Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 4


Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 4

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

После полудня, 5-го апреля, 1661 года.

2

Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 6

Стук в дверь оторвал Ору от любимейшего занятия большинства девушек: любования собой в зеркале в новом платье, надетом в первый раз. Это потом начнутся замены кружев, лент и манжет, чтобы придать бывалому платью оттенок новизны, но пока в этих ухищрениях еще нет нужды, все достается из сундука впервые и выглядит… ой, ну просто замечательно!

- Кто там? – недовольно осведомилась мадемуазель де Монтале, с сожалением отходя от крохотного зеркальца, слишком маленького для того, чтобы рассмотреть себя целиком, но вполне достаточного, чтобы убедиться в том, что румянец на щечках и задорные искорки в карих глазах никуда не делись, как и упрямые кудряшки, так и норовящие ускользнуть от шпилек и заколок.

Стук повторился, и Ора, вспомнив, что в комнате она одна и открыть некому, сама подбежала к двери.

На пороге обнаружилась Арлетт де Креки в таком восхитительном охотничьем платье, что Ора лишь всплеснула руками в немом восхищении и только потом спросила, чем, собственно, обязана.

- Мадам назначила меня, тебя и Лавальер ответственными за булочки, - с довольной усмешкой объяснила де Креки. – Она желает отобедать прямо сейчас, пока еще есть время, и нас не позвали в парк, а нам велено собрать корзинки на всех с собой. Так что я иду в буфетную и жду вас Луизой там.

Булочки! От этого волшебного слова рот сам собой наполнился слюной. Молча кивнув, Ора заперла за собой дверь и уже подняла руку, чтобы постучаться к Лавальер, когда дверь в комнату подруги распахнулась.

- Представь себе, я все слышала. И я готова, - сообщила Луиза в ответ на вопросительно вскинутые брови Монтале.

- Я вижу, - протянула Ора. Она действительно видела: на Луизе было платье для верховой езды с длинными рукавами и застежкой под горло. – Но почему? Ты что же, решила…

- Нет, - Лавальер печально качнула белокурой головой. – Но я подумала, что будет лучше, если все мы будем выглядеть одинаково. Ну, то есть, примерно одинаково.

- И только я как белая ворона, - насупилась Монтале, досадуя на себя за то, что такая простая мысль не пришла ей в голову. Вся радость по случаю нового платья улетучилась: было бы чему радоваться, если оно не то. – Душа моя, а давай, ты пойдешь в буфетную помогать де Креки, а я быстренько переоденусь. Нет, правда, быстренько.

Луиза согласно кивнула и вышла в коридор. Вслед за ней из комнаты выглянула горничная.

- Возьми Анжелин, она тебе поможет, - предложила Луиза по доброте душевной и направилась в сторону буфетной, а Ора в сопровождении девицы Дюжарден бросилась менять лиф платья на более строгий и пригодный для верховой езды.

К тому времени, когда она появилась в буфетной, вся затянутая в тонкое сукно, ладно обрисовывающее и пышный бюст, и тонкую талию, Креки уже убежала сопровождать обед Мадам, и в буфетной осталась одна Луиза, аккуратно укладывающая в три больших корзины разнообразные булочки, головки сыра и нарезанные тонкими ломтиками кусочки ветчины. Одна из корзин уже была полна доверху, и Монтале пододвинула к себе третью и тоже принялась перекладывать в нее закуски с блюд, которыми был заставлен буфет.

3

Парк Фонтенбло. 7

За время пути до дворца ничего не произошло, и это даже немного удивило Клода. Неужели судьба решила подбросить передышку? Может, он и правда преувеличил скорость, с которой тот, кто нанял головорезов, узнает о фальшивке и начнет действовать заново или мстить за свой промах? Совсем терять бдительность не стоило, но все же - совсем неплохо, когда есть возможность вздохнуть свободнее!

Оставив Эрмита на конюшне (мышастый мерзавец притворялся куда более усталым, чем был на самом деле и даже предпринял было попытку симулировать хромоту, на что Ранкур, изучивший повадки мерина, не купился), он отправился выполнять столь личное и деликатное поручение, как поиск чужих возлюбленных. Причем сразу двух.

- Ранкур! - приветствовал его один из находившихся в кордегардии мушкетеров, приятель кузена де Лангля, фамилию которого Клод постоянно путал, - вы-то тут какими судьбами?

- Личное дело, - усмехнулся он в ответ, - попрошу вас не упоминать о том, что был здесь - это секрет не только мой. Вы же понимаете, - он подпустил в голос той самой многозначительности, которая обычно избавляла его от расспросов на месте... и которая неминуемо породит шквал вопросов в духе "Оно того стоило?" "Скажите хоть, она хорошенькая?" "Один вопрос, Ранкур: чья она жена?" на ближайшей же совместной попойке.

Как и следовало ожидать, знакомец понимающе усмехнулся и лишь указал глазами наверх. Наверняка ему известно, в чьи апартаменты можно окольным путем пробраться через кордегардию. И явно амурничать туда бегают чаще, чем могут предположить степенные дамы, стерегущие покой и добродетель фрейлин.

Кордегардия оказалась как нельзя более кстати еще и потому, что Клод получил возможность обмахнуть пыль с сапог и мундира и обтереть лицо. Все-таки не стоит являться к прелестницам в полном походном великолепии. Кому-то, может, и по нраву пыльный вид, навевающий на мысли о многих лье дороги и истинно мужских серьезных испытаниях, но большинство девиц и дам все-таки предпочитают лицезреть кавалеров посвежее. Мушкетеры наблюдали за его попытками привести себя в как можно более пристойный вид с понимающе-сочувствующими улыбочками, время от времени обмениваясь шуточками.

- Бросьте, красивее, чем есть, вы уже не станете!

- Ну, почему же - может, он сейчас тайком от нас за дверью наденет офицерский шарф, и сразу похорошеет!

В этих подначках не было ничего обидного. Клод коротко весело отшучивался.

- Удачи, Ранкур, - приятель де Лангля подмигнул ему на прощание, - не опозорьтесь там!

- Гвардия в таких делах не позорится, - в тон ему отозвался Клод, проскальзывая за дверь. Как раз во время - судя по примолкшему веселью, в кордегардию заявился некто начальственный.

Найти дорогу оказалось нетрудно, благо Виллеруа не поскупился на подробности. Клод с интересом осмотрелся. В этой части дворца он был впервые. А то, что он вошел с черного хода, придавало ситуации некоторую пикантность. Куда забавнее было бы, конечно, если бы он проник сюда из личного любовного интереса, но и в этом тоже есть некое очарование. "Вестник любви, соединяющий юные сердца",- усмехнулся он про себя.

Из буфетной доносились девичьи голоса. Клод как бы невзначай заглянул внутрь. Фортуна ему поистине благоволила: обе красавицы оказались именно там, занятые сбором корзинок с едой.

- Мадемуазель Монтале, мадемуазель Лавальер, - он перешагнул порог буфетной и поклонился фрейлинам, - позвольте пожелать вам доброго дня и передать приветы от маркиза де Виллеруа и виконта де Бражелона.

Клод старался говорить незначаще-лукаво и беззаботно, хотя задача предстояла не из легких. Надо будет как-то предупредить этого тихого ангела Лавальер, что она увидит своего друга раненым. А еще - незаметно увести девушек из-под носа у статс-дам.

Отредактировано Клод де Ранкур (2019-03-28 20:06:30)

4

Услышав свое имя, произнесенное мужским голосом, Ора чуть не подпрыгнула от неожиданности и обернулась так резко, что корзина, задетая ее локтем, опасно зашаталась, и ее пришлось срочно хватать в охапку, чтобы аккуратно уложенные лакомства не оказались на полу.

- Ой, это вы, месье… де Ранкур? – вспомнив имя стоящего на пороге молодого человека, которого им намедни представил Франсуа, фрейлина смущенно улыбнулась. Нетрудно было догадаться, какое смешное зрелище она сейчас представляла с корзинкой в обнимку: будь на месте гвардейца рыжий бес Шатийон, уже непременно сострил бы что-нибудь про знаменитое обжорство белошвеек из Блуа или нечто в том же духе.

Она решительно отодвинула корзинку подальше и отряхнула крошки с пальцев, запоздало вспомнив, что на щеке и губах наверняка остались следы повидла, которым были начинены румяные булочки. Само собой, в этом не было никакого обжорства, но если Мадам обедает, отчего же не закусить и им с Луизой? Да она и с де Ранкуром готова была поделиться вкусным, что уж там.

- А вы здесь тоже караулы проверяете? – на память пришел лейтенант де Ресто, и Ора подумала, что господа военные что-то уж больно зачастили в их маленькую скромную буфетную. И что-то нашептывало ей, что отнюдь не булочки были тому причиной. – Или специально зашли с приветом от маркиза? Ой, так вы и де Бражелона тоже знаете? Смотри-ка, душа моя, у нашего виконта, оказывается, и при дворе знакомства имеются.

Она с улыбкой посмотрела на подругу, не сомневаясь, что та была счастлива получить весточку от своего верного поклонника.

5

Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 9

Всю процессию до покоев Королевы и обратно Луиза была тише воды, история с публичными извинениями де Гиша подарила девушке много почвы для размышлений. Монтале хорошо знала свою подругу, поэтому взяла на себя беседы с мадьярами и другими девушками на счёт скачек. Молчаливостью Лавальер при дворе никого уже не удивит, поэтому и лишних вопросов фрейлина не получала. И лишь теперь, когда подруги наконец остались одни, Луиза решила расспросить Ору про утреннюю прогулку с собачками Мадам.

- Тебя долго не было утром, солнышко, - с улыбкой констатировала девушка, игриво подтолкнув черноглазую в бок, - опять стала свидетельницей какой-нибудь интересной истории?

Лавальер спрашивала не без любопытства. Уж за неделю суетливая жизнь при дворе внесла свои правки в характер тихони. И если девушка все еще пыталась осторожничать и вести себя прилично, то теперь послушать интересных историй она всегда была за. И все-таки де Гиш отчасти правду сказал. В сравнении с Блуа их жизнь здесь невероятно ярка.

Мужской голос за спиной напугал Луизу не меньше Оры, от неожиданности девушка тихонько икнула. Разглядывая молодого человека, белокурая фрейлина вспомнила добрый совет своей дорогой Анжелин,  пугаться в приступ икоты, и на мгновение удивилась, как вдруг эта схема заработала в обратном направлении. Но упоминание имени дорогого Рауля расставило все по своим местам.

- Приветы от маркиза де Виллеруа и виконта де Бражелона? - переспросила Луиза, словно не веря своим ушам, и радостно взглянула на Монтале.

Отредактировано Луиза де Лавальер (2019-04-03 19:22:21)

6

Его появление оказалось для девиц изрядной неожиданностью. Вроде бы, даже немного напугало. Клод улыбнулся и устремился было вперед, чтобы спасти корзинку от падения, но Монтале оказалась весьма проворной и ловкой.

Ранкур поклонился девушкам.

- Прошу прощения, сударыни, мне следовало быть осторожнее, не хотел вас напугать, - он дружески улыбнулся фрейлинам, стараясь не слишком пристально смотреть на еду - потому, что не смотреть на нее вовсе у него не получалось.

В последний раз Клод перекусывал рано утром, и сейчас дорога и пережитые треволнения напоминали о себе лютым голодом. Хорошо хоть живот не опозорил его громким бурчанием. Ничего, в казарме можно будет что-то перехватить, наверняка Гюитон озаботился тем, чтобы приберечь что-нибудь из съестного.

- Нет, мадемуазель, караулы ни при чем. Я действительно имею честь быть знакомым с господином де Бражелоном, хоть и не слишком близко. И пришел сюда по поручению господина лейтенанта, чтобы предложить вам, сударыни, прогуляться в казармы для встречи с ними. Или же я могу представить это как коварное похищение, ежели вам будет так угодно.

Впереди будет самое трудное. Как и, черт возьми, в каких выражениях рассказывать мадемуазель Лавальер, что Бражелон ранен? И вообще - как она себя поведет, увидев того в повязках? Насчет самообладания и смелости избранницы лейтенанта Клод сомнений не испытывал, мадемуазель Монтале производила впечатление бойкой и даже отважной особы. Ранкур внезапно понял, что этим объяснениям предпочел бы еще одну встречу с разбойниками.

7

- Фран… господин лейтенант приглашает нас в казармы? – неподдельно изумилась Ора, ожидавшая чего угодно (записочки, например, или букетика первоцветов, ловким жестом извлеченного откуда-нибудь, ведь кавалеры горазды на такие фокусы). – Но разве же его выселили из дворца в казарму? Или вы говорите о… казармах мушкетеров! Ой!

Рука сама собой испуганно взметнулась вверх, прижимаясь к губам. Ну конечно же, раз де Ранкур помянул Виллеруа и де Бражелона вместе, хотя Ора была абсолютно, неколебимо уверена, что эти двое вовсе не знали друг друга, значит, что-то было нечисто. И казармы, в которых Франсуа уже провел ночь под арестом, были помянуты неспроста. Боже правый, в какую неприятность маркиз умудрился вляпаться на этот раз? Неужто новая дуэль?

Стоило этой мысли промелькнуть в кудрявой головке мадемуазель де Монтале, как за ней вдогонку примчалась еще более ужасная: не была ли рана князя каким-то образом связана с новым арестом Франсуа? Что, если попрощавшись с ними у двери служебной лестницы, маркиз, отговорившись службой, отправился на встречу с Ракоши? Дела такого рода не занимают много времени, и князь решительно ничего ей не сказал про то, откуда взялась его рана. Быть может, она совсем напрасно напридумывала вину Лозена или де Вивонна, когда в действительности дело было много, много хуже? Что, если вчера утром их видели на озере? Да, они с Франсуа целовались практически в камышах, но с верхних этажей камыши вряд ли казались такой уж неодолимой преградой для любопытных глаз. Прислуга, живущая наверху, под крышей… да мало ли кто? Правда, Ракоши не сказал ей ни слова в упрек, но это ничего не значило, он вполне мог решить, что маркиз злоупотребил… и вообще.

- Его арестовали, да? – спросила Ора упавшим голосом. – За… за дуэль?

Должно быть, арест поручили Раулю, а он, узнав о дружбе Виллеруа с ними, любезно разрешил маркизу свидеться с ней и заодно воспользовался поводом самому встретиться с Луизой. Да, так оно и есть, иначе с чего бы посланец Франсуа сосредоточенно разглядывал носки своих сапог до того, как прозвучал ее вопрос, будто и вовсе не желал смотреть на них с Луизой.

8

Воистину, внезапные сложности имеют обыкновение приходить оттуда, откуда их не предвидишь. Реакция мадемуазель Монтале на его слова оказалась совершенно неожиданной. Клод с неподдельным удивлением воззрился на явно взволнованную, даже более того - всерьез напуганную девушку, торопливо перебирая в памяти все, что только что сказал. Кажется, ничего такого, чтобы можно было сделать столь экстравагантные выводы, но кто знает, что Монтале известно такого о похождениях Виллеруа?

- Нет, мадемуазель, - Ранкур даже невольно шагнул к заметно побледневшей девушке, спеша заверить ее, что не стоит рисовать себе никаких жутких картин, - произошло некоторое недопонимание с вашей стороны. Господин Виллеруа здоров и свободен как ветер...

"По крайней мере, когда я видел его в последний раз, и надеюсь, что таковым он и остается," - этих слов Клод бы ни за что не произнес вслух при девицах, но думать-то не запрещается.

- Мы только что вернулись после выполнения служебного поручения за пределами Фонтенбло, - шевалье призвал на помощь всю дружелюбную убедительность, на которую только был способен, чтобы развеять страхи возлюбленной лейтенанта, - и лейтенант настолько желал увидеть вас, что послал меня за вами, в то время как сам завершает дела. И он дал слово господину де Бражелону, что поможет ему также встретиться с мадемуазель де Лавальер.

Вот так. Ни слова лжи, но и никакой лишней правды. А самое сложное по-прежнему впереди. А что, если одна из красавиц разрыдается, или того хуже - решит упасть в обморок? Вот уж что было бы совершенно некстати.

9

Почти дойдя до своей комнаты Габриэль внезапно осознала что хочет пить. Все эти утренние перипетии и события давно стерли из памяти и как видимо из желудка воспоминания о завтраке. Но аппетита не наступило, а вот жажда вкупе с переживанием, воодушевлением и радостью от новости что девушки участвуют наравне с мужчинами придавали остроты потребности в жидкости для организма.
Поскольку Маргарита уже юркнула в свои покои и явно с жаром погрузилась в пучину подбора нарядов, блондинка так и не взявшись за дверную ручку решительно развернулась и поспешила в сторону буфетной. Решая раз уж судьбе угодно таки занести её в обитель кулинарии, можно и прихватить для себя парочку эклеров и круассанов чтоб оставить в комнате и по возвращении, или пока будет готовиться к скачкам все-таки набраться сил и поесть.
Прогулка не заняла много времени и вот она уже около створчатых дверей, вот только там внезапно звучат знакомые до боли голоса, два девичьих и не очень знакомый мужской:
- ...И пришел сюда по поручению господина лейтенанта, чтобы предложить вам, сударыни, прогуляться в казармы для встречи с ними. Или же я могу представить это как коварное похищение, ежели вам будет так угодно....
Лейтенант? Прогулка в казармы? Коварное похищение?
Молодые девушки особы с весьма бурной фантазией, богатейшим воображением и безграничными способностями придумывать поистине масштабное действо даже из одного слова, а тут целых пять, да еще каких?
Раздумывать или же терять время ища другие варианты не в правилах Артуа и она ворвалась в буфетную желая оказать любую помощь подругам на которых в очередной раз за утро кто-то решил покуситься.
Но глаза к великому сожалению увидели несколько иную картину нежели слова услышанные до, и ситуация изменилась в мгновение ока кардинально. Вот только зеленоглазка смотря на якобы похитителя, которым оказался уважаемый Клод де Ранкур, и его последующие реплики поставили окончательно точку в спасительной миссии Габриэль:
- Мы только что вернулись после выполнения служебного поручения за пределами Фонтенбло, и лейтенант настолько желал увидеть вас, что послал меня за вами, в то время как сам завершает дела. И он дал слово господину де Бражелону, что поможет ему также встретиться с мадемуазель де Лавальер....
Все оказалось просто и банально, тайные свидания в казармах, это было поистине так романтично и интригующе одновременно. Понимая что появление её не станет незаметным и молча подслушивать чужие планы подруг глупо Габриэль изобразила самую дружескую из улыбок для кавалера и подруг:
- Ора, Луиза это вы! Великолепно выглядите... Но мне казалось что вы обе не собирались участвовать в скачках? - девушка приблизилась к троице. - Капрал мое почтение уважаемому мушкетеру, рада встрече, простите за мое вторжение, но я не нарочно услышала что вы с дороги и прошу вас угоститься парой булочек, но несмотря на большое уважение к вам месье боюсь не могу позволить вам покушаться на моих подруг. Какими бы благородными не были бы ваши мотивы...

10

Фортуна, поманив было надеждой на удачное продолжение многохлопотного дня, видимо, решила напомнить Ранкуру, что она капризна, как любая женщина. Даже хуже - как Солана. Хотя и кобыла в известном смысле тоже принадлежит к прекрасному полу...

- Мадемуазель д`Артуа, рад вас видеть, - галантно, даже с поклоном солгал Клод так некстати вошедшей фрейлине.

Задача усложнялась на глазах. Интересно, что произойдет, если они пробудут тут еще минут десять? Соберется половина обитательниц дворца, включая Мадам, Ее Величество вдовствующую королеву и, что было бы самым страшным, его сестрицу Франсуазу, которая неминуемо истолкует его нахождение в дамском обществе по-своему.

- Крайне признателен вам за заботу, - вежливо улыбнулся он, отвечая на предложение угоститься булочкой. По правде говоря, такое угощение было проголодавшемуся капралу на один укус, но в числе прочих премудростей, которые младший отпрыск графа де Ранкура постиг за время службы в гвардии, было и обыкновение не пренебрегать едой. Порой, когда деньги заканчивались слишком быстро, а спасительный кошелек от крестного еще не прибывал, пара подобных булочек оставляла большую часть его дневного рациона.

Как бы дать красавице понять, что она тут совершенно лишняя и при этом никак ее не обидеть? Особенно учитывая ее внезапное нежелание отпускать Монтале и Лавальер. И его нежелание делать до поры ранение Бражелона достоянием гласности.

"Принимайте решение, мадемуазель, и как можно скорее", - сказал он одними глазами Монтале и вновь повернулся к мадемуазель д`Артуа, обезоруживающе улыбаясь.

- Вы вынуждаете меня проявлять настойчивость, поскольку я не верю в ваше бессердечие, - теперь в ход следовало пустить обаяние и как можно большую обходительность. Любопытно, упростилось бы дело, будь он чуть красивее? - я готов предложить вам выкуп за мадемуазель Монтале и мадемуазель Лавальер. Любое ваше желание, какое только возможно выполнить скромному гвардейцу вроде меня. Либо же... пригласить прогуляться так же и вас. В качестве моей спутницы.

Даже если это в чьих-то глазах и может сойти за начало флирта, это ровным счетом ни к чему не обязывает ни самого Клода, ни мадемуазель д`Артуа.

11

Ора только-только перевела дух, только мысленно скомкала и выбросила длинный список возможных несчастий, успевших приключиться с Франсуа за то время, что они не виделись после сегодняшнего утра, как от дверей раздался – о, как хорошо знакомый им с Луизой – голос:

- Ора, Луиза это вы! Великолепно выглядите... – проворковала Габриэль д’Артуа, а вслед за тем обрушила на беднягу де Ранкура целый водопад любезных слов, сводившихся, впрочем, к одному знаменателю: не надо похищать моих подруг.

Дослушав тираду Габриэль до победного конца, Монтале не удержалась от улыбки: их снова защищали, и это было приятно, пусть и несколько мешало изложенному де Ранкуром плану. Его отчаянный взгляд в сторону девушек красноречиво говорил о том, что подобного поворота гвардия не ожидала. Но не растерялась, следовало отдать капралу должное. Пока Ора лихорадочно придумывала, что ж такое сказать Габриэль, чтобы та смягчилась и дала свое соизволение на их с Луизой маленький побег, он сделал девушке такое предложение, от которого у Оры сначала изумленно округлился ротик, а потом азартно сверкнули глаза. Вот оно!

- Месье де Ранкур совершенно прав, ты же можешь пойти с нами! Втроем нам будет куда веселее, да и спокойнее тоже. Я собиралась кликнуть наших горничных, но теперь мы обойдемся без этих глупеньких девиц, которые наверняка начали бы строить глазки мушкетерам.

Она нарочно выделила последнее слово и постаралась посмотреть на Габриэль как можно выразительнее, ведь если Монтале не привиделся интерес золотоволосой фрейлины к лейтенанту мушкетеров, Габриэль наверняка ухватится за такую возможность. Да и насчет спокойствия Ора вовсе не лукавила, при Луизе и Габриэль некоторые новоиспеченные офицеры наверняка будут держать себя в руках и не компрометировать ее чрезмерными порывами души.

- Ну что, решено? Идем? – Монтале быстро покидала остатки провизии в третью корзину и, заметив одинокую булочку в руках у капрала, снова охнула. – Ой, ну надо же быть такой разиней. Мы ведь можем взять с собой гостинцев. Наверняка и у вас, сударь, и у господ Виллеруа с де Бражелоном с утра маковой росинки во рту не было!

С этими словами она достала из буфета еще одну корзинку и щедрым жестом сгребла в нее оставшиеся булочки и слоечки, добавив к ним кусочек окорока и головку сыра, от которой осталось еще больше половины. Не бог весть что, но на небольшой перекус хватит.

- Думаю, нам стоит спуститься по служебной лестнице, - скромно уточнила Монтале, вспомнив, что де Ранкур появился из двери, ведущей в коридор, где им грозила реальная опасность быть замеченными прислугой, другими фрейлинами или, в самом худшем из случаев, кем-нибудь из статс-дам принцессы Генриетты (имя Великой Армады она не решалась поминать даже мысленно, на всякий случай).

12

Капрал разумеется принял угощение и был весьма приветлив, но в тоже время во взгляде сквозило легкое недовольство и разочарование что план приобрел некое осложнение в лице лишней фрейлины. А настойчивость месье говорила девушке, будучи не глупой, хоть и блондинке, что наверняка ситуация хоть и преподнесена беспечно, на самом деле грозит оказаться намного серьезней. Раз уж гвардеец на свой страх и риск проник в альма матер Малой свиты.

- ... я готов предложить вам выкуп за мадемуазель Монтале и мадемуазель Лавальер. Любое ваше желание, какое только возможно выполнить скромному гвардейцу вроде меня....

Услышанное заставило зеленоглазку на пару мгновений задуматься о возможном выкупе или желании какое бы она хотела, но мужчина продолжил и можно сказать сам озвучил то что томилось в юном сердечке и даже хозяйка порой пугалась такого откровенного порыва.

- Либо же... пригласить прогуляться так же и вас. В качестве моей спутницы....

- Меня? Приглашаете меня тоже в казармы? - и пусть это был лишь вынужденный шаг и флирт от безысходности положения, приглашение было вполне неожиданным и волнительным. Поскольку мысли побежали рысью сразу же в нужном направлении, щеки Габриэль невольно порозовели только представив возможность встречи с объектом симпатии.
Девушка одернула разгулявшиеся чувства, попытавшись настроиться на серьезность и ответ крайне безразличный и спокойный, хотя сердце почти выпрыгивало из груди. К тому же, строгий разум напомнил о проблеме шантажа и, возможно, уважаемый лейтенант де Ресто что-то еще уже смог разузнать. Да и ей хотелось самой ему сказать, что она будет участвовать в скачках. И сможет похвастаться талантами.
Масло в огонь добавила и Ора, ей идея захватить Артуа на прогулку в казармы тоже пришлась по душе, особенно учитывая, что кареглазая знала главную слабость подруги, чем и не преминула воспользоваться, намекая на определенного мушкетера.

- Горничные? Да ваши с Луизой главные сплетницы в этой части дворца, ты хочешь что бы завтра прогулка стала достоянием всего двора? Ни в коем случае , я пойду непременно и прослежу чтоб все было в рамках... Со стороны всех...

Придав лицу всю строгость и скопировав даже пару эмоций грозной статс-дамы следящей за ними казалось бы круглосуточно и безжалостно строгой до жути. Посмотрела как Монтале, спохватившись, засуетилась тоже со сборами трапезы. Корзинка достаточно быстро наполнилась съестными припасами, и три девушки двинулись в сторону дверей.
Предложение воспользоваться мало приметным  ходом прозвучало кстати. Все согласно кивнули и, преодолев небольшой участок коридора, юркнули в служебный  проход, стремительно спустились вниз, подхватив юбки платьев, и вскоре оказались  на дорожке, ведущей к казармам мушкетеров.

Казармы королевских мушкетеров. Комната виконта де Бражелона.

13

Расчет на то, что благодаря живости нрава мадемуазель де Монтале окажется хорошим союзником, оправдался полностью. Нужно будет при случае отблагодарить ее каким-нибудь заведомо невинным образом. А пока Клод адресовал девице мимолетную благодарную улыбку.

Приглашение прогуляться, высказанное наугад, от отчаяния, неожиданно нашло отклик со стороны фрейлины. Не нужно быть мудрецом, чтобы догадаться, что дело вовсе не в том, что девице д'Артуа так хочется размять ноги, и уж наверняка не в чарах капрала (так далеко самонадеянность Ранкура никогда не простиралась). В мушкетерской казарме есть некто, с кем она желает встретиться, и судьба в лице Клода просто подбросила ей достаточно благовидный повод.

- Меня? Приглашаете меня тоже в казармы?

- Да, мадемуазель. Всецело в вашем распоряжении, - Ранкур отвесил легкий полупоклон фрейлине.

Мимоходом он отметил, что Монтале, даже охваченная предвкушением встречи с Виллеруа, проявила практичность и предусмотрительность, достойные армейского квартирмейстера, удивительные у столь юной девицы. А сноровка, с которой она занялась сбором импровизированного угощения, просто восхищала. Весьма кстати, Виллеруа и Бражелон голодны ничуть не меньше его, а булочка - лишь временное утешение. Клод надеялся лишь на то, что поспешность, с которой он проглотил угощение, выглядела хоть немного приличной.

Ранкур пропустил девиц вперед, справедливо полагая, что они лучше знают дорогу, на которой можно избежать нежелательных встреч со статс-дамами. С мадемуазель Лавальер разговор откладывать уже почти невозможно, а коридор дает возможность побыть в хотя бы символическом уединении. На аллее взять девицу под локоток и отвести в сторону от спутниц будет куда как труднее. И Клод решился.

- Мадемуазель, вы позволите сказать вам пару слов, - он понизил голос, поравнявшись с дамой сердца де Бражелона, - это касается вашего друга, виконта. Прошу, не пугайтесь - вы найдете его не слишком здоровым, но серьезной угрозы нет, даю вам слово.

Клод старался говорить как можно мягче и уверенней, чтобы не слишком встревожить девушку. И, черт возьми, он не лгал. Бражелон, когда он видел его в последний раз, отнюдь не выглядел умирающим.

14

Ора ничуть не удивилась, когда все дружно согласились на служебный выход: подруги наверняка не менее ее опасались встречи с Армадой. И даже оказавшись каким-то образом во главе маленького отряда беглецов, приняла это как должное. В конце концов, разве не она была главной потеряшкой Малого двора?

Но все же, роль заводилы и предводительницы не особенно прельщала фрейлину, поэтому при первой же возможности она замедлила шаг, надеясь, что Луиза ее догонит. Но вместо Лавальер с ней поравнялась Габриэль. Ничуть не обескураженная, Монтале тут же подхватила ее под руку. Теперь они были как бы на равных. Обернувшись, Ора успела заметить, как капрал наклонился к ушку Луизы, и не только тактично отвернулась, но и чуть прибавила шаг, увлекая за собой Артуа. Наверняка, у де Ранкура было какое-то особое поручение от Рауля, и Монтале вовсе не хотелось смущать Луизу, пытаясь подслушать ее секреты.

- Тебя и правда удивили наши платья? – вспомнив первое восклицание Габриэль, уточнила она. – Да, мы с Луизой не участвуем в скачках, но мы подумали – точнее, подумала Луиза, а я с ней согласилась – что будет куда лучше, если вся свита Мадам появится в одинаковых туалетах. Все должны видеть, что мы одно целое, летучий отряд герцогини Орлеанской. Помнишь, как красиво получилось с одинаковыми розетками на турнире? И вчера мы прекрасно смотрелись все в одинаковых костюмах гречанок. А сегодня мы все – отважные охотницы, вот так! На самом деле я ужасно жалею, что сижу на лошади, как мешок с мукой, и страшно вам всем завидую. Но вот видишь, охотничий костюм зачем-то себе сшила. Самой смешно, ну какая из меня охотница.

Скорее уж белошвейка из Блуа, как метко подметил рыжий пакостник.

- Зато мы будем вас поддерживать и ободрять. Должен же быть среди зрителей кто-то, кто искренне желает вам победы, правда? Особенно тем из вас, у кого при дворе нет родных и близких и пока еще не накопилось друзей.

Ора бодро улыбалась, но про себя думала, что будь она прилежнее в детстве, сейчас ей было бы кому желать успеха. Она так живо представила себе толпу бесшабашных мадьяр, машущих ей шапками и кричащих «Смугляночка, вперед!», что в голове мелькнула шальная мысль рискнуть и тоже… Ой нет, позориться перед друзьями было, пожалуй что, хуже, чем перед злобными насмешниками из свиты Месье. Нет, нет и нет, нельзя заставлять Виллеруа и Ласлова краснеть за ее неуклюжесть.

Казармы королевских мушкетеров. Комната виконта де Бражелона.

15

Появление Габриэль вызвало у Луизы смешанные чувства. С одной стороны девушка вдруг отчетливо поняла, что готова идти куда угодно и за кем угодно, когда речь шла о встрече с возлюбленным. Но с другой стороны так остро почувствовать свою уязвимость и пострадать репутацией из-за чрезмерной доверчивости к малознакомому гвардейцу? Все ставки в беседе девушек с месье де Ранкуром она промолчала, размышляя на что готова пойти ради встречи с виконтом. И когда каждая сторона высказала свое слово, девушка решительно схватила корзинку и, коротко кивнув подруге, подытожила:

- Идем!

Спуск по лестнице показался Лавальер возмутительно долгим. И если бы не лишние свидетели процессии, белокурая пустилась бы бегом в казармы, да еще и так быстро, насколько могла позволить ее хромата. Девушка заметно нервничала, теребила корзинку, но взять себя в руки не получалось совершенно. Артуа с легкостью могла заметить эти перемены в поведении главной тихони французского двора, а раскрывать свои тайны Луизе ой как не хотелось. Ора со случайно проходившей мимо Габриэль держались самыми первыми, а капрал замыкал шествие. Лавальер сверлила взглядом спину незванной фрейлины, отгоняя прочь ревнивые мысли, и старалась хромать менее заметно.

- Надеюсь, что ты успеешь переодеться к скачкам..., - прошептала она себе под нос, оглянувшись на месье де Ранкура, что вдруг поравнялся с ней.

- Что? - ахнула Луиза и, споткнувшись на ровной дороге, остановилась как вкопанная - не слишком здоровым? Он болен? Ранен?! Молю, скажите мне правду! Я знаю Рауля, он всегда свои недуги называет царапинами и усталостью!

Спохватившись, девушка медленно но продолжила шествие, мысленно благодаря находчивую Монтале, что оторвалась с Габриэль вперед, предоставляя возможность Луизе пошептаться с капралом.

- Я знаю, что-то случилось, иначе Рауль отправил бы записку, и не стал просить меня пожертвовать своими обязанностями ради короткой встречи... - не без грусти прошептала девушка уже вновь будто сама себе.

Казармы королевских мушкетеров. Комната виконта де Бражелона.

16

Когда Лавальер запнулась, Ранкур неосознанно сделал движение, чтобы подхватить девушку, но это не потребовалось. Фрейлина удержалась на ногах и даже после короткой заминки смогла продолжить путь. Уже хорошо - в обморок она падать не собирается. Во всяком случае, сейчас. А как она поведет себя в казарме при виде бинтов и крови, одному богу известно. Но, по совести сказать, это будет уже не головная боль капрала де Ранкура. Не его мыслью было устроить эту встречу.

Интересно, успел ли Дюссо со своим маленьким обозом добраться до казарм? Хорошенький будет номер - развлекать сразу троих девиц, если мушкетеры и гвардейцы их отряда припозднятся... не то, чтобы Ранкур имел что-то против подобного общества, но все-таки то, что все три красотки предприняли прогулку отнюдь не ради него, выглядело на редкость ехидной усмешкой судьбы.

Вопросы, заданные Лавальер, были понятны и ожидаемы. Клод по-доброму мимоходом позавидовал Бражелону. Воистину, счастлив тот, о ком так нежно тревожатся.

- Он ранен, мадемуазель, - сейчас, когда уже можно было не юлить, говорить стало легче, - к счастью, не тяжело, поверьте мне. Он вполне держался на ногах и даже порывался сесть в седло. Прошу вас - постарайтесь улыбнуться ему при встрече, это станет для вашего друга лучшим бальзамом. Извините, если мой совет выглядит излишним или неуместным, - Клод улыбнулся собеседнице. Серьезно и исключительно по-дружески, без тени заигрывания и лукавства.

Казармы королевских мушкетеров. Комната виконта де Бражелона.

Отредактировано Клод де Ранкур (2019-04-05 19:41:52)


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 4