Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Большая поляна. 2 Зрительские трибуны.


Парк Фонтенбло. Большая поляна. 2 Зрительские трибуны.

Сообщений 81 страница 85 из 85

1

После полудня, 5 апреля, 1661

81

Парк Фонтенбло. 7

Убедившись в том, что мадемуазель де Лурье поняла ее совет о втором заказе суперинтенданта, мадам де Ланнуа прошла по изрядно вытоптанной траве вдоль трибун, чтобы обойти их, не привлекая к себе лишнего внимания. Она видела вышедшего с другой стороны трибун герцога де Руже в компании рыжеволосого молодого человека, в котором нетрудно было признать сына графа де Сент-Амана. Фамильные черты в виде заостренного лица с тонким носом, а главное, великолепной рыжей шевелюры, которую не могла скрыть широкополая шляпа, выдавали младшего де Сент-Амана. Но, кроме внешности, было еще кое-что, чем виконт напоминал своего отца, сам того не подозревая, этот едва уловимый шарм за видимой стеснительностью. Да, женщины любят таких, хоть и не признаются, пряча свои симпатии и для отвода глаз выделяя мужчин-завоевателей, которые всегда на виду, да и на слуху тоже.

- Значит, это виконта выбрали гонцом в Париж? - как бы невзначай поинтересовалась мадам де Ланнуа у Дезуша, на чью руку она опиралась.

Тот оглянулся, чтобы посмотреть, о ком шла речь, и поклонился заметившему его герцогу де Руже.

- Да. И с ним поедет молодой человек из канцелярских. Помощник префекта. Его имя шевалье д’Эрланже.

- Да. Кажется, Вы как-то уже писали о нем в докладной записке для Ее Величества, - кивнула мадам де Ланнуа и еще раз посмотрела в сторону де Руже, прежде чем зайти за угол и выйти к парадной стороне трибун.

- Боже, как же высоко, - пробормотала она, увидев перед собой ничем не прикрытые деревянные ступеньки винтовой лестницы, которая в отличие от другой, парадной, была уже и круче. По той причине, по-видимому, на ней было гораздо свободнее.

- Я помогу Вам, мадам, - герцогиня с улыбкой посмотрела на сержанта, чьи расторопность и галантность в данный момент вряд ли сыграли бы достойную службу.

- Благодарю, сержант. Я еще способна самостоятельно подняться по ступенькам. Если королева Анна смогла, то и я сумею, - ответила герцогиня и, не спеша, начала подниматься наверх, поглядывая с каждой четвертой ступеньки вокруг, чтобы увидеть всю картину происходящего до того, как поднимется на третий, королевский ярус.

- Здесь Вы можете оставить меня, сержант. Я доложу обо всем Ее Величеству. Если Вы понадобитесь, я пошлю за Вами пажа.

- Я буду с моими гвардейцами в карауле, мадам. По первому же сигналу, я к услугам Ее Величества. И к Вашим услугам, мадам, - громко звякнув шпорами, Дезуш остановился на подъеме и, поклонившись герцогине, вернулся вниз.

Третий ярус трибун был переполнен до отказа, однако же, это не помешал почтенной герцогине де Ланнуа найти достаточно широкий проход для себя, чтобы приблизиться к креслу королевы Анны Австрийской. Заняв подобающее своему рангу место, она с благодарностью кивнула герцогу де Грамону, сделавшему знак пажу поставить еще один табурет для герцогини. Теперь можно было перевести дух и воспользоваться тем, что внимание зрителей, в том числе и королевской семьи, было приковано к группе всадниц, мчавшихся во весь опор по огромному зеленому полю. Эта передышка была необходима для мадам де Ланнуа, чтобы собраться с мыслями и продумать свой отчет для Ее Величества.

82

Ора де Монтале

- Рауль, вы все таки решились прийти? Садитесь, прошу вас, Луиза будет счастлива, когда вернется.

- Благодарю вас, Ора, - улыбнулся Рауль. Ора де Монтале была подругой Луизы, и виконт хорошо знал её. Иногда он задумывался, как могли они подружиться - такие разные...ведь мадемуазель де Монтале была полной противоположностью своей подруге. - Да, отряд мушкетёров несёт караул на трибунах, и я решил воспользоваться этим, чтобы увидеться с вами..и с Луизой.

О, как я буду счастлив видеть её! Мы были разлучены так долго, но теперь... - Монтале не могла найти лучшего лекарства, и от слов её румянец вспыхнул на бледном лице молодого человека.

Он присел рядом с ней, слушая весёлый её щебет о Луизе. Правда, при упоминании о цыганке на лице молодого человека отразилось недоумение, и он вопросительно взглянул на девушку, которая, видимо, поняла его удивление и всё объяснила... Рауль мысленно улыбнулся - сам он не очень верил в то, что помог отвар цыганки, ведь мадемуазель де Лавальер, сколько он помнил, всегда была хорошей наездницей - вплоть до того случая, после которого она опасалась ездить верхом... Виконт скорее мог предположить, что не отвар подействовал, а сама Луиза старается уверенно держаться в седле и не показывать никому своего страха и волнения.

Представляете, как будет замечательно, если она и сегодня выиграет турнир? Простите, я все никак не замолчу, ужасно, да? Это все от волнения, правда-правда. Но вы-то сами как? Не беспокоит ли вас рука, друг мой?

- Обо мне не беспокойтесь, мадемуазель, рана моя не опасна и очень скоро заживёт, благодарю вас. Но я разделяю ваше волнение - хотя полагаю, что у Луизы есть все шансы победить, я уверен, что ей под силу справиться с тем страхом, что так долго ею владел.

Притихшие было трибуны, словно замершие, когда начался второй заезд, теперь шумели и кричали, поддерживая участниц. Взгляд его скользнул по герцогине де Монпансье, лидировавшей, казалось, в состязании, и остановился на Луизе...

- Однако вы только взгляните, дорогая Ора! - не удержался от изумлённого восклицания Рауль. - Луиза...она выигрывает!

И вправду, у неё были все шансы прийти второй - и выйти в финальный заезд. Несказанное чувство радости охватило молодого мушкетёра, вынужденного из-за раны лишь наблюдать скачки, не имея возможности участвовать в них. Если бы он мог участвовать, то посвятил бы свою победу милой Луизе, королеве его сердца, царившей в нём безраздельно!..

"Лакея" виконт решил пока "не замечать" - в конце концов, зачем показывать, что ты о чём-то догадался, человеку, не желающему, чтобы его узнали? Гораздо лучше сделать вид, что всё как всегда, как обычно. Кроме того, Ора знает его... Ну а если ей понадобится помощь или защита, он сумеет и то, и другое.

Отредактировано Рауль де Бражелон (2019-08-14 01:27:35)

83

Появление молодого человека в мушкетерском плаще вызвало приступ ревности у князя, не сразу узнавшего в нем друга мадемуазель де Лавальер. Насупившись, Ференц наблюдал за тем, как мушкетер поклонился и заговорил с Орой. Он был готов испепелить гневным взглядом серебряный крест на лазурном поле, когда де Монтале назвала молодого человека по имени.

- Ах, так это месье де Бражелон, - не стараясь изображать приветливость, произнес Ференц, внешне сохраняя почтительный вид, полагавшийся лакею даже столь высокого ранга, что был допущен прислуживать в Королевской ложе.

Нежданному гостю тут же предложили занять место рядом с собой, а вот в сторону ожидавшего хотя бы видимости улыбки, не досталось ни капли внимания. И все же, будучи по природе человеком отходчивым и легко забывавшим обиды, князь тут же увлекся наблюдение за скачками. Не получив прямого приглашения вступить в разговор, он, однако же, не чувствовал себя исключенным из него. Ора заговорила о их совместной поездке в цыганский табор, а кто же лучше Ференца мог вспомнить подробности того веселого полудня. А ведь обе девушки побывали тогда у Маританы, и ворожея открыла одной нечто важное о ее будущей судьбе, что вряд ли заключалось лишь в преодолении страха перед лошадьми. О нет, зардевшиеся щеки, блестящие глаза и испуг, такой, который охватывает при виде чего-то необъятного, немыслимого, невозможного - все это было на лице Луизы де Лавальер, когда она вышла из шатра ворожеи. А вот выражение лица Оры было скорее заинтригованным, ее взгляд с любопытством оглядывал их спутников, то были гайдуки и дворяне из его свиты, и даже его самого. Да, Ференц прекрасно помнил, как Ора тихонько хихикнула, подав ему руку перед танцами у цыганского костра, и шепотом произнесла что-то вроде "Но, мы не встречались еще".

Из этой задумчивости Ференца вывели крики ликования самой Оры и виконта. Они были первые, кто заметили, как Луиза де Лавальер вырвалась вперед вместе с двумя другими лидирующими всадницами. Князь только успел подумать, что хотел бы расспросить Маритану о том, что же такого она открыла де Монтале, и не касалось ли это и его самого.

- О, смотрите, смотрите! - восклицали с задних рядов Санторини и его собеседник, с еще большим азартом наблюдая за финальным пробегом амазонок, оставивших своих соперниц далеко позади. - Ай, не может быть! Это же прямое попадание! - восклицания ростовщика уже звучали на итальянском языке, но князь все же обернулся к нему с предупреждающе грозным взглядом, чтобы тот не проболтался о его верной удаче.

- Смотрите же, смотрите, дорогая Ора! Мадемуазель де Лавальер справилась! Она первая вместе с герцогиней де Монпансье - это же победа! - не выдержал Ференц и присоединился к всеобщему ликованию, забыв про осторожность и взятую на себя роль.

Отредактировано Ференц Ракоши (2019-08-14 23:56:59)

84

Когда князь ушел, унеся с собой корзинку с вином и закусками, его товарищи вернули лакеям их кафтаны, приказав, как ни в чем, ни бывало прислуживать королевскому двору. Сами они не спешили никуда, предпочитая оставаться поближе к неисчерпаемым запасам недурственного вина и изысканных холодных закусок к нему.

- Ну надо же! А я смотрю и глазам своим не верю! - расхохотался Ласлов, когда,  проезжая мимо трибун, заметил знакомые лица в тени широкополых шляп из набивного фетра, резко контрастировавших с кафтанами восточного кроя.

- А где же вы князя оставили? Неужто за-ради этой вот добычи забыли про долг? Ну, выкладывайте, шельмецы, где наш светлейший? - он спешился и отдал повод своего великолепного бербера подбежавшему пажу. - Поводи-ка его за трибунами. Да смотри, траву щипать не давай! - напутствовал он юношу, после чего запрыгнул в телегу, где его товарищи устроили импровизированный пикник из оставшихся в их распоряжении корзинок.

- А вы-то что здесь делаете, шевалье? - спросил старший из гайдуков. - Разве вам не полагается быть там, у стартовой линии? Когда ваш черед на скачках? В первом же заезде всех обставите или как?

- Или как? Или? - по глазам Ласлова было не понятно, вспылил он или разыгрывал земляка. - Нет, Матеуш, никаких "или" и быть не может. Да ты глянь, глянь вон, пока его не увели, - он указал на тонконого бербера, которого паж из королевской свиты вел под уздцы. - Да разве ж такого можно обставить? Да ни за что. А глаза, глаза у него какие! Огонь! А как несется. Эх... ему бы простора побольше. Здешняя поляна что - пшик один. Вот ежели б в степи его прогулять.

- Ну, так может на выигранные на ставках деньги и можно будет его выкупить, а? - подсказал другой гайдук под одобрительное цоканье товарищей. - Да вот, шевалье, выпейте заздравную. Щедротами господина Вателя. Или кто там делами этим заправляет нынче.

- Лаборд, - подсказал ему старший из гайдуков, деловито отмеряя ровные порции вина в кружках.

- А где же вы князя оставили, а? - спросил Ласлов, взяв у него кружку, и опустил длинный нос, со знанием дела втягивая аромат напитка. - Нет, все-таки, у госпожи кузины-герцогини вино-то получше будет, - вынес он свой вердикт и отпил несколько глотков.

- Так князя мы не оставляли. Это он нас оставил. А мы тут сторожим его. Дожидаемся.

- И где же он? - Ласлов даже глянул за спину гайдука, чтобы проверить, не уснул ли князь на дне телеги, прикрытый рогожей да охапкой сена.

- Наверху же, - невозмутимо ответили ему.

Подняв голову, шевалье тут же заметил знакомые черные кудряшки и хорошенькое личико маленькой фрейлины, сидевшей у самых перил третьего яруса, вдали от всей королевской свиты.

- О. так там наша Смугляночка! - обрадовано воскликнул Ласлов и помахал Оре рукой, тут же впрочем заметив сидевшего рядом с ней молодого человека в мушкетерском плаще. - А кто это с ней рядом? Уж точно не князь. Что за мушкетер?

- Да, вроде не наш гвардеец, - согласился гайдук, как и все мадьяры, считавший юного маркиза де Виллеруа "своим гвардейцем". - Да и не князь. Нет, Его Высочество переодетый в лакейский кафтан пошел туда. Вон он, позади нашей маленькой мадемуазель стоит. А кто это, тот молодой мушкетер, так может быть, он из друзей мадемуазель де Лавальер, подруги де Монтале?

Ласлов хотел было отпустить шуточку о любви князя к переодеваниям и прогулкам по лезвию клинка, но тут раздался громкий топот копыт и всхрап лошадей. Примчавшиеся с другой стороны поля всадники едва не наскочили на телегу, перепугав запряженных в нее тяжеловозов.

- Будем делать ставки или сначала вином разживемся? - спросил первый всадник, в котором мадьяры сразу же признали рыжеволосого маркиза Эффиа, того самого, с которым князь наперегонки через все озеро плавал.

- А хоть бы и вином, господин маркиз! - Ласлов протянул откупоренную бутылку маркизу и кивнул в сторону его друзей. - А эти господа, пожелают поднять здравницу с нами или как?

- Еще как пожелают. Но, черт возьми, господа, вы-то здесь какими судьбами? Уж кого я не ожидал увидеть в маркитантской телеге, - смеясь, спросил Эффиа и, отпив глоток, передал бутылку по кругу. - Вы что же, ограбили людей управляющего?

- Ну, почти что так. Хотя, я бы сказал, что это скорее маскировка, чем грабеж, - скромно улыбнувшись, ответил Ласлов.

- Господа, если вы хотите сделать ставки, так мы видели двух ростовщиков, - добродушно подсказали гайдуки, делясь с молодыми людьми доставшимся им вином и закусками. - Там, на третьем ярусе они. Только не со стороны королевской ложи подниматься надо, а с другой, вон там, где лакеи ходят.

- О! Бежим! - Эффиа спрыгнул на землю и бросил повод подвернувшемуся под руку лакею. - Еще успеем! Шатийон, Шале, вы со мной? Спасибо за угощения, господа! Мы еще вернемся, чтобы выпить. Перед заездом.

Отредактировано Ержи Ласлов (2019-08-17 11:11:51)

85

Когда герцогиня де Монпансье вырвалась вперед всех на своем тонконогом жеребчике, Ора даже и не удивилась: резвость этого красавца была замечена ею еще утром. Но следом за Мадемуазель от группы всадниц оторвались еще две, и тут сердечко Монтале заколотилось так, что, не будь ее грудь туго зашнурована в корсет, наверняка выпорхнуло бы и улетело туда, где ее дорогая подруга, пригнувшись к шее своего скакуна, отчаянно гнала его вперед, ни на шаг не отставая от дамы на породистом арабе, которую Ора на таком расстоянии никак не могла признать.

- Лавальер! Лавальер! - отчаянно завопила она, чтобы подбодрить подругу, и ее крик тут же подхватили трибуны.

После вчерашнего турнира имя Луизы было знакомо чуть ли не всему двору, так что у нее тут же отыскалось множество сторонников, тогда как другая половина зрителей так же усердно вопила: "Арманьяк и Лотарингия, вперед!". Монтале не сразу сообразила, что они поддерживают всадницу, спорящую с Луизой за второе место, но да, это наверняка была мадам Главная, как звали при дворе графиню д'Арманьяк. Если бы король не велел Луизе принять участие в скачках, Ора, пожалуй, и сама покричала бы за мадам Арманьяк, ведь та приходилась сестрой Франсуа. Но не теперь, не теперь! Теперь она горячо и совершенно не по христиански желала гнедому мадам Главной сбиться с хода и уступить, уступить!

- Первая вместе с герцогиней? - обернулась Монтале к князю, когда трибуны взорвались аплодисментами по окончании второго заезда. - Вы уверены? Я так и не поняла, кто же пришел за кем, все трое скакали так близко! Но Луиза, наша Луиза!

Забыв про Ракоши, она схватила Рауля за руки и заглянула ему в глаза, чтобы увидеть в них ту же радость и гордость.

- Вы видели? Вы это видели, Рауль, правда же! Какая она молодец, наша Луиза! О, теперь я стану звать ее Луизой Бесстрашной, хотя она будет ужасно на меня сердиться. Но я все равно стану, так и знайте! Особенно если ей удастся обскакать конька Мадемуазель в финале. О, подумать только, Луиза - в финале! Невероятно!

Она бы и дальше заливалась соловьем от переполнявших ее эмоций, но в этот момент на деревянной лестнице, рядом с которой они сидели, послышался грохот тяжелых сапог и звон шпор, на который невозможно было не обернуться.

- Господи, этого только не хватало! - ахнула Ора и тут же утратила всю веселость, сердито насупившись при виде появившихся на трибуне миньонов Месье под предводительством Эффиа. Не то, чтобы она не любила их всех скопом, но вот видеть Шатийона в такой опасной близости от себя ей совсем не хотелось. - И что только им здесь понадобилось, спрашивается?


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Большая поляна. 2 Зрительские трибуны.