Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло, Королевская аллея. 4


Парк Фонтенбло, Королевская аллея. 4

Сообщений 21 страница 25 из 25

1

После полудня, 5 апреля, 1661.

21

Габриэль д'Артуа

В кои-то веки Монтале и Лавальер проявили похвальное послушание и проворство. Не успела графиня распорядиться, чтобы они отправились в апартаменты герцогини Орлеанской, а их уже и след простыл. Возможно, юные непоседы исчезли в недрах лестницы для прислуги вовсе и не так стремительно, как это показалось. Все внимание графини было сосредоточено на белокурой наследнице графа д’Артуа, которая вознамерилась сообщить нечто важное. И конфиденциальное, что исключало посторонних свидетелей их беседы к неудовольствию мадам де Лафайет.

Все это было слишком уж таинственным, чтобы быть правдой, и все же, графиня сочла резонным сделать заинтересованный вид и подыграть Габриэль д’Артуа, коль скорой той вздумалось сыграть роль в этом отвлекающем маневре. По мере того, как девушка боролась с нерешительностью, с трудом подбирая слова, уверенность мадам де Лафайет в том, что это всего-навсего пустой розыгрыш, все возрастала.

- Ближе к сути, мадемуазель, - сухо потребовала графиня, услышав просьбу о снисходительности к неопытности и молодости. А вот таким завуалированным образом ей еще не делали комплиментов, подумала она про себя и усмехнулась, но при этом поджала губы в суровую полоску - вот еще! Принимать комплименты и лесть от собственных подопечных она не собиралась, та еще трата времени и внимания.

Но, все-таки, что же ей было нужно, этой мадемуазель д’Артуа? Графиня не успела, как следует присмотреться к ней, не столь же пристально, как к тем же Монтале и Лавальер. Вот уж кто умудрялись попасть в самые нелепые переделки, чем вызвали к себе более строгое внимание и интерес, чем остальные фрейлины Мадам.

- Итак, мадемуазель? - еще раз повторила вопрос графиня, чувствуя, что поведение девушки делалось все более подозрительным.

- Боже, какой и в самом деле неуместный вопрос! - вспыхнув как монастырская воспитанница, графиня лишь на мгновение представила себя в седле, соревнующейся в верховой езде наравне с такими амазонками, как княгиня де Монако или сама Великая Мадемуазель.

- Нет, конечно же, - отрезала она, снова поджав губы, но, видя старания девушки быть милой и услужливой, хоть, и довольно странным образом, она снисходительно улыбнулась одними уголками губ и позволила Габриэль поддержать себя под локоть.

- Идемте же, Габриэль. Впрочем, если Ваше дело действительно столь уж конфиденциально, - она с сомнением посмотрела в глаза д’Артуа. - Не юлите, моя дорогая. Если Вас мучает что-то, то выкладывайте как есть. Здесь у нас меньше шансов быть подслушанными, чем наверху в покоях, - сказала она, уверенная в том, что никто из компании отосланной наверх, не посмел бы ослушаться ее и остаться внизу. - Хитрой и подозрительной интриганкой - хм... и о чем же речь? До Вашего сведения дошли какие-то неприглядные слухи? О ком же? Каким образом Вы повели себя столь не надлежащим образом, что это заставило Вас чувствовать угрызения совести?

Строгий взгляд мадам де Лафайет тщетно искал ответы в глазах девушки - та была или слишком напугана собственными деяниями, которые мучили ее совесть, либо же, поняв, что перегнула палку в попытке отвлечь внимание на себя, оказалась в тупике. Но, что же из двух?

22

Эту беседу отложить, перенести или же отсрочить с каждой минутой становилось невозможно. Сама девушка стала виновницей теперь уже безграничного внимания и сосредоточенности на себе Великой Армады и обратного пути не было.
К тому же напуская больше туманности и витиевато начав говорить привела наставницу в некоторое настороженное и немного раздраженное состояние. Грозя решить что отвлекающий маневр всего лишь глупая и достаточно жестокая некрасивая шутка. И это могло стать для мадемуазель Артуа поводом вылететь из свиты и дворца очень быстро.
- И снова вы правы мадам де Лафайет, видите как много мне еще предстоит узнать о здешних правилах — ответила она на слова что в парке наоборот надежней сохранить секрет, нежели в стенах Фонтенбло где как говорится даже у стен есть и уши и даже языки.
Две достаточно красивые особы двинулись снова в глубь парка, удаляясь от стен дворца, проходных дорожек на которых частенько сновали либо мелкие дворяне, армейские чины или гонцы, служанки, поварята и прочая челядь. Углублялись Габриэль и Франсуаза все дальше между зарослями роз и вскоре их даже сложно было бы разглядеть и с верхних этажей здания.
Разговор немного отвлекся на скачки и Артуа услышав возмущенное восклицание, и даже некоторое смущение мудрой графини от вопроса о достаточно дерзком выезде верхом, улыбнулась. Хотя воображение довольно четко нарисовало картину грациозной дамы на красивом жеребце, который даже при всей крутости нрава просто не посмел бы ослушаться всадницу, как впрочем и вся стайка подопечных, которым хватало и взгляда чтоб понять угодили или же навлекли на себя справедливое наказание.
- Что ж... пора уже да... рано или поздно это все равно будет необходимо сделать и чем раньше тем лучше — фрейлина остановилась и развернулась полностью лицом к собеседнице показывая всю честность и готовность каяться во всех своих грехах. - Скажите мадам, вы же помните мою служанку Мари с которой я приехала из отчего дома?
И лишь дождавшись утвердительного кивка снова набрав в легкие побольше воздуха вновь заговорила:
- Так вот несколько дней назад она пропала.... Причем пропала из закрытой на ключ комнаты Фонтенбло, но это еще не вся трагедия, дело в том что по какому-то невероятному стечению обстоятельств она оказалась замешана в достаточно опасном и преступном заговоре, и скрывала достаточно некрасивую тайну, от которой зависит теперь не только сама Мари, но и я невольно становлюсь под удар и мне грозит тоже серьезная беда.

23

- Ближе к делу, милочка, - от прежнего терпеливого благодушия в тоне мадам де Лафайет остался лишь легкий налет, зато ее шаги сделались более широкими, а поступь еще энергичнее.

Показывая всем своим видом, что и сама она, и ее собеседница были до крайности стеснены во времени, графиня строго посмотрела в лицо девушки. Та, словно бы и не замечала нараставшего нетерпения статс-дамы, но, уловив на себе строгий взгляд, наконец-то решилась заговорить.

- Не то чтобы я обращала внимание на всю дворцовую прислугу, - иронично заметила ей в ответ графиня. - Но, Вашу служанку я запомнила. Да, такая словоохотливая хохотушка. Мне о ней как-то докладывала моя камеристка. Так и что с ней?

При упоминании о пропаже лицо мадам де Лафайет посуровело и даже потемнело, так, словно оказалось в тени грозовой тучи, которая заслонила собой солнечные лучи.

- Вы достоверно знаете, что Ваша служанка пропала? Как давно Вы не видели ее? И как же... простите, но как же Вы справлялись все это время сама? - услышав о тайне, известной камеристке мадемуазель д’Артуа, которая могла бы поставить под удар ее саму, графиня недоверчиво покачала головой - все эти юные провинциалки готовы поверить в любой абсурд из-за иллюзорного страха оказаться исключенными из свиты Мадам. И все же, в свете недавних событий, связанных с кражей драгоценностей из комнат фрейлин герцогини Орлеанской, а также попытки похищения мадемуазель де Рошешуар, стоило принять во внимание даже такую мелочь, как бегство служанки.

- А Вы уверены, дорогая моя, что эта Мари попросту не сбежала? Может быть, она оказалась замешанной в куда, менее преступный и опасный заговор? - со вздохом произнесла графиня.

Про себя же она подумала, что, любовные заговоры также следовало бы объявить преступными, наравне с государственными. Но, мораль была такова, что при дворе смотрели куда более снисходительно на прегрешения на почве страсти, даже на адюльтер.

- Итак, Габриэль, - в голосе графини прозвучали ледяные нотки, способные призвать к ответу и каменное изваяние Купидона, целившегося из своего лука в одно из дворцовых окон. - Изложите мне факты, милочка. То, что Вы сейчас мне рассказали, больше похоже на сплетни. И я не стала бы тратить свое время на них, если бы не была уверена в том, что Вы разумная и благовоспитанная молодая особа, и не стали бы тратить мое и Ваше время на пустяки. Я слушаю Вас, дорогая, о какой беде идет речь? И о каком заговоре? Против кого, во имя всего святого? Надеюсь, - некогда красивые губы графини де Лафайет скривились в легкой усмешке. - Не против Ее Высочества герцогини?

24

Недоверие в каждом слове, надменность и пресловутая нотка иронии со стороны графини уязвили Габриэль, она готовилась к чему угодно от этой женщины, вот только не к такому отношению к сообщению.
- Я не обманываю и ничего не придумала мадам. Все действительно так и есть, я не могу сказать, пропала она или же сбежала, чтобы по личному мнению не принести еще больше неприятностей на голову своей госпожи, то есть мою. Но у меня есть и свидетели и просто те, кто тоже невольно узнали о этом случае. Справлялась я с помощью служанок де Монтале и Вьевиль, любезно и заботливо решивших предоставить своих девушек.
Она продолжала смотреть прямо в глаза наставницы, и глаза отчетливо сверкали от желания все-таки доказать свою правдивость и истину любым способом. Да и зачем ей, по сути, выдумывать все это? Фантазии бы не хватило.
- Расскажу все по порядку, все произошло тогда так быстро, я, может быть, и осталась бы вовсе в неведении о происходящем во дворце, если бы не лейтенант де Ресто, в один из дней буквально ворвавшийся в наши комнаты с требованием выдать ему мою служанку. Тогда, благодаря Оре, я немного схитрила и сказала, что отослала служанку за заколками и что она придет к месье позднее... Затем....у меня с Мари состоялся серьезный разговор, в ходе которого открылось, что она не та, за кого себя выдает, и вообще сбежала из монастыря....
Страх все-таки быть услышанной был силен, и на последних предложениях Артуа склонилась почти к самому уху Армады, начав шептать, но также достаточно выразительно и четко.
- После услышанного я не знала, что делать, и решила сначала выяснить у графа причину его гнева на мою личную служанку, и он поведал мне, что застал её за оставлением в укромном уголке сада украденных, как оказалось, моих денег. Именно для того, чтобы её тайна так и осталась тайной. Уходя, я приказала ей ждать меня и заперла дверь комнаты на ключ, но когда вернулась.... её уже не было, и между прочим, замок сломан не был.
Не в силах справится с волнением и эмоциями от рассказа и общим настроением собеседницы, которая все еще слушала несколько подозрительно и с уверенностью о выдумке сего сюжета слишком молодой и впечатлительной особой, Габриэль вновь зашагала по дорожке сада, впиваясь каблучками в гравий от небольшого негодования и переживаний.
- Вы, да и весь двор уже отметил слишком пристальный интерес к моей персоне вышеупомянутого лейтенанта, и несомненно, я не стану отрицать, что месье мне даже очень симпатичен и вызывает вполне понятные чувства, но наши встречи всегда носят исключительно официальный характер из-за его благородного стремления помочь мне и вместе с этим расследовать преступление, в которое получилось некрасиво втянуто мое имя. Также, в деле принимает участие и уважаемый месье Андре, так как и он видел Мари тогда в саду. Можете у них потом спросить обо всем этом, вот только, скорее всего, лейтенант потом не захочет мне что-то еще сообщать, посчитав слишком болтливой. Но я все равно считаю, что вы должны это знать..... Заговор? Ах....я, к сожалению, не назову Вам имен, но граф, прося о молчании, сказал, что шантаж коснулся и более высокопоставленных дам и господ в Фонтенбло и вроде бы это еще как-то все связано с теми злополучными кражами драгоценностей.

25

И снова эта де Монтале! При упоминании имени особы, успевшей оказаться замешанной в самых нетривиальных ситуациях, лицо графини перекосила недобрая усмешка. Впрочем, она тут же возобладала над своими эмоциями, позволив себе лишь чуть более ироничный взгляд.

- Право же, мне следовало догадаться, что и тут окажется замешанной наша мадемуазель Недоразумение, - пробормотала мадам де Лафайет, впрочем, не выказав особенной досады. - А также, в этом деле замешаны мадемуазель де Вьевиль и ее старший брат. Так, так, так. А это уже интересно. Лейтенант мушкетеров врывается к одной из фрейлин Ее Высочества. Как это понимать? - вскинулась графиня, на этот раз, дав волю всему накопившемуся недовольству. - И без доклада лично мне? Или княгине де Монако? Да что же это такое, в самом деле! А что дальше, вас будут вызывать на допросы в Канцелярию, словно каких-то преступниц? Я немедленно поставлю в известность Ее Высочество. Это должно прекратиться. Нет, я бы опустила глаза, будь интерес графа де Ресто связан с его сестрой. Или, если бы он оказывал знаки внимания Вам, моя дорогая. Но, как это полагается приличному дворянину при дворе, не иначе!

Следовало дослушать рассказ д’Артуа, но мадам де Лафайет обуревали вполне оправданные с ее точки зрения эмоции, и решение уже само собой зрело в ее голове - немедленно пресечь преступное пренебрежение правилами дворцового этикета. А именно, запретить доступ, кого бы то ни было из числа мужчин на половину герцогини и ее свиты.

- Простите, что Вы только что сказали, моя милая, - переспросила мадам де Лафайет, вдруг осознав, что только что она услышала кое-что из ряда вон выходящее. - Сбежала из монастыря? - она быстро перекрестилась, прошептав про себя: "Матерь Божья!" и посмотрела в глаза девушки.

- Вы сказали, что Ваша служанка сбежала из монастыря? И Вы об этом не знали, пока она сама Вам не повинилась? - легкий выдох, и графиня невольно закатила глаза к голубому небу, по которому проплывала целая флотилия из высоких облаков.

- Боже мой, это же скандал... нет, хуже того, - прошептала она, стараясь прийти в себя. - Но, выходит, что об этом ее преступлении знал кто-то еще, раз ее шантажировали. И деньги для выкупа... о, боже святый, так она их украла у Вас?

История о пропаже служанки меж тем обрастала все более неприглядными подробностями. Теперь уже мадам де Лафайет замедлила шаг, погрузившись во внимание к деталям, которые излагала Габриэль, и в раздумья над тем, насколько действительно чреватым окажется вся эта история для наивной мадемуазель, взявшей в услужение к себе особу, имевшую столь тяжкий грех на своей совести.

- И в этом замешаны еще и другие лица? Так... - произнесла она и потянула Габриэль за локоть, чтобы та не спешила. - Так. Вот что, юная мадемуазель, об этом прискорбном происшествии ни слова. Никому кроме тех, кто уже посвящен в эту историю. Нам следует быть осмотрительными. И не только в отношении своих слуг, но и в отношении тех, на чью помощь мы полагаемся. Если дело приняло настолько серьезный оборот, - она вздохнула. - Я надеюсь, что месье де Ресто догадается поставить в известность короля. И маршала. Месье дю Плесси-Бельер. Да, он вправе вести столь щекотливое дело, особенно же, если, как Вы говорите, шантаж коснулся еще кого-то из придворных. Исчезновение Вашей служанки может объясняться ее желанием скрыться от наказания за прошлый ее проступок, а также и за кражу Ваших денег, моя дорогая. Но, тут может быть и другая подоплека.

Заметив, что они отошли довольно далеко вглубь сада, графиня резко развернулась и зашагала назад. Обернувшись к Габриэль, она властно махнула ей рукой, но, тут же кивнула девушке и с улыбкой позвала ее, чтобы приободрить:

- Ну, же, смелее! Идемте, нас наверняка уже хватились. Или вот-вот хватятся. Запомните, моя дорогая, какие бы потрясения ни случались с Вами лично, на службе при дворе Вы, прежде всего, должны сохранять достоинство и невозмутимость духа. И предупредите графа де Ресто, если он попытается, а я знаю таких как он, он непременно же постарается оказаться рядом с Вами во время скачек, если не раньше. Так вот, предупредите его, что я желала бы лично обсудить шаги, предпринятые им, - она чуть замедлила ход и пристально посмотрела в глаза д’Артуа. - Пока Вы в свите Ее Высочества, Габриэль, Вы находитесь под защитой герцогини. А я опекаю Вас от имени Ее Высочества. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы уберечь Вас от скандала. Вы сказали, что не знали о побеге Вашей служанки из монастыря? На этом и остановимся. Именно на этом. А теперь поспешим. Служба, прежде всего.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло, Королевская аллея. 4