Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Сквозь тернии к сестрам...

Сообщений 81 страница 100 из 202

1

... или Приют "У погибшего контрабандиста"

    Время: Начало февраля 1665 года
    Место действия: дороги Франции и Савойи
    Действующие лица: маркиз дю Плесси-Бельер, графиня де Суассон и другие маски

    В полях, под снегом и дождем,
    Мой милый друг, мой бедный друг,
    Тебя укрыл бы я плащом
    От зимних вьюг, от зимних вьюг.
    А если мука суждена
    Тебе судьбой, тебе судьбой,
    Готов я скорбь твою до дна
    Делить с тобой, делить с тобой.

    Роберт Бернс

     https://img-fotki.yandex.ru/get/61411/3543901.7d/0_f2ae9_70487989_L.jpg

81

Отправлено: 26.06.17 23:24. Заголовок: - Именем короля! - в..

- Именем короля! - выкрикнул что было мочи Ранкур, примчавшийся на три корпуса впереди отряда драгун, во главе которых ехал их капитан.

- Вовремя, -
Шабо ткнул палашом в бок тут же согнувшегося от боли бандита и повалил его в снег, - Чтобы трупы собрать.

Подъехавшие драгуны окружили дерущихся, едва не затоптав тех, кто уже пал. Прямо над ухом у Франсуа-Анри тяжело всхрапнула лошадь и уткнулась мордой ему в плечо. Жаркое дыхание прожгло сквозь плотную ткань зимнего камзола, заставив маршал поежиться. Он резко обернулся к всаднику и вскинул голову.

- Осторожнее, сударь. Попасть под копыта лошадей королевских драгун после сражения с головорезами - не слишком ли печальная участь для маршала Франции?

- Маршал дю Плесси-Бельер, я полагаю? -
тон капитана драгун выдавал подозрительное пренебрежение к высокому чину маркиза, и тот сразу же отметил этот факт для себя - как знать, может быть месье де Лувуа успел подсуетиться и разослать рекомендации во все регулярные части на пути маршала.

- Он самый, - с достоинством ответил Франсуа-Анри и отсалютовал капитану окровавленной шпагой. - Извольте передать Вашим людям мой приказ. Всех негодяев, оставшихся в живых, связать и привести в Шато-Тьерри, чтобы передать суду магистрата за вооруженный разбой. Я оставил распоряжения для интенданта полиции, чтобы он лично проследил за разбирательством и допросил потерпевших.

- Как, разве Вы не направляетесь в Лион? - хмыкнул капитан, медля с приказом. - И хочется же Вам отвечать на расспросы этих судейских крыс, месье маршал.

- Вы ошибаетесь, месье. Отвечать на вопросы буду не я. В Шато-Тьерри есть и другие свидетели.

- Эй, Гарро, Бетанкур! Скачите за теми голодранцами! Всех изловить! - выкрикнул капитан, приподнявшись в стременах. - Чертовски жаль, господин маршал, что Вы не оставили нам... никого.

- Почти никого, - отозвался один из драгун, спешившийся, чтобы проверить лежавших в снегу бандитов, - Эти еще дышат. Для виселицы сгодятся. А что делать с теми? - он указал на сдавшихся на милость королевских войск бандитов, трясшихся от холода и страха под нацеленными на них мушкетами Шабо и гвардейцев Дюссо.

- В Шато-Тьерри? - с сомнением произнес капитан и посмотрел на маршала с высоты своей лошади. - Нет. Их отвезут в Труа. Мы не отдадим их судейским. Это военное дело, господин маршал, и мы сами разберемся.

- Черт возьми, сударь! -
вскричал выведенный из себя дю Плесси-Бельер, но его последующее восклицание было заглушено грохотом подъехавшей кареты графини де Суассон.

- Извольте исполнять приказ!

- Эти люди из новобранцев полка пехотинцев, расквартированного в Труа. Дезертиры, не заслуживающие ни милосердия, ни королевского суда, господин маршал. Они подлежат военному суду, - возразил капитан и иронично приложил руку к шляпе, салютуя прибывшей карете. - Наш полковник уже отдал приказ об их поимке.

- И Вы ждали удобного случая, чтобы поймать их? -
дю Плесси-Бельер яростно полоснул шпагой по снежному сугробу, а затем вытер клинок собранным в ладонь снегом.

- Дезертиры? Разрази меня гром! - громкий голос Дюссо заставил всех обернуться в его сторону. - Не слишком-то вы спешили изловить этих мерзавцев, господа драгуны.

- Это чистая случайность и только, - парировал капитан, спешиваясь с лошади, чтобы отдать честь прибывшим в карете, - Ваш капрал доложил мне о графине де Суассон. Это... ее карета?

- Если Вы желаете быть представленным Ее Светлости, то извольте для начала представиться мне, - холодно ответил ему маршал и встал на пути. - И если дорожите своим капитанским жалованьем, то для начала выполните отданный мной приказ. Вашему полковнику очень повезет, если я позабуду об этом разговоре и не стану упоминать о дезертирстве из полка в своем донесении Его Величеству.

82

Отправлено: 27.06.17 01:56. Заголовок: - О мадонна, - тольк..

- О мадонна, - только и ахнула Олимпия, когда карета вновь остановилась, на сей раз в окружении вооруженных всадников в кирасах.

Будь на ее месте герцогиня де Монпансье, она бы, без сомнения, оценила выправку и экипировку королевских драгун, но графиня видела только разбросанные по истоптанному и окровавленному снегу тела и стоявшего посреди этой резни дю Плесси в забрызганном кровью камзоле. Маркиз отбросил в сторону порозовевший комок снега и опустил шпагу, которой... которой...

- Mamma mia!

Симонетта, охнув, закрыла лицо руками, но Олимпия не могла позволить себе такую слабость, хотя одного взгляда на алые пятна, расползающиеся по снегу, было довольно, чтобы ее замутило. Когда-то ей дважды пришлось пересечь охваченный войной север Франции от Парижа до Седана и обратно, но выжженные деревни и голодные крестьяне не шли ни в какое сравнение с этой жуткой картиной.

Двое солдат подхватили одно из тел под руки и потащили в сторону - тело мотнуло головой и застонало.

- Этот человек ранен! - Олимпия открыла дверцу и соскочила прямо в снег, не тратя время на то, чтобы откинуть ступеньку.

- Так то ж бандит, синьора контесса, ему что от пули, что от веревки помирать, все едино, - буркнул с козлов кучер, и она остановилась в растерянности. Действительно, глупо врачевать того, кто сейчас будет повешен на первом суку. Или нет, отправлен в Труа и повешен там, в назидание другим новобранцам.

Но, может, ее помощь нужна кому-нибудь из гвардейцев? Или... нет, для раненого маршал был чересчур бодр - и это радовало. Меньше всего ей хотелось видеть в числе пациентов именно его.

83

Отправлено: 28.06.17 00:12. Заголовок: - Капитан Буавен, к ..

- Капитан Буавен, к Вашим услугам, - в черных глазах драгуна блеснул вызов, он усмехнулся себе в усы и повернулся в сторону от маршала. Молодцевато подкрутив щегольски закрученный ус, он приложил ладонь к полям шляпы и склонил голову.

Заметив этот жест, дю Плесси-Бельер обернулся и увидел Олимпию, стоявшую в снегу с растерянным видом.

- Сударь, я с Вами не закончил, - Франсуа-Анри сурово окликнул капитана и без тени замешательства выдержал насмешливый взгляд черных глаз, - Вы же не для красного словца сказали - к Вашим услугам? Отдайте приказ похоронить убитых. Раненых и пленных перевезти в Шато-Тьерри. Их прибытие уже ждут люди из магистрата.

- Если Вы настаиваете, господин маршал, - Буавен отвечал нехотя, будто бы делая одолжение. Дюссо, слышавший этот разговор вспыхнул до корней волос и подвел коня прямо к капитану драгун, так что, увидевшие это подчиненные Буавена бросили осмотр валявшихся в снегу тел и подступили ближе.

- Господа, приказ отдан, - сказал дю Плесси-Бельер, с видимым спокойствием вкладывая шпагу в ножны, - Если среди этих мерзавцев есть дезертиры из королевской армии, они будут переданы военному суду в должном порядке. Покуда же это дело будет разбираться королевской полицией как уголовное преступление против короны. Вам должно быть известно, господин капитан, что вооруженный разбой на королевских дорогах подлежит разбирательству королевского суда или представителя королевского наместника. В Шампани, если мне не изменяет память...

- В Шампани королевскую власть представляет граф де Суассон, все верно, - перебил его Буавен и сделал шаг в сторону Олимпии, - Мадам, я готов выполнять приказы Вашей Светлости, если Вам будет угодно. Капитан драгунского полка Жак Буавен, - он вновь приложил ладонь к шляпе, но так и не произнес повторно фразу "к Вашим услугам", заметив насмешливый взгляд маршала.

- Полковник Лафрамбуаз отдал приказ вернуть в Труа всех дезертиров. И эти не должны быть исключением. Королевское правосудие оно ведь для всех, не так ли? Но, вряд ли мадам графине есть интерес до этих отбросов, - он пренебрежительно махнул рукой, - Я рад, что наше своевременное появление избавило Вас от неприятностей.

Не желая петушиться на глазах у графини, дю Плесси-Бельер лишь мельком посмотрел в ее лицо и поклонился, прежде чем отойти в сторону гвардейцев, собравшихся вокруг своего сержанта. Он погладил шею громко всхрапывавшего жеребца, нетерпеливо перебиравшего копытами в снегу, и заговорил, обращаясь к Дюссо, но так, чтобы его слышала и сама графиня.

- Мою лошадь убили, так что, мне придется пересесть в карету графини, если Ее Светлость позволит. Позаботьтесь о наших людях, Дюссо. Пусть раненых разместят в моей карете. Доедем до Монмирайе, а там, если нужно, пошлем за доктором.

- Тут недалеко поворот к обители Святой Женевьевы, месье маршал. Это скорее, чем до Монмирайе, - ответил Дюссо, с тревогой в глазах ища своих гвардейцев, - Ранкур! Проведите перекличку, я хочу знать, есть ли у нас потери! Поторопитесь же, черт возьми. Госпоже графине нет необходимости мерзнуть посреди леса, - буркнул он, поймав на себе обеспокоенный взгляд Симонетты, высунувшейся из кареты, - Мадам, мадемуазель, мы скоро будем готовы продолжить путь, слово гвардейца!

"Слово гвардейца," - мысленно передразнил бравого капитана Франсуа-Анри и тоже посмотрел сначала на Симонеттуа, а затем на ее госпожу. Он так ничего и не сказал Ей, не спросил, в порядке ли она...

- Мадам, Вы в порядке? - выкрикнул он, подбежав к Олимпии, прежде чем успел одернуть себя и остановиться, - Надеюсь, это... это приключение не отобьет у Вас вкус к путешествиям? Капитан Буавен исполнит наш приказ и доставит виновников в Шато-Тьерри, - он многозначительно посмотрел в янтарные глаза и поклонился, хоть и не надеялся получить ее руку для поцелуя, - Я думаю, что эти бандиты связаны с тем происшествием, которое задержало нас в пути вчера вечером. По моим сведениям, это все дело рук одной банды, действующей на дорогах Шампани.

Он не стал говорить о том, что ей следовало уступить ему и согласиться на смену маршрута, не стал даже напоминать о том, что вчерашнее происшествие было слишком явным сигналом поджидавшей их опасности. Ведь в итоге он и только он был ответственным за каждую минуту этого путешествия. И только его вина в том, что он не нашел лучшего применения своему обаянию и не увлек графиню прочь от рискованного маршрута.

- Мне очень жаль, моя дорогая, -
глухо проговорил маршал, коснувшись руки графини, прежде чем она сама протянула ее, - Мне жаль.

84

Отправлено: 28.06.17 00:52. Заголовок: Молодцеватый рявк др..

Молодцеватый рявк драгунского капитана, явно обращавшегося к ней, вынудил, наконец, Олимпию отвести глаза от алых разводов на снегу.

- Я глубоко признательна вам, капитан, за то, что вы поспешили нам на помощь. Что до этих... - она посмотрела на трясущихся от холода людей в окровавленных лохмотьях и не смогла заставить себя назвать их отбросами. - Этих людей, то вы доставите их в Шато-Тьерри, как распорядился маршал. В любом случае, они не дойдут до Труа, пешком по такому снегу это добрых три дня пути. Если среди них отыщутся дезертиры, то...

Графиня закусила губу, живо представив себе участь схваченных разбойников. Дезертиры или нет, все они отправятся на виселицу - и лишь потому, что этим утром она не согласилась с дурацким предложением дю Плесси и не выбрала другой путь. Впрочем, даже если бы она знала, что их ждет, то рискнула бы все равно - сменные лошади ждали ее на этой дороге. Стоила ли пара выигранных часов жизней этих бедолаг, вышедших на большую дорогу от голода? Она еще раз взглянула на пленных, которым вязали руки драгуны, и мысленно одернула себя. Какой голод? На половине из них одежда была не хуже, чем у жителей Шато-Тьерри, да и лица не отличались особенной худобой и измождением. Мужчины, отводящие глаза под ее изучающим взглядом, были крепки и полны сил. К дьяволу жалость - эти люди сами выбрали свою судьбу. Игроки, как и она, они сделали ставку - и проиграли. Только и всего.

- Я в полном порядке, - сухо осадила Олимпия метнувшегося к ней дю Плесси, пропустив мимо ушей глупый вопрос про вкус к путешествиям. Можно подумать, что она ехала к сестре исключительно ради сомнительного удовольствия провести пару недель в карете и убогих гостиницах. - Прошу вас, скажите сержанту, что если раненых окажется много, в моей карете тоже найдется место еще на троих. Но вы... вы сами целы?

С тем, что это нападение было совершено той же бандой, что обчистила молодого еврея во вчерашнем лесу, она готова была согласиться, но было в словах маршала что-то еще...

- Сведения?
- переспросила она тихо, чтобы не услышали суетящиеся вокруг них драгуны. - Так что же... вы знали, да? И не сказали мне? Не предупредили? О...

Скрипнул снег под подошвами башмачков - Олимпия выдернула руку, стремительно развернулась, взметнув подолом облачко пушистого снега, и побежала к карете.

85

Отправлено: 28.06.17 23:06. Заголовок: - Да, я скажу, - тих..

- Да, я скажу, - тихо ответил он и ощутил как в груди разлилось тепло от одного звука ее слов, обращенных к нему. Улыбка тронула его губы, но он так и не сказал ничего в ответ. Да, он цел, но шутить или как-то принижать значимость этого факта ему не хотелось, нет, не при виде кровавых пятен на снегу и тел, которые драгуны собирали под огромной сосной, чтобы похоронить в общей яме.

- Сведения, да, у меня были... - вопросы графини вернули его из заоблачных грез быстрее, чем это сделали бы выстрелы из мушкетеров, если бы раздались над головой маркиза. Он вскинул голову и посмотрел в глаза Олимпии, решаясь, рассказать или нет о том, что предлагая ей отклониться от заданного маршрута, он намеревался уберечь ее и их маленький эскорт от неминуемого риска. Нет. Еще до того, как он заговорил, графиня решительно повернулась к нему спиной и побежала к карете.

Что расстроило ее больше - то, что он не доверился ей и не рассказал обо всем загодя, или же то, что она сама не разглядела грозившую им опасность?

- Месье, - не заметивший размолвки между маршалом и графиней, Дюссо подъехал к дю Плесси-Бельеру, - Среди наших людей раненых только двое. К счастью. Три лошади потеряны. Вместе с Вашей четыре будет. Черт подери... нам повезло, что Ваши люди были при оружии и успели подстрелить шестерых из этих негодяев, прежде чем мы попали в ловушку к тем, с пиками. Если бы не этот Ваш Шабо, то писал бы я совсем другой рапорт господину полковнику.

- Ну, рапорт господину полковнику можете не писать, Дюссо. Скоро Вам представится возможность доложить маркизу де Виллеруа лично.


- Как? Мы встретим маркиза? В Труа? -
удивился Дюссо и на его раскрасневшемся от мороза лице появилось подобие улыбки, - Неужто?

- Насколько я знаю, маркиз вернулся в Лион по поручению Его Величества. Мы успеем застать его еще до отъезда в Париж, - ответил дю Плесси-Бельер, тем временем поглядывая в сторону кареты, в которой скрылась от его глаз Олимпия. От его глаз или от того, что она хотела и не позволила себе высказать ему в лицо?

- Вы отправитесь в карете графини, маршал? - спросил Дюссо, перехватив его взгляд, - В таком случае, Вам лучше идти. Драгуны двинутся в Шато-Тьерри и сами доставят пленных. А нам лучше поспешить. Видите вон те тучи, - он указал рукой на потемневшее небо в юго-западной стороне, - Это не к добру. Метель будет. Если не поспешим, то очень рискуем застрять из-за снегопада.

Темнеющий на глазах горизонт, открывавшийся далеко за обледенелыми кронами деревьев, не сулил ничего доброго, и маркиз молча кивнул, согласившись с доводами сержанта.

- Шабо! Что наши люди? -
спросил он, заглянув в свою карету, в которой гвардейцы размещали двух раненых.

- Мы то все целы. Жюльен получил легкую царапину на шее от пули этих мазил. До свадьбы заживет, как говорится. Ваш кучер успел подстрелить парочку из тех негодяев, прежде чем они сообразили, что напали не на тех, - ответил ординарец, молодцевато вытянувшись перед маршалом.

- Проверьте карету, прежде чем ехать, - приказал маршал, кивнув молодому слуге, сидевшему на козлах рядом с кучером, - Жюльен, я попрошу у мадам графини бальзам для Вашей шеи. Так она заживет еще до помолвки, - ободрил он его и, уже отойдя на несколько шагов, обернулся, - Ступайте со мной. Я представлю Вас Ее Светлости.

Смущенный неожиданно представившейся ему честью молодой человек соскочил с козел в сугроб и побрел по колено в снегу следом за маршалом к карете графини.
Остановившись у кареты, дю Плесси-Бельер стряхнул тонкой перчаткой снег с голенищ сапог и с плаща и только после этого осторожно открыл дверцу, чтобы заглянуть внутрь.

- Мадам, я прошу прощения, -
после яркого света из-за белизны снега в темноте кареты было трудно разглядеть лица сидевших в ней женщин. Вглядываясь в светлое пятно, наклоненного вниз лица, Франсуа-Анри попытался встретить взгляд Олимпии, - У этого молодого человека царапина на шее от пули. Ничего особенного, но не могли бы Вы посмотреть? Жюльен, подойдите ближе, - он обернулся к слуге и тот приблизился, нервно сминая шляпу в руках, дрожавших от волнения и холода.

86

Отправлено: 29.06.17 23:08. Заголовок: Рука слепо ткнулась ..

Рука слепо ткнулась в распахнутую Симонеттой дверцу. Олимпия сморгнула слезы, ища глазами подножку.

- Мадам, позвольте вам помочь, - вкрадчивый баритон над ухом был бесконечно далек от резкого тона, которым капитан драгун спорил с дю Плесси. - Если бы вы только знали, какая честь... Признаться, я не поверил, когда этот капрал заявил, что бандиты собираются напасть на карету самой графини де Суассон, и...

- Б-благодарю вас, сударь. Я... я не забуду ваше своевременное появление, - пробормотала "сама графиня", опираясь на так вовремя подставленную руку. - И простите... это все так ужасно!

Ненавижу военных, - навязчиво стучало в голове. К счастью, капитан не стал настаивать на продолжении мимолетного знакомства, послушно отошел, дав Олимпии захлопнуть дверцу.

- Ненавижу! - сами собой шептали губы. Симонетта, подвинувшись было ближе, глянула в лицо хозяйки и быстро отползла в дальний угол сиденья, подальше от греха.

Графиня закрыла глаза - не для того, чтобы не видеть остатки побоища за окном кареты, а в тщетной попытке удержать копящиеся в них слезы. Нестерпимо больно и обидно. Она почти привыкла к тому, что маршал лжет ей при каждом удобном случае, но на этот раз он просто превзошел себя. Вот уж чего Олимпия не ожидала, так это того, что он сочтет ее слишком глупой - или упрямой - чтобы сообщить ей о готовящемся нападении на карету. Даже Людовик уважал ее больше - по крайней мере, он не отказывал своей любовнице в способности принимать разумные решения.

Однако долго терзаться обидой ей не дали - до тошноты знакомый голос раздался совсем рядом. Ах да, он же собирался остаток пути проехать с ней в карете. Искушение предложить дю Плесси воспользоваться собственным экипажем было так велико, что Олимпия не сразу поняла, о чем ее просят. А когда поняла, высунулась в окно и бесцеремонно взяла за подбородок покрасневшего - возможно, всего лишь от мороза - слугу. На его шее действительно обнаружилась красная полоса, начинающая слегка припухать по краям.

- Ба, от этой царапины вы точно не умрете, молодой человек, - усмехнулась она, дивясь про себя тому, с какой легкостью маршал снова изыскал предлог навязать ей свое общество как ни в чем не бывало. - На морозе она не успеет воспалиться, а когда мы остановимся на обед, я сделаю вам повязку. Сейчас заниматься этим нет смысла: во-первых, мне нечем промыть вашу рану, а во-вторых, все мази на таком холоде делаются твердыми, как камень, и столь же бесполезными.

- Великодушно простите за беспокойство, Ваша Светлость, - парень попятился, едва графиня разжала пальцы. - Я бы ни за что... это все...

- Ничего страшного, - снизошла до улыбки Олимпия. - Ваша смелость вполне заслужила вам мою помощь и сочувствие.

Чего нельзя сказать о вашем господине, - договорил взгляд, брошенный на дю Плесси.

87

Отправлено: 30.06.17 01:59. Заголовок: Грубая усмешка Буаве..

Грубая усмешка Буавена задела Франсуа-Анри, этот наглец уже считал себя личным спасителем графини де Суассон, не иначе! И как же ловко он прибрал к рукам все лавры одержанной над сворой дезертиров победы - ни тени сомнения в собственной значимости не мелькнуло в его глазах. Впрочем, в эти глаза маршал и не смотрел вовсе, предоставив капитану самому сообразить, что в его присутствии более не нуждались, так как все приказы уже были отданы и теперь подлежали немедленному исполнению. Взгляд синих глаз был обращен на лицо графини, участливо осматривавшей рану на шее слуги. Про себя дю Плесси-Бельер благодарил за ее отзывчивость и был готов уже произнести эти слова вслух, но брошенный в его сторону взгляд заставил его проглотить невысказанные комплименты.

- Вы сказали, что в Вашей карете есть места для двух или трех человек, мадам? - спросил он, сделав вид, что не заметил красноречивый намек в ее глазах, - С Вашего позволения, Жюльен доедет до следующей остановки в карете. Мы потеряли четыре лошади, увы. И одна из них моя, - как бы невзначай добавил он, проглотив обжигающий ком при виде улыбки, обращенной к слуге, но так и не доставшейся ему самому.

- Мы готовы, синьора графиня! -
крикнул кучер и Франсуа-Анри подтолкнул Жюльена вперед себя, чтобы тот занял место напротив Симонетты, а затем сел на свое прежнее место в углу, тут же высунувшись в окошко, чтобы скомандовать отъезд.

- Дюссо! Вы готовы? - сержант тут же подъехал к ближе и склонился к окошку. Его усы смешно встопорщились, когда он заметил забившуюся в угол Симонетту и улыбнулся ей.

- Дамы, я с удовольствием сообщаю вам, что путь свободен и безопасен. Мы доберемся до первой остановки уже через час-полтора, - прогудел он в самую карету, оглушив ее пассажиров.

- Прекрасно, Дюссо, командуйте отправлением, - распорядился маршал и откинулся на спинку сиденья. После непродолжительной, но отчаянной схватки на морозе, страшно хотелось закрыть глаза и уснуть, поддавшись усталости и пришедшей на смену ярости и решимости устранить опасность, угрожавшую им, расслабленной дрожи в руках и ногах. Но именно это он не мог позволить себе - не теперь, когда Она смотрела на него и могла разглядеть все то, что он считал до сих пор так хорошо укрытым под видимым безразличием.

- Я должен Вам объяснения по поводу того фарса, который я устроил перед отъездом. Поверьте, я не был до конца уверен в истинности сведений. Я получил их, благодаря нищим, которые нашли приют на конюшнях гостиницы. Они следили за нашими преследователями. Но полной уверенности у меня не было. На всякий случай я послал капрала к полковнику драгунского полка, расквартированного под Шато-Тьерри, а вперед выслал Шабо, моего ординарца. Остальное Вам известно так же как и мне. Эти негодяи хорошо подготовились к нападению. Даже если бы мы послали кого-нибудь за подмогой, их сообщники ждали в засаде у нас за спиной и напали бы, убивая без раздумий. Если бы у меня хватило аргументов, чтобы уговорить Вас ехать по южной дороге, я бы сделал это, моя дорогая, - прошептал он, подавшись вперед, словно позабыв о том, что кроме них двоих в карете присутствовали еще двое, - Я не хотел рисковать ни одной минутой Вашего страха. Но, мне следовало довериться Вам. Вы ведь это хотели сказать мне? Простите ли Вы меня?

Пока он говорил, карета с кортежем из гвардейцев и пяти драгун, переданных капитаном под командование Дюссо для подкрепления его поредевшего отряда, выехала из леса на холмистую дорогу, устремившуюся к югу, в сторону солнца, ярко сиявшего из-за снеговых туч. Завывания ветра, колыхавшего кожаные занавески на окнах, делались все яростнее и громче, а вскоре в карету начали залетать крупные хлопья снежинок.

- Как жаль, что жаровня остыла, - произнес он, когда карета затряслась, медленно набирая ход по глубокой колее, накатанной колесами ехавшей впереди кареты маршала, - Вы должно быть очень замерзли, мадам? Вы позволите мне укрыть Вас моим плащом? - он тут же приподнялся снимая с себя плащ, подбитый изнутри мехом.

И что только сподвигло его на эту спонтанную глупость? Сейчас она засмеет его на глазах у его слуги. Или промолчит. Или выскажет в лицо все, что он заслуживал услышать после комедии, разыгранной утром в ее комнате.

88

Отправлено: 03.07.17 00:48. Заголовок: В тесном мирке карет..

    В тесном мирке кареты крайне трудно не замечать того, кто сидит напротив, но Олимпия старалась изо всех сил. Если бы можно было отвлечься от дю Плесси нарочито исключающей его болтовней с Симонеттой... но рыжая вертихвостка, отойдя от шока, испытанного на месте засады, целиком и полностью переключилась на нового попутчика, царапина которого открывала такие обширные возможности для соболезнований и заботы, а молодость делала особенно легкой жертвой. Так что графине невольно пришлось слушать сумбурное и невнятное объяснение - ба, да можно ли было считать это объяснением? Даже заключительная просьба о прощении прозвучала из уст маршала, как обычная форма вежливости, которой заканчиваются дежурные письма с уверениями в почтении и прочая, и прочая.

    Она вспомнила глупейший утренний разговор про монастырские сады и едва не поинтересовалась у дю Плесси, какие же еще убедительные аргументы он позабыл ей привести. Необходимость выкрасть секретные рецепты монастырских настоек, требующая ловких женских рук? Или прекрасные виды с колокольни монастыря, которые просто невозможно пропустить по дороге в Лион? Губы презрительно скривились и вновь сжались в тонкую линию. Любой на месте маршала давно смекнул бы по ее молчанию, что его извинения никому не интересны, но нет, он предпочел истолковать легкое движение ее плеча как повод для галантной заботы.

    - Мне вовсе не холодно, сударь, - отвернувшись к задернутому окошку, сообщила она тисненому узору на коже таким тоном, от которого занавеске следовало бы покрыться инеем изнутри, и попыталась пошевелить пальцами ног, которые после вылазки на снег Олимпия ощущала с трудом. Пальцы попытку проигнорировали - видимо, тоже считали, что слишком умны, чтобы исполнять желания какой-то ничтожной опальной графини. Что ж, придется не обращать внимания и на них, до самого Монмирайя.

89

Отправлено: 03.07.17 01:35. Заголовок: Следовало ожидать, ч..

Следовало ожидать, что от его плаща откажутся так же, как и от утреннего  предложения изменить их маршрут. Неужели все, что он в силах сделать для графини, это предоставить ей пару часов свободы молчать и не слышать его объяснений? Лицо Франсуа-Анри помрачнело, а в синих глазах блеснуло отчаяние. Он уже хотел набросить отвергнутый плащ на пол и устремить невидящий взор в темноту своего угла, но перехватил насмешливую улыбку Симонетты, наверняка заметившей молчаливое сопротивление хозяйки. Рыжеволосая субретка кокетливо подернула плечами и зябко поежилась, натягивая до подбородка плащ, которым предусмотрительно укрылась после того, как обнаружилось, что угли в жаровне окончательно остыли.

- В таком случае, если не от холода, то укройтесь этим плащом от моего внимания, дорогая графиня, - насмешливый тон дался ему с такой легкостью, будто он и в самом деле не почувствовал укола от безразличия графини.

Набросив плащ к ней на руки, Франсуа-Ани скрестил руки на груди и откинулся на спинку сиденья, сделав вид, что сам страдал от нестерпимой жары. Его трясло от холода, от пережитой встряски во время сражения, но еще больше от ледяного  взгляда Олимпии, который ни разу не был обращен в его сторону до самой остановки в Монмирайе.

Он и не понял, как уснул в дороге, и открыл глаза только когда гул колес и топота конских ног внезапно стих и за окном кареты раздались громкие крики споривших о чем-то Дюссо и Шабо.

- Господа, в чем дело? - спросил Франсуа-Анри, немедленно одернув занавеску, что позволило морозному ветру тут же ворваться в согретую дыханием карету и пробудить дремавших на своих местах Симонетту и Жюльена.

- Прибыли в Монмирайе, господин маршал, - ответил Шабо и указал на неказистую дверь одноэтажного строения, все украшение которого составляла болтавшаяся на одном гвозде вывеска.

- Договоритесь о смене лошадей, - приказал маршал и хотел вернуться к своим грезам, но Дюссо подъехал к дверце кареты и нагнулся к окошку, едва не просунув лицо внутрь.

- Сменить лошадей, как же. Нету их здесь. Нет как и не было. Придется дать роздых нашим. А это на час. Не меньше.

90

Отправлено: 06.07.17 01:03. Заголовок: Человеческая плоть, ..

Человеческая плоть, как известно, слаба, и с этим ничего невозможно поделать. Не найдя в себе достаточно решимости - или вредности - чтобы сбросить на пол так настойчиво пожертвованный ей плащ, Олимпия не заметила, как подтянула его с колен до локтей, а затем и вовсе до плеч, закутавшись в теплый мех и стараясь не думать, каково сейчас владельцу плаща. Она даже умудрилась подобрать ноги на сиденье, пользуясь тем, что все ее попутчики довольно быстро впали в сонную дрему, и немного отогреть ноги, которым так не хватало успевшей остыть жаровни.

Сон покушался и на нее, но пережитое в лесу унижение все еще горячило гордую римскую кровь, и черные очи графини не желали смыкаться, прожигая невидимые дыры в тонкой кожаной преграде между ней и морозным утром. В неспособности уснуть был и свой плюс - Олимпия первой заметила, что карета замедлила ход и заворачивает на постоялый двор, и успела сбросить спасший ее плащ на колени дю Плесси. Ребячество чистой воды, но другого средства уязвить его побольнее пока не наблюдалось.

Бедняга Дюссо, откликнувшийся на приказ старшего по званию, сам того не желая, дал ей отличный повод выплеснуть почти перекипевший гнев.

- Что значит - нет лошадей? А мои? Беппо! - она выглянула в окно, стуча ладонью по дверце, чтобы привлечь внимание кучера или форейторов. - Что моя упряжка?

- Сейчас узнаю, синьора контесса, - спрыгнув с козлов, кучер направился в сторону конюшни, а Олимпия обратила гневный взгляд на главного виновника всех своих неприятностей.

- Я так и знала, что этот ваш эскорт станет кандалами на моих ногах, сударь, - бросила она с раздражением. - Целый час! И так всякий раз, когда на дороге не окажется смены лошадей? Да мы не доберемся до Турина и за месяц, не говоря уж о Венеции. Если бы не вы и ваши люди, я бы уже была...

Молодая женщина запнулась, прикусила губу - мысль о том, где бы она сейчас могла быть, если б не высланная вперед карета маршала, совершенно не грела душу. Но вместо того, чтобы извиниться за черную неблагодарность, она сердито толкнула дверцу кареты, желая оказаться на свободе - немедля!

- Надеюсь, обед здесь найдется, по крайней мере. На всех.

- Наши припасы все целехоньки, если что, - подала голос Симонетта без особого энтузиазма - перспектива отобедать замерзшим хлебом и мясом в тонкой корочке заиндевевшего жира улыбалась ей не больше, чем ее капризной хозяйке.

- Ваши лошади на месте, синьора контесса, - сообщил подбежавший к карете форейтор графини. - Прикажете запрягать?

Вместо ответа Олимпия, наконец, взглянула на дю Плесси - взглядом, красноречиво сказавшим: если бы не вы, я бы продолжила путь через четверть часа.

91

Отправлено: 06.07.17 02:13. Заголовок: В синих глазах блесн..

В синих глазах блеснули веселые огоньки и маршал с непринужденной вальяжностью вернулся в исходное положение, откинувшись на спинку сиденья. Он позволил графине высказать ему в лицо все накипевшее в ее душе и улыбнулся в ответ.

- Поверьте, дорогая моя, если бы это было действительно в моей власти, то мы бы и за год не добрались бы до Турина, - возмущение придало глазам и щекам графини еще более яркие краски и даже в тени кареты ее взор горел настоящими молниями, если бы Франсуа-Анри мог себе позволить высказаться на этот счет, наверняка блеск этих молний усилился бы в разы, но, возможно, вместе с тем усилилась бы и их вражда, а лишать своих людей роздыха и горячего обеда ему не хотелось.

Или же он не хотел окончательно утопить все свои надежды на возвращение хотя бы видимого мира между ними?

- Позвольте, госпожа графиня, - Дюссо не терял времени даром и, стоило мадам де Суассон распахнуть дверцу кареты, он грузно спешился с усталой лошади и поспешил откинуть ступеньку под ноги графини.

- Если Вы пожелаете, дорогая графиня, мы продолжим путь тот же час, - медленно проговорил Франсуа-Анри, внутренне наслаждаясь мгновениями, когда Она смотрела в его глаза, - Как только сменят Ваших лошадей. Я только отдам распоряжения сержанту и своему ординарцу. Они поедут следом за нами, как только лошади будут готовы продолжить путь. И быть может, - он с нарочитой леностью потянулся и разжал скрещенные на груди руки, - Мы не встретим больше никаких сюрпризов по пути. Молния ведь не ударяет дважды в одно и тоже дерево... то есть, по одной и той же карете, не так ли?

Его губы улыбались, скрывая опасения, что дальнейший путь мог оказаться гораздо опаснее без сопровождения внушительного эскорта, пусть и тормозившего их продвижение вперед.

- К вечеру мы догоним вас, месье маршал, - высказался Шабо, не заметивший подвох в предложении маршала, тогда как Дюссо засопел и несогласно замотал головой, рассыпая вокруг себя падавшие с неба снежинки.

- Нет, и речи быть не может! Нам приказано, господин маршал, сопровождать госпожу графиню вплоть до самой границы. Только посмотрите на этот снег. Метель будет, как пить дать! А ежели застрянете в дороге? Кто же будет вытаскивать груженую карету? Не Вы, господин маршал, и не этот молодчик с поцарапанной шеей, уж точно.

- Кстати, насчет питья, - будто бы и не расслышав возражений сержанта, снова заговорил дю Плесси-Бельер, - Нам бы следовало подкрепиться чем-нибудь горячим и укрепляющим перед следующим переездом. Ваша идея насчет обеда для всех, дорогая графиня, заслуживает всяческих оваций. Что бы мы делали без Вашей заботы, право слово? - сказав это, он с бесцеремонностью, какую было нетрудно проявить в столь стесненных обстоятельствах, подался вперед и, приобняв графиню за талию, выскользнул из кареты вперед нее, выпав в глубокий снег, которым был усыпан двор постоялого двора.

- Эй, трактирщик!

- Уже бегу, господа! - отозвался коренастый толстяк, нерешительно отлепившись от двери в дышащий теплым паром трактир.

- Дюссо, проследите, чтобы раненых перенесли в комнаты. Пусть за ними ухаживают вплоть до выздоровления. Я сам напишу докладную о их героическом участии в стычке с бандитами.

Отослав соперника в борьбе за право проявить рыцарскую галантность перед графниней, дю Плесси-Бельер сам подал ей руку.

92

Отправлено: 06.07.17 23:46. Заголовок: Вплоть до самой гран..

Вплоть до самой границы! Олимпия устало вздохнула, мысленно укорив себя в недостатке христианского смирения. Надо всего лишь потерпеть - в Савойе она сделается свободна, как птица.

О да, как же - ну разве что как сокол на руке у сокольничего, послушно ждущий, когда с головы снимут клобучок, а с ноги - позолоченную цепочку, и дадут взлететь минут на пять. Она с ненавистью глянула на месье сокольничего, уже протягивающего ей руку с хозяйским видом, молча вложила пальцы в его ладонь и спустила ногу с подножки. Башмачок тут же утонул в снегу, и лодыжку обдало холодом, без труда проникшим под шерстяной чулок. Олимпия поморщилась.

- Я возьму ларчик с лекарствами, мадонна Олимпия? – пискнула за спиной Симонетта.

- Certo, - отозвалась графиня и, глянув на конюха, мнущегося рядом в ожидании ее распоряжений, отрицательно качнула головой. – Не надо запрягать, не морозь лошадей. Мы поедем, когда господа гвардейцы решат, что отдохнули достаточно.

Беппо буркнул под нос что-то неразборчивое, но по тону – почтительное, и она, подобрав юбку, чтобы не волочилась по снегу, направилась к неказистой низкой двери, единственным достоинством которой было то, что за ней ощущалось тепло. Замерзшие ноги возмущались каждому шагу – ощущения были такими, словно она босыми ногами ступала по острым камням, и пальцы, обхватившие руку маршала, невольно сжимались все крепче, как будто эта ненадежная опора могла удержать, споткнись она об укрытое снегом препятствие.

Этого унижения удалось избежать – до ступеней она добралась, ни разу не оступившись.

- Прикажете подать обед в отдельную гостиную, мадам, месье? – осведомился трактирщик, подобострастно заглядывая в лица путешественников, прибывших в его скромное заведение с вооруженным эскортом.

- Само собой, милейший, накройте на троих, - Олимпия подняла глаза на дю Плесси. – У нас есть тяжело раненные, маркиз? Им придется остаться здесь надолго? Надеюсь, в этом городишке отыщется сносный лекарь, ибо я могу, в лучшем случае, перевязать раны.

- Отыщется, мадам, как же, как же. У нас и доктор есть, и хирург, ежели надобно. И где ж это господ так… - забулькал под боком трактирщик, но графиня проигнорировала неловкую попытку вызнать, что же приключилось с господами в дороге. Пусть расспрашивает слуг, если сумеет.

93

Отправлено: 07.07.17 01:20. Заголовок: - К счастью, наши по..

- К счастью, наши потери исчисляются только двумя ранеными гвардейцами. Плюс мой слуга Жюльен. Но его лишь слегка задело, - ответил Франсуа-Анри, глядя в глаза Олимпии. В первый раз за все время после стычки в лесу он благодарил небо за то, что отделался лишь порезом на камзоле, не хватало еще, чтобы путешествие графини де Суассон растянулось на долгие недели из-за его ранения.

- Но, раненых придется оставить, - он посмотрел на низенького трактирщика сверху вниз и поморщился, заметив жадный блеск в бегающих глазках, - Пошлите за лекарем, сударь. И за хирургом также.

Болтливость содержателей придорожных постоялых дворов уже вошла в пословицу, но немногие знали, что вместе с тем этот славный люд умудрялся выяснить для себя куда больше информации от ничего не подозревающих путешественников, нежели делиться ей. Дю Плесси-Бельер был уверен в том, что слухи о происшествии на лионской дороге успеют донестись и до Монмирайе, если не со слов прислуги, то в рассказах путников, следовавших той же дорогой следом за ними, так что не было особенной нужды рассказывать о том самим.

- Вот что, милейший, прежде чем подавать обед, вели натопить воды. Есть здесь умелые служанки?


- Да как же, как же, месье!

- Ну так вот, пусть они выполняют все указание вот той молодой особы, - он указал на вздернувшую острый носик Симонетту, которая ответила на почтительный поклон трактирщика кивком с такой величественной грацией, что лучшие актрисы Бургундского отеля почувствовали бы себя осрамленными рядом с ней.

- Клодетта! Орель! Сейчас же сюда! -
выкрикнул трактирщик, громко хлопая в ладоши, - Живо! Горячей воды для благородных дам и для господ гвардейцев, - он с нескрываемым любопытством посмотрел на маршала и, чуть понизив голос, уточнил, - Для месье и мадам приготовить в одной комнате?

- Еще один подобный вопрос, милейший, и Ваше убогое заведение будут воспевать в новых легендах, как Сожженный Трактир, - также тихо, но не достаточно, чтобы не быть услышанным графиней и хихикнувшей за ее спиной Симонеттой, проговорил маршал.

У порога комнаты, которую трактирщик со всем присущим его братии пафосом назвал гостинной, они остановились и маршал, все еще не отпуская руку графини, снял шляпу и наклонился к ней. Глаза в глаза, как давно это было, когда они могли сказать друг другу все на свете и только самое сокровенное передать лишь взглядами. Давно настолько, что казалось выдумкой. Теперь им были нужны слова. Или же?

- Мадам, я буду ждать Вашего приглашения. К обеду, - пояснил он, вдруг испугавшись, что Олимпия воспримет эту фразу как очередную дерзость с его стороны, - Я покуда прослежу за тем, чтобы разместили раненых. Прошу Вас, позаботьтесь о себе прежде всего, - изменивший ему голос прозвучал глухо и надрывно, будто он только что бежал от самого Шато-Тьерри, - Горячая ванна для замерзших ног лучшее средство предупредить нежелательную лихорадку, - шепнул он, побоявшись, что если скажет это слишком громко, графиня решит отвергнуть это предложение в пику ему же.

94

Отправлено: 08.07.17 01:53. Заголовок: Синие, холодные глаз..

Синие, холодные глаза смотрели на нее настойчиво, не то требуя, не то прося. Чего? Не приглашения же к обеду, в самом деле? Дю Плесси уже взял за обыкновение приглашать себя сам, так к чему эта внезапная игра в почтительность. Впрочем, она согласна играть во что угодно – надо всего лишь дотерпеть до границы. Всего лишь - дотерпеть.

- Я приглашу вас, когда подадут обед, - Олимпия устало отвернулась, даже не пытаясь сделать вид, что признательна за заботу, толкнула дверь в стылую комнатушку.

Камин, судя по всему, только-только растопили, жалкая кучка дров еще дымила, не успев толком разгореться. Она подвинула стул к каминной решетке, скинула сырые башмачки, сняла алые чулки и повесила сушиться.

- Я пойду поищу вам другую пару, - Симонетта пропустила в комнату двух дебелых девиц с ведрами и котлом, от которого поднимался горячий и влажный пар.

- Оставь, не надо, - графиня устало махнула рукой. – Они успеют высохнуть. Лошадям нужен отдых, ты же слышала.

- Слышала, - буркнула рыжая камеристка, доставая из захваченной из кареты шкатулки мешочек с сушеными травами и цветами. – Неужто ж ни одной сменной лошади не нашлось? Чудно как-то.

- Так ведь забрали всех, мадам. Всех, как есть, - прощебетала одна из служанок, налив в таз холодную воду из ведра и разбавив ее горячей. – С полчаса тому назад забрали всего-то. Прискакали трое военных, показали хозяину бумагу какую-то и увели лошадей подчистую. Королевская надобность, сказали. А то бы всяко подобрали вам перемену из тех лошадей, что нам оставляют проезжие.

- И часто у вас военные лошадей забирают? – Олимпия подобрала юбку и попробовала воду в тазу кончиками пальцев. – Холодновато, пожалуй.

- Так я вам лучше потом подолью, Ваша Светлость. Ножкам-то вредно сразу в горячее. Пусть чуть пообвыкнут, прогреются, тогда и запарим. А военные…

- Да первый раз такое, - вмешалась вторая девица, закончив расправлять скатерть. – Должно быть, стряслось что-нибудь, да нам разве ж кто скажет. Военные тут редко бывают. Последний раз – ох, когда же?

- А вот когда карету заколоченную везли, до Рождества еще. Мушкетеров было с нею жуть сколько. Так они лошадей не брали, отдохнули полдня и уехали. Повезли, значит, государственного преступника от греха подальше.

- Ну хватит болтать, - Симонетта отодвинула служанку от таза, бросила в него горсть сушеных листьев и плеснула кипятку – осторожно, чтобы не попасть госпоже на ногу. В комнате сразу запахло травами, свежо и пряно. – Ступайте лучше за нашим обедом, а то мы и в час не управимся.

Девицы заприседали, толкаясь и стуча деревянными башмаками, дружно вывалились из комнаты и помчались прочь.

- Полчаса назад… - Олимпия задумчиво смотрела на поднимающийся над тазом пар. – Это не могли быть господа драгуны, нет. Но кому могли так срочно понадобиться лошади, причем не для смены?

- Ах, да нам зачем знать, синьора? - пожала плечами фаталистка Симонетта. – Было бы над чем голову ломать. А то, чего доброго, надумаете себе еще, что это кто-то нарочно сделал, чтобы нас задержать. О чем приятном подумайте лучше.

Она попробовала пальцем воду, подлила еще кипятка и подняла глаза на графиню.

- И перестали б вы воевать с синьором марчезе, мадонна. Нет, чтобы приласкать и… утешиться уже наконец.

- Что? – Олимпия сердито пихнула камеристку мокрой ногой, так что та, не удержавшись, села на пол. – Утешаться – с ним? Да я скорее…

Она прикусила губу, усмехнулась криво.

- К тому же, я уступила его тебе – ты забыла? Сама утешайся, если хочешь.

За дверью снова застучали деревянные подошвы – должно быть, несли обед.

95

Отправлено: 08.07.17 23:58. Заголовок: Сказал и вышел. Наве..

Сказал и вышел. Наверное со стороны никто и не заметил той поспешности, с которой маршал покинул жарко натопленную общую обеденную комнату трактира. Но, ему самому казалось, что он выбежал во двор с такой быстротой, будто бы дощатые полы горели у него под ногами. Хотелось вернуться и вновь заглянуть в глаза.

- Холодает, -
глубокомысленно заметил карауливший возле каретного двора гвардеец.

- Ага, - согласился дю Плесси-Бельер, машинально дуя на замерзшие пальцы. Перчатки он обронил где-то в карете. Или во время стычки в лесу. Или в трактире. Когда же? Да имело ли это значение, если Шабо мог подобрать для него новую пару в дорожных сундуках.

- Странное дело, месье маршал, странное, - заговорил с ним Шабо, ведя двух жеребцов под уздцы в конюшню, - Ни одной лошади, кроме тех, которые сюда прислали специально для графини де Суассон. Даже почтовых нет. Ни одной.

- Действительно странно, - Франсуа-Анри толкнул носком сапога заледеневший камешек, - Кому они могли понадобиться? - он осмотрелся, рассматривая следы конских копыт, четко отпечатавшиеся в промерзшей земле, посыпанной легким снежным покровом.

Его заинтересовали следы колес, глубоко врытые в грязь. Тяжело груженая карета, скорее всего до отказала заполненная пассажирами и их дорожным скарбом, побывала на постоялом дворе совсем недавно, снег не успел еще заполнить глубокую колею. Уехали в сторону Труа, и это оказалось примечательным - ведь из Шато-Тьерри до них не отбыла ни одна карета по главной дороге.

- Трактирщик, каналья, толком ничего не объяснил, -
громкий голос Дюссо прорезал снежную тишину во дворе, он вышел из трактира, отфыркиваясь и похлопывая себя ладонями, чтобы согреться на морозе.

- Сказал, что прибыл офицер с отрядом драгун из Труа. Реквизировали всех лошадей для какой-то важной надобности. И даже карету увезли, так что здесь несколько человек застряли. Ждут новой оказии как милости божьей.

- И ведь этот офицер приказ наверняка при себе имел? - спросил его маршал, не надеясь на утвердительный ответ - кто же станет возражать отряду драгун в такой глуши. Реквизируют все под чистую именем короля. И это был не первый случай подобного безнаказанного разбоя на дорогах. Дю Плесси-Бельер слышал о таких реквизиторских кампаниях, когда ушлые квартирмейстеры королевской армии под видом военных надобностей проводили собственные дела в обход королевских интендантов.

- Насчет приказа я не спрашивал. Не до того было. Я своих ребят размещал в комнате. Тут не бог весть какие комнаты сдают. Холодные, что погреба.

- За хирургом послали уже?

- Да, конечно же. Первым же делом, - с жаром заверил его Дюссо и покосился на плечо маршала, - Вам бы тоже не мешало провериться, месье. Камзол продрали, то пустяк. А ежели задело плечо?

Дю Плесси-Бельер скосил взгляд на свое плечо и зябко поежился на усилившемся ветру - плащ, забытый им в карете графини, был бы весьма кстати.

- Нет, это всего лишь порез, - не слишком уверенно ответил он, ощутив, что из-за холода попросту не чувствовал ничего.

- Господа, господа! Уже обед накрывают, не желаете пройти в комнаты? - позвал Ранкур, выглянув из дверей трактира и Дюссо поспешил внутрь, даже не глядя на маршала, уверенный, что тот не будет держать его на морозе, когда обед стынет.

Послышался шум и лязг ударов по металлическим скобам, это конюх графини проверял крепко ли держались колесные винты, не ослабли ли где. Жадный хруст и довольный храп лошадей, которым задали корм, напомнил маршалу про обед. Пошлет ли за ним графиня или же предоставит ему самому решать, когда явиться непрошенным гостем в отведенную для нее комнату? Франсуа-Анри обернулся к трактиру и посмотрел на окна, выходившие во двор. Там ли Она? Видит ли его? Может быть именно в эту самую минуту наблюдает за тем, как медленно падают снежинки, постепенно укрывая своим покровом всю землю и редкие кусты, разросшиеся у покосившегося от старости и ветров плетня.

Приглядевшись к самому плетню, маршал заметил колыхавшейся на ветру отрез материи. Совершенно задубевший на морозе белый платок с кружевной окантовкой. Слишком дорогой, чтобы принадлежать трактирщику или кому-нибудь из его прислуги. Может быть кто-то из проезжавших по этой дороге богатых путешественников обронил его?

Разглядывая находку в покрасневших от мороза руках, маршал почувствовал на себе чей-то взгляд, но вновь обернувшись к трактиру, никого не заметил. Только в одном из окон всколыхнулась светлая тень, как будто бы одернутая занавеска или чье-то платье.

Нет. Она не пошлет за ним - безнадежный вывод кольнул в сердце и заставил поспешить к дверям. Его трясло от холода и волнения одновременно. Переставляя одну за другой ноги, замерзшие от долгого топтания на мерзлой земле, он на ходу спорил сам с собой, следовало ли дождаться приглашения или же напроситься на него еще раз.

96

Отправлено: 09.07.17 00:41. Заголовок: Услышав шаги за двер..

Услышав шаги за дверью, Симонетта быстро расправила юбки графини так, чтобы они целиком укрыли и таз с горячей водой, и босые ноги госпожи, но притом не намокли. Олимпия блаженно закрыла глаза - пар, захваченный в плен тремя слоями юбок, растекался вверх по ногам, даря невыразимое наслаждение. Думать о том, что оно скоро кончится, и ей не только придется надеть сырые чулки, но и выйти на улицу, сесть в карету и стучать зубами до самого Труа, было невыносимо.

- Безумие... - выдохнула она едва слышно, и Симонетта, успевшая подняться и занятая переворачиванием чулок на каминном экране, яростно закивала головой, всей своей спиной выражая согласие с тем, что отправляться в путешествие первого февраля было сущим, вопиющим безумием.

А ведь Олимпия собиралась выехать еще раньше - на целую неделю. Только необходимость дождаться королевского разрешения держала ее в Суассоне так долго. И вот - дождалась. А надо было просто сбежать.

- Кушать подано, мадам, - объявила у нее за спиной служанка, закончив греметь посудой и распространять по маленькой комнатке соблазнительные ароматы горячей еды.

Олимпия обернулась, убедилась в том, что кроме одной из девиц, выданных в ее распоряжение, в комнате никого не осталось, и с глубочайшим сожалением вынула ноги из импровизированной ванны. Девица тут же сдернула с плеча салфетку и собралась вытирать господские пятки, но графиня отмахнулась от нее.

- Вели сказать господину, что прибыл со мной, что я жду его к обеду через пять... да, через пять минут, - распорядилась она, отбирая салфетку.

- Чулочки не высохли, - всполошилась Симонетта, но Олимпия только пожала плечами.

- Ничего страшного, я переживу. Лучше повесь котелок над камином. Если будет время, я не откажусь от повторной ванны.

97

Отправлено: 09.07.17 19:55. Заголовок: Оттаивая с мороза во..

Оттаивая с мороза возле огромного зева камина, Франсуа-Анри с наслаждением протянул руки к огню. Даже если Она не пригласит его, он все равно заглянет к ней, благо, предлог для внеочередной беседы был весьма серьезный и впечатляющий воображение. Уведенные с трактирного подворья лошади и карета, оброненный кем-то платок с дорогим кружевом - все это могло послужить хорошей темой для занимательной беседы. Губы маркиза дрогнули в улыбке, когда мысленно он добавил "тет-а-тет". О нет, он не был безумцем и романтиком настолько, чтобы ожидать подобных уступок от графини. Не после того, как он, по ее мнению, предал ее доверие, послав своих людей и карету впереди их кортежа на встречу поджидавшей в засаде банде дезертиров.

"Кстати, о дезертирах", -
подумалось дю Плесси-Бельеру и он уже хотел подозвать Дюссо, чтобы поделиться своими подозрениями.

- Мадам ждут Вашу Милость к обеду, -
тихо проговорила девица, раскрасневшаяся от жара камина и скорее всего от смущения перед видным кавалером, путешествовавшим со знатной прекрасной дамой, - Просили Вас позвать через... - она ойкнула, видимо, позабыв, сколько времени Мадам Графиня изволила дать на сборы своему спутнику, - Через десять минут.

- Через пять, - зашептали со стороны и Франсуа-Анри заметил стоявшую поодаль служанку, таращившую на него большие карие глаза.

- Так через пять или десять, сударыня? - улыбнулся маршал и наклонил голову, изобразив всецелое внимание.

Девушка смущенно подняла белый фартук к лицу, пропищала невнятное "пять", присела в неуклюжем книксене и поспешила сбежать прочь от насмешливого взгляда синих глаз.

- Через пять минут, сударь, - назидательным тоном повторила ее товарка, оказавшаяся куда смелее с обходительным кавалером.

- Благодарю, сударыня, - Франсуа-Анри вынул спрятанный за поясом кожаный кошель с деньгами, предназначенными для подарков простому люду, чьи услуги могли оказаться необходимыми, - На ленточки. Для Вас и Вашей подружки, - сказал он, опустив несколько монеток в проворно подставленную ладошку, - Постарайтесь, чтобы все пожелания Мадам были исполнены с точностью, - он снова усмехнулся, - До минут.

У двери указанной ему комнаты он помедлил. Отдышался. Не хорошо это вваливаться на званный обед, запыхавшись и зардевшись с мороза. Но, пять минут, назначенные ему графиней, уже истекли. Посмотрев в сторону дверей комнат, откуда доносилась степенная речь приглашенного доктора и позвякивание принесенных им склянок, дю Плесси-Бельер еще с секунду помедлил и наконец постучал.

- Мадам, маркиз дю Плесси-Бельер по Вашему приглашению прибыл, - весело отрапортовал он запертой еще двери и вдруг почувствовал прилив вдохновения и веселья, Она все-таки пригласила его!

Когда мадемуазель ди Стефано распахнула перед ним дверь, он ошеломил ее одной из самых жарких улыбок из своего арсенала, заодно обдав не истребленным еще холодом, повеявшим от камзола и шляпы, оттаивавших после продолжительной прогулки на морозе.

- Мадам, я счастлив принять Ваше приглашение, хотя, признаться, ради этого мне пришлось оторваться от расследования некоторых таинственных происшествий, -
заявил он, подойдя к Олимпии, - Но, зная, как Вы любите тайны и загадки, я решил, что будет дурным тоном не поделиться, - он наклонился, ожидая, протянут ли ему руку, и улыбнулся, глядя в янтарные глаза так, как когда-то давным давно смотрел в них, обещая графине явиться на свидание в ее дворцовые сады прямиком из Бастилии, - Итак, моя дорогая?

98

Отправлено: Вчера 23:55. Заголовок: - Итак что? - осведо.. - новое!

- Итак что? - осведомилась мадам де Суассон, встретив смеющийся взгляд голубых глаз. У дю Плесси было такое выражение лица, будто он только что подстроил ей новую каверзу и теперь жаждал увидеть, как она всполошится. - Право же, если бы я знала, что вы так заняты, дорогой маркиз, то не подумала бы отрывать вас от чрезвычайно таинственных происшествий на такой пустяк, как горячий обед. Однако же, как мило, что вы не только снизошли до моего скучного и лишенного всяческой тайны общества, но и намерены развлечь меня тем, что другой на вашем месте - кто-нибудь, менее сведущий в правилах хорошего тона - наверняка придержал бы при себе. Но присядьте же, умоляю.

Она чуть двинула кистью руки в сторону третьего стула, заранее принесенного из угла комнаты заботливой Симонеттой (должно быть, еще не оставившей надежду сменить таки сержанта на маршала), и повторила свой призыв чуть более настойчиво, ибо дю Плесси медлил, продолжая нависать над молодой женщиной, отчего по ее рукам и шее побежали мурашки - нет, не от волнения, а от банальнейшего холода.

- Садитесь, прошу вас. Или вы предпочитаете мое место - у камина, маркиз? Эти таинственные происшествия... полагаю, они задержали вас на конюшне, где вы пытались выяснить, зачем кому-то понадобились лошади, и кем был подписан приказ об их реквизиции?

- Возьмите мой стул, Ваша Светлость, - подала голос Симонетта, едва успевшая присесть за стол. - Здесь тоже чувствуется жар от огня. А я пока схожу посмотреть, как там этот ваш бедняга Жюльен с его боевой раной, пока до него не добрался местный эскулап.

Олимпия собралась было возразить, призвать камеристку к порядку и вернуть на место, но рыжая бестия уже вскочила и схватила с каминной полки принесенную из кареты шкатулку с лекарствами, твердо намереваясь сыграть роль ангела-целителя. Что ж, "бедняга Жюльен" действительно мог нуждаться в помощи, хотя графиня помнила, что царапина на шее молодого человека уже не кровоточила к тому моменту, когда дю Плесси усадил его в карету вместо Дюссо.

99

Отправлено: Вчера 22:48. Заголовок: Неловкая пауза, на к.. - новое!

Неловкая пауза, на которую он так рассчитывал, не удалась. Графиня не проявила ожидаемый интерес к новостям и дю Плесси-Бельеру даже показалось, что она явно тяготилась его обществом. Лишь приглашение к обеду, которое маркиз получил, благодаря хитрой уловке, обязывало мадам де Суассон проявить снисходительность и терпение к нему.

Не дожидаясь, когда приглашение занять место за столом прозвучит в третий раз из уст графини, маршал обернулся к табурету, на который она указала, но тут Симонетта неожиданно подскочила со своего стула, уступив маршалу место поближе к камину.

- Благодарю вас, - ответил он, признавая в глубине души, что еще немного и он сам попросил бы позволения согреться у самого огня. Камзол, отсыревший за время прогулки на трактирном дворе, успел задубеть и вызывал дрожь во всем теле.

- Право, я не стал бы, - пробормотал он, скорее по привычке возражать графине во всем, но Симонетта перебила его, не позволив вставить и слова, так что, ему только и оставалось что усесться на стул возле камина, что он и сделал. Не скрывая удовольствие, он протянул руки к огню и некоторое время молча согревал их, ощущая как по всем его членам побежала кровь, разгоряченная от близости жаркого пламени.

- Итак, - начал он наконец, повернувшись к столу, - Итак, я должен кое-чем поделиться с Вами, моя дорогая, - заговорил он, глядя в лицо Олимпии повеселевшим от тепла и еще более от мысли, что она слушала его, - Лошадей реквизировали по требованию офицера драгунского полка, расквартированного в Труа. Но, письменного приказа не было. Кроме лошадей увезли еще и карету, причем, порожнюю. Остается вопрос - увезли для того, чтобы передать кому-то в Труа, или же для того, чтобы задержать кого-то здесь? Кстати, у меня есть подозрение, что в карете все-таки кто-то был. Точнее, кого-то доставили сюда. А увезли уже в карете. И вот почему я так думаю, - он пошарил в кармане и выложил на середину стола найденный им платок, - Вещь, как Вы можете видеть, дорогая. И вряд ли принадлежит какому-нибудь драгуну. Уж тем более не трактирному слуге. Даже не хозяину. Тот, насколько я могу судить, живет далеко не на широкую ногу. Следовательно, это принадлежит кому-то из проехавших путешественников.

Он замолчал, решив дать Олимпии возможность обдумать сказанное им и составить свое мнение. Но, через некоторое время добавил:

- Кстати, этот платок зацепился за кусты, высаженные вдоль плетня. Случайно прибило ветром или же кто-то оставил его там? Я не специалист по кружевам, но, мне кажется, что навряд ли кому-нибудь придет в голову разбрасываться подобными вещами по доброй воле. Ну... - тут в его глазах появилась теплая улыбка, - Разве что наш молодой друг, полковник де Виллеруа. Хотя, и он наверняка уже успел расстаться с привычкой рвать драгоценные кружевные манжеты. М? Вы виделись с ним не так давно, дорогая графиня, как на Ваш взгляд?

Необъяснимое и сладостное удовольствие ему доставляли не только беседы с ней, но и легкое подтрунивание и обмен колкостями, целью которых было скорее заставить собеседника рассмеяться и отвлечься от того напряжения, которое оба они испытывали всякий раз при встрече. Вот и теперь, глядя в игравшие в ее янтарных глазах искорки, Франсуа-Анри чувствовал как жгучая волна веселья и легкости разливалась в груди.

Аппетит, как водится, вернулся вместе с опьяняющими запахами горячей снеди, расставленной на столе. Не дожидаясь повтора приглашения, маршал взялся за свободные приборы, отложенные в сторону, как видно, для него, и принялся накладывать на пустую тарелку куски жаркого, не обратив никакого внимания на блюдо с гарниром и зеленью. Голод и холод заставили его поступиться гордостью и позабыть о принятом еще в начале их путешествия решении не показывать и виду, что он, как все смертные, мог ощущать потребность в отдыхе и еде. О нет! Геройствовать можно вполне, но не тогда, когда перед тобой стоит щедро накрытый обед, а за спиной в огромном камине уютно урчит огонь.

- Надо отдать должное провинциальным трактирщикам - еда у них случается вполне отменной, - не удержался он от похвалы и с чисто солдатской сноровкой расправился с очередным куском баранины.

Только бы успеть расправиться с голодом до того, как кто-нибудь решит прервать их совместную трапезу, мелькнуло в его голове, и маршал удвоил наступательную мощь по стремительно убывавшим с блюд закускам. Ему хотелось продолжить разговор в том же шутливом ключе, как он и был начат, но после изложенного им, вряд ли это было возможно.

- Почему, каждый раз, когда судьба позволяет нам быть вдвоем, нам непременно нужно решать какие-нибудь таинственные задачи... заговоры, - проговорил он, отложив в сторону вилку, - Я бы никогда не задался этим вопросом, мадам, не будь эти редкие минуты такими ценными для меня.

Чтобы не показаться излишне сентиментальным, он протянул руку к кувшину с вином и налил графине и себе.

- Давайте выпьем. За все эти подарки судьбы, - с долей вызова произнес он, глядя в глаза Олимпии, - Какими бы они не были.

100

Отправлено: Сегодня 00:43. Заголовок: Пока дю Плесси крити..

Пока дю Плесси критиковал непростительную расточительность юного Виллеруа, Олимпия внимательно изучала платок из тончайшего голландского батиста, отделанный щедрой полосой кружев.

- Вы вспомнили о Виллеруа просто так, сударь, или всерьез полагаете, что в лапы драгун мог угодить наш неосторожный друг? - сделав ударение на слове "наш", она чуть улыбнулась - забавно, как часто всплывало в их разговорах имя очаровательного маркиза, будто дю Плесси все никак не мог смириться с тем, что именно Виллеруа первым навестил опальную графиню в забытом богом Суассоне. - Однако в одном вы правы - столь дорогая вещь не могла просто так оказаться на заборе. Вряд ли ее вырвало ветром из чьей-то машущей на прощание руки - слуги или постояльцы заметили бы реющий в окне кареты платок. Быть может, это знак? Призыв о помощи? Похищения знатных наследниц в наше время сделались редкостью, но, увы, не прекратились вовсе.

Графиня поднесла платок к лицу, вдохнула слабый аромат духов, но он оказался слишком невыразительным, чтобы можно было с уверенностью отнести духи к дамским или мужским.

- Ба, я становлюсь слишком романтичной - это явный признак подкрадывающейся старости, - рассмеялась она, откладывая платок в сторону, но тут же снова взяла его и расправила тонкую ткань. - Смотрите, здесь был вышит герб или вензель, но его тщательно спороли. Только дырочки от стежков остались. Забавно... Как жаль, что я спешу - я бы с удовольствием разгадала эту тайну, но...

Вздохнув, Олимпия вновь отложила таинственную находку, оглядела стол и изумленно вскинула брови при виде разрушений, нанесенных ножом и вилкой маршала за столь непродолжительное время.

- Однако! Оставьте что-нибудь и нам с Симонеттой, умоляю! Правда, нам не довелось пролить сегодня кровь - ни свою, ни чужую, но я все равно умираю от голода. А вы предлагаете мне выпить на пустой желудок, Ваша Коварность! И все же, я рискну, - она взяла наполненный маркизом бокал и подняла его, салютуя своему визави. - За подарки судьбы! И пусть она, наконец, начнет дарить нам с вами именно то, о чем мы так мечтаем.

В том, что они с дю Плесси мечтают о совершенно противоположных вещах, Олимпия не сомневалась - как и в том, что мечты имеют дурную привычку не сбываться. Но отчего бы не поверить в невозможное - хотя бы раз? Она решительно опустошила бокал и, с вызовом глянув на маршала, подцепила вилкой голубиную грудку, на которую он успел нацелиться.