делиться с друзьями догадками, чье именно свидание они только что нарушили.

- А, вот и Вы, дорогой маркиз! - Ласлов радостно хлопнул Виллеруа по плечу и легонько подтолкнул вперед себя, чтобы вернуться в оккупированную мадьярами комнату над Парадным крыльцом.

- А тут и впрямь недурственная сторожевая башня выходит, а? - он подбежал к окну и высунулся наружу, жадно вдыхая свежий воздух, будто бы только что и не лазил по кромке карниза. - Эх, князь, что же нам апартаменты выделили бог весть в каком месте... Сарай, а не апартаменты. А тут - воздух просто сказочный, а вид какой! Мы были бы в курсе всех событий, живи мы здесь. Верно, я говорю?

- Ты бы уж вернулся на землю бренную, - позвал его из глубины комнаты Шерегий. - Приглашение нам пожаловали. Князю, мне и тебе. На званый вечер к самой княгине де Монако. О как!

Ласлов состроил мину, копируя позера из придворных франтов, и подбоченился.

- Ну, меня-то, ясное дело, позвали за рыцарскую удаль и стать. Тебя, Шерегий, за твой голос, ты даже после двух бутылок соловья пересвистишь и перепоешь. Но, какого черта им понадобился наш князь? - со смехом спросил он, подначивая Ракоши, который о чем-то говорил с Виллеруа.

Дворец Фонтенбло. Покои князя Ференца Ракоши. 5

9

- Побег по крышам? - рассмеялся Ференц в ответ на вопрос, но в его смехе звучала скорее самоирония. - Да, если так и дальше пойдет, то в один прекрасный день нам и впрямь придется бежать по крышам. Но, не сегодня. О нет, мой дорогой Франсуа. Сегодня нам просто вздумалось повеселиться, так что после фейерверков Шерегий с Мольнаром решили на спор перейти в соседнюю комнату по карнизу. Ну, и Ласлов за ними увязался в качестве судьи.

Они вошли в комнату и, пока Виллеруа пытался выяснить, каким образом старая аркебуза оказалась в руках у гайдуков князя, Каринти, хранивший все время философское молчание, негромко заметил:

- Да, одно сплошное веселье, а не жизнь. Надеюсь, что этот спор не приведет кого-нибудь из этой троицы до дуэли. Как знать, кого они застали в той комнате.

- Ты слишком много раздумываешь обо всем, Каринти, - усмехнулся князь, услыхав этот тихий упрек. - Да и что такого? Время еще раннее.

От шума разных голосов и совершенно не связанных между собой разговоров мадьяр, разгоряченных вином и успешным розыгрышем Дезуша и его людей, голова едва не пошла кругом. Трудно было разобрать что-то отдельное, и все же Ференц старался сосредоточиться на беседе с Виллеруа, уловив в его словах нечто важное.

- Ну да, званый вечер у княгини Катрин. Так и есть. И ведь она наверняка не будет праздновать одна. Музыка и танцы - это значит, что там будут и другие дамы. Наверняка будет Мадам. И ее свита, - задумчиво проговорил Ференц, и лицо его просветлело от улыбки при мысли о фрейлинах Мадам, точнее, об одной из них. Он перехватил протянутую маркизу кружку и передал ее назад. - Нет-нет, нам напиваться категорически нельзя. Если уж мы идем на званый вечер. Эй, Шерегий, Ласлов! Где же вас черти носят? Или вы и впрямь решили по крышам уходить?

Хвалебные оды Ласлова их временному пристанищу вызвали дружный смех, да такой мощный, что пустые бутылки и кружки, в беспорядке расставленные на столе, задрожали, издавая тонкий мелодичный перезвон. По лицу вошедшего вместе с ним Шерегия было видно, что он был далек от шутливого настроения и не разделял мнение Ласлова о пользе комнат под самой крышей, да еще и с обозрением парадного двора.

- Эдак мы все время будем на виду. Да и швейцарцы зачастят к нам на кружку вина или чего еще, - его не слышал никто из мадьяр, кроме Каринти, но тот с пониманием кивнул в сторону смежной стены с комнатой, в которую трое друзей только что ворвались самым беспардонным и нетривиальным способом.

- Там кто-то был? - спросил Каринти, и Шерегий молча, кивнул ему, сделав знак рукой, проведя ей от переносицы, как будто бы очерчивая невидимый клюв большой птицы.

- Что? Не может быть! Ястребиный Нос? - едва не вскричал Каринти. - Он узнал вас?

- Не думаю, что он знает нас лично и по именам. И к тому же, там было темно. А он был не один...

- Не надо подробностей. - взяв себя в руки, Каринти снова перешел на шепот. - Нам лучше уйти отсюда. Всем. И забыть обо всем. Черт возьми, если мы оскорбили принца крови, это плохо кончится.

Этот тихий разговор так и прошел бы неуслышаным, если бы Ференц не подошел ближе, чтобы показать Шерегию приглашение от Катрин де Монако.

- Что плохо кончится? - спросил он и строго взглянул в глаза Каринти. - Мне кажется, что вы о чем-то недоговариваете. Вы оба.

- Ничего такого, мой князь, - ответил ему Шерегий и сам взял приглашение. - Ого, да тут и мое имя. Смотрите-ка, меня приглашает сама княгиня де Монако. Вы же пойдете, князь? Что Вы ответили посыльному?

Ференц только молча, кивнул и посмотрел на Виллеруа и ди Мольтени.

- Я ответил, что для нас честь принять это приглашение, дорогой мой. Господа, мы выступаем! Соберите все, что не выпито, и не забудьте оставить хозяину комнаты щедрую плату за гостеприимство. Маркиз! И Вы, шевалье, идемте вместе с нами. Я приглашаю Вас.

- Так мы же уже достаточно заплатили, - сказал кто-то из дворян, но граф Вереш пыхнул густым кольцом дыма из трубки и приобнял его за плечо.

- И еще заплатим. Мадьяры никогда оставляют за собой хвосты. И долги. Оставьте эту корзинку, там вина столько, что хватит, чтобы позабыть про издержки на уборку и восстановление порядка в этой голубятне.

Дворец Фонтенбло. Покои князя Ференца Ракоши. 5

Отредактировано Ференц Ракоши (2019-12-29 23:28:01)

10

- Дорогой Ласлов, что же еще может понадобиться от кавалеров в вечерний час, когда есть музыка, есть ждущие танцев дамы и есть прекрасный паркет в гостиной княгини де Монако? - передразнил тон шевалье один из мадьяр в ответ на его грубоватый вопрос.

Даже когда господа мадьяры лезли в спор, они умудрялись делать это весело и с таким заразительным задором, что вместо того, чтобы сердиться на непонятливость некоторых и откровенную грубость других, Франсуа рассмеялся вместе со всеми и принял из рук Мольнара кружку с вином. Он не заметил, что первую и вторую кружки, которые ему протянули до этого, князь по неизвестной ему причине отклонил и отправил обратно, как и не сообразил, что лишняя порция вина может сыграть с ним впоследствии дурную шутку. Прежний опыт неосторожности с мадьярскими угощениями давно и благополучно выветрился из головы, а потому Франсуа осушил гостеприимно протянутую ему кружку до дна. По первости он лишь ощутил некоторую легкость в голове и туманность перед глазами. Впрочем, уже через минуту это прошло и он уже, как ни в чем не бывало, смотрел на своих друзей, слушал их шутки и громко смеялся вместе со всеми. Вот только собственный голос начал звучать как-то странно и как будто бы издалека.

- Господа, мы выступаем! - скомандовал князь, и тут же вся мадьярская вольница отозвалась боевым кличем. Одни кричали по-мадьярски, другие по-французски и общий хор звучал достаточно грозно и воинственно, так что стеклянные бутылки и несколько стаканов, стоявшие на столе, жалобно задребезжали, ударяясь друг о друга.

- Идемте же! И к княгине! Нас ждут! - к мальчишескому энтузиазму прибавилась и гвардейская удаль, а венгерское вино добавило силы к этому фонтану энергии, плескавшейся в юном маркизе.

Выйдя в коридор, он вскинул вверх свою шляпу, поймал ее и отсалютовал в сторону невидимых зрителей. Отвесив галантный поклон, он сделал несколько пробных па, словно проверяя стойкость и баланс, и даже подпрыгнул, при этом несколько раз прищелкнув каблуками. Все это вызвало новую волну смеха и даже аплодисменты.

- Князь, - чувствуя одновременно и легкость в ногах, и головокружение от проделанных прыжков, Франсуа доверчиво оперся на плечо Ракоши и так и пошел рядом с ним к лестнице. Отчего-то ворчания противного секретаря префекта, так некстати вспомнившего там, на лестнице Четырех Францисков о злополучном падении служанки, вдруг пришли ему на память. А вместе с тем и странная бумажка с запиской, попавшая ему в руки. А ведь то могла быть вовсе и не Орина бумажка... а очень даже какой-нибудь донос, выпавший из рук префекта или его секретаря! Но, он так и не рассказал Ференцу о свидании с Орой и своих подозрениях о таинственной бумажке.

- Ух, - икнув, Франсуа виновато посмотрел в лицо князя, но в темноте лестничного спуска с четвертого этажа на третий, трудно было разобрать даже черты лица, не то, что увидеть взгляд и глаза человека, идущего рядом. - Простите меня. Кажется, последний глоток вина... Он был лишним, - извинился он, а кто-то из мадьяр участливо похлопал его по спине.

- Сейчас в княжеских покоях быстренько сообразим для Вас чего-нибудь, маркиз. Вы просто не поевши, в том-то и дело, - ворчливо заметил граф Вереш, выдохнув целое облако дыма, от которого аж в глазах защипало.

Франсуа вспомнил о булочках, которыми угостила его Ора, и улыбнулся. Вот уж чего-чего, а голодным он не был совершенно. Вот только чуточку взволнованным из-за предвкушения того, как пригласит мадемуазель Ору де Монтале на первый танец.

Дворец Фонтенбло. Покои князя Ференца Ракоши. 5

Отредактировано Франсуа де Виллеруа (2019-12-30 01:06:55)


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостевые покои. 6