Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 7


Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 7

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Утро 5 апреля 1661 года

2

Утро оказалось солнечным. Едва раскрыв глаза, мадемуазель де Монтале тут же зажмурилась: яркие солнечные блики прыгали по простому беленому потолку ее крошечной комнатки. После ночного дождя ясная погода была желанной удачей, ведь теперь можно было с уверенностью надеяться на то, что ни утренний туман, ни сырость не испортят обещанного мадьярским князем представления.

Вспомнив о Ракоши, Ора вскочила с кровати и, как была в рубашке, подбежала к окну. Озеро блестело и переливалось на солнце, но берега его были, увы, пусты. Ну разумеется, все мадьяры сейчас, наверняка, осаждали конюшни, выбирая себе самых резвых скакунов. И Франсуа был там же.

Она нарочно заставила себя думать о Виллеруа, пока руки сами отодвигали задвижки и распахивали рамы, впуская в комнату свежий утренний ветер. В конце концов, озеро было связано и с ним тоже. Разве же не вон там они вчера сидели на траве? Ой, лучше бы она не вспоминала: оглядев берег, Монтале ужаснулась тому, как хорошо их, должно быть, было видно любому, кто с утра пораньше догадался подойти к своему окну.

- Это кого же вы там выглядываете в одном исподнем? Неприлично-то так! - тихо скрипнув дверью, в комнату просочилась девица Мишу, отягощенная подносом с кружкой молока и парой свежих булочек, аромат которых с легкостью перебил запах сырой земли, поднимающийся от свежевысаженных цветов под окнами.

- Никого, - рассеянно отозвалась Ора, зачарованная переливами солнечных бликов на воде, но от окна отошла, присела на одинокий стул и захрустела булкой, пока горничная снимала с вешалки за дверью сегодняшнее платье, выбранное за темную юбку, на которой, как надеялась девушка, не так заметна будет обещанная маркизом грязь и утренняя роса. - Что мадемуазель де Лавальер, уже поднялась? Она обещала сегодня не проспать.

- Да вы сами послушайте, - Мишу обошла хозяйку, чтобы встать сзади, и, сняв с Ориной головы ночной чепец, принялась расплетать ей косы. - Поет, как скворушка.

Сквозь тонкую перегородку и в самом деле доносился негромкий голос, напевавший что-то веселое: Луиза явно тоже предвкушала утреннее приключение. А может, просто радовалась новому дню, в котором ей непременно предстояла встреча с Раулем.

3

Запах озона, тянущийся с улицы, несомненно украсил утро Маргариты, мышцы которой горели огнем после вчерашней охоты.

«А я-то всегда считала себя недурственной наездницей!», - прокрутила она в памяти слова, сказанные ей по прибытию мадемуазель де Монтале.

Спустить ноги с постели оказалось целым испытанием - такими тяжелыми и непослушными они казались. Настроение от этого немного испортилось.

Вскоре пришедшая горничная только руками всплеснула при виде её кислой физиономии. Поднос с еще теплой выпечкой моментально оказался перед Маргаритой.

- Покушать не хотите? - ласково пропела Корин, глубоко убежденная, что любую проблему можно «заесть».

Маргарита только вздохнула, стараясь не делать лишних движений. Впрочем, когда девица занялась её прической, мадемуазель все же не удержалась от того, чтобы надкусить теплую булку. И еще пару раз.
На сытый желудок и думалось гораздо веселее.

«Не забывай, дорогая, что ты сегодня посетишь скачки, которые проведут для тебя и твоих подруг очаровательные мужчины.», - мысленно ободрила себя Маргарита, от чего её губы растянулись в мечтательной улыбке.

Для мероприятия было выбрано пышное зеленое платье, насыщенный цвет которого казался совершенно непрактичным для скачек, но определенно привлекал чужой взгляд и выгодно подчеркивал цвет глаз Маргариты.

Наконец с утренним туалетом было покончено. Медленно перешагивая с ноги на ногу, Маргарита добралась до апартаментов двух своих подруг. Из комнаты Луизы еще в коридоре было слышно пение. Она постучала в обе двери сразу, уверенная, что обе девушки уже успели одеться и в ближайшие секунды почтят её своим приветствием.

Отредактировано Маргарита де Вьевиль (2018-11-09 22:34:43)

4

Ора уже, наверное, в сотый раз подбежала к зеркалу, чтобы еще раз убедиться, что все локоны уложены именно так, как надо, и ни одна ленточка на рукавах не осталась не расправленной. На лице девицы Мишу застыло обреченное выражение, а Габриэль д’Артуа, заставшая подругу в разгар одевания и внесшая немалую лепту в выбор лент и нехитрых украшений, призванных подчеркнуть очарование мадемуазель де Монтале, уже неприкрыто хихикала, наблюдая за душевными метаниями Оры.

- Да полно тебе, все хорошо, - Габриэль заглянула в  стоящий на столике кувшинчик и недовольно наморщила носик, не обнаружив в нем ни капли молока.

- Хорошо – это недостаточно, - возразила Монтале. – Мне нужно, чтобы было идеально.

- Идеальное, между прочим, враг хорошего, - Габриэль протянула руку и поправила бант, успевший перекоситься в ходе борьбы за идеал. – Ну сколько можно суетиться. Можно подумать, ты собралась поразить самого короля.

- Ой, стала бы я так возиться из-за короля! – воскликнула Ора в полный голос.

Нежный голосок Луизы за стеной вдруг замолк, оборвавшись прямо на середине ноты, и в ту же минуту в дверь тихонько постучали.

- Тонне-Шарант! Слава богу! – обрадовалась Ора.

- Вьевиль, - возразила Габриэль. – Спорим?

- А если де Креки?

- Ты и ее позвала?

- Я всех позвала. Я же добрая, - Ора состроила обиженную гримаску, но тут же, спохватившись, кинулась к двери и распахнула ее, впуская очередную сообщницу по утренней вылазке.

- Маргарита! Ой, а я думала…

- Проспорила! – Габриэль тоже подбежала к двери и ахнула восторженно. – Какое платье! Марго, душечка, ты нас всех затмишь сегодня утром. Так нечестно! Я так и знала, что надо было надеть небесно-голубое!

Из соседней комнаты выглянула Луиза в скромном жемчужно-сером платьице и с ниткой жемчуга на шее.

- Шшш, девушки. От вас столько шума, что сейчас прибежит мадам де Тианж или…

- Не поминай всуе! – Ора прижала палец к губам. – Мадам де Тианж уже минут пять как отправилась вниз вместе с Франсуазой, которая пошла ее провожать. Ой, Марго, я думала, это Тонне-Шарант вернулась. Но как же мы без нее? Ждем? И Креки…

- Я здесь! – последняя из фрейлин Мадам выскочила в коридор, поправляя широкую кружевную оборку на груди. – Но вы и вправду так шумите, что слышно на весь замок.

- Неправда, мы тихи, как мышки, - покусывая губу, Ора боролась с желанием еще раз заглянуть в зеркало – на всякий случай – но мысль о том, что Франсуа, должно быть, уже ждет в условленном месте, взяла верх над кокетством. – Ну что, тогда идем? Бесшумно, молча, на цыпочках – в буфетную! А кто опоздал… Боже мой, Маргарита, милая, мне кажется, или ты хромаешь? Все в порядке?

Парк Фонтенбло. 6

5

Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 8

Мадам де Лафайет проснулась под звуки тихого поскрипывания половиц в соседних комнатах, взволнованный шепоток служанок, столь обычные для столь раннего часа.

- Кстати... а который час? - поинтересовалась она вслух, но, заметив, что кроме нее в комнате никого не было, сделала вывод, что час был еще достаточно ранний.

Можно было бы с пользой провести утренние часы до пробуждения Мадам, особенно, если учесть, что часом раннее графиню разбудил шум и глухой грохот небрежных сборов, которые затеяла прислуга маркизы де Тианж, пожелавшей покинуть Фонтенбло еще до рассвета, чтобы не поддаться на уговоры остаться своего брата или сестры. Или, что уже подумалось графине де Лафайет в силу ее опыта, или же на слезные мольбы самого Месье, который не выносил прощаний и, будучи очень привязанным ко всем своим друзьям и приближенным, тяжело отпускал их от себя. Но, маркиза уже минут десять как изволила выйти из своей комнаты и, не прощаясь с графиней де Лафайет, с которой они проговорили до позднего часа в полночь перед сном, покинула покои герцогини Орлеанской вместе с младшей сестрой, которая все-таки поднялась раньше времени, чтобы проводить ее.

Попытка одолеть дремоту и заставить себя вылезти из согретой ее собственным теплом постели, оказалась безрезультатной. Графиня едва лишь выпростала руки из-под одеяла и тут же спрятала их обратно, сжавшись в комочек. Утро оказалось куда более свежим, чем хотелось бы, не смотря на чистое от дождевых облаков лазурное небо, уже почти совсем светлое в лучах восходящего солнца.

- А впрочем, здоровый сон также свят и полезен, как и утренние чтения Писания, - проговорила мадам де Лафайет, вновь опустив голову на подушку, после недолгой борьбы с совестью, пожелавшей напомнить о себе, а точнее, об утренних молитвах.

- В конце концов, для того, чтобы бдеть за вверенными моему попечению чадами господними, мне необходимы здравый ум, ясное сознание и силы, - уже вполголоса пробормотала графиня, закрывая глаза в попытке поймать остатки утреннего сна.

Это оказалось легче простого, и уже через минуту в комнате было слышно лишь легкое сопение, перемежавшееся с тихим свистящим храпом, в котором почтенная мадам де Лафайет никогда не призналась бы даже на исповеди. Ее крепкий сон не нарушили ни дробное перестукивание каблучков в коридоре фрейлинских комнат, ни взволнованные девичьи голоса, ни даже стук засовов на  дверях, которые по неосторожности и неопытности юных любительниц утренних прогулок захлопывались слишком громко для столь раннего часа.

- Она же ничего не услышит? - шепнул кто-то у самой двери старшей статс-дамы, и горе весело захихикавшим девицам, если бы этот вопрос действительно оказался бы услышанным. К счастью для них, мадам графиня улыбалась сквозь сон утренним грезам и даже не подозревала о том, что фрейлины из свиты Ее Высочества соизволили покинуть свои комнаты и в полном составе отправились навстречу новым впечатлениям и, уж точно, самым легкомысленным приключениям.

6

Проскользнув в комнату мадемуазель Оры, Маргарита не сдержала восторженного смеха. Раннее утро, тайная вылазка и встреча с подругами - все эти факторы будоражили её кровь, заставляя голову кружиться как от выпитого вина.

- Маргарита! Ой, а я думала.., - слушая подругу, Маргарита продолжала смеяться.

- Кто же этот красавец?, - полюбопытствовала дочка герцога, впрочем, не ожидая ответа.

Подскочившая тем временем Габриэль начала расхваливать платье.

- Дорогая, уверяю тебя, ты прекрасно сегодня одета. Ты - моя главная соперница за мужское внимание сегодня, - успокаивала эмоциональную подругу Маргарита, любуясь её более скромным по цветам, но выгодно выделяющим фигуру платьем.

Девичье щебетание заполнило комнату Оры. Маргарита изо всех сил старалась быть тихой, но веселье обуяло её. Дурачась, она пародировала голос мадам де Лафайет.

- Куда это вы собрались, мои дорогие?, - грозным тембром ревела мадемуазель де Вьевиль, с удовольствием наблюдая как остальные девушки покатываются от смеха.

Вскоре появились другие девушки и пришлось быть тихими. Смех и дурашливое настроение мгновенно испарились, стоило ступить на территорию коридора. Боль в мыщцах, о которой Маргарита благополучно позабыла, поддавшись веселью, вновь вернулась, и кажется, стала в несколько раз сильнее.

"Я иду совершенно нелепо", - негодовала Маргарита, с трудом перебирая окаменевшими конечностями.

- Боже мой, Маргарита, милая, мне кажется, или ты хромаешь? Все в порядке? - заметила её страдания мадемуазель де Монтале, с сочувствием касаясь локтя дочери герцога.

- Это все вчерашняя охота, на мне живого места не осталось, - шепотом ответила Маргарита, - Но это определенно не повод пропустить скачки, - добавила она, гордо вскинув голову вверх.

Парк Фонтенбло. 6

Отредактировано Маргарита де Вьевиль (2018-11-14 04:10:38)

7

Маленькие звоночки на часах, украшавших каминную полку, отзвенели семь раз, когда мадам де Лафайет все еще нежилась в теплой постели, отсчитывая до десяти, прежде чем выпростать босые ноги из-под одеяла. Невероятная роскошь - проспать до семи часов утра, не говоря уже о том, что при этом никто не удосужился потревожить сон графини ни единым, даже самым пустяковым вопросом.

- Невероятная роскошь или заговор? - подозревая что-то неладное, спросила саму себя графиня и села на кровати.

В комнате было свежо, если не сказать прохладно. Из приоткрытого на ночь окна дул ветерок, развевая украшавшие двустворчатое в пол окно тонкие почти прозрачные гардины. Роскошь, хоть и не столь уж практичная в свете того, что утренний рассвет наступал все раньше и раньше с наступлением весны, и сон графини прерывался гораздо раньше из-за солнечных лучей. И только это утро было особенным - и солнце не спешило выглядывать из-за пелены плотного тумана, и служанки суетились в коридоре как-то по-особенному тихо, и даже ее подопечные как-то уж очень тихо переговаривались между собой - ни смеха, ни звонких голосов, будто бы и не проснулись вовсе.

- Элоиза! Мадемуазель де Шанье! - позвала графиня свою компаньонку, занимавшую смежный с ее комнатой маленький чуланчик, переделанный под уютную спальню.

- Здесь, мадам, - в дверях тут же появилась девушка лет двадцати, аккуратно одетая в платье бежевого цвета простого до невероятного покроя, выделявшего ее на фоне прислуги и камеристок, но делавшего совершенно незаметной в толпе фрейлин и статс-дам герцогини Орлеанской. - Изволите подождать завтрак, мадам?

- Нет, Элоиза! Что Вы, милочка, семь часов! Позже, позже! Зовите Мари. Умываться. Причешете меня Вы сегодня. А Мари пусть поможет мне одеться. И скорее же! Если от Мадам еще не прислали, так это же не значит, что нас не ждут.

Сбросив с себя тяжелое ватное одеяло, графиня тут же окунулась в прохладу, воцарившуюся в комнате, так что, окончательное пробуждение оказалось немедленным и неизбежным. Уже через четверть часа, она сидела перед маленьким зеркальцем, установленным на табурете, заменявшем ей туалетный столик, терпя жесткое, но, несомненно, мастерское обхождение со своими волосами. Мадемуазель де Шанье превосходно и с должной сноровкой укладывала ее волосы в модную прическу, тогда как камеристка ловко подвязывала банты и ленточки на рукавах и плечах мадам, готовя ее к выходу.

Из коридора послышался беспорядочный топот ног и приглушенные голоса, о чем-то возбужденно переговаривавшиеся. Послышалось ли мадам де Лафайет, или она услышала собственное имя? Арманда... или как-то так? Заметив в отражении в зеркале, как вспыхнул взгляд графини, Элоиза де Шанье поспешила вколоть последние шпильки в прическу и отступила на шаг, оставляя пространство для маневра. Зная свою госпожу, она была уверена в том, что та не станет спрашивать, что случилось, а самолично разберется во всем, поспешив к дверям.

Так оно и оказалось. Однако же, стоило двери комнаты графини де Лафайет приоткрыться, как послышались хлопки запершихся в ту же минуту дверей других комнат. Заинтригованная происходящим, графиня, однако же, повременила с выходом, прежде всего оценив свой облик в отражении в зеркале, которое камеристка подняла в руках для лучшего обозрения. И, лишь после того, как она уверилась в том, что выглядела достойно своего положения первой статс-дамы в свите герцогини Орлеанской, графиня де Лафайет соизволила выйти из своей комнаты.

Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 3

Отредактировано Франсуаза де Лафайет (2018-12-13 22:57:50)

8

Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 3

Пройтись по коридору со строгим видом, будто бы он проверял посты, не составило особенного труда. Правда, из зрителей у Гастона оказались всего две служанки. Одна очень быстро юркнула в одну из дверей, а вторая прошла с пустым подносом мимо лейтенанта мушкетеров, одарив его вызывающе кокетливой улыбкой. Ага, точно для того, чтобы сорвать восхищенный взгляд мушкетера, а потом хвастаться перед подружками. Но отчего бы не подыграть очаровательной девушке, и Гастон подкрутил кончик уса, подражая старомодной манерности лейтенанта д’Артаньяна. Будь у него свободны руки, так он бы ущипнул смелую девицу за локоток, но бутылка драгоценного вина отягчала правую руку, спрятанную под мушкетерским плащом. В кои веки форменный плащ оказался весьма полезным в глазах молодого человека.

- Сударыни, - он постучался в знакомую дверь, надеясь, что Маргарита уже у себя и узнает его по голосу.

- Господи, мужчина! - послышался писк, скорее восторженный, чем испуганный - отметил про себя Гастон и, усмехнувшись, повторил стук, добавив:

- Марго, это я.

Дверь распахнулась тут же. Цепкие пальчики сестры ухватились за раструбы на рукаве и втянули лейтенанта внутрь, прежде чем успели отвориться двери других комнат и в коридор выглянули сразу несколько любопытных головок.

- Боже, Гастон! Даже то, что Вы мой брат, не дает Вам права вот так врываться ко мне, - укоризненный тон Маргариты до смешного напомнил лейтенанту грозные нотки, которые обычно звучали в голосе Великой Армады.

- Что же это Вы, сестрица, упрекаете с порога. Сами же втянули меня, - ответил он сестре и попытался чмокнуть ее в розовеющую после утренней прогулки щечку.

- Прочь, негодник, - надула, было, губки Маргарита, но, подумав, отступила на шаг и уперла кулачки в бока. - А что Вам и в самом деле понадобилось от меня?

- Дислокация, - ответил де Ресто и подошел к подобию столика, соединенного с широким карнизом окна, и поставил бутылку, чтобы освободить руки.

- Что? - не поняв ответ брата, мадемуазель де Вьевиль сурово сдвинула брови.

- Мне нужна Ваша комната для одной важной встречи, - проговорил де Ресто, выглядывая в окно, чтобы осмотреться, не мог ли кто-нибудь с противоположной стороны дворца наблюдать за комнатой.

- Это с кем же? И когда, позвольте узнать? А я? Куда мне прикажете деться? В кордегардию? - возмутилась сестра, вообразив себе то, что вообще-то было близко к истине. - Это что же, значит, Вы тут любовное гнездышко свить решили? И кто же она?

- Господи, Марго! - едва не расхохотавшись над подозрениями сестры, Гастон посмотрел в ее зеленые глаза и ласково провел по руке, которую та тут же одернула.

- Так кто же она?

- Прежде чем я отвечу, я хочу, чтобы Вы дали слово, Марго, - с той же серьезностью заговорил с ней де Ресто. - Вы не выйдете из комнаты никуда, как бы Вам того не хотелось. Вы будете здесь, но то, что Вы услышите, останется только в стенах этой комнаты. Слышите? Ни слова. Ни даже намека на этот разговор, не должно просочиться. Обещайте мне.

- Ха! Дудки, - выпалила было Марго, войдя в азарт привычной перепалки со старшим братом, у которого, по-видимому, можно было выторговать неплохую сделку в обмен на обещание.

- Марго, - смягчив тон, обратился к ней де Ресто, и взял за обе руки. - Ради нашей дружбы. Ну, будьте же сестрой.

- А что мне за это будет? - все еще дуя губки, спросила та, не меняя тон.

- Хорошо, я не стану описывать отцу и матушке то, как Вы сегодня утром сбежали на прогулку с гвардейским лейтенантом, - попытался прищучить ее старший брат.

- Ха! Смотрите, как бы я сама не отписала им, как Вы прогуливаетесь по утрам с мадемуазелями из свиты Мадам. И даже, - она округлила свои зеленые глаза, сделавшись похожей на кошку. - И даже с самой...

Раздался стук в дверь и голос из коридора тихонько позвал:

- Маргарита, милая, это Габриэль д’Артуа, открой, пожалуйста, твой завтрак готов...

Брат и сестра быстро переглянулись, он нахмурил брови, она же весело хихикнула и выкрикнула в ответ:

- Уже иду! - и подбежала к двери, но, прежде чем открыть, обернулась к брату. - Ладно, обещаю. Но, помните, братец, Вы мне обязаны за эту услугу, - де Ресто только открыл рот, чтобы ответить, а Маргарита уже открыла дверь и с самым радушным тоном записной салоньерки пригласила подругу войти. - Дорогая Габриэль, да что же ты стоишь за дверью! Ой, проходи, проходи, конечно же. Я и позабыла про завтрак!

9

Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 3

К великой радости коридоры фрейлин были пусты, видимо девушки после разноса де Лафайет  теперь боялись даже нос показать. Лакей шел по пятам за ней, неся поднос и вот уже почти мгновенно распахнулась нужная дверь и Маргарита медовым голосом любезно поспешила пригласить подругу в комнату.

Слуга вошел в комнату и поставил поднос на столик перед креслом, поклонился и вышел оставляя троицу наконец-то одних:
- Маргарита, я должна извиниться перед тобой, что вот так пришлось бесцеремонно напроситься в твою комнату. Но боюсь, если разговор не провести сейчас, то больше он и вовсе не удастся. Я понимаю, как выглядит это все со стороны, но поверь у графа ко мне чисто служебный интерес. Я случайно оказалась в неприятной ситуации и месье лейтенант просто желает избежать скандала и усугубления и так нелицеприятного дела.

Теперь внимание переключилось с де Вьевиль на де Ресто.
- Граф, мэтр Сальвио очень огорчился вашим уходом без завтрака, так что здесь помимо лакомств для вашей сестры, есть угощение и для вас. Можете после спокойно поесть в обществе Маргариты.

Габриэль немного смущенно улыбнулась и приблизилась к кавалеру на несколько шагов, но исключительно в рамках дозволенного. Таким образом не желая и подвергать опасности также еще и зеленоглазую соратницу которая и так сама того не желая станет соучастницей и ей также может грозить некоторая опасность.

- Пожалуй тянуть время не буду, месье лейтенант я скажу вам все как есть, а дальше вам решать и вершить мою судьбу. К великому сожалению мне порадовать вас особо нечем, и я в прошлый раз обманула вас. Служанка действительно платила шантажистам, за некую тайну, но не мою, а её. Я была не в курсе, но потом выяснила, эта девчонка совершила настоящее преступление и самое главное сбежала, не удосужившись объясниться. Мне известно лишь краткое изложение — побег из монастыря... Но с какой целью и для чего ей нужно было выдавать себя за другую я не имею и малейшего представления.... Вот только теперь над моей головой висит этот позор и угроза быть изгнанной со двора, где я только-только начала осваиваться и всегда мечтала быть его частью.

На красивом лице отразилась неподдельная печаль и тревога. А также внезапно пришла мысль что граф не всесилен и не может просто взять и избавить от достаточно сложной проблемы. В конце концов и вовсе не обязан помогать глупой девице. А может эту служанку подослали специально, и кто-то явно желает испортить будущей графине репутацию окончательно и бесповоротно. Разрушить мечты, надежды на удачное замужество и статус благопристойной леди.

- Лейтенант только прошу, ни в коем случае не рискуйте своей карьерой ради меня. Если все-таки эта история всплывет, советую вам отрицать причастность и я буду настаивать на этом. По крайней мере расплата настигнет только одного, а не двоих. И к тому же не в ваших силах боюсь мне уже как-то помочь, просто благодарю вас за небезразличие и чистые стремления.
Пребывая в смятении чувств и переживаниях Габриэль не в силах больше держать внутри свои эмоции подошла к окну направляя взор за горизонт, озаренный лучами утреннего солнца сад Фонтенбло, и мысленно впервые подумала, что возвращение домой снимет груз с плеч и возможно там в Пуату ей и суждено прожить жизнь. Вдали от блистательного Парижа, вдали от всего этого пира жизни. И по щеке покатилась сверкающая слеза.

- Боюсь, я и вовсе не смела возлагать на ваши плечи такой тяжкий груз месье Гастон. Не в праве требовать и просить вас о чем либо, просто скажите честно насколько все плохо?

10

- Завтрак? - первой мыслью Гастона было немедленно отказаться и поставить мадемуазель д’Артуа перед суровым фактом - они встретились лишь для того, чтобы обсудить ее положение. Крайне неудобное, надо сказать, если не хуже.

Но, готовность Габриэль самой завести разговор о важном, миновав все прежние недомолвки и уловки, заставила де Ресто изменить свое мнение. Он сосредоточился на лице девушки, перестав обращать внимание на присевшую за стол Маргариту, которой ничего не оставалось, как заняться принесенным завтраком в одиночестве.

- Побег из монастыря? - вырвалось у Гастона, но, он не стал ничего говорить и молча выслушал Габриэль до конца. Лишь вспыхивавшие в его глазах огоньки, свидетельствовали о тщательно сдерживаемых эмоциях от удивления до почти ужаса.

Слушая историю д’Артуа, лейтенант, молча, перебирал кисточки, висевшие на шнурках воротника его плаща, пока не затянул их в узелок, так что развязать его без посторонней помощи сделалось невозможно. Стиснув зубы, он чуть слышно помянул проклятие на голову шантажистов и задумался о том, возможно ли было замолчать факт участия в этой истории самой Габриэли, если даже и всплывет история, приключившаяся с ее служанкой. У бедной девушки наверняка были убедительные причины для того, чтобы сбежать из монастыря, да и то, что она устроилась на службу к Габриэль и до сей поры не вызывала у молодой госпожи никаких нареканий, говорило в ее пользу. Но, это было только в глазах де Ресто. О том, что об этом могли подумать та же гофмейстерина двора Ее Высочества мадам де Лафайет,

И вдруг, среди всех этих мыслей, Гастон услышал тихий вздох, а затем заметил, нет, скорее почувствовал горечь чужих слез, а потом уже заметил слезу, скатившуюся по девичьей щеке.

- Нет-нет, мадемуазель! - взволнованный голос молодого человека вряд ли успокоил бы ее, но рядом оказалась его сестра.

Маргарита обняла подругу за плечи и заставила сесть на табурет, стоявший возле окна по другую сторону от стола.

- Так, Габриэль, немедленно сядь и успокойся. Гастон ни за что не позволит этим негодяям, кто бы они ни были, навредить тебе, - зеленые глаза де Вьевиль сверкнули в сторону брата, и тот, молча, кивнул, хмуро поглядывая то на дверь, то на обеих девушек.

- Мои намерения искренние, мадемуазель. Я желал помочь Вам. И я сделаю это, - справившись с волнением, он заговорил твердо, может быть слишком даже, так что его голос звучал сурово, как если бы он отдавал приказы своей роте. - Поверьте, я не желаю в этом ничего для себя лично. Мне важно только, - он поймал укоризненный взгляд сестры, запнулся, и заговорил тише, мягче и с большей искренностью. - Я не считаю, что проступок Вашей служанки, каким бы он ни был, может быть связан с Вами или как-то очернить Ваше имя. Ее ошибка была лишь в том, что она не доверилась такому искреннему и доброму человеку, как Вы, мадемуазель. Если бы она рассказала Вам о своем побеге еще раньше, то, возможно, у шантажистов не было бы никакой возможности вымогать у нее деньги. Но, о деньгах... - он замялся и с сомнением посмотрел в сторону окна, подбирая подходящие выражения. - Скажите, Габриэль, откуда Ваша служанка получала деньги для платы шантажистам? Она получала их от Вас в качестве жалования? Или нет?

Правильно ли он повел себя, спросив о деньгах? Не важно ли сейчас было начать немедленные розыски пропавшей служанки, чтобы выяснить, чего именно следовало опасаться больше - ее разоблачения кем-то посторонним, или же худшего... При мысли о череде происшествий с тем самым "худшим" концом, граф помрачнел и замолчал. Дело, казавшееся ему пустяковым, оборачивалось далеко не самым лучшим образом для них.

- И все-таки, нет. Все не так плохо. Эти шантажисты, насколько мне известно, добрались до тайн некоторых персон, гораздо важнее и выше нас с Вами, - заявил Гастон, вспомнив о записке, присланной ему Андрашем. - Я думаю, что следствие будет и должно вестись в полной тайне, так как все фигуранты так или иначе могут пострадать от огласки. Именно поэтому Вам не следует опасаться. Ни за себя. Ни за меня. За меня тем более.

- Но, ведь что-то уже делается, Гастон? - нетерпеливо спросила Маргарита, наливая кружку молока для подруги. - Что конкретно ты и, кто там еще замешан в этом деле, что конкретно вы уже сделали?

- Пока, - не ожидавший вопросов, тем более от сестры, Гастон вдохнул, выдохнул и посмотрел в глаза Габриэли. - Пока что, мы обнаружили, что под ударом шантажистов оказался еще один человек. Он состоит на службе у одного важного лица. Герцога. И приближенного короля. Возможно, днем мне будет известно больше. Когда этот человек придет в себя.

- Ну вот и славно, - Маргарита повернула подругу за плечи к себе, а потом поднесла ей кружку с молоком. - Выпей, дорогая. И прекрати бояться. Твоей служанки нет - нет и вопросов к тебе. Вот и все. Если она и сбежала от тебя, ничего не сказав, так только ради тебя же самой. Выбрось это из головы. Пока что, я могу одолжить тебе мою Мари. Она проворная, справится и с нами двумя. А потом подумаем, - дочери герцога де Вьевиля все в этой жизни казалось легко достижимым, а главным вопросом в любом предприятии была лишь денежная сторона, точнее, обеспечение ее почтенным папенькой.

11

На душе определенно стало легче. В конце концов вынув этот злополучный камень из-за пазухи и перестав держать все в себе Габриэль хоть и продолжала разводить сырость, уже и могла улыбнуться сквозь слезы. Ведь поводы то были на лицо. Во-первых услышав эту исповедь лейтенант не ужаснулся и не разочаровался в ней. И его стремление помочь ни перегорело ни на грамм. Чем несказанно радовало фрейлину. А еще её очень сильно удивила сестра графа.

Артуа внезапно подумала почему настроила себя против этой девушке, конечно это скорее стадное паломничество вслед за Монтале и Лавальер. Но у них на самом деле много общего, чем с бесприданницами. Титулы, финансовая стабильность и даже воспитание делало их не противницами друг другу, а союзницами. И надо бы покаяться и изменить сие упущение. Маргарита де Вьевиль будет хорошим другом, а такими вещами разбрасываться при дворе опасно.
- Спасибо тебе Марго... Твоя поддержка для меня не менее важна. Прости что немного повелась на увещевания Оры, я очень ценю и уважаю тебя, и мне бы очень хотелось с тобой дружить искренне и открыто... 

В руках мелькнул новый чистый кружевной платок, один из многих, изготовленных ей еще дома перед отъездом, такой же как и переданный де Ресто в качестве ответа. Приложила к глазам вытирая мокрые дорожки, аккуратно.

- И я безмерно, просто до глубины души благодарна и вам месье граф. В защиту Мари-Мадлен скажу, что она девушка хорошая, я пусть и не обладаю гигантским опытом Армады, умею видеть людей. Служанок у меня было много и все разные. Её молчание наверняка исходило из страха в первую очередь за меня, все-таки совершенное ей серьезное преступление и за это во Франции следует весьма определенное наказание.

- Деньги?! Ах, нет, жалование ей платили мои опекуны, а для шантажа к сожалению она использовала мои личные карманные сбережения, я ж ничего от неё не скрывала, к тому же часто поручала купить женские мелочи, и девушка знала где взять на эти нужды. А я слишком поздно спохватилась.... Но деньги не важны....сумма конечно приличная, но я справлюсь, подумаешь обойдусь пару месяцев без новых гребней.

Габриэль замолчала давая слово остальным присутствующим и в тоже время вороша безжалостно память,  пытаясь выудить еще мало-мальски полезную информацию, которая облегчит лейтенанту мушкетеров и так непростое предстоящее дело.

- Что за чертовщина творится в Фонтебло, поджоги, кражи, шантаж с ума можно сойти от всего этого. Ваша светлость вам за все ваши заслуги после всего этого Его Величество просто обязан наградить медалью или же новым поместьем как минимум....

И девичья сущность таки взяла свое и Габриель устремила взор в зеркало на свое отражение, приходя в тихий ужас от увиденного, красные глаза, опухшие от слез, да и щеки просто пылают. Аристократическая модная бледность и веселость при любых обстоятельствах канула в Лету. Да еще и при кавалере. Стыд медленно овладевал блондинкой.

- Придет в себя? А что с ним сотворили? Эти люди не только вымогатели, но еще и начали нападать на невинных? - рука взявшая стакан с молоком у Маргариты дрогнула и белые капли каскадом украсили подол платья. - Вот же...досада...

Последнее было сказано тихо, слышала только сидящая близко Марго, та понимающе улыбнулась.
- Видимо твоя затея с одалживанием служанки будет как нельзя кстати прямо сейчас. Мне еще в покои Мадам идти, а вид ужасный...еще и платье заляпала.

Глоток она таки сделала, желая смочить пересохшее после слез горло. Поднимаясь:
- Месье простите меня за такое слишком откровенное поведение, мне ужасно неловко за неподобающий вид — виноватая улыбка озарила личико зеленоглазки. Пытаясь все же пригладить выбившиеся локоны и поправляя платье, говорила она смотря в темные глаза. - На этом пожалуй все, большее я не ведую, простите. Марго, давай я подожду пока ты закончишь и пойдем вместе, прикроешь меня в буфетной, пока я сменю платье. Не пристало д`Артуа предстать перед герцогиней в неподобающем виде.

Отредактировано Габриэль д'Артуа (2018-12-26 16:01:28)

12

Восхищенная похвала из уст хорошенькой мадемуазель прозвучала вдвойне лестно для ушей Гастона, но он тут же посерьезнел и постарался отбросить тщеславные мысли прочь. Еще чего, он же не какой-нибудь там Виллеруа, юнец, которому могут вскружить голову девичьи признания.

- Поверьте мне, мадемуазель, то, что я делаю - это долг любого дворянина и офицера. Его Величество спросил бы с меня вдвойне строже, нежели с любого другого за честь и безопасность своих придворных, - ответил Гастон, не сумев скрыть при этом горделивый взгляд, который и заметила глазастая Маргарита.

- Ах, полноте, братец. Примите это и принимайтесь за дело. Если Вы уже закончили завтракать, то поспешите назад к Вашему долгу. А нам с Габриэль еще нужно многое успеть, прежде чем нас хватятся.

Этот упрек, вызвавший резкую перемену в лице графа, был вполне обоснован, так что, тот быстро осушил свой стакан, вытер салфеткой усы и губы, и поднялся из-за стола.

- Да, я закончил, - сказал он, хоть в животе и жгло от разбуженного аппетита. - Я сейчас же отправляюсь искать одного человека. Он в курсе этого дела. А тот человек, которого я упомянул, он в порядке. Просто, несчастный случай. Вам не следует волноваться.

Тихий всхлип заставил де Ресто покраснеть и повернуться к сестре. Маргарита насмешливо фыркнула, прикрыв рот ладонью, и подмигнула виновато улыбавшейся дАртуа.

- Ну, братец, если Вам и полагается медаль за заслуги, так это по части наведения страхов на бедных мадемуазелей. Вы только посмотрите, до чего Вы сумели довести Габриэль! Все, отправляйтесь отсюда. И без положительных новостей не возвращайтесь! - она с наигранной суровостью в лице подошла к двери и распахнула ее перед братом.

Однако, прежде чем позволить ему выйти из комнаты, сама вышла, чтобы убедиться в том, что путь к отступлению был чист.

Воспользовавшись минутой, когда они остались наедине, Гастон поклонился и коснулся руки Габриэли:

- Поверьте мне, мадемуазель, нет ничего, чего я не сделал бы, лишь бы в Ваших глазах никогда больше не было слез. Я поспешу. И обещаю, я вернусь с новостями. Хорошими.

И тут же, словно предчувствуя, что вот-вот вернется Маргарита, развернулся и направился к двери, успев как раз в тот момент, когда та появилась на пороге.

- Можете идти, - шепнула та, с веселой подозрительностью глядя на лица обоих, словно ожидала застать их врасплох. - Габриэль, я позвала Мари в твою комнату. Она поможет тебе переодеться. А я пока побуду в буфетной вместо тебя. Идемте, - это уже относилось к застывшему на пороге графу. - Идемте же, братец. Если Вас и заметят в коридоре, то уж лучше под ручку со мной.

- Да. Хорошо, - Гастон еще раз обернулся к Габриэль. - До скорой встречи, мадемуазель!

Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 9

Отредактировано Гастон де Ресто (2019-02-02 00:59:41)

13

Граф де Ресто не имел репутацию весельчака и придворного шута. Поэтому эти губы достаточно редко касалась такая простая вещь как улыбка. Но когда это происходило черты менялись и получался весьма ошеломляющий результат. Будь мушкетер более склонным к праздности и одаривая бы улыбками дам, разбил бы не одно сердце. Даже Ора де Монтале никогда не посмела бы назвать его угрюмым и злым, если б хоть раз увидела бы улыбающегося лейтенанта. Но повезло лишь Габриэль, и теперь эта улыбка сохранится бережно в памяти и будет радовать её в мысленных образах перед сном.

- Месье это не просто долг, это ваше благородство и честь. Поверьте, не каждый дворянин относится к самым даже элементарным поступкам одинаково.

Маргарита и Гастон были похожи, у обоих был невероятно развит культ серьезности, повышенной ответственности и справедливости. Но в тоже время оба пытались другу другу явно доказать что исключительно разные. Зеленоглазая брюнетка и правда немного временами напоминала Великую Франсуазу, когда вот таким командирским тоном указывала кому-то его место. Вот и сейчас, как заправский генерал, де Вьевиль отдала братцу четкий приказ, не терпящий каких-либо оговорок.
И солдат послушно бросился исполнять его.

- Марго, да полно тебе. Ты уж совсем не щадишь графа, дай хоть спокойно перекусить. Это выглядит некрасиво, нельзя так. Пара минут, погоды не сделают.

Вступилась за мушкетера Габриэль перед его сестрой. Вот только это было ни к чему, рвение и азарт уже сыграли свою партию, охватывая мужчину, заставляя сорваться с места вперед на дальнейшие подвиги. Вот они кавалеры, решительные и смелые. Готовые воевать со всем миром, даже ради пустяковой награды. А тут и вовсе на кону репутация леди, за это вполне легко можно свернуть горы и осушить моря.

- Несчастный случай, ох, хорошо. Точнее плохо, но не так страшно. Спасибо, что успокоили мое сердце.

А ураган по имени Маргарита продолжал нарастать в масштабе и закручивать все в стремительную спираль движения. Брюнетка разошлась в командовании по полной, придавая всем нужное ей ускорение. И в итоге откровенно выставила де Ресто вообще вон. От шока Мария-Луиза даже приложила ладонь к груди приоткрыв рот. И стояла пока не услышала тихий голос почти в ушко:

- Я верю вам, только вам. И верю в вас. Буду ждать, вот только не знаю когда еще мы сможем вновь поговорить без посторонних глаз, но я все равно буду терпелива.

Девушка чуть сжала пальцы обхватывая ненадолго мужскую ладонь в ответном нежном проявлении, а затем быстро приподнявшись на носочках легонько коснулась губами щеки мужчины. Но мгновение спустя все вновь вернулось в привычное русло. И прежде чем сестра вернулась в комнату, Габриэль уже стояла и вовсе далеко от мушкетера. Увлеченно вновь занимаясь своим внешним видом.

- Ага, я побежала тогда. Марго ты просто золото, я быстро обещаю...

С интервалом в пару минут вся троица покинула комнату ставшую им надежным укрытием. Габриэль бегом преодолела расстояние в три двери до собственной спальни. Там уже Мари услужливо приготовила нежное персиковое платье, отделанное белыми кружевами в зоне декольте и по подолу. Всплеснула руками увидев прическу фрейлины и немного по-доброму журя приступила к работе. И не прошло и пятнадцати минут как свежесть, блеск в глазах и улыбка засияли на идеального цвета личике, а игривые локоны заколотые красивым гребнем с желтыми хризолитами, смиренно уложились в красивую замысловатую прическу.

- Мари ты волшебница, я кажется теперь выгляжу еще младше... Так ладно, боюсь я и так пренебрегла всем чем только могла. А мне нужно спешить...

И снова бегом зеленоглазка было рванула к двери, но вспомнив о красоте и приличиях, гордо выпрямила спину, вскинула гордо подбородок и грациозно открыв дверь, по-королевски поистине зацокала каблучками в сторону буфетной.

Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 3

Отредактировано Габриэль д'Артуа (2019-01-06 10:33:53)

14

Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 3

Сидеть по комнатам, когда по коридору с дробным топотом проносилась прислуга, суетясь с завтраком для Мадам, не было никакой возможности, и три фрейлины, оставшиеся этим утром без дел, не сговариваясь, сошлись у дверей в покои Мадам, чтобы вместе дожидаться неизбежного зова госпожи гофмейстерины.

- Хотела бы я знать, с чего это мадам де Лафайет решила прибегнуть к безотказному принципу «разделяй и властвуй», - вздохнула Ора, по своей привычке усевшаяся на подоконник. – Марго заправляет в буфетной, Габриэль – в опочивальне герцогини, Франсуаза и вовсе пропала без следа, а мы…

- Тонне-Шарант вовсе не пропала, она пошла к Месье, чтобы передать записку от маркизы де Тианж, - Луиза, теребившая шелковую тесьму на парчовой гардине, принялась заплетать ее в косички, чтобы занять не привыкшие к безделью пальцы. – Но она обещалась обернуться за несколько минут. Даже не знаю, что ее так задержало.

- Должно быть, крепкий сон Его Высочества, - хихикнула де Креки. – А вот и Маргарита. Ну что, в буфете ни крошечки съестного не осталось?

- Ни единой булочки, - бодро отчиталась четвертая фрейлина. – По крайней мере, до тех пор, пока не принесут обратно все то, чем побрезговала Мадам. Тогда и нам перепадет, наконец, что-нибудь вкусное, а то этот хлеб с молоком…

Она выразительно закатила глаза, давая понять, что дочь герцога не привыкла к столь скудным завтракам.

- Мне показалось, или я и вправду видела твоего брата? А может, это был совсем другой мушкетер? – Креки хитро глянула на Луизу де Лавальер, которая густо вспыхнула под этим пытливым взглядом.

- Нехорошо подглядывать у дверей, - фыркнула Марго де Вьевиль. – Уж и не знаю, кого еще ты надеялась увидеть на нашей половине, но это и вправду был де Ресто. Заглянул ко мне по дороге в кордегардию, чтобы узнать, удалось ли нам вернуться незамеченными. Он у меня такой заботливый.

Умильная гримаска на лице Марго могла бы обмануть ну разве что ее почтенных родителей (а может, и самого лейтенанта), зато ее подруги ничуть не купились на это проявление сестринских чувств.

- О да, - кисло заметила Ора, - заботливости месье лейтенанту не занимать, это мы заметили.

- Как, неужели он и о тебе успел позаботиться? – Маргарита вдруг растеряла всю притворную умильность и сделалась на диво серьезной, даже почти сердитой, и во взгляде ее мелькнуло, пожалуй что, настоящее подозрение.

- Заботиться обо мне? Да с чего бы ему? – поторопилась развеять ее подозрения Монтале. – Нет, все его заботы только о…

Громкий собачий лай не дал ей закончить фразу к вящему разочарованию насторожившей ушки де Креки. Ора поспешно соскочила с подоконника и девушки дружно выпрямились, готовые присесть в реверансе перед проснувшейся Дианой в сопровождении собак, однако в распахнувшуюся дверь шагнула вовсе не принцесса, а Габриэль д’Артуа, чрезвычайно хорошенькая в свежем платье и со свежей прической. За ней семенила одна из горничных Мадам, прижимая к груди двух крайне недовольных спаниелек.

- Ну все, гулять понесли, - пробормотала себе под нос Монтале, живо вспомнив вчерашние мучения с непослушными и капризными песиками принцессы Генриетты. – Бедняжка Габриэль! И до нее добрались животинки.

15

Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской 7

Неугомонная собачонка так и норовила вырваться из цепкой хватки рук фрейлины и даже несколько раз уже чуть не укусила Габриэль за руку. Артуа не жаловала собак, у отца их была целая свора, охотничьи и просто бегающие по двору. Но сама блондинка могла лишь погладить милого щенка пару минут и все. А возиться с ними не горела желанием ни в детстве ни сейчас. Особенно сейчас когда ей выпала возможность услужить Мадам, выделится перед принцессой, заслужить похвалу и стать не одной из толпы фрейлин, а быть отмеченной, и не только герцогиней, но и графиней де Лафайет. Хотелось хоть немного заслужить одобрения строгой статс-дамы, смягчить её взгляд и показать что все её наставления и усилия не напрасны.

А так же что имя наследницы древнего рода досталось не пустышке с красивыми глазами, а что она тоже личность, а не безликая и неприметная тень. Торопливо цокая каблучками по коридору переживала Мария о лапах Лулу, которые могли оставить пятна на чистом платье и скором возвращении обратно.
И сколько радости она испытала увидев компанию своих соратниц томящихся около дверей и почти подпрыгнула от радости увидев среди этих лиц нужное. Оры де Монтале.

Ох как хотелось узнать причину смущения на щеках Лавальер и с чего вдруг Маргарита в своей уже привычной манере насупившись наступала на кареглазую девушку. О чем спорили? Девичьи пересуды и болтовня были кладезем информации и радовали девичье любопытство, которое сейчас почти шипело от нетерпения.
Но обязанности Габриэль поставила на первый план задвинув прочее глубоко.

- Ора, какая радость что ты здесь. Между прочим я направлялась к тебе. Её Высочество видимо осталась довольна твоей заботой о её любимицах и вновь затребовала отнести этих красавиц тебе. Мадам сказала что ты знаешь что с ними делать, если что вот эта девушка тебе поможет.

Не дожидаясь ответа или какой-либо реакции подруги блондинка просто всунула щенка в руки Констанс, и облегченно сделала несколько шагов назад оказываясь немного за спиной служанки с остальными собаками, как за щитом.
- Маргарита или кто-нибудь сейчас же, немедленно разыщите Тонне-Шарант, где она вообще, Её Высочество вся в нетерпении и уже несколько раз интересовалась о ней. Найдите её быстро, иначе нам всем несдобровать. В покоях еще и Её Светлость так что сами понимаете. Так я побежала обратно...

Светлые локоны подскочили от резкого разворота на месте и каблучки вновь торопливо зацокали прочь. Зеленоглазка знала что станет предметом обсуждения своих подруг, но гордо возвращалась в опочивальню своей госпожи.

Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской 7

16

Начало игры

Когда Луиза поняла, что предательский румянец на ее щеках не остался незамеченным, то вновь в смущении обратила свой взор к окну. И если бы не святые обязанности фрейлины и желание как можно скорее избавиться от шумных щенков, то мадемуазель д`Артуа обязательно поинтересовалась бы темой беседы, щепетильные нотки которой так и витали в воздухе. Габриэль буквально впихнула уже скулящего щенка Оре и исчезла так же стремительно, как и появилась.

- О, мне кажется с прогулкой затягивать не стоит... - протянула Маргарита и аккуратно отступила на шаг в сторону от братьев меньших, которые крайне заинтересовались подолом ее платья.

- Почему? - оживилась Луиза и тут же ахнула, - солнышко, кажется Габриэль так торопилась отправить малышей на прогулку, что сдавила бедной Лулу животик, и она вот-вот сделает свое дело прямо здесь!

- Какой конфуз будет, Монтале, бежим! - подавив смешок, воскликнула де Виевиль и потянула Ору в сторону выхода, - я помогу тебе с прогулкой, скорее! И возможно еще помогу с переодеванием, если мы сейчас замешкаемся. Луиза! А ты поищи с де Креки Тонне-Шарант. Ну же, Ора, скорее!

Габриэль не заставила себя долго уговаривать и, в свою очередь, потянула Лавальер в сторону гостиной Мадам.

- Сегодня и правда день распределений. И, кажется, это заразно, - заговорщически прошептала девушка, бросив веселый взгляд на оставшуюся позади стайку подруг, смущенных ситуацией и веселым лаем спаниелей, - спорим на красивую ленту, что Ора не успеет добежать до сада, и ее туалет будет испорчен?

Луиза покорно последовала за четвертой фрейлиной, кинув молящий взгляд Монтале, который гласил так же ярко как и солнце за окном - только без фокусов, родная! Возвращайся поскорее!, - и нахмурившись возразила: - Да полно тебе! Хватит с нас приключений на это утро! А Лулу всенепременно дотерпит до прогулки.

- Ах милая, до чего ты скучная, когда дело касается твоего солнышка, - с ноткой досады вздохнула Габриэль и, окинув быстрым взглядом все повороты коридора, впорхнула в гостиную. Франсуазы там тоже не оказалось, зато по комнате совершала медленный променад уже знакомая фигура мужского пола. Граф де Гиш, фаворит из свиты Его Высочества. Тем временем д`Артуа уже скрывалась за дверью опочивальни герцогини, как вдруг голос пропавшей фрейлины послышался аккурат из покоев. - "Мадам, в приемной Вас ожидает..."

- Как хорошо! Тонне-Шарант уже у Ее Высочества! - шепнула де Креки.

- Доброе утро, месье, - хором пропели девушки и поприветствовали графа реверансом.

Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 9

Отредактировано Луиза де Лавальер (2019-01-21 14:34:37)

17

Вот чего Ора не ждала совершенно, так это того, что Артуа, вместо того, чтобы прямиком поспешить к выходу, направилась прямо к ним и без лишних церемоний сунула одного из спаниелей прямо в руки ошарашенной таким маневром Монтале.

Ора растеряно прижала песика к себе и даже не успела запротестовать, как к ее ногам сгрузили еще двух собачек, немедленно принявшихся обнюхивать ноги девушек. Ну да, от них же, наверняка, пахло травой, землей и свободой!

- Я? Но почему я? – попробовала было возмутиться Монтале, но Габриэль уже и след простыл.

Оставшаяся подле нее троица смотрела на обвешанную собачками фрейлину со смесью веселья и сочувствия.

- Солнышко, кажется Габриэль так торопилась отправить малышей на прогулку, что сдавила бедной Лулу животик, и она вот-вот сделает свое дело прямо здесь! – ахнула вдруг Луиза, и Монтале невольно побледнела, в красках и запахах представив себе это самое «дело» на собственном платье.

Впрочем, на панику времени не было: Вьевиль уже тянула ее в сторону буфетной, из которой, как уже успели узнать все девушки, лежал самый простой и короткий путь в сад.

- Да, бежим! – выдохнула, наконец, Ора и рванулась за Марго, стараясь не прижимать к себе нетерпеливо поскуливающую Лулу. Фифи и Мими с радостным повизгиванием кинулись следом.

Благодарение Марго-спасительнице: она не только успела выхватить из рук у служанки собачьи поводки по дороге в буфетную, но и догадалась стребовать у рассыпавшихся по углам поварят большую корзину, обнаружившуюся под столом в буфетной.

- Вот, держи, - запыхавшаяся от быстрого бега брюнетка протянула Оре корзину, и та, вздохнув с облегчением, сначала загрузила туда Лулу, а потом, отловив по очереди обоих песиков, весело скакавших вокруг с явным намерением поживиться чем-нибудь вкусненьким, сунула в корзинку и их.

- Уф, слава богу, теперь никакие неожиданности мне не страшны, - слабо улыбнулась она, забирая у Вьевиль поводки.

- И верно. Тогда и мне нет смысла отправляться в сад, - Марго повернулась к буфету, чтобы проверить свое отражение в отполированном до блеска серебряном блюде на поставце, и торопливо отряхнула подол юбки, к которому уже успели прилипнуть бурые собачьи шерстинки. – Ну, удачи, и не задерживайся. Мало ли, что еще придет в голову Мадам, пока ты выгуливаешь ее любимцев.

- Как только, так сразу, - пообещала Монтале и, ухватившись за ручку весьма увесистой корзинки, потащила свой шумный и любопытный груз вниз по лестнице.

Парк Фонтенбло. 6

Отредактировано Ора де Монтале (2019-01-19 00:50:23)


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 7