Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 7


Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 7

Сообщений 21 страница 22 из 22

1

После полудня, 5 апреля, 1661 года.

21

- Ранкур, командуйте общий сбор.

Это распоряжение лейтенанта было некоей точкой в секретных делах по заверению перевода записки турецкого советника. Что будет дальше и что ожидает всех причастных к делу, оставалось только гадать. Хотелось верить, что все предпринятые меры предосторожности возымеют требуемый эффект.

Мысль о похищениях, устроенных турками, не давала Ранкуру покоя. Это было оскорбительно. И поражало своей наглостью. Не вообразили же они себя безнаказанными, стоящими выше законов? Король наверняка не оставит эту историю без последствий, но... кем же надо быть, чтобы творить подобное в стране, куда прибыл с посольством?

Клод уже был готов покинуть комнату, чтобы выполнить поручение Виллеруа, как лейтенант повторил ту же ошибку, что и не отдышавшийся до сих пор Сент-Аман. В других обстоятельствах это бы даже стало смешно. Ранкур оглянулся на батарею наполненных всевозможными напитками стаканов на столе, оставшихся после его попытки замаскировать звуки голосов. Остроумно? Быть может.

Сам Клод прикладываться к влаге живительной не стал. Пить ему совершенно не хотелось. Задержался капрал лишь для того, чтобы выслушать беседу Сент-Эньяна и мэтра Клео, полагая, что будут какие-либо дополнительные поручения от графа. Но распоряжений, за исключением сдержанного "по коням", не воспоследовало. Ранкур сдержанно поклонился и покинул комнату.

Шума на конюшнях заметно прибавилось. Шума, но не суматохи и беспорядка - команду "общий сбор" гвардейцы второй роты выполняли слаженно, четко и с похвальной скоростью. Клод поймал себя на том, что наслаждается этим - как и всем, что было связано со службой.

- Господин капрал, извольте, - Пюнжо подвел к нему Эрмита. Возможно, серого отобрали для последующих скачек, но, вероятнее всего, по привычке. Флегматичный мекленбуржец чаще прочих оказывался под седлом у Ранкура, который с ним отлично ладил и предпочитал прочим, выделяя за хороший ход.

Клод поблагодарил коротким кивком, машинально потрепав Эрмита по храпу. 

"У дверей, где был я, стояли Сен-Жеран и Бутэн. У тех, за которыми лейтенант поймал любопытного - Касто и Лиотэ. Надо будет поговорить со всеми. Особенно с Касто и Лиотэ, как они прохлопали подслушивающего," - размышлял молодой человек.

- Д`Эсперэ, возьмете двоих, ваша обязанность - охрана мэтра Клео. Отвечаете лично.

- От кого охранять? - гвардеец сбил с сапога комок прилипшего навоза, перемешанного с соломой.

- Опасность определяете сами, под свою ответственность. Будьте его эскортом и сопровождайте всюду, даже если Клео будет недоволен. Учтите, характер у него не из легких.

- Потерпим, - философски заключил д`Эсперэ, которого тон капрала заставил посерьезнеть, - разрешите исполнять?

- Да.

Фонтенбло. Парадный Двор и Большая Лужайка перед дворцом. 3

Отредактировано Клод де Ранкур (2019-06-20 09:34:37)

22

Суровый тон де Сент-Эньяна вернул Франсуа недостающую ему серьезность. И дело было не в том, что среди всех присутствовавших он меньше всех придавал значение переведенному документу и обстоятельствам, связанным с его получением. Просто, для такого жизнерадостного юнца, как Виллеруа трудно было долго оставаться мыслями и, тем более, физически в бездействии. Он уже был готов мчаться назад к королю, чтобы передать документы из рук в руки, а потом быстрее ветра мчаться в парк на встречу с Орой, ну, и конечно же, на скачки. И вот, волею судьбы, неумолимой к долгу и ответственности, он должен был сначала проследить за тем, чтобы его гвардейцы отпустили арестованного им шпиона, и даже принести ему извинения. И только потом... О, это "потом" - голубые глаза вспыхнули нетерпеливым огоньком, и как только граф повторил приказ отправляться, Франсуа пулей вылетел из комнаты.

Найдя заподозренного им в подслушивании человека, мирно посапывавшим на сложенном на землю седле в углу денника, Франсуа поборол в себе желание просто вытолкнуть этого раззяву прочь и добавить хорошего пинка, чтобы не слонялся без дела где ни попади. Но, вдруг послышался скрипучий голос мэтра Клео, и маркиз вспомнил, как тот мельком оговорился о том, что если то был шпион, то он услышал все в корне неверно, и можно было не беспокоиться за то, что он передаст сведения подославшему его человеку. Вспомнив совет мэтра послать за незадачливым шпионом пару востроглазых мальчишек, Франсуа кивнул гвардейцу, охранявшему арестанта, чтобы тот растолкал его и разбудил.

- Месье, я приношу извинения за этот арест. Мне показалось, что Вы умышляли против короля.

- Да что Вы, Ваша Милость! Да разве же я, - разоблаченный писарем шпион снова запел свою песню, но, Виллеруа только указал ему на выход и тут же удалился сам, сочтя свою миссию выполненной.

Во дворе он подозвал к себе мальчишку, помощника его форейтора. Тот с радостной улыбкой в глазах кинулся было к коновязи, где нетерпеливо прядала головой белоснежная кобыла, крайне недовольная затянувшимся ожиданием.

- Нет, Жанно, я сам отвяжу Солану. На вот, - Франсуа пошарил в кармане, где по совету де Ранкура держал медяки на всякий случай. - Это тебе за дело. А дело таково - нужно проследить вон за тем господином. К кому пойдет. Что будет делать. Особенно не усердствуй. Разузнай, к кому пойдет, это главное. А тогда уже ко мне, на Дальнюю Поляну поспеши. Понял?

- Как есть понял, месье лейтенант!

- И смотри, будь осторожен. Чтобы тебя никто не увидел, - добавил уже вдогонку убегавшему мальчишке Франсуа, осознав в ту самую минуту, что именно чувствовал граф де Сент-Эньян, выговаривая ему и де Сент-Аману за устроенный ими балаган.

Гвардейцы уже были в строю, не хватало только привычного короткого отчета от усача Дюссо, но сержант оставался во дворце ответственным за караулы. Пока Франсуа давал указания мальчишке, де Ранкур успел отрядить троих из их роты для охраны мэтра Клео. Вместе с носильщиками портшеза, которых было четверо, выходило и вовсе семь человек - вполне достойный королевского писаря эскорт.

- Ну что же, виконт, и нам пора на лошадей? - позвал лейтенант де Сент-Амана, не обратив внимания на растущую бледность его щек и крайне утомленный или же испуганный вид. - Граф не станет ждать. Поверьте, если дело касается серьезных государственных дел, он суров как сам Ганнибал, наш господин обер-камергер. А вообще, Вы же его знаете, - маркиз озорно подмигнул. - Он же душка.

Отвязав Солану, одну из последних остававшихся у коновязи оседланных лошадей, Франсуа легко вскочил в седло, бравируя перед своими гвардейцами тем, что мог без труда садиться едва ли не всем скаку, не дожидаясь помощи стременного. Этот маневр, как и не слишком мягкая посадка молодого, но достаточно высокого и крепкого телом всадника, не понравились белоснежной строптивице. Взвившись на дыбы, она недовольно всхрапнула, дав однозначно понять, что в их тандеме, маркиз был сверху только лишь номинально - в седле, но правила оставались ее. Помня прежние нелегкие уроки, пройденные им в общении с ней, Франсуа не стал напоминать строптивице, кто был господином. Вместо этого он намеренно громко прошуршал пятерней в седельной сумке, где были спрятаны стратегические запасы сухариков, достал один кусочек и протянул к морде, тут же обернувшейся к нему за лакомством.

- Ага! Я же знал, что ты сладкоежка, - ласково пожурил ее маркиз и потрепал по холке. - В путь, господа! За господином обер-камергером. В галопе! Виконт, не отставайте!

Вся кавалькада в алых гвардейских мундирах во главе с графом де Сент-Эньяном в белом придворном камзоле, выдвинулись из ворот конюшенного двора, чтобы в стремительном галопе подъехать к парадному дворцовому крыльцу.

Фонтенбло. Парадный Двор и Большая Лужайка перед дворцом. 3

Отредактировано Франсуа де Виллеруа (2019-06-20 01:29:27)


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 7