Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната виконта де Сент-Амана


Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната виконта де Сент-Амана

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

После двух часов дня, 04.04.1661

2

Отправлено: 07.12.16 20:01. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Г..

    Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 5

    Жан-Люк с облегчением выдохнул, когда мадмуазель отказалась отдавать ему письмо, поэтому поклонившись, он поспешил убраться, но стило девушка скрыться из виду, паж проскользнул мимо. Ему решительно нельзя было оставаться в покоях, где всюду ходят члены свиты Месье и Мадам. У него здесь был только один друг, ни одного врага, но множество тех, кто просто любил посплетничать, а именно они, пусть без задней мысли, но могли привести префекта или лейтенанта де Ресто к нему.

    Жан-Люк тяжело дышал, быстро идя по коридору. Он низко опустил голову, не желая ни с кем встречаться взглядом, смотрел только себе под ноги. Наткнувшись на спешащего лакея, юноша вздрогнул, чуть не отшатнулся, но смог совладать с собой.

    Ему нужно было отвлечься, поэтому Жан-Люк начал прокручивать в голове свои дальнейшие действия. Из зацепок у него было одно: аббат, а значит, с него и нужно было начать. Может устроить обыск? В бумагах точно что-то должно было быть, но это рискованно, глупо, настоящее сумасшествие. Дошел ли он до того самого края, когда всё равно? Жан-Люк помотал головой отгоняя сумасбродные мысли. Он взбежал по лестнице и почти столкнулся ещё с кем-то. На этот раз юноша не удержался и отшатнулся, чуть не упав с лестницы.

3

Отправлено: 07.12.16 22:54. Заголовок: За внешней строгость..

За внешней строгостью графа де Сент-Эньяна скрывалась простота и дружеское обхождение. Суровая вежливость графа, которую люди, не знавшие его лично, принимали за высокомерие, была всего лишь чертой характера этого человека. Де Сент-Аман привык к этой сдержанности и умел замечать в словах и действиях своего патрона ту энергию и энтузиазм, которые он на самом деле вкладывал во все дела, в которые его вовлекал король. Вот и теперь, явившись в кабинет службы Королевского дома, где у де Сент-Амана был свой письменный стол, господин обер-камергер сообщил о назначенном на ранний вечер турнире по стрельбе из лука. И если лицо графа не выражало ровным счетом ничего, то в глазах его виконт заметил блестящие искорки радостного предвкушения новой затеи. Все ведомство, находившееся под началом графа было оповещено о подготовке турнира. Главным распорядителем в этот раз вызвался быть сам граф, а его советником, или лучше сказать, советницей, выступила сама Катрин де Грамон княгиня де Монако. Жан-Люк едва не задохнулся от волнения, когда его лично представили одной из первых придворных красавиц как человека умелого и обязательного. Все-таки, зря он грешил на злополучную поездку в Париж - не проходило ни одной встречи, чтобы граф де Сент-Эньян не упоминал о ней и не представлял виконта как человека, сумевшего справиться "с крайне деликатным поручением". Ему даже казалось, что он сам не до конца понимал всю важность предпринятой им поездки и сведений, которые он и д'Эрланже привезли из Парижа.

Вот только все последовавшие за тем поручения не казались теперь пустяком. Напротив же, граф де Сент-Эньян поручил виконту составить список всех иностранных лиц, находившихся в Фонтенбло в строгом порядке иерархии и отметить особенно тех, кто по его мнению мог быть кандидатом на участие в турнире. Граф намеревался написать приглашения и передать их от имени короля лично сообразно с этим списком, так что, надо ли упоминать, насколько ответственным почувствовал себя де Сент-Аман. Он так увлекся изучением реестра всех прибывших ко двору иностранных послов, что не заметил, как подошло время обеда. А когда серебряные звоночки на часах в кабинете графа пробили два часа, он с опозданием понял, что едва не пропустил королевский обед. А ведь ему еще следовало переодеться и успеть что-нибудь перехватить перед тем как идти в королевский обеденный зал.

Оставив на столе составленный им список, дю Бернье сорвался с места в карьер и пробежал на едином дыхании через весь коридор, отделявший кабинет и комнату графа де Сент-Эньяна от лестнице, ведшей к гостевым покоям. Оставалось немного - подняться на третий этаж и добежать до своей комнаты. Вся надежда была на то, что его слуга Жером никуда не отлучался и поможет ему справиться с парадным камзолом, предназначенным для особых дворцовых церемоний. Надеяться же на то, что Жером окажется еще и догадливым настолько, чтобы принести в комнату хоть чего-нибудь съестного, де Сент-Аман не стал. Лучше не ожидать, чем разочароваться.

- Ой! - вскрикнул кто-то, кого он едва не сшиб с ног на лестнице.

- Ой! - повторил как эхо Жан-Люк с удивлением обнаружив прямо перед собой испуганное лицо, до невозможности напоминавшее ему кого-то, - Простите, сударь... сударыня. Простите, - вежливо извинился виконт и подал руку девушке служанке, которую едва не сбил с ног.

Судя по нерешительному взгляду девицы, она потерялась во дворце, иначе с чего бы ей пользоваться одной из парадных лестниц вместо служебной. Добрый по характеру Жан-Люк, еще помнивший свои первые дни при дворе, когда королевский дворец казался ему лабиринтом страшнее критского, решил поинтересоваться, не нужна ли его помощь. Каких-то несколько минут, чтобы объяснить дорогу - с него не убудет.

- Вы потерялись? Кого-то ищете? У Вас поручение к кому-то? Я поднимаюсь в гостевые покои, если хотите, могу подсказать Вам, кто где размещен.

4

Отправлено: 09.12.16 20:33. Заголовок: Сказать, что Жан-Люк..

    Сказать, что Жан-Люк был удивлен этой нежданной встречей, значит, ничего не сказать. Он был уверен, что единокровный брат находится в Париже по какому-то поручению, но видимо за то время, что Жан-Люк прятался, изменилось намного большее, чем предполагал паж. Жаль только, что этот заговор, воровство, убийства и неизвестно, что ещё так и не раскрыли.
    Де Сент-Аман предложил ему руку, видимо не подняв, что перед ним маскарад. Жан-Люк с сомнением посмотрел на руку: он совсем не знал, будет ли соответствовать этикету, если служанка примет подобное. Он всё же принял помощь. Встав, он поправил одной рукой юбку, а другой пытался удержать сверток с вещами.
    - Вы потерялись? Кого-то ищете? У Вас поручение к кому-то? Я поднимаюсь в гостевые покои, если хотите, могу подсказать Вам, кто где размещен.
    Жан-Люк ощутил неприятную дрожь, прошедшую по телу. Он совсем не знал, что ему сказать, сделать. Жан-Люк даже ещё не решил, куда он идет. Просто хотелось уйти, как можно дальше от места, где его могли увидеть префект или лейтенант де Ресто. Он чуть не попятился, но подобное могло кончиться падением с лестницы.
    - Я хотела пойти в церковь. Помолиться, - почти шептал Жан-Люк. – Простите, месье, я здесь совсем недавно.
    Он снова посмотрел на брата, раздумывая, стоит ли раскрыть ему правду. Своего отца Жан-Люк видел всего один раз, в тот день, когда приехал в Париж, после этого его поручили разным учителям. Де Сент-Амана он тоже видел, но издалека. Смотря на виконта сейчас, ему пришла в голову мысль, что тот может и не знать о существовании брата, а значит он… Жан-Люк нахмурился, чувствуя как начинает болеть голова. Он никак не знал, не мог понять, кому можно верить, а кому нет.

5

Отправлено: 11.12.16 15:40. Заголовок: - Что? В церковь? - ..

- Что? В церковь? - Жан-Люк посмотрел в глаза служанки, ища в них насмешку. Она действительно потерялась или же направлялась к кому-то в гостевые покои и сказала первое, что пришло в голову, чтобы избавиться от непрошенного помощника?

- Извольте, сударыня, - позволив обиде взять верх, ответил виконт на эту наглость и указал на дверь в служебный коридор, - Вам туда. А потом по лестнице вниз и выйдете из дворца. Ну, а дорогу в церковь Вам любой из прислуги укажет. Здесь неподалеку есть городок, Барбизон. Там найдете... свою церковь.

Ну что, съела? Приключения, пережитые им во время поездки в Париж все-таки повлияли на добродушие виконта и теперь де Сент-Аман даже против воли сделался подозрительным и слышал подвох во всем. И все-же... что-то не так было с этой девицей. Если она и не искала дорогу в барбизонскую церковь, то может быть просто стеснялась рассказать первому встречному, что потерялась и не знала, куда ей идти? А что если она несла сверток с готовым шитьем от белошвейки к кому-нибудь в гостевых покоях? Подавив в себе желание съязвить в ответ на явную отговорку, де Сент-Аман помедлил еще немного.

- И все-таки, куда Вы так спешите? Кроме часовен во дворце вряд ли найдется место для молитвы, - он посмотрел в глаза девицы, отметив про себя, что смотрела она дерзко, даже слишком для своего скромного положения, - И сами должны знать, - недовольно проворчал Жан-Люк, но решил действовать до конца в своем доброжелательстве, а подспудно разузнать, что именно скрывала эта перепуганная служанка, - Спрошу еще раз. У Вас поручение к кому-то? Вы несете этот сверток для кого-то в гостевых покоях? Идемте же. Я провожу Вас. Но в благодарность Вы расскажете мне, с чего вдруг Вам вздумалось дерзить в своем ответе дворянину. Тоже мне, в церковь помолиться. Еще бы сказали, что прибыли в Фонтенбло на богомолье и ищете настоятельницу этого монастыря, - подшутил де Сент-Аман, по-мальчишески быстро забыв, что был уязвлен, - Ну ну, не бойтесь же. Идемте, ради бога. А то сейчас будет смена караула, а господа мушкетеры могут решить, что Вы замышляете что-нибудь скверное, раз прогуливаетесь по парадной лестнице с этим свертком в руках. Поверьте мне, они то уж тем более не поверят, что церковь здесь искали... - все еще посмеиваясь над неудачным ответом служанки рассуждал виконт, подталкивая ее под локоть наверх, - Идемте же, право слово... ну, хоть бы сказали, что в часовню шли, ей-богу... и из каких только провинций Вы прибыли? У кого служите?

6

Отправлено: 17.12.16 18:15. Заголовок: Жан-Люк сжался. Резк..

Жан-Люк сжался. Резкий выпад виконта оказался полной неожиданностью, но с другой стороны это был хороший повод сбежать. Он уже собирался поклониться и, поблагодарив, уйти, но так же как резко разозлился де Сент-Аман успокоился, даже вновь проявил любезность, но Жан-Люк уже был ей не рад.
- У Вас поручение к кому-то? Вы несете этот сверток для кого-то в гостевых покоях?
Что же ему сказать? Жан-Люк закусил губу, но спрятаться от цепкого взгляда виконта было невозможно. Не придумав ничего лучше, он выпалил:
- Мне поручили отнести это виконту де Сент-Аману в гостевые покои, но я запутал…запуталась, и спасибо за помощь, господин. Вы так добры, - Жан-Люк попытался выдавить из себя улыбку, но он всё ещё был бледен, и поэтому она напоминала скорее кривляния.
-...и из каких только провинций Вы прибыли? У кого служите?
- Я…я прибыла из Прованса, - Жан-Люк сам не ожидал, что начнёт заикаться, но язык перестал его слушаться. – Моя хозяйка – госпожа…госпожа…- Жак покраснел, но эта естественная реакция выглядела уместно. – Я не помню.
Он посмотрел на брата и, наконец, решился:
- Месье, скажите, а вы видели когда-нибудь господина префекта? - Жан-Люк внимательно следил за реакцией виконта на упоминание всесильного префекта.

7

Отправлено: 21.12.16 23:32. Заголовок: Кажется, общение с п..

Кажется, общение с помощником префекта повлияло на него даже больше, чем он предполагал. Вот и девицу ни в чем не повинную перепугал своей подозрительностью. Да мало ли зачем и к кому могла идти служанка и случайно сбиться с пути. В королевском дворце редко можно было встретить кого-нибудь, кто знал все ходы и коридоры и мог бы безошибочно отыскать нужную комнату. А эта, как видно, из новеньки. Ну точно, заблудилась. Да еще и заартачилась с перепугу.

- Ну ну, не бойтесь. Я провожу Вас, - повторил свое предложение де Сент-Аман, теряя терпение, когда девица вдруг выпалила его собственное имя.

- Ко мне? То есть, - его округлившиеся в удивлении глаза уставились на лицо служанки, - То есть, Вы несете это мне? Я и есть виконт де Сент-Аман. Уж поверьте, второго нету, - шутливо добавил он в ответ на попытку бедняжки улыбнуться ему.

- Из Прованса, значит, - заговорил он, быстро поднимаясь по лестнице, уверенный в том, что девица уже семенит следом за ним, - Ага... как это не помните, кому служите? - резко остановившись, спросил он и повернулся к девице лицом, - Ну и ну! И от кого же эта посылка? Господин префект?

О, это многое объясняло. Де Сент-Аман улыбнулся и жестом показал девице следовать за ним вплоть до самой комнаты. Если она состояла при Канцелярии, так чего же удивляться тому, что она толком не знала кому служит. А послал ли ее сам префект или же скорее всего д'Эрланже - какая беда. Наверняка это шевалье прислал свою перемену белья и не стал говорить об этом служанке.

- Ну да, я видел господина префекта. Я только что утром был у него, -
ответил он и распахнул дверь в свою комнату.

- Можете положить сверток на вот ту постель, - он указал на место, которое занимал шевалье.

- Это ведь для д'Эрланже, так? Для помощника префекта? Ну так да, он здесь устроился. Да проходите же, чего на пороге стоять? - подбодрил он девицу, показавшейся ему слишком нерешительной для дворцовой служанки.

8

Отправлено: 26.06.17 01:16. Заголовок: После шести часов ве..

После шести часов вечера.

В то время как все обитатели гостевых покоев спешили из своих покоев к лестницам, чтобы успеть занять лучшие места у окон в галерее Дианы, в Большом Приемном зале или, если повезет, даже на парадной лестнице перед Большой Лужайкой, два человека шагали в противоположном направлении, с трудом протискиваясь сквозь плотную толпу. На их диковинные длинные до пят камзолы, пошитые на восточные манер и украшенные золочеными шнурами, никто не обращал внимания. Все уже привыкли к импозантному виду дворян, прибывших в свите трансильванского князя, так что появление в гостевых покоях двух человек, внешне и платьем своим похожих на мадьяр не удивило бы никого. Если бы только не белоснежные тюрбаны, увенчивавшие их головы.

- Али, шайтан тебя загрызи, ты сказал, что знаешь, куда нам идти, - прошипел молодой человек, схватив за руку тщедушного маленького человечка, семенившего впереди.

- Я и веду Вас, куда следует, Светлейший, - отвечал человечек, пытаясь высвободить руку из железной хватки, - Он живет в гостевых покоях. Комната без номера и без надписи - стало быть, человек он скромный. А нам и не надо, чтобы высокий дворянин был, не так ли?

- С чего ему быть высоким, если он прислуживает обер-камергеру.


- Не прислуживает, мой господин, а только помогает. Как Вы вот... советуете Его Превосходительству.

- Тоже мне скажешь, - буркнул Бенсари, а это был именно он, и отпустил локоть толмача, - Я главный, я начальник над янычарами. А он кто?

- А он, должно быть главный над писарями... к тому же, насколько мне известно, кроме тех переводчиков, кто состоит на службе в дипломатическом совете, виконт сейчас единственный, кто может говорить на турецком и фарси.

- Ага. Поэтому его вызвал к себе этот человек с сальным лицом?

- Господин префект? Да, видимо, так. Вот, пришли.

Али Мехмед остановился возле двери, на которой не было ничего примечательного, кроме разве что странной засечки возле бронзовой ручки. Маленькая завитушка, на которую бы никто не обратил внимания, если бы не знал, что арабском она означает слово "здесь". Этот узор Али Мехмед заставил выучиться писать своего соглядатая, который за получил от него мешочек серебра за добровольное обучение хитростям шпионской грамоты и кое-какие поручения.

- Здесь слишком людно, чтобы ждать, -
сказал Бенсари, оглядываясь по сторонам - толпа придворных в коридоре никак не редела, а наоборот только прибавлялась.

- А мы подождем внутри, - проговорил Али Мехмед, занятый выбором подходящего ключа из огромной связки, которую он выудил из-за широкого пояса.

- Ты что! А если он не один живет? Я не хочу, чтобы нас застали в комнате придворного!

Не говоря ни слова больше, Али Мехмед со спокойным видом подобрал ключ, открыл замок и распахнул перед Бенсари дверь, приглашая зайти первым.

- Никто не застанет нас. Не теперь, Фархад ага, не теперь. Все стремятся во двор, чтобы увидеть диковинное шествие нашего Светлейшего посла, а сюда если и заглянет кто, так это будет сам виконт. Я позаботился о том, чтобы ему передали срочное послание.

Пожав плечами, Бенсари с обреченным видом прошел в комнату де Сент-Амана и прикрыл за собой дверь. В простой, если не сказать убогой обстановке комнаты было что-то привлекшее его взгляд. Необъяснимое ощущения дежавю. Но отчего?

9

Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5

Отправлено: 26.06.17 02:06. Заголовок: Озадаченный вопросам..

Озадаченный вопросами префекта, который невесть каким образом заподозрил попытку тайного сговора между виконтом и допрашиваемым турком, де Сент-Аман поспешил убраться прочь из Канцелярии. Не дожидаясь более сурового допроса со стороны Ла Рейни, он прошмыгнул между ним и Дегре, пятясь к дверям, обошел на два шага от длинного носа огромной собаки, которую привел с собой комиссар Шатле, и выскочил прочь из комнаты. Надо же было позволить втянуть себя в эту непонятную авантюру с переводом, как будто бы в его жизни при дворе не достаточно было сомнительных приключений.

Впрочем, ругать себя долго Жан-Люк не стал, да и не сумел бы - его голова была полна вопросов и догадок о том, кто был тот несчастный, вокруг которого собрались  все высокие полицейские чины и военный фельдшер. Почему он оказался в Канцелярии, а не был доставлен в посольские покои, зачем ему понадобилось сообщать через него послания для Фераджи, если он мог потребовать послать за кого-нибудь к послу или его советнику? Все эти почему и отчего так подстегивали воображение молодого виконта, что к тому времени, когда он добежал до своей комнаты на третьем этаже, он совершенно позабыл о том, что намеревался вместо того идти напрямик к парадному крыльцу, чтобы отметиться перед графом де Сент-Эньяном. А заодно и занять удобное местечко как раз рядом с графом по праву его личного секретаря.

- Фу ты... и зачем я только поднялся, - пробормотал про себя Жан-Люк и привычным движением руки вставил ключ в замочную скважину. Как это ни странно, дверь поддалась еще до того, как он повернул ключ, будто бы он или его слуга позабыл запереть ее перед уходом.

- А может быть это шевалье? - лицо де Сент-Амана просияло, когда он подумал о том, какая блестящая возможность появилась у него, чтобы сделать приятное и полезное одолжение своему новому другу, проведя его почти в самые ближние к сцене на Лужайке ряды.

Войдя в комнату, Жан-Люк первым делом подбежал к окну, чтобы взглянуть вниз и удостовериться в том, что пока ще ничего важного на Большой Лужайке не начиналось. После этого он повернулся к двери, намереваясь уйти - помощника префекта не было в комнате, так что, оказывать услугу было некому. Но...

- Кто вы такие, господа? Что вам нужно? - вместо громкого и уверенного голоса из его груди вырвался почти истерический крик при виде двух турок, стоявших у двери и явно дожидавшихся когда он соизволит заметить их присутствие.

- Позвольте, месье виконт, но Вы уже знакомы с господином Бенсари, -
заговорил тот, который был пониже ростом и выглядел менее самоуверенным, - А я Али Мехмед. Переводчик и советник Светлейшего паши.

- Я... я не о том. Я спрашиваю, что вам нужно от меня? - чуть придя в себя от испуга, спросил Жан-Люк и угрожающе положил ладонь на эфес, хоть и знал, что в случае настоящей стычки силы были бы не равны - тот, кого представили Бенсари, выглядел как бывалый воин, а не канцелярский писарь, и вряд ли замешкался бы, если бы дело дошло до поединка.

10

Отправлено: 27.06.17 01:35. Заголовок: Секретарь обер-камер..

Секретарь обер-камергера, которого они поджидали, оказался всего лишь юнцом, не более двадцати лет от роду. Судя по тому, с каким мечтательным видом он смотрел в окно, даже не почувствовав присутствие в своей комнате чужаков, этот виконт был мало знаком с опасностями, которые могли подстерегать его при королевском дворе. Да и в жизни в целом. Можно было наброситься на него с ножом и успеть перерезать горло еще до того, как он сообразит, что таили темные углы его комнаты помимо дорожных сундуков и болвана в парадном платье.

И все-таки, он обернулся и заметил их, когда Али Мехмед сам вышел на свет и представил Бенсари бея, после чего церемонно назвал свое имя и чин. Фархаду не понравилось, что его назвали просто господином Бенсари, но проклятый толмач слишком спешил перейти от вопросов к делу и не обратил внимания на грозное шипение начальника янычар.

- Нам нужны ответы, - не дожидаясь, когда его слова переведут, Бенсари заговорил на ломаном французском, - Вы только что видели человека Османа паши. Он жив еще? С ним хорошо обходятся? Где он сейчас?

- Тише, Фархад ага, - шепнул ему Али Мехмед, предупреждающе приложив ладонь к губам, - Этот молодой человек понимает на фарси.

- Да хоть на языке матери самого Пророка! -
зашипел на него Бенсари бей и сверкнул глазами, - Я хочу получить ответы. Что Вам сказал наш человек? Вы видели его? Он назвался?

- Еще раз предупрежу, Фархад ага, - повторил Али Мехмед, перестав разыгрывать смирение, - Вам нужны ответы, а мне нужно, чтобы ни одна живая душа не узнала, что мы были здесь. Проявите терпение, Светлейший, и будете вознаграждены.

- Тогда спрашивай! Или я добьюсь ответов сам, ты знаешь как, -
бросив быстрый взгляд на молодого человека, ответил Бенсари бей и так же как и виконт положил ладонь на рукоять сабли.

- Аллах Всемилостивый, награди моего неразумного господина мудростью и терпением, - взмолился Али Мехмед и украдкой покосился на руку Бенсари, а затем обратил полный мольбы взор в лицо де Сент-Амана, - О, величайший из всех знатоков языков и наречий, Аллах даровал Вам лучший дар из всех - способность понимать людей из разных земель и веры, отличной от вашей. Мой господин, Бенсари бей, обеспокоен за судьбу одного нашего соотечественника. Он пропал без вести. Мы тщетно искали его. Но вот до ушей моего господина дошел слух о том, что мудрый префект полиции короля Франции приказал перенести в свои покои раненого человека. Не является ли этот человек тем самым, которого ищут люди Светлейшего посла?

- Где он? - вставил свое слово Бенсари бей, сочтя вступительную речь Али Мехмеда бессмысленной тратой времени, - Мы хотим забрать его и побеспокоиться о нем как должно.

11

Отправлено: 28.06.17 02:23. Заголовок: /Дворец Фонтенбло. К..

/Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5 //

Неприкрытый сарказм в словах Ла Рейни не задел Дегре. Ответив на ворчливое замечание о собаке снисходительной улыбкой, комиссар Шатле промолчал, воспользовавшись заминкой с допросом турка, чтобы присмотреться к нему, а также к его вещам, которые были аккуратно разложены на скамейке у двери. Не зря Сорбонна зарычала, ой не зря, в глазах комиссара блеснул лукавый огонек. Он протянул руку к шелковому платку, но поспешно одернул ее, почувствовав винные пары дыхания подошедшего к нему Бушера.

- Да. Пожалуй, большего мы от этого бедняги не добьемся, -
пробормотал он и вышел из комнаты следом за Ла Рейни и его небольшой свитой.

Прежде чем идти вместе со всей канцелярской братией в Большую Приемную, чтобы  из окон наблюдать за торжественным приемом послов, Дегре решил наведаться в выделенную ему комнату в гостевых покоях. Его камзол, хоть и был сшит из добротного и дорогого сукна, был изрядно потрепан после прогулки по непрореженному подлеску старого парка. Сменить его было бы делом нескольких минут, при условии, что лакей, встретивший Дегре от имени управляющего дворцовой службой квартирования, соизволил донести его нехитрый багаж в комнату.

- Сударь, подождите! Сударь! Вам срочная записка! В руки. Лично!

Этот крик раздался в пустой галерее, по которой только что пробежал виконт де Сент-Аман, торопившийся, видимо, как и Дегре, в гостевые покои, чтобы переодеться.

- А ну, что там для виконта? -
комиссар остановил пажа и протянул руку, - Я передам виконту лично в руки, - заверил он мальчишку, притихшего при виде огромной черной собаки, деловито обнюхивавшей его камзол, - Свободны, месье.

Записка и впрямь предназначалась виконту и Дегре решил не вскрывать ее - мало ли от какой-нибудь зазнобы юного камер-юнкера, личные дела. Он сунул листок в карман и свистнул Сорбонну, устремившуюся было за пажом, бросившимся наутек.

- Любезный, которая тут комната виконта де Сент-Амана? - спросил он караульного швейцарца, со скучающим видом, подпиравшего стену возле дверей длинного коридора гостевых покоев, - А комиссара Дегре?

Обе комнаты оказались соседствующими и Дегре поблагодарил судьбу за то, что ему не пришлось дважды пересекать заполненный до отказа коридор. Он подошел к двери в свою комнату и пошарил в кармане, ища ключ. Глухой рык Сорбонны заставил его насторожиться. Собака уткнулась носом в соседнюю дверь и продолжала рычать.

- Сорбонна, сидеть, - приказал Дегре и постучал в дверь, - Виконт! Вы у себя? Это комиссар Дегре. Мне для Вас передали записку. Требовали передать из рук в руки. Вы позволите войти?

12

Отправлено: 30.06.17 23:36. Заголовок: От волнения пересохл..

От волнения пересохло в горле и язык отяжелел так, что едва повиновался ему. Почувствовав слабую дрожь в коленях, Жан-Люк отступил назад и уперся рукой о спинку единственного стула. Ему смертельно захотелось пить, но еще больше, сесть на стул и обдумать все происходящее. И конечно же, именно это ему не позволили бы сделать. Вопросы, которые задали его непрошенные гости, были не сложными по своей сути, но виконт чувствовал, что от его ответов зависело нечто важное. Возможно, что даже жизнь того бедняги.

Но ведь он же сам просил его передать Фераджи о том, что он жив и находится в Канцелярии, - подумал Жан-Люк, стараясь не смотреть прямо в глаза молодому турку, которого толмач представил как советника посла, - Но, этот человек скорее похож на головореза, чем на советника. Что у него на уме, бог весть.

Не решив еще, что ответить начавшим проявлять нетерпение вторженцам, де Сент-Аман огляделся вокруг и пожалел, что не находился возле двери - позвать на помощь, крикнуть что было мочи - вот что он должен был сделать, не теряя ни минуты, пока в коридоре было полно народу! Но тут он заметил красноречивый жест турка, положившего руку на эфес, и не просто обхатившего его ладонью, а крепко сжав, так что оставалось лишь выхватить саблю и...

- Виконт! -
голос Дегре прозвучал как глас Архангела явившегося спасти несчастную душу от демонов тьмы, в воображении Жан-Люка за спиной у комиссара Шатле показались огромные белые крылья, а глаза сверкали тысячами молний.

- Месье Дегре! - выкрикнул Жан-Люк и подбежал к двери, чтобы распахнуть ее настежь.

- Не так быстро, мой юный господин, -
прошипел толмач и его щуплая жилистая рука обвилась вокруг шеи де Сент-Амана, - Скажите этому человку, что Вы заняты. Пусть уходит.

- Пусти... те, - виконт попытался вырваться, но, почувствовав на своем горле холодный металл, сник и прекратил попытки вырваться, - Пустите, - прошептал он, - Я скажу все как надо.

Али Мехмед ослабил хватку, но не стал убирать нож от горла, чтобы виконт не вздумал обмануть его доверие.

- Дегре, я найду Вас позже, -
неестественно громко сказал де Сент-Аман и, после того, как Али Мехмед подтолкнул его под лопатку, добавил, - Вы идите, я догоню Вас!

За дверью все еще слышался гул голосов и топот десятков ног, но виконту показалось, что он услышал еще что-то знакомое и не похожее на обычные дворцовые звуки. Это было глухое рычание большой собаки комиссара, которая наверняка учуяла присутствие не только самого виконта в его комнате, но других людей. А что если она залает и не позволит хозяину уйти? Страшась не только за собственную жизнь, но и за то, что могло произойти дальше, де Сент-Аман осторожно привстал на цыпочки, чтобы ослабить давление лезвия на горло и повторил уже увереннее и настойчивее:

- Я догоню Вас на лестнице, комиссар. Пожалуйста, придержите для меня место у окон, если придете в Приемную первым.

13

Отправлено: 01.07.17 22:21. Заголовок: - Слишком много слов..

- Слишком много слов, Али бей, мальчишка либо не знает ничего, либо не понимает Вас. Дайте я... - голос за дверью заставил Бенсари отказаться от своего намерения силой заставить молодого секретаря заговорить, - шайтан... держите его! - приказал он, не успев схватить виконта за горло.

Али Мехмед проявил не только неожиданную для себя смекалку, но и ловкость. Откуда только у него взялся этот нож - Бенсари удивленно смотрел на него, не смея проронить ни слова, чтобы не выдать себя.

- Сейчас этот человек уйдет. А Вы откроете дверь и посмотрите, чтобы его не было в коридоре, - зашептал Али на ухо виконту.

- Вы проводите нас туда, где находится наш человек. Мы должны сами побеспокоиться о нем, - добавил Бенсари и его глаза сверкнули в темноте сгущавшихся сумерек, - И не вздумайте...

- Нет, Бенсари ага, - Али бей заговорил по-турецки, на наречии прибрежных рыбаков, чтобы слишком сведущий в восточных языках виконт не смог понять его речь, - Его наверняка охраняют и виконт не сможет помочь нам вывести его. А если слухи верны и он при смерти, то лучше дать ему почить с миром, чем брать вину на себя.

- Этот не почиет, не с миром, уж точно, -
возразил ему Бенсари, но тут за дверью послышалась странная возня и шарканье ног, а затем громкие шаги пробегающих мимо людей, - Мы должны позаботиться обо всем прежде чем Осман паша узнает.

- Не теперь, Фархад ага. Этого молодого человека нам не убедить, - стиснув зубы, чтобы не высказаться в более назидательных и крепких выражениях, проговорил Али бей и надавил на горло виконта, прежде чем снова заговорить по-французски.

- Я прошу Вас, Сиятельный виконт, проявить благоразумие. Вы можете спасти не только свою жизнь, а сейчас речь идет именно о ней. Но Вы можете спасти французские отношения с Великой Портой. Вам просто понадобится выполнить кое-какие указания. И нет, не думайте, о светлейший из светочей советников достопочтенного графа де Сент-Эньяна, выбора у Вас нет, - для демонстрации он выставил руку с ножом вперед и полоснул по шелковому платку, раздвоив его всего одним ударом, похожим на прикосновение, - Я хочу, чтобы светлейший виконт мог убедиться в том, что я не изволю обманывать его. Но, угроза есть не только Вашей жизни, Сиятельный господин. Вы должны знать, что Вашему отцу угрожает не меньшая, даже большая опасность. Понимаете?

Все это время Бенсари не сводил глаз с лица виконта. Тот, видимо, понимал гораздо лучше, чем ему грозило упрямство, потому что громко выкрикнул стоявшему за дверью, чтобы тот уходил. Усмехнувшись тому, как ловко Али Мехмед сумел убедить мальчишку в реальной опасности, воспользовавшись всего лишь слухами о пропаже его отца, Бенсари бей скрестил руки и кивнул де Сент-Аману в сторону двери.

- Проверьте. Нет ли там того человека.


- Стойте, -
Али Мехмед убрал нож в висевшие на поясе ножны и достал из-за пояса маленький пузырек, - Вы ведь видели того человека, Сиятельный виконт. Не отрицайте, я знаю, что за Вами посылали. Вот. Возьмите. Это лекарство. Мы только хотели позаботиться о нашем человеке. Но, если нас не пустят к нему, как же мы это сделаем? Налейте несколько капель ему в питье. Это спасет его от страданий. Ну же, - прикрикнул он, заметив нерешительность в глазах юноши, - И помните, это может очень помочь несчастному. И Вашему отцу. Теперь выходите. И если никого нет, то ступайте себе. Мы выйдем после.

- И не смейте ни одной душе... - Бенсари бей схватил виконта за плечи и так сильно сжал их, будто хотел вытрясти душу из него.

- Стойте, стойте, Бенсари ага, - прошипел на него Али и вцепился железной хваткой в его запястья, так что руки советника паши побагровели под его пальцами, - Не надо угрожать Светлейшему виконту. Он все и так понимает. Так ведь?

14

Отправлено: 02.07.17 00:59. Заголовок: Не нужно было видеть..

Не нужно было видеть сквозь стены, чтобы понять, что в комнате виконта кроме него самого был еще кто-то. Напряженность в голосе де Сент-Амана, когда он отозвался на стук комиссара, говорила о его страхе так, как если бы он расписал всю опасность, которая угрожала ему в красочных выражениях, которыми изобиловали парижские хроники на страницах новомодных листков, именуемых "Ля Газетт". Дегре замолчал и прислушался. Шорох и приглушенное дыхание не говорили ничего определенного, но вот снова раздался голос виконта.

- Я догоню Вас на лестнице, комиссар. Пожалуйста, придержите для меня место у окон, если придете в Приемную первым.

Нет, сомнений быть не могло, он действительно был не один. Ему угрожали. Но кто? Может быть именно об этом предупреждала его записка, переданная пажом? Дегре развернул листок бумаги, сложенной вчетверо, и прочитал убористые каракули, похожие скорее на растительные орнаменты, чем на обычное письмо: "Будьте у себя в комнате, если хотите узнать о судьбе графа"

- Лаконично... и весьма неопределенно, - пробормотал Дегре, машинально поднеся бумажку к носу. Длинный тонкий нос комиссара учуял знакомый уже запах - аромат был почти идентичен тому, который сохранился на платке, переданном ему маркизом де Виллеруа, - Или напротив - определенно. И весьма же, - прошептал он и резко отошел от двери, - Сорбонна, за мной, - тихо позвал он собаку и пошел прочь по коридору к дверям, выходившим на лестницу. Если виконту и угрожала опасность, то вряд ли автор письма намеревался убить его, ради спасения жизни виконт позвал бы на помощь, невзирая на угрозы. Но, он попросил подождать его на лестнице, что означало, что он был уверен в том что его отпустят невредимым.

- Сидеть, -
короткий приказ приковал вышколенную собаку к месту в углу за дверью, раскрытой настежь.

Сам Дегре расположился с другой стороны дверей, чтобы следить за комнатой виконта в ожидании, когда он сам или те, кто удерживал его выйдут в коридор.

- Надо же, господин комиссар, Вы и здесь следите за преступниками, -
насмешливый голос раздался из-за спины Дегре и он обернулся, увидев за собой ухмыляющегося Бушера.

- Я всегда на страже порядка и законности, -
с улыбкой ответил Дегре, надеясь, что фельдшер удовлетворится удачной шуткой в его адрес и проследует дальше.

- На страже... ну что же, значит, можно спать спокойно, чем я и намерен занять себя. Пока еще какого-нибудь жмурика не нашли, -
хмыкнул Бушер и пошел прочь по коридору, пошатываясь от принятого на душу крепленого вина, предназначавшегося для развязывания языка раненого турка, - Клянусь Гиппократом, дорогой комиссар, Вы слишком серьезно относитесь к службе... здесь при дворе если и совершаются преступления, то вовсе не для того, чтобы их раскрывать, - разглагольствовал он, широко размаивая руками, - Это же королевский двор - здесь все... вне закона, - гаркнул он вызывающе громко и, потеряв равновесие уперся рукой о дверь комнаты виконта де Сент-Амана, - Все... вне закона... даже самые лучшие из них, - он с усилием отлепился от двери и поплелся дальше, продолжая свои рассуждения, пока не добрался до двери в отведенную для него комнату, которую он делил с ротным хирургом швейцарской сотни.

15

Отправлено: 03.07.17 00:59. Заголовок: Язык, на котором пер..

Язык, на котором переговаривались между собой так называемый советник и его толмач, был отдаленно похож на турецкий, но Жан-Люк не мог разобрать смысл сказанных фраз. Лезвие ножа, впившееся в его горло, не позволяло ему сделать ни шагу дальше, а каждый вздох грозил сделаться последним.

- И все же, господа, если вы не собираетесь убить меня сейчас же, - прохрипел Жан-Люк, стараясь не выдать смертельный страх, - То, прошу, уберите нож. Я не выдам вас.

Демонстрация ловкости, с какой толмач управлялся с ножом, убедила виконта - выбора у него не было. Но угроза его отцу, прозвучавшая над самым его ухом, оказалась еще более действенной.

- Оставьте, - прошептал он и придвинулся к двери, - Я все сделаю.

Выглянув наружу, он быстро осмотрел пустеющий коридор. На раздумья у него были всего лишь секунды - крикнуть караульных на помощь и понадеяться на то, что его услышат? А если караульные вместе со всеми устроились у окон в одной из галерей на втором этаже и не услышат ни его криков, ни звуков борьбы?

- Ну, что там? - напомнил ему о себе толмач и ткнул виконта в бок рукоятью ножа.

- Там... никого... никого кто обратил бы внимание на вас, и того человека тоже нет, - прошептал виконт, но не стал возвращаться в комнату, ему было безопаснее находиться по другую сторону двери, - Я пройду вперед.

Он прошел по коридору, чувствуя, как струйки холодного пота катились по его спине и по вискам, но в дрожащих от страха руках не было сил даже для того, чтобы поднять их и вытереть щеки. Ноги сделались ватными и едва слушались его. Вспомнились первые минуты похищения, когда он оказался в темной карете лицом к лицу со своими похитителями. Но... они были сирийцы. А ведь они заклятые враги турок. Тогда почему же этот турок угрожал его отцу?

Предупредительное рычание вернуло виконту уверенность в себе, последние шаги до дверей он буквально пролетел, надеясь встретить за ними свое спасение, и едва не сбил с ног уже знакомого ему фельдшера.

- Потише, молодой человек, прошу Вас тише... нынче и без того ураганные ветры гуляют... вон как штормит, - грубовато окрикнул его Бушер и продолжил свой путь, пошатываясь из стороны в сторону.

- Месье Бушер! Стойте! - позвал его Жан-Люк, - Вас срочно... прямо сейчас ждут в кордегардии мушкетеров!

- Да не может быть! - Бушер обернулся, выпучив глаза, - Нет, решительно, это не празднества, а... вакханалия какая-то... сплошь членовредительства и убийства... и кто же на этот раз?

- Я не могу сказать Вам, месье, -
Жан-Люк опасливо посмотрел в сторону двери своей комнаты, - Но Вас немедленно зовут!

- Так я буду... вот только на минуточку к себе загляну.

- Нет, теперь же! -
внезапно посуровевшим голосом скомандовал виконт, опасаясь, что если турки заметят фельдшера, то скорее всего решат воспользоваться его помощью, чтобы добраться до несчастного, и без того обреченного на смерть от ран.

- Ну что ты скажешь... и как жить, спрашивается... ну-с, ведите! - Бушер развернулся и побрел обратно к дверям на лестницу, а виконт поспешил за ним следом, почувствовав облегчение только когда закрыл за собой обе створки дверей.

- Комиссар! Как же я рад, что Вы здесь! Они... они все еще там, в моей комнате.

16

Отправлено: 03.07.17 23:16. Заголовок: - Бушер? - Как вид..

- Бушер?

- Как видите, комиссар, без меня уже и обойтись не могут, -
заплетающийся язык мешал Бушеру яснее выразить свою мысль, но для Дегре все было яснее ясного. Ведь из-за спины фельдшера появился виконт де Сент-Аман с бледным лицом. Он первым же делом позаботился о том, чтобы закрыть двери в коридор и только после этого выпалил сумятицу, вызвавшую обеспокоенный взгляды Дегре и Бушера.

- М-да... м-да... ну так меня ждут, господа, - Бушер тяжело оперся о перила лестницы и переступил несколько ступенек вниз, - Кордегардия гвардейцев Его Величества, Вы сказали? - спросил он и с грустью посмотрел вниз, - Ох, как мне нехорошо... эта настойка господина префекта, уф... мертвого то она поднимет из могилы, а что же с живым станется.

- А Вы присядьте, дорогой Бушер. Это пройдет. Сильнодействующий эффект знаменитой сыворотки правды господина Ла Рейни налицо. Но он быстро проходит. Если конечно же Вы не запили его чем-нибудь еще, - с сочувствием посоветовал ему Дегре и повернулся к де Сент-Аману, - Виконт, кто у Вас в комнате? Что происходит? Вам передали записку. Прошу простить, но я позволил себе прочесть ее. Речь идет о Вашем отце? Кто те люди, которые ждали Вас?

Вряд ли можно было рассчитывать на прямолинейные ответы юноши, если ему только что угрожали люди, державшие в плену его отца. Кое-что о истории с похищением графа де Сент-Амана и о приключении его сына, Дегре уже слышал. Но, ему и в голову бы не пришло, что эта история могла перекочевать из Парижа в Фонтенбло. Кто же?

- Кто, виконт? Вы не можете сказать? Почему?

Глухое рычание Сорбонны предупредило их о приближении кого-то к дверям. Комиссар вальяжно оперся о стену и скрестил руки на груди, готовый к любым неожиданностям. Даже если в дверях покажется сам принц крови, они с виконтом обсуждают погоду и перспективы ставок на предстоявшем турнире по стрельбе из лука.

- Бушер, кстати, а что Вам известно о участниках будущего турнира? -
спросил комиссар, заставив почтенного фельдшера напрячься в поисках каких-либо сведений о турнире на задворках своего сознания.

- Эм... турнир... участники... да что же, они все будут... хорошими стрелками, да, - тут в мутных глазах блеснул лукавый огонек и Бушер поднял вверх толстый жилистый палец, - На Вашем месте, Дегре, я бы поставил на господ из свиты короля. Прошлой осенью в Версале была охота на кабана. С арбалетами. Так вот... этот... как же его... ох, моя память, чтоб ей пусто было... он сбивал шишки с верхушек сосны на счет. На спор. Да. Меткий стрелок.

- Кто же это, Бушер? -
делая вид, что страшно заинтересован, спросил Дегре, меж тем краем глаза следя за дверьми в ожидании, когда же появятся преследователи. угрожавшие де Сент-Аману.

17

Отправлено: 05.07.17 01:42. Заголовок: Бенсари стоял за тяж..

Бенсари стоял за тяжелой холстиной, заменявшей гардину в убогой обстановке комнаты виконта, и наблюдал за происходящим на Большой Лужайке переполохом. Всюду мелькали мундиры военных, пестрые камзолы придворных, темно-синие ливреи лакеев и неисчислимое множество простого люда, собравшегося со всех окрестных местечек и городков, чтобы поглазеть на невиданное доселе зрелище - приезд басурманского посольства к королевскому двору.

- Где мальчишка? - не отворачиваясь от окна, спросил бей и лезвие  ятагана вытянутого из ножен до середины глухо лязгнуло, возвращаясь назад.

- Не видать, -
прошептал Али Мехмед, прильнув щекой к приоткрытой двери, - Он скрылся. Нет его.

- Надо было прирезать его здесь же. Наверняка он пошел за караульными, - с досадой проговорил Бенсари, вглядываясь в зеленые верхушки деревьев старого парка, в глубине которого выстраивались шеренги посольских янычар.

- Нет. Нельзя. Здесь и без нас много убийств, -
возразил Али Мехмед, - Караульных я вижу... но они идут мимо.

- Много убийств - это нам на руку. Кто обратит внимание на еще одно, когда у них что ни день, то убийства на дуэли или кражи.

Бенсари удовлетворился увиденным с высоты третьего этажа и отошел от окна. Масштабы приготовлений к посольскому приему впечатляли. Неужели король Людовик всех послов встречал с подобным размахом? Или у него были особенные виды на переговоры с Османом пашой? Как бы то ни было, но суета вокруг приема была на руку Бенсари - кто обратит внимание на отсутствие их двоих, когда весь королевский двор будет поражен великолепием посольства Великой Порты.

- Нужно идти сейчас же, -
послышался шепот Али Мехмеда и он приоткрыл дверь еще шире, - Караульные ушли в другой коридор, мы успеем уйти до того, как этот мальчишка поднимет тревогу.

- Он не посмеет! Мы пригрозили ему жизнью отца, - Бенсари сверкнул ятаганом, но толмач вышел из комнаты, не оставляя ему возможности спорить.

Выйдя следом за ним в опустевший коридор, Бенсари хотел пойти в сторону главной лестницы, по которой они поднялись в гостевые покои, но Али Мехмед повел его в противоположную сторону.

- Он мог не поверить. Или позвать на помощь.

- Но как мы найдем, где они держат Ибрагима Али?

- Помните, где префект держал нас? Это в Канцелярии. Мы пройдем туда сами. Молодой Сент-Аман нам больше не нужен. То, о чем он не сказал нам. подтвердили его глаза, - ответил толмач и осторожно открыл дверь в узкий темный коридор, служивший переходом для прислуги.

- В Канцелярии? - выпучил глаза Бенсари и попятился назад, - Это безумие! Какая болезнь напала на тебя, шакал? Нас схватят как только мы войдем туда.

- Если там остался хоть кто-нибудь чтобы схватить, -
скуластое лицо Али Мехмеда скривилось в злой усмешке, - Все захотят посмотреть представление Османа паши и французского короля. А окна Канцелярии выходят в глухой двор. Оттуда ничего не увидеть, - пояснил он и поманил начальника посольской охраны за собой, - Идемте, Фархад ага. Я доставлю Вас к этому неверному шакалу. Если он не успел ничего сказать, то больше и не скажет.

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5 //

18

Отправлено: 06.07.17 01:18. Заголовок: При всем богатстве с..

При всем богатстве своего воображения Жан-Люк никогда не представлял себе, что судьба поставит его в подобную ситуацию, когда от малейшего промаха с его стороны мог пострадать граф де Сент-Аман. Речь шла о жизни и смерти отца, в этом он не сомневался ни капли, все еще ощущая холод от прикосновения острого лезвия у своего горла. Вопросы комиссара полиции были вполне предсказуемы, но виконт не мог ответить на них ни словом, ни даже жестом, не рискуя при этом жизнью своего отца.

Он только молча посмотрел в глаза Дегре, вяло улыбнулся его собаке, молча уткнувшейся мокрым носом в его ладонь, и побрел к лестнице, надеясь, что ему удастся уйти от своих преследователей и навязываемой ими предательской роли, а также от расспросов комиссара.

Глухое рычание собаки заставило его обернуться. Побледнев от сковавшего его страха, Жан-Люк ухватился за перила лестницы и замер, ожидая, что вот-вот распахнутся двери и он окажется меж двух огней. Любопытно было посмотреть на то, как турки объяснят свое присутствие в гостевых покоях. Про себя, виконт уже молил небо, чтобы эти проклятые нехристи сами выдали свое присутствие и тем самым избавили его от необходимости разоблачить их.

Но, в дверях появились швейцарцы. Хмуро поглядывая на странное собрание у лестничной площадки и ворча какие-то немецкие ругательства в свои окладистые бороды, караульные прошли мимо Дегре и Бушера, отмахнулись от попыток знакомства со стороны большого черного пса, и начали спускаться вниз по ступенькам.

- Господа, - несмело позвал их де Сент-Аман, чувствуя необходимость сделать хоть что-то чтобы прояснить ситуацию, - Господа, вы не видели никого в коридоре гостевых покоев?

- А кого мы там должны были видеть? -
спросил старший из них и переглянулся с товарищами, - В коридоре не было никого.

- И... и даже никого из... из людей, не принадлежащих ко двору? -
спросил еще раз Жан-Люк.

- Месье, не соблаговолите ли Вы уточнить, о чем именно речь? - спросил швейцарец, устремив пристальный взор в лицо молодого человека, - Вы чем-то обеспокоены?

- Я... нет... -
не выдержав, виконт посмотрел наверх на ожидавшего его ответов Дегре и притихшего в полудреме возле лестничных перил Бушера, - Комиссар, они все еще в моей комнате. Но, они угрожали мне! Если я выдам их, они... - он сглотнул, помолчал, сглотнул еще раз, чувствуя непрекращающееся жжение в горле, - Они угрожали моему отцу.

- Это серьезно, сударь. -
суровый на вид швейцарец покачал головой и решительно направился назад к дверям, - За мной. Мы должны осмотреть. Где Ваша комната, месье? И с кем имею честь говорить?

- Виконт де Сент-Аман, -
поспешно представился Жан-Люк и побежал следом за швейцарцами, - Моя комната вот там, по левую сторону... вот эта дверь.

С замирающим сердцем он остановился у двери и осторожно надавил на ручку. А что если притаившиеся там турки наставили на дверь пистолеты и расстреляют в упор первого, кто войдет? Как бы удивился граф де Сент-Аман, увидев своего обычно нерешительного сына в эту минуту. Виконт отжал до упора дверную ручку и толкнул дверь ногой, буквально влетев на самую середину опустевшей комнаты.

- Их нет, - прошептал он, не чувствуя под собой ног.

- И кто это был? Это не розыгрыш, сударь? -
спросил швейцарец.

- Нет, они были... господин комиссар Вам подтвердит все, -
осев на табурет, ответил ему Жан-Люк и посмотрел в на вошедшего в комнату Дегре взглядом полным отчаянья.

Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5

19

Отправлено: 08.07.17 01:48. Заголовок: С порога комнаты мож..

С порога комнаты можно было осмотреть все, охватив маленькое пространство буквально одним взглядом. Де Сент-Аман как и многие придворные занимал маленькое помещение, по размерам больше подходившее для гардеробной или чуланчика для хранения сундуков. Единственное отличие было высокое двухрамное окно - явная роскошь, ведь Дегре видел комнатки с совершенно глухими гладкими стенами. Впрочем, были еще отличия и, присмотревшись, комиссар заметил их - два табурета и две постели, одна из которых была на узкой длинной кровати, видимо, самого де Сент-Амана, а другая располагалась поверх большого дорожного сундука и, судя по всему, принадлежала соседу виконта, подселенному к нему позднее.

Мелочи, детали, кажущиеся незначительными на первый взгляд, Дегре по старой привычке откладывал на задворках своей памяти, чтобы при необходимости вернуться к ним. Бегло осмотревшись, он прошел внутрь и встретил недоумевающий взгляд швейцарца.

- Это не розыгрыш, сударь, - подтвердил он слова виконта и быстро прошел к окну, - Да посмотрите, на нем лица нет от пережитого страха. Тут не до шуток.

- Я должен был спросить, месье. Порядок есть порядок, -
оправдывался караульный, - Вы комиссар, месье? Вы служите у господина префекта?

- Я комиссар Шатле, - не оборачиваясь к нему, ответил Дегре, занятый изучением оконной рамы, - Сорбонна... след. След, моя девочка, - приказал он, подозвав к себе собаку, - Мне кажется... или здесь пахнет чем-то тонким. Легко узнаваемый запах на самом деле. Но очень редкий, - проговорил он, потягивая воздух длинным носом с раздувающимися ноздрями.

- Я в парфюмериях не знаток, -
хмыкнул швейцарец, - Но что здесь произошло и почему Вам угрожали, месье? - снова спросил он у виконта, сидевшего без звука на табурете.

- Оставьте его, сударь, - Дегре перехватил ошейник Сорбонны и удержал ее на месте, - Моя собака учуяла след, так что, мы с Вами можем выяснить все и, не допрашивая этого молодого человека. Виконт, я думаю, что Вам лучше идти с нами. Оставаться здесь после всего не лучшая затея. Только, - он внимательно посмотрел на шею де Сент-Амана, отметив тонкую едва заметную полоску похожую на царапину, - Промокните эту царапину чем-нибудь... хотя бы кельнской водой, если у Вас имеется.

Учуявшая запах, который мог показаться ей вполне даже знакомым, Сорбонна рвалась к двери, нетерпеливо виляя хвостом. Она взяла след и была готова преследовать человека, преступившего закон хоть до самых границ Франции.

- Виконт, Вы готовы? Сержант!

- Капрал, Ваша Милость, - поправил его швейцарец, польщенный однако тем, что ему хоть и незаслуженно повысили звание, - Я обхожу караульные посты, месье. Так что, не обессудьте, но своих людей я должен отпустить.

- Хорошо, капрал. Вас мне будет достаточно, -
кивнул Дегре и отпустил ошейник Сорбонны, - Идемте же. Взять след мало, надо успеть догнать тех, кто его оставил, покуда они не скрылись.

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната виконта де Сент-Амана