Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Приемная Его Высочества герцога Орлеанского.


Дворец Фонтенбло. Приемная Его Высочества герцога Орлеанского.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

04.04.1661.
Вечер, после девяти часов.

2

// Авон, дом семьи Друэ

Усиленная охрана всех подъездных путей  и ворот Фонтенбло,  караулы, расставленные по всему периметру дворца и парка,  шпионы  и соглядатаи, казалось, прятавшиеся за каждым кустом или скульптурной группой, привели к обычной в таких случаях неразберихе с паролями и проверками приезжающих. Одни проскакивали во дворец в мгновение ока, другие покорно дожидались своей очереди, но это вовсе не означало, что первых проверяли тщательнее: просто им везло.  Воистину, чем больше о безопасности заботятся напоказ, тем меньше  ее становится на деле. В дни многолюдных празднеств Фонтенбло начинал напоминать швейцарский сыр количеством дыр, тайных дверок и лазеек, через которые, при желании и умении, можно было ввести во внутренние покои  Троянского коня или Хромого беса...по крайней мере, так обстояли дела по мнению Фредерика де Бара, раздраженного сперва необходимостью заложить большой крюк, чтобы попасть к нужным воротам и предъявить пропуск нужному офицеру, а после - суетой и  толкучкой  в Служебном дворе.
- Не женится ли, часом, еще кто-нибудь из больших вельмож? - поинтересовался швейцарец у знакомого сержанта мушкетеров, только что вышедшего из караульного помещения и очень кстати попавшегося на глаза.
- Нет, месье. Ни о чем таком мы не слышали... Говорят, это все из-за турок, как раз сегодня послов принимали, а теперь затевается то ли бал, то ли охота какая-то  особенная, может,  тигра будут травить или льва, или лев - тигра. Да разное болтают,  наше-то дело солдатское, месье де Бар -приказы исполнять. 

- То-то и оно - болтают... - проворчал Фредерик, вежливо раскланялся с сержантом и продолжил свой тернистый путь к покоям Месье. Прошло не менее получаса, пока он одолел бесконечные сплетения лестниц и коридоров и оказался в нужной галерее,  на пороге приемной Его высочества Филиппа Орлеанского. Судя по доносящимся  звукам музыки и приглушенному гулу веселых голосов, похожему на жужжание бодрых пчел, внутри тоже было не скучно.
Де Бар вытащил платок и промокнул  лоб: негоже являться в этот цветник придворных красавчиков и красавиц  с лицом, блестящим от пота. Оставалось только отловить  пажа и попросить доложить о себе. Подходящий мальчишка, как по заказу, тотчас подвернулся  под руку.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

3

Дворец Фонтенбло. Большой Зал, 2
После половины десятого вечера (если не ошибаюсь)

"Мой друг летим над Пуштой милой... мой брат с небес воззри на степь златую... смотри как полыхают горизонты - багряным облаком несется жар. Нет, то не маков цвет ковром расстелен, то занимается беды пожар..."

Андраш стоял прислонившись к колонне у входа в личные покои Месье. Его глаза были закрыты, руки скрещены на груди, всем видом он выказывал безразличное спокойствие на фоне суматохи, устроенной вокруг приготовлений к турниру. Смуглое лицо его было недвижным и никто, из проходивших мимо слуг и пажей не сумел бы угадать, какая горечь царила в душе Черного Мадьяра. Под прикрытыми веками его взор блуждал над выжженной пожарами войны некогда золотой степью, оглядывая далекие бескрайние горизонты, такие милые сердцу и столь смутно различимые теперь с высоты времен, унесенных вместе с песком в пыли, поднятой под копытами захватчиков, и обагренными кровью водами Дуная.

Щуплый мальчишка шустро пробежал через весь зал, намереваясь ворваться в покои Месье, но, заметив стоявшего на страже Андраша, остановился в пяти шагах от него. Нерешительно переминаясь с ноги на ногу, в страхе разбудить телохранителя Его Высочества, паж негромко кашлянул, привлекая к себе внимание не только самого мадьяра, но и нескромно хихикавших за игрой в кости миньонов.

- Эй, Андрэ! До твоей милости явились. Неужто из кибиток актерских с записочкой, а? - поинтересовался рыжеволосый молодой человек, только что отыгравший двумя удачными бросками свой перстень и оттого чувствовавший свое превосходство над противниками и над всем миром одинаково.

- Бросьте, Шатийон, наш Андрэ вовсе не столь же легкомысленный как некоторые, чтобы заводить неправильные знакомства, из-за которых им теперь приходится скрываться от полиции и гвардейцев.

- А что в этом неправильного то? - возмутился маркиз, встряхивая кубок с костями перед очередным броском, - Сам герцог хаживал туда... да еще и с Шевалье. Между прочим! Не просто же они взяли да на сцену вылезли посреди представления тогда.

Устав от этих беззлобных, но до скрежета в зубах похожих на комариные укусы, издевок, Андраш открыл глаза и выпрямился, тут же заметив застывшего как изваяние пажа.

- Что Вам, сударь? - спросил он, заставив мальчишку поежиться под ленивым взглядом черных как угли глаз.

- Там... месье де Бар, - тихо проговорил паж, но тут же подтянулся и под ободряющее хихиканье кавалеров из свиты Месье громко повторил сказанное, - Месье де Бар, мэтр фехтования просит доложить о себе!

- Я встречу мэтра, - не меняя тон, ответил Андраш и махнул рукой пажу, - Свободен.

Он отлепился от колонны, которую поддерживал уже добрые три четверти часа, покуда герцог и граф де Гиш изволили переодеваться к турниру, и медленно прошел через зал к выходу, не обратив ни малейшего внимания на провожавшие его взгляды кавалеров.

- Месье де Бар, - приветствовал мэтра Андраш уже в дверях, - Проходите, мэтр, - пригласил он учителя фехтования, сделав знак караульным пропустить его, - Вы в курсе, почему за Вами послали? Тут готовится нешуточное состязание в шутовском турнире. Если Вы понимаете меня. Нужно подобрать оружие. Ведь Вы разбираетесь в луках и стрелах, подходящих для стрельбы по мишеням, мэтр?

4

Паж, похожий на кудрявого купидона,  хоть и немного тощеватого для обитателя языческих небес, оказался расторопным,  и долго ждать не пришлось.
Двери отворились, де  Бар прошел между солдатами охраны, как между Симплегадами, и едва успел бросить взгляд по сторонам, заметить миньонов Месье, увлеченных игрой, и нескольких придворных рангом пониже. Де Гиша, как и самого герцога, в зале не было, зато присутствовал мэтр Андраш, и с ним-то, как нетрудно догадаться, де Бару и предстояло устранять препятствия к тому, чтобы удовольствие Его высочества от турнира было полным.
Первая же реплика мадьяра, едва он приблизился к швейцарцу и произнес формальное приветствие, подтвердила догадку:
- Вы в курсе, почему за Вами послали? Тут готовится нешуточное состязание в шутовском турнире. Если Вы понимаете меня. Нужно подобрать оружие. Ведь Вы разбираетесь в луках и стрелах, подходящих для стрельбы по мишеням, мэтр?
Для  малоразговорчивого Андраша это была наредкость длинная и красноречивая речь, стало быть, состязание и впрямь затевается нешуточное, и отнестись к нему стоит куда как внимательно: игры с большими ставками азартны и непредсказуемы.
Фредерик поклонился и ответил с обычной своей спокойной учтивостью:
Приветствую вас, месье. Да, меня известили письмом. Я понимаю, насколько все это важно, и, хотя я не так хорош в стрельбе по мишеням, как в работе с клинком, моих знаний хватит, чтобы отличить лук от арбалета...и подобрать оружие с учетом телесных кондиций и умений стрелка.  Я полностью к услугам герцога. Но скажите, месье, верно ли, что в состязании примут участие дамы?
В голосе де Бара не было и намека на светскую игривость, так что столь опытный человек, как Андраш, наверняка понял - вопрос задан не из праздного любопытства.

5

Стоило де Бару пройти в Приемную, как сразу несколько молодых дворян из свиты Месье отошли от занимаемых ими мест у карточных столиков и обитых бархатом скамей. Возглавляемые рыжеволосым маркизом де Шатийоном, они прошли к середине зала и остановились там, обступив полукругом самого маркиза, с некоторых пор взявшего на себя роль смутьяна и возмутителя спокойствия среди миньонов после исчезновения шевалье де Лоррена.

Не обращая внимания на вызывающий вид молодых людей, Андраш с тем же хладнокровием продолжал говорить с де Баром, словно они были одни.

- Именно кондиции и умения нам и придется учитывать. Судя по тому, что предполагаемые лучники продемонстрировали во время пристрелки, последнее придется учитывать особо, - мрачно усмехнувшись, мадьяр кивком указал на не сдерживавших своего интереса к их беседе миньонов, - Точнее, отсутствие такового.

- Месье де Бар, скажите-ка, а правда, что в наемных войсках Вам довелось стрелять из арбалета? - вызывающим тоном спросил мэтра де Шатийон, выступая вперед той вальяжной походкой, которую с некоторых пор старательно копировали все поклонники талантов и артистичной харизмы Его Высочества, - В германских княжествах, как я посмотрю, до сих пор плохи дела с вооружением, не так ли? А у себя в Швейцарии Вы охотились с луком? Ведь арбалет это роскошь, а роскошь противопоказана жителям благословенных кантонов, а?

- Месье де Шатийона интересует лишь то, каким будет Ваш вердикт относительно его способности выступить в турнире, не посрамив цвета Орлеанского дома, - процедил сквозь зубы другой молодой человек, такой же рыжий, но на пол-головы выше де Шатийона, - Вернемся к игре, господа. Не следует мешать нашим мастерам. Им предстоит задачка не из легких - превратить наши расхлябанные ряды в нечто более или менее похожее на боевой отряд.

- А разве я спрашивал мнения Эффиа? - выпятив губу, спросил де Шатийон, но, оглянувшись, заметил, что оказался один посреди зала. Его спесь сдулась, а на мальчишеском еще пухлощеком лице появились пятна краски, предательски выдававшие его смятение.

- Маркиз прав. Нам предстоит нелегкая задача, - произнес Андраш, повернув голову в сторону рыжеволосого смутьяна и кивнул ему с мрачной снисходительностью, благодаря которой и заслужил свое прозвище Стервятник среди отчаянных сорви-голов из окружении Месье.

- Кстати, о Вашем вопросе, - на губах мадьяра мелькнула тень, почти похожая на улыбку, - В состязании будут участвовать и дамы. Ее Высочество герцогиня Орлеанская среди них. А также княгиня де Монако. И еще несколько фрейлин.

Зная, что для де Бара могла оказаться существенным подспорьем хотя бы толика сведений о умениях предполагаемых лучников в команде Месье и Мадам, Андраш решил поделиться своими наблюдениями.

- Некоторые из дам показали недурственные результаты. Особенно же княгиня де Монако. Это хорошо, если она выступит на стороне свиты Мадам, а не в отряде своего супруга. У монегасков и без нее довольно существенное преимущество - принц Луи признанный охотник. Соколиная охота и стрельба из арбалета для него значат больше, чем банальная травля.

6

Дерзость юного маркиза не рассердила де Бара, только позабавила: это было в порядке вещей, миньоны герцога вечно наскакивали на учителя фехтования, как задиристые щенки, стоило ему появиться во дворце. Фредерик воспринимал подобные выходки  с невозмутимостью видавшего виды волкодава,  а в глубине души получал  удовольствие. Мальчишеский кураж, граничивший с глупостью, уравновешивался непобедимым  обаянием молодости, и смесь того и другого горячила кровь швейцарца похлеще испанского вина...
Де Бар усмехнулся, прежде Шатийона заметив, что тот остался "один на поле боя", однако же, демонстрируя  хорошие манеры, ответил на заданный вопрос с педантичностью истинного уроженца благословенного кантона Люцерн:
- К сожалению, маркиз, я не могу достоверно судить о состоянии дел в германских княжествах, поскольку никогда за них не сражался. Я был сперва в войске Его высочества принца Конде, а после бился под началом герцога Шуазеля, где мне доводилось стрелять в основном из мушкета и пищалей. Что же касается охоты, то это занятие   в бедной Швейцарии скорее промысел, чем развлечение, и когда мне случалось выходить на медведя или кабана, я делал это по-мужицки - с помощью рогатины и широкого ножа.
Тут он посмотрел на  мадьяра, очень кстати помянувшего дам, и с деланным беспокойством спросил:
- Надеюсь,  изысканный  слух приближенных Месье  не оскорблен столь грубыми подробностями, мэтр Андраш? Увы,  при дворе я веду себя не лучше того самого медведя... хвала небесам, что вы крепко держите  нить беседы.

Светский обмен шутливыми уколами дал Фредерику время обдумать сведения Андраша и прикинуть разные варианты развития событий.
"Ого! Вот это соперничество! Мало того, что красавицы захотят показать себя с лучшей стороны, а кавалеры из камзолов вылезут, лишь бы щегольнуть перед ними умением и доблестью, так еще и муж с женой вздумали разойтись по разным лагерям! Вечер обещает настоящую бурю... и кажется, мы с мэтром Андрашем - те двое, кому отведена роль Аквилона и Эуруса, чтобы ее раздуть."
Подведя итог своим  размышлениям, Фредерик де Бар вздохнул:
- Жаль, что для турнира выбраны луки, а не арбалеты - дамам было бы легче с ними управляться, стрельба потребовала бы меньше усилий, при большей точности выстрела. Ну, луки так луки... Полагаю, никто из господ не ожидает, что дамы возьмут в руки настоящие охотничьи длинные  луки?* Изящный вид, малый вес, и, конечно, двойной изгиб - вот, то, что требуется...но для начала я предложил бы вместе взглянуть на все имеющиеся в распоряжении  образцы. Это можно устроить, месье Андраш?

* усилие, которое необходимо затратить  при натяжении тетивы и однократном выстреле из  классического длинного лука (лонгбоу) - соответствует подъему гири весом  в 50-60 кг.

Отредактировано Фредерик де Бар (2018-01-13 03:20:17)

7

Андраш коротко хмыкнул и одобрительно наклонил голову, отправив в спину удалявшегося де Шатийона насмешливый взгляд. Он знал маркиза, когда тот щуплым мальчишкой подростком был представлен в свиту Его Высочества и вел себя тише воды ниже травы. Тщеславие и глупость плохие спутники в карьере молодого придворного, примеров тому множество и рыжеволосый маркиз был всего лишь одним из многих, тех, на кого сам Андраш привык не обращать внимания. Ответ де Бара был достаточно учтивым и вместе с тем обескураживающим, чтобы смутить юного наглеца, но не выставить его на всеобщее посмешище. Это и заслужило одобрительную ухмылку мадьяра.

- Не следует беспокоиться, мэтр, здешние маленькие перепалки редко задевают эти нежные души, а изысканный слух этих господ терзали и не такими подробностями. Они, - тут он мрачно улыбнулся, - В каком-то роде любители таких бесед.

Дождавшись, когда миньоны позабыли о их существовании, увлекшись новым развлечением - шахматной игрой с фигурками, которые де Шале с приятелями отыскали в закрытом на реконструкцию дворцовом крыле. Вырезанные из слоновой кости и инкрустированные соответственно золотом и серебром миниатюрные фигурки королей, королев, офицеров, всадников и сторожевых башен привлекали внимание молодых людей не столько азартом мыслительной игры, сколько тонкой работой мастера, выполнившего их с поразительной точностью в малейших деталях.

- Да, жаль, - как бы нехотя ответил Андраш, понизив голос, чтобы не привлечь излишнего внимания к их разговору, - Арбалеты все еще на вооружении в нескольких ротах. Не для военного времени, понятное дело. Но, решено было не брать арбалеты для турнира. Луки другое дело. Я имею в виду настоящие, для мужчин, - он с издевкой хмыкнул и бросил косой взгляд на де Шатийона, подпрыгивавшего за спиной игравшего свою партию Эффиа, - Даже если некоторые и вовсе не смогут толком выстрелить, не беда. Турнир будет на выбывание. Сами понимаете, желающих много, а терпения у публики на долго не достанет. Нам нужно подобрать еще хотя бы пол-дюжины луков, если господа из свиты Его Величества не успели захватить весь дворцовый арсенал. И Вы правы, мэтр, от женщин никто не ожидает стрельбы из классического лука. Им уже принесли два лука из тех, которые нашлись в костюмерной маэстро Люлли. К тому же, здесь во дворце имеется недурственная коллекция охотничьих луков, с которыми в свое время упражнялись дамы из свиты королевы-матери. Кстати, если бы некоторым из них вздумалось принять участие в соревнованиях, уж поверьте, публика получила бы изрядное удовольствие. А кое-кто из этих молодых петушков был бы здорово посрамлен. Эти луки хранятся вместе с охотничьим оружием в галерее Франциска. Туда и пойдем.

Громкий вскрик и последовавший затем протяжный стон одного из миньонов заставил Андраша схватиться за рукоять шпаги. Он чисто машинально обернулся всем корпусом к молодым людям, с азартом следившим за партией в шахматы, но тут же расслабился и тихо рассмеялся.

- Съеденный слон должно быть сделался самой крупной потерей для месье де Талейрана за всю его жизнь. Надеюсь, что ставки на него не превысят чьего-нибудь месячного дохода. Идемте, мэтр. Здесь нам не дадут спокойно обсудить план захвата арсенала, - он приглашающим жестом показал на двери, но не на те, парадные, которые вели в главный коридор и анфиладу залов, а те, что вели в служебные коридоры, - Пройдем к галерее Франциска с другого хода. Я раздобыл ключи от камергерской двери, - он продемонстрировал маленький ключ на серебряной цепочке, прицепленной к поясу, - Не спрашивайте, каким образом. Все равно не поверите. Но, опасаться нечего - Его Высочество знает. И у Вас есть письменное предписание. А раз это приказано от имени Брата короля, так и беспокоиться не о чем.

Дворец Фонтенбло. Галерея Франциска I-го. 4

Отредактировано Андраш (2018-01-14 21:52:12)

8

- Вы  бесценный человек, месье Андраш, - заметил Фредерик, не льстя, но констатируя факт. - Я едва ли ошибусь, предположив, что не только Его высочество не может без вас обходиться, но и дворяне, ищущие   милости принца. Вы знаток местных охотничьих угодий, ловите браконьеров и знаете все тайные тропы - так что, даже не будь у  вас ключа, а у меня письма, мы бы не сбились с дороги. Ступайте же, мой Вергилий, я готов последовать за вами хоть в сумрачную чащу, хоть в хранилище луков и стрел. 

Де Бару  все же было любопытно, каким таким хитрым  способом Андраш раздобыл особую отмычку:  проявлять внимание к  деталям и  не упускать из виду мелочей было одним из свойств его натуры, однако другое свойство - рассудительное терпение -  замкнуло уста до более подходящего момента.
Мужчины вышли из зала, напоминая больше приятелей, задумавших совместную пирушку, чем заговорщиков, строивших планы захвата ценного оружия на глазах у изумленной публики, и углубились в очередной  бесконечный  коридор. По сравнению с парадными покоями и соединяющими их проходными залами, где дамы и кавалеры порхали туда-сюда, как  беззаботные птицы и разноцветные бабочки, здесь было довольно сумрачно, тесновато  и не так нарядно, шторы на редких окнах спущены, но света и пространства хватало, чтобы не спотыкаться на каждом шагу и не налетать на спутника. Последнее было бы верхом неучтивости, учитывая, что Андраш не был красивой и живой субреткой, которая, при определенных обстоятельствах, сочла бы легкий толчок в спину мужским заигрыванием.
Наконец, швейцарец и мадьяр достигли галереи Франциска I. Душа Фредерика де Бара, порядком подостывшая и потрепанная в житейских и военных бурях, все же сохранила чувствительность к красоте,  и отозвалась невольным трепетом на  застывшее вне времени свидетельство   гения Бенвенуто, Приматиччо и Фьорентино, соединившего в идеальной пропорции позолоту, резное дерево, скульптуру и живопись, и увенчавшего гармонию игрой света и тени.
Выйдя из двери, де Бар невольно застыл на месте, как будто резная голова Медузы, выполненная мастером  с пугающим правдоподобием, в самом деле обратила его в камень и заставила позабыть о вполне земной миссии.
- Прошу прощения, мэтр Андраш. В последнее время я не такой уж редкий гость в Фонтенбло, но мои занятия оставляют плачевно мало времени для любования шедеврами искусства... Пожалуйста, месье, если вам покажется, что вместо изучения изгиба луков и оценки натяжения тетивы, я поглощен любованием саламандрами, пробудите меня от сладкого сна.   

Дворец Фонтенбло. Галерея Франциска I-го. 4


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Приемная Его Высочества герцога Орлеанского.