Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5


Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5

Сообщений 21 страница 40 из 94

1

04.04.1661

    Ференц Ракоши пишет:

     цитата:
   

По всему периметру окна второго этажа дворца украшал широкий выступ карниза, именно им и следовало бы воспользоваться, чтобы добраться до следующего окна, а вот там можно было ухватиться за заросли плюща, так кстати оставленного именно в том месте.

http://img-fotki.yandex.ru/get/64120/56879152.461/0_119f36_970e9e76_orig

21

Отправлено: 08.08.16 23:53. Заголовок: // Лес Фонтенбло // ..

// Лес Фонтенбло //
04.04.1661, после полудня.

Отказавшись от щедрого предложения мушкетеров распить пару бутылочек из запасов анжуйского, д'Эрланже поспешил по парковой аллее к министерскому крылу дворца. Лошадь под ним была уже изрядно вымотана бешенной скачкой по лесу в тщетной попытке угнаться за призраками так и не встреченных ими разбойников. Кто напал на княжеский обоз и почему, выяснять приходилось лишь со слов самих мадьяр. Но и то было крайне затруднительно, поскольку кроме кавалеров из свиты князя Ракоши, остальные мадьяры напрочь не говорили даже на хоть сколько-нибудь понятном французском. Жестикуляция и громкие гортанные ругательства - вот и все, чем они владели и с их помощью пытались донести до помощника префекта незамысловатую историю о том, как на них напали несколько человек, спрятавшихся среди деревьев в засаде.

Досадовать на несговорчивость мадьяр приходилось уже на пути ко дворцу. Анри Жискар соскочил с лошади и, пошатываясь от усталости, пошел пешком по гравиевой дорожке через двор министерского крыла. У самого крыльца его встретили караульные.

- Господа, будьте любезны позаботиться о моем скакуне, пока я пришлю слугу, - попросил шевалье, передав повод мушкетеру.

Голова кружилась от холодного ветра, который успел разгуляться на пустыре, лежавшем между лесом Фонтенбло и Объездной дорогой. Д'Эрланже с сомнением посмотрел наверх в сторону третьего этажа, где в гостевых покоях располагалась его комната. Переодеться и освежиться, разве не следовало подумать об этом прежде, чем являться с докладом к господину префекту? Но, он прекрасно знал, чем чревато оказаться в маленькой уютной комнатке после целого утра, проведенного на ногах и в седле - присесть на кровать, чтобы снять перчатки, перевязь со шпагой и жилет... а дальше его щека окажется на подушке, ноги сами собой вытянутся вдоль, даже не избавившись от туфель... он заснет крепчайшим сном и дай бог, чтобы воспоминания о лихой погоне не выветрились из его головы как сон.

- А! Вот где Вы, шевалье! -
радостный возглас заставил д'Эрланже тут же позабыть об искушениях.

Он решительно развернулся и направился по галерее к дверям в Канцелярию.

- Месье Дезуш! Я рад видеть Вас, дружище! Какие новости?

- О, не спрашивайте, шевалье, - пробасил швейцарец и кисло ухмыльнулся, - Господин префект зол как тысяча чертей, разваливших мост Сент-Готарда. Он рвет и мечет. Если у Вас нет новостей вроде тех, что пойман убийца карликов, королевского врача и того несчастного шевалье, что служил в свите королевы, то лучше не являйтесь пред его очи. Впрочем, хилая новостишка о воре, похитившем драгоценности королевы, тоже подойдет, - прибавил он, снова ухмыльнувшись, и приложил палец к губам, - Слышите? - прошептал он.

- Что? - не понял Анри Жискар и прислушался к воцарившейся в приемной канцелярии тишине.

- То то же. Он там рвал и метал добрых два часа. Разнос устроил такой, что и пылинки на месте не оставил. Половина агентов понижены в ранге. Писарей всех на конюшни сослать грозился. Только сейчас упокоился душой.

- Успокоился, - поправил его шевалье, не желая допускать даже в шутку мысль о том, что господина префекта хватил удар и он упокоился навеки, - А что случилось то?

- Да подозрение у него, что цыгане во дворце прячутся. Их искали уже третий день. Вбил себе в голову, - Дезуш доверительно посмотрел в глаза шевалье и прошептал, - Если бы я не знал господина Ла Рейни, то решил бы, что он того... умом тронулся. Но, мудрено ли, при таком-то давлении. Ему и кражи, и убийства... и цыган этих искать.

- Да ну, - Анри Жискар махнул рукой и направился к двери, - Сейчас все узнаем. А то, что в бешенстве, так видели б Вы князя Ракоши и графа д'Артаньяна. Они вне себя от ярости.

- О как! - ответил Дезуш и как-то особенно усмехнулся себе в бороду, видимо, посочувствовав неугомонному мадьярскому князю, от души, конечно же, не со зла.

Д'Эрланже оставил сержанта в галерее и вошел в приемную Канцелярии. Марвель с побелевшим лицом подскочил из-за стола и подбежал к нему, словно увидел за спиной шевалье крылья самого архангела.

- Шевалье! Скажите, что хоть у Вас есть хорошие вести? -
тревожным шепотом проговорил он и покосился на неплотно прикрытую дверь в кабинет префекта, все еще хранившую на себе следы взлома.

22

Отправлено: 10.08.16 00:29. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги. 3 //

Захлопнуть дверь в кабинет Никола Габриэлю удалось только с третьей попытки. Да и то, сквозь щель, зиявшую на месте сложного металлического замка, который был разнесен в щепки выстрелом из швейцарской аркебузы, до его слуха доносился громкий скрип перьев и шелест переворачиваемых листов - в канцелярии кипела работа писарей, поспешно записывавших отданные префектом распоряжения, чтобы успеть разослать их с нарочными не позднее чем через час.

- Я знал, я так и знал, что эти крысы все время прятались у нас под носом! - продолжал твердить Ла Рейни, ударяя ладонью о стол после каждого слова, - Нет, но какая наглость! Какая дерзость, господа хорошие!

Постепенно сила легких начала изменять раздосадованному новой неудачей префекту и его голос становился все тише, пока не сошел на сокрушенный шепот отчаявшегося человека.

- Что делать? Упустили, упустили же, голубчики! - простонал он, дрожащей рукой наливая воду в стакан, - И ведь наверняка предупредить успеют подельников на Большой дороге. А иначе зачем они здесь? А я то... а Дезуш! О, силы Небесные! Да за что, за что мне эти придворные дрязги с турками, когда у меня и без них забот полон рот!

Дверь тревожно застонала и послышался шорох крадущихся шагов.

- Марвель, если у Вас нет никаких известий, прочь! - резким тоном выкрикнул Никола Габриэль и тут же зашелся кашлем, поперхнувшись водой, - ДЭрланже? А Вы то, сударь любезный, где болтаетесь? Ваш титул и положение, сударь, обязывают Вас, а не дают привилегии. Или мне следует напомнить Вам о том, что Вам надлежит делать при дворе?

Уверенная осанка молодого человека и чертовщинка в прищуре заставили префекта сменить гнев если не на милость, то на любопытство. Он помахал рукой, приглашая шевалье войти и тут же зыркнул на топтавшегося за спиной дЭрланже секретаря:

- А Вы, господин Марвель, ступайте! Прочь, прочь, пока я Вас самого... на кухню! Нет, в придорожный трактир не сослал соглядатаем на низшем жаловании!

Дверь снова скрипнула и гулко затряслась после попытки Марвеля закрыть ее. Наконец, этот противный скрежещущий звук стих и Ла Рейни со вздохом опустился в свое кресло.

- Ну-с, молодой человек, докладывайте. Ведь не явились же Вы ко мне с пустыми руками? И да, записка, которую Вы мне с мушкетером прислали. Где же она? А, нашел! - Ла Рейни вынул из кармана скомканную бумаженцию, небрежно развернул ее и положил на стол, - Да уж докладывайте сразу обо всем. Что еще стряслось в Фонтенбло, о чем я не ведаю? М? Есть у Вас, чем подивить меня, сударь мой? Выкладывайте, чем закончилась эта охота на лис, а расскажу Вам про охоту на крыс здесь во дворце.

23

Отправлено: 10.08.16 23:51. Заголовок: - И Вам доброго полу..

- И Вам доброго полудня, милейший господин префект, - вертелось на языке Мотылька и он прищурил зеленые глаза, чтобы не выдать усмешку, плясавшую в них. Вслух же он позволил себе лишь сухое и ничего не значившее приветствие.

- Я к Вашим услугам, господин префект, -
он низко склонил голову, встряхнув вихрами и зажал шляпу под мышкой, - Я и в самом деле не с пустыми руками явился.

Он проследил за движениями Ла Рейни, нервно расправившего посланную им записку, словно пытался угадать, с какого именно приключения начать рассказ.

- Начну с того, что этим утром я имел честь познакомиться ближе с крон-принцем Венгрии. Его Высочество прогуливался в парке, а точнее, упражнялся в стрельбе из лука.

Тут Анри Жискар слукавил, ни словом не обмолвившись о том, что чуть было не рассекретил себя, показав слишком хорошее владение луком.

- Я даже принял вызов князя и сделал пару выстрелов. На удачу. Но, к делу. Вместе с князем там был некий граф Мольнар. Я случайно узнал о том, что граф только что прибыл из Парижа. Он сопровождал обоз, который был отправлен для Ракоши из Трансильвании. Этот обоз, - шевалье заметил характерное постукивание пальцев префекта по столу и понял, что тому не терпелось перейти к сути, - Обоз был нагружен ценностями и деньгами на содержание княжеской свиты во Франции. Так вот, на этот обоз было совершено нападение. Буду краток, - учащенная дробь заставила шевалье перейти к главному, минуя рассказ о прибытии княжеского гайдука и красочное описание ярости самого князя, - Князь Ракоши хотел тотчас же броситься в погоню за бандитами, напавшими на его людей. Но, его перехватил лейтенант д'Артаньян. Он то и убедил князя взять с собой подмогу из мушкетеров и напасть на логово бандитов с двух флангов. И я решил, что будет лучше, если я буду Вашими глазами и ушами при этом мероприятии, - завершил свой рассказ д'Эрланже, скромно опустив подробности о том, что его участие в скоропалительной кампании мушкетеров и мадьяр было куда более деятельным, а план захвата бандитского логова на болотах почти целиком был его затеей.

Он помолчал с минуту, ожидая, скажет ли Ла Рейни что-нибудь, а потом снова заговорил с уже меньшей долей уверенности. Да и в чем ему быть уверенным, если его же план потерпел провал. Более того, не поддержи он тогда на дороге лейтенанта мушкетеров, у князя Ракоши был бы шанс захватить негодяев врасплох.

- И как итог. Я должен доложить Вам, господин префект, что эта вылазка, хоть и тщательно и детально спланированная, потерпела полный провал. Мы прибыли в опустевший лагерь. Они все сбежали еще до нашего приезда. Как будто ожидали нас. Или... может быть их кто-то предупредил? Но, господин префект, я отправил к Вам записку с мушкетером. Право же, я полагал, что могу доверять людям короля. Больше никто кроме них не знал о намерениях лейтенанта и князя.

24

Отправлено: 13.08.16 23:11. Заголовок: - Ах вот как, ну-те ..

- Ах вот как, ну-те с, ну-те с, - приговаривал Никола Габриэль, слушая своего помощника, - А вот это Вы зря. Совершенно зря и напрасно. Незачем Вам выдавать свои навыки в стрельбе из лука. А ну как крон-принц заподозрит неладное? Мы конечно же предупреждали его, что будем интересоваться его житьем в Париже. С соизволения кардинала, - быстро перекрестившись, Ла Рейни помянул святого Николя и святого Габриэля, чтобы хранили душу его покойного благодетеля, - И все же, и все же, Его Высочеству вовсе нет надобности знать о том, что мы следили за ним настолько близко. Вам еще может понадобиться этот маскарад, шевалье. Мало ли, что еще затеют эти любители высокой словесности в Париже. Кстати, тот вечер, как Вы сказали, окончился весьма странно, да? Исчезли несколько масок и в том числе и этот мадьярский крон-принц. Да-с... но то могло быть дело молодое. Как знать, может быть они и вовсе не исчезали, м? Но, к делу, к делу.

Он нетерпеливо забарабанил кончиками пальцев по столу, отбивая такт пехотного марша. Иногда он морщился и ворчал что-то нечленораздельное, а иной раз, когда рассказ касался лейтенанта мушкетеров, Ла Рейни издавал фразу вроде "А ведь как знал", произнося ее с некоторым удовольствием.

- Итог неутешительный, н-да с, сударик мой, - проговорил он и поднялся из-за стола, - Эти шельмы, скрывавшиеся во дворце под видом служанок, наверняка это они предупредили бандитов в лесу.

По лицу дЭрланже было видно все его недоумение, так что, Ла Рейни даже не рассердился по своему обыкновению, а с видом превосходства скрестил руки на груди и поведал молодому человеку секрет Полишенеля:

- Голубиная почта, сударик мой. Вот как оно все обстоит. Послали голубку. Та брысь к Барбизону. А оттуда конного. И что же, пока вы с господами мадьярами и мушкетерами разрабатывали гениальный план охоты на лис, эти самые лисы оставили вас всех с носом. То то же!

Он походил по кабинету. Остановился, посмотрел в глаза шевалье и как-то вяло опустил голову и руки.

- Впрочем, они и меня с носом оставили. Ни следа этих цыганок. Напрочь. Перетряхнули все котлы в кухнях - как сквозь землю пропали.

- Господин префект, к Вам с сообщением, - в дверях появилась всклоченная шевелюра Марвеля, а потом и само его лицо, - Герцог де Руже велели прислать в Канцелярию некоего Жеди. Обвиняемый в кражах драгоценностей в покоях Мадам. И еще они велели сказать, что Вас возможно вызовет Его Величество.

- Генерал де Руже здесь? Уже? А как же...

- И маршал дю Плесси-Бельер. Оба здесь. Прибыли вместе с эскортом гвардейцев швейцарской сотни капитана де Варда.

- А как же мушкетеры? За ними же посылали. Ладно ладно, догадки я и сам умею строить. Оставьте этого Жеди в подвале. Да смотрите мне, чтобы в этот раз никакая крыса не прошмыгнула рядом! Шевалье, идемте.

Схватив со стола шляпу из черного фетра, Ла Рейни поспешил к дверям, бормоча про себя ругательства в адрес тех, кто сообщает о том, что "возможно он понадобится Его Величеству" - "А где, когда? Нет, решительно, это полный бардак с докладами."

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 3 //

25

Отправлено: 28.10.16 02:16. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 2 //

По мере продвижения по коридорам, можно было наблюдать весьма занятные картины из дворцовой жизни, если можно так сказать, с изнанки. Ласлов замечал все и до всего ему было дело. Здесь любопытство соперничало с практическим интересом получше разузнать все о жизни королевского двора и хоть мало-мальски начать разбираться в лабиринте коридоров и галерей этого огромного дворца. Он видел сновавших из комнаты в комнату слуг - одни были в ливреях синего с серебряным цветов, другие в красных, были также слуги одетые во все черное, а были и такие расфранченные, что в пору было представить себе их хозяев - эдаких блюстителей последних веяний моды. Примечательно было и то, что в двери со скромными надписями "Дюфре" или "Россильон" входила наиболее роскошно одетая прислуга, тогда как из комнаты, на двери которой красовалась надпись "Для маркизы де Руже дю Плесси-Бельер", вышла скромно одетая служанка в сопровождении пожилого мужчины в строгом сером камзоле.

- Интересно, а эти в синих ливреях, то были чьи слуги? - не удержался от вопроса Ласлов, уловив насмешливый взгляд Бонтан.

- Вестимо, чьи, - фыркнула старшая камеристка свиты Ее Высочества, - Это все прислуга Королевского дома. Они прислуживают и тем, кто состоит в личной свите короля. А вот тот, да да, с этими нелепыми ленточками в кудрях, похожий на левретку, - он указала глазами на худощавого высокого юнца, спешившего по коридору, держа обеими руками пресс с раскаленными углями, - Это камердинер маркиза де Шале.

Пропустив мимо ушей дальнейшие рассуждения достойной девицы о манерах некоторых господ, наследуемых их прислугой, Ласлов сделал для себя должный вывод - не всех в королевском дворце можно было встретить по одежке, но в то же время именно костюм и умение поразить впечатление двора, играли важную роль.

- Постойте, а это куда мы сейчас? -
заволновался он, когда они в очередной раз свернули из оживленной галереи в пустынный зал и прошли через целую анфиладу коридоров и комнат, видимо, никем не занятых.

- Это мы идем по внутренним покоям, месье. Здесь ходит только прислуга, а сейчас все заняты приготовлениями к обеду, вот никого и не видно.

- Внутренние покои? Чьи же?

Но, на сей вопрос мадемуазель Бонтан то ли не пожелала отвечать, то ли не успела - они снова свернули и прошли через большую приемную, где сразу же оказались на виду у целой толпы любопытствующих провинциалов, бесцельно слонявшихся в ожидании больших событий дня - выхода королевской семьи к обеду и последующему приему иноземных послов.

- О, а это местечко мне уже знакомо! -
радостно воскликнул Ласлов, не обращая внимания на грозное шиканье Бонтан.

- Тише Вы, сударь. А то ж срам какой, будто бы Вы впервые при дворе, право слово. Вон через ту галерею пройдем и в Канцелярии будем. Там то Вы небось тоже бывали?

- И не раз, ей-богу, - с особенным смыслом ответил Ласлов и подмигнул приунывшей Лизон, едва поспевавшей за ними, - И каждый раз выходил оттуда жив и здоров. Не вешайте нос, красавица, и в этот раз обойдется.

- Не обещайте девушке то, за что сами не в ответе, сударь, - тихо шепнула мадемуазель Бонтан, потянув Ласлова за рукав, - Ей то придется отвечать за навет на месье Жеди. А господин префект, ох, как не любит лжесвидетельства...  того, которого сам не заказывал, уж точно.

Ласлов посуровел лицом и без улыбки заглянул сверху вниз в глаза Жанны Бонтан. О чем таком она хотела сказать ему? Ла Рейни не брезговал лжесвидетелями, так что ли? А если он и на князя поклеп возвести хотел, да они вместо того, чтобы разбирательств судейских дожидаться, сбежали из-под стражи?

- Каналья, - только и процедил сквозь зубы мадьяр и с силой рванул на себя дверь, возле которой стояли два угрюмых швейцарца, и не думавших отворять ее перед невесть кем.

- А ну, живо доложить префекту! - выкрикнул Ласлов, окинув грозным взором встрепенувшихся за своими столами канцелярских секретарей и писарей, - Сам князь Ракоши здесь! По срочному делу.

- Никак за ущерб возместить собрались? - послышался насмешливый голос одного из клерков, но, заметив на себе тяжелый взгляд мадьяра, он тут же вжал голову в плечи и спрятался за стопкой бумаг.

- Я сказал, сейчас же! - рявкнул шевалье, подбодренный ухмылкой мадемуазель Бонтан, и подмигнул испуганно озиравшейся по сторонам Лизон, - Князь не любит ждать.

26

Отправлено: 29.10.16 00:18. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 2 //

Ему даже не удалось спросить де Монтале, получила ли она его цветы! От досады Ференц был готов обрычать каждый встреченный ими караул, будто именно по их вине ему приходилось решать дело без вины арестованного камердинера Виллеруа. Ну да - ведь в противном случае маркиз не обратился бы за помощью к Оре, а та в свою очередь не попросила бы его. На этой мысли князь тепло улыбнулся, отчего следовавшие навстречу к ним дамы зарделись девичьим румянцем и присели в глубоких реверансах, приветствуя трансильванского кузена Его Величества. И все-таки, было в этом деле кое-что полезное и для него - ведь это Ора попросила его помочь! Подумав о том, что у него еще будет возможность в красках расписать, как он заставит префекта подписать отпускную для камердинера юного маркиза, Ференц просиял улыбкой и даже взмахнул шляпой, даже не услышав за своей спиной шепот не в меру впечатлительных особ из свиты Ее Величества.

Пока Ласлову было дело до всего, что попадало в поле его зрения, князь весь остаток пути был поглощен раздумьями о несовместимых казалось бы совпадениях. То немногое, что ему удалось узнать о нападении на обоз, никак не вязалось с последними событиями. Никто, кроме прибывшего утром графа Мольнара не знал о маршруте его обоза. Да и время можно было рассчитать лишь предположительно, тогда как, судя по рассказам, напавшие на обоз грабители поджидали в засаде, словно ждали их точно минута в минуту. Не увязывались с этой картиной и тела убитых разбойников, найденные на месте стычки. Для человека, привычного к войне, каким был начальник его охраны, граф Вереш те трупы сразу показались подозрительными. Да он так и сказал ведь - это не мадьярские сабли, указав на раны на теле одного из убитых. Кто и зачем подбросил эти тела? И отчего на месте явного преступления против принца крови не было ни одного человека из проклятой Канцелярии?

- Канальи, право слово, -
повторил князь, услышав в этой реплике Ласлова отголосок собственных мыслей. Что-то такое эта сестра королевского камердинера сказала о лжесвидетелях, которых не заказывал префект, что задело князя за живое - а ведь и в обвинении, которое префект намеревался выдвинуть против него и Ласлова, тоже фигурировали свидетели. Так значит, господин Ла Рейни не чурался обходных маневров там, где его короткопалые ручонки не доставали до настоящих улик?

Стремительность, с которой Ласлов ворвался в королевскую Канцелярию, произвела эффект разорвавшейся бомбы среди конторских крыс. Князь с нескрываемой насмешкой смотрел на то, как все эти секретари и писари попрятались за своими столами, не решаясь и нос высунуть из-за вороха бумаг, чтобы не попасть под мадьярскую руку. О да, с тем, на что были способны сам князь и его люди, они уже имели возможность познакомиться тем же утром.

- Идем, Ласлов. Черт возьми, я не намерен ждать дольше!

- Но, господа, - Ференц с удивлением воззрился на возникшего из ниоткуда щуплого секретаря, всюду сновавшего за Ла Рейни словно был его личной тенью.

- Что, господа? - сурово осадил его князь и продолжил свой путь к дверям кабинета, - Уж не хотите ли Вы снова задержать нас в карцере, месье Марвель?

- Никак нет, господа, но ей-богу, нельзя врываться вот так. Без докладу. Господин префект не один, в конце-то концов!

Остановившись прямо перед носом Марвеля, князь потянул его к себе за фалды камзола и посмотрел в упор сквозь мутные стекла очков, криво нацепленных на нос.

- Не один? - с улыбкой переспросил он и на секунду в васильковых глазах показалась почти доброжелательная и понимающая улыбка, - Должно быть господин префект обедает с дамой?

- Ну... нет, не обедает, - не видя, в чем подвох, промямлил Марвель, снимая запотевшие очки, - Господин префект беседует. Не с дамой. Но...

- Значит, не с дамой? -
отодвинув Марвеля в сторону, Ференц обернулся к стоявшим на пороге канцелярии мадемуазель Бонтан и Лизон, - Сударыни, нас примут сейчас же. Идемте.

Ласлов уже распахнул дверь, на удивление с легкостью поддавшуюся его руке. Еще бы, ведь если присмотреться, то на месте замочной скважины зияла дыра с кулак величиной. По-видимому, хваленой швейцарской гвардии оказалось не по силам взломать замок простым уличным способом и они пустили в ход свои мушкеты.

- Прошу, сударыни. Впрочем, позвольте, я войду мертвым, -
произнес Ференц и вошел в кабинет Ла Рейни с таким видом, будто бы шел к управляющему своих трансильванских поместий - за отчетом.

- А, это Вы, господин де Бриенн! -
князь приподнял шляпу перед графом, отдавая честь ему, как одному из советников короля, - Доброго Вам дня. Боюсь, что я вынужден прервать Вашу беседу. У нас очень спешное дело к господину Ла Рейни.

Префекту был адресован короткий кивок, но более пристальный и суровый взгляд.

- Пожалуй, мы уже закончили, - проговорил граф, поспешив подняться перед появившимся без объявлений принцем крови, - Я передал Вам эти полномочия и приказ, господин префект. И помните, Его Величество и лично я ждем результатов этого дознания. Как можно скорее. Всего доброго господа, сударыни.

Сказав это, де Бриенн подхватил лежавшую на столе шляпу и попятился к дверям, в которые уже просунули свои головы несколько сгоравших от любопытства писарей. При этом самого Марвеля оттеснили далеко назад, так что при всем желании бедняга не имел никакой возможности доложить о возвращении грозных мадьяр.

27

Отправлено: 30.10.16 19:52. Заголовок: Встреча с графом де ..

Встреча с графом де Бриенном была весьма своевременной, если не сказать больше. Граф застал префекта полиции обхватившим голову обеими руками в том отрешенном состоянии, когда со стороны человек может показаться потерявшим рассудок. Запутавшись окончательно в сплетениях нитей разных преступлений, совершенных в последние дни, Никола Габриэль и впрямь был близок к помешательству. И все-таки, лучик надежды дал первый проблеск в череде мрачных событий - хотя бы ему дали полномочия расследовать убийство турка или того, кто пытался представить себя за него.

- Что ни день, то маскерад, - пробубнил Ла Рейни себе под нос, когда из-за неплотно запертой двери послышались крики и возня, - В моей приемной череcчур много народу. Вот отправлю половину соглядатаями с понижением жалованья, - добавил он и выкрикнул в сторону двери, - Что там за шум? Марвель!

Ответом ему послужило появление на пороге мадьярского князя в сопровождении двух особ женского полу, в одной из которых Ла Рейни тут же признал недавнюю свидетельницу, помогшую ему отправить за решетку неудачливого воришку.

- Сударыни, прошу подождать, -
резким тоном приказал префект, но не успел и слова сказать князю, как тот сам начал распоряжаться в его кабинете, словно это было его собственной вотчиной, - Князь, я бы попросил... я требую, Ваше Высочество!

Ошеломленный тем, что сам де Бриенн безропотно подчинился требованию князя, Ла Рейни откинулся на спинку стула и пошарил рукой в ящике стола, ища коробочку с жевательным табаком. Верное средство от нервов, так уверял его аптекарь с улицы Медников месье Жаколеон.

- Я Вас слушаю, - заговорил Ла Рейни после того, как граф де Бриенн покинул его кабинет, унеся с собой черный кожаный портфель, пополнившийся кое-какими документами из досье, собранного агентами префекта на одного из бывших дипломатов на службе Его Величества.

- Лизон? Не так ли? Кажется, с Вами, голубушка, мы уже имели случай беседовать. Мадемуазель Бонтан, Вы принесли опись пропавших драгоценностей, как я просил? Нет? Так что же тогда? Князь, я прошу Вас, соблаговолите сесть и объяснить мне цель Вашего прихода. Право же, мне весьма нелестно чувствовать себя так, словно я в каком-то кабаке, куда всякий может врываться, когда ему вздумается, - это замечание сорвалось с губ Никола Габриэля против его намерения держаться предельно вежливо с королевским кузеном, когда в его кабинет ворвался черноволосый мадьяр, - Сударь, я бы попросил Вас впредь воздержаться от ношения в королевском дворце такого внушительного арсенала. Вряд ли все эти пистолеты и ножи могут понадобиться Вам. Даже за столом.

Ла Рейни выбрал щепотку измельченной травы, пахучей настолько, что он тут же зашелся чихом, сунул ее за щеку и медленно откинулся на спинку стула.

- Итак, Ваше Высочество, в чем же, собственно, Ваше дело ко мне? Надеюсь, у Ваших гайдуков не украли что-нибудь ценное?

28

Отправлено: 01.11.16 23:36. Заголовок: - Желаю Вам всего на..

- Желаю Вам всего наилучшего, дорогой граф!

Князь отсалютовал вослед удалявшемуся де Бриенну собольей шапкой и с преувеличенной любезностью улыбнулся префекту.

- Вы слушаете внимательно, дорогой месье? -
спросил он с видом заядлого охотника, намеревающегося рассказать очередную байку о подстреленном им олене трехлетке.

Вопрос префекта, сделанный с таким снисходительным видом, будто бы князю сделали одолжение, едва не обратил во прах все усилия сдерживать свое желание хорошенько вздуть этого напыщенного коротышку. Ференц встряхнул головой и до хруста сжал рукоять хлыста, который он машинально вытащил из-за пояса.

- Вам должно быть уже доложили о том, что на мой обоз было совершено нападение, месье. Знаете ли Вы, во сколько мне это обошлось? Лучше бы не знали. Хотя, уж поверьте моему слову, спокойно спать Вам не придется, пока все украденное не будет возвращено мне до последнего динара.

- Вообще-то, месье префект, я пришла вместе с князем,
-
вставила свое слово мадемуазель Бонтан, которой потребовалось все ее мужество, чтобы заговорить в Канцелярии в полный голос, - Да, месье. Я привела Лизон, чтобы она дала показания. Это касательно краж в комнатах юных барышень из свиты Мадам.

Ференц вежливо кивнул ей и Лизон и радушным жестом указал на стулья перед канцелярским столом, словно он являлся полновластным хозяином кабинета. Затем он запрыгнул на край стола и расположился прямо на груде бумаг, упершись на них локтем.

- Итак, дорогой мой Ла Рейни, - в синих глазах трансильванского князя блеснул огонек скрытой угрозы, - Я не стану поминать Вам прошлых ошибок. Пока что. И все, что касается нападения на мой обоз, отложим покуда, - он обратил красноречивый взгляд в сторону покосившейся двери, - Займемся другой Вашей ошибкой. Полагаю, что тут чистой воды недоразумение и оно будет исправлено сейчас же.

- Речь идет о месье Жеди, -
снова заговорила мадемуазель Бонтан, к которой вернулась ее обычная уверенность при виде того, как мадьярский князь обращался с самим префектом полиции - знать, важная шишка этот князь и впрямь кузеном королю приходился, раз так запросто щекотал нервы Ла Рейни в его же собственном кабинете.

- Сейчас придет маркиз де Виллеруа, или мне следует называть его теперь лейтенантом? Ну да, месье лейтенант отправился за недостающими уликами по этому делу. А я пришел для того, чтобы устроить очную ставку подозреваемого и тех, кто его видел в ту роковую ночь. Ласлов! - Ференц обернулся к другу, - Вы же видели того негодяя, не так ли, шевалье? И сможете опознать его. Если это он. Не так ли? И Вы, сударыня, тоже?

- Да... месье, - выдавила из себя Лизон, - Да, смогу, - согласно закивала она головой, получив сильный тычок в бок от мадемуазель Бонтан.

- Ну вот и славно. А теперь, месье Ла Рейни, пошлите за заключенным, -
отдал приказ Ракоши, не меняя вальяжную позу на столе префекта, - Только не вздумайте беспокоить господ гвардейцев.

29

Отправлено: 08.11.16 22:18. Заголовок: - Чем Вам не по нрав..

- Чем Вам не по нраву мои пистолеты, месье? - вскинулся Ласлов на префекта, не знавшего ни манер, ни уважения к особе королевской крови, почтившей его визитом.

- Полно Вам, сударь, -
шепнула ему Лизон, опасливо тронув разгневанного шевалье за рукав, и тут же обратилась к Ла Рейни, - Месье префект, мы по делу о драгоценностях к Вам пришли. Вот и князь с нами. И этот шевалье.

Ласлов вызывающе вскинул голову и смерил префекта с ног до головы негодующим взглядом.

- Арсенал, скажете тоже, - чуть остыв буркнул он, позволив князю изложить суть дела. Он выдержал всего пять минут без движения, пока князь растолковывал Ла Рейни, в чем именно тот ошибся, но как только речь зашла о нем самом, тут же подскочил к столу с противоположной стороны и навис всем корпусом над лицом префекта, вынуждая того вжаться в свое кресло еще глубже.

- Голландский? -
спросил он вдруг, учуяв неприятный вызывающий щекотку в носу запах табака, - Вот гадость то, а... и с какого черта только носить эту мерзость. А я то думал, чем это так в павильоне пахло... - сказал он, поморщив нос, - Это Вас господин Фуке снабжает зельем адским?

Не расслышав предупреждающее шиканье старшей камеристки, Ласлов от души хлопнул префекта по плечам и оставил в покое.

- Ну так что, мне пригласить сюда месье Жеди? - спросил он, пройдясь к двери такой хозяйской походкой, словно это он, а не Ла Рейни занимал пост начальника Королевской Канцелярии.

- Эй, а ну, кто-нибудь попроворнее, сюда, живо! -
выкрикнул Ласлов, высунувшись в приемную.

- Чего... что изволите приказать, месье префект? - спросил, запинаясь от волнения секретарь, короткими шажками прокравшись к самой двери, - Я сейчас же пошлю, если надо. За кем?

- Вестимо, за господином Жеди, - ответил вместо префекта Ласлов и тут же выпроводил секретаря прочь из кабинета, - И немедленно. Сейчас же. Сию же минуту. Одна нога здесь, другая там! - прикрикнул он для пущей острастки, - Живо! Князь не любит ждать.

Закрыв за Марвелем дверь, Ласлов стряхнул ладони и поморщился, ожидая подкативший к носу чих. Отчихавшись так, что несчастная дверь содрогнулась на своих хлипких петлях, он глянул на Ла Рейни и снова поморщился.

- Ух, и гадость же! Право слово, я бы с месье Фуке втрое больше против того, что заплатил за нее, стребовал. Да от Вас же за милю теперь нести будет, сударь.

30

Отправлено: 13.11.16 00:09. Заголовок: // Фонтенбло. Казарм..

// Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 6 //

Франсуа-Анри тонко улыбнулся в ответ на ворчание лейтенанта, не мог же он признаться ему, что и сам видел взгляд янтарных глаз, смотревших прямо в его душу, каждый раз, стоило ему на миг отвлечься и забыться в собственных мыслях. Нет, причиной тому были не уксус и те бальзамические субстанции, которыми пропах казарменный лазарет. Виновником своих видений маршал называл себя самого и ту неистребимую привязанность в сердце, которая как магнит тянула его мысли к Ней.

"Или же в этом букетике первоцветов и впрямь затаилось колдовство какое-нибудь?" - подумал дю Плесси-Бельер, машинально прикрыв ладонью то место, где в за отворотом камзола был спрятан маленький томик с засушенными цветами, хранившимися между страницами, - "Я бы поверил даже в ворожбу, если бы все это не было со мной и прежде."

Он заметил в плеть в руках д'Артаньяна и с интересом вгляделся в нее - что угодно, лишь бы не поддаться снова видениям, которые увлекали его мысли к сладостным воспоминаниям, опасным для него и для Той, кого он не отпускал из своего сердца.

- Эта плеть похожа на ту, что князь Ракоши обычно носит при себе. Кстати, он весьма виртуозно владеет ей, как я слышал. А что, мадьяры стали завсегдатаями в казармах? - не удержался от шутливого вопроса маршал и прищурил глаза, - Надеюсь, что только в качестве гостей. Что же до мэтра Бушера, так он хорош в своем деле - штопает боевые раны ладно и надежно. А что еще потребовать от ротного фельдшера? Он же не господь бог, чтобы знать наверняка подноготную своих пациентов... особенно тех, с кого уже не спросишь никаких объяснений.

В воздухе пахло свежестью, предвещая новый дождь. Усилившийся после полудня ветер принес волну сладких цветочных ароматов из садов вместе с запахом травы и молодой листвы. Наслаждаться весенним воздухом и прогуливаться по гравиевым дорожкам огромного парка было непозволительной роскошью, но к счастью, его спутник почти все время молчал, заговорив лишь на подступах к дворцовому крыльцу.

- У меня какое-то тревожное предчувствие, маршал. Сдается мне, что мы как будто старую плиту в саду подняли и открыли настоящее змеиное гнездо на месте старой клумбы... как-то вот так. Дворец то сияет после реконструкции, но изнутри все старое.

- Предчувствие? - краем глаза Франсуа-Анри заметил приближавшегося со стороны главной аллеи суперинтенданта. Фуке шел так быстро, что то и дело срывался на бег, как будто бы бежал от преследования. Или опаздывал?

- Да, не могу не согласиться с Вами, граф. Что-то мы еще откроем... в этом старом дворце. Идемте через коридоры для прислуги, так будет скорее, - предложил он, но не ради того, чтобы выиграть время, обойдя заполненные до отказа главные галереи дворца, а потому что не хотел столкнуться лицом к лицу с Фуке.

- А теперь будьте готовы ко всему, дорогой граф. Если князь и его шевалье уже у господина префекта, то без шума это дело не обойдется.

Войдя в канцелярию, дю Плесси-Бельер обратил внимательный взгляд в сторону двери в кабинет префекта, покосившейся на верхней петле, словно ее только что выломали и вернули назад весьма неумелые руки. Все писари и секретари тщетно изображали полнейшую занятость, но по белизне листов бумаги, лежавших перед ними и по нетерпеливым любопытствующим взглядам, бросаемым ими на дверь в кабинет патрона, было ясно, что их внимание было далеко от скучных докладов и доносов на высочайшее имя.

- Значит, князь уже здесь, -
констатировал маршал и кивнул Марвелю, главному секретарю Ла Рейни, - Доложите господину префекту, месье. Мы хотим видеть его немедленно.

- Да уж сейчас же, - проговорил Марвель со странной ухмылкой, по которой дю Плесси-Бельер понял, что подобная вежливость была излишней - вряд ли после победного штурма мадьяр можно было потревожить господина префекта хоть как-нибудь, - Я доложу сей момент, господа. Присядьте, если желаете. Но, я думаю, что господин Ла Рейни примет вас незамедлительно.

- Какая похвальная отзывчивость, - обронил маршал тихим голосом и насмешливо посмотрел на оставленные Марвелем бумаги, - Впрочем, он был не слишком занят. Если только не записывал подслушиваемый разговор с мадьярами.

31

Отправлено: 14.11.16 23:50. Заголовок: Даже действие табачн..

Даже действие табачной крошки, своевременно отправленной за щеку, не помогло Никола Габриэлю сохранять хотя бы внешнее спокойствие. Да и как можно, если вчерашний арестант, с которого, к слову сказать, официально не были сняты никакие подозрения, разлегся прямо на его письменном столе и вел себя так, словно все они находились в съемной комнате на чердаке самого дешевого парижского борделя.

- Надеюсь, Вам удобно, Ваше Высочество? -
поинтересовался Ла Рейни, аккуратно вытаскивая из-по княжеского локтя бумаги с отчетами.

Он отодвинул в подальше от сапога Ракоши открытую чернильницу и ответил на вопрос мадьяра натянутой улыбкой.

- Голландский, он самый.

Рука префекта уже потянулась к колокольчику, чтобы вызвать дежурного секретаря, но неугомонный мадьяр уже сам говорил с кем-то, высунувшись за дверь в приемную

- Ну что же, дорогой князь, коль скоро Ваш дворянин взял на себя миссию передвать мои приказы, то, стало быть, мы можем перейти к другим вопросам.

Кое-что в разглагольствованиях мадьяра задело внимание Ла Рейни, более того, заставило его насторожиться и вспомнить все, что он слышал из отчетов своих людей о павильоне, принадлежавшем виконту де Во.

- Как Вы сказали, сударь? - переспросил он, нетерпеливо махнув рукой Бонтан, чтобы та подождала со своими требованиями немедленно освободить Жеди.

Он вытащил из ящика стола коробочку с жевательным табаком и положил ее на стол перед собой.

- Вы сказали, что слышали этот самый запах в павильоне месье Фуке? А позвольте узнать, когда это случилось? Уж не сегодня ли? И что же, так сильно несло? Надо же, неприятность какая... а ведь меня уверяли, мне говорили, что лучший сорт и никакого запаху... а ну-ка, принюхайтесь, будьте любезны. Этот самый? Да-с... прискорбно то как. И нынче же? То есть, вот прямо час или два назад? - тут он многозначительно посмотрел в глаза Ракоши, - Когда гвардейцы под началом одного из сержантов попытались провести досмотр в павильоне... заброшенный павильон в старом парке. Его и не посещает никто. Но, вот мне доложили... впрочем, неважно, кого там встретили. Важнее другое - кого там не застали. Вы можете сказать мне что-то определенное об этом месье?

Ошеломленный и захваченный врасплох префект парижской полиции исчез, а вместо него за огромным письменным столом восседал господин де Ла Рейни, королевский докладчик, дознаватель и главный следователь по многим чрезвычайным делам и происшествиям при королевском дворе. Он выпрямился в кресле и слегка подался вперед, уставившись в лицо черноволосого мадьяра.

- Отвечайте же, шевалье. Слышали ли Вы или нет вот этот самый запах сегодня? Да или нет?

- Месье! Господин префект! Тут к Вам еще,
-
растрепанный и взволнованный Марвель без стука вошел в приоткрытую дверь и красноречивым жестом указал на приемную, - Господин маршал дю Плесси-Бельер. И с ним лейтенант дАртаньян. Прикажете впустить и их? Или им обождать?

- Что? -
вскричал Ла Рейни, - Да тут какой-то заговор прямо. Решительно, сегодня все намерены отвлекать меня от дел. Сударыни, стойте! Не так скоро. Останьтесь и ждите. И до вас дойдет дело. Князь, шевалье, я подозреваю, что господа маршал и лейтенант королевских мушкетеров явились сюда по делу, связанному с вашим же. Марвель! Пригласите.

Пока Марвель выполнял поручение, Ла Рейни открыл коробочку с табаком, чихнул пару раз в рукав, громко высморкался в безразмерный платок и после того, затолкнул за вторую щеку еще одну порцию табаку.

- Месье маршал! Как я рад Вашему возвращению! - воскликнул он, вполне убедительно разыгрывая радушие, еще бы - ведь в присутствии французского маршала Его Высочеству придется подвинуться и даже более того, перестать разыгрывать из себя бандита с большой дороги, - Господин д'Артаньян, я предвижу, что наше дело с убитым турком продвинулось вперед. Не так ли?

32

Отправлено: 16.11.16 23:59. Заголовок: - Ну что же, дорогой..

- Ну что же, дорогой князь, коль скоро Ваш дворянин взял на себя миссию передавать мои приказы, то, стало быть, мы можем перейти к другим вопросам.

- Черт возьми, да нет ничего проще, господин Ла Рейни. Когда речь идет о правом деле, я и моя свита к услугам короля и всех, кто ему служит. Верой, - князь наклонил голову и посмотрел почти лоб в лоб в лицо префекта, - И правдой. Так что, смело полагайтесь на Ласлова. Он внесет полную ясность в это дело с кражами, ручаюсь.

Неожиданное отступление от темы их разговора едва не разозлило Ракоши, но в вопросах Ла Рейни он заметил логику, а не праздное любопытство ради того, чтобы просто отвлечь их от главного. Ференц насторожился и даже спрыгнул со стола, чтобы смотреть на Ласлова и на префекта со стороны окна.

- А что, месье префект, Вам было поручено следить за мной и моими свиданиями, - иронично приподняв бровь, спросил князь, и мельком подмигнул Ласлову, чтобы помалкивал о той, с кем он мог встречаться в павильоне Леды.

Повертев в руке тонкую перчатку, Ференц сделал вид, будто его задели расспросы префекта, что было бы вполовину правдой, окажись он действительно в павильоне и еще более правдой, если бы на месте цыганки с ним была милая его сердцу фрейлина из свиты Мадам. Но ведь речь шла о том, кого там не застали.

- А отчего Вас так заинтересовал запах табака, месье?

Ответ так и не последовал. Их прервали и на этот раз отослать секретаря прочь с приказом не беспокоить было невозможно - на пороге кабинета уже показался силуэт знакомой высокой фигуры маршала дю Плесси-Бельера. Вошедший следом за ним лейтенант мушкетеров мог и не говорить ничего о цели своего прихода - на лице гасконца было написано все, даже то, о чем пожелал бы умолчать и он сам, и маршал.

- Ну вот, нашего полку прибыло! -
веселый тон князя казалось был призван к тому, чтобы разрядить обстановку, и он действительно рассчитывал на это, - Господа, должно быть вы уже в курсе дела. Господин префект получил приказ расследовать преступления, в которых замешан некто под именем Люк Ларош. Этот негодяй похищал драгоценности из шкатулок девиц из свиты Мадам. Но по какой-то неведомой мне причине вместо того, чтобы искать именного его, господа мушкетеры, - Ференц не удержался от неодобрительного взгляда в сторону д'Артаньяна, - Решили преследовать камердинера моего друга, маркиза де Виллеруа. Мы с шевалье Ласловым и этими очаровательными дамами явились сюда, чтобы дать показания в оправдание месье Жеди. О, да вот и он сам!

Два рослых гвардейца ввели в кабинет молодого человека, руки которого были крепко связаны веревкой. В огромном кабинете префекта сделалось неимоверно тесно, а в воздухе повисло выжидательное напряжение.

- Ну, что же, Ласлов, Ваш черед. Говорите и сейчас же, этого человека Вы видели в коридоре или нет? Мадемуазель? -
в синих глазах князя появилась толика тепла, когда он обратился к перепуганной девушке, нервно сжимавшей концы косынки, повязанной на плечах, - Это Люк Ларош или нет?

- Нет, сударь... -
прошептала почти беззвучно Луизон и отвернулась от пристальных взглядов мужчин, - Мадемуазель Бонтан, я прошу Вас. Я все сказала. Это не он. Его там не было.

- На этом все, господин префект, - безапелляционно заявила кузина первого камердинера короля и посмотрела на всех присутствовавших, - Господа, если это все, то мы должны немедленно уйти. У нас целая тьма дел. Господин Жеди не мог быть там, где его якобы видели, это доказанный факт. И его там не видели, - жестко и грозно довершила она свою речь.

33

Отправлено: 17.11.16 01:11. Заголовок: И в самом деле, с че..

И в самом деле, с чего вдруг Ла Рейни прицепился к его словам? Словно бес какой вселился, подумал Ласлов, с недоброй усмешкой посмотрев на то, как Ла Рейни спешил навстречу новым визитерам.

- Господин маршал! - шевалье по-дружески приветствовал вошедших, приподняв шляпу над головой, - О, господин лейтенант! Мы сегодня видимся с Вами чаще некуда. Вот и снова мы вместе. Неужели и Вам поручили разбирательства с тем делом о кражах?

Дело с убитым турком - а вот эти слова привлекли внимание Ласлова против его же воли, но он и виду не подал, что его хоть сколько-нибудь интересовала судьба какого-то там басурмана. Тем более, что уже через минуту в кабинет ввели камердинера маркиза де Виллеруа.

- Сию минуту, князь, - с готовностью ответил Ласлов на требование князя и подошел вплотную к арестанту, - Ну вот! Что я говорил, это же не тот. Нет.

В ответе Ласлова было столько же радости, сколько и торжества, он уже видел решение вопроса как должное - камердинера Виллеруа должны отпустить и молодой маркиз конечно же расскажет Смугляночке, как бравые мадьяры отстояли его правоту. Впрочем, можно обойтись и без рассказов - ведь мадемуазель де Монтале и так все поймет.

- На этом все, господин префект, - заявила мадемуазель Бонтан, вызвав своей непримиримой жесткостью сдержанные усмешки на лицах мужчин - еще бы, ведь не каждая дама могла позволить себе командовать в присутствии маршала да еще и в обществе принца крови.

- Да, господин префект, мадемуазель права, - заступился за Бонтан Ласлов и вынул из ножен острозаточенный клинок, - Да развяжите уже руки этому малому. Он чист перед законом как свежий снег. Ну, - он кивком указал молодому человеку поднять руки и, прежде чем швейцарцы сообразили, что он вознамерился сделать, перерезал веревки на запястьях Жеди, - Вы свободны, сударь.

- Как Вы смеет? Кто этот человек? -
возмутился сержант, смешно топорща густые черные усы, единственное украшение на его грубо скроенном лице, - Да я сейчас велю и Вас вместе с этим господином! В кандалы!

- Попробуйте, - невозмутимо ответил Ласлов и ухмыльнулся, пряча в ножны кривой кинжал, - Если посмеете. Я уже сказал и повторюсь для тех, кому не понятно, я не видел этого человека в коридоре, когда подняли тревогу. Это не он.

- А Вы, Вы сами что делали там? -
вспыхнул швейцарец и посмотрел на мадемуазель Бонтан, - Вы говорили, что там никого больше не видели. Как этот господин мог не видеть этого человека?

- Очень просто, я шел мимо, - ответил Ласлов, угроза в его взгляде погасла, а улыбка сделалась невинной и наивной, как если бы он провел всю свою жизнь отшельником в монашеской келье и в тот злополучный вечер впервые вышел в свет, - Я шел от лестницы к кордегардии господ мушкетеров. Да они и сами это подтвердить. А что, в том есть какое-то преступление? Ручаюсь Вам своей честью, месье, в том коридоре я столкнулся лицом к лицу с человеком, ниже ростом этого малого. Кстати, у него были черные волосы.

- И Вы это заметили в темноте? - недоверчиво спросил швейцарец.

- Там были факелы, господин сержант, -
тоном оскорбленного достоинства возразила ему Бонтан, - Я сама разожгла светильники именно в том коридоре. И Луизон тоже видела того человека. Больше того, она знает, кто это. Ну, так ведь, Луизон?

- Так, - снова прошептала служанка и всхлипнув, закрыла лицо платком, - Это был не господин Жеди. Это был Люк Ларош. Я это знаю... знаю, потому что Люк спрашивал у меня, где чья комната. Ходил за мной по пятам, когда я прибиралась у барышень. Я же не знала. Я не знала, господин префект! - она зарыдала, зарывшись лицом в платок, и из всех последующих всхлипов можно было разобрать только трижды повторенное "я не знала".

34

Отправлено: 20.11.16 01:24. Заголовок: Радушный прием, оказ..

Радушный прием, оказанный им префектом, заставил дю Плесси-Бельера сдержанно улыбнуться. Не будь в кабинете двух воинственно настроенных мадьяр, вряд ли приход лейтенанта мушкетеров и даже собственно его самого настолько воодушевил префекта.

- Господин Ла Рейни, мне приятно, что хоть кого-то при дворе обрадовало мое возвращение, - сдержанно ответил маршал, почти не кривя душой - за то недолгое время, что он провел в Фонтенбло ему довелось вкусить весьма разнообразный прием, от сдержанного и почти холодного, до горячего в своей почти откровенной неприязни.

- Да, Вы угадали, дело с погибшим турком продвинулось. Значительно даже, - ответил дю Плесси, опередив лейтенанта, - И я боюсь, что результаты озадачат Вас, дорогой Ла Рейни.

Эффектная вступительная речь маршала была прервана из-за появления в кабинете швейцарцев, конвоировавших арестанта, того самого беднягу, которого мушкетеры лейтенанта де Ресто едва не подстрелили в парке как какого-нибудь оленя подранка.

- Ого... да я вижу, что и у Вас дела продвигаются, господа, - Франсуа-Анри не стал лукавить и скрывать свое удивление - к чему, если среди собравшихся в кабинете префекта были хорошо знакомые ему люди, перед кем ему не было нужды рисоваться и разыгрывать из себя таинственного фокусника, готового вытащить неожиданный туз из рукава.

Заговорили все разом. Затем замолчали, видимо, решившись уступить очередь в объяснениях другим. И снова заговорили, перебивая друг друга. Все то время дю Плесси-Бельер не спускал взора с лица Жеди, бледного и изможденного переживаниями настолько, что казалось еще минута и он упадет без чувств.

- А нет ли у Вас чего-нибудь... укрепляющего, дорогой месье префект? - спросил Франсуа-Анри и подошел к закрытому секретеру, вид которого намекал на наличие запертого тайника с сокровенными запасами того самого укрепляющего, к которому можно было прибегнуть в минуты особенного волнения или напротив же торжества.

- Господин маршал, да что это Вы удумали! -
не удержалась от замечания зоркая мадемуазель Бонтан, - Здесь судьба и честь человека решаются, а Вы!

- О, милая мадемуазель, я как раз и хочу, чтобы этому человеку не сделалось совсем скверно, пока мы тут решаем его судьбу. Но, смею уверить Вас, за честь его беспокоиться вовсе не стоит. Да да, господин Ла Рейни. У нас с господином лейтенантом есть неоспоримые доказательства того, что этот молодой человек не имеет никакого отношения к обвинениям, которые воздвигли против него. Правда, привлечь к ответу истинного виновника будет несколько затруднительно. Видите ли, у меня есть все основания подозревать, что он мертв. Но, конечно же, потребуется официальное опознание теми, кто его знал в лицо.

Раздался тихий вскрик и стоявшая позади Бонтан молодая женщина начала медленно оседать на пол. Кузина королевского камердинера успела подхватить ее под локоть, прежде чем мужчины опомнились от удивления, и усадила на маленькую софу, стоявшую возле окна.

- Да отворите же окно! - прикрикнула мадемуазель Бонтан на замершего у окна князя, а потом бросила недобрый взгляд в сторону маршала, - Нашли время, тоже мне... Ну же, что Вы медлите, доставайте уж это самое укрепляющее. Теперь то оно точно понадобится. Бедняжке вот-вот совсем дурно сделается.

35

Отправлено: 21.11.16 23:57. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Служебное крыло, комнаты прислуги. //

О, наконец-то первая стоящая победа! Теперь у него в руках были не просто подозрения и далеко не пустые слова о уверенности в том, что его камердинер чист перед совестью и законом. Первое серьезное дело, за которое он взялся, было доведено до победного конца, и это окрыляло юного лейтенанта настолько, что он бежал по дворцовым коридорам, едва касаясь паркета. Подлетев к лестнице, он с разбегу взлетел на широкие мраморные перила и лихо скатился вниз, огласив дворцовые своды радостным кличем и звоном шпаги, беспощадно ударявшей о витые колонны лестничной балюстрады.

- Побереглись бы, - сурово заметил один из мушкетеров, шедших следом за Виллеруа, но его товарищ весело хлопнул его по плечу и на глазах у задравших головы свидетелей этого мальчишеского разгула также лихо прокатился по перилам до второго этажа.

Победа была почти уже в руках Франсуа, но ему еще предстояло убедить префекта лично убедиться в наличии неопровержимых доказательств и улик, а затем истребовать возвращения свободы и честного имени Люку. И все-таки в сравнении с тем облегчением и радостью, которые переполняли сердце маркиза, все это казалось сущими пустяками.

- Господа, я должен немедленно увидеть месье Ла Рейни! - выпалил Франсуа, влетев в Канцелярию, тогда как охранявшие двери швейцарские гвардейцы тщетно пытались остановить следовавших за ним мушкетеров.

- Пропустите и этих тоже, - приказал секретарь префекта, выглянув из кабинета, - Что за манера, господа мушкетеры... и гвардейцы тоже... что за манера вламываться в почтенное заведение как в кабак? - приструнил он разнузданную молодежь, буквально цитируя при этом своего патрона.

- К господину префекту! Сейчас же, - пояснил цель их появления де Сент-Пьер, встав суровой тенью за спиной сиявшего победной улыбкой Виллеруа, - Мы только что нашли такие улики, что даже слепому станет ясно как днем.

- И вы тоже? - усмехнулся Марвель, распаивая двери кабинета.

Франсуа удивленно охнул, увидев переполненную до отказа комнату, уже знакомую ему по прежним визитам к Ла Рейни. На мгновение вспомнились те неловкие минуты, когда он стоял перед огромным письменным столом префекта в компании с маркизом де Курсийоном. Арест и допрос были еще свежи в памяти Виллеруа и он невольно оглянулся на сержанта де Сент-Пьера и двух мушкетеров, сопровождавших его.

- И мы, - ответил он, и горделиво вздернул подбородок, заметив своего камердинера, понуро стоявшего под пристальным вниманием собравшихся в кабинете префекта маршала, лейтенанта мушкетеров, мадьярского князя и самого префекта, - Вы уже вызвали моего камердинера? Тем лучше. Потому что сейчас вам придется освободить его, клянусь честью!

Он толкнул ногой дверь, будто наказывая ее за прежние неудобства, вызванные визитом в этот кабинет, и вошел в кабинет префекта, гремя шпагой и шпорами, как и полагалось настоящему офицеру королевской гвардии.

- Господа! Имею честь сообщить вам всем в присутствии господина Ла Рейни, что этот человек, - он указал на Люка Жеди и, подбадриваемый одобрительным взглядом мадемуазель Бонтан, продолжал с нараставшей уверенностью, - Невиновен. Найдены веские доказательства и достаточно улик, чтобы привести к ответу другого человека. Месье Ла Рейни, я прошу Вас сейчас же пройти со мной в служебное крыло, чтобы осмотреть комнату того, кто действительно виновен в кражах, совершенных в покоях Мадам.

О, вот об этой минуте торжества он непременно расскажет Оре! И во всех подробностях опишет выражение лица противного префекта, посмевшего допрашивать ее в Оружейной зале, и в красках передаст испытанный им триумф. Ведь в этом была и доля ее усилий, большая даже - подсказало сердце молодого человека, ведь Ора дала ему то, чего не доставало больше всего, уверенность в себе и веру в невиновность Люка.

36

Отправлено: 23.11.16 23:03. Заголовок: Никогда еще его каби..

Никогда еще его кабинет не был средоточием столь известных при дворе лиц, а уж от перечисления титулов особ, почтивших его своим вниманием добровольно и по собственной же инициативе затупилось бы перо любого канцелярского писаря. При появлении молодого маркиза де Виллеруа Никола Габриэль с мученическим видом возвел глаза к потолку и пробормотал, обращаясь к хлопотавшей над бесчувственной служанкой мадемуазель Бонтан:

- Да я бы и сам выпил чего покрепче, клянусь святым Николаем.

- Уж лучше обратитесь к святому Габриэлю, чтобы наставил Вас и Ваших гвардейцев, где правду искать, - без всякого сочувствия ответила ему Бонтан и сосредоточилась на шнуровке корсета Луизон.

Звонкий голос Виллеруа заглушил ее слова и, казалось, оглушил всех собравшихся. От его энтузиазма и энергии Ла Рейни почувствовал легкую дрожь в руках и то, как побежали мурашки по спине. Впрочем, это могло быть и следствием сквозняка, устроенного в комнате ради потерявшей сознание молодой женщины.

- Минуточку, месье маркиз, - едва не взвизгнул Ла Рейни, чьи нервы уже были на пределе, - Не видите, мы тут допрос учиняем. По форме.

- И с пристрастием, как же, - перебила его Бонтан, - Поспешите же, месье. Иначе Вам не доведется задать ни одного вопроса к мадемуазель. Хотя, что от нее еще нужно то? Она же все подтвердила - тот человек был не месье Жеди. Вот и господин лейтенант Вам то же толкует. Так что же Вам еще нужно? Уж не архангела Гавриила Вы ждете с вестью от небесного престола?

- Попридержите язык, сударыня, - огрызнулся Ла Рейни, выбирая из связки ключей нужный, чтобы открыть тайный шкафчик с неприкосновенным запасом крепкого арманьяка, хранившийся там на случай внезапных головных болей.

- Мне лучше, благодарю, -
прошептала Луизон, пришедшая в себя, но увидев стоявшего рядом с ней дю Плесси-Бельера, снова едва не потеряла сознание.

- Право слово... стоит ли таких волнений, - пробормотал Ла Рейни, дрожащей от нетерпения рукой открывая бутылку арманьяка, - Господа, я все принял к сведению. Прошу Вас, оставьте несчастную в покое, - это относилось скорее к маршалу, вид которого и в самом деле мог заставить любую девицу потерять дух - бледный с горящими как у одержимого глазами, он стоял над бедняжкой, склонившись к ней, - Месье маршал, Вам бы тоже не помешало. Рекомендую, кстати, вернейшее средство от всяческих волнений.

Пока швейцарцы медленно и нехотя освобождали кабинет, уступая требованиям префекта, сам он разлил драгоценное средство от головных болей в восемь маленьких кружек чеканного посеребренного олова и поднес один из них для Бонтан, а другой для едва пришедшей в себя Луизон.

- Господа, я прошу вас, - пригласил он остальных, кивнув на стоявшие на письменном столе кружки, - Думаю, что нам всем полезно немного успокоиться. Значит, этот Люк не тот Люк, - спросил он у Луизон самым отеческим тоном на который был способен, - И Вы готовы присягнуть на Библии, что ошиблись в прошлых показаниях?

- Да... - коротко ответила девица, зажмурившись от непривычки, - Я могу, сударь.

- Вот и славно. Мадемуазель Бонтан, Вы готовы поручиться за эту девицу? - уже строже спросил Ла Рейни у старшей камеристки.

Та ответила не сразу, осторожно пригубив из кружки. Она кивнула префекту, посмотрела в глаза Луизон и сделала еще один глоток, допив разом все содержимое.

- Да. Я ручаюсь за девицу Луизон, сударь. Пусть Ваш секретарь так и запишет. А теперь, если ты, милочка, сможешь идти, мы сейчас же уходим прочь. Это место не для достойных девиц, состоящих на службе Ее Высочества.

От решительности Бонтан Ла Рейни опешил было и выпрямился, по ее же примеру уперев пухлые руки в пояс. Но, не найдя, чем возразить, молча кивнул в сторону двери.

- Вы можете быть свободны, мадемуазели. Но, учтите, ваши показания могут понадобиться во время официальных слушаний! - он поднял вверх указательный палец для пущей важности этого предупреждения, хоть и не был уверен в том, что король пожелает позволить этому сомнительному делу сделаться столь уж официальным, чтобы предать его слушаниям в парламентском собрании.

- И да, месье маркиз, - обратился он к юному лейтенанту, и без арманьяка выглядевшему настолько окрыленным, словно он только что одержал победу, равную по значимости той, что Великий Конде одержал при Рокруа, - Я надеюсь, Вы оставили охрану на месте, где Вы обнаружили новые улики? Я пройду туда.

- А что же месье Жеди? - голос мадемуазель Бонтан, остановившейся в дверях кабинета, заставил Ла Рейни болезненно поморщиться, - Он невиновен, это уже доказано. Месье маркиз, прикажите своему камердинеру не стоять столбом, а проводить бедную девушку к покоям Мадам.

- Да-с, - Никола Габриэль, обхватил лоб ладонью и замахал рукой то ли Бонтан, то ли Жеди, то ли всем напастям, свалившимся на его болезную голову, - Пусть ступает... если только месье де Виллеруа не станет возражать. И да, месье маршал, что Вы только что сказали о том другом человеке? - спросил он уже чуть тише, чтобы не в меру впечатлительная девица не вздумала вновь упасть без чувств, - Это его? - он многозначительно провел рукой возле шеи, - Это был он?

37

Отправлено: 24.11.16 01:28. Заголовок: - Да отворите же окн..

- Да отворите же окно! - он был готов повторить это вслед за Жанной Бонтан, но возглас так и застыл на сухих губах, оставшись безмолвной просьбой. Дышать сделалось трудно, в горле жгло от сухости и на миг все его помыслы заключились в ясном лазоревом небе, показавшемся над крышами противоположного дворцового крыла между огромными свинцовыми облаками.

Откуда-то издалека прозвенел голос маркиза де Виллеруа. Франсуа-Анри оперся рукой о спинку софы и глубоко вдохнул, стараясь не только вслушиваться в слова Франсуа, но и вникнуть в их смысл. Ему удалось отыскать комнату Лароша и раздобыть доказательства его вины, но значило ли это, что на деле о кражах в покоях Мадам можно было поставить точку?

Густая жидкость темно-янтарного цвета медленно подплывала к его глазам. Он еще раз вдохнул и почувствовал легко узнаваемый запах арманьяка.

- Благодарю, - прошептал он, приняв кружку от Ла Рейни, - То что нужно, - проговорил он и выпил все без остатка - если средство, данное ему доктором и должно было работать, то хороший арманьяк нисколько не помешал бы, как и минута спокойствия, покуда улягутся волнение и суматоха, связанные с новыми фактами, принесенными Виллеруа. Дождавшись, когда Бонтан вывела под руку девицу Луизон из кабинета, дю Плесси медленно осел на софу и с нескрываемым облегчением откинулся на спинку. Он мог позволить себе минутную слабость, не более того. Уже через секунду взор его снова был острым и внимательным, а голос достаточно громким, чтобы его могли слышать все.

- Да, месье, мы с графом д'Артаньяном именно это и хотели поведать Вам. Думаю, что ни для кого из присутствующих не секрет, что Вы искали виновного в кражах драгоценностей. Не так ли? Значит, я могу говорить напрямик. Утром был убит некто, принятый за турка. Полагаю, все дело было в его маскараде. Турецкий халат, платок, повязанный на голову на турецкий же манер. Смуглость кожи. Все свидетельствовало о том. что это был турок. К тому же, я думаю, что именно так этот человек и хотел представить себя. Для отвода глаз.

Он глухо кашлянул в ладонь и протянул пустую кружку Ла Рейни.

- Весьма достойное средство, господин префект. Пожалуй, очень даже. Но, к делу. При осмотре тела мэтр Бушер обратил внимание на крашеные волосы этого мнимого турка. А также на то, что смуглыми являются только открытые части тела, тогда как сам человек этот обладает такой же белой кожей, как любой из нас. И к тому же, светлыми волосами. С легкой рыжиной. Это и послужило поводом думать о том, что убитым был управляющий месье суперинтенданта. Некий Виллэм, так его зовут. И все же, увы, - он кисло улыбнулся префекту и перевел взгляд на д'Артаньяна, - Нам еще предстоит найти этого Виллэма. В казарменном лазарете лежит не он. А тот самый Ларош, которого Вы ищете, господа.

Теперь дю Плесси-Бельер смотрел на князя Ракоши.

- Да, тот самый вор, кстати, который, как я думаю, попытался украсть дворцовые чертежи позавчера. Если бы Вы не помешали ему, дорогой князь, то мы были бы в куда более затруднительном положении сейчас.

Он снова умолк, проклиная отдышку, мешавшую долгой речи. Взгляды, обращенные на него, требовали немедленных ответов на еще не заданные вопросы. Да и стоило ли задавать то, что уже висело в воздухе, словно бомба, готовая разорваться.

- Да, мы поняли, что это Ларош, поскольку нашли при нем кое-какие из безделушек, украденных им. Скорее всего он намеревался купить себе место в свите посла и выскользнуть из Фонтенбло при первой же возможности. Граф подтвердит, мы отыскали драгоценностей на достаточную сумму, чтобы даже самый праведный из советников посла Фераджи предал его доверие. Представьте себе, я только что вспомнил, где именно слышал имя этого Лароша, - маршал сощурил синие глаза и посмотрел на Ла Рейни, - Вы же знаете лавку перекупщика Жозефа Феррана... или Джузеппо Феррани. Он прибыл в Париж под этим именем. Но, среди парижан он больше известен как папаша Беппо. Так вот, он как-то упоминал о человеке, приносившем ему весьма примечательные бриллианты на оценку. Если быть кратким, я думаю, что этот Ларош и раньше промышлял мелкими кражами. Наверняка в его комнате есть инструменты для переплавки ювелирных изделий. Золото он берег при себе. А от камешков избавлялся через перекупщиков, не задающих много вопросов.

38

Отправлено: 25.11.16 00:47. Заголовок: В сравнении с перепо..

В сравнении с переполохом, случившимся из-за появления в кабинете префекта Франсуа де Виллеруа, суматоха, поднятая мадьярами тем утром, казалась сущим пустяком. Пока мадемуазель Жанна Бонтан хлопотала, приводя в чувства служанку, а префект проявлял вынужденное гостеприимство, угощая нежданных гостей знаменитым арманьяком, Ференц поглядывал в окно в сторону парка и про себя посмеивался над тем, как его друзьям удалось обвести вокруг пальца самого Ла Рейни, да так, что тот ничего и не заподозрил. И ведь верно - все его вопросы относились действительно не к тому, кто на самом деле был в павильоне, а к тому неизвестному, оставившему после себя запах табака. И случилось же Ласлову сболтнуть про эту гадость, одно было точно хорошо, шевалье невольно увел подозрительность префекта далеко от той особы с которой князь якобы мог встречаться под крышей забытого всеми павильона.

Новость, принесенная Виллеруа, была вполне ожидаема и все-таки, Ференц не удержался от громкого восклицания "Виват!" прежде чем отведать вино, которым угощал их префект. Если поручение, которое им с Ласловым дала Ора де Монтале, было выполнено, то вот и предлог искать новой встречи с мадемуазель - на этот раз со счастливой вестью. Только вот примет ли она эту маленькую услугу от Ласлова и от него самого в качестве извинения за упущенное свидание в саду? Было ли легкое отчуждение в ее тоне на полном серьезе или всего лишь игрой?

Тут он почувствовал, что все взоры были обращены в его сторону и отвернулся от окна. Отвлекшись на мысли о милой Смугляночке, он и думать забыл о неразберихе в кабинете префекта.

- Да, маршал, я помню того человека, который пытался похитить чертежи. Мы столкнулись почти лицом к лицу, - ответил Ференц и тихо выдохнул, когда дю Плесси-Бельер продолжил свои рассуждения. Если никто больше не интересовался причинами, побудившими Ласлова оказаться в коридоре фрейлинских покоев, и личностью особы, с которой князь якобы виделся в павильоне, то причин для беспокойств не оставалось. Вора нашли, хоть и не в том состоянии, чтобы потребовать с него ответ, драгоценности мадемуазелей также... тут лицо князя потемнело от мысли, что среди пропаж могли быть и принадлежавшие Оре пусть и не очень дорогие, но ценные ее сердцу вещи. А если негодяй переплавил их и уничтожил фамильную реликвию дома де Монтале?

- Черт! - грозно прорычал князь, не заметив, что с силой сдавил оловянную кружку, так что остатки вина выплеснулись ему на руку, оставив темные капли на рукаве, - Вы же получили от мадемуазель Бонтан точную опись всего, что пропало? - спросил он Ла Рейни, - Я имею в виду... можно ли нам быть уверенными в том, что все краденные драгоценности будут возвращены владельцам? Какая мерзость эти кражи... я крайне возмущен. Думаю, это не может оставить равнодушным ни одного дворянина, - добавил он, чтобы не показаться слишком заинтересованным в этом деле, - Я слышал, что была кража даже в покоях самой королевы-матери, - он поставил злополучную кружку на подоконник и развел руками, - Все во дворце только и говорят об этом дерзком грабеже... мне об этом тоже донесли.

39

Отправлено: 25.11.16 01:27. Заголовок: Услыхав о парижском ..

Услыхав о парижском перекупщике краденного добра, Ласлов тихо присвистнул. А может и не очень тихо. Он тут же запрокинул голову, делая вид, что наслаждается превосходным вином до последней капли. В то же время краем глаза он следил за лицом префекта. Ему было интересно, знал ли тот о темных делишках, творившихся в парижских предместьях всего лишь в квартале от королевского дворца. А что если знал и даже более того, следил не только за обитателями Двора Чудес, но и за людьми князя, не раз появлявшимися в той части Сент-Антуанского предместья, где находились лавки ростовщиков и ювелиров. Оно конечно же, отдавать в заклад старые перстни и цепи, принадлежавшие князю и его дворянам, не было делом противозаконным. Но в глубине души Ласлов считал это недостойным дворянина и бросил бы перчатку любому, кто обмолвился хоть словом подозрения о том, что князь Ракоши был вынужден дойти до этой меры.

И кстати о подозрениях... Ласлов исподлобья посмотрел на дю Плесси-Бельера, развалившегося на софе с видом полноправного хозяина кабинета. А откуда маршалу было известно о папаше Беппо и его маленьких грешках по части перекупки вещиц сомнительного происхождения? На память шевалье пришел нелицеприятный случай, когда он в пылу праведного ли гнева или под винными парами решил вернуть фамильный перстень Ракоши, который был заложен князем под оплату долга за постой в дешевых номерах трактира у папаши Мекано. Ушлый ростовщик принял перстень как какую-нибудь завалящую безделку за ничтожную сумму, а когда явившийся к нему день спустя Ласлов потребовал вернуть перстень за те же деньги, выигранные им в честной партии в кости, цена возросла уже вдесятеро. Не опасаясь поднять на шум городскую стражу, Ласлов так сильно колотил в двери ростовщической конторы, что поднял на ноги весь квартал. И не известно, чем бы все обернулось для папаши Беппо, да и для самого мадьяра, если бы его во-время не отыскали друзья. Шерегий с Каринти силой уволокли его к нанятой карете, едва успев до прибытия городской стражи. А перстень княжеский так и остался в залоге.
http://img-fotki.yandex.ru/get/59023/56879152.4a5/0_125501_4e42bcc3_orig
- И правда, черт подери, - пробормотал Ласлов вслед за князем, но думая совершенно о другом - что еще мог знать о делах папаши Беппо маркиз дю Плесси-Бельер и можно ли полагаться на его благородство?

- А хорошо бы успеть наведаться к тому ростовщику, мой князь, - шепнул он Ференцу, - Пока туда не нагрянули эти канцелярские крысы и не забрали Ваши драгоценности вместе со всем скарбом этого скряги в качестве улик.

40

Отправлено: 27.11.16 21:12. Заголовок: // Фонтенбло. Казарм..

// Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 6 //

По наблюдениям д'Артаньяна мадьярский принц и его дворяне сделались не только завсегдатаями в казарме королевских мушкетеров, но и частыми гостями в Канцелярии. Правда, по лицу парижского префекта было видно, что с каждым визитом князя Ракоши, ему все меньше хотелось видеть Его Высочество и кого-либо из его свиты. Отстранившись от воцарившейся в кабинете суматохи, д'Артаньян молча смаковал херес и наблюдал за тем, как одно за другим у Ла Рейни пропадали все версии и доказательства. То, что казалось решенным делом, теперь же обернулось новыми загадками, а бывший подозреваемый оказался невиннее агнца. На этом моменте лейтенант отпустил веселую ухмылочку в черные усы - уж если этот малый и был виновен в чем-то, то явно во внимании не к драгоценностям фрейлин Мадам, а к их служанкам.

"Юный маркиз был замечен под окнами апартаментов Мадам, а его слуга в коридоре ее покоев. За Виллеруа приходила просить фрейлина герцогини, а за его камердинера вступилась старшая камеристка герцогини. Ну и ну. Каков господин, таков и слуга", - вспомнил д'Артаньян поговорку и с усмешкой посмотрел на молодого Виллеруа, стоявшего посреди кабинета с видом торжествующего победу полководца. Минута славного триумфа будет не раз еще повторена им, предугадывал про себя лейтенант, без какой-либо злой насмешки - молодые люди все одинаковы в своем стремлении щедро разделить лавры одержанной победы со всеми, кто им дорог. Кто же первый узнает о достижении юного лейтенанта? Наверное та хорошенькая черноглазая фрейлина, которая приходила ранним утром в казармы вместе с королевским камердинером, чтобы вызволить своего милого друга. Или его сестра? Вдовствующая маркиза Отрив не была столь же хорошо известной при дворе, как ее брат и сестра, но д'Артаньян успел заметить нежную привязанность к ней младшего брата. Так кто же первый - сестра или подруга? И снова лейтенант позволил себе усмехнуться в усы, уж ясное дело, что герой версальских приключений не побежит с рассказом о новой победе к своему батюшке - в этом сомневаться ни приходилось нисколько.

Итак, дело было решено, даже более того, ведь у префекта на руках оказались не только новые улики по делу, но и сам виновник, точнее, его труп. А это немало, если учесть, что за два предыдущих дня дело о кражах драгоценностей так и не сдвинулось с места.

И вот тут у д'Артаньяна закралось сомнение. Он прислушивался к дю Плесси-Бельеру и в свете новых размышлений все объяснения, которые излагал маршал, начали обретать для него новый смысл. Так ведь смерть Лароша вовсе не была случайностью. Это было хладнокровно спланированное убийство, и убийца - а лейтенант теперь был уверен, что это был управляющий, тот рыжий голландец, которого де Ресто поймал с поличным за попыткой кражи из гардеробной короля - хотел не только отделаться от опасного сообщника и свидетеля, но и подстроить так, чтобы убитого приняли за него.

- Черт возьми, - глухим после долгого молчания проговорил д'Артаньян и посмотрел на обернувшихся в его сторону префекта и князя Ракоши, - Так тут же все яснее ясного - этот голландец, за которым Вы гоняетесь уже который день, господин префект, это же он и есть. Убийца. Ему почти удалось сбить с толку всех нас. Если бы маршалу не вздумалось пойти освидетельствовать тело, то все мы так и решили бы, что погибший и есть этот чертов голландец. Мы бы прекратили поиски, а ему только то и надо, чтобы преспокойно улизнуть из Фонтенбло. Господин Ла Рейни, я сейчас же иду отдать приказ усилить патрули на дорогах. Но пока ему не известно о том, что здесь произошло, он не станет суетиться. Черт... Вам не нужно было отпускать этого малого. Маркиз, Вы бы пережили еще один день без Вашего камердинера?

Но, на этот счет лейтенант уже опоздал - освобожденный слуга маркиза уже вышел прочь из Канцелярии и скорее всего спешил уйти как можно дальше, чтобы ненароком не попасть под замок еще за какую-нибудь провинность.

- Маркиз, и вы все, господа, уже поздно говорить об этом, но можем ли мы положиться на то, что об этом разговоре не станет известно хотя бы до вечера? У меня есть кое-какие мысли на счет того, где искать этого управляющего. Но мы должны действовать осторожно, чтобы не спугнуть его сообщников. Господа, - он подошел к мадьярам и вытащил из-за пояса хлыст, найденный у казарм, - Это принадлежит кому-то из Ваших людей, князь, не так ли? Мы его нашли на крыльце у казарм. Кажется, кто-то обронил его утром. Держите, князь.

Отдав хлыст Ракоши, д'Артаньян прошелся по кабинету, посматривая на лица собравшихся, громко откашлялся в кулак и наконец снова заговорил.

- Так вот, господа, вы тут говорили что-то о павильоне. И, если я верно обратил внимание, а Вы, шевалье, свой отменный нюх, то в павильоне пахло табаком? Так ведь? Не обессудьте, господин префект, двери Вашего кабинета закрываются неплотно, так что мы с маршалом услышали эту часть вашей беседы с князем и шевалье. Так вот, я уверен, господа, что тот, кого все ищут, скрывался в павильоне. Наверняка там есть какая-нибудь потайная комната или гардеробная. Или же подвал.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5