Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Сквозь тернии к сестрам...

Сообщений 1 страница 20 из 262

1

... или Приют "У погибшего контрабандиста"

    Время: Начало февраля 1665 года
    Место действия: дороги Франции и Савойи
    Действующие лица: маркиз дю Плесси-Бельер, графиня де Суассон и другие маски

    В полях, под снегом и дождем,
    Мой милый друг, мой бедный друг,
    Тебя укрыл бы я плащом
    От зимних вьюг, от зимних вьюг.
    А если мука суждена
    Тебе судьбой, тебе судьбой,
    Готов я скорбь твою до дна
    Делить с тобой, делить с тобой.

    Роберт Бернс

     https://img-fotki.yandex.ru/get/61411/3543901.7d/0_f2ae9_70487989_L.jpg

2

Отправлено: 26.04.17 01:14. Заголовок: Женщина в дорожном п..

Женщина в дорожном платье из бархата густого винного цвета нервно мерила шагами просторную гостиную на втором этаже губернаторского дворца в Суассоне. Прислушиваясь к доносящимся в распахнутые окна звукам, она рассеянно теребила измятую дамасскую розу, отщипывая лепесток за лепестком. В другое время эти ароматные лепестки были бы бережно собраны, высушены и уложены в полотняный мешочек, чтобы напоить своим ароматом белье или платья в сундуках графини, но сегодня они падали под ноги мадам де Суассон, устилая пол неровной дорожкой от окна к столу и обратно.

Олимпия остановилась у стола, чтобы в тысячный раз перечитать сухое и убийственно вежливое послание короля – ответ на ее просьбу. Судя по тону письма, Людовик все еще не простил ей участие в злой шутке с испанским письмом, в которую графиню (и не ее одну) втравил хитрец де Вард. Хуже того, он даже не соизволил собственноручно написать ей, поручив ответ своему секретарю Туссену Розу, как будто ее можно было обмануть! Смешно! Они столько лет обменивались записками и письмами, что Олимпия знала наизусть каждый завиток, каждую букву. И вот, пожалуйста!

Она в раздражении отбросила лист дорогой бумаги с королевским вензелем. Да, Людовик снизошел до согласия, разрешив сосланной в Суассон графине покинуть Францию с тем, чтобы навестить сестру в Италии, но с условием. С условием! Он ставил ей условия! И где оно, это условие? Где он, посланец короля, который должен был сопровождать ее до границы, словно арестантку? Подумать только, она, принцесса Савойского дома, отправляется в Венецию под конвоем.

- Проклятье! – Олимпия отшвырнула общипанную розу и огляделась в поисках более увесистого предмета, способного удариться об пол или об стену с тешащим сердце грохотом или звоном. О, если бы она могла швырнуть чем-нибудь тяжелым в Людовика!

- Синьора контесса! Синьора контесса!

Дробный стук каблуков по гулкой анфиладе полупустых комнат обшарпанной графской резиденции мог означать только одно – ненавистный конвой все же прибыл. А значит, она могла отправиться в путь – наконец-то!

- Синьора контесса! – запыхавшийся паж в красно-белой ливрее цветов савойского герба переломился пополам в низком поклоне. – Господин. Из Парижа. К Вашей Светлости. Прибыть изволил.

- Что ж, лучше поздно, чем никогда. Зовите, - процедила Олимпия и, быстро взглянув в зеркало, застыла возле стола с видом оскорбленного величия. Следовало немедля поставить королевского соглядатая на место, чтобы не забывал, что имеет дело с графиней де Суассон, невесткой герцога Савойского и (пока еще) обер-гофмейстериной королевы.

3

Отправлено: 26.04.17 21:13. Заголовок: Что это? Внезапная с..

Что это? Внезапная смена гнева на милость или хуже, негласное предписание покинуть Францию, отправившись в ссылку? Бедняге де Варду, должно быть, не повезло еще больше, если только он оправился от нанесенной ему раны. Все же, не смотря на ярость, которая обуревала им в ту минуту, когда он осознал, кто был истинным виновником случившегося, дю Плесси-Бельер не мог не отнестись с уважением к противнику, который был готов остаться на месте их дуэли и истечь кровью до смерти, чтобы позволить ему скрыться. Нет, маршал никогда не бежал с поля битвы, с чего бы ему бежать с места дуэли, которая к тому же окончилась в его пользу, хоть и не гибелью противника. И даже уговоры секундантов с обеих сторон не убедили его оставить де Варда. Кровь, заливавшая его рубашку, смыла обиду и ярость, хоть и не умалила вину маркиза. Но сделанного было не вернуть - король был разгневан злой шуткой с подложным письмом, и последствия не заставили себя ждать. Как впрочем и последствия злополучной дуэли у Пре-о-Клер, участники которой в один голос клялись, что причиной ссоры было нежелание кучера де Варда уступить дорогу карете маркиза дю Плесси-Бельера. Король не тратил время на разбирательства и быстро отыскал неотложное поручение для своего любимца. Маршалу было приказано немедленно отправиться со королевской депешей к герцогу де Креки, отбывшему в Венецию с посольством еще в сентябре. Но прежде ему следовало заехать в Суассон для того, чтобы лично привезти графу де Суассону окончательную схему брачного договора для передачи герцогу Савойскому.

Дю Плесси-Бельер прибыл к графскому дворцу верхом как простой посыльный, так как не любил долго ждать и оставил весь свой эскорт ждать смену лошадей на постоялом дворе.

- Господа, для того, чтобы доставить этот пакет, мне не нужен столь внушительный эскорт, - отмахнулся дю Плесси-Бельер от настояний сержанта королевской гвардии, приставленного к нему в качестве ординарца и охранника, - Дождитесь лошадей для себя и для кареты и следуйте ко дворцу. Обещаю, я не тронусь с места, пока не разопью бутылочку превосходного вина, если мне предложат конечно же.

Однако же, ждать ему не пришлось - вместо вина и гостеприимного приема, которыми славилось семейство графов де Суассон де Кариньян, его встретило новое королевское предписание.

- Нет, нет, нет. Этого не может быть! - вскричал маршал, пробегая глазами по строчкам письма, написанного королевским секретарем, - Это невозможно, - прошептал он, проглотив волнение словно горящий ком, - В это невозможно поверить, - немного успокоившись проговорил он.

- Все вполне вероятно и возможно, мой дорогой маршал. И увы мне, я лишаюсь столь веселого и долгожданного собеседника так и не распробовав великолепие беседы с Вами и не узнав последние новости, - развел руками граф де Суассон, показывая достаточно искусно имитированное разочарование, - Кузен Людовик настоял на том, чтобы Вы немедленно отбыли в распоряжение Великой Графини, мой дорогой маршал. И если Ее Светлости будет угодно отбыть в Венецию завтра же, сегодня же, да хоть прямо сейчас же, Его Величество просил не чинить Вам препятствий.

- Вот как, - остыв после первой вспышки волнения, произнес Франсуа-Анри и улыбнулся графу своей обычной тонкой улыбкой придворного, - Мне чрезмерно жаль, Ваша Светлость. Ведь я тоже очень ждал этой встречи. Однако, что же я. Приказ дан. Следует исполнять. Где меня ждут?

Он намеренно не назвал имя Той, кого ему предстояло сопровождать в Венецию, чтобы не выдать остатки волнения, все еще обжигавшего его изнутри. Знала ли она, кого именно назначил ей Людовик в сопровождающие... в тюремщики? Соглядатаи? Или же компаньоны? Или... нет, конечно же, при всем своем эгоизме король не мог отпустить ее от себя, не обеспечив ей лучшую охрану. Все именно так и не иначе, твердил про себя дю Плесси-Бельер, пока вокруг него суетились и кричали на певучем итальянском секретари и пажи.

- Следуйте за мной, месье, - позвал его человек в ливрее савойских цветов и повел через анфиладу комнат к просторному залу, служившему гостиной графини де Суассон.

- Доложите синьоре контессе, что прибыл гонец из Парижа, -
приказал проводник  дю Плесси-Бельера, едва только они вошли в огромную приемную, некогда сверкавшую роскошью, а ныне же представлявшую собой опустевшее и забытое хозяевами жилище призраков прошлого.

Призраки прошлого, и что это на него нашло, хмыкнул про себя Франсуа-Анри, старательно выкраивая на лице беззаботную усмешку.
Не думать. Не ожидать. Не смотреть...

- Синьора контесса ждет Вас, месье, -
доложил паж и, не дожидаясь ответа, побежал впереди, будто бы маршалу требовалось показать дорогу к гостиной.

- Мадам, - немного громче и резче, чем он того хотел, маршал приветствовал Олимпию де Суассон, склонившись перед ней в поклоне слишком низко, чтобы смотреть в глаза.

4

Отправлено: 27.04.17 00:33. Заголовок: - Вы? - только и сум..

- Вы? - только и сумела выдавить графиня при виде "королевского посланца".

Хранить величественный вид не было нужды - слишком хорошо они с маршалом знали друг друга. Во всех смыслах.

- Это шутка? Ваша или короля? - голос оборвался: гнев тугим кольцом обвил шею, сдавливая горло, не давая дышать.

Олимпия смотрела на не спешащего разогнуть спину мужчину, посмевшего явиться ей на глаза после того, как разлучил с одним возлюбленным и чуть не убил на дуэли другого. Злой гений, решивший преследовать ее повсюду, и при дворе, и...

Звезды, он же будет рядом с ней всю дорогу до Италии. А может, до Венеции! На мгновение у нее мелькнула отчаянная мысль вовсе отказаться от поездки, чтобы избавить себя от необходимости терпеть общество дю Плесси. "Ни за что!" - шепнула гордость. Отступить? Никогда!

- Как вы находите мой ковер, маркиз? - глубоко вдохнув, осведомилась она с былой язвительностью. - Не правда ли, восхитительный узор. Вижу, он увлек вас не на шутку. Увы, ковры, которые я привезла с собой - это единственное, что радует взгляд в этом убогом жилище. Предшественники моего супруга не слишком заботились о своей городской резиденции, как вы уже, наверняка, заметили.

Вот так. Пусть знает, каково ей здесь, в этом захолустье, вдали от двора. На жалость Олимпия не рассчитывала, но если дю Плесси сделается стыдно, тем лучше. Впрочем, маршал и стыд - две вещи несовместные, в этом она давно убедилась на собственном опыте.

5

Отправлено: 27.04.17 01:08. Заголовок: Он не ослышался, ее ..

Он не ослышался, ее голос и правда дрогнул, как будто на всхлипе? Франсуа-Анри медленно выпрямился и посмотрел в лицо графини. Если бы он мог видеть в ту самую минуту собственное отражение, то посмеялся бы тому, насколько похожи они были - гордость и нежелание отступать ни перед чем сквозили в их взглядах, обращенных друг к другу.

- Если по-Вашему это шутка, то я с радостью посмеюсь вместе с Вами, дорогая графиня, -
по-кошачьи вкрадчиво и мягко произнес дю Плесси-Бельер, - Гениальность этой идеи я не посмею приписать себе. Авторство всецело принадлежит Его Величеству и я сам удивлен не менее Вас.

Как странно, стоило ему всего на несколько секунд посмотреть в ее глаза и вот уже шутки сами собой готовы срываться с языка, хотя в душе все еще клокотало волнение и страстное желание броситься к ногам этой женщины и умолять о прощении. За что только? Разве он подталкивал ее к тем опрометчивым, дерзким и столь рискованным поступкам? Желала ли она вернуть Людовика или же позволила де Варду втянуть себя в глупый и злой розыгрыш только ради того, чтобы позабавиться за счет унижения соперницы? Он назвал бы это глупостью, если бы не знал графиню настолько, насколько ее не знали ни один, ни другой ее возлюбленные.

"Это была любовь?" - не осмелился он задать ей вопрос, мучивший его все это время. Нет, время откровенности еще не пришло. И вряд ли придет, - подсказал ненавистный внутренний голос, всегда оказывавшийся правым и никогда не вызывавший доверия.

- Ковер? Ах да, ковры... - он сделал вид, что шутка графини пришлась ему по вкусу и даже задела, - А знаете ли, по дороге из Парижа я заглянул в Марэ и как раз присмотрел пару ковров для себя... для пикников. Знаете, эта новая мода обедать на лоне природы... я подумал, что быть может в моей новой походной жизни она сослужит мне добрую службу.

Он пропустил мимо ушей высказывание Олимпии о убогости их дворца, намеренно не желая заострять внимание на негативной стороне их встречи. О, как же упрямо и до жестокости слепо он хотел повиноваться лишь одному желанию - заставить графиню де Суассон улыбнуться, встряхнуть своими прекрасными волосами, расправить точеные плечи, заставив воспламениться взоры и сердца всех, кто смотрел на нее, быть королевой в любой ситуации. Разве же она перестала быть самой собой?

- Прекрасный день для встречи, дорогая графиня, - тоном светского бездельника заявил маршал, словно его пригласили на бокал холодного вина с фруктами.

6

Отправлено: 28.04.17 00:17. Заголовок: Всецело Его Величест..

Всецело Его Величеству.
Всецело Его Величеству?
Верить словам дю Плесси не следовало ни при каких обстоятельствах. И все же…
Не разум, нет - сердце шептало ей, что на этот раз он сказал правду. Должно быть, из желания сделать ей больно, не иначе.
О Луи! Как ты мог! Неужели среди всех тех, от кого ты хотел бы избавиться на время, не нашлось никого другого?
Не нашлось. Значит, это и есть назначенное наказание, крест, который придется пронести, стиснув зубы и не давая маршалу поводов для злорадства. Хорошо, Луи, я стерплю и это. Да пребудет воля твоя.

- Прекрасный день для путешествия, вы хотели сказать? Я надеялась, что королевский посланец прибудет раньше, и велела заложить карету с утра, но и сейчас не поздно отправиться в путь. У меня прекрасные лошади, и если не жалеть упряжки, мы будем ночевать в Шато-Тьерри. Это ведь не нарушит ваших планов, - пауза, буквально на один вздох, тень усмешки, тронувшая губы, - Анрио? Если вы рассчитывали на обед в обществе моего гостеприимного супруга, я велю собрать вам еды для пикника – прекрасный шанс испытать ваши ковры в деле на первой же перемене лошадей.

О дивная сила слова – с каждой фразой к Олимпии возвращалось самообладание, пошатнувшееся было при виде дю Плесси. Нет, положительно, Людовик не умел выбирать наказания – эту кару она переживет с легкостью, куда легче, чем оскорбительную ссылку в графство мужа.

7

Отправлено: 28.04.17 01:46. Заголовок: О, да, прекрасный де..

О, да, прекрасный день для того, чтобы сбежать! Вдвоем! - ответил его взгляд, но губы продолжали насмешливо улыбаться. Не выдать ни словом, ни вздохом, что более всего ему хотелось вскочить в седло и мчаться прочь. Куда угодно, зачем угодно. С кем... нет, не с кем угодно - в синих глазах блеснул и тут же погас огонек, вот это признание следовало сберечь и спрятать глубже всего прочего.

- Как ни странно, но королевским посланцем для Вашей Светлости оказался никто иной, как Ваш покорный слуга, - с усмешкой в тоне произнес дю Плесси-Бельер, иронично наклонив голову на бок, - Я вовсе не предполагал ничего подобного, а потому велел моему эскорту не спешить со сменой лошадей.

Что это, холод? Тень усмешки? Да не все ли равно, если ее лицо вновь осветилось приятной улыбкой, а с губ слетело его имя? Как неожиданно и приятно. Он не был готов к столь скорой перемене от холодной отчужденности к более привычному шутливому тону, пусть даже и пренебрежительному вдвойне. Она назвала его по имени, которое было известно только самым близким знавшим его людям. И... - сердце чуть не подсказало более четкое определение того узкого круга дорогих ему лиц, но маршал тут же пресек это откровение, пусть и всего навсего мысленное.

- Я рассчитывал на прием, это так. Но, отныне все мои планы подвластны Вашей Светлости, - он склонил голову, выражая покорность и готовность к любым приказам, - Если Вам будет угодно отправиться в путь тот час же, я рад исполнить этот приказ. А ковры и корзинки с обедом для пикника догонят нас в пути.

Мог ли он назвать ее по имени в ответ?
В сердце кольнуло желание схватить тонкие пальцы, все еще хранившие запах розовых лепестков, усыпавших ковер под их ногами, и прижать к горячим губам, произнести ее имя... Безумие, погашенное в тот же миг усилием воли. Минутная слабость с его стороны после долгих месяцев упорного молчания? Неужели он так просто сдастся? Ну уж нет, дорогая графиня, мы будем играть по Вашим правилам, как Вы сами назначили... как Вы того пожелаете, - сказал его взгляд, прежде чем в нем снова заиграла улыбка беспечного лентяя.

- А хотите, испытаем Ваших лошадей, дорогая графиня? Сумеет ли мой эскорт догнать нас хотя бы на середине пути до первой остановки или нет? Хотите, поставим пари? Что Вы предложите на кон?

8

Отправлено: 30.04.17 00:48. Заголовок: - А, так есть еще и ..

- А, так есть еще и эскорт? – скорее констатировала, чем спросила графиня. – Кто бы мог подумать, что я сделаюсь столь опасной особой, что меня будут выпускать из Суассона только под вооруженным конвоем. Я польщена.

Обиженно дернувшийся подбородок несколько противоречил последнему заявлению, но мадам де Суассон всегда была противоречивой особой.

- Однако не думайте, что я соглашусь на пари. С вами – никогда, дражайший маркиз. В ваших пари нет никакого азарта, вы ведь всегда проигрываете… господин Валет. Что до моей упряжки, я, так и быть, велю кучеру быть сдержаннее, чтобы вам и вашим людям не пришлось загонять ваших лошадей в попытке не отстать. В моих планах добраться до Турина за две недели, если перевалы будут чисты. Если вы не готовы к такому темпу… Ба, о чем я! Вы ведь все равно не откажетесь. С королевским приказом не шутят.

Она схватила колокольчик и тряхнула им – громко, нетерпеливо.

- Передайте кучеру, что мы выезжаем немедленно, - Олимпия даже не повернулась к возникшему в дверях пажу. – Мой плащ, перчатки, муфту. Ну что же вы стоите, маркиз? Предложите мне руку. Или вы намерены семенить следом за мной, будто стряпчий?

Черные глаза встретились с голубыми, и графиня чуть пожала плечами, будто отвечая на незаданный вопрос:

- Нет, я не намерена прощаться с графом. Мы с ним еще утром сказали друг другу все, что полагается говорить в таких случаях примерным супругам. Но если вы желаете увидеть его перед отъездом, я буду ждать вас в карете.

Она обвела постылую залу ненавидящим взглядом.

- Лучше мерзнуть во дворе, чем оставаться - здесь!

9

Отправлено: 30.04.17 01:52. Заголовок: - Как, Вы удивлены? ..

- Как, Вы удивлены? Неужели я еще не утратил способность поражать? - с видимым удовольствием парировал маршал и наклонил голову, - Конечно же, Его Величество приставил к моей особе почетный гвардейский эскорт, дабы мне не вздумалось остаться в Париже и поссориться с кем-нибудь еще. Кроме того, им поручена безопасность королевских депеш и дипломатической корреспонденции, которые я везу к герцогу де Креки в Венецию.

Он с ироничной улыбкой принял упреки графини в излишнем рвении проигрывать в пари, но стоило ей назвать его по имени маски, некогда одетой им шутки ради на маскарад в особняке Нинон де Ланкло, как улыбка перестала быть довольной.
Она помнила. Тот вечер. Но, как же это похоже на женщин - помнить лишь самые отрицательные из моментов, пережитых ими в компании сделавшегося неугодным сердцу кавалера.

- Поговаривают, что в Венеции весьма сыро в это время года? - обронил дю Плесси-Бельер, стараясь увести разговор, а точнее, собственные мысли от воспоминаний, - А я не позаботился о более теплом плаще... ну что же, поделом мне. Впрочем, я могу остановиться ненадолго и в Турине, пока погода не восстановится, - он тонко улыбнулся, встретив взгляд черных глаз, и подал Олимпии руку, - Две недели? Прекрасный план, право же. Господин де Креки вряд ли ждет меня с посольскими депешами раньше чем через месяц, так что, я буду рад провести выигранное время в Вашем обществе, дорогая графиня. Заодно, это позволит Вам убедиться, насколько азартными могут быть мужчины из рода де Руже, когда дело доходит до настоящих пари.

Он повел графиню к выходу и вниз по лестнице, ни разу не взглянув в сторону приемной графа де Суассона, всем своим видом показывая, что прибыл вовсе не ради праздных бесед и чрево-угодничества.

- Со своей стороны я уже передал графу все, что мне следовало довести до его сведения. Если у начальника моего эскорта есть какие-либо дополнительные поручения, он передаст их. А после догонит нас, - солнечные лучи блеснули сквозь полукруглое окно, увенчивавшее парадные двери дворца, - Быть может, отдохнуть где-нибудь на лоне природы вовсе и не такая уж безынтересная идея? Наш обед догонит нас как раз на пол-пути. И я все-таки не откажусь от пари. Или Вы боитесь проиграть мне, Ваша Светлость? - в синих глазах блеснула дерзкая улыбка, - Хорошо, поставим на кон что-нибудь незначительное, что Вам не было бы жалко проиграть?

10

Отправлено: 02.05.17 01:25. Заголовок: Звезды, она и забыла..

Звезды, она и забыла, каким несносно упорным мог быть дю Плесси, когда ему под хвост попадала вожжа.

- Оставьте, сударь. Я никогда не боялась проигрыша, но ваши пари мне не интересны. Извольте смириться с этим, иначе я рассержусь, - раздраженно бросила Олимпия, отнимая у маркиза свою руку, чтобы прибавить шаг и сбежать по лестнице вперед него.

Удивительно, но, похоже, этот упрямец и в самом деле полагал, что она попробует загнать свою упряжку на первом же перегоне ради сомнительного удовольствия выиграть у него какую-нибудь безделку! Да поставь он на кон миллион золотых луи…

Луи!
Предательница-память вдруг принесла картину осеннего леса, уже тронутого золотой и багряной краской, наполнила воздух терпким ароматом палой листвы, стуком копыт по промерзшей утренней тропе. Лай собак, пронзительные трели охотничьих рожков, и пьянящая, головокружительная скачка – догнать, обогнать, оставить позади, чтобы обернуться и поймать взгляд, горящий азартом погони… и желанием. Сотню, тысячу лет назад, в другой жизни…

Последний пролет парадной лестницы графиня почти пробежала, чудом не запутавшись в юбках и не слетев по ступенькам вниз головой. Привратники (двое, в знак княжеского статуса графа де Суассон) едва успели распахнуть перед ней двери. Олимпия вылетела на крыльцо – и замерла. Вместо оседланных лошадей и псов на сворках – дорожная карета с гербом на дверцах. Вместо егерей и охотников – форейторы, назначенные сопровождать графиню по городу, чтобы расчищать дорогу шестерке лошадей.

Черные, как ночь, кони нервно храпели и перебирали ногами, устав дожидаться в упряжи. Кучер уже сидел на облучке, а его помощник – в седле на передней лошади. Крыша кареты и задняя площадка были уставлены баулами и сундуками со скромным дорожным скарбом Великой графини, от ночного горшка с вензелями и герцогской короной до роскошного несессера, набитого крошечными флакончиками с золотыми крышечками, ножничками, пилочками, гребнями и прочими предметами дамского туалета, без которых в долгом путешествии обойтись совершенно невозможно.

- Синьора, синьора контесса! Куда же вы, погодите! – запыхавшаяся Симонетта в теплом дорожном платье выбежала следом за госпожой, неся в руках плащ и муфту. При виде маршала дю Плесси-Бельера рыжая камеристка потрясенно ойкнула и нырнула в глубокий кникенс, прежде чем накинуть плащ на плечи графине.

11

Отправлено: 02.05.17 23:30. Заголовок: "Теряете сноровк..

"Теряете сноровку, месье маршал," - послышался ироничный голос изнутри и Франсуа-Анри ответил ему усмешкой, - "Нет, но моя настойчивость заставляет прекрасную графиню терять терпение."

Времени на мысленные беседы с самим собой у него не было, как и желания. Маркиз побежал следом за графиней, не слыша удивленный возглас вышедшего на лестницу секретаря графа де Суассона, которому было поручено повторить приглашение для месье маршала присоединиться к Его Светлости за обедом.

Когда-то он вот также несся во весь опор за ней... Через густые заросли старого леса в Фонтенбло, не разбирая дороги, не замечая на колючие ветки остролиста и огромные еловые лапы, грозившие не только больно хлестнуть по лицу, но и выбить из седла. Он гнался за ней, а она стремилась покинуть то место, где чьи-то недобрые глаза застали их поцелуй. Что же он сказал ей тогда? Как объяснил свое преследование и извечное желание оказаться рядом? И спустя несколько лет он все еще слышал собственное сбившееся дыхание, гулкий бой сердца и обрывки фраз, в которые он облек свое объяснение. Не сказав ни слова по сути, он все-таки умудрился выразить все, что горело в его груди. Открыл ей свое сердце и позволил заглянуть в самую глубину. Что ж, с тех пор он жил в уверенности, что она знала. И верила ему. Но почему он был уверен в этом?

Вскрик, звонкий и веселый, в котором слышался не испуг, а скорее усмешка, заставил дю Плесси-Бельера вспомнить о приличиях и замедлить бег. По ступенькам крыльца он спускался уже чинным шагом, на ходу натягивая перчатки и всем видом показывая, что вовсе не торопился занять свое место в карете Великой Графини.

О да, он мог быть уверен в том, что Она верила в те его слова. Хотя бы потому, что она бежала от него. Всегда. И даже сейчас с радостью велела бы кучеру гнать лошадей на износ, лишь бы умчаться далеко вперед. Именно это открытие вдруг окрылило маршала, вернув на его лице прежнее беспечное выражение, а в глазах тот неизбывный дерзкий блеск, который ошибочно принимали за охотничий азарт. Пусть все думают, что придворный ловелас никогда не переставал быть самим собой и был готов потратить все силы и средства на то, чтобы растопить ледяное сердце неприступной красавицы. А чем же еще занять свой досуг во время долгого путешествия? Никто не видел и не знал его настоящего. В том числе и сам король. Иначе, разве доверил бы Людовик ему сопровождать графиню де Суассон, именно ему, а не кому-то еще?

- О, мадемуазель ди Стефано, -
блеснув самой обезоруживающей улыбкой, приветствовал он камеристку и первым подошел к дверце кареты, чтобы открыть ее перед графиней.

- Сию минуту, господин маршал, -
замешкавшийся привратник уже семенил следом за ним, чтобы услужить мадам графине.

- Не стоит беспокойств, любезный, - остановил его Франсуа-Анри и собственноручно откинул подножку, - Мадам, я остаюсь Вашим покорным слугой, - с чарующей улыбкой произнес он, подавая руку Олимпии, - Надеюсь, что мой смиренный вид не заставит Вас зевать от скуки в первый же день. Иначе, мне придется вернуться к моему обычному упрямству. О, поверьте мне, я ничего так сильно не желаю, как угодить Вашей Светлости, - прошептал он, впрочем, глаза его выдавали отнюдь не смирение, а дерзкий вызов, - Прошу Вас, располагайте мной на Ваше усмотрение, - он улыбнулся, перехватив озорной взгляд камеристки графини, намеревавшейся занять место подле своей госпожи и, как видно, рассчитывавшей на самое нескучное времяпровождение в обществе обаятельного кавалера.

12

Отправлено: 05.05.17 11:18. Заголовок: «Худой мир всяко луч..

«Худой мир всяко лучше доброй войны», - любил цитировать Цицерона покойный дядя, и после непродолжительных раздумий Олимпия пришла к выводу, что Цицерон прав. Какое бы отвращение не вызывал у нее человек на сидении напротив, им предстояло провести в пути не менее трех недель. Переговариваться с дю Плесси через Симонетту? О, рыжая резвушка была бы только рада - она начала строить глазки маркизу еще до того, как карета успела тронуться, наверняка рассчитывая на то, что записной ловелас не даст ей скучать не только днем, но и ночью. Но, попытавшись представить себе подобный диалог через посредницу, Олимпия едва не рассмеялась вслух, что и решило дело в пользу мира: выглядеть смешной, пускай всего лишь в глазах дю Плесси – нет, особенно в глазах дю Плесси! – Великая графиня не собиралась.

С другой стороны, быть любезной с маркизом ее никто не обязывал – и итальянка даже не пыталась сменить свой обычный мрачный вид на улыбки. Ее вишневый рот все так же капризно кривился, а взгляд прятался под полуопущенными ресницами.

- Перестань расстреливать месье маршала взглядами, Симонетта, мы отвечаем за его жизнь и здоровье перед королем, и мне бы не хотелось возвращать Его Превосходительство ко двору покрытым дымящимися дырами, - заметила она своей компаньонке, которую намек в словах госпожи ничуть не смутил. На свете практически не было того, что могло бы смутить рыжеволосую субретку, привыкшую искать (и находить) удовольствия в любых условиях, даже походных.

- Вы прибыли в Суассон прямо из Парижа, маркиз? – нет, она больше не собиралась звать его по имени – ну разве что маршал сделается настолько несносен, что снова вызовет желание наказать его как можно больнее. – Расскажите нам, что нового при дворе? Как чувствует себя Мадам после всего этого скандала? Бедная, ее лишили и де Гиша, и единственной наперсницы – когда мы с мужем собирались в Суассон, прошел слух, что девицу Монтале заперли в монастырь, из которого она теперь вряд ли выйдет.

На самом деле, она жаждала совсем других новостей, но что-то – должно быть, гордость, - не позволяло спрашивать ни о де Варде, ни, тем более, о Людовике. Да и хотела ли она, на самом деле, знать, что случилось с первым, и что думает о ней второй? Все было так очевидно – и так безнадежно. Тень печали легла на сумеречное лицо графини, и ресницы опустились еще ниже, чтобы, не дай бог, не дать блеснуть тому, что абсолютно не касалось маршала.

13

Отправлено: 06.05.17 00:07. Заголовок: Не смотря на великий..

Не смотря на великий титул графов де Суассон, город, где располагалось их родовое гнездо, был далеко не велик и очень скоро гулкий стук колес и лошадиных подков по вымощенной булыжником мостовой сменился глухим грохотом, там где карета катилась по каменистой дороге и чавканьем грязи, когда лошадиные подковы увязали в грязи, не успевшей затвердеть после первых паводков. Сочтя, что свежий воздух будет куда более полезен для настроения, Франсуа-Анри позволил себе одернуть кожаную занавеску, закрывавшую окно дверцы кареты с левой стороны. Лица сидевших напротив него графини и ее служанки осветились в ярком свете и в глазах Олимпии Франсуа-Анри заметил улыбку. Нет, не теплый янтарный всполох, виденный им всего несколько раз давно и при таких обстоятельствах, когда верится в любое чудо, даже самое невероятное. О нет, это были искорки удовольствия от удачно выпущенной шпильки.

"Вы желаете развлечься? Я с удовольствием принимаю Ваш вызов!" - вспыхнули в ответ синие глаза и на лице маршала отразилась далекая от скромности улыбка в ответ на замечание графини своей камеристке. Та и в самом деле бросала в сторону дю Плесси-Бельера любопытные взгляды, ежеминутно поднимая остренький подбородок и тут же делая вид, что разглядывает уложенную на коленях муфту своей хозяйки.

- Из Парижа? О нет, для начала мне пришлось побывать в Бельере ради соблюдения приличий, -
ответил маршал, опустив подробный перечень необходимых процедур, произведенных им в компании семейного стряпчего и старшего брата, которому он отписал по завещанию свою часть наследства вместе с титулом и привилегиями на случай непредвиденного несчастья в дороге или окончательной и бесповоротной опалы, которой Людовик грозился наградить его за чрезмерное рвение в желании отомстить виновным в недавнем инциденте.

- Мадам де Руже недавно произвела на свет прехорошенькую крошку в компанию к сорванцу, которого крестили именами моих святых. На этот раз и герцог, и герцогиня настояли на том, чтобы я держал малышку на крестинах, - Франсуа-Анри закатил глаза вверх, нисколько не скрывая свое беспечное отношение к семейным обязанностям, в особенности же к делу продолжения славного рода де Руже, - Можно подумать, что на малышку Мари-Франсуазу снизошла бы львиная доля благодати от того, что ее беспутный дядюшка привел ее к крещению и первому причастию. Впрочем, может быть расчет был совсем иным и благодать предназначалась мне, - вздохнул он и с иронией посмотрел в черные глаза - да, теперь он мог смотреть в них без опасения выдать себя, шутливый тон беседы, принятый графиней, был той надежной броней, за которой он, если не они оба, могли скрывать свои чувства.

- Что же до придворных новостей, так я знаю о них еще меньше Вашего, моя дорогая графиня. Ведь я имел счастье оказаться в числе первых маршалов, кому было поручено отправиться с инспекцией войсковых частей перед генеральным выступлением Его Величества, - он опустил взгляд на секунду, - Кто знает, если бы я оставался при дворе, некоторые шутки остались бы всего лишь шутками, а некоторые розыгрыши не привели бы, - пробормотал он, но, поймав себя на неуместной грусти, улыбнулся и вновь вернулся к беспечному тону, - Но, придворные новости достигают самых границ и порой даже скорее, нежели отдаленных замков. Я слышал о ссылке мадемуазель де Монтале. Монастырь или закрытый пансион для девиц? - он сделал вид, что силился вспомнить, хотя, знал наверняка и гораздо больше, чем мог бы знать обычный военный, занятый подготовкой к новой кампании, - Однако же, мадемуазель де Лавальер не была бы собой, если бы не вступилась за подругу со всей горячностью, на какую она только способна. Поговаривают, что она даже высказала решимость отправиться в монастырь по примеру своей подруги, если к той не отнесутся с должным пониманием. Так что, мадемуазель де Монтале не стали запирать в монастыре. Но, и в свите Мадам ее более не ждут, - он усмехнулся и обратил на Олимпию дерзкий взгляд, - Милости сильных мира сего столь непостоянны. Особенно к тем, кто не зависит от них, - он заговорил тише, словно опасаясь, что неожиданная откровенность может навредить его слушательнице даже в открытом поле, которое пересекала их карета, стремительно уносясь прочь от Суассона.

- Однако же, какая чудовищная несправедливость - вот уже пол-часа как я говорю без умолку и все это время только себе самом. Не пора ли задаться вопросом - это эгоизм или желание открыться Вам, дорогая графиня, пока у Вас есть возможность узнать меня получше? -
шутливо изрек дю Плесси-Бельер после того, как карета внезапно подпрыгнула на особенно высокой кочке, попавшейся под колесами, - А что же Вы? Не поверите, но мне до смерти хотелось узнать, где Вы провели это время. Ваши знаменитые вечера были перенесены из отеля Суассон в Ваш дворец в Суассоне, не так ли? И кто же сделался завсегдатаем карточных раутов? Вы можете без опасений назвать мне имя опередившего меня, - он с наигранной скромностью ухмыльнулся, - Я обещаю не вызывать его на дуэль тот час. Не в ближайшие три месяца.

14

Отправлено: 08.05.17 00:39. Заголовок: Известие об очередно..

Известие об очередном пополнении в семействе де Руже Олимпия выслушала с вежливым безразличием – вряд ли герцогиня де Руже сумеет догнать ее по числу отпрысков (исключительно мальчиков, между прочим). Симонетта тут же рассыпалась в поздравлениях с явным намерением завоевать если не сердце, то расположение маршала, тогда как графиня продолжала слушать его с ничего не говорящей рассеянной улыбкой.

После первых тягостных минут молчания напряжение в карете ощутимо спало, и дю Плесси заливался соловьем. Олимпия слушала его вполуха, готовая обратиться в слух только в том случае, если маршал помянет единственно интересные ей имена. Она не зря заговорила о Монтале – от сей несущественной особы дю Плесси самым естественным образом заговорил о Луизе де Лавальер.

- Как, снова монастырь? – вишневые губы презрительно изогнулись. – Кто бы мог подумать, что Лавальер окажется такой неизобретательной. Рано или поздно король устанет от этих пустых угроз, и тогда ей придется выполнить свою угрозу.

Лицо графини на миг утратило свою безмятежность, превратившись в маску ненависти, но так же стремительно разгладилось и вновь застыло холодным безразличием. Должно быть, это безразличие раздражало дю Плесси, потому что он предпринял новую попытку уязвить свою спутницу откровенным намеком на ее нынешнюю немилость. Олимпия честно попыталась проигнорировать этот укус, но маркиз не унимался.

- Узнать вас лучше? – не выдержала она. – Ба, милостивый государь, есть ли хоть что-то, чего я о вас еще не знаю? Сомневаюсь.

Презрения в ее голосе хватило бы, чтобы заставить умолкнуть целый кавалерийский отряд, но только не дю Плесси, который продолжал молоть языком, как ни в чем ни бывало. Хуже того, все его шпильки били в цель, снова и снова попадая по больному.

- Мои рауты остались в отеле де Суассон, маркиз, - сухо оборвала она излияния маршала. – Суассон – крошечный и жалкий городишко, обиталище мелких дворянчиков и столь же мелких купчишек. Про их супруг я умолчу, это слишком прискорбная тема. Нам был устроен прием, и граф дал ответный прием и бал, но на этом мы поставили точку. Впрочем, если через три месяца вам снова захочется подраться, можете вызвать вашего друга Виллеруа – он со своим приятелем маркизом де Ла Фаром навестил меня по пути в Лион и задержался в Суассоне на неделю.

15

Отправлено: 08.05.17 23:09. Заголовок: Нет, он не станет за..

Нет, он не станет замечать эту презрительную усмешку при упоминании о очередной скандальной угрозе Луизы де Лавальер оставить двор и почтить один из монастырей. Но, что это, на лице графини промелькнуло грозовое облачко, маршал не мог не заметить его, не смотря на то, что взяв себя в руки, его визави вновь взирала на мир с прежним безразличием.

"Так значит, все-таки, Вам не все равно... все еще? По-прежнему? Или это навсегда?" - не задал вопрос Франсуа-Анри, беспечно улыбаясь открытому презрение, которое сквозило в реплике Олимпии.

- О, моя дорогая графиня! - смеясь воскликнул он в ответ и подался вперед, словно для того, чтобы представить свое лицо и глаза для самого пристального изучения, - Неужели Вы знаете обо мне все? В таком случае, я прошу, я умоляю Вас, раскройте же мне тайну самого необъяснимого, непостижимого и непредсказуемого на свете человека! - заглянув в черные омуты ее глаз, на секунду он умолк, но, прежде чем эффектная пауза превратилась в гнетущую тишину перед моментом истины, маршал снова откинулся на спинку своего сиденья и, смеясь, патетически взмахнул рукой, очертив полукруг, - Раскройте же мне тайну меня, моя дорогая. Ведь я не знаю и не понимаю себя самого от слова напрочь.

Тихий смешок Симонетты, спрятавшей лукавую улыбку в муфту, убавил напряжение и заставил дю Плесси-Бельера рассмеяться. Правда, сухой тон графини прервал это веселье на корню, а сказанные ей слова заставили его посерьезнеть.

- О, так... - его губы все еще улыбались, но в синих глазах блеснул опасный холодок, - Надо же, какой необычный маршрут, - он встряхнул головой, отгоняя непрошеные мысли, и проглотил колючий комок из вопросов, куда более острого характера, чем шпилька, которую приберегла для него графиня, - Так наш друг задержался вовсе не в Сансе? - проговорил он, стараясь не поддаваться возникшему в груди недоброму чувству, - А мне рассказывали, что он задержался, но где-то неподалеку от Найи, - он поджал губы и вздернул вверх подбородок, словно припоминая название монастыря, в пансион которого была сослана мадемуазель де Монтале, - Маркиза ле Фара разбила лихорадка в дороге, и из-за этого они задержались в пути. Найи или Санс? Да, скверное дело, эти внезапные лихорадки, - беспечный тон не удавался ему с прежней легкостью, а в глазах светились молнии вопросов, задать которые ему мешала гордость и... ревность?

- Однако же, как повезло Суассону, - Франсуа-Анри перекинулся быстрым взглядом с Симонеттой, которая отчего-то предпочла любоваться носками туфель, бессовестно вытянув ноги, едва не касаясь при этом маршальских ботфорт, - Бал, данный графом, должно быть вышел на славу, если его почтил своим присутствием сам королевский танцмейстер.

Через три месяца... намекала ли она на его возможное возвращение через три месяца или же на тот прискорбный факт, что и Виллеруа вскоре может не повезти с назначением в какой-нибудь неблизкий гарнизон на границе? Эта мысль вела слишком далеко, а предположения о причинах, которые могли бы побудить его вызвать на дуэль маркиза, были слишком чудовищны, чтобы слышать их и дальше.

- Кстати, мы будем проезжать Лион, - произнес маршал как бы невзначай и подпер подбородок ладонью, уперев локоть правой руки о деревянную перекладину окна, - Если Вам захочется почтить нашего друга ответным визитом, моя дорогая, мы можем задержаться... если конечно же, наш доблестный эскорт не сочтет это вопиющим отступлением от назначенного маршрута. У нас будет великолепная возможность получить благословение архиепископа Лионского и воочию убедиться в его знаменитом гостеприимстве.

16

Отправлено: 09.05.17 00:52. Заголовок: - Из Суассона в Санс..

- Из Суассона в Санс? И впрямь необычный маршрут, - согласилась Олимпия. – За время ожидания дозволения на выезд я успела выучить дорогу от Суассона до Лиона наизусть и могу с уверенностью утверждать, что Санс лежит в стороне от нашего с вами пути. Быть может, у де Ла Фара родственники в этом городе, и наш юный друг счел своим долгом заехать к ним после того, как Ла Фар согласился заглянуть ко мне? Впрочем, к чему гадать – через полторы недели мы с вами увидим дражайшего Виллеруа в Лионе, и вы сможете лично расспросить его о достопримечательностях Санса или Нейи.

Показалось ли ей, или глаза маршала опасно блеснули, стоило им заговорить о Виллеруа? Должно быть, показалось – дю Плесси всегда покровительствовал обаятельному маркизу. Правда, за время отсутствия маршала при дворе Невиль-младший нашел себе новый образец для подражания в лице де Варда, но разве это повод…

Ба, неужели ревность?
Да он с ума сошел – она и Виллеруа?

Олимпия прикусила губу, чтобы не расхохотаться. Судя по тому, как подрагивали уголки губ Симонетты, у рыжей камеристки были свои причины посмеяться над подозрениями дю Плесси. С другой стороны, что-то заставило блестящего лейтенанта завернуть в Суассон – и вряд ли это были прелести Симонетты, которыми Виллеруа, безусловно, не пренебрег.

- Только не рассчитывайте на долгий отдых в Лионе, - графиня ядовито улыбнулась, давая понять, что времени на дуэли у маршала не будет. – Я не намерена злоупотреблять гостеприимством де Невилей более одного вечера, меня ждут в Венеции. Как и вас, полагаю. К тому же, мы же не хотим огорчить ваш пресловутый эскорт. Полагаю, он целиком и полностью состоит из людей Лувуа, не так ли?

Она недобро прищурилась:

- Я угадала, да? Ну разумеется, господин военный секретарь ни за что не оставит нас с вами без присмотра.

И ни за что не упустит шанс вбить еще один клин между мной и королем, даже если для этого придется выдумать то, чего не было, не будет и не может быть.

17

Отправлено: 09.05.17 22:10. Заголовок: Встретить дражайшего..

Встретить дражайшего Виллеруа маршалу хотелось еще острее из-за того, что графиня ни словом не более не обмолвилась о цели его приезда в Суассон, тем самым и не опровергая безумные догадки, которые вспыхивали одна за другой в его в душе. Следовало оборвать этот опасный разговор на корню, но упрямый характер не позволял Франсуа-Анри отступить. Да и вот же, она уже предупреждает его, что их визит в Лион будет не дольше одного вечера. Один вечер - будет ли это достаточным для того, чтобы вызвать Виллеруа на дуэль? Но, причина, предлог!

"О, бог ты мой... разве не на этом был построен расчет... Лувуа... он самый. Какой подарок я поднесу ему - сразу два человека из ближайшего окружения короля будут надолго, если не навсегда удалены от двора. К тому же, это дело наверняка дойдет до ушей Людовика в тех красках, в которых распишет его Лувуа, и это не может не омрачить и без того скверные отношения с..." - Франсуа-Анри поднял глаза и посмотрел в лицо Олимпии. Ядовитая улыбка на ее губах, как ни странно, не смутила и нисколько не огорчила его - ведь она относилась не к нему, а к господину военному секретарю, будь он неладен.

- Да, Вы угадали. Почти, - ответил он, так же улыбаясь одними уголками губ, - Господин де Лувуа выказал недюжинное беспокойство о нашей с Вами безопасности. А потому, он отдал приказ гвардейцам из роты, которой командует наш с Вами дорогой друг, сопровождать нас. Как? Неужели Ваиллеруа не говорил Вам об этом? Или... - дю Плесси-Бельер изобразил беспечность и похлопал зажатой в ладони перчаткой по оконной раме, - Или скорее всего он и сам не был в курсе того, что происходит.

"Тонкий расчет... я знал, что де Лувуа не успокоится, просто удалив меня из Парижа... но, чем же досадили ему Вы, моя добрая графиня?"

- Это только мне кажется, что господину военному секретарю неугодны все, кто был некогда близок к королю? Стоит ли опасаться за везение нашего дражайшего Виллеруа? Надеюсь, наш визит в Лион не принесет несчастья на его голову?

Он уже успел позабыть про вспыхнувшую было ревность и желание вызвать Очаровательного Маркиза на дуэль и синие глаза перестали метать ледяные молнии при упоминании имени лейтенанта в их беседе. А если бы господину маршалу пришло в голову обратить взгляд на сидевшую рядом с госпожой Симонетту, то он успел бы заметить, как та с заметным облегчением выдохнула и с неестественным для ее живого характера вниманием уставилась в противоположное окно. Впрочем, может быть рыжеволосая камеристка вовсе и не укрывала от господ свое внезапное волнение за блистательного лейтенанта, а всего лишь любовалась открывшимся взорам путешественников пейзажем перед рекой, стремительно несшей свои воды.

- Это еще не Шато-Тьерри, - проговорил маршал, выглядывая в окно, когда карета сбавила скорость, - Но, лошадям неплохо бы дать отдых. А нам не помешает размяться. Что Вы скажете о небольшой прогулке, моя дорогая? - спросил он, готовый по первому же слову Олимпии выскочить на обочину и подать ей руки, чтобы помочь пересечь грязную жижу, которой увязали колеса их кареты, - Мы можем дождаться наш эскорт и корзинки для пикника здесь же.

18

Отправлено: 10.05.17 22:56. Заголовок: - Ба, вы что же, все..

- Ба, вы что же, всерьез полагаете, что мы с маркизом тратили время на обсуждение его службы? Уверяю, у нас было множество более интересных тем для бесед, - усмехнулась Олимпия, наслаждаясь усилиями, которые приходилось прилагать дю Плесси, чтобы сохранить хотя бы видимость невозмутимости. - К тому же, мысль о поездке в Венецию пришла мне в голову уже после его отъезда. Впрочем, довольно странно, что маркиз ни в одном из своих писем ни словом не обмолвился о том, с какими целями намерены использовать его гвардейцев. Быть может, его не поставили в известность, пользуясь тем, что он гостит в Лионе? Право же, подобная бесцеремонность со стороны Лувуа ничуть меня не удивит - этот едва оперившийся молодчик ведет себя так, будто все войска уже в подчинении у него, а не у его папеньки Летелье.

Она покосилась на притихшую камеристку, на которую далеко идущие догадки маршала явно произвели больше впечатления, чем на графиню, и чуть умерила едкость своего тона.

- Однако вы во всем склонны усматривать самое худшее, сударь. Вряд ли сложившийся гамбит нацелен против маркиза, ведь для столь глубокой интриги Лувуа должен быть осведомлен о некоторых из ваших слабостей. Надеюсь, после моего вынужденного отъезда вы не впали в отчаяние и не начали сетовать на мое отсутствие во всех парижских гостиных? Берегитесь, этого я вам могу не простить.

Шутливый тон итальянки плохо вязался с горящим гневом взглядом, но дю Плесси, похоже, уже не мог думать ни о чем, кроме пропущенного обеда. О, эти ненасытные мужчины!

- Вы желаете померзнуть в этой грязи? - Олимпия не спешила спустить ноги с чугунной жаровни, установленной на полу кареты для обогрева путешественников. - Что ж, воля ваша, но предупреждаю, что наша прогулка будет недолгой. Как только лошадей перепрягут, мы тут же тронемся дальше. Так что если вы хотите дождаться эскорта и обеда, можете остаться здесь и догнать нас уже в городе. У трактирщика наверняка найдется верховая лошадь для знатного путника.

19

Отправлено: 11.05.17 02:07. Заголовок: Не дожидаясь ответно..

Не дожидаясь ответной колкости графини, маршал распахнул дверцу кареты и бесстрашно соскочил на землю. Сбежать от ядовитой усмешки ему удалось, но последняя шпилька нагнала его и с лету попала в самое яблочко.

- Так Вы признаете существование этой моей слабости, дорогая графиня? - он повернулся к ней лицом и протянул руки, чтобы подхватить и перенести через грязную жижу, в которую превратилась глубокая колея из-за талого снега, - А я то уже отчаялся, что когда-нибудь Вашим глазам откроется этот незначительный факт.

О, этот гневный взор янтарных глаз. Он разжигал огонь в сердце Франсуа-Анри с первой же искры, и каждый раз ему стоило неимоверных усилий, чтобы в ответ не устремить к ней такой же пылающий взгляд. Признание было готово сорваться с его губ, но, к счастью для обоих, Олимпия не спешила покинуть уют их временного прибежища на колесах.

- Подали бы руку, бедной Симонетте, сударь, - напомнила о себе рыжеволосая камеристка и с лукавым видом выглянула из кареты, протягивая руки к маршалу, словно он был ее личным рыцарем и слугой, качества вполне совместимые в одно по мнению дерзкой плутовки.

- С удовольствием, мадемуазель, - тут же нашелся Франсуа-Анри и подхватил девушку на руки, вызвав восторженный вскрик, не слишком-то испуганный, чтобы убедить кого-нибудь, - Осторожней!

Прежде чем отпустить Симонетту на землю в пяти шагах от кареты, дю Плесси-Бельер заметил через ее плечо кучера, с интересом следившего за всем происходившим. Ну что же, пусть видит то, что видит и делает свои выводы - маршал весело чмокнул девушку в раскрасневшуюся щеку и только тогда отпустил.

- Месье маршал, - с ложным упреком протянула насмешница, поправляя выбившийся локон блестящих рыжих волос.

- Плата за услугу, мадемуазель, - смеясь, ответил он и вернулся к карете.

Наклонившись, он отпустил ступеньку, чтобы графиня могла наступить на нее, не подвергая себя необходимости оказаться в его объятиях. О, мрачного взгляда, которым она наградила его еще до того, как остановилась карета, было достаточно, чтобы уяснить - время маленьких услуг и памятных ответных подарков в ответ на них еще не пришло.

- Мы только дождемся, пока отдохнут наши лошади. Но, если прогулка Вам не по душе, моя дорогая, то отчего бы не снять кабинет и не согреться за легкой закуской с горячим вином?

- Господа, дамы... добро пожаловать в Рог Изобилия! - голос за его спиной показался Франсуа-Анри знакомым, но откуда же? Он обернулся и кивнул подбежавшему навстречу высоким гостям трактирщику. Тот вряд ли успел заметить гербы на дверцах кареты, но сделал верный вывод, отметив, что путешественники позволили себе выезд в шесть лошадей, каждая из которых стоила как целый охотничий выезд дворянина средней руки.

- Рог изобилия... право слово, мне кажется, что мы с Вами попали на страницы пресловутого опуса господина де Бюсси, -
шутливо заметил дю Плесси-Бельер и приблизился к Олимпии, - Прошу Вас, позвольте мне ухаживать за Вами, как Вы того заслуживаете, моя дорогая, и быть Вашим личным слугой. А этому трактирщику не помешают лишние пара экю за скромное угощение и натопленный камин в отдельном кабинете для нас с Вами.

20

Отправлено: 11.05.17 22:54. Заголовок: - Легкая закуска под..

- Легкая закуска под горячее вино? Ба, милостивый государь, да вы становитесь опасным змием-искусителем? Право же, перед таким искушением легче сдаться, чем устоять.

Мадам де Суассон со снисходительной улыбкой вложила узкую ладонь в протянутую руку и осторожно ступила на кожаный фартук, торопливо брошенный в талый снег подбежавшим трактирщиком. Кто-то (кажется, Мадам) рассказывал ей об английском вельможе, который однажды швырнул бесценный шелковый плащ в грязь перед английской королевой и в благодарность получил временный доступ к королевскому сердцу (а то и телу), но увы, сей исторический анекдот явно не дошел до дю Плесси. Вот она, пресловутая французская галантность. С другой стороны, Олимпия, увы, не была королевой Франции, так что маршала тоже можно было извинить - жертвовать плащом ему не было никакой выгоды.

- Три экю, если угощение будет не только скромным, но и быстрым, милейший, - бросила она трактирщику. - У вас ведь найдется отдельный кабинет?

- Не извольте беспокоиться, Ваше Сиятельство. И кабинетик имеется, и каминчик, все, чего пожелаете, - заторопился тот, уловив нотку сомнения в голосе важной дамы.

- Побольше специй в вино для начала, - встряла Симонетта, беря процесс перекуса в свои опытные ручки.

Удостоверившись, что ее форейторы уже выводили из конюшни лошадей, загодя высланных заботливым супругом графини на все почтовые станции вдоль дороги от Суассона до Шамбери, Олимпия позволила увлечь себя в маленький придорожный трактир, весьма далекий от процветающих заведений в окрестностях Парижа. В низком зале было дымно, но тепло, а в отдельной комнатке, куда проводил их не перестающий кланяться трактирщик, действительно пылал камин, несколько скрашивая веселым пламенем и жаром удручающую убогость обстановки.

- Если бы не ваше предложение заказать горячего вина, я бы ни за что не вышла из кареты, - посетовала графиня, озираясь по сторонам и раздумывая над тем, следует ли снять перчатки или же риск запачкать руки о стол и посуду не оправдывает соблюдения приличий. - На самом деле, у нас с собой достаточно еды, чтобы не тратить время на остановки в пути. Разумеется, она рассчитана на двух дам, не страдающих львиным аппетитом...

Львиным...
Голос ее дрогнул и затих. Олимпия подошла к камину и протянула руки к огню, повернувшись к дю Плесси спиной.