Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Сент-Антуанское предместье, после полудня 4-го апреля


Сент-Антуанское предместье, после полудня 4-го апреля

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

04.04.1661, после полудня и вечер.

2

//Париж, таверна "Боевой петух"//

В дороге, Этьен поистине удивлялся тому отчего места, что проходил он ведомый юным проводником Жанно, назывались предместьем, ведь по обилию домов, столь крупных и стоящих в плотную друг к другу, место походило на самый что ни на есть главный район города. Впрочем Жорж и понимал, что это его первое впечатление о месте, где прежде он попросту не был. Но ещё больше, шевалье поражало чрезвычайное обилие народа на улицах. Слегка наклонившись, чтобы его было слышно в гомоне голосов, он проговорил.
- Поразительно, сколько людей, ты только припомни Герхард. Даже в Ле-Сабль не будет и половины этого народа, на площади в Пасху. - Говоря это, Этьен едва скрывал улыбку. Ведущий под уздцы его коня, ординарец окидывая толпу хмурым взором проворчал:
- Не удивительно, что Мекано говорил о лихом народце. Такие толпы привлекают карманников мсье. Хэй малец, не удаляйся далеко вперёд, а то придётся рассказать твоему патрону, как ты нас бросил, посреди города... - подстегнул немец мальчика, и не зря. Подобно проворной рыбке в пруду, шустро передвигался мальчуган, через толпу и троице приходилось его нагонять, до сего оклика. К слову Жак, портовый торговец из Ле-Сабль д'Олонн, присматривался как профессионал к тому, как ведут здесь дела. По крайней мере в видимом аспекте, на улицах. Но от остальных, он старался не отставать.
Чем дольше они шли, тем Этьен яснее понимал, сколь необходим им был проводник в столь огромном городе, с бесчисленным числом поворотов и закоулков. Его даже немного удивило, что посреди всего этого царствия плодов труда строителей и архитекторов, каменотёсов, плотников и других, находилось место живой природе, деревьям, траве и кустарникам. С улыбкой он встретил и мысль о том, что где-то в сих дебрях, по слову одного аббата живёт благочестивый и учёный муж мсье Блез Паскаль. Правда, его научными изысками Этьен искушён не был, но с апологическим христианским трактатом, он ознакомлен был.
Мысли об апологии христианской веры в святой Церкви, пришлись как раз к моменту, когда за очередным поворотом, появился шпиль Сен-Жерве. Старинный храм с одной стороны огибался улочкой, а с другой небольшим кустарником, заполнившим расстояние между храмом и стоящим неподалёку домом. Спешившись, Этьен передал поводья Герхарду. Тот и торговец Жак перекрестились, но снова перенесли внимание на людей вокруг. Должно отметить, что в этом месте не было такого столпотворения, кое местами встречалось в пути. Вновь вынув чётки из особого, уготованного только им кармашка, с вышитыми вензелями, д'Олонн, сняв шляпу и направился внутрь. В храм он вошёл, осенив себя крестным знамением с освящённой водой, напоминая душе своей о святом крещении, которое когда-то принял шевалье. Его спутники, заняли скромно место неподалёку, а малец сел на обочине, в ожидании.

3

В храме царила обновляющая атмосфера, отчасти быть может из-за того что лишь десяток лет назад завершились работы по её реконструкции, длившиеся без малого полтора века. Но в большей степени, атмосферу создавали люди, а община Сен-Жерве явно состояла из простых, но честных и добропорядочных горожан. Такое впечатление сложилось у Этьена, когда он, отдав поклон алтарю, в рыцарской манере преклонив правое колено перед Господом, занял место по правую сторону. В этот час, богослужения в церкви не проходило, что не мешало некоторым горожанам прийти сюда, с личной молитвой.
Из левого поперечного нефа, посвящённого Пресвятой Деве, доносилось тихое моление, небольшой молитвенной группы, возносящей Богоматери молитву Розария на чётках. Вновь осенив себя крестным знамением со своими чётками в руках, и отпечатав уста свои славословием, шевалье не громко присоединился к общей молитве, на этапе Рождества Господа. Размышления о праведности, с истовой личной молитвой, вошли в душе Этьена в гармоничный резонанс с недавними воспоминаниями об апологии христианской веры и истинной Церкви Паскаля. Вознося молитву Богородице, шевалье на миг поднял взор свой к посвящённой ей статуе и душу его охватило лёгкой волной радости.
Словно вернувшись в детство, Этьен ощутил заботу матери, укрывающей его вуалью, в студёный период и все триволнения, что терзали его по прибытии в столь крупный город, столицу - отступили словно море при отливе. И вновь, в молитвенном бдении, мысли Жоржа вернулись к обновлённости, что почувствовал он ещё войдя в храм. Завершая молитву, шевалье Ле-Сабль д'Олонн попросил Бога о благословении в его Парижской коммерческой миссии, после чего соблюдая церковный этикет, в тишине покинул церковь, отдав прощальный поклон алтарю.
Спускаясь по нескольким каменным ступеням к мостовой, Этьен убрал обратно чётки, надел свою шляпу и возложив рыцарскую длань свою, на эфес шпаги, быстро отыскал глазами свой люд. С улыбкой подойдя к ним, шевалье заметил.
- Ах как напрасно, друзья мои, вы не присоединились ко мне. Это прекрасный храм, осенённый Божьим благословением. Но ничего, завтра на рассвете мы придём сюда отдать святую мессу, а теперь в путь. Жанно - кивнул он мальчугану - веди нас по улице Вожирар, до лицея Святого Людовика, к дому мэтра Морно.
Проследив не долго за тем, как поднимаются и отправляются в путь его люди, Этьен помыслил о том, что мальчишка исправно справлялся со своим поручением, ведь за весь путь они не встретили ни единого городского бандита. Что в целом не могло не радовать, христианское естество в душе шевалье, но его рыцарская отвага всё-равно прорывалась то и дело, маня желая встречи с нечистивцами, для нанесения возмездия подлецам. Вновь взгромоздившись на своего верного скакуна, Этьен указал рукой перед собой, и компания отправилась дальше.

4

Дальнейший путь небольшой, но весьма разношёрстной компании, пролегал по одному из мостов, через знаменитую Сену. Вид спокойной реки, неспешно несущей свои воды вдоль берегов, уставленных городскими кварталами, навели де Дуа на мысли о том, что даже в столь большом и суетном городе, всегда можно найти местечко незыблемого покоя. Отражение степенного шага времени. В силу того обстоятельства, что Этьен передвигался верхом, положившись на ведущего впереди, своего ординарца и мальчишку что вёл их, в сих городских дебрях, Жорж заговорил с торговцем, коего привёз с собой.

- Жак, пожалуй мы не зря взяли тебя - видя как тот не сразу отреагировал на слова господина, увлечённый всем тем, что видел он вокруг, городом, лавками, возможностями и конечно же парижанками, д'Олонн отечески улыбнулся.

- Простите мсье - ответил Пройдоха.

- Конечно, только слепец не сможет узреть, сколь по сердцу пришлось тебе сие место. Но заговорил я не о том. Полагаю, мы не зря тебя взяли, так как именно тебе, при благоприятном завершении нашей экспедиции, сбывать грузы из Ле-Сабль д'Олонн здесь. В этом случае, зарабатывая звонкую монету для своего господина, ты и сам проложишь себе путь к процветанию, по милости Божией, разумеется.

- Конечно, мсье - тем временем, они сошли с моста и повернули к Вожирар, до которой оставалось не более ста шагов, но уже теперь, не доходя до поворота к ней, пред путешественниками предстали аллеи и живые изгороди, являющиеся лишь частью природного великолепия Люксембургского сада. Беспрецедентной эстетикой своей, столь гармоничное зрелище принудило шевалье покончить на время разговор, утопая в потоке восхищения. Которое впрочем, проявлялось лишь в едином блеске глаз Этьена, сохраняющего по всем остальным признакам, истинно-луарскую почтительную сдержанность, отличную как от бретонского хладнокровия, и резко контрастирующего на фоне порывистости представителей южных провинций  Франции.

Впрочем приближаться к одноимённому дворцу или самому саду, разбитому здесь ещё в начале века сего, Этьен Жорж не спешил имея не мало дел. Однако дом, о котором говорил любезный мэтр Мекано, оказался совсем рядом. Спешившись, Этьен передал поводья ординарцу Герхарду и кивнул головой Жаку, а тот направился к двери дома и постучался, в ожидании слуг, членов семьи или, что менее вероятно самого Морно.

5

Время шло к вечеру, но из окна дома по соседству, с запозданием вылезла пышногрудая горожанка, выбивающая перину перед сном. Углядев эту картину, Герхард вытянулся грудь колесом, словно настоящий галльский петух, и по обыкновению своему прокрутил ус, что вызвало дружескую ухмылку шевалье, положившего ему руку на плечо.
- И вот, дама сердца взмахнула платком, с башни своего замка... - шутливо, на память процитировал Этьен какую-то из старинных баллад, в ответ на что не растерявшийся шваб, ни без доли самокритичности, вытравил фразу,
- Ага, дубьём мсье - оба не громко рассмеялись. В этот момент дверь перед ними открылась. Открыла пожилая хозяюшка, которая незамедлительно поклонилась, со словами.
- Чем могу помочь судари?
- Этьен Жорж шевалье д'Олонн - сразу представился молодой господин - я хотел бы видеть мэтра Морно, скажите дома ли он?
Расторопно поклонившись, дама поклонилась.
- Прошу простить мсье, входите в дом. - По тому, как она осторожничала в самом начале, и помятуя разговор с папашей Мекано, Этьен решил что не гоже подвергать кого-либо из своих на улице, под вечер. Перешагивая через порог, он предупредил хозяйку.
- Я со свитой. - Оглянувшись, он добавил - Жанно, тебя это тоже касается.
- Марш под крышу - тихо молвил мальчишке-проводнику Герхард, после чего закрыл за ним дверь. Хозяйка провела компанию в гостинную, довольно просторную на взгляд Этьена, даже для состоятельного буржуа. Очевидной была тяга этого человека, стать частью высшего сословия, судя по обстановке мебели. Сей факт не вызывал симпатии у Этьена ревностно презирающего подобного рода "дворян". По сему, мысленно испросив у Всевышнего терпения, шевалье сосредоточил внимание своё на очаге, что даровал тепло этому дому. В это время, пока хозяйка ушла звать своего супруга, Герхард не громко обратился к компании, и в первую очередь к своему господину.
- Мсье, не думаю что мэтру придётся по нраву, что нашего торговца зовут Пройдоха... - оба посмотрели на Жака изучающе, а тот растерянно смотрел то на Герхарда, то на Этьена. Послышались шаги и Жорж тихо заметил.
- Доверьтесь мне. - Перебирая в голове варианты, Этьен увидел перед собой мужчину, солидного возраста, который только спустился по лестнице в комнате по соседству. Парочка чернильных капель на руках, и закатанные манжеты, свидетельствовали о том, что человек сей был оторван от работы. Буржуа был в богато, для привыкшего к провинции Этьена, вышитом дуплете, впрочем совершенно доступном кошельку состоятельного парижанина, а седина коротко стриженных волос, местами с залысинами, явно утвержали почтенный возраст сего уважаемого мужа.
- Добро пожаловать господа, - довольно дружелюбно заговорил он, всё же смеряя взглядом купца своих гостей.
- Мэтр Морно, полагаю - кивнул ему Этьен.
- Так и есть, мсье чем обязан в столь поздний час?
Видя наростающее волнение в глазах мастеровитого торговца, Жорж решил незамедлительно перейти к делу.
- Моё имя Этьен Жорж де Дуа де Ле-Сабль д'Олонн. Со мной мой ординарец Герхард Бауэр, наш купец Жак Олонье и юный Жанно, наш проводник.
- Высокая честь, мсье. - Поклонился мэтр. И впрямь, он бы осыпал бесконечными эпитетами визит какого-нибудь графа, маркиза или же принца. Утвердил бы каким счастьем для него является сей неожиданный визит, а тут... обычно провинциальные шевалье, беспокоили его, с просьбой дать совет о том, где лучше взять ссуду. Но здесь что-то шло не так.
- Присаживайтесь, господа - разведя руками, указал он на пару кресел и стулья, что стояли здесь вдоль стен. Тут он кое-что вспомнил и пока гости рассаживались, достал трубку и принялся её набивать, садясь в кресло у двери. Не расслабляясь, Герхард присел на край стула, Жак же, получивший столь неожиданно фамилию, с улыбкой радости весьма комфортно разместился на другом. Оглядев своих спутников, Этьен приметил что и малыш Жанно сел на стул, с каким-то отчуждённым изумлением рассматривающий стены, что навело шевалье на мысль о том, что юнцу будет что рассказать тавернщику Мекано.
- Мне известен Ле-Сабль д'Олонн - заявил Морно, раскуривая трубку - там весьма добротная гавань, по словам многих моряков из Кале и Бреста. А местный барон покровительствует морской торговле.
С лёгкой улыбкой взор Этьена устремился к огню, а мысли к отцу, держа шпагу таящуюся в ножнах подобно старинному мечу упёртой в пол, шевалье был преисполнен сыновьей любви при всём непонимании некоторых поступков отца. Однако Жорж был ему благодарен за то, что барон не требовал от старшего сына покидать отчизну.
- Мой отец и впрямь... - молодой человек выдержал небольшую паузу - довольно открыт морской торговле, что вызвано его бесконечной любовью к морю.
Ситуация для Морно всё больше прояснялась.
- Отчасти, именно с этим и связан наш визит, мэтр. - Продолжал шевалье....

Отредактировано Этьен де Ле-Сабль д’Олонн (2018-01-15 14:13:57)

6

Как можно удобнее, разместившись в своём кресле и выпуская в сторону огня клубы табачного дыма, Бертран внимательно слушал собеседника, следя за его движениями, мимикой и непосредственно речью. Для человека его уровня, преступно было строить скорополительные выводы, ведь как следствие - это всегда приводило к потерям дохода, а уж это-то было и вовсе немыслимо. Верно заметил Этьен, что хозяин места сего был в шаге от аноблирования, но не само по себе это действо - было его истинной целью. О нет, лишь полезный и до некоторой степени необходимый инструмент, для перехода к новому уровню в деле обогащения. А шевалье тем временем продолжал.
- Не стану многословить, мэтр, сие мне ни к чести, поэтому с вашего позволения перейду к делу. В силу обстоятельств, которые не стану скрывать, барон находится в Новом Свете, я имею честь вести дела владений моего отца. Также, я являюсь держателем приватирского контракта, и героизму наших морских бестий можно позавидовать. Добыча, которая от них приходит в Ле-Сабль д'Олонн, никуда не шла и мои друзья вынуждены были распродавать её в других, более крупных портах. Ныне же, мы намерены открыть торговый маршрут, прямиком вглубь континента, сюда в Париж. - Оглядев присутствующих, Этьен отметил, что овладел всеобщим вниманием, и довольный сим продолжил.
- На данный момент, мы прибыли в город, с партией отборной пушнины из диких Канадских лесов, в семеро больше её расположено в нашем портовом складе, в Ле-Сабль. Однако реализовать её, выгодно и без рисков, мои торговцы не смогут, без надлежащего внимания со стороны королевского интенданта, по торговым делам. - Жорж улыбнулся и покачал головой.
- Но мне известно, как ведутся дела в Париже, и потому мы здесь. Любезный мэтр Мекано, у которого мы остановились, посоветовал обратиться к вам, как к человеку уважаемому в торговых кругах... и - приподняв бровь, Этьен словно подчёркивал очевидное из того, что знал - вхожему к мсье королевскому интенданту. Услуги подобного рода, при вашем согласии разумеется, будут щедро вознаграждены.
По мере рассказа молодого, но явно не глупого шевалье, мэтр всё больше осознавал, что этот мсье при незначительных усилиях с его стороны, смогут принести ему прибыль, а при упоминании папаши Мекано, глаза торговца из Парижа словно бы сверкнули. К этому моменту, Бертран завершил раскуривать трубку и кивнул.
- Мой друг Мекано не зря посоветовал вам обратиться ко мне, с таким делом. - Не ведя особой дружбы со старым владельцем таверны, Морно всё же старался быть любезным, чувствуя наживу, к тому же жест Мекано он оценил и не забудет.
- В столице ведь оно видите как - развёл руками парижанин - важно кто и как представят, и потом уже идут... прочие не маловажные условности. Например, наличие гербовых бумаг. Могу ли я увидеть ваши, мсье? Не сочтите за оскорбление, я лишь хочу точнее знать, что мне нужно будет говорить, а быть может и чего выправить для вас будет потребно.

7

С искренним удивлением посмотрел шевалье на своего собеседника, после чего повёл в сторону плечём со словами.
- И в мыслях не было, - после чего он улыбнулся, махнув рукой Герхарду и когда тот вынув свиток протянул его мэтру, добавил.
- Уж поверьте, если бы я посчитал, что вы как-либо оскорбляете мою честь, я бы дал вам знать.
От этих слов и улыбки баронского сына, у парижанина холодок пробежал по спине, когда он потянулся за бумагой, принимая же её, он увидел и солдатскую улыбку ординарца шевалье, и понял что помимо барышей это дело ещё и налагает не малую ответственность и риски, если в процессе, ему захочется сделать что-либо не по плану. Но мэтр Морно был тёртый калач и виду своего страха не подал, лишь тихо сказав.
- В этом не сомневаюсь, мсье. - После чего, он принялся изучать бумаги со всей дотошностью, на какую был способен. Приватирский контракт, королевский патент, грамота от барона.
- Безупречно - охарактеризовал сие Морно, и добавил - это, господа сильно облегчает труд, который я возложу на себя по нашей с вами устной договорённости.
Отдав бумаги обратно, он взглянул на огонь, выдерживая не долгую паузу. Тем временем, приняв бумаги, Бауэр бережно свернул их как было, и аккуратно уложил обратно в красивый цилиндрический футляр из дублённой кожи, с резьбой по ней, изображающей цветочный орнамент.
- Теперь, с вашего позволения, я хотел бы обсудить оплаты моих издержек. Я не стану требовать платы вперёд, но с вашей первой сделки я бы попросил тридцать от сотни...
- О мсье - неожиданно для всех заговорил, с ноткой игривости Жак, - достойны ли блеска барона те крохи, что мы привезём, быть может десять от сотни компенсирует вам все ваши хлопоты?
- Боюсь, Олонньи вы не представляете, с чем именно мне придётся столкнуться - отвечал Морно - но я понимаю ваше положение и готов опустить свои притязания до двадцати от ста.
- Ах, вы добрейший человек, но подумайте друг мой... - шевалье не узнавал своего Жака Пройдоху, чей шок от большого города по видимому исчез, уступив место коммерческой жилке.
- Это хорошая пушнина и редкая, она принесёт не плохие доходы с портных мастерских парижа и двенадцать от ста, это очень хорошие деньги.
Рассмеявшись, Морно лишь ответил.
- Вы поистине достойно будете вести дела вашего господина, Олонньи, в Париже, а я с интересом буду наблюдать за вашими успехами. Но и вы не забывайте старика Морно, только я прошу жалкие пятнадцать от ста.
- Очень великодушно с вашей стороны, мэтр - даже поклонился Жак, а шевалье с ординарцем чувствовали себя не в своей тарелке. Поистине у торговцев была какая-то цеховая солидарность, а Жак Пройдоха... точнее теперь Жак Олонньи имел не дурственные перспективы, стать приуспевающим буржуа.
Прокашлявшись, Этьен произнёс.
- Чтож, славно что мы обо всём договорились.
- Да - улыбнулся Морно и добавил - и господа, не смею более вас задерживать, а как только всё будет готово, я пошлю за вами в таверну старины Мекано.
- Вы очень любезны - кивнул шевалье вставая. Распрощались они довольно тепло, и выйдя на улицу Жорж заметил, как скоро начало темнеть.
- Поспешим друзья - сказал он улыбнувшись и оседлав скакуна, шагом повёл его в обратный путь, а рядом бодро зашагали все его спутники.
- После такого насыщенного дня, нам не помешает подкрепиться, мсье - сказал Герхард.
- О да, неприменно - улыбнулся Этьен, глядя на Жанно - и наградить нашего верного спутника вкусным ужином.
Мальчишка засиял и это придало, их маленькому отряду, особую добрую стать.

=> Париж, таверна "Боевой Петух"

Отредактировано Этьен де Ле-Сабль д’Олонн (2018-02-24 11:02:53)


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Сент-Антуанское предместье, после полудня 4-го апреля