Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 6


Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 6

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Утро 5-го апреля 1661.

2

Шесть утра.

- Окна растворите, олухи, - проворчал в носовой платок господин префект и прошелся по писарскому залу Канцелярии.

- Уже, господин префект. Все. Настежь. Еще с ночи, - поспешил заверить его семенивший следом за ним секретарь.

- С ночи? - Ла Рейни так резко остановился, что Марвель едва не ударился носом промеж его лопаток.

- Так ведь... дыма столько было. Вот и отперли все сразу же.

- Дважды олухи! - рявкнул было Ла Рейни, но из-за дыма, все еще царившего в воздухе, голос его осип и страшно драло в горле. - Открыли они окна на ночь! А хоть бы кто караулил? А? Или что же, заходи, влезай, кто хочешь.

- Так нет же, тут господа из швейцарской гвардии следили за порядком. Да еще от мушкетеров были четверо. Вон там, в коридоре стояли.

Габриэль Никола обернулся к своему секретарю, коротко взглянул в его глаза и снова отвернулся. Он зашагал к дверям своего кабинета, заложив руки за спину. Остановившись у порога, он обернулся снова и буркнул:

- Ну, отпирайте уж. Там все равно замка нет покуда.

- Так вызовем. Вызовем замочных дел мастера. Как только.

- Да. А вот сразу мне нужен протокол ареста шевалье де Лоррена, - отрезал Ла Рейни и, подозрительно принюхиваясь, вошел в открытую перед ним дверь. В его кабинете тоже все было задымлено, но запахи горелой древесины, кожи и шпалер, царившие в соседнем зале, не успели въесться. Он прошелся к окну, все еще хранившему следы вчерашнего погрома, устроенного трансильванским князем, приоткрыл зиявшую пустотой раму. Поежился от утреннего холода, повеявшего со стороны парка, и вгляделся в окутанную еще туманами даль.

- Так, чего ждем? - окликнул он замершего в оцепенении Марвеля.

- Сию же минуту... к Вам посетитель, господин префект, - ответил тот, теряясь в лице, как видно, гость был не из простых.

- Сначала я хочу разобраться с этим шевалье, - проворчал Ла Рейни, но, Марвель уже посторонился, пропуская нежданного и незваного гостя в кабинет префекта.

3

Дворец Фонтенбло. Зал для Игры в Мяч, Королевский Балкон. 2

Вставать ни свет, ни заря Никола Фуке привык еще с ранней юности, а когда служил интендантом в армии во Фландрии, то взял себе за привычку проверять все записи и письма, прочитанные или записанные перед сном, еще раз с утра и на свежую голову. И тогда же он завел себе особое расписание делового утра, когда ни одна минута не проходила даром. За завтраком он слушал донесения шпионов, переданные его секретарю, проверял составленное на день расписание, правил его и назначал встречи. В утро апреля пятого числа все было так же, как и всегда. На голову суперинтенданта градом сыпались вопросы по части финансирования новой череды забав, затеянных молодым королем или его братом при дворе; неувязки с поставками для придворных увеселений и обеспечения праздной жизни королевского двора вдали от Парижа; сообщения от строителей и обойщиков из Во-ле-Виконта; а также, донесения, требовавшие особенного внимания, касавшиеся укрепления линии фортификаций на приобретенном им острове Бель-Иле. Все это, как и всегда требовало решений и немедленных распоряжений. Но, поверх всех сообщенных ему новостей и неурядиц, одна новость особенно зацепила внимание суперинтенданта. Один из лакеев королевского дома, подкупленных предшественником Лефевра, всю ночь во время праздничного бала ходил по залу среди гостей Мадам и Месье, подслушивая разговоры и обсуждения. Его-то отчет оказался наиболее интересным и привлек бы внимание не только Фуке, но и заинтересованного в поддержании порядка при дворе господина Ла Рейни. Фуке знал, что парижский префект метил на пост куда более серьезный и ответственный, нежели глава столичных полицейских шпиков. О нет, этот человек желал большего и стремился к этому изо всех сил, ухватившись за возможность подвизаться при королевском дворе в связи с недавними печальными событиями. И виконт видел в этом выгоду и для себя. Одно дело, будучи генеральным прокурором, держать в кулаке парижский парламент, но, какие широкие перспективы открывались бы перед ним, если бы в качестве его марионеточного полицейского выступил столь деятельный и амбициозный человек, как Ла Рейни. Помочь ему добиться интендантства всей полиции, значило бы для Фуке обретение надежного союзника, более того, защитной стены на случай, если кому-нибудь вроде того же маршала двора вздумалось бы копать под него.

И посему господин суперинтендант спешно покончил с завтраком и направил стопы в сторону Королевской канцелярии, где прочно обосновался его будущий протеже и друг, как он надеялся в своих проектах, господин парижский префект.

- Ну и надымили у Вас здесь, - обмахиваясь надушенным платочком, сказал Фуке, пока караульный гвардеец вел его к дверям в кабинет префекта.

- Сначала я хочу разобраться с этим шевалье, - послышался голос Ла Рейни, но будучи уже у цели, виконт решил не останавливаться.

- Мой дорогой префект, я не задержу Вас ни минутой дольше, чем этого заслуживает дело, по которому я решил явиться к Вам. Лично.

С этими словами Фуке вошел в кабинет и посмотрел на согнувшегося в поклоне секретаря.

- Любезный, передайте от моего имени распоряжение принести сюда завтрак для месье префекта. И для меня. К мэтру Вателю, естественно, - опередил он возникший в глазах секретаря вопрос. - И, я позволю себе еще одно распоряжение, - Фуке со всем дружелюбием кивнул Ла Рейни. - Вызовите сюда сержанта Дезуша. Ему будет, о чем сделать доклад для Ее Величества. А Вам, мой дорогой Ла Рейни, для Его Величества.

4

- Месье суперинтендант, - в возгласе префекта можно было разобрать целую палитру эмоций от удивления до обреченного согласия потерять полчаса драгоценного времени на пустую светскую болтовню. Ла Рейни знал кое-что из о секретных делах Фуке и ему было невдомек, что тому могло понадобиться от него или от его ведомства. Ну, разве что, явился замолвить словечко за кого-нибудь. Габриэль Никола сощурил глаза, еще не совсем привыкшие к яркому свету рассветного солнца, поднимавшегося над горизонтом, и вгляделся в лицо гостя.

- Прошу Вас, виконт, - с холодной вежливостью он указал вошедшему на стул перед его рабочим столом.

- И что же это за дело у Вас ко мне? Знаете ли, у меня утренний доклад у Его Величества. Не позднее, чем в половине восьмого. А до того, мне нужно разобрать несколько важных дел.

Ла Рейни лукавил, из важных дел было только одно - допросить по всей форме арестованного накануне де Лоррена. Да и то, лишь затем, чтобы убедиться, что этот молодой профан, родившийся с серебряными ложками в обеих руках, не имел никакого отношения к организации взрыва. Это он и без того знал. Но, ему было необходимо запугать шевалье настолько, чтобы вынудить его на кое-какие услуги, как одного из придворных свиты герцога Орлеанского.

- Позвольте, виконт, но завтрак, - услыхав распоряжения Фуке, Ла Рейни с округлившимися от удивления глазами уставился на секретаря, но промолчал и ответил ему кивком. Пусть себе идет. Если Фуке нужно было улучить минуту для разговора наедине, так он ее получит любым способом. Если это этот способ обеспечит его, Габриэля Никола завтраком от самого мэтра Вателя, так быть по сему. Не каждое утро выдается столь уж удачным. Если не считать запаха гари, после ночного пожара въевшегося во всю мебель и шпалеры в Канцелярии и даже в его кабинете.

- И да, Марвель! Вызовите Дезуша. И пусть заодно приведет сюда... хм... - они переглянулись с секретарем и префект многозначительно кивнул, не произнося имени арестанта. - Нашего ночного гостя. Я желаю поговорить с ним, как можно скорее.

Получив подтверждение приказов суперинтенданта от своего патрона, Марвель сорвался с места и побежал исполнять их. Грохот каблуков его тяжелых башмаков еще раздавался по всей Канцелярии, когда у дверей в кабинет появился один из писарей.

- Простите, господин префект. Я просто видел, что у Вас открыто. Не позволите ли подать рапорт. Это с королевских конюшен.

- Открыто, как же, - пробурчал Ла Рейни, снова указав Фуке на стул напротив себя. - Присаживайтесь, месье виконт. Уж, не обессудьте, но чем богаты - тут мебель вся по-спартански собрана. Только для службы... да-с... минимум удобств.

- Позволите передать? - молодой писарь все еще стоял на пороге, по неопытности своей не зная еще, как истолковывать вопиющее невнимание к себе со стороны патрона.

- Давайте уж, что с Вами делать, - Ла Рейни протянул руку и выхватил рапорт из рук писаря, тут же замахав ему другой рукой, чтобы шел прочь. - И дверь... дверь приставьте назад. Чтобы прикрытой была!

Он развернул бумажку с рапортом, записанным емким и очень мелким почерком поверх каких-то счетов и цифр.

"Для мадьяр отрядили арабских скакунов в количестве полудюжины из личного выезда герцогини де Монпансье. Столько же прибыло из конюшен королевских мушкетеров. Секретничают. Но, расспрашивали младшего конюха о дальней лужайке. Хороша ли для выездки лошадей. Видать, гуляния затевают. На охоту не похоже - собак не требовали. Еще отправили три кареты, одна графини де Суассон с ней же, вторая маркизы де Тианж, с ней же, третья маршала дю Плесси-Бельера. Коляску прогулочную отправили с гвардейским лейтенантом. И экипаж простой отправили по приказу генерала де Руже с доктором для его матушки. Все три кареты и экипаж с доктором отправлены в Париж."

От долгого чтения мелкого почерка в глазах зарябило. Ла Рейни зажмурился и потер лицо ладонью. Прочтя рапорт до конца, он устремил взгляд на лицо Фуке.

- Так что же Вы желали сообщить мне, дорогой виконт, что было бы полезно для моего доклада Его Величеству? - спросил он, про себя загадывая, что тот наверняка явился наябедничать на кого-нибудь из молодежи. На тех же мадьяр.

5

Кабинет префекта, хоть и был обставлен добротной и дорогой мебелью, однако же, отличался почти спартанской суровостью. Стул, предложенный виконту, оказался жестким и неудобным. Усевшись на него, Фуке хотел было закинуть ногу на ногу и откинуться на спинку, но она оказалась настолько жесткой, что лучшее, что он мог сделать, это тут же выпрямиться. Чувствуя, как лишенная даже намека на обивку деревянная спинка стула впилась в его спину, он съехал на краешек сиденья, желая из всех благ первейшего - поскорее встать, и еще скорее покинуть это неприятное во всех отношениях место.

- Ночной гость? - стараясь не подать и виду, что испытывал неудобства, спросил Фуке. - Неужели арест? И кто же на этот раз надебоширил? Надеюсь, что это не кто-нибудь... - он вскинул голову и обратил взор к потолку, украшенному нескромной росписью, разительно не соответствовавшей обстановке и назначению кабинета. - Не из свиты Его Высочества? - приглушенным тоном спросил он, вводя их беседу в конфиденциальное русло.

Невзрачный на вид канцелярский писарь принес префекту какую-то скомканную бумажку, которую тот, не смотря на крайне непрезентабельный вид, изучал с несколько минут самым внимательнейшим образом. Донесение, не иначе, сделал для себя вывод Фуке, разглядывая потолочную роспись.

- Ах, простите, увлекся, - улыбнулся он, когда Ла Рейни наконец-то соизволил спросить его о цели визита. - Так что же, дорогой мой, я хочу обрадовать Вас. Сегодня у Вас есть возможность сделать своей первый и важный шаг на пути, - тут он торжественно воздел глаза вверх, но, не найдя, за кого бы из участников пасторальной сценки зацепиться в качестве примера триумфального подъема по карьерной лестнице, опустил взор и вперил его в лицо префекта.

- Вверх, мой дорогой. Только вверх. Интендант королевской полиции. Главный дознаватель. Начальник всех тюрем и комиссариатов. Вы понимаете? Да, это звучит невероятно, и тем не менее, я готов предложить Вам... я открою для Вас эти двери. Итак!

Нет, решительно невозможно было сидеть на жестком стуле, словно пришпиленный огромной булавкой шмель, и продолжать речь столь же убедительно. Фуке вскочил на ноги и зашагал, эмоционально жестикулируя при каждой новой фразе.

- Известно ли Вам, дорогой префект, что при дворе Его Величества находятся смертельные враги. Не просто смертельные, не только лично, но шире. Шире! Мой дорогой Ла Рейни, эти люди представляют собой целые группы... нет, более того, они являют собой государственные интересы. Так вот, до моего слуха дошло, что находящегося при дворе венгерского кронпринца прочат на венгерский трон.

Он оглянулся, заметив откровенное "фе" в выражении лица Ла Рейни.

- Да, да, это всем известно. Об этом говорят. Но, я-то знаю наверняка. А еще, я знаю, что здесь при дворе есть и другой претендент на этот же трон. А! - тут Фуке вскинул руку и победно ткнул указательным пальцем в сторону префекта.

- Вы и не знали, а? А ведь никто не знает, что один из советников прибывшего ко двору посла Османской империи, есть никто иной как претендент на венгерскую корону, которого поддерживает не только султан, но даже, пока что негласно, и венгерская старая аристократия. Да, да. Есть прямой договор. И мне известны его детали, - эту последнюю фразу Фуке скомкал, словно, она не имела столь важного значения, чтобы останавливаться на ней подробнее.

- Но, вернемся к Вам, мой дорогой префект. Точнее, к Вашему повышению. Что случилось бы, если бы эти два претендента вступили в откровенную открытую конфронтацию между собой? Здесь, в Фонтенбло. А? И что, если бы тем лицом, кто предотвратил бы неизбежное кровопролитие, оказались бы именно Вы, мой дорогой?

Выдержав эффектную паузу, Фуке взмахнул руками, словно предлагая весь мир на одном блюдечке для очарованного его пламенными речами Ла Рейни.

- И эта возможность лежит прямо перед Вами, мой дорогой. Почти в буквальном смысле. Я знаю наверняка, что сейчас между этими двумя людьми затевается поединок. В парке Фонтенбло. И участвуют в заговоре не только мадьяры из свиты князя, и не только люди второго претендента. Но, - тут он понизил голос до шепота, так как дверь приоткрылась, и слуги из кухни Вателя внесли в кабинет подносы с дымящимися блюдами. - Там замешаны лица из свиты самого короля. Вам лишь стоит послать Дезуша с его гвардейцами в указанное место. А уж что произойдет дальше... о, поверьте мне, господа де Бриенн и де Лион не останутся в долгу перед Вами, когда узнают, какого масштаба дипломатический скандал был предотвращен, благодаря Вашей бдительности.

6

Записка с донесением, сама по себе ничего особенного не представляла. Мадьяры уже успели зарекомендовать себя буйными головами. Ежели снова учинят стрельбу по шишкам, так уж лучше подальше от дворца и прогулочных аллей, где караулы из гвардейцев и мушкетеров обязаны бдить покой и безопасность Его Величества и всего двора. Что такого, если этим сорвиголовам вздумалось позабавиться где-нибудь в дальних уголках старого парка, а то и вовсе выехать в лес?

- Известно ли Вам, дорогой префект... - начал свою речь Фуке, и поначалу Ла Рейни лишь делал вид, что его интересовали интриги при венгерском дворе. На пухлощеком лице уже нарисовалось откровенное "фе", когда суперинтендант, наконец, перешел от пространного вступления к сути, которая сводилась к тому, что эти интриги разыгрывались прямо у него под носом, при дворе французского короля.

- Ну, ну, и что же? - нетерпеливо барабаня пальцами по столешнице, торопил Ла Рейни, презрев разницу в их с Фуке положении. - Что они затевают?

В кабинет вошли слуги с присланным самим Вателем завтраком, и у Габриэля Никола едва слюнки не потекли от одного только аромата, который источали внесенные в кабинет блюда. Однако же, взяв себя в руки, он и бровью не повел, сделав вид, что не был голоден. Он щелкнул пальцами, подозвав одного из своих канцелярских слуг, и тихо шепнул ему, чтобы Фуке, занятый своими рассуждениями не расслышал его:

- Как только появится Дезуш с арестантом, задержите их в Канцелярии. Чтобы не попадались на глаза, - он скосил взгляд на Фуке, а слуга понимающе кивнул.

- Так-так, господин суперинтендант, значится, речь идет о бдительности? - заговорил он, приподнимая одну за другой крышки на поставленном перед ним подносе. - Хм... и значится, по-Вашему, там вполне вероятно произойдет кровопролитие? Иными словами, дуэль? Я Вас правильно понимаю?

Интересно было узнать, какое дело было виконту де Во до судьбы предполагаемых наследников венгерской короны, что одного, что другого? И какую выгоду он преследовал в этом деле? Благожелательная любезность со слащавой улыбкой, о, Ла Рейни не поднялся бы столь высоко по этой самой карьерной лестнице, о которой заговорил Фуке, если бы не умел распознавать корысть и охоту за собственной выгодой за фасадом приятного и доброжелательного обхождения. При дворе практически ни одного человека не было, кто не преследовал бы какую-нибудь цель. Свою. Или своей родни. Или своего патрона. В случае Фуке, скорее всего свою.

- И позвольте спросить, какова Ваша роль в этом, предотвращении дипломатического скандала? - иными словами, Ла Рейни хотел узнать, уж не его ли руками Фуке намеревался загрести жар. И если да, в чем он был уверен, то на что именно рассчитывал суперинтендант в случае успеха. И в случае неуспеха также, правда, вряд ли приходилось рассчитывать на столь широкую откровенность.

7

- Именно, мой дорогой господин префект, - улыбка, нарисовавшаяся в уголках губ Фуке, на этот раз была менее любезной и тут же исчезла. - Именно, бдительность. При дворе, если группа дворян собирается на прогулку в обществе женщин - это флирт, интрижки на почве любви, легкомыслие. Не более того. Но, если эти дворяне сговариваются встретиться на самом дальнем краю парка, да еще и вооружаются до зубов, то, поверьте мне, это не просто прогулка. И цели их далеки от легкомысленного кокетства.

Да, зацепить интерес Ла Рейни оказалось вовсе не так просто, как ему казалось еще на подступах к Канцелярии. А ведь по поведению этого человека и не скажешь, что это он несколько дней назад арестовал сына самого графа д’Аркура, вызвал на допрос юного де Виллеруа и навел страху на всю придворную молодежь. Слишком осторожный или такой же толстокожий недоумок, как Дезуш? Фуке пытался понять ход мыслей префекта, не решаясь полностью отказать ему в прозорливости. Нет, не мог человек его положения дослужиться до такого чина и сделаться докладчиком в Королевском Совете, не будучи столь же осторожным. Значит, все дело было именно в этом.

- Да, мой дорогой префект, - трагичным тоном заговорил Фуке, решив давить до самого конца. - Я опасаюсь, что очень даже возможно кровопролитие. И чья бы сторона не осталась в выигрыше, я наверняка знаю одно - проигравшей стороной в этой истории будет Франция. Корона! Сам король! - он остановился возле стола и уперся ладонями о столешницу, в порыве великолепно сыгранных эмоций едва не сбив со стола графин с драгоценным вином из лично им же подобранного погреба, которым распоряжался по его указанию Ватель. - Сам король пострадает из-за этого столкновения, мой дорогой Ла Рейни. Подумайте сами, обе стороны являются гостями королевского двора. И если один их них пострадает в пределах королевской резиденции, это же все равно, что под крышей королевского дворца! Это же скандал! Все недоброжелатели тут же укажут обвиняющим перстом на Его Величество. И это, мой дорогой Ла Рейни, будет на нашей с Вами совести.

Выдохнув последнюю фразу в патетическом измождении, словно на его плечах, как на плечах древних Атлантов, держалась вся Франция вместе с ее союзниками, Фуке отошел от стола и направился к дверям.

- Однако же, мой дорогой префект, я оставляю решение за Вами. Я сделал все, что мог. Но, чего же более? - обессилено опущенные плечи, поникшая голова, потухший взор - все было призвано для того, чтобы выглядеть как можно убедительнее. - Мне призывают дела Его Величества. Я вынужден оставить эту задачу на Вас, мой дорогой. Но, прошу Вас... прошу, не думайте, что я ищу выгоды для себя. Как видите, я даже не прошу, чтобы Вы упоминали обо мне, когда Вы будете докладывать Его Величеству о вовремя разрешенном конфликте. Поверьте, моя корысть одна - благо короля и благо Франции.

Высказавшись, он кивнул префекту и, расправив плечи, выпрямился и зашагал прочь из кабинета. Выйдя в зал Канцелярии, он заметил стоявших у самых дверей Дезуша с двумя гвардейцами. Они охраняли молодого человека, как видно было по его театральной одежде в виде греческого хитона, актера из труппы Мольера или же одного из дворян из свиты Его Высочества. Вот только лицо его…
Фуке никак не мог вспомнить, где же встречал этого русоволосого молодого человека раньше.

- Какие будут указания, месье? - тихо спросил его Лефевр, когда Фуке вышел из Канцелярии.

- Приготовьте корзинки для пикника. На дюжину человек. Побольше вина. И велите заложить для меня прогулочную коляску. Я хочу проехаться по парку.

- Один, Ваша Милость?

- Нет. С Вами, дорогой Лаборд. И... пригласите мадемуазель де Дузонвиль с подругой. Любой из них. И спросите, не пожелает ли она позвать того художника, которого она представила мне вчера. Это все.

Опытный военачальник всегда обеспечивает отступление своей армии на случай непредвиденного исхода маневров, тогда как расчетливый финансист готовит сразу несколько планов действий на любые непредвиденные случаи.

Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 5

Отредактировано Никола Фуке (2019-01-15 00:38:00)

8

Час спустя.

Ярость Дезуша, вернувшегося из парка через каких-нибудь сорок минут, не шла в сравнение с той лавиной возмущения, которая закипала в душе самого префекта. Выслушав доклад сержанта, он даже не удосужился по вошедшей уже в добрую традицию привычке пригласить его на стаканчик "укрепляющей" настойки собственного приготовления. Да что там, он забыл и о том, что у него на столе безнадежно остывал заваренный еще с раннего утра отвар, к которому он так и не успел притронуться.

- Тысяча чертей - нет, три тысячи! - яростно грохнув кулаком по столу, вскричал Ла Рейни, едва дверь его кабинета успела закрыться за вылетевшим как ураган Дезушем.

- Марвель! Марвель! Сюда! - позвал он, так и не садясь в свое любимое рабочее кресло. Какое там! Время шло к выходу Его Величества, а на руках у него были - слухи, еще раз слухи и о! Сплетни!

- Марвель, сейчас же доложите мне о чем-нибудь толковом. Да хоть бы о вторичной пропаже платья мадам Крюшо!

Приказ префекта вызвал сочувственное недоумение на лице секретаря. Тот попятился было назад к двери, чтобы вернуться в канцелярский зал и не показываться пред грозные очи патрона еще с четверть часа, но тот угадал цель этого маневра и прокричал еще громче:

- Стоять! Господи святый, да неужели во дворце не произошло ничего. Ничего настоящего? Мне что же, по-Вашему, потчевать короля одними слухами?

- Ну, как же не стряслось... о лошади Вы же знаете уже, господин префект? Ну, так Ваш помощник еще не возвращался, - радостно напомнил ему Марвель и с опаской покосился на дверь. - А что же, с мадьярами? Дезуш выглядит крайне опасным. Он вне себя от ярости.

- Ха! Я, по-Вашему, само спокойствие? - огрызнулся Ла Рейни и все-таки упал в свое кресло, с грохотом отодвинувшись от стола. - Да, будешь тут вне себя, когда тебя посылают арестовывать принца крови! Кузена короля, между прочим! Пока еще не объявленного официально, но, - тут Ла Рейни воздел вверх указательный палец. - По слухам без пяти минут жениха Великой Мадемуазель! И что? Дезуш со своими гвардейцами явились аккурат посреди пикника. И кого бы Вы думали, они застали? А? Саму герцогиню со всей ее свитой, принца Конде, князя с его оголтелой бандой и дворян из личной свиты короля. Вот! Что там наплел нам господин виконт, а? Ах да, опаснейший оборот событий, дуэль между двумя претендентами на венгерскую корону... ба! Да там если и была дуэль, какая, так между гайдуками князя за очередную бутылочку божоле.

Не в силах выдержать волнения, в которое сам же себя и вогнал, Габриэль Никола все-таки потянулся к остывшему уже отвару и отхлебнул глоток.

- Повезло еще, что я, загодя, не пошел к королю с докладом. Прямо как чувствовал, что надо было дождаться Дезуша. Ох, как чувствовал. Но, идти с пустыми руками... Марвель! Это немыслимо! У нас нет никаких подвижек - одни только происшествия!

- И их, кажется, все больше, - прошептал Марвель, прислушиваясь к решительному звону кавалерийских шпор за дверью. - Кажется, срочный гонец. С новостями, должно быть. Велите принять?

- Пусть обождет пять минут, а потом впускайте, - пробормотал Ла Рейни, прикрыв глаза ладонью. Всего лишь пять минут передышки. И пусть этот гонец будет с докладом. Настоящим! Он обратил взор в сторону маленького распятия, висевшего у него за спиной - ну что ему стоило?


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 6