Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 3


Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 3

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Утро 5-го апреля 1661.

2

Парк Фонтенбло. Большая поляна на краю старого парка.

Девушкам просто невероятно повезло, видимо гвардейцы посланные за Трансильванским князем или его свитой, были так сказать звоночком свыше. Фрейлины стремительно добравшись до своих комнат, и едва едва переведя дыхание, успели лишь привести в порядок прически, платья и раскрасневшиеся от свежего утреннего воздуха и мужского внимания щеки, возвращая им элегантную бледность как тут же, их призвала к себе графиня.  Под неусыпным контролем которой уже вся женская половина дворца кипела заботами и утренними ежедневными привычными действиями.
Габриэль как и все следовала за Франсуазой де Лафайет собравшей как гусыня, всех своих взбалмошных подопечных. При этом был как всегда строгий и довольно пристальный осмотр внешнего вида с колкими замечаниями.

Наконец процедура была окончена и свита притихшая, своим видом только усугубляя положение, вынуждая наставницу подозревать их. Вот только что именно произошло так и оставалось загадкой, а значит и прицепиться нет повода и вот уже Великая Армада приказным тоном, чеканила распоряжения.
Д`Артуа молчала до тех пор пока не всплыл вопрос о буфетной:

- Мадам позвольте мне проследить за приготовлениями в буфетной и убедиться что служанки все исполнили как нужно?

Строгий взор графини застыл на той, кто посмела вклиниться в её монолог, но в тоже время на губах появилась таинственная улыбка. Если Франзуаза и не знала истинной причины такой услужливости и старания, но где-то в глубине души догадка начинала появляться.
Максимум заподозрит в желании передать записку или же получить, но не как о встрече. Только бы маркиз успел передать ответ графу, слишком долго приготовления не займут...
Внешне же Мария-Луиза решительно и открыто своими невинными и красивыми глазами встретила убийственный взгляд и ждала решения, представая перед публикой совершенно спокойной и ничем не встревоженной.

- Что ж милочка, ступайте. Но не исчезайте...а то это вошло уже в неприятную привычку у вас фрейлин.
Последнее уже летело вдогонку блондинке, ведь услышав долгожданное да, и присев в реверансе скрывая торжествующую улыбку, а также ускользая взглядом от взгляда Маргариты она поторопилась покинуть гостиную герцогини.

Сердечко так и рвалось выпрыгнуть из груди, на самом деле Габриэль надеялась посоветоваться с Орой, но увы это было бы уже слишком хорошо. И еще терзалась сомнениями, рассказать или же скрыть факт признания своей служанки. Предстать что мол не знала, да и та уже исчезла, вот только может статься Мари уже не вернется и подтвердить не кому, когда как шантажист запросто заявит что она замешана с самого начала. Златовласка так задумалась что чуть не пропустила нужные двери, а также совершенно не вникала в другой аспект встречи с де Ресто. Лейтенант конечно же знает, что предстоящая беседа исключительно по делу, но передача платка имела и подтекст скрывающий женское кокетство и намек на флирт. Симпатия конечно же была, да и мушкетер красив, наследник титула и вполне подходящий по статусу, но не хотелось Габриэль тешить надежды и раздувать может и вовсе не существующие стремления.

Помещение пока что было пустым, служанки и прочая кухонная челядь еще видимо не добралась, да и приказов пока таких не поступало. Поэтому в тоскливом и нервном ожидании Артуа села на стул возле окна направив задумчивый взор вдаль за дворцовый сад.

Отредактировано Габриэль д'Артуа (2018-12-13 17:15:39)

3

Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 7

Маршируя стремительной походкой по коридору к гостиной Мадам, графиня достаточно громко, чтобы быть услышанной даже самыми беспробудными сонями, объявила о немедленном сборе всех фрейлин и дам из свиты герцогини. Что и произошло не позднее, чем через десять минут. Нисколько не удивившись такой поспешности вначале, графиня, однако же, заподозрила неладное. И нет, дело было не в небрежности туалетов мадемуазелей, и не в плохо подколотых локонах в их прическах. Хотя, без колких замечаний не обошлось - те же травинки, налипшие на подол платья мадемуазель де Креки, выдавали любовь девушки к ранним прогулкам.

- Надеюсь, что никто из Вас не позволили себе прогуливаться во внутреннем саду, мадемуазели. Повторюсь, это личный сад Его Величества, куда вход разрешен только членам королевской семьи или приглашенным особам, - заметила графиня, не отмечая Арлетту де Креки отдельно, чтобы придать тем больше острастки остальным. И она не ошиблась - стоило посмотреть, как тут же каждая из девиц по очереди опустила взор долу в притворном смирении, на самом же деле, проверяя злополучные подолы платьев и носки туфелек. Ага! То-то же, вот и разгадка столь похвальной поспешности со сборами. Но, графиня решила отложить дознание, чтобы составить для себя полную картину происходящего.

Что-то подозрительное было и в общем молчании. Но, окинув притихших фрейлин суровым взором, мадам де Лафайет отпустила их без дальнейших расспросов, распорядившись немедленно покончить с личными делами и завтраком, и быть готовыми к вызову в личные покои Мадам. Достаточно было и того, что одна из фрейлин вызвалась пойти в буфетную и проследить за тем, чтобы там накрыли подносы к завтраку Ее Высочества. Похвальное рвение мадемуазель д’Артуа не вызвало поначалу никаких задних мыслей у графини. Однако же, ведомая интуицией, а также желанием расспросить девушку подробнее о ее подругах, вызывавших крайний интерес вкупе с опасениями, графиня решила провести воспитательный завтрак в это утро с мадемуазель д’Артуа.

К тому же, где как не буфетной можно было позавтракать свежайшими булочками с маслом и сладким вареньем, которое стали подавать по утрам к столу юной герцогини Орлеанской и ее свиты.

- О, Габриэль, милочка! - с наигранным удивлением приветствовала графиня мадемуазель д’Артуа, которую сама же и отправила с поручением в буфетную.

- Присаживайтесь, за стол, моя дорогая. Позавтракаем вместе, - пригласила она девушку, расположившись за центральным столом, на котором были собраны графины с водой, кувшины с разбавленным розовым вином, которое подавалось к завтраку для мадемуазелей по настоянию врачей, курировавших свиту юной герцогини Орлеанской. Коренастый полный мужчина в высоком белоснежном колпаке стоял напротив графини и подавал знаки лакеям ставить перед мадам гофмейстериной то одни, то другие блюда и корзинки с закусками, выпечкой и пирожными, чтобы та могла снять пробу с каждого из блюд, подаваемых к завтраку.

- Это хорошо, - оценивающим тоном приговаривала графиня, не выдавая полного восторга, который она испытывала в душе - вовсе незачем расхолаживать прислугу, даже если это подмастерье лучшего кулинара Франции. - Это тоже подойдет. Пошлите все это к герцогине, как только от Ее Высочества пришлют. Так... а теперь, господа, извольте отнести вот те подносы в комнату для прислуги, чтобы камеристки и служанки доставили все это к фрейлинам и статс-дамам герцогини. Я желаю, чтобы все успели позавтракать до общего сбора.

Намазывая горячую булочку плотным слоем варенья, мадам де Лафайет обратила взор на личико Габриэли, розовевшее не то от горячих булочек, не то от предложенного ей розового вина, хоть и разведенного с водой, но все же достаточного для того, чтобы вызвать здоровый румянец на девичьих щеках.
Либо же этот румянец был следствием тайных мыслей мадемуазель?

- Мне показалось, что сегодня утром все девушки из свиты Мадам собрались особенно быстро... Уж, не поднялись ли вы все ни свет, ни заря ради того, чтобы успеть к утреннему сбору? - заговорила графиня.

Дав время своей собеседнице задуматься над ответами, она надкусила булочку так, чтобы и горячее масло, и накрывавший его слой варенья, попали только в рот и ни каплей мимо. Завидное и особенное искусство, дававшееся лишь избранным вследствие долгого опыта завтраков на скорую руку, а иной раз и в буквальном смысле на коленках.

- Кстати, мне также показалось, что я не заметила некоторых этим утром. Мне это показалось или же, - она вперила вопросительный взгляд в лицо Габриэль. - Или же кого-то из девушек задержали неотложные дела?

Отредактировано Франсуаза де Лафайет (2018-12-13 22:58:56)

4

Парк Фонтенбло. Большая поляна на краю старого парка.

Конечно же, Оре надо было бежать и спешить. Да что там, лететь вверх по лестнице, чтобы не отстать от подруг. Но вместо этого она крадучись пересекла вестибюль первого этажа и заглянула в каморку садовника. Пусто. Только откуда-то сверху тяжело спрыгнул на пол огромный рыжий кот и принялся тереться о девичью юбку.

- Ах, Франциск! - вздохнула Монтале, подбирая увесистого котяру, который, оказавшись на руках, тут же довольно заурчал, не обращая внимания на хорошенький носик, зарывшийся в теплый кошачий затылок, прежде чем подозрительно хлюпнуть.

Ора подошла к стеклянной двери в запретный сад и долго смотрела на ровные ряды стриженного самшита и высокие кусты, окруженные бордюрами из тепличных роз. Так долго, что Франциск Четвертый недовольно заворочался у нее в руках, а потом и вовсе вывернулся и, отойдя в сторону, принялся сосредоточенно мыть заднюю лапу. Ора вздохнула, про окнула глаза, потерла виски и, покинув заставленную горшками и инструментом комнатку, поднялась наверх. План ее был прост: через буфетную незаметно к себе, а потом к Луизе.

Но не тут-то было! Она уже взялась за ручку двери, когда услышала голоса. Точнее, голос. И какой!

Задрожав, Ора отшатнулась от двери и в растерянности опустилась на ступеньку. Соваться в буфетную, пока там заседала сама Великая Армада, было сущим безумием. А стало быть, следовало ждать.

5

Наивность не доводит до добра.

Габриэль в силу молодости или же из-за преувеличения собственной хитрости наивно решила что смогла провернуть все очень хорошо. Вот только не учла юная фрейлина одного: опыта, мудрости и отсутствия той самой пресловутой беспечности у графини де Лафайет.

Задумавшись, Габриэль и не сразу заметила что в буфетной появилась статс-дама, и сразу же вокруг неё засуетились те, кто ответственен за кулинарию для свиты Мадам.

- О, Габриэль, милочка!

В голосе в этом не было строгости, недовольства или же подозрительности, грозящей строгим выговором. Но как говорится, ласковый тон может быть в разы опасней и скрывать более страшных монстров.

- Присаживайтесь, за стол, моя дорогая. Позавтракаем вместе.

Сердце почти выпрыгнуло из груди, и глаза фрейлины неотрывно следили за лицом наставницы, пытаясь хоть немного подготовиться к ожидающему её. Уловить малейший намек, общую тенденцию и итог. Пришла ли Армада по её душу с миром, или же это объявление войны?

- Ой, Мадам, простите, я немного задумалась, просто боялась что-то упустить или забыть — попыталась пояснить свою рассеянность Артуа, подходя к указанному столику и присаживаясь на соседний стул. Разнообразие блюд и предшествующая прогулка на рассвете способствовали здоровому аппетиту и в животе даже сладко заныло от предвкушения. А блаженное выражение лица графини при дегустации блюд говорило, что повара потрудились на славу.

Блондинка взяла свежую булочку и предложенный графиней бокал вина и сделала довольно добротный глоток, желая заглушить неприличное урчание желудка и потом отщипнула сдобный мякиш, оправляя его в рот.

- Общий сбор? Что-то случилось Ваша Светлость? Если я или девушки в чем-то провинились, прошу нас простить великодушно, мы еще слишком неопытны и недостаточно усердны. Но мы правда стараемся и впредь будем стараться еще лучше, чтобы быть достойными высокой чести, оказанной нам Его Величеством и Высочествами.

- Мне показалось, что сегодня утром все девушки из свиты Мадам собрались особенно быстро... Уж, не поднялись ли вы все ни свет, ни заря ради того, чтобы успеть к утреннему сбору?

Вот и прозвучал главный вопрос, булочка встала комом в горле и с трудом была все же пропихнута дальше. Постаравшись придать лицу, улыбке и голосу полную нейтральность, спокойствие и невозмутимость, Габриэль ринулась на защиту всех своих соратниц и самой себя:

- Вам действительно показалось, мадам де Лафайет, ни я ни остальные ни в коем случае не сговаривались о ранних сборах. Просто, видимо, свежесть этого утра не позволила нам пренебречь ею ради сна. Да и к тому же, вы сами нас не раз упрекали в опозданиях, вот исправляемся и, дабы все успеть, встали пораньше. 

- Кстати, мне также показалось, что я не заметила некоторых этим утром. Мне это показалось или же, или же кого-то из девушек задержали неотложные дела?

- А вот тут ваша внимательность поистине великолепна, и я вынуждена подтвердить факт, но даже отсутствие некоторых из девушек,  поверьте, не несет в себе ничего предосудительного, каждая из нас старается исполнять свой долг тщательно и ответственно, поэтому уверена, что скоро и потерянные предстанут перед вами, предвосхитив ваши только задуманные пожелания...

6

Сколько же неуверенности скрывалось за высокими титулами и длинными родословными ее подопечных! Слушая взволнованные и сбивчивые ответы Габриэли, мадам де Лафайет преспокойно доела булочку и критическим взглядом оценила достоинства пирожных, которые поставили перед ними на тарелочке из настоящего расписного фарфора - роскошь, достойная королевского дворца.

- Пожалуй, сладкое с утра не помешает для настроения. Что скажете, милая? - она подтолкнула тарелочку с пирожными поближе к мадемуазель д’Артуа. - Смелее, моя дорогая. И попробуйте запить их. Знаете, нет ничего хуже, чем застрявший в горле ком. Все впечатление от завтрака испорчено.

Она выслушала ответы Габриэли, нахмурившись лишь когда в очередной раз ей повторили о стараниях мадемуазелей соответствовать высокому доверию, оказанному каждой из них. Было ясно, что подозрения графини были верны, а также и то, что мадемуазель д’Артуа была из тех, кто будут стоять до последнего, отстаивая своих подруг, даже если те и не просили о том. Вот только кого же она выгораживала? Впрочем, кое-какие догадки уже появились в мыслях гофмейстерины, и проверить их не составило бы труда, будь это ее целью.

- Хватит, моя дорогая, - мадам де Лафайет нетерпеливо постучала ложечкой для варенья по блюдцу, на котором красовалась крохотная чашечка с отваром, приготовленным для нее по ее же собственному рецепту. - Я нисколько не сомневаюсь в том, что каждая из девушек в свите Мадам старается соответствовать ожиданиям. Однако же, я замечаю, что понимание, в чем именно заключаются эти ожидание, очень разнится. Вот об этом я хотела бы побеседовать. Со всеми.

Она поднялась из-за стола, и тут же взмахнула рукой, показывая Габриэли, что той вовсе нет необходимости отрываться от завтрака вместе с ней.

- Оставайтесь, дорогая моя. Доешьте Ваш завтрак и проследите, чтобы вот те подносы, - она указала на центральный стол, на котором красовались накрытые серебряными крышками блюда, предназначенные для завтрака Мадам. - Попали по назначению. Вы также можете войти в покои Ее Высочества, коль уж Вам выпал шанс собирать для нее завтрак, - она строго посмотрела в зеленые глаза девушки. - Это привилегия, моя дорогая, а вовсе не просьба. И не приказ. Ваша жизнь при дворе сделается куда более успешной и упорядоченной, когда Вы научитесь отличать привилегии от обязанностей. И обязанности от желаний.

Она произнесла это намеренно суровым тоном, сопроводив ледяным пронизывающим взглядом это короткую речь, воистину достойную того, чтобы быть запечатленной не только в памяти каждой из ее подопечных, но и в анналах руководства становления образцовой придворной дамой. Увы, ей еще не раз придется повторить эти слова так или иначе, прежде чем их смысл укоренится в сознании каждой из девиц, которым воистину посчастливилось оказаться в числе избранных. И с этим фактом мадам де Лафайет давно уже смирилась.

- Итак, моя дорогая. Как только из покоев Ее Высочества придут справляться о завтраке, Вы должны, - графиня смерила лицо девушки внимательным взглядом. - Впрочем, Вы прекрасно знаете, что именно Вам следует сделать. Встретимся уже в покоях Мадам. Прекрасного завтрака, моя дорогая.

Оставив д’Артуа доканчивать свой завтрак, если, конечно же, от волнения бедняжка не утратила здоровый аппетит, графиня еще раз обошла буфетную, проверила корзинки с булочками и кувшины с молоком для фрейлин, проверила, достаточно ли сильно разбавлено вино в кувшине, предназначенном для герцогини. И только после этого Великая Армада удалилась прочь, проплыв мимо застывших в поклонах поварят, лакеев и распорядителя с грозным и величавым видом, во всех смыслах оправдывавшим ее прозвище.

Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 7

Отредактировано Франсуаза де Лафайет (2019-01-01 19:13:39)

7

Отчаяние всегда давалось Оре плохо. Будучи по натуре особой решительной, она не умела бояться долго и по настоящему. Так что первый припадок паники быстро прошел, сменившись вполне себе здоровым интересом к тому, что происходило в буфетной. Судя по назидательному тону, Армада была в своем любимом амплуа и поучала очередную жертву, вот только разобрать, кого именно, Монтале так и не смогла, хоть и прижималась ухом к самой скважине. Голос невидимой собеседницы графини был слишком тих.

- Привилегии от обязанностей! – фыркнула Ора беззвучно, когда пафосный монолог мадам де Лафайет достиг фортиссимо. – Можно подумать…

Впрочем, думать она не стала, прекрасно зная по опыту, что при дворе знатных особ в привилегии быстро превращаются вещи весьма неаппетитные, вплоть до выноса ночных горшков. А ведь там за дверями был завтрак! Но бессердечная гофмейстерина никак не желала удалиться, открыв тем самым Оре доступ к райскому блаженству. Или желала? Фрейлина прислушалась, и личико ее озарилось счастливой улыбкой. Тем не менее, из осторожности Монтале выждала еще несколько томительных минут, прежде чем тихонечко приотворить дверь и сунуть в щелку свой любопытный носик.

- Габриэль! – радостно воскликнула она, обнаружив в буфетной подругу – и никаких следов мадам де Лафайет. – Ты сегодня главная по завтраку? Вот счастливица!

Ора веселым вихрем ворвалась в буфетную и тут же цапнула один из пирожков, неосторожно высунувший румяный бочок из прикрытой салфеткой корзинки.

- Ммм, наслаждение! – пробормотала она и сделала знак поваренку налить ей сладкого киселя. – Ух, ты не представляешь, как я напугалась, услышав голос нашей грозной… кхм.

Может быть, у слуг и не было ушей, но языки уж точно имелись, о чем Монтале успела вспомнить в самый последний момент. Впрочем, подруга наверняка ее поняла.

- Надеюсь, она не поймала вас с поличным? А я чуть не попалась, хорошо, что успела услышать, как тебя тут воспитывают, прежде чем взялась за дверную ручку. Прекрасная была бы картина, правда? Бррр, от одной мысли, что я могла бы влететь прямо перед грозные очи, внутри все холодеет. Это надо закусить чем-нибудь горячим.

Она обвела столы голодным взглядом, выбирая следующую жертву (что было непросто с учетом ласкающего глаза изобилия).

- А что от тебя хотел де Ресто? Опять угрожал, наверное? - Монтале забрала поднесенный ей стакан и плюхнулась на стул, еще недавно служивший троном Великой Армаде.

8

Актриса из неё вышла так себе и спектакль соответственно не удался. Графиня резко оборвала тираду Габриэль в защиту других фрейлин, явно раскусившая уловку как спелый орех. К тому же предлагая пирожное уважаемая статс-дама настолько сладко напевала и мягко стелила, что потом оказалось безумно больно падать, когда сладость сменил надзирательский тон добротно приправленный укоризной.
Вставить что-либо в оправдание или же даже пискнуть тихое согласие Луиза не посмела, ей оставалось лишь как нашкодившему ребенку смиренно опустить голову и внимать воспитательный процесс в полной мере. И лишь когда тема вернулась к выполнению возложенного поручения фрейлина подняла глаза на Армаду.

- Да, Мадам. Конечно, обязательно. Благодарю, я все поняла. Я не разочарую ни Вас, ни Её Высочество.

И как только за этой силой закрылась дверь Габриэль шумно втянула носом воздух облегченно, понимая что и не дышала нормально все время пребывания в обществе их надзирательницы. Да и выстояв в этом своем неравном поединке Артуа явно заслужила награду, кой и явилась с другой стороны появившаяся Ора. Радости блондинки не было предела, она почти повисла на шее Монтале:

- Ох...Ора...как я рада твоему появлению ты не поверишь. О да, сегодня я тут руковожу, с барского плеча нашей.... «любимой» наставницы. Да, давай поешь, после этой прогулки я сама дико голодная — последовав за кареглазой Габриэль тоже теперь спокойно приступила к пирожному буквально залитому кремом, тающим во рту. Жадно допила то самое разбавленное вино, и вот уже хрустящая вафля перекочевала с общего блюда на личную тарелочку. А распорядитель успел вновь наполнить тем временем опустевший бокал. Желая явно выслужиться перед временной старшей над ним.

- Нет, мы успели проскочить. Хотя обмануть Её Светлость безумно трудно, мне кажется она подозревает, но вот всю суть нашего «преступления» не знает. Так что немного смирения и умасливания в течении дня и считай чисты, аки небесные ангелы. Ты молодец, что прислушалась, я едва тут дышала от напряжения и волнения. 

Дружеская спокойная беседа за сытным завтраком, что может быть лучше. Все тревоги, волнения и заботы как рукой сняло, зеленоглазка даже позабыла что жаждала увидеть Констанс и поговорить по душам. Но та видимо решила напомнить, и не просто а с привычного немного предосудительного тона при упоминании графа де Ресто. В душе Артуа внезапно появилось ранее неизведанное чувство обиды и желание заступиться за месье. Несправедливость подруги была оскорбительна и весьма цинична.

- Мадемуазель Ора де Монтале, объясни что ты так взъелась на лейтенанта? Чем он тебе не угодил? Понимаю, до маркиза Виллеруа и его галантности всем остальным далеко, но поверь месье граф не менее чем Франсуа галантен и добр. И он не угрожал мне, а наоборот хочет помочь.

Как несколько минут назад гордая девушка стояла щитом за ту же Ору и остальных, беря на себя весь арсенал де Лафайет, стойко и смело давая понять сплоченность и теплые взаимоотношения, так и сейчас она готова была стать броней между Монтале и мушкетером.  И пусть брюнетка думает, что хочет, пусть даже такое откровение выдает с головой скрытые симпатии к графу, это не важно. В конце концов почему это всем можно выбирать себе фаворитов, а ей нет.

Отредактировано Габриэль д'Артуа (2018-12-19 13:54:24)

9

Парк Фонтенбло. Большая поляна на краю старого парка.

Вернувшись ко дворцу со стороны служебного крыла, де Ресто оставил свою лошадь на попечение де Сент-Пьера, а сам поднялся по лестнице на второй этаж и направился по коридору для прислуги к королевскому крылу, туда, где размещались апартаменты Малого двора, как отныне называлась свита герцога и герцогини Орлеанских. Грохот кованых каблуков по мраморному полу, грозный звон кавалерийских шпор и бряцанье шпаги, задевавшей стены и колонны, заставляли спешивших по службе лакеев и служанок боязливо оборачиваться и сейчас же уступать дорогу лейтенанту мушкетеров. И, словно этого было недостаточно, де Ресто в нетерпении повторял громким голосом: "Служба короля! Расступись!"

Наконец, он вышел в галерею, выходившую в анфиладу залов, один из которых разделял апартаменты Малого двора от гостевых покоев и апартаментов князя де Монако. Несмотря на ранний час, зале было полно народу. Там были монегаски, собравшиеся к утреннему приветствию молодого князя де Монако; провинциалы, прибывшие ко двору в надежде обрести покровительство важных особ; почитатели обаяния юной герцогини Орлеанской и безупречного шарма ее супруга, герцога Орлеанского, а также все те, кто предпочитал веселье и непринужденность, царившие при Малом дворе в отличие от торжественной помпезности и непреложных правил этикета, которые было необходимо соблюдать в Королевской Приемной.

- О, господин лейтенант! Мы уже готовы к смене караулов! - доложил попавшийся на пути дежурный вахмистр, но де Ресто, не останавливаясь, отдал короткое распоряжение, переложив служебный долг на его плечи:

- Проведите смену всех караулов и соберите отчеты. Я все приму в караульном зале. Позже.

Решив не терять драгоценное время на прочие случайности, которых могло попасться на его пути куда больше, Гастон вышел из зала в коридор для прислуги, выходивший на лестницу для прислуги. Вот отсюда всего рукой подать до буфетной в апартаментах Мадам, где он назначил встречу мадемуазель д’Артуа. Сумеет ли она перехитрить саму госпожу де Лафайет и улизнуть в буфетную? А что если там все еще будет целая толпа прислуги? Об этом де Ресто не успел подумать загодя, теперь же, слыша, как в буфетной гремели посудой, с грохотом отодвигали стулья и то и дело захлопывали и отворяли двери, он осознал, что место для приватной беседы с Габриэль было выбрано им крайне неудачно.

- Черт подери, - прошептал лейтенант, кляня себя за необдуманный поступок. Но, тут же в его голове возникла весьма дерзкая, но своевременная мысль - а ведь как начальствовавший над караулами офицер он имел право входить в любую часть вверенной его охране территории. Значит, и буфетная была открыта для него. Если Габриэль д’Артуа там, он просто передаст ей все, что ему было известно, и задаст необходимые вопросы. Прислуге это может показаться обычным докладом офицера караулов к одной из фрейлин Мадам. Разве нет?

И все-таки, он так и не решался приоткрыть дверь, остановившись у порога и прислушиваясь к раздававшимся в буфетной голосам... не напоминает ли этот тоненький веселый голосок кого-то из подруг его сестры? Один из голосов, несомненно, принадлежал Габриэли. А вот другой, смеющийся и беззаботный, чей же это голос? Де Креки? Или мадемуазель Стюарт? Только бы не де Монтале. Она настолько солидарная с этим юнцом де Виллеруа, что наверняка воспримет появление де Ресто в буфетной Мадам как нападение на честь и самое жизнь своих любимых подруг.

10

Внезапная отповедь Габриэль поймала Ору врасплох. Она озадаченно заморгала и даже чуть не подавилась последним кусочком дивного пирожка.

- Я? Взъелась? Но я же… - хотелось возразить, что она исключительно радела о благе подруги, однако Ора благоразумно прикусила язычок, чтобы не получить в ответ упрек в том, что сует нос не в свои дела.

И вообще, этот румянец на щеках Артуа, эти заблестевшие глаза… Упс…

- Прости, я же не знала, что у графа оказались добрые намерения, - примирительным тоном произнесла Монтале.

В конце концов, если Габриэль не собиралась сердиться на лейтенанта де Ресто, а, напротив, желала записать его в свои рыцари и защитники, в том не было ничего такого. Ресто, в отличие от монакского князя, был холост, что в глазах Оры выглядело большим плюсом. И даже не потому, что она так уж желала видеть Габриэль графиней де Ресто, просто опыт подсказывал ей, что холостые кавалеры относятся к незамужним девицам с большей осторожностью, ведь им пока еще есть что терять. Пусть Ора и не знала, есть ли у Габриэль строгие родственники, способные в случае чего привлечь забывшегося холостяка к ответу – в смысле, к алтарю – но ведь и де Ресто этого не знал! И все же…

- Ну раз Ресто и в самом деле хочет помочь, я вовсе не имею ничего такого против. Но ты все ж таки будь осторожнее, хорошо? Если тебе вдруг покажется, что что-то пошло не так, пожалуйста, не молчи. Я ведь и вправду дружна с маркизом де Виллеруа, и это не пустячная дружба. Кроме того, что Франсуа галантен и любезен, он еще и любим Его Величеством, так что, в крайнем случае, мы всегда можем попросить его заступиться. Он будет только рад, вот увидишь.

Ора в задумчивости посмотрела на соблазнительную вазочку с пирожными, вздохнула и поднялась.

- Ну, я, наверное, пойду. Не буду тебе мешать следить за всем этим хлопотным хозяйством. Ее Высочество, должно быть, уже скоро встанет, а мне хотелось еще... - она неопределенно махнула рукой, уже не так уж и уверенная в том, что ей сейчас хочется откровенничать с Лавальер.

11

Реакция Оры немного смягчила гнев Артуа, и на губах появилась легкая понимающая улыбка, и в глазах уже не было строгости. Габриэль всегда довольно быстро отходила и успокаивалась. К тому же Констанс считалась близкой подругой, знала многое и часто помогала, выручала блондинку. А также их небольшая компания уже привлекла внимание в обществе королевского двора. Приключения теперь следовали за ними по пятам. Ссоры и соперничества не нужны и довольно опасны в их случаях.

- Все хорошо, Ора. Прости, что налетела на тебя, просто твое отношение немного оскорбительно, да и поступок де Виллеруа по твоей просьбе хоть и с одной стороны был необходим, с другой достаточно фривольный, боюсь что теперь граф и маркиз станут врагами. А мне бы этого не хотелось...

В отличие от соратницы таких далеко идущих планов у Марии-Луизы не было, точнее чтоб им появиться в первую очередь надлежало все-таки состоятся пресловутой беседе с де Ресто. Габриэль планировала прежде чем открываться и возлагать на лейтенанта заботу о своей судьбе планировала таки попытаться понять мотивы кавалеры и его стремления. Возможно ведь что все это лишь забота о вверенных ему в попечение служебных рамках, а все остальное лишь плод бурной девичьей фантазии.

- Всенепременно, дорогая. Спасибо тебе, правда, ты настоящая подруга и мне не хочется ссориться с тобой, уж тем более из-за мужчин. Само собой, обязательно все тебе расскажу вечером, приходи перед сном поболтаем. Прям так жалко что пришлось быстро уезжать с поляны, мне кажется веселье только только начиналось. Может после пробуждения Мадам удастся поучаствовать еще в чем-то подобном это так захватывающе....

Мнение о заступничестве маркиза конечно преувеличенно, конечно же ради Оры тот мог запросто и горы свернуть, а вот просить за какую-то подругу благоверной это вряд ли. И хотя Артуа и Франсуа тоже были дружны, все-таки с брюнеткой маркиза связывало намного большее. Да и в случае совсем уже печального исхода, самым крайним вариантом для Габриэль был еще князь Монако, конечно же этот выход был совсем уж отчаянным, но все же.

- Может останешься? Пойдем в покои Мадам вместе, лишний раз услужить ей не будет лишним, поможем с прической и нарядом...

А вот это сказано было для хитрости, ведь настойчивое выпроваживание могло вызвать подозрения, меньше всего Габриэль хотела бы чтоб о встрече с Гастоном знал еще кто-либо, конечно же беседа будет в присутствии десятка слуг, но те заняты сборами подносов и завтраками других благородных дам, так что визит лейтенанта обходящего караулы и территорию после ночи вполне обыденный. 

- Хотя смотри сама, постарайся не попадаться Армаде на глаза или же проверь подол, а то де Креки не заметила травинку и чуть не выдала нас. Беги к себе и приведи себя в порядок, можешь даже зевнуть для пущей убедительности...

12

- А, господин де Ресто! А что же Вы здесь в темноте стоите?

Гастон вздрогнул, услыхав знакомый голос за своей спиной, и обернулся. К нему подошел мэтр Сальвио, виртуоз кулинарного искусства и непримиримый соперник новомодной звезды званых вечеров мэтра Вателя.

- Да, я только что подошел. Проверяю посты, - сказал в свое оправдание Гастон, отшатнувшись от дверей в буфетную.

Пьемонтец тут же проскользнул рядом с ним, грациозно и то же время комично вышагивая, вытягивая носки туфель так, словно танцевал партию в балете. Не ожидавший такого поворота Гастон хотел было развернуться и шагать прочь в сторону Гостевых покоев, но беспокойный нрав кулинара не позволил тому просто так оставить в покое лейтенанта королевских мушкетеров.

- А что, в буфетной проверять не изволите, господин лейтенант? Э, да что же Вы, неужели так и уйдете, не попробовав мои фирменные крем-де-паризьен? О нет, Вы же не обидите меня отказом, мой славный лейтенант! И к тому же, - тут он опустил взгляд при звуках утробного урчания из живота проголодавшегося со вчерашнего дня молодого человека. - Весьма не полезно исполнять служебные обязанности на пустой живот, месье. Это я Вам как кулинар заявляю. Идемте, идемте!

Почувствовав себя заложником ситуации, де Ресто решил сыграть хоть какую-нибудь плохую мину при еще более худшей игре и позволил мэтру распахнуть перед ним дверь.

- О, смотрите-ка, господин лейтенант! А вот и мои солдаты, - взмахом руки, которой явно не хватало дирижерского или даже маршальского жезла, Сальвио указал на сновавших в кухне поварят и лакеев, едва успевавших накрывать готовые завтраки в корзинки, на подносы и просто на блюда, чтобы отсылать их с горничными и камеристками в комнаты юных фрейлин и статс-дам из свиты Ее Высочества.

- Мадемуазели, и добрейшего вам утра, - пьемонтец просиял белозубой улыбкой, склонившись в приветственном поклоне перед двумя фрейлинами Мадам. - Какое счастье видеть столь счастливые и очаровательные лица в буфетной. Неужели я имею честь видеть перед собой фрейлин Ее Высочества? О, поверьте, сударыни, сегодняшний завтрак в исполнении мэтра Сальвио поразит не только ваши вкусы, но и вкус самой принцессы.

Он окинул взором столы, тут же безошибочно распознав, где именно стоял поднос, предназначавшийся для покоев герцогини Орлеанской.

- О, я смотрю, выбор блюд не просто на высоте! - зачмокав губами от удовольствия, будто бы он сам только что снял пробу с каждого из блюд, представленных на подносе, пропел мэтр. - Безупречно! Магнифико! Такой изыск и ни капельки излишеств. Мои комплименты той из вас, сударыни, кто составлял этот завтрак.

Де Ресто оставался недвижимым у дальнего стола, не решаясь подойти к девушкам прямо на виду у Сальвио. Болтун мог, чего доброго, рассказать о его визите, а то и приукрасить рассказ собственными домыслами. Но, и стоять, как истукан не полагалось, а потому, он прошагал бодрым шагом в направлении той из дверей, которая вела в коридор фрейлинских комнат, который, по случаю выходил в дворцовое крыло, где находился караульный зал мушкетеров. Но, не пройдя и до середины буфетной, Гастон остановился и с видом, будто только что заметил присутствие Габриэли д'Артуа и Оры де Монтале, отвесил в адрес обеих девушек вежливый поклон.

- Мадемуазели, доброе утро, - сказал он, стараясь не смотреть слишком пристально на Габриэль, и в то же время добиться от нее хоть какого-нибудь знака.

13

Габриэль была права, ссориться из-за мужчин глупо. Тем более из-за де Ресто, который Оре совершенно не нравился, да и в кандидаты в мужья не годился по длинному списку причин, первой в котором стояла выдающаяся родословная графа, а последней – его относительная стесненность в средствах, о которой успела обмолвиться в беседе с Армадой мадам де Бельвиль, и которая означала, что Ресто с вероятностью женится на богатой наследнице, а вовсе не на бесприданнице, единственным (но весьма сомнительным) плюсом которой было родство с первыми капитанами мушкетерской роты короля и бывшей подругой королевы-матери (вот уж кто вряд ли смог бы сделать протекцию лейтенанту мушкетеров, буде тот в ней нуждался). Нет, де Ресто можно было смело вычеркивать из списка потенциальных мужей.

- Может останешься? Пойдем в покои Мадам вместе, лишний раз услужить ей не будет лишним, поможем с прической и нарядом... – без особого энтузиазма предложила Артуа, но Ора отрицательно покачала головой.

- Нет, я лучше к себе. Не хочу лишний раз попадаться на глаза Ее Высочеству, а главное, одной статс-даме, - она на всякий случай понизила голос, подозревая, что среди суетящейся в буфетной прислуги наверняка найдется какой-нибудь доброхот на службе у Армады.

- К тому же, да, надо бы привести в порядок платье. Глупо будет попасться так же, как Креки, - Монтале на всякий случай опустила глаза, разглядывая подол, но ничего предательского, кроме нескольких рыжих волосков, явно не похожих на травинки, не заметила. – Надеюсь, обнимание с котами не считается при дворе смертным грехом?

Один из поварят прыснул и заслужил было грозный (или что-то вроде того) взгляд, но тут дверь, ведущая на лестницу для прислуги, распахнулась, и Ора, позабыв про дерзкого насмешника, тихо ахнула при виде мушкетерского плаща:

- Бог ты мой, легок же на помине!

Ресто, зашедший в буфетную вслед за суетливым человечком в высоком поварском колпаке, нерешительно мялся у двери, поглядывая в их с Габриэль сторону, и у Монтале возникло стойкое ощущение, что она здесь лишняя. Лейтенанту явно не требовалось идти столь длинным и окольным путем через покои герцогини Орлеанской, чтобы попасть в кордегардию, так что вывод напрашивался сам собой – и прелюбопытнейший.

А уж этот его обходной маневр и то, как он старательно на них не смотрел, пока не оказался буквально в двух шагах… Ох уж эти мужчины!

- Мадемуазели, доброе утро, - выдавил из себя лейтенант, и Оре сделалось его даже жаль.

- Доброе утро, месье граф, - присела она с самым естественным видом, как будто они с де Ресто не виделись совсем недавно. – Ой, Габриэль, милая, мне надо бежать! Вечером поговорим обо всем, хорошо? Доброго вам дня, граф!

Одарив молодого мушкетера милой улыбкой (впрочем, не настолько милой, чтобы рассердить Габриэль), Монтале грациозно развернулась и, цапнув со стола еще один пирожок, величаво выплыла из буфетной. А что, разве она подписывалась стеречь подруг? Габриэль не ребенок, в конце концов, да и народу в буфетной достаточно. Зато у Ресто не будет шанса приставать с вопросами еще и к ней, как будто Ора могла хоть что-то знать про творящуюся в Фонтенбло чертовщину. Интересно, рассказал ли ему месье Андрэ про золото, найденное Луизой?

Луиза! Забыв про свое недавнее нежелание откровенничать с подругой, Монтале, едва за ней закрылась дверь, вмиг утратила величавость и резвой козочкой кинулась в комнату подруги.

Отредактировано Ора де Монтале (2018-12-21 23:24:08)

14

Улыбка де Монтале, доставшаяся Гастону, была тут же расценена мэтром Сальвио на собственный счет. Он тут же сорвался с места, чтобы самолично открыть дверь перед очаровательной мадемуазель, но та оказалась проворнее его и выскользнула из буфетной еще до того, как предприимчивый кулинар успел добежать до дверей.

- Ах, негодный мальчишка! - взвился мэтр и высказал несколько резких выражений на незнакомом Гастону диалекте.

- Габриэль, - заметив, что глаза сновавших вокруг них лакеев и кухонной прислуги отвлеклись на беднягу поваренка, де Ресто решил воспользоваться этой заминкой и просительно посмотрел в глаза д’Артуа.

- Мадемуазель, я прошу прощения за эту вольность, - тут же поправился он, с недовольством подумав о том, насколько же неудобной была придворная жизнь, полная условностей и правил пресловутого этикета.

- Нам нужно переговорить. Но здесь яблоку упасть негде. Нас не только увидят, но и услышат. Прошу Вас, не сочтите за дерзость, - он быстро обернулся в сторону Сальвио, с поистине актерской увлеченностью выговаривавшего уже не одному поваренку, а целому строю из шестерых из них. - Я подумал, что если бы Вы заглянули сейчас в комнату к моей сестре, к мадемуазель де Вьевиль. Я могу зайти к ней, и если даже меня застанут там, это никому не покажется странным. А что касается молчания Марго, то я возьму с нее самую страшную клятву молчать обо всем. Или... - он подумал, взглянул еще раз на болтливого пьемонтца, а потом в лицо Габриэли. - Впрочем, нет. Я не стану требовать от Вас разговора наедине, если это неприятно Вам. Поймите, - он зашептал, торопясь договорить все, пока мэтр Сальвио снова не обратил на них свое суетное внимание. - Я не желаю ни в коей мере повредить Вашей репутации, мадемуазель.

Высказавшись, он отошел немного в сторону, якобы заинтересовавшись расставленными на столе бутылками с винами, предназначенными для дам двора Ее Высочества.

- О, рекомендую вот это, - послышалось едва ли не над самым его ухом. Успевший порядком надоесть ему итальянец не только оказался вблизи от Гастона, но, поднявшись на цыпочки, в самом деле, шептал ему на ухо! - Я как раз намереваюсь представить три бутылки этого вина Его Высочеству. От них уже прислали гонца с требованием завтрака.

- Месье, я попробую это вино. По Вашей рекомендации. Но, позднее, - ответил ему де Ресто и обернулся, чтобы посмотреть на стоявшую за спиной Сальвио Габриэль. Он вопросительно взглянул в ее глаза, кивнул головой, а потом поспешил к дверям в коридор фрейлинских покоев, захватив с собой рекомендованное мэтром вино. Уж если совершать налет на буфетную, так не с пустыми же руками выходить оттуда.

Понадеявшись, что Габриэль не откажется внять его просьбе, пусть и не обычной, и полной предерзостных намеков на таинственный тет-а-тет, которым мог обернуться их разговор, де Ресто вышел в коридор и прошел к знакомой уже двери в комнату мадемуазель де Вьевиль. Маргарита наверняка была у себя, оставалось надеяться, что она не возмутится и не воспротивится визиту старшего брата.

Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 7

Отредактировано Гастон де Ресто (2018-12-23 22:58:03)

15

Желание оставить в тайне от подруги будущую встречу с графом не исполнилось, Габриэль даже вздрогнула услышав голос того, кого ждала здесь, в купе с красивым акцентом великолепного мэтра Сальвио, являвшегося здесь в буфетных поистине королем кулинарных изысков и умопомрачительных напитков. Итальянец лучезарно улыбаясь почти втащил Гастона в собственное святилище. Взгляды ненадолго встретились, и в темном взоре было раскаяние. Видимо лейтенант каялся за допущенную ошибку, будучи уверенным что буфетная герцогини удачное место для приватной беседы. Хотя Артуа искренне не понимала, почему собственно так важна именно уединенность.
Подозрительно....очень...что вы хотите от меня на самом деле месье...
Погрузившись в собственные дебри разума Мария-Луиза вполуха слушала ответ Оры, но уловила итог. Подруга назвала минимум три причины ухода, каждая из которых вполне была логична и достойна. Вот только карий взор так и цеплялся за де Ресто, а так же на мгновение вспыхнувшая усмешка при демонстративном безразличие мушкетера их персон, вплоть до столкновения пожалуй разве что нос к носу.
Хотя преимущество почти основательно и безжалостно в диалоге подхватил уважаемый мэтр, одарив своих гостьей улыбкой настоящего ловеласа. Вплоть до отчаянного желания непременно открыть уходящей дверь, услужив как подобает.

- Мадемуазели, и добрейшего вам утра.  Какое счастье видеть столь счастливые и очаровательные лица в буфетной. Неужели я имею честь видеть перед собой фрейлин Ее Высочества? О, поверьте, сударыни, сегодняшний завтрак в исполнении мэтра Сальвио поразит не только ваши вкусы, но и вкус самой принцессы.
- Месье Сальвио, ваши таланты поистине божественны, эти великолепные круассаны и эклеры, перед ними невозможно устоять. Боюсь что частое посещение вашей обители чревато прибавкой в неположенном месте. Да, маэстро мадемуазель Габриэль д`Артуа к вашим услугам.

Идеальный реверанс и чарующая улыбка, такая открытая и чистая, совсем не идущая для потаенных менее открытых помыслах для предстоящего уединения с мужчиной.

- О, я смотрю, выбор блюд не просто на высоте!  Безупречно! Магнифико! Такой изыск и ни капельки излишеств. Мои комплименты той из вас, сударыни, кто составлял этот завтрак.
- Боюсь это заслуга нашей всеми уважаемой графини де Лафайет, но признаюсь ваша похвала и мне приятна.
- Мадемуазели, доброе утро...
Голос же спутника главного распорядителя по трапезе отличался от легкого и непринужденного говора пьемонтца. И почти выдавал обреченность лейтенанта в провале собственной затеи. Плюс еще и смущение имело место.
- Доброе утро, месье граф. Ой, Габриэль, милая, мне надо бежать! Вечером поговорим обо всем, хорошо? Доброго вам дня, граф!
Успела таки первой ответить Монтале прежде чем как и собиралась покинуть эту комнату.

- Всенепременно... Доброе утро, месье лейтенант, вы смотрю тоже решили немного перекусить перед вашей непростой службой....
И тут воздух содрогнулся от не сулившего нашкодившему юному помощнику мэтра ничего хорошего. Вокруг забегали, засуетились и даже Сальвио был очень занят отчитываемым подопечным.

И она услышала свое имя:
- Габриэль, нам нужно переговорить. Но здесь яблоку упасть негде. Нас не только увидят, но и услышат. Прошу Вас, не сочтите за дерзость. Я подумал, что если бы Вы заглянули сейчас в комнату к моей сестре, к мадемуазель де Вьевиль. Я могу зайти к ней, и если даже меня застанут там, это никому не покажется странным. А что касается молчания Марго, то я возьму с нее самую страшную клятву молчать обо всем. Или...Впрочем, нет. Я не стану требовать от Вас разговора наедине, если это неприятно Вам. Поймите, Я не желаю ни в коей мере повредить Вашей репутации, мадемуазель.

И подозрения оправдались, да так что лихорадочно девушка начала пытаться понять что ей и как лучше сделать. Беседа была необходима, с одной стороны те знания, которыми она владела действительно были опасными и нужно было бы ими поделиться, но в тоже время доверие к собеседнику так же оставалось под вопросом. Да и Габриэль рассказав понаблюдала бы за графом в дальнейшем и возможно внимание кавалера к своей персоне и вовсе сойдет на нет. А пока он добивается так настойчиво беседы разве что из пресловутого служебного рвения.

- Нет, месье, я не хочу более откладывать беседу. Идите к вашей сестре, я постараюсь что-нибудь придумать и как можно скорее последовать следом...Только, умоляю, сделайте так что б Маргарита поняла и потом не использовала бы сие преимущество для себя... Если услышу от неё хоть намек, уйду тотчас....Идите, граф...

Последнее было сказано почти одними губами и взор, все внимание переключились вновь на подскочившего к ней Сальвио. Краем глаз фрейлина видела что её визави все-таки поддавшись уговорам мэтра прихватил бутылку вина, прежде чем покинуть буфетную.

- Маэстро, поистине сегодня тут настоящее столпотворение, столько народу за каких-то пятнадцать минут. Вас прям задергали.... Месье может вы напрасно не настояли на завтраке лейтенанта, сомневаюсь что в казармах хорошо и так изыскано кормят, а месье в конце концов не простолюдин. Позвольте мне собрать ему немного и отнести в комнату мадемуазель де Вьевиль, пусть позавтракает с братом, как считаете?

- Мадемуазель, вы красивы и сообразительны, Мадам действительно владеет отменным вкусом и чутьем, на выбор услужниц. Конечно, конечно, я не желаю что б эти стены покидали с пустыми желудками.... Сальвио еще никто так не оскорблял.... Идите, tessoro, я пошлю за вами если придут от Её Высочества...

Выбрав поднос Артуа поставила на него корзинку с фруктами, пирожными, пару кружек и графин с персиковым морсом, и порцию достаточно неплохого мясного рулета, в конце концов Гастон как и любой мужчина предпочтет десертам мясо. Для угоды же Маргарите был прихвачен и шоколадный пудинг.
Выбрав более-менее крепкого из лакеев она передала ему поднос и велела следовать за ней.
Вот только бы не встретить кого-нибудь, хотя скажу что поступили жалобы, вот и провожаю этих глупцов до дверей, чтоб не перепутали фрейлин....

И вот она нужная дверь, вот только суждено ли или же снова провал:
- Маргарита, милая, это Габриэль д`Артуа, открой пожалуйста, твои завтрак готов...

Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриэтты

Отредактировано Габриэль д'Артуа (2019-01-09 18:48:26)


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 3