Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Парадный Двор и Большая Лужайка перед дворцом. 3


Фонтенбло. Парадный Двор и Большая Лужайка перед дворцом. 3

Сообщений 21 страница 27 из 27

1

Около двух часов после полудня. 5 апреля, 1661

21

Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 6

Интересно, как долго Лозен намеревался тянуть с новостью о том, что Ее Величество со своей свитой уже отправилась в парк? Филипп чуть прищурил взгляд, глядя на Лозена, а тот с невозмутимым видом смахивал соломинки с рукавов своего щегольского охотничьего камзола.

- Ах, да! Я совсем замешкался с вами, друзья, - чуть погодя, чтобы не вызвать излишних вопросов и подозрений, заговорил Филипп, будто бы только что спохватился о чем-то важном. - Мне ведь необходимо проверить, все ли готово к приему зрителей на той поляне. Чертовски неудобная роль, быть распорядителем.

Он шутливо подмигнул д’Антрагу и в притворном упреке покачал головой. Ведь не заговори маркиз о скачках, устроенных мадьярами тем утром, и королю не пришло бы в голову... Но нет, подобные мысли, даже не произнесенные вслух, были бы черной неблагодарностью другу за прекрасную возможность познакомиться и сблизиться с очаровательными сестрами герцога де Руже. Особенно же, с младшей из них, мадемуазель Жанной де Руже, чья бирюзовая ленточка красовалась на рукаве де Курсийона.

- Эй, лошадь мне! - выкрикнул он конюхам, которые охраняли лошадей для свиты короля. - Ну, что же, друзья, встретимся уже там. На старте. Если Его Величество спросит... - он улыбнулся Леону, уже сидя в седле, и приподнял шляпу. - Я уже там, на поляне. Надеюсь, что и вам не придется долго ждать. Обгонять все эти караваны, - эта шутка вызвала снисходительный смех де Лозена, который с понимающим видом воззрился на рукав Филиппа. - Та еще морока будет. Кстати, мне подсказали господа мушкетеры, что есть короткий путь, - и он показал на гравийную дорожку, уходившую за угол парадного флигеля дворца. - По той дорожке до самого конца, а оттуда прямиком через лужайку к парку и дальше по старой аллее. Она ведет к самой ограде, а Большая Поляна как раз в той стороне.

Поделившись этими сведениями, которые могли бы спасти друзьями драгоценные минуты времени, он и сам отправился в объезд, торопясь прибыть первым к месту скачек и встретить там свиту Ее Величества до начала скачек.

Парк Фонтенбло. Большая Поляна. 2 Зрительские трибуны

Отредактировано Филипп де Курсийон (2019-06-24 23:57:19)

22

Французская знать быстро ловит и разносит новости да сплетни по двору, однако долго концентрироваться на одном не может, и вот уже подле д'Артуа идет граф де Ресто, Маргарита с другими девушками отчаянно пытаются возглавить конвой герцогини Орлеанской, не привлекая внимания мадам де Лафайет, а Луиза осталась одна на одна со своими мыслями и многочисленными вопросами от Монтале.

Все горячо обсуждали предстоящие скачки, костюмы свиты Мадам, а так же будоражащий умы образ Катрин де Монако, а про невероятный подарок судьбы в адрес тихой фрейлины де Лавальер казалось помнили лишь сама виновница и ее ближайшая подруга.

- Как хорошо, что мадам де Бельвиль решила не присутствовать на этих утренних сборах, - горячо зашептала Луиза Оре, наконец оправившись от своих размышлений о произошедшем, - мне было бы крайне сложно сконцентрироваться при таком столпотворении. Хотя признаться честно, я до сих пор не понимаю, как мне улыбнулось такое счастье и внимание. Это все так странно и неожиданно... Месье Фуке сказал, что пришлет своего человека уже этим вечером, нам покажут комнаты, где будут писать портрет. Кстати это рядом с нашими покоями, так что блуждать по дворцу не придется, и мы всегда будем подле Мадам. Кажется, этот художник, месье Лефевр, уже сегодня хочет сделать набросок... А я... А я даже не знаю какое платье мне надеть для этого портрета! И какую позу... Боже, я словно впервые, отчего так волнительно, милая?

Процессия миновала парадную лестницу и главный вестибюль, и распласталась по "подкове" как варенье по горящей булочке. Все торопились оседлать своих коней и двинуться в сторону парка. Луиза улыбнулась Франсуа и его гарцующей Солане, как вдруг вспомнила о виконте де Бражелоне.

- Ора, - тихонько потянув подругу за рукав, спросила Луиза, - а как же Рауль? Думаешь, он не будет против? Мне казалось, что Мадам не очень то обрадовалась, что писать будут именно меня... Она так пытливо на меня смотрела, хоть и говорила ласково-ласково. И я категорически не согласна с идеей конного портрета, ты же знаешь, солнышко, я не смогу, - грустно добавила она, пропуская рванувших вперед девушек занимать места в первых колясках.

23

- Буду рад встретиться с Вами на ристалище, граф. И с маркизом де Виллеруа также. Ведь он Ваш друг, - обычная ни к чему не обязывающая любезность прозвучала из уст де Гиша, как вызов на дуэль.

Де Ресто чуть склонил голову в знак согласия, но воздержался от ответной колкости, чтобы этот обмен вежливостями не вызвал подозрений. Ему было и без того понятно, что граф искал ссоры, и, кажется, ему было даже безразлично, с кем именно, лишь бы это был кто-то близкий к юному маркизу. Чем именно успел насолить ему Виллеруа, Гастон не знал, но подозревал, что это могло касаться кого-то из окружения герцогини Орлеанской. Или... да нет, не могло этого быть! И все же, он присмотрелся к Ее Высочеству. Не она ли сделалась причиной вызывающей мрачности де Гиша?

Перебирая поводья, де Гастон едва не упустил тот момент, когда граф и Габриэль обменялись несколькими фразами. Но, что именно она высказала де Гишу, расслышать не удалось, а когда де Ресто тронул поводья, чтобы поравняться, мадемуазель дАртуа сама направила свою гнедую лошадку ближе к нему.

- Надеюсь, граф не позволил себе излишней грубости по отношению к Вам, Габриэль? - спросил Гастон, не давая себе труд сдержаться и дать остыть первоначальному гневу, который вызвало поведение де Гиша.

- Это было бы слишком - утром скандальная ссора на приеме у Ее Высочества, сейчас эта выходка. А что же дальше? Эдак он выбьется в кандидаты на ссылку куда-нибудь в приграничный гарнизон... или снова воевать в войнах польской короны. Там, поговаривают все далеко не так спокойно.

Мушкетеры его роты уже выстроились в две шеренги во главе с де Сент-Пьером. Гастон с важным видом махнул рукой и очертил двумя руками две параллельные линии, отдав приказ сержанту командовать продвижением эскорта по обе стороны  от свиты герцога и герцогини Орлеанских.

- Я поеду рядом с Вами, Габриэль, - повторил он, теперь уже озвучивая не пожелание, а намерение оказывать знаки внимания привлекательной юной особе, на которую, к слову сказать, засматривались многие кавалеры. Гастон даже успел перехватить мимолетный, но очень настораживающий взгляд, обращенный к Габриэль князем де Монако, когда Его Высочество вместе с супругой проехался вдоль ступенек парадного крыльца.

- К сожалению, наш разговор не может быть конфиденциальным. А потому, я вынужден ждать. Но, ведь эти обстоятельства не вынуждают нас ехать в совершенном молчании, не так ли? - и он посмотрел в сторону колясок, в одной из которых с полным удовлетворением с толикой любопытства устроилась Маргарита. О, от зеленых глаз плутовки не ускользнула близость между братом и подругой, так что, она то и дело доставляла себе удовольствие, а брату повод для легкого раздражения, бросая на него и на Габриэль заговорщические страшные взгляды.

Парк Фонтенбло. 7

Отредактировано Гастон де Ресто (2019-07-01 00:22:47)

24

Луиза де Лавальер

- Да что же тут неожиданного? – искренне изумилась Ора. – Кого же из нас отличить, как не тебя? Вчера ты была просто великолепна, и вот он, результат. Что же до платья…

Вот и добрались до самого важного! Монтале, как никто, понимала ужасную важность (и трудность) этого вопроса, ведь ее гардероб был ничуть не богаче скромного набора платьев Луизы. И что же выбрать, в самом деле?

- Ой, ну наверное, надо бы надеть самое лучшее, самое парадное. Голубое или жемчужно-серое, - задумчиво начала она, провожая взглядом отъезжавшую княжескую чету, но серьезный настрой тут же упорхнул прочь, потому что серьезность вообще никогда подолгу у Оры не задерживалась. – Но если на этот счет не было никаких указаний, то лучше всего было бы одеть тот наряд, что был на тебе вчера. Диана, чистая богиня охоты со своим золоченым луком в руках. Чтобы сразу было понятно, чем ты отличилась так, что заслужила награду. Согласна?

Жаль, все таки, что Диана не охотилась верхом.

Монтале все еще сожалела о том, что ее белокурая подруга не сможет украсить собой спину грациозной лошадки, когда Луиза вдруг заговорила о Рауле, а затем и о Мадам.

- Но отчего же Раулю быть против, солнышко? – ох, эти вечные луизины страхи! – Уверена, он за тебя порадуется, наоборот. А вот Мадам…

С Мадам все обстояло куда хуже, и где-то совсем глубоко внутри, между селезенкой и позвонками, тревожно позвякивал крошечный бубенчик, предупреждая об опасности. Скверно же будет, если принцесса Генриетта обратит свой гнев не только на Ору, но и на Лавальер тоже. Эх, если бы Армада не услала их помогать Габриэль! Если б только она не проморгала возможность объясниться с Ее Высочеством!

Но плакать над разбитым кувшином, как известно, глупо

- Само собой, Мадам огорчена, что не ее портрет напишут первым, но это не страшно. Вот увидишь, она не станет сердиться на тебя за это, ведь твоей вины в том нет. Воля короля, и все такое. Садимся?

И она с улыбкой подтолкнула подругу к коляске.

25

Гнедая по началу немного нервничала из-за близкого нахождения другой лошади, но Габриэль умело и ласково шепча усмирила кобылу и вот уже ровный аллюр она исполняла без изъянов. И можно было наконец насладится верховой прогулкой и погрузится полностью и телом и душой в предстоящий турнир.
Так и хотелось уже посмотреть на подготовленные зрительские трибуны, на реакцию при появлении герцогской четы и их свит, придворных, гвардейцев и мушкетеров выглядевших сейчас очень красиво и живописно марширующих стройными рядами и шеренгами.
- Ну что вы, граф был любезен и учтив, насколько это для него возможно — поспешила девушка успокоить и спутника, не желая усугублять и без того достаточно острую напряженность между мужчинами. - Вот только не думаю что ссылка таки ему грозит, месье очень уважаем и имеет парочку довольно значимых покровителей, готовых заступится за него. Да и Мадам не имеет привычки долго сердится, к тому же если месье де Гиш продолжит быть таким же предупредительным и заботливым к Её Высочеству, то думаю рано или поздно заслужит прощение. Вода и камень точит.
Лейтенант все же оставался ответственным и не забывал о своей службе, его четкие жесты и указания выполнялись мгновенно и его сержант также грамотно действовал зная что надлежит и как делать. И вот уже они окружены голубыми плащами и под надежной защитой как всадники и всадницы, так и коляски с уважаемыми статс-дамами и прекрасными фрейлинами. Одна из которых ехала как раз перед ними и Маргарита бросала в адрес брата и подруги заговорщические и довольно красноречивые взоры, а на её губах играла хитрая улыбка.
Ора Монтале была увлечена разговором с Луизой, но тоже улыбнулась встретившись с блондинкой взглядом. И снова тема портрета и вопросы зароились в голове. Красавица действительно немного завидовала тому что скромная Лавальер сделалась звездой двора. Охотница Диана, да меткость у этой девушки поразила даже опытных мужчин-лучников, но все равно этого явно было мало чтоб выбрать её для написания портрета, да еще и самим королем.
Гастон почти огласил ответную симпатию и показывал всем особое к ней отношение вот этим совместным выездом и Габриэль ликовала гордо держа голову и не образщая внимание на сплетников явно уже в красках приписавших им все что только возможно.
- Почему в молчании, месье? Я уверена что у нас найдутся и другие темы для бесед, как думаете? Ведь не обязательно же постоянно обсуждать только дела. Сегодня замечательный день и погода просто все идеально для предстоящего события и как здорово что Его Величество организовал подобное, я так люблю ездить верхом. И даже если не выиграю, одной только возможности насладится конной прогулкой нельзя не радоваться.
Говоря, она улыбалась и действительно искренне во взгляде и всех эмоциях на лице выражала радость и восторг, и не только от прогулки, но и от возможности новой встречи и присутствия графа рядом. Их глаза то и дело встречались, и вот уже хмурое выражение немного смягчилось и проскальзывали легкие полуулыбки на её слова.
- Так значит, вы тоже будете соревноваться? Могу ли я немного дерзко и решительно предложить вам свою ленту как талисман? Уверена, что и Марго вам с радостью повяжет свою, и будет у вас двойная поддержка.

26

- Гиш!

Вызывающе громкий и злобный выкрик прозвенел над правым крылом лестницы-подковы, вызвав недоуменные взгляды, немедленно обратившиеся в сторону де Гиша. Он только что отпустил повод гнедой лошадки, доставшейся мадемуазель д’Артуа, она была последней из участниц, чьи имена были заявлены в списке от свиты Ее Высочества. Теперь же граф намеревался присоединиться к кавалькаде всадников, окруживших Месье и Мадам, и сказать, что появление де Шатийона не обрадовало его, было бы равносильно тому, чтобы назвать ливень, вызвавший Всемирный Потоп, грибным дождичком в июле.

- Гиш, я хочу мою лошадь! - возопил рыжеволосый маркиз, на ходу заправляя выбивавшиеся из-под шляпы волосы за уши, отчего они оттопыривались еще больше обыкновенного, смешно просвечивая на фоне солнечных бликов, падавших на лестницу от дворцовых окон.

- Вот как? - небрежно расправляя кружевные манжеты поверх кожаных кавалерийских краг, де Гиш даже не взглянул на него.

- Вот так! - продолжал скандалить де Шатийон, и подбежал к Гишу так близко, что тот отшатнулся от него, все еще не обращая внимания. - Где моя лошадь? Вот эта? Я хочу вот эту!

Лошадь, на которую указал маркиз, подвели для самого де Гиша, и он уже протянул руки, чтобы перехватить ухватиться за луку седла и запрыгнуть в седло, показав удаль прирожденного наездника, какими славилась Гасконь, но, де Шатийон ухватился за уздечку и потянул ее на себя.

- Черт возьми! - прорычал выведенный из себя граф, для которого эта грубая неловкость маркиза сделалась последней каплей терпения.

- Немедленно отпусти, иначе пожалеешь! - пригрозил граф, наклонившись к раскрасневшемуся от натуги лицу де Шатийона.

- А иначе что? Вот что? - звонким фальцетом спросил тот, не уступая ни на шаг.

- А то, - в потемневших от гнева глазах появилась нешуточная угроза. - Тебе не доведется сегодня ездить верхом.

Если бы маркиз не был так занят тем, чтобы поймать носком туфли ускользавшее от него стремя, он успел бы заметить, как де Гиш отошел на шаг назад, но вовсе не затем, чтобы уступить свою лошадь. Прежде чем маркиз успел запрыгнуть в седло, тяжелый кованый носок кавалерийского ботфорта пребольно ударил его по правой голени. Взвыв от боли, бедняга тут же разжал руки, выпустил уздечку и отскочил в сторону на здоровой левой ноге.

- А! Больно же! Как я теперь поеду? - чуть не плача, вскричал маркиз, но граф с каменным выражением на лице уже сидел в седле, указывая ему на последнюю коляску, в которую садились фрейлины из свиты Мадам.

- Теперь поедешь в коляске, - де Гиш зло усмехнулся при виде слез, скатившейся по щеке маркиза, мужественно сдержавшего все последующие всхлипы. - С девицами, - он ткнул бока своего вороного каблуками и, уже обернувшись напоследок, обронил. - Там самое место таким!

Парк Фонтенбло. Большая поляна на краю старого парка. 2

27

Ох, ну почему они опять так поздно спохватились? Ора проводила разочарованным взглядом две покидающие двор коляски, увезшие всех фрейлин и статс-дам герцогини Орлеанской, и, схватив Лавальер за руку, заторопилась вниз по ступенькам, пока в третьей коляске еще оставались места, не занятые камеристками Мадам. Ушлые англичанки не рискнули набиться в коляску к графине де Бельвиль, но теперь были решительно настроены отправиться к месту очередного зрелища не пешком, а с удобствами.

- Эгей, это мое место! – визгливый голос заставил Ору замереть на предпоследней ступеньке так резко, что спешащая за ней Луиза едва не сбила ее с ног.

Хорошенький ротик мадемуазель де Монтале скривился гримаской отвращения.

- С этим я не поеду! – громко и решительно заявила она, наблюдая за тем, как вальяжно разваливается на заднем сидении коляски маленький злобный маркизишка. – Ни. За. Что!

- А, мамзельки-белошвейки, - осклабился де Шатийон при виде двух замерших статуй. – Да вы, никак, со мной? Вот несчастье!

Ора в растерянности переглянулась с подругой. Вся свита Мадам, кроме них, уже благополучно отбыла, давно растаяла пыль из под копыт де Ресто, и даже месье д’Антраг ускакал в обществе Тонне-Шарант. Рауль был в казармах, Франсуа вместе со своим суровым ординарцем – где-то в недрах замка, а князь, должно быть, уже нетерпеливо бил копытом и грыз удила на известной им поляне. И никого, решительно никого, кто бы мог прийти им на помощь.

- Да что же это вы, как инвалид, в коляске? Что с вами приключилось, Шатийон, дружище? А главное, когда, ведь мы вас видели в добрейшем здравии совсем недавно, и часу не прошло, пожалуй, – де Лозен, гарцевавший на славной серой в яблоках лошадке, наклонился к коляске, с любопытством разглядывая вмиг подобравшегося миньона Месье.

- Со мной? Ровным счетом ничего. Просто… - Шатийон насупился, видимо, лихорадочно придумывая объяснение своему присутствию в коляске для дам.

- А, понимаю. Происки де Гиша, не иначе. А знаете что? – Лозен быстро взглянул в сторону фрейлин и вдруг спрыгнул с лошади. – Возьмите-ка мою Нанетту-резвушку, дружище. Берите, берите. Представляю, как вытянется лицо нашего графа, когда вы появитесь на поляне для скачек верхом, а не в набитой девицами коляске.

- Я не могу, нога, - скис рыжий, но де Лозен уже открывал дверцу коляски.

- Пустое, вы же не бегать собираетесь. Садитесь, вот прямо с приступка, и вперед.

Ошеломленный таким натиском, Шатийон послушно вылез и взобрался в седло.

- Эээ… - начал было он, но маленький гасконец лишь весело махнул рукой.

- Да что там, ради того, чтобы досадить Гишу…

Он хлопнул лошадь по крупу, и та, всхрапнув, прыгнула с места так резво, что Шатийон, смешно взмахнув руками, едва удержался в седле, но тут же выправился и, пришпорив неожиданный подарок, помчался вслед за исчезнувшими товарищами.

- Сударыни, - галантно изогнувшись, Лозен протянул руку Луизе. – Позвольте вам помочь. И составить вам компанию, с вашего, разумеется, согласия.

- Считайте, что оно вам даровано, маркиз, - радостно сообщила Монтале и кинулась в обход коляски, чтобы забраться в нее, не дожидаясь, пока Луизу церемонно усадят. – Мы у вас в долгу, так и знайте.

- О, я знаю, мадемуазель, я знаю, не сомневайтесь, - и гасконец с нечитаемой улыбкой уселся против Лавальер, решительно подвинув озадаченную всеми этими маневрами англичанку.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Парадный Двор и Большая Лужайка перед дворцом. 3