Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Малой Свиты королевы Марии-Терезии


Дворец Фонтенбло. Покои Малой Свиты королевы Марии-Терезии

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

После полудня, 5 апреля, 1661.

Покои Малой Свиты королевы, состоявшей в карликов, находились на третьем этаже прямо над апартаментами Ее Величества. Попасть туда можно было по винтовой лестнице из опочивальни королевы или по лестнице из коридора для прислуги.

2

Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 6

Он повел фрейлин через королевскую опочивальню, едва не столкнувшись на бегу с герцогиней де Навайль, которая торопливыми шагами шла в приемную и в спешке не обратила внимания на подозрительную троицу, застывшую по другую сторону от королевской постели. Скрытые за прозрачным пологом, девушки скорее напоминали призраков или ангелов, чем живых людей.

- Сюда! - позвал Баркароль и застучал каблучками новых туфелек, взбираясь вверх по железным ступенькам винтовой лесенки, поднимавшейся вверх, на третий этаж.

Это был специальный выход из Малых Покоев для особо приближенных к королеве карликов. Когда-то, Дуэнде, спускался по этой лесенке во главе отряда испанских карлов, чтобы лично сопровождать королеву во время всех ее выходов. Суровый, опасный даже, это был настоящий идальго - мужественный и бесстрашный. Баркароль даже слышал, что в Испании Дуэнде не один раз послужил инфанте-королеве не только забавными шутками, но и своим клинком.

Тяжелая дверь с трудом поддалась напору маленького человечка. Со времени последнего караула Дуэнде никто уже не смазывал петли на двери, да и спускаться по шатким ступенькам железной лесенки не каждый решился бы. Карлики спускались вниз в королевские покои через лестницу в коридор для прислуги.

- Сюда, сюда, мадемуазели! - шепнул Баркароль, первым войдя в темную просторную комнату, освещенную лишь полосами яркого света, который проникал сквозь неплотно закрытые ставни на окнах. Он семенил впереди, не обратив внимания на то, что его спутницам пришлось присесть и наклониться, чтобы не удариться головами о балки перекрытий на потолке.

Теперь уже близко. Чем ближе они подходили к той двери, к Тому Месту, тем чаще билось его сердце. Еще минуту и он свернет прочь и побежит в спасительную каморку, где кроме маленького тюфяка набитого душистой соломой - особая милость Ее Величества к ее любимцам из Малой Свиты. Но, сжав кулачки, маленький герой преодолевал все возраставший в его душе страх и шагнул к двери.

- Это здесь. Это покои его. Покойника, - шепнул он и потянул за дверную ручку.

Дверь тихо распахнулась, открыв перед ними скромно без излишеств обставленную комнату, в которой были высокие потолки, мебель, вполне сносная для человека нормального роста.

Баркароль поморщился и прижал ладошку к носу. В комнате резко запахло дурманами, которые покойный Шутолов королевы раскуривал для погружения в грезы. Как видно, они въелись во всю обстановку и даже в сами стены его жилища.

- Вот он, - Баркароль притопнул по одной из деревянных половиц, составлявших мозаику паркета на полу, и перед тремя непрошеными гостями отворилась маленькая дверца, до этого казавшаяся всего-навсего одной из рамок, на которых были натянуты стенные шпалеры.

В глубине открывшегося их взорам тайника стоял распахнутый настежь сундук, большая половина которого была прикрыта окровавленным полотном лишь отдаленно похожим на рубашку.

- Этот сундук. Это его. Но, вещи в нем, - Баркароль посмотрел в лицо мадемуазель Жанны. - Я знаю, я знаю, сударыня, это не его. Вот, - он указал на тускло поблескивавшую в темном зеве тайника брошь с бриллиантом. - Это нашей госпожи. Нашей королевы. А говорили, что Лючия. Говорили. Да. На нее все напраслины наводили. Говорили, будто бы она украла брошь. И про тот волшебный веер говорили, что она. И про расческу. Только, тут не только королевское добро. Тут много. Очень много. И это страшно. За кражу во дворце карликов в Шатле отправляют. А там, - в его глазах блеснули слезы. - Там погибель одна.

3

Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 6

- Идемте, идемте! Так скорее!
- поторапливал карлик девушек, едва успевавших за ним - им мешали длинные юбки платьев для верховой езды, бегать или даже быстро ходить в которых было неудобно. Они благополучно миновали опочивальню Её величества, не попавшись герцогине де Навайль... и стало ясно, что приключения только начинаются. Карлику подняться по винтовой лестнице было легко - вот побежал впереди, застучав каблучками, но гораздо сложнее пришлось сёстрам - младшая, Жанна, едва не поскользнулась на одной из верхних ступенек, но Мари успела удержать её. Наконец они достигли цели - тяжёлая дверь поддалась карлику, и он позвал их: "Сюда, сюда, мадемуазели!" Девушкам пришлось пригнуться, чтобы не удариться головой о низкие балки и не испортить причёски. И вот, наконец, оказались в комнате покойника - то есть, того самого Ла Валетта, Шутолова - и огляделись, пока не заметив ничего странного или необычного - кроме какого-то непонятного запаха.
- Вот он. - Что? Что "он"? - Но задать этот вопрос фрейлины не успели.

Неожиданно, будто по волшебству, перед изумлённым взором девиц открылся тайник (вероятно, карлик знал его секрет), они подошли немного ближе и ахнули: в сундуке, скрытом там, было..были... - Боже мой! - самые разные вещи, но когда месье Баркароль стал рассказывать о том, что там...живое и быстрое воображение тут же нарисовало им самые невероятные картины...
Неужели этот Шутолов был вором? Зачем ему нужны были все эти вещи?

- Не только королевские? Вы знаете, что там? - спросила Мари, не заметив, как движимая любопытством Жанна протянула руку к окровавленной рубашке (о, сёстры де Руже были не из тех, кто падает в обморок при виде крови), видимо, желая узнать, что ещё спрятано под ней.
- Не трогай, не надо! - испуганно прошептала старшая (и более благоразумная) сестра, отводя младшую.
- Почему? Мы ведь ничего не берём, но нам же надо знать, что здесь, иначе как и что мы расскажем герцогу? - и, словно, что-то вспомнив, обратилась к карлику:
- Почему, сударь, вы сказали, что вас могут обвинить?
Ведь это не ваша комната и не вы взяли все эти вещи... - подхватила её сестра. Обе они пока не до конца понимали всё происходящее.
- Вы только не бойтесь, - ласково, успокаивающе, сказала Жанна, слегка наклоняясь к карлику и чуть улыбаясь ему, - вы не попадёте в Шатле, генерал сможет вас защитить, мы это точно знаем.
"Ведь сможет же? Конечно, без сомнений, сможет; ведь Арман может обратиться к королю, который не допустит несправедливости".

Отредактировано Жанна де Руже (2019-04-09 15:25:57)

4

- Нет, я не знаю. Я не знаю, я не трогал, - Баркароль отчаянно затряс головой. - Но, Лючия. Она нечаянно, она не хотела.

Он быстро огляделся, не проник ли кто следом за ними в это мрачное хранилище тайн королевского двора.

- Она игралась с колечком для серсо. Королевский министр подарил ей. Она с ним уж и бегала, и носилась. А оно в этот угол, - он указал на дверь. - Закатилось в ту комнату. Нам запрещено было сюда входить. Только Дуэнде ходил. Он не боялся Шутолова. А остальные боялись...

- Так что же, Лючия? - нетерпеливо одернула карлика Мари. - Что она?

- Она ничего. Ничего не брала! Клянусь! - заговорил Баркароль еще быстрее, но мадемуазель де Руже встряхнула его за рукав курточки и сурово посмотрела на него. - Он прибежала, а тут комната открыта была. И все вот так, - он показал на беспорядок, царивший в вещах покойного. - И она закричала. Я к ней прибежал на помощь. Просил ее, умолял не кричать. Ну вот она ножкой топ! А тут и эта дыра отворилась. И сундук этот.

- Так этот тайник был заперт, когда ты пришел сюда? - уточнила Мари, делая выводы про себя.

- Да. Да. Ничего не было. Не видно. Вот мы его нашли. И Лючия... ох, вот же глупая! Она бросилась к нему. Увидела эту брошь и ну кричать - вот же она, вот же она!

Баркароль взвизгнул высоким фальцетом, повторяя точь-в-точь слова и голос маленькой карлицы. Затем он сделал шажок к сундуку и двумя пальцами приподнял запачканную кровью рубашку.

- Вот... это не королевы. Это еще чьи-то, - он указал на пачку писем, перетянутую шелковой лентой.

- А вот там, - он ткнул пальцем в ящичек темного дерева. - Там что-то есть. Но, такой ящик... это не королевы. Нет. Он брал это, - прошептал он, вдруг осипшим и не своим от страха голосом. - Он брал у покойников. Вот, видите этот медальон? Я его узнал. Это графа де Лакера. Он умер прошлым летом еще.

- Вы только не бойтесь, - сказала ему младшая из фрейлин, и Баркароль недоверчиво посмотрел на нее, а потом, на старшую.

- Генерал. Он сможет защитить меня? Она, королева, даже маршала отправила в Бастилию. А ведь Баркароль маленький человек. Его не помилуют. Но, хотя бы Вы, мадемуазели, скажете генералу. А еще той мадам. Она знает, что надо сделать. Это людям в черном надо отдать. Его надо вынести отсюда. Нехорошее это место. Из-за этих всех вещей. Проклятое оно.

5

Брошь... Письма... Зачем? С какой целью?.. Чьи это письма? Столько было разных предположений, но девушки понимали, что не зная всего, они не смогут связать их в одно целое, и всё-таки кое-что было... Герцогиня сказала: "доверьтесь интуиции". Ах, но что же делать, когда интуиция подсказывает одно, а рассудок - другое? Интуиция подсказывала ей взять брошь и вернуть королеве, заодно рассказав, что случилось; рассудок же твердил иное - ничего не брать, а сейчас же бежать искать брата-герцога, рассказать ему обо всём, что они видели, что узнали от карлика и предоставить решать ему. Ох, а если Арман захочет сам всё увидеть? Это же опасно! Ему нельзя сюда... Анрио уже застали в покоях королевы и вот что вышло... Нет, его надо будет удержать - хотя бы потому, что больше помочь карликам некому...и потому, что не хотелось, чтобы один брат повторил судьбу другого. Но с генерала станется...
- Как думаешь, - обратилась Жанна к сестре, - если мы возьмём брошь и вернём Её Величеству? Может быть, заодно расскажем ей... Все ведь думают, что это бедная Лючия...
- Я думаю, может быть опасно брать что-либо отсюда. Как ты объяснишь, что мы здесь делали? И как узнали о тайнике? Давай сначала расскажем Арману, ему лучше знать.
- Мы непременно расскажем ему, но...я не знаю, почему, но думаю, что эти письма - она указала на перевязанную шелковой лентой стопку бумаг - могут как-то помочь... Мы не знаем, чьи они и кому адресованы и когда написаны, но вдруг...
Мари лишь покачала головой, выражая неодобрение. "Ну ладно", - подумала Жанна, пока отказавшись от той идеи. Девушка задумалась: что-то, какая-то деталь ускользала от неё всё время...
Она огляделась в комнате ещё раз, постаравшись запомнить всё, как есть - благо, на память им жаловаться не приходилось. Запомнить всё в точности, чтобы затем воссоздать полную картину. Запомнить дощечку, открывшую тайник. Сундук, вещи, прикрытые окровавленной рубашкой... Стойте... Вот что никак не увязывалось! Кто накрыл эти вещи?.. Могли ли о тайнике знать? И кто?..

- Послушайте, месье Баркароль, не знаете ли вы, кто накрыл вещи этой рубашкой? Мы верим вам, вашему рассказу, но если вы с Лючией случайно нашли тайник, мог ли это сделать кто-нибудь ещё? - "А если эти вещи взял вовсе не Шутолов? Но тайник-то в его комнате... Если кто-то хотел, чтобы какие-то вещи не были замечены...мог ли предполагать, что тайник обнаружат?"
Пока это было только домыслами, догадками, но кто знает, что здесь случилось на самом деле... Очень странная история...

Отредактировано Жанна де Руже (2019-04-11 21:09:09)

6

Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 6

Воспользовавшись суматохой, которая образовалась из-за ловко подброшенной сплетни о выборе королевой нового еще ни разу не увиденного придворными платья, мадам де Ланнуа бочком проскользнула к выходу в коридор для прислуги и скрылась за дверью как раз в ту минуту, когда в приемную снова вернулась герцогиня де Навайль. Избежав тем самым неприятных минут вынужденной вежливой беседы с этой высокомерной особой, мадам де Ланнуа решила дождаться прихода герцога де Руже или сержанта Дезуша. Кто бы из них не явился первым, ей было важнее всего, чтобы это случилось как можно скорее.

Она стояла в дальнем конце коридора возле лестницы, поднимавшейся к покоям Малой Свиты. Терпение было одной из главных добродетелей Мари-Луизы де Ланнуа, и все же, порой и оно изменяло ей, когда приходилось ждать развязки в ситуации, исход которой было трудно предугадать. Она прохаживалась от стены к стене, похлопывая по ладони сложенным веером, сделанным из тончайших пластин слоновой кости и прозрачного шелка, то и дело, повторяя вполголоса: "Только бы они догадались ничего не трогать... только бы туда не вошел никто... Боже мой, а что если об этой находке узнал еще кто-нибудь кроме Баркароля? Боже, боже!"

Так она и встретила вошедших в коридор швейцарцев во главе с сержантом Дезушем - заламывая руки в бессильной мольбе, чтобы с ее малышками де Руже ничего случилось, пока она ждет подкрепление в лице караульных и генерала.

- Мадам, Ваша фройляйн!

- Моя компаньонка, месье. Мадемуазель де Шанье, - при виде сурового сержанта, мадам де Ланнуа и сама обрела прежнее спокойствие, вновь приняв свойственную ей холодность во взгляде и речи.

- Да, так есть, мадемуазель де Шанье, - Дезуш перешел к делу без лишних экивоков, что, собственно, и было заведено уже с давних времен между ним и статс-дамой королевы-матери. - Она передала, что нас требуют в королевские покои. Мадам, что происходит?

- Требуется присутствие караульной службы, месье сержант. А что происходит, мы с Вами поймем только когда увидим собственными глазами, - отвечала мадам де Ланнуа, мысленно прикидывая, насколько она могла доверять Дезушу все подробности дела. - Я прошу Вас дождаться меня здесь. Дело в том, что мне сообщили, конфиденциально, - она специально подчеркнула это слово, заметив легкое движение густых бровей на лице швейцарца. - Найден некий сундук, содержимое которого необходимо исследовать в присутствии представителей дворцового порядка. Я могу довериться только Вам и Вашим гвардейцам, сержант, - шепотом сказала она, глядя Дезушу в глаза. - Слухи не должны просочиться за стены этого коридора. Сюда явится герцог де Руже. Это я позвала за ним. Пока он занимает должность маршала двора, он вправе знать обо всем происходящем. Но, после, даже с него я возьму слово держать все в строжайшей тайне.

- Мадам, Вам нет необходимости напоминать мне о долге, - с достоинством ответил Дезуш, даже ни разу не заикнувшись и не выдав свой знаменитый немецкий акцент. - Мы к Вашим услугам.

Убедившись в том, что ее словам придали то значение, на которое она и рассчитывала, мадам де Ланнуа, не говоря больше ни слова, поспешила вверх по лестнице. Она прошла мимо бросившихся врассыпную карликов, заверещавших о Больших ногах и о вторжении чужаков, и направилась к той самой части покоев, которую описал ей Баркароль. Там, возле маленькой дверцы, замаскированной под резную панель, она остановилась и постучала.

- Месье Баркароль! Это мадам де Ланнуа! - позвала она негромко, надеясь на то, что ее услышат изнутри "темных" покоев, как их называли между собой карлики, в честь их бывшего обитателя, месье Валета.

7

- Кто принес эту рубашку? - переспросил Баркароль, бледнея от страха, что даже эти милые барышни могли не поверить в его невиновность. - Не я. Сударыни, не я! Клянусь всем... чем скажете, всем поклянусь! И Лючия, она не знала. Она случайно...

Старшая из сестер терпеливо накрыла ладонью затылок маленького идальго и потрепала его по волосам.

- Не надо клясться, месье Баркароль. Мы верим. Вот Жанна спросила про рубашку. Вы, может быть, знаете, чья она?

- Так это же... - преодолевая страх перед видом окровавленного свидетельства смерти его прошлого мучителя, Баркароль сглотнул и хриплым голосом проговорил, стараясь как можно скорее ответить и забыть. - Это его рубашка. Я знаю. Его в ней нашли. Я не видел. Тибор, который теперь у князя иноземного служит, он видел. Он рассказал, что месье привезли в ней. А потом сняли с него. Негоже это хоронить в таком. Она ее унесла. Она, - сказал он и посмотрел по очереди в лица двух сестер.

Понимали ли они его? Да он и не задавался этим вопросом, а умолк, поддавшись воспоминаниям. Черноокая Долорэс, это была она. Она являлась сюда, наверх. Он видел ее. Слышал тихий шелест юбок ее платья. Слышал ее голос, шептавший ласковые слова тому, кому она их никогда не смела сказать в лицо. Она являлась сюда и после.

- Это она, - с уверенностью повторил он.

- Кто, месье Баркароль? - все также терпеливо переспросила его мадемуазель Мари, подергав за рукав курточки. - Ну же, это важно. Кто? О ком Вы говорите?

Баркароль сморгнул и несколько раз повертел головой, глядя то в глаза терпеливо расспрашивавшей его Мари де Руже, то на ее сестру Жанну, осматривавшую обстановку комнаты. Он уже раскрыл рот, чтобы ответить, когда издали, послышался стук в дверь и призыв мадам де Ланнуа.

- Ой! Старшая герцогиня! - выкрикнул Баркароль и быстро засеменил к выходу в темный зал, остававшийся запертым со стороны покоев Малой Свиты, чтобы никому из его подопечных не вздумалось любопытствовать. - Я сейчас!

Он отпер дверь ключом, остававшимся в замочной скважине, и пропустил мадам де Ланнуа в мрачную темную комнату.

- Вон, вон там мы нашли его комнату, мадам, - указал он на дверь в личную комнату покойного Шутолова. - И там тайник. И сундук тот. Он там. А накрыла его она. Да, да. Только она могла. Она приходила. А потом умерла. Потом уже. За ним последовала.

- Да кто же, месье Баркароль? - не выдержала Мари де Руже, но при виде мадам де Ланнуа коротко присела в книксене и пропустила ее вперед себя взглянуть на находку.

- Долорэс, - таинственно прошептал Баркароль, сделав огромные глаза. - Она. Любовь у них была. Она и сюда приходила. И после него.

8

Да ведь тот, кто принёс, знает о тайнике. И не зря же прикрыл - что-то хотел спрятать до поры до времени... Надо будет обязательно сказать мадам... - Карлик клялся, что не знал, и она ему верила: слишком напуган он был, чтобы выдумывать. Да и не станет, пожалуй, раз ему помощь герцога нужна, им врать: она ведь прямо сказала, что герцог обо всём узнает.
Жанна, пытаясь восстановить картину происшедшего, соединить кусочки мозаики, даже не сразу услышала голос герцогини, позвавшей Баркароля, и только когда тот, воскликнув "Старшая герцогиня!", побежал открыть мадам де Ланнуа, очнулась, спохватилась и сделала короткий книксен почти одновременно с сестрой, но, в отличие от неё, подошла, встав рядом с герцогиней.
- Мадам, об этом тайнике знали пятеро: месье Ла Валетт, месье Баркароль, Лючия, Долорэс и...виновник всего - не хотелось говорить "убийца". - Эти предметы - она показала на письма и ящичек из тёмного дерева, - были накрыты вот этой рубашкой...в которой был убит месье Ла Валетт. Месье Баркароль предположил, что Долорэс могла принести её...но я сомневаюсь. Вы говорили доверять интуиции...

Внезапная мысль озарила Жанну. Долорэс могла знать о тайнике и была убита! Лючия узнала о нём случайно... Где она? Надо найти её, пока чего-нибудь не случилось!
- Герцогиня... - прошептала Жанна испуганно, взглянув на мадам де Ланнуа, а затем на карлика, - надо, надо срочно найти Лючию! - взволнованно воскликнула девушка. - Она ведь знала о тайнике... А кто-то очень не хочет, чтобы о нём стало известно...
Господи, скорей бы пришёл Арман! Он гораздо лучше разберётся во всей этой странной и запутанной истории! И с ним так спокойно... - И только сейчас - впервые за всё время, всего лишь на какое-то мгновение, но и того было достаточно - юная фрейлина почувствовала страх...отозвавшийся мурашками по коже. Прав карлик! Плохое это место. Угнетающее. Скорее бы отсюда выйти. На воздух. Как здесь душно...

Отредактировано Жанна де Руже (2019-04-13 23:44:49)

9

- Вы уже здесь, мои дорогие, - радостно воскликнула мадам де Ланнуа, пройдя следом за карликом в полутемную комнату, мрачный вид которой напомнил ей о страшных временах полного запустения в Лувре, когда королевская семья была вынуждена перебраться в Пале-Рояль.

В глубине комнаты виднелась дверь в еще одно помещение. Это и было личное жилье господина Шутолова. При воспоминании об этом человеке мадам де Ланнуа невольно сглотнула, почувствовав острый ком, подкативший к горлу. Будто бы стальные холодные пальцы Ла Валетта вновь сомкнулись на ее шее, и каждая секунда могла стать для нее последней.

Непрестанное верещание карлика и звонкие живые голоса обеих сестер де Руже помогли мадам де Ланнуа вырваться из жестких тисков памяти и вернуться к действительности. К тому, что человека, угрожавшего ее жизни, больше не было среди живых. И теперь это она стояла посреди его комнаты и намеревалась раскрыть его мрачные тайны свету.

- Долорэс? - услышав имя камеристки королевы, погибшей в результате несчастного случая на лестнице, герцогиня благоговейно перекрестилась, помянув имя покойной в короткой молитве за успокоение души. - Бедное дитя... Если это и в самом деле была любовь, то это многое объясняет, - прошептала мадам и чуть наклонила голову в привычном жесте, когда собиралась прислушаться к кому-нибудь.

Жанна подошла к ней и заговорила. Быстро и эмоционально, так, словно ей хотелось избавиться поскорее от каждого слова, обжигавшего ее губы. Но, молодость, ах, как же избирательна она в вопросах интуиции. Молодые всегда готовы оправдать любовь, закрыть глаза на средства и пути к счастью, лишь бы остаться уверенными в том, что это счастье достижимо. Как будто бы достижимое для одних, оно непременно достанется и им, хотя бы частью. Но, нет же, нет, нельзя оправдать любовь, толкнувшую Долорэс возвести чудовищный поклеп на невиновного. Как нельзя и оправдать убийцу Дуэнде и тех двух несчастных карликов, тела которых нашли в старых погребах в парке, и еще неизвестно скольких невинных душ

- Тише, дитя мое. Спокойствие, - воззвала к разуму девушки герцогиня, мягко, но между тем властно положив ладонь на ее предплечье. - Мы не знаем всей подоплеки этого дела, - она не стала раскрывать истинное лицо господина Шутолова, что теперь покойному от осуждения живущих? Никто кроме посвященных в тайны расследования убийств, связанных с похищением шкатулки королевы, не знал причин убийства Ла Валетта, и того, что он сам был убийцей. Никто, кроме его убийц. И, кроме того, кто платил ему за убийства и кражи, для кого он хранил этот сундук в своем тайнике.

- Кто принес сюда эту рубашку, мы уже вряд ли узнаем. Но, это и не важно. Нам необходимо перенести этот сундук отсюда в место, где его не станут искать. А его содержимое должны изучить те, кому было поручено расследование смерти месье Ла Валетта. Это ваши братья, сударыни. И одному из них, лично я обязана жизнью, - чуть тише произнесла герцогиня, не удержавшись от желания быть хоть немного откровенной с сестрами ее дорогого крестника, едва не поплатившегося собственной жизнью ради того, чтобы вывести убийцу на чистую воду.

- Вот что, Мари и Вы, месье Баркароль, ступайте в покои Малой Свиты. Мари, проследите, чтобы все покинули покои, как только все уйдут, дайте нам знать. Месье Баркароль, Вы должны проявить смекалку, - мадам де Ланнуа улыбнулась, но говорила с маленьким идальго Ее Величества как с равным. - Сделайте все возможное, чтобы все, кто есть в Малых покоях, спустились вниз. И, месье Баркароль, приглядывайте особо за маленькой Лючией. Возможно, ей тоже грозит опасность.

- А что же потом, мадам? - спросила Мари, уже в дверях комнаты.

- А потом, возвращайтесь сюда, дитя мое. Тогда мы, то есть, вы и Жанна, вынесете этот сундук отсюда и перенесете его к лестнице для прислуги. Там нас уже ждут герцог де Руже и сержант Дезуш с караулом. Им можно доверять всецело. Они помогут нам спрятать сундук до того времени, когда его смогут осмотреть. Если кто-то еще искал этот сундук, то он рано или поздно отыщет этот тайник. Ну, так пусть ему наградой будет эта рубашка... на память.

Легкий сарказм в ее словах вовсе не был насмешкой. Мадам де Ланнуа не считала себя крайне сентиментальной особой, однако же, допускала, что даже самые отъявленные негодяи могли оказаться таковыми или хотя бы принять эту слабость в других. Человек, искавший краденое Ла Валетом добро, мог и не знать, где именно Шутолов прятал свои сокровища. А найдя в тайнике окровавленную рубаху и парочку безделушек, принадлежавших самому Шутолову, мог вполне удовлетвориться этим и продолжить поиски в другом месте, возможно, и за пределами дворца.

- Жанна, помогите мне, - после того, как Мари и Баркароль вышли, мадам де Ланнуа позвала Жанну в комнату Ла Валетта. - Прошу Вас осмотритесь и оцените на Ваш взгляд, что могло бы быть предметом ценности для покойного. Мы положим это в тайник вместо сундучка.

10

Не определившись еще, верили ему или нет, Баркароль все же почувствовал, что все три дамы были расположены к нему скорее дружески, чем настороженно. Когда же мадам Старшая Герцогиня отдала ему приказ вывести всю Малую Свиту из покоев и особо позаботиться о Лючии, сердце Баркароля забилось от восторга. Он горделиво вскинул смешной вздернутый носик и подбоченился - ну, ни дать, ни взять, как на одной из тех парадных картин, что украшают стены королевских покоев!

- Да, мадам. Баркароль - идальго королевы. Баркароля теперь все слушаются. Я поспешу. Я сумею, - заверил он мадам де Ланнуа и засеменил короткими шажками к двери прочь из мрачного обиталища бывшего надзирателя за карликами королевы.

- Мадемуазель, Вы со мной? - позвал он одну из фрейлин, которую Старшая Герцогиня назвала по имени Мари. - Вы пойдете со мной, мадемуазель?

- Конечно же, сударь, - сдержанно улыбнулась ему Мари де Руже, но вместо того, чтобы сразу же отправиться выполнять поручение герцогини, обратилась к ней и к сестре. - Но, как же быть с месье Шатотруа? Если ему вздумается заглянуть в комнаты карликов, пардон, месье, в комнаты Малой Свиты. Если он начнет задавать вопросы?

- Не бойтесь, мадемуазель. Сейчас, после полудня вся свита королевы готовится к прогулке в парке, так что, этот господин будет там, внизу. Он никогда не поднимается в наши покои. Не любит он нас.

Не имея ничего возразить или просто из вежливости, мадемуазель де Руже только присела в короткий книксен перед герцогиней и отправилась следом за Баркаролем. Тот бежал так быстро, что уже через минуту они пересекли полутемную залу и вернулись на свет, выйдя в двери Малых покоев. Никто из обитателей не обратил внимания на их появление, так что, Баркароль успел показать фрейлине на угол, загороженный китайской ширмой, где она могла дождаться, когда все уйдут.

- Ату, ату! А кто на прогулку в сад? - закричал Баркароль, старательно подражая суровому тону покойного Дуэнде. - Смелее, смелее! Кто первый успеет к госпоже королеве? А кого будут дольше всех ждать, а? Лючия? Где маленькая Лючия, кто мне скажет?

Всполошенные призывом вожака к сборам, карлики засуетились вокруг своих маленьких сундучков, стараясь успеть надеть на себя как можно больше лент и безделушек из тех, что дарили им умиленные от собственного милосердия добродушные дамы из свиты королевы.

- Живее, живее! - подгонял их Баркароль, а вскоре и еще два других карлика, взявших на себя роль горнистов. Они приложили ладони в виде фанфар и принялись дудеть, очень похоже подражая звукам охотничьих рожков.

- Все собрались? Живее! Живее вниз! Лючия? Где же Лючия? - не переставал спрашивать Баркароль, тщетно пытаясь разыскать малышку.

- Она должно быть у королевы уже. Играется с новыми подарками, - подсказал кто-то из бывалых, и это немного успокоило Баркароля. Перед выходом из покоев, он обернулся в сторону китайской ширмы и помахал рукой напоследок:

- Уходим!

11

Мари-Луиза де Ланнуа

Да, мрачное место. И этот беспорядок в вещах... Кто-то что-то искал? Кто? И что именно? Нашёл ли или же нет?.. Знал ли искавший о тайнике? Сколько вопросов возникло сразу...
- Жанна, помогите мне... что могло бы быть предметом ценности для покойного. Мы положим это в тайник вместо сундучка.
- Сейчас, мадам.

Да, хороший вопрос. Если бы ещё могла представить, что являлось для него ценным. Это? То? Или что-то и вон тех вещей, быть может? Может быть, это?..
Она аккуратно взяла одну из вещей, лежавших на комоде - не слишком ценное, но как раз то, что им нужно, кто знает, что имело для покойного наибольшую важность... Потому что класть туда нечто, представляющее слишком большую ценность (а такие предметы наверняка были) она поостереглась - а вдруг это может оказаться важной уликой? Положила в тайник, накрыв окровавленной рубашкой. И всё-таки - какой странный запах, как от него кружится голова...
Жанна оперлась одной рукой на стул, пытаясь устоять - всё же ещё до прихода герцогини она достаточно времени находилась в этой комнате.. Ну уж нет, только не сейчас, когда нужна её помощь. Тем более, что Арман, по словам герцогини, должно быть, уже здесь, а если их долго не будет, может начать беспокоиться. А ему известно, что мы здесь? Надеюсь, Арман не будет сильно сердиться, в конце концов, мы особо и не рискуем даже ничем, в отличие от него и Анрио. Ведь мы просто хотели помочь этому бедному карлику...
Если уж падать в обморок, то лучше где-нибудь на празднике, развлечении, где много галантных кавалеров, можно даже (вроде случайно) на руки кому-нибудь из них, а потом - ах, едва пришла в себя и ещё не очень хорошо себя чувствует, а значит, нуждается в поддержке..и компании... А можно ещё, придя в себя, не открывать сразу глаз, а притвориться, будто ещё не очнулась - тогда можно немного послушать, что о тебе говорят...да и вообще, так же интересней даже получается. Жанна улыбнулась этим мыслям и подумала, что хорошо, что никто не может прочитать их. А то братьям бы эти невинные девичьи хитрости не понравились бы, наверное... Но улыбка тотчас исчезла - ибо Жанна вспомнила, где находится и слишком неуместно то было в мрачном, ужасном, угнетающем этом месте.
Где же Мари?
- Простите, мадам... - Девушка не хотела, чтобы герцогиня волновалась за неё, в конце концов, всего лишь лёгкое головокружение. Сейчас вернётся Мари и они вместе уйдут отсюда. И...и всё кончится. Но такой странный запах... Откуда он?

- Герцогиня... Я не знаю, отчего, но мне страшно. Я боюсь не за себя, но будто чувствую, что произошло что-то...не знаю, как сказать... Я боюсь, что месье Баркароль не найдёт Лючию. А она знает про тайник. И про брошь. И Долорэс тоже знала. И... - О Боже, и она только сейчас об этом подумала! Ведь бедному карлику действительно нужна помощь. И защита. Потому что кому-то явно не понравится то, что он знает об этом деле. Ведь... - месье де Баркароль тоже в опасности, - закончила девушка поражённо. - Я боюсь за них.
Так вот, значит, каким он бывает - страх...

Отредактировано Жанна де Руже (2019-04-19 00:47:53)

12

- Вам плохо, дитя мое? - бледность на лице девушки сделалась заметной даже в полутьме, царившей в комнате Шутолова. Подхватив ее под локоть, мадам де Ланнуа помогла Жанне выйти в комнату, служившую неким подобием гостиной в покоях Малой Свиты.

Все карлики уже вышли наружу под предводительством Баркароля, так что, их не заметил бы никто. Разве что, кому-нибудь из карлов вздумалось бы притаиться за одной из китайских ширм или в каком-нибудь из сундуков, днем служивших хранилищем нехитрого гардероба карликов, а ночью постелями для некоторых из них. На один из таких сундуков мадам де Ланнуа и усадила Жанну де Руже. Она легонько похлопала девушку по тыльной стороне ладони, стараясь вернуть ей нормальный кровоток.

- Мари! Мари, Вы здесь? - позвала она вторую сестру. - Отворите окно, моя дорогая. Свежий воздух нам просто необходим. И помогите мне с тем сундуком.

Убедившись, что краски жизни постепенно возвращаются к щекам младшей из сестер, мадам де Ланнуа оставила ее, а сама вернулась к тайнику Шутолова.

- Мари, здесь далеко не все в порядке. Но, у нас нет времени на обыск. Да и дозволения также. Давайте вытащим этот сундучок отсюда, а все остальное запрем, как было.

- Но, мадам... не лучше ли мне позвать Жанну? Сундучок кажется тяжелым.

Герцогиня обернулась и посмотрела на дверь в дальнем конце комнаты, ту, через которую вошли Мари и Жанна, ту самую, через которую туда проник Франсуа-Анри в тот роковой день.

- Надо спешить, моя дорогая. Мы поднимем его и донесем. Скорее. Нельзя, чтобы нас здесь застали, - прошептала де Ланнуа и ухватилась за один край сундучка.

Оставив возражения, Мари взялась за другой край, и вместе они осторожно приподняли сундучок. Переступая шаг за шагом, они дошли до порога потайной комнаты.

- Перерыв, моя дорогая, - тяжело выдохнув, попросила мадам де Ланнуа.

Однако, вместо того, чтобы сесть и восстановить дыхание, она вернулась к тайнику, чтобы проверить, все ли они оставили, как было, и убедиться в том, что на месте сундучка под окровавленной рубашкой лежала достаточно убедительная и ценная вещица. Затем она закрыла тайник и тщательно замаскировала механизм, открывавший его - пусть никому не будет просто открыть тайны Шутолова. Возможно, что кто-то из сообщников или даже наниматель убийцы вернется за его тайнами.

Смутные сомнения не покидали ее, напоминая о волнении и страхе, которые испытывала Жанна. Не было ли причиной тому нечто иное, чем просто затхлый воздух? Прикрывая плотнее ставни окон, чтобы вернуть этому месту его мрачный вид, мадам де Ланнуа оглянулась, чтобы окинуть взором все темные углы, прежде чем комната снова погрузится в полутьму.

- Ну, теперь можно идти, - сказала она и снова взялась за край сундучка. Нет, ничего. Она не заметила ничего. Или, по крайней мере, ей так казалось. Страшная мысль о том, что еще могло скрываться в самом темном из закоулков дворца, становилась все более навязчивой.

- Теперь к лестнице. А там предоставим господам гвардейцам нести эту ношу.

Голос мадам де Ланнуа звучал уже бодрее, а про себя она подумала, что была бы рада передать эту ношу Дезушу и герцогу де Руже во всех смыслах этого слова, но совесть не позволит ей так просто избавиться от страшных тайн и забыть их.

13

Дворец Фонтенбло. Покои рядом с Опочивальней Короля. 6

На подступах к покоям королевы Арман заметил стоявших у дверей в коридор для прислуги швейцарцев. Необычный караульный пост личной королевской гвардии не привлек бы его внимания раньше, но тревожная весть, полученная от герцогини де Ланнуа, заставила его по-иному относиться ко всему во дворце. Особенно же в покоях королевы.

- Господа, кто командует вами? - спросил генерал, подойдя к караульным.

- Сержант Дезуш, Ваша Светлость, - ответил швейцарец, отдав честь, и тут же услужливо распахнул дверь. - Нам было приказано никого не впускать. Кроме Вашей Светлости.

Это насторожило де Руже еще больше, чем просьба герцогини явиться без промедления. Что могло послужить причиной для такой осторожности? Оглянувшись на приемную королевы, Арман не заметил ничего подозрительного или даже привлекавшего внимание. Придворные дамы из свиты обеих королев мирно беседовали между собой, изредка издавались приглушенные смешки и кто-нибудь из девиц громче, чем полагалось, вскрикивали, услышав что-то особенно пикантное. Нет, ничего особенного во всем этом не было. Кивнув караульным, де Руже прошел в коридор и увидел вдалеке в самом конце его гвардейцев из швейцарской сотни во главе с сержантом Дезушем.

- Вот и Вы, герцог! - приветствовал его сержант, на что Арман сдержанно ответил:

- Меня пригласила герцогиня де Ланнуа.

- Та-та-та, - видимо, им долго пришлось дожидаться герцогиню, потому что суровый по своему обыкновению Дезуш едва ли не просиял в улыбке, демонстрируя готовность разделить томительное время ожидания хоть с кем-то кроме собственных подчиненных.

- Вы не просветите меня, сержант, что тут происходит? - спросил Арман, оглядывая коридор, на первый взгляд, не вызывавший никаких вопросов или подозрений.

- Если бы я знал, господин герцог! Если бы я знал, - развел руками Дезуш. - Мы явились. Нас пригласили. Фройляйн де Шанье, она просила меня прибыть с эскортом. Мадам де Ланнуа сказала только, что нашли сундук. И его нужно исследовать в официальном порядке. Но, она могла довериться только нам. И, видимо, Вам также, господин герцог.

- По-видимому, да, - коротко ответил де Руже, думая про себя о том, куда могла вести лестница, возле которой они стояли. - Это случаем не лестница к покоям Малой Свиты Ее Величества? - спросил он у Дезуша.

- Да, да. Именно так, господин герцог. И мадам герцогиня направилась туда. Только не возвращалась еще. Но, все карлики ушли. Их вывел месье Баркароль. Королева лично назначила его главным в Малой Свите.

- Как? Баркароля? Карлика? - удивился Арман, не запомнивший этого назначения, хотя, точно знал, что вместо погибшего Валетта надзирателем над карликами был назначен один из камердинеров покоев королевы. - А как же господин Шатотруа? Он не там?

- Этот господин бывший камердинер? - пренебрежительно хмыкнул Дезуш. - Что ему знать про свиту королевы? Ему и комнатных собачек не дадут надзирать. Не то, что Малую Свиту.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Малой Свиты королевы Марии-Терезии