Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 6


Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 6

Сообщений 81 страница 83 из 83

1

Утро 5-го апреля 1661 года.

https://d.radikal.ru/d09/1902/0f/93e1ac3f185b.png

81

Заметив, как нахмурилась королева, Жанна поняла, что натворила, но поздно. Да и как она могла забыть! "Что я наделала! Королева теперь сердится, и моя глупость тому виной, а ведь всё так хорошо начиналось..." - укоряла себя Жанна. - "Если бы только я хорошо знала испанский!.."

- Что же за дело задержало Его Величество?

Баронесса дю Пелье не Её Величество Мария-Терезия, королева Франции. От неё им можно кое-что утаить, от королевы они не смогли бы. Потому Жанна ответила, как и было решено ранее:
- Мадам, сие нам, к сожалению, неизвестно. - А взгляд так и говорил: ну откуда нам, обычным фрейлинам, знать о королевских делах? И кому могло прийти в голову усомниться в правдивости, глядя на ангельски-невинное личико? В самом деле, не думают же они, что так и будут Арман и Анрио рассказывать им обо всех королевских делах! Право, это даже смешно! Или что они настолько любопытны, что постоянно мучают братьев расспросами? Хм, здесь была доля истины, но всё-таки надо отдать должное сёстрам - они знали, когда лучше ничего не спрашивать, чтобы не пришлось прибегать к вынужденной лжи, которая подорвала бы доверие меж ними. Конечно, иногда младшая была несколько бесцеремонна, но тактичность старшей помогала это сгладить. Тем более, что они и вправду толком-то ничего не знают. Только о каком-то происшествии, и всё.

- Ваше Величество, если позволите... - Мари старалась говорить медленно, дабы не повторять ошибку сестры и не рассердить и не расстроить Её Величество ещё больше. - Герцогиня де Ланнуа была здесь... Но её слишком скоро призвали обязанности.. И она была очень огорчена, что не имела возможности лично засвидетельствовать своё почтение. И передать любовь и благословение Её Величества королевы-матери.

Она хотя бы попыталась. Ну всё. Теперь всё.  "Слава Богу, - подумала Жанна, - Лючия нашлась. Баркароль сумеет, надеюсь, во-первых, уговорить её выйти, а во-вторых, передать, чтобы была осторожна и держалась рядом с ним и с нами". Потому что у них самих не было пока никакой возможности поговорить с Баркаролем и Лючией. Было ещё кое-что, беспокоившее Жанну: им было непонятно, то ли играется так Лючия, то ли в самом деле чего-то боится.

82

Радость от того, что без вести пропавшая Лючия наконец-то нашлась, просияла на лице Баркароля. Он присел на корточки позади кресла, в котором сидела королева, и тихонько, чтобы его не слышали, прошептал:

- Лючи-Лючия, вылезай оттуда. У меня есть орехи, - и он повторил жест королевы, вытянув вперед раскрытую ладонь, на которой лежали несколько засахаренных орешков.

- Не. Не вылезу, - повторила еще раз маленькая упрямица и еще глубже забралась под кресло, так что только всколыхнувшаяся парчовая ткань выдавала ее убежище.

- Но, почему? - чуть громче зашептал Баркароль и, опустившись на колени, подтянулся ближе к креслу, чтобы протянуть руку наугад. - Все равно возьми. Королева их мне дала. А я с тобой поделюсь.

Угощение было принято. Как видно, малышка пряталась под креслом все утро и, у нее во рту и маковой росинки не было. Услышав жадный хруст, разжевываемых орешков, Баркароль сочувственно улыбнулся. Он хотел было сказать, что Лючию ждало еще более щедрое угощение, ежели ей вздумается вылезти из своего укрытия, но тут, он заметил пару остроносых туфель, остановившихся возле самой его щеки.

- Месье Баркароль! Что это Вы тут делаете? - раздался грозный голос герцогини де Навайль. Конечно же, на ум суровой не в меру второй гофмейстерине двора Ее Величества пришли самые неприглядные объяснения поведению карлика. И она уже нагнулась было, чтобы вытянуть негодника за воротник от кресла Ее Величества.

- Ой, ой, не хватайте так! Ой, ой, порвете! Мне потом мадам Эстефания устроит экзекуцию, она обещала! - громко заверещал Баркароль, смешно замахав пухлыми руками, и ловко укатился в сторону от цепких пальцев герцогини.

Те из дам, кто не были заняты беседой с королевой, дружно захихикали, прикрыв лица за расписными веерами. Будь это другое время, Баркароль непременно обиделся бы на насмешниц и, смешно насупив брови, высказался бы по поводу обхождения с идальго Ее Величества. Но, заметив подозревающий что-то неладное взгляд де Навайль, он тут же позабыл про собственное положение и высокий титул, полученный им от самой королевы. Смешно заскулив, как испуганный щенок, Баркароль отскочил от кресла как можно дальше, чтобы отвлечь внимание герцогини на себя, и затараторил парижской скороговоркой:

- Ой, ой, ой, мои орешки! Они закатились под кресло, и я хотел достать их. Это сама королева угостила меня. А теперь, а что же... а как же! Я останусь без лакомства, - и он как умел наигранно зарыдал, подражая капризным ноткам придворных девиц, за которыми иногда подсматривал исподтишка, незамеченный ими, благодаря своему малому росту и низкому положению.

83

Баронесса дю Пелье принялась было переводить слова старшей из девиц Руже, но Мария подняла руку. Не надо. В отличие от сестры тезка королевы говорила медленно и внятно. Главное Мария услышала и поняла.

Три слова. Ланнуа. Королева-мать.

Значит, камерера королевы Анны заходила, но отчего-то вздумала не беспокоить. Хорошо.

Мария опасалась эту старую, но опасно проницательную женщину. Особенно теперь. Глаза старухи видели слишком много. Вот, только вспомнила про них, а руки тут же сделались влажными и липкими от страха.

- Что там за шум, - спросила быстро, чтобы забыть про пронизывающий взгляд.

- Это всего лишь Баркароль, Ваше Величество, - отозвалась дукесса де Навайль сердито. – Присел тут за креслом, паскудник. Должно быть, напакостить собрался.

- Ой, ой, ой, мои орешки! – тут же захныкал виновник суеты, и пухлое лицо королевы растеклось улыбкой.

- Сюда иди, ко мне, - позвала она своего идальго. – Я дам тебе еще, только не плачь, слышишь.

И потянулась к вазочке. Пальцы скользнули по липкому стеклу, схватили воздух. Все?

- Долорес! – по набеленному лбу трещинкой побежала недовольная морщинка.

- Долорес! – громче повторила Мария и удивилась тому, как тихо сделалось в опочивальне.

Оглушительно стукнулась о стекло муха. Королева огляделась. Вспомнив, дрогнула лицом, губами, подбородком.
Нет Долорес.
Нет Дуэнде.
И Валентина нет. Совсем.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 6