Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 4


Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 4

Сообщений 21 страница 40 из 60

1

Утро 04.04.1661

21

Отправлено: 07.08.16 22:08. Заголовок: Франсуа был готов к ..

Франсуа был готов к самому худшему, только бы не отступить перед нетерпеливо перебиравшим копытами конем де Ресто на глазах у своих гвардейцев. Пусть его правота и была всего лишь в его слове чести, это не давало повода для тех оскорбительных нападок, которыми осыпал его граф.

"Какая муха укусила де Ресто, хотел бы я знать?" - задался вопросом маркиз, когда напряжение между собравшимися у ворот конюшен гвардейцами и мушкетерами спало. Появление гонца спасло их от ненужной стычки, но, не убавило злобы де Ресто.

- Я готов встретиться с Вами, граф, где и когда Вам будет угодно! - ответил Франсуа, приняв слова де Ресто, как вызов.

- Не спешите, господин лейтенант, - тихо шепнул подошедший ближе сержант, - Дуэли дело немудреное - вызвать всегда успеется, а после бед не оберетесь. Граф вспылил, оно то дело понятное. Ведь его сестрица в свите Мадам состоит. Видать, и у нее покража была.

Франсуа покраснел, подумав о том, что кто-то мог тайком вломиться в комнаты девушек. Он лишь крепче сжал руку на эфесе шпаги и промолчал, сказанное он не собирался брать назад, но и добавить было нечего.

- Будьте в Канцелярии, маркиз! - де Ресто даже не удосужился обратиться к нему как к офицеру, а это и впрямь было оскорбительно, но появление второго камердинера Его Величества, одетого в ливрею королевского дома, предотвратило назревавшую ссору. Молодые люди, не сговариваясь повернули головы в сторону Лионеля, а тот с видом простого мальчишки на побегушках прокричал издали, что лейтенанта де Ресто ждали в казармах.

- В два часа, сударь! Перед проверкой дворцовых караулов. Надеюсь, у Вас не запланированы репетиции по танцам до того времени, - выкрикнул де Ресто и поспешил развернуть свою лошадь.

От досады Виллеруа вспыхнул как маков цвет и почти до половины обнажил свою шпагу. Лионель Блуэн и сержант ухватили его за плечи и, насколько это позволял высокий рост молодого лейтенанта, каждый со своей стороны зашептали ему в уши:

- Поберегитесь, месье. Вызов на глазах у Ваших гвардейцев, это уже не шутки. От такого потом не откажетесь, хоть бы даже с графом и побратались.

- Чертовщина какая-то, - прошептал Франсуа, разжав пальцы. Шпага с глухим лязгом вернулась в ножны и маркиз тяжело выдохнул. Все-таки, вместе с лейтенантским патентом на его плечи навалилась и незримая, но довольно ощутимая тяжесть ответственности перед теми, кем ему предстояло командовать.

- Все свободны, господа. Возвращайтесь к себе, -
приказал он, а сержант добавил уже громче, чтобы пресечь любые обсуждения:

- Тем, кто будет заступать в караул, привести себя в порядок. Нашей роте предстояит охранять короля и двор во время обеда.

Франсуа бросил испуганный взгляд на сержанта, а затем на свои заляпанные пятнами грязи панталоны и ботфорты. Ему следовало позаботиться о Люке и чем скорее, тем лучше.

- Идемте, маркиз, - ладонь Лионеля мягко сжала его предплечье и маркиз удивленно посмотрел в лицо королевского камердинера, - Вы же не в таком виде собираетесь презентовать себя юным барышням из свиты Мадам.

- А откуда Вы знаете? - спросил Франсуа и его щеки зарделись румянцем.

- Да это же как пить дать, - махнул рукой Блуэн и направился по аллее ко дворцу.

Виллеруа догнал его с уже повеселевшим лицом и кивнул в сторону мушкетерских казарм.

- Как хорошо, что де Ресто так срочно понадобился графу д'Артаньяну, - сказал он, - А то я боялся, что мне придется в таком виде в Канцелярию идти. К королевскому обеду я бы точно не успел переодеться.

- И не только... к обеду, - с пониманием хмыкнул Блуэн, - Да только граф д'Артаньян сейчас в казармах и никого за лейтенантом де Ресто не посылал.

- О? - голубые глаза маркиза округлились в удивлении от услышанной им дерзости, - Граф де Ресто сейчас далеко не в настроении принимать шутки. Не боитесь, что он решит расправиться с Вами?

- С чего бы? Господин д'Артаньян все равно не обратит внимания - почему де Ресто явится в казармы. Ему не до того сейчас.

- Как это? - почувствовав неудобный холодок в груди, спросил Франсуа, - Неужели плохие вести из Версаля?

- Из Версаля или откуда поближе, - ответил Блуэн, ускоряя шаги, - Да только я видел вернувшихся мадьяр. Князь Ракоши вне себя от гнева. А один из кавалеров его свиты едва мраморную статую не свернул на ходу. Они вернулись вместе с мушкетерами, злые как черти. Один приятель мой, из денщиков, что у мушкетеров служит, шепнул мне, что они каких-то бандитов выслеживали в лесу и упустили. Так то вот.

- Жаль, - посочувствовал Франсуа, от души желавший только хорошего князю Ракоши, с которым успел сдружиться за время своего короткого пребывания в роли Его Величества.

- Ничего, лихое дело, охота на бандитов. Поймают еще. Идемте здесь, месье, - Лионель показал на спрятанную под плющом дверь, - Только чур, молчок про этот ход. Я Вас мигом к лестнице для прислуги выведу, а там и до Вашей комнаты рукой подать.

// Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната маркиза де Виллеруа //

22

Отправлено: 16.02.17 23:49. Заголовок: // Три Каштана - Тра..

// Три Каштана - Трактир и Постоялый Двор у Деревеньки Барбизон. 3 //

После трех часов дня.

Вопросы, вопросов всегда было много - стоило лишь чуть пристальнее вглядеться вокруг себя и тут же возникала необходимость выяснить почему, отчего, когда, кто причастен и кому это выгодно. Любознательный от природы и внимательный к мелочам по долгу службы, какой он ее себе представлял, де Вард редко находился в том праздном состоянии души и ума, когда его мысли не были бы заняты вопросами. Не потому ли дорога от трактира "Три Шишки" до конюшен Фонтенбло показалась ему столь короткой, что он едва лишь успел отметить новый кордон, устроенный мушкетерами прямо на въезде в Фонтенбло, а также удвоенное число караульных постов в самом парке и по периметру дворца, сколько он мог разглядеть.

В конюшнях царил хаос и неразбериха, словно весь королевский двор собирался покинуть Фонтенбло подобно Великому Исходу сынов иаковлевых из Египта.

- Неужели сам граф д'Арманьяк руководит всем этим столпотворением? -
недоверчиво спросил де Вард у принявшего его лошадь конюха, когда тот кивнул в сторону франтоватого молодого человека, властно жестикулировавшего в разговоре с сержантом королевской гвардии.

- Куда там. Не только руководит. С Его Милости весь спрос нынче - он ведь месье Главный Шталмейстер, -
подсказал конюх, похлопывая взмыленную шею лошади, - Эк Вы ее загнали то, Ваша Милость... и ведь не скажешь, что всего лишь от Барбизона сюда проскакали.

- Время, милейший. Оно подороже лошади будет, когда речь идет о королевском деле.

- А то мне не знать, - хмыкнул конюх, - Вон, видите в том деннике стоит жеребец. Хрипит как бестия. С него пена комьями падала, когда его привели сюда. Бедняга бы душу отдал, коли водилась бы она у скотины то.

- И кто же это так спешил? - поинтересовался де Вард, присматриваясь к попоне, скрывавшей седло и чепрак гнедого, - Тоже небось по королевскому делу, а?

- Ха! Берите выше! - таинственным шепотом произнес конюх и воровато оглянулся, - Это гонец к господину суперинтенданту приехал. С бумагами какими-то.

- К Фуке? - уточнил де Вард, но конюх, заметив приближавшегося к ним главного королевского шталмейстера, только кивнул головой и повел его лошадь в свободный денник.

- А, господин капитан! А что же Ваши гвардейцы? Все так же расквартированы на том постоялом дворе? Ах, жаль жаль... Его Величество отдал приказ всем формированиям быть при полном параде для приема послов.

- Вот как? - удивился де Вард, - Разве для этого понадобятся лошади?

- Еще как, еще как, господин капитан, - ухмыльнулся д'Арманьяк с видом римского триумфатора, готовящегося торжественно въехать в Вечный Город, - Скажу Вам по секрету, у нашего короля есть не только размах, но и вкус... прием будет потрясающим. И да, для этого понадобятся все лошади. Мы уже реквизировали всех лошадей из королевской конюшни, а также личные выезды господина суперинтенданта и даже некоторых герцогов и пэров, да да. Вся гвардия и мушкетеры будут представлять военный конный парад. Это приказ короля.

- Вот как... занятно.

- Надеюсь, что турки не станут поражать нас своими прошлыми трюками, -
продолжал дАрманьяк, потирая руки от предвкушения триумфа короля, как будто это была его собственная задумка, - В прошлый раз, на приеме у Ее Величества эти басурманы вывели диких животных. Леопардов и пантер. Знаете ли, наши лошади... они не привычны к таком соседству. Я даже хотел предложить графу де Бриенну, чтобы он передал запрет от имени короля выводить этих бестий. Но, куда там... все так завертелось. Все заняты выше горла.

- Да. А кстати, граф, могу я как-нибудь взглянуть на реестр... мне бы хотелось узнать о кое-каких передвижениях, - спросил де Вард как бы невзначай, сделав вид, что полностью сосредоточен на снятии пятна грязи с замшевой перчатки.

- Реестр? Как странно, господин маркиз, Вы не первый, кто спрашивает о нем. И вот ей-богу, я и сам бы хотел внести ясность. Но книги пропали. То есть, мой болван секретарь передал их кому-то, у кого было поручение то ли от маршала двора, то ли от префекта, то ли еще от бог весть кого.

- Непорядок.

- Еще как! Ведь я точно помню, что в королевской конюшне должно быть двести голов, помимо тех, которые на каретном дворе. Но здесь от силы насчитается сто пятьдесят. Где еще полсотни? То-то же... вся эта кутерьма с караульными разъездами на дорогах, эти странные поездки невесть кого и когда... и тут еще книги реестра пропали.

- Не сокрушайтесь так, граф, - дружески похлопав д'Арманьяка по плечу, сказал де Вард и направился к выходу, - Может быть и в самом деле это дю Плесси-Бельер послал за реестром. У него были какие-то причины.

- Лучше бы чтобы были. Мне гвардейцев лейтенанта де Виллеруа отправлять надо первой шеренгой, а их лошади то и пропали... вот и выкручиваемся как можем. А тут еще от герцогини де Монпансье запрос пришел. Срочно нужен выезд в Париж. И ведь не откажешь - у герцогини свой выезд, а кто посмеет сказать хоть слово поперек принцессе крови после того, как она примирилась с королем. Придется выпустить из конюшни с десяток лошадей... с десяток! А отметить их выезд никто не сможет - реестра нет.

Де Вард лишь молча склонил голову из уважения к заботам королевского шталмейстера, внезапно из блестящего придворного франта превратившегося в занятого хозяйственными вопросами интенданта. Он забрал кожаную седельную сумку, в которой привез кое-какие записи из своих наблюдений, сделанных за время поездки в Париж, и отправился во дворец.

Фонтенбло. Парадный Двор и Большая Лужайка перед дворцом

23

Отправлено: 05.04.17 00:27. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои Ее Высочества герцогини де Монпансье. 4 //
После пяти часов.
Из всей блистательной компании, собравшейся в опочивальне Великой Мадемуазель, только Ласлову было позволено выйти в парадные двери через приемную. Оставив Каринти и Вереша, Ласлов лихо подкрутил кончик уса и бросил пламенный взгляд на придворных дам герцогини, поджидавших у дверей опочивальни. Те, не удержавшись, кто от веселья, а к то от возмущения, дружно вскрикнули и отпрянули в сторону, будто опасаясь, что ушлый мадьяр покусится на их честь не только дерзкими взорами. Видимо, слух о давнем обычае красть невест, заведенным у мадьяр еще в стародавние кочевые времена, каким-то непостижимым мужскому разумению образом достиг и маленького двора Великой Мадемуазель.

- Господа, честь имею! -
чуть не расхохотавшись над перепуганной свитой герцогини, Ласлов сам распахнул перед собой обе створки дверей и вышел из покоев.

За дверьми длинного коридора его дожидались Бутвиль с Конде. Принц нетерпеливо терзал свои перчатки, то натягивая их на руки с почти маниакальным тщанием расправляя на каждом пальце, то стягивая вновь, причем, не обращая внимания на едва не лопавшиеся стежки швов.

- А! Шевалье! Наконец-то! Ну, что, Бутвиль, Ваши гвардейцы еще постоят здесь, дожидаясь смены караула? Лучше так, чтобы не вызвать лишних подозрений. Мне вполне хватит шевалье для эскорта. К тому же, этот старый рейтар, которого кузина отрядила доставить мою кирасу и камзол в Барбизон, наверняка будет где-то неподалеку.

- Ну, если Вы так уверены, - де Люксембург поднял было недоверчивый взгляд на мадьяра, но решительное лицо Ласлова и воинственно встопорщившиеся усы убедили его в разумности этого решения, - Да. Пожалуй, вдвоем вам будет проще покинуть Фонтенбло.

- О, на этот счет не беспокойтесь. У меня есть грамота, подписанная самим маршалом двора, - Ласлов помахал в воздухе переданной ему князем подорожной, на что Конде презрительно фыркнул.

- Самим маршалом. Ха! Это я что ли буду обязан дю Плесси-Бельеру за эту милость? Надо же, как мир тесен, - он тихо посмеялся, снова натягивая на руки свои перчатки и многозначительно посмотрел в черные глаза мадьяра - тот наверняка понял соль его шутки в отличие от молодого Люксембурга, не скрывавшего свое удивление.

- А откуда маршалу стало известно о Вашем Высочестве? Что еще он знает? Черт, он же все испортит! Он человек короля, - зашептал он принцу, даже не подумав таить свои подозрения от Ласлова.

- Эта грамота дана для людей князя Ракоши, - поспешил прояснить ситуацию Ласлов, покуда этот маленький горбун не наговорил напраслины на маршала, - Вестимо ж, Ваша Светлость поедете с нами до Барбизона в качестве одного из свитских князя. Уж придется Вам прикинуться мадьяром ненадолго.

- Прикинуться? - вскинул брови Конде, меж тем как они уже вышли из восточного крыла дворца, ближе всех выходившего к королевским конюшням, - Это каким же образом? Кровь Христова, только не говорите, что мне придется разыгрывать княжеского гайдука перед мушкетерским патрулем?

Вместо ответа Ласлов с веселой усмешкой указал Конде на группу всадников, уже готовых к отъезду. Один из гайдуков спешился и подошел к ним, неся в руках длиннополый кафтан с золотым шитьем и длинными рукавами с прорезями, специально сделанными для удобства при верховой езде, и подбитую мехом шапку.

- Не гайдуком, Ваша Светлость, а магнатом. Это личный кафтан князя. А эту шапку ему прислали с последним обозом. Он дарит Вам ее. Со всем почтением, - сказал мадьяр, произнося французские слова с таким страшным акцентом, что Конде понял скорее его интонации и выразительный взгляд, нежели его речь.

- Лучше принять, - шепнул на всякий случай Бутвиль, покосившись на всадников, представлявших собой весьма пеструю и что уж там, устрашающую компанию, - А то обидятся еще. Мои люди здесь неподалеку...

- Но стычка нам не к лицу, - кивнул ему Конде, с ухмылкой примеряя соболью шапку, - Ну, что, похож я на магната?

- Цепеш... вот ей-богу, - расхохотался Ласлов, глядя на принца, чей острый нос сделался еще больше похожим на клюв хищной птицы, выдаваясь вперед из-под надвинутой до самых бровей шапки, а глаза сверкнули так грозно, что немногие из мадьяр продолжили смеяться. - Простите, Ваша Светлость.

- Влад Цепеш? - Бутвиль и тут решил проявить свою осведомленность, помогая между делом Конде облачиться в подаренный князем кафтан, - Это тот трансильванский князь, который сражался с турками? Он прославился особенной жестокостью к своим врагам.

- К врагам нашего Господа, - тут же прекратив смеяться, поправил его Ласлов, которому Конде передал на минуту свою перевязь со шпагой, - Хм, саблю бы Вам. Тогда точно будете похожи на магната.

- Я к своей шпаге более привычен. Мы с ней неразлучны, что супруги повенчанные в церкви, - отрезал Конде, не желая и дальше быть объектом для сравнений.

- Едем, господа! - приказал он в привычной своей манере, будто бы отряд гайдуков был предоставлен для его личной команды, - Шевалье, держитесь рядом со мной, чтобы мне не пришлось самому говорить с мушкетерами, случись им встретиться нам на пути. Бутвиль, спасибо за Вашу помощь. Ждите меня, я вернусь к параду!

http://img-fotki.yandex.ru/get/195518/56879152.4c2/0_128dd5_d76eb0d1_orig

// Три Каштана - Трактир и Постоялый Двор у Деревеньки Барбизон. 3 //

24

Отправлено: 20.05.17 01:01. Заголовок: Ну вот, началось. Не..

// Три Каштана - Трактир и Постоялый Двор у Деревеньки Барбизон. 3 //

Ну вот, началось. Не будет даже небольшой передышки перед неизбежным разговором с дю Плесси-Бельером, времени на то, чтобы обдумать возможные вопросы и достойные ответы. С другой стороны, если откровенная беседа с генералом позволит избежать свидания с маршалом, можно считать, что Леону крупно повезло. Насмешливая язвительность дю Плесси всегда раздражала Антрага, не любившего новомодный стиль двусмысленностей, недоговорок и скрытых оскорблений, выдававшихся собеседникам под соусом из любезнейших улыбок. С де Руже они, по крайней мере, могли отыскать общий язык.

- Весь в вашем распоряжении, герцог, - бросил Леон, пригибаясь к шее своего жеребца, чтобы его ответ не долетел до Конде, лицо которого все больше хмурилось по мере того, как их маленькая кавалькада приближалась к конюшням.

Причина недовольства принца, с одной стороны, была понятна: он явно рассчитывал прибыть, что называется, к парадному крыльцу. Лучше бы радовался, что не явился пред очи всего двора в сопровождении восьмерки королевских гвардейцев, а не собственной свиты. Но, как говорится, чем выше голова, тем больше заморочек.

Суета, царившая перед конюшнями в момент отъезда маркиза, не улеглась. Напротив, число пажей и конюхов с оседланными лошадьми чуть ли не утроилось. Пара человек пыталась пристроить пятнистую шкуру на крупе великолепного коня, который косил на шкуру недовольным глазом, храпел и пытался вырвать поводья у конюха. Не удивительно – от необычной попоны за версту разило лавандой: должно быть, она вся была пропитана лавандовым маслом от моли.

Антраг спешился у золоченой колесницы, запряженной четверкой лошадей, бросил повод подбежавшему конюху и сдвинул шляпу на затылок.

- И кто же будет управлять этим чудови… чудом? – осведомился он. – Тут нужен не просто кучер, а возница-виртуоз.

Выстроенные в один ряд – римской квадригой – лошади казались не слишком норовистыми, но Леон понимал, что подобная упряжка требует от возницы недюжинной силы и умения.

Конюх пожал плечами:

- Так кто поедет, тот и править будет, небось. Чего ж тут трудного?

- Коня, коня давай скорее, - закричали от конюшни, и парень бросился прочь, таща за собой рыжего жеребца.

Конде, остановившийся посреди двора, окинул презрительным взглядом царящую вокруг суету и презрительно скривился. Гвардейцы привычно выстроились за ним, ожидая, когда их отпустят, но опальный принц не спешил прощаться со своим эскортом. Его заметили, и мало по малу шум во дворе начал стихать. Люди останавливались, оборачивались, чтобы своими глазами увидеть знаменитого полководца.

- Что-то я не вижу встречающих, - Леон вопросительно глянул на спешившегося рядом де Руже. – Вы уверены, что принца надо было привести сюда, а не на лужайку? Войска, вроде бы, собираются там.

25

Отправлено: 22.05.17 01:08. Заголовок: // Три Каштана - Тра..

// Три Каштана - Трактир и Постоялый Двор у Деревеньки Барбизон. 3 //

- Черт знает что, - проговорил де Руже, впервые за весь день, потеряв терпение, - У меня не было никаких указаний на счет принца. Не более того, что написано в письме. Но, если король пригласил Его Высочество участвовать в параде в качестве полководца, значит, мы прибыли куда следует.

Он указал на группу всадников, направлявшихся к конному двору со стороны Большой Лужайки. Пышные белые плюмажи, голубые ленты поверх блестящих кирас и развевавшиеся на ветру белоснежные шарфы выдавали в них элиту французского воинства.

- Господа генералы и маршалы едут! - крикнул дозорный мальчишка, посаженный на крышу у слухового оконца, чтобы наблюдать за происходящим вокруг, - Едут! Едут! - кричал он, отчаянно махая серой тряпицей, выданной ему для подачи сигнала.

- Сбор будет здесь, Ваше Высочество, - сказал Арман, обращаясь к Конде, неподвижно восседавшему на своем скакуне подобно статуе Карла Великого. Тот и бровью не повел, ответив на пояснение генерала косым взглядом и продолжил наблюдать за царившей на конном дворе сумятицей с внутренним удовольствием.

- Поговорим? - де Руже пригласил маркиза пройтись вдоль коновязи и сделал вид, что инспектирует оседланных для парада лошадей.

- Насколько я знаю, свита князя Ракоши была отправлена встречать некий обоз, который должен прибыть из Парижа. На дороге нынче неспокойно, так что, эта мера не лишняя. Но, вот чего я не пойму, так это, каким образом все это касается принца Конде, - Арман провел ладонью по холке ближайшей к нему лошади и ласково похлопал ее по шее, - Может быть мне и не нужно ничего понимать в связи с этим. Дела политики и принцев крови меня не касаются. Но, вот в чем штука... и Вы, как шталмейстер, наверняка поймете мою обеспокоенность, - он смотрел в глаза д'Антрага и к своему удовлетворению не заметил и тени лукавства или желания увильнуть от разговора, - Мы с братом обнаружили одну странность. Кое-кто подделал приказ о выдаче лошадей из королевской конюшни, использовав старую печатку моего отца. По незнанию, скорее всего да, моя матушка использовала ее. Видимо, она не осознавала всю серьезность этого шага. И если речь идет только о частном выезде, то я готов взять на себя ответственность. Но, есть вероятность, что этим недоразумением воспользовался кто-то еще. До меня дошел слух о пропаже лошадей. Вы что-нибудь знаете об этом, маркиз? Я не хочу расспрашивать графа д'Арманьяка, чтобы не придавать этому случаю гласность, пока не выяснены все обстоятельства. Может быть это ошибка, а я тут поклеп возвожу, - Арман хмуро посмотрел в сторону толпы молодых гвардейцев, явившихся за лошадьми, которые обступили Конде, неприлично громко и восторженно приветствуя Его Высочество, будто он только что вернулся с очередной победой, - Да... много нынче странного происходит.  Буду признателен Вам, маркиз, если сумеете помочь мне хотя бы с этим делом с пропавшими лошадьми. Кстати, реестр уже нашли?

26

Отправлено: 03.06.17 17:46. Заголовок: - Пропажа лошадей? Х..

- Пропажа лошадей? Хм, - Антраг нервно потер висок: мысль о недостаче голов в королевских конюшнях сулила неминуемую головную боль. С другой стороны, резкий поворот в рассуждениях де Руже давал возможность избежать щекотливой темы Конде и мадьяр. Да и герцогини де Монпансье впридачу.

- Безусловно, я знаю об этом. Все конюшни теперь знают об этом, да и не только мы, - вздохнул он. – Мне пришлось обежать весь цвет дворянства, чтобы попытаться возместить недостачу верховых лошадей для парада. А насчет реестра и впрямь странная штука вышла, нам ведь велели строго-настрого записывать всех лошадей, которые выдаются для выездов, и до сегодняшнего утра все шло своим чередом. Ровно до возвращения королевской охоты.

Леон огляделся по сторонам, заметил в толпе суетящихся конюхов нужного человека и махнул рукой, подзывая своего подчиненного.

- Помощник старшего конюха Бувье,
- пояснил он генералу, пока растрепанный и раскрасневшийся мужчина средних лет в синей куртке и сбитом набок шейном платке спешил к тому месту, где стояли они с де Руже. – Бувье, дружище, что пропавший реестр, отыскался, наконец? Не лошади ж его сжевали?

Конюх помотал головой с обескураженным видом, но тут же спохватился и выпрямился, стараясь выглядеть бодро и уверенно.

- Реестр ищут, господин герцог, - он поклонился де Руже и потянулся было к голове, но вовремя вспомнил, что без шляпы. – Но Вашей Светлости не о чем волноваться, мы всё как есть записываем в новую книгу, так что ни одна лошадь сквозь пальцы не просочится.

- Кроме тех, что уже просочились, - вполголоса добавил Антраг, заслужив обиженный взгляд мастера Бувье.

- Так ведь Его Светлость сами распорядились, - запротестовал он. – Еще вчера. Сколько было велено дать лошадей для конвоя, столько мы и оседлали. Вот и господин герцог подтвердит. Пятьдесят и пять. Так в реестре и записано, и распоряжения Его Светлости приложены, всё как положено. Сначала пять, а потом еще пятьдесят.

Бувье с надеждой смотрел на де Руже, ожидая от молодого генерала подтверждения и одобрения расторопности конюшни.

27

Отправлено: 03.06.17 23:11. Заголовок: - Да, это было мое р..

- Да, это было мое распоряжение, - поспешил ответить герцог, встретив недоумевающий взгляд помощника старшего конюха, тот с заметной радостью закивал головой и повернулся к д'Антрагу.

- Вот видите, месье, Их Милость сам же подтвердил, что приказ от них исходил. Ни о чем больше речи и не было. А то, что реестр старый запропастился, так ведь я и без него помню все. Да, брали лошадей для выезда, -
Бувье начал загибать мясистые пальцы, - Пять лошадей вчера и сегодня тех же. Запрягали в карету и одна под седлом для форейтора.

- А пятьдесят лошадей, - Арман сделал вид, что силится вспомнить, зачем ему понадобились полсотни лошадей из королевской конюшни, - Их тоже... в кареты запрягали? - он повернулся к д'Антрагу, - Большой выезд однако. Похоже на почетный эскорт для принца крови, не иначе.

- Так и нет же, Ваша Светлость, - возразил Бувье и загнул второй палец, - Тех пятьдесят лошадей велели выставить к службам. Там уж не знаю, нешто в телеги их запрягли, - он с сомнением пожал плечами, - Или отправили в Барбизон может быть? Для королевских гвардейцев, что там расквартированы. А? Вам то виднее, господин герцог, для чего Вы их отписывали.

- Да да... значит, не седлали их? - еще раз уточнил де Руже и одобрительно кивнул, когда Бувье энергично закивал головой и продолжил загибать пальцы.

- Ну так и для господ из свиты князя Ракоши. Для них седлали лошадей утром еще. А потом королевская охота. И потом... ах да, еще раз для людей князя. И снова...
и еще господа английские выезжали. Но, для них запрягали лошадей из тех, которые принадлежат господину Бэкингему. Они здесь же размещаются вместе с королевскими.

- Так, - Арман снова кивнул и жестом остановил помощника конюха, - Достаточно, сударь. Вы прекрасно поработали. Я уверен, что король отблагодарит всех, кто потрудился сегодня во славу Франции и Его Величества.

- О да, Ваша Светлость, -
покраснев от гордости, Бувье вытянулся в струнку, демонстрируя старую воинскую выучку, - Уж мы то постарались. Лошадей сыскать трудно, но мы сумели. Хотя, те полсотни голов ох как сгодилась бы сегодня.

Де Руже бросил на него строгий взгляд, но промолчал. Он понял, что Бувье чистосердечно рассказал ему все, что знал сам и не спешил никого оговорить. И из его слов следовало то, что кто-то воспользовался перстнем покойного маршала де Руже для подделки приказа о выдаче лошадей. Наверняка этим же способом были оформлены и приказы с разрешением на выезд из Фонтенбло. И кто знает, для чего еще.

- Зачем только могли понадобиться эти лошади? -
пробормотал герцог, когда помощник конюха отошел от них приличное расстояние, - Если запрячь их в телеги, то получается внушительный обоз... почти на целый полк провизии... или амуниции.

Он оглянулся в сторону толпы собравшихся на конном дворе офицеров, окруживших все еще восседавшего на своем рыжем Буцефале Конде. Среди красных мундиров королевских гвардейцев выделялись блестящие кирасы на груди у подоспевших к сбору генералов и маршалов. Де Невиль и де Грамон уже прибыли и беседовали о чем-то с Тюренном, чей мундир своей простотой и аскетичностью разительно отличался от придворных камзолов его титулованных, но менее известных своими подвигами собеседников. От обилия расшитых золотом шнуров, золоченых пуговиц и атласных лент всех оттенков на мундирах молодых офицеров зарябило в глазах и де Руже отвернулся.

- Король должен появиться с минуты на минуту, -
сказал он д'Антрагу, протягивая руку для пожатия, - Спасибо за помощь, маркиз. Лошадей мы вряд ли отыщем, но хотя бы есть зацепка относительно того, куда они делись. И главное - они были, - добавил он с ироничной улыбкой, - А то некоторые уже поговаривали о том, что их не было и в помине, - он пожал руку д'Антрага, глядя в глаза, и помедлил, прежде чем отпускать его руку, - Кстати, а кем был подписан Ваш приказ с разрешением на выезд из Фонтенбло? Так же как и приказ для людей князя Ракоши? Их приказ был подписан маршалом дю Плесси-Бельером, ведь так?

28

Отправлено: 05.06.17 00:17. Заголовок: Вопрос про разрешени..

Вопрос про разрешение на выезд поймал Антрага врасплох и заставил покраснеть, как школяра, пойманного за кражей персиков из монастырского сада.

- Кхм, по правде говоря, я так спешил в Барбизон, что и не подумал о разрешении, герцог. Караульные меня знают, так что… - он виновато пожал плечами, надеясь, что его чистосердечное признание не обернется наказанием для недостаточно бдительной стражи. – Мне всего лишь поручили отвезти в «Три каштана» мундир для месье принца, и я думал, что обернусь туда и обратно за четверть часа. Если бы не люди князя, желавшие непременно распить со мной по бокалу бургундского, вы бы не застали меня в Барбизоне. Что до мадьяр, то про них мне ничего не известно кроме того, что лошадей для своих гайдуков князь выпросил у герцогини де Монпансье.

Черт, ведь не хотел же он поминать герцогиню. Но слово не воробей. Спеша предупредить возможные расспросы, Леон поспешил уточнить в ответ на вопросительно вскинувшиеся брови де Руже:

- Я, собственно, тоже был у Монпансье с просьбой воспользоваться ее конюшней для парада, так что коней она делила между князем и королем при мне. Я и не думал, что встречу мадьяр в Барбизоне, они вроде бы торопились в Париж по какому-то срочному делу. Гадать не возьмусь, но мне подумалось тогда, что их отъезд как-то связан с нападением на людей князя сегодня утром. Хотя не удивлюсь, что Ракоши просто отослал свою горячую свиту подальше, чтобы избежать неприятностей с турками.

Маркиз замолчал, накручивая на палец шнур плаща и с тоской поглядывая в сторону толпы военных. Не то, чтобы ему смертельно хотелось прогарцевать мимо придворных дам и послов в обществе победоносных генералов короля, но в этот момент он остро жалел, что не может сбежать от де Руже и его вопросов под предлогом парада.

- Слухи о том, что никаких лошадей не было, уже поползли, это верно, - попытался сменить он щекотливую тему. – Но это только слухи, герцог. Ручаюсь, когда двор расквартировался в замке, на конюшнях было ровно столько голов, сколько записано в реестре, не считая личных выездов. Если не вспоминать дурацкие шутки с подковами, все было как должно.

Самым неприятным во всей этой истории было, конечно же, то, что ни он, ни месье Главный ничего не знали о таинственно выделенных кому-то лошадях. Пятьдесят штук, и никто не удосужился известить их об этом. Да, после инцидента с взрывом на лужайке принятые меры сами собой переложили бразды власти и контроля на военных, распоряжавшихся всем по своему усмотрению, но это было слабым извинением. Единственно утешало то, что головомойка, если таковая случится, достанется не ему, а Арманьяку, но рассчитывать, что королевское недовольство обойдет лично его стороной, не приходилось.

29

Отправлено: 05.06.17 01:10. Заголовок: // Фонтенбло. Парадн..

// Фонтенбло. Парадный Двор и Большая Лужайка перед дворцом //

Значит, Людовик все-таки уступил перед дерзостью мятежного принца и вместо того, чтобы приказать ему покинуть пределы Фонтенбло и не являться ко двору ближе чем на сто лье, пригласил его. И надо же такому случиться - прямиком к военному параду. Выходило, будто бы Конде был специально приглашен к этому случаю. И то, что принц оказался в Барбизоне вопреки запретам и можно сказать напросился на это приглашение, никому не пришло бы в голову. Это был дальновидный ход и про себя дю Плесси-Бельер одобрил решение короля, прекрасно понимая его желание отныне видеть своих друзей подле себя, а врагов еще ближе. Это было куда безопаснее, чем оставаться в неведении относительно их передвижений и планов.

- Лучше подъехать со стороны старого манежа, месье, - подсказал кадет, когда они подъехали к аллее, - А то там у ворот столпотворение такое, что не разберут, кто есть кто.

- А что король уже там? -
спросил Франсуа-Анри, направив своего коня в объезд.

- Его Величество ожидают с минуты на минуту. Из королевских покоев уже донесли, что король вышел вместе с господами де Вивонном и де Данжо.

Вспомнив необычайно сосредоточенное и серьезное лицо де Вивонна, Франсуа-Анри задумался было о причинах к такой перемене, но обдумать этот вопрос не успел, так как со стороны конюшен навстречу к ним выехали еще двое гвардейцев.

- Господа, незачем было отряжать за мной целый эскорт, - смеясь сказал маршал, въехав на конюшенный двор в окружении гвардейцев, - Господин д'Арманьяк, что происходит? Надеюсь, слухи о недостаче лошадей не подтвердились? Господа, - его приезд не остался незамеченным - дю Плесси-Бельер почувствовал на себе взгляды выстроившихся отдельной группой маршалов, среди которых в глаза бросилось лицо Конде с его характерным ястребиным носом и хищным взглядом цепких черных глаз.

- Лошадей как не было, так и нет, -
не стал привирать д'Арманьяк, предпочтя быть откровенным с дю Плесси-Бельером, чтобы выиграть тем самым его расположение на случай, если придется отвечать перед самим королем, - Но, мы вышли из положения. Недостача покрыта за счет личных выездов.

- С миру по нитке, а, господин Главный? - подтрунивая над молодым человеком, обронил Конде, приблизившись к ним.

- Точно так и выходит, Ваше Высочество, - согласился тот, почтительно снимая шляпу перед принцем крови.

- Ваше Высочество, - синие глаза маршала ответили холодным взглядом и он лишь наклонил голову и приложил руку к полям шляпы в знак приветствия, всем своим видом показывая, что вовсе не был удивлен этой встречей, - Рад, что этот маленький инцидент не помешает предстоящему параду.

- Ни в коей мере, - также холодно отвечал Конде, досадуя про себя, что его появление не вызвало никакого видимого отклика у молодого повесы, невесть за какие подвиги или уж лучше сказать грехи, сделавшегося маршалом, - Ваш брат уже передал мне послание от короля. Но, я не вижу, чтобы сам король спешил прибыть. Или же Его Величество предпочтет оставаться в числе зрителей?

А вот за эту наглую усмешку Франсуа-Анри вызвал бы принца на дуэль, не раздумывая, если бы не занывший в самый неподходящий момент левый бок, туго стянутый бинтами и металлической кирасой. Проиграть этому злому гению Наглости и Предательства, каким он считал Конде, только из-за незажившей еще раны - о нет, такого удовольствия он ему не доставит. Не теперь.

- Его Величество занят не только личными приготовлениями к предстоящему параду, но и государственными делами, - парировал маршал, надменно вскинув подбородок, так что дерзкая улыбка на его красивых губах заставила Конде грозно нахмуриться и прикусить губу, чтобы не бросить молодому нахалу вызов здесь и сейчас же.

- Господа, - послышался нерешительный кашель и несколько человек повернули головы в сторону подъехавшего к отряду маршалов неказистого человечка, восседавшего верхом на муле, - Господа, я прошу внимания, - повторил он уже более звучным голосом после того, как своим громким кашлем привлек всеобщее внимание, - Жан-Батист Поклен де Мольер, к Вашим услугам, господа. Позвольте мне огласить порядок построения.

Воспользовавшись суетой, вызванной столь своевременным появлением главного постановщика представления, дю Плесси-Бельер дернул повод коня и развернулся в сторону ворот, возле которых стояли маркиз д'Антраг и его брат.

- Господа, - не желая лишний раз спешиваться, Франсуа-Анри заставил своего коня приблизиться к герцогу де Руже и кивнул брату, приподнял шляпу и приветствовал д'Антрага, - Маркиз. Что скажете, господа, есть ли какие-то подвижки с делом о пропавших лошадях? Возможно, с докладом королю придется обождать. Или у господина шталмейстера имеются новые факты?

30

Отправлено: 05.06.17 22:42. Заголовок: Ответ д'Антрага,..

Ответ д'Антрага, как и следовало ожидать, был прост и без каких-либо уловок - именно на это и рассчитывал де Руже, задавая вопрос о приказе с разрешением на выезд. Вот только упоминание о мундире для Конде возбудило новый интерес. Герцог посмотрел в глаза собеседника и с удивлением приподнял брови, намереваясь уточнить, кто именно проявил такую поразительную проницательность не только относительно местонахождения принца, но намерения короля пригласить его ко двору именно для участия в параде.

- Герцогиня де Монпансье? - повторил Арман произнесенное д'Антрагом имя и непонимающе сдвинул брови - случайно или нет маркиз помянул в разговоре кузину короля? И главное - какое отношение она имела к прибытию Конде? Никакого, подсказывал здравый смысл, но интуиция шептала другое.

- А, так лошадей для свиты князя Ракоши поставили не из королевских конюшен, - де Руже кивнул, сделав вид, что принял к сведению это сообщение, но взгляд его серо-голубых глаз сделался тяжелее, когда он смотрел в голубые глаза д'Антрага. Тот явно хотел отвлечь его внимание. Но отчего именно - от своего визита к герцогине де Монпансье или же от вырвавшегося у него признания о мундире для принца Конде? А если все это его собственные пустые домыслы, которые ничего общего с действительностью не имеют? Решительно, общение с братом сделало его чрезмерно подозрительным, а ведь на кону не просто оброненная вскользь фраза о злосчастном мундире, но сама честь человека. Неужели он готов вот так запросто подозревать любого, даже боевого офицера? И в чем же? Откуда ему знать, что точно также, как его самого послали по приказу короля, кто-нибудь, а может тот же Франсуа-Анри не передал д'Антрагу приказ ехать в Барбизон к Конде и передать ему мундир для парада?

- Надо расспросить маршала обо всем этом, - проговорил Арман с рассеянной улыбкой и обернулся на звук всхрапнувшей почти у самого его уха лошади, - О! Маркиз, Вы здесь собственной персоной, - он обернулся к д'Антрагу и широко улыбнулся, - Вот же, стоит помянуть дьявола, как он тут как тут.

От взгляда де Руже не укрылось враждебность в лице младшего брата, адресованная к принцу Конде.

- С пропавшими лошадьми ясно одно, маркиз, их реквизировали из конюшен на основе приказа. Моего приказа, как выходит из слов главного помощника шталмейстера. Точнее, приказа, скрепленного печатью, похожей на мою, - и он продемонстрировал брату, а затем и д'Антрагу перстень с печаткой, - Но, кто и зачем, это пока не выяснено. Так что, докладывать королю, я думаю, еще рано. А что же касается мундира для Его Высочества... - он хотел было задать вопрос, резавший его язык с того самого момента, как маркиз упомянул о цели своей поездки в "Три каштана", но его перебили громкий хохот и усилившийся гул голосов.

- Господа генералы! Господа генералы, я прошу всех сюда! - послышался звучный голос, знакомый Арману с первого вечера в Фонтенбло.

- О, да это же наш господин драматург собственной персоной, -
узнал он Мольера и протянул руку д'Антрагу, - Маркиз, я благодарю Вас за этот разговор. Надеюсь, мы сумеем до конца разобраться в этой загадке. А теперь мне пора поспешить... я ведь даже без лошади.

Подняв руку к шляпе, де Руже со свойственной ему простотой кивнул обоим кавалерам и побежал к группе всадников в блестящих кирасах, одетых поверх темно-синих мундиров, чтобы занять свое место в генеральской когорте.

- Месье, месье, как же Вы без лошади то? - вскричал Мольер, взволнованный едва ли не сердечного удара - ему еще не доводилось командовать массовкой, состоявшей сплошь из герцогов, маркизов и даже принцев крови, носивших генеральские и маршальские ленты, - Немедленно лошадь сюда! Лошадь для господина генерала... генерала... месье де Руже, это же Вы! - теплые глаза драматурга блеснули с неподдельным уважением к молодому генералу, но тот скромно кивнул ему и перехватил повод лошади, которую подвел к нему Бувье.

- Сударь, я вот что еще вспомнил... может, то Вам и пригодится то. Утром еще здесь был сам господин суперинтендант. Так вот он о чем-то говорил с каким-то человеком. Дождь лил, так что они на сеновале прятались. Я ничего не расслышал. Но вот, уходя, он спросил у главного конюха, все ли было в порядке с лошадьми, которых он отряжал.

- Ну и что? - Арман вскочил в седло и нагнулся ниже, чтобы как будто бы поправить подпругу, - Разве же лошади господина Фуке не могут быть отряжены им куда-нибудь?

- Так то оно так. Да только его то лошадей никто и не отряжал никуда. А вот те... те пятьдесят голов...

- Господин де Руже, я прошу Вас занять Ваше место! Умоляю господа, соблюдайте распорядок. Четыре всадника в ряд. Да да. Месье... да, Вы, месье...

- Герцог Люксембург, сударь! - надменный тенорок новоиспеченного герцога послышался из хора смеявшихся голосов, - Я буду стоять там, где мне вздумается и не смейте попрекать меня.

- Боже милостивый... за что только, - пробормотал обескураженный Мольер и повернулся к де Руже с умоляющим взором, - Хотя бы Вы, господин герцог... я прошу Вас соблаговолите занять место в третьем ряду генеральской когорты.

- Не беспокойтесь, дружище! - улыбнулся в ответ Арман и похлопал свою лошадь по холке, - Я займу свое место. Где укажете. Бувье, - прежде чем оставить помощника конюха, он шепнул ему, - Никому не говорите об этом. Я сам доложу. Кому следует.

- Господа генералы! Так, если вы все уже в строю... то следующее каре господа офицеры! Полковники и капитаны... я прошу всех сюда, - продолжал выстраивать конную хореографию Мольер, пыхтя от напряжения и волнения, - Всем офицерам собраться в каре. Знамена! Знамена сюда... штандарты полков... ну что же это такое, Царица Небесная!

Фонтенбло. Парадный Двор и Большая Лужайка перед дворцом

31

Отправлено: 08.06.17 00:45. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 6 //

Провожаемые завистливыми взглядами тех из свиты Месье, кому не посчастливилось оказаться в числе избранных им сопровождающих, де Шатийон, де Гиш и Эффиа вышли следом за Филиппом. У Армана хватило времени чтобы встряхнуть измятый султан на своем шлеме и даже посмотреться на себя в зеркале, но одеть его он так и не успел, так что нес его в левой руке. В коридорах для прислуги толпилось множество народу из прислуги, причем, далеко не все они являли собой образец деловитой сосредоточенности и скорее всего спешили к выходу, чтобы занять лучшие места вокруг Большой Лужайки, или же наоборот устремлялись к лестнице, чтобы подняться на третий этаж в надежде урвать местечко поудобнее у окон, чтобы наблюдать за представлением турецких послов с высоты.

- Дорогу Его Высочеству герцогу Орлеанскому! - выкрикнул высоким фальцетом де Шатийон, от волнения позабыв о том, что герцог пожелал остаться неузнанным до самого своего появления во главе когорты маршалов.

- Тихо! Молчите, маркиз, - шепнул ему де Гиш, вцепившись в запястье рыжеволосого смутьяна.

- Вы... вы просто завидуете мне! -
выпалил ему в лицо де Шатийон, попытавшись высвободить руку из железной хватки.

- Болван! Вы привлекаете к принцу совершенно не нужное ему внимание, - де Гиш изо всех сил впился ногтями в кожу на запястье маркиза, оставив тому на память багровые следы в виде ряда из четырех полумесяцев.

- Ай! -
вскрикнул тот и затряс рукой, чтобы унять боль, - Да вы с ума сошли, Гиш!

К неожиданности для графа на этот раз Эффиа предпочел прийти к нему на помощь вместо того, чтобы подтрунивать. Он грубо толкнул де Шатийона в плечо и занял место между ним и де Гишем.

- Маркиз, если не хотите, чтобы я оставил вам сувенир вроде этого на вашей прелестной шейке, идите вперед и молча. Герцогу не нужны герольды. Иначе он бы взял с собой не вас, а церемониймейстера. Поняли?

Сконфуженный больше тоном Эффиа, нежели угрозами, де Шатийон бросился впереди Месье, чтобы открывать перед ним двери и оказаться хоть сколько-нибудь полезным и замеченным им.

Переход через кухни, затянутые густым туманом от готовившегося над открытым огнем жаркого из баранины и нескольких дюжин цыплят, занял у них гораздо больше времени, чем в обычное время. Если бы де Гишу пришлось искать образ вавилонского столпотворения, то можно было смело брать королевские кухни. От суеты и толпы кухарок и поваров, сновавших вокруг огромных котлов, уставленных на раскаленные плиты, рябило в глазах. Щеки у молодых людей зарделись огнем и яркий румянец проступал даже сквозь белила на их щеках.

- Боже, чтобы я еще раз сунулся в это Чистилище, -
сказал Эффиа, когда они наконец-то вышли наружу в огромный служебный двор, переходивший к каретному двору и задней части королевских конюшен.

- Чистилище? По-моему, это настоящий ад, -
закашлявшись от дыма, проговорил де Гиш и посмотрел слезящимися глазами, - Идемте же. Нам нужно идти вперед, к тем воротам. И поберегитесь луж. Иной раз кухарки не дают себе труд донести помои до отхожей ямы и выплескивают прямо во дворе.

- Черт! Вы это специально, да? Не могли раньше сказать! -
вскрикнул де Шатийон, угодивший в одну из таких луж, отливавших на свету подозрительно золотистым цветом.

- Это жир... не страшно, отмоется. А вот если бы... - хохотнул Эффиа, но вдруг замолчал и побежал вперед, - Скорее! Там уже фанфары трубят. Кажется, это сигнал для построения.

- Да, - согласился де Гиш, знавший все военные сигналы, - Скорее, Ваше Высочество. Возможно, Ваша когорта уже выстроилась.

- Мы опоздали? -
внезапно побледнев, спросил де Шатийон, - Но ведь король еще не вышел? А?

- Не думаю, пока звучат только сигналы сбора и построения, - буркнул де Гиш уже на бегу, чтобы и в самом деле не оказаться на месте сбора после появления там короля, - Нет, же, смотрите, Монсеньор, мы как раз минута в минуту!

Он указал на выстроившееся в центре конюшенного двора каре из генералов и полковников, за которым уже собирались маршалы во главе с самим Конде.

- Конде! - не удержался от восхищенного вскрика де Гиша, - Глазам своим не верю! Сам Конде здесь!

32

Отправлено: 14.06.17 23:58. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 6 //

Мельтешение красных, голубых и синих плащей королевских мушкетеров и гвардейцев начинало изрядно раздражать. Сидя в седле, герцог де Грамон ощущал ту же потребность броситься в бешенном аллюре прочь от вавилонского столпотворения, как и жеребец-пятилеток под ним. Гнедой с белой полосой на морде, он то и дело изгибал свою гибкую красивую шею, кося карим глазом в сторону своего седока, будто бы спрашивая - ну когда же?

- Ну что же, раз они строят генералов, стало быть скоро возьмутся и за маршалов, - заметил Тюренн, стоявший рядом с де Грамоном, - Согласитесь, дорогой герцог, Вы успели заскучать по славным старым временам здесь в глуши, а?

- Это королевский двор Вы называете глушью, Тюренн? -
спросил де Грамон, заговорщически подмигнув прославленному полководцу, - Осторожнее, старина, а то ведь нас могут и услышать. И совсем не так истолковать наши шутки.

- А что с того? Вы только взгляните на эти постные лица, а? - со смехом ответил Тюренн и кивнул в сторону молодых офицеров, занявших указанные им места в каре, - Разве так выглядят настоящие вояки перед боем? Да это же не гвардия, а рассадник для мух, помилуй меня бог!

- Ваша правда, - прозвучал властный голос за их спинами и оба герцога обернулись, - Это больше похоже на фарс, чем на военный сбор, ей-богу... я слышал, что нашему королю надоели его балеты и он решил заменить их конными каруселями.

Конде, собственной персоной, восседал на рыжем жеребце с видом настолько же надменным, насколько ослепительно сверкала на нем тщательно отполированная кираса, украшенная голубой орденской лентой и расшитой золотом перевязью.

- Ваше Высочество, - оба военачальника поклонились принцу крови, не переставая при этом бросать любопытствующие взгляды вокруг себя - кого еще соизволил вызвать ко двору молодой король, не поставив в известность никого, даже Королевский Совет.

- Тюренн, даже Вас доставили сюда из пыли забвения, - словно парируя незаданные колкие вопросы произнес Конде, ленивой рукой перебирая повод своего жеребца, выбивавшего копытом неглубокую ямку в земле перед собой.

- Из забвения? О, это я забыл о придворных забавах, а вот они обо мне - нет, - Тюренн усмехнулся и в его карих глазах заиграли огоньки насмешливой улыбки, - Его Величество прислал за мной.

- О, господа, благодарю вас, вы уже в строю!

Три полководца повернули головы в сторону подбежавшего к ним драматурга, режиссировавшего конный парад с волнением свахи, выдававшей замуж засидевшуюся в девах невесту тридцати с длинным хвостиком лет.

- Да, все как надо. Господин Тюренн, Вас я попрошу оставаться по правую руку от Его Высочества. Монсеньор, Вы в центре. Да. Маршал де Грамон по левую руку от Вас... а где же маршал де Невиль? И где Миоссан? Боги, за что?

- Эй, кто-нибудь! - де Грамон помахал рукой одному из пеших гвардейцев, - Принесите воды месье Мольеру. Иначе мы лишимся нашего устроителя парада скорее, чем начнется вся эта чехарда.

- Я бы тоже был не прочь промочить горло, -
произнес Конде, смерив обомлевшего при виде Славы Французского воинства гвардейца надменным взглядом человека, привыкшего к благоговейному почтению к своей персоне, - Несите вина! Всем вина!

- Черт, а вот это может изрядно подпортить нам эту занимательную игру, - пробормотал де Грамон, но отзывать отданный принцем крови приказ не стал.

- Чехарда? Боюсь, что дело может обернуться далеко не шуточным образом, -
высказался только что подъехавший на конюшни Миоссан, - Вы видели трансильванского князя с его людьми? Они явно готовились к сражению, а не к параду. Не удивлюсь, если все точильные ножи нынче были собраны в покоях этого лихого принца.

- О, а вот и Месье со свитой! - воскликнул де Грамон, заминая поднятый недальновидным Миоссаном щекотливый вопрос о мадьярах.

// Парк Фонтенбло, Королевская Аллея. 3 //

33

Отправлено: 18.06.17 00:19. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 6 //

- Фи, -
позволил себе отпустить шуточку де Шатийон, по младости лет не знавший лично Великого Конде и насмехавшийся над преклонением де Гиша перед военной славой первого принца крови, - Слава Франции, - простерши руку над воображаемыми головами героев старины, продекламировал рыжеволосый шутник, - Боже сохрани нас, если этим старикам вздумается стряхнуть пыль со своих потускневших кирас.

Тут же, словно в ответ на эту непочтительную шутку, к ним повернулся сам Конде в ослепительно сверкающей кирасе и, заметив приближение Месье, направил своего рыжего жеребца прямо на него.

- Смотрите-ка, кто нас почтил своим присутствием, -
заговорил он первым, тогда как все остальные собравшиеся на конном дворе склонили головы перед Единственным Братом Короля.

Филипп горделиво вздернул подбородок, но не ответил сразу, прекрасно зная, что по своему положению кузен Конде был вынужден ждать его формального приветственного слова, чтобы продолжить в том же духе.

- Смотрите-ка, кто нас почтил... присутствием своим! - словно эхо раздалось из-за спины Месье и де Шатийон, куражась и веселясь от души, выскочил на середину, - Сам Принц Победы Рокруа! История сражений не ведала доселе таких внезапных...

- Перевоплощений, -
тихо шепнул Эффиа и, услышав его реплику, Конде сверкнул глазами.

- А я то думал, что попал на парад боевых генералов армии Его Величества, -
усмехнулся герцог и его ястребиный профиль заострился еще сильнее из-за подобия улыбки, которую он отбросил в сторону рыжеволосого миньона.

Ситуация накалялась буквально на глазах и притихшие офицеры и генералы молча наблюдали за тем, что соизволит вытворить Брат Короля. Филипп молча раздумывал, не развернуться ли спиной к кузену, тем самым не почтив его даже формальным одобрением, когда к нему подвели великолепного скакуна вороной масти с попоной из леопардовой шкуры. Перехватив в руку повод, украшенный золотыми вставками, сверкавшими в лучах вечернего солнца, Месье вставил носок сапога в стремя и подтянулся, чтобы перекинуть ногу через круп. Конь двинулся в бок, так что вместо того, чтобы грациозно и легко занять свое место в седле, герцог неуклюже перекинулся через него, словно куль. Посадка вышла еще более нелепой, чем у юнцов, впервые попавших на манеж для выездки лошадей.

- Я рад, дорогой кузен, что Вы решили почтить мое появление здравницей, -
хмыкнул Филипп, стараясь и виду не подать, что был до смерти уязвлен тем, что за его неудачей наблюдали не только несколько десятков офицеров, но что еще хуже, его несносный опальный кузен, некогда предавший Людовика и самое Францию, переметнувшись сначала на сторону Фрондеров, а затем и вовсе к испанцам.

- О, и в самом деле вино прибыло! - расхохотался Конде, уловив нотки почти мальчишеской обиды в голосе младшего кузена, - За здоровье короля и за здоровье герцога Орлеанского! - воскликнул он, поднимая вверх высокую глиняную кружку из тех, из которых конюхи пили свое дешевое смешанное с водой вино, - Всем по чарке!

- Здоровье короля! - выпалил Филипп и поспешно выпил поданное ему вино, чтобы не отставать от кузена ни в чем, что бы ни стояло на кону.

34

Отправлено: 20.06.17 00:20. Заголовок: Парк Фонтенбло, Коро..

Парк Фонтенбло, Королевская Аллея. 3

Вызывающе громкие выкрики гвардейцев, приветствовавших своего юного лейтенанта всколыхнули в душе д'Артаньяна воспоминания о его собственных первых шагах в самостоятельной жизни. А ведь когда-то и его, желторотого юнца приняли под свое крыло лучшие из лучших - мушкетеры короля из прославленной роты самого капитана де Тревиля. И вот точно также кричали и улюлюкали вслед на зависть гвардейцам кардинала Ришелье, стычки с которыми были тогда обыденным делом. Пообещав самому себе присматривать за юнцом, чтобы тот не попал в еще более страшную переделку, д'Артаньян пришпорил своего коня. Еще одно дело оставалось неоконченным.

Проезжая мимо каре объединенных рот королевских мушкетеров, лейтенант взмахом руки приветствовал своих ребят под громогласные "ура", но не остановился, а помчался мелкой рысью дальше, минуя проезжавших мимо него гвардейцев швейцарской сотни и иностранного полка, командование которым недавно было передано графу де Вивонну. Отметив про себя, что ни де Вивонна, ни командовавшего швейцарской сотней де Варда не было видно на Лужайке, д'Артаньян нахмурил брови. Скорее всего де Вивонн был сейчас ближе к королю, нежели к своему полку. Но де Вард, где был он, за кем гнался на этот раз?

В воротах конюшенного двора образовался затор из-за собравшейся группы всадников, среди которых д'Артаньян узнал генерала де Руже, нескольких полковников и знаменосцев, которые должны были ехать перед когортой маршалов, возглавляемой самим Месье. Сам принц уже стоял впереди вверенных его главенству "славы французского воинства" с поднятой чаркой и салютовал всем, провозглашая тост за короля.

- Тысяча чертей, - выругался д'Артаньян и уже про себя повторил еще раз это ругательство и несколько других цветистых оборотов на родном наречии, увидев рядом с Филиппом самого Конде.

- Всем по чарке! - командный тон победителя испанцев при Рокруа прозвучал грознее набата в ушах лейтенанта. Но, видя, что никто, особенно же дю Плесси-Бельер, остававшийся в стороне от всего происходившего, не показывал и виду, что происходило нечто возмутительное, д'Артаньяна лишь молча склонился к шее своей лошади, отдал военное привествие сразу всем принцам крови и маршалам, а затем направил коня к дю Плесси-Бельеру.

- Вы не поверите, маршал, с кем столкнулся наш новоиспеченный лейтенант, - заговорил гасконец, лукаво посмеиваясь в усы, - Тысяча разгневанных фурий в печенку этому нечестивому фламандцу. Да да, именно его, - он понизил голос, хотя, при том гвалте, который царил на конюшенном дворе, можно было не опасаться быть услышанным кем-то, кто стоял бы дальше чем на пол-корпуса его лошади, - Негодяй едва не убил его, но ординарец Виллеруа подоспел во-время. Виллэм взят, маршал! Черт возьми, да за это я бы с радостью поднял чарку, - но тут он бросил злой взгляд в сторону Конде, - Но не с этим предателем за компанию. Даже если его простил сам король, черт меня дери.

35

Отправлено: 20.06.17 23:33. Заголовок: - Благодарение небу,..

- Благодарение небу, месье Мольер определил мне отдельную роль в этой карусели, - с улыбкой сказал дю Плесси-Бельер, встретив подъехавшего к нему д'Артаньяна, - Вы наверное задаетесь вопросом, дорогой граф, отчего это я манкирую своим чином и не гарцую в рядах маршальского каре. Сознайтесь, Вы и сами не захотели бы оказаться там, а?

Он бросил насмешливый взгляд в сторону Конде, салютовавшего глиняной чаркой толпе молодых офицеров, восхищенно скандировавших его имя, не взирая на присутствие Брата Короля и маршалов Франции, среди которых был и сам Тюренн. Впрочем, Тюренн предпочитал держаться в тени, беседуя с несколькими маршалами своего ранга и полета, не обращая внимания на буйство молодежи и маленький триумф устроенный ими в честь героя битвы при Рокруа.

- Но Вы не с пустыми руками, граф? - лукавая усмешка старого гасконца, знавшего толк не только в военных авантюрах, но и в распутывании сложнейших дворцовых интриг, насторожила дю Плесси-Бельера. Он отослал прочь слугу, поднесшего ему кружку с вином и наклонился в сторону д'Артаньяна, чтобы расслышать то, что граф предпочел рассказать почти шепотом.

- Виллэм? Он снова под арестом? Вот это новость! Черт... и что же, наш друг снова оказался на высоте? Я уже наслышан о его подвигах в Версале, чертовски везучий молодой человек... и чертовски храбрый, - проговорил Франсуа-Анри, но, заметив внимательный взгляд д'Артаньяна, тут же добавил как ни в чем не бывало, - О подвигах Виллеруа мне рассказали мушкетеры по дороге к Барбизону. Кажется, он успел завоевать их дружбу, даже уважение, а ведь это далеко не столь просто, а, месье лейтенант? Ваши ребята запросто так не станут расхваливать кого ни попади, особенно же этих наследников фамильной чести, - красноречивый взгляд говорил о большем, чем маршал позволил себе высказать - он и сам некогда был всего навсего сыном маршала, которому пришлось пройти от простого кадета и ординарца при штабе своего отца весь путь до полковника, пока он не был замечен самим кардиналом. Что в итоге впечатлило покойного министра короля в молодом вертопрахе - удача или дерзость, или же умение сводить к минимуму риск, необходимый для достижения цели, кто знает. Ведь порой Фортуне не требуется ровным счетом ничего, связанного с логикой, для того, чтобы взмахнуть своим крылом над головой счастливчика.

- Да, эта новость стоит настоящего праздника. Зря я отослал слугу с вином, -
усмехнулся Франсуа-Анри, стараясь и виду не показать, что его также как и д'Артаньяна раздражало поведение Конде, уже возомнившего себе не только возвращение милости короля, но и новые почести, - Мы выпьем позже, граф. После карусели и после того, как представим отчет королю.

И кстати, о короле. Маршал тревожно огляделся, не появился ли среди всей этой разодетой в разномастные военные доспехи всех времен и эпох толпы - военачальники, завоевавшие славу себе и Франции на полях сражений, смешались с толпой молодых офицеров из придворных. Последним было поручено везти боевые знамена полков, расквартированных в Фонтенбло и окрестностях. Их блестящие кирасы, не знавшие ничего кроме полировочного жира и щетки, сверкали гораздо ярче старых потускневших от пороха и гари доспехов Тюренна и де Грамона.

- Короля все еще нет, - проговорил дю Плесси-Бельер и посмотрел в глаза лейтенанта мушкетеров, - И меня это начинает беспокоить. Того и гляди этот военный парад окажется триумфальной каруселью в честь возвращения Конде ко двору. А ведь он вынудил короля послать ему приглашение. Но я не уверен, была ли речь о прощении. Я хочу выяснить, в чем дело, - сказал он и направил свою лошадь к воротам в сторону служебного дворцового крыла, - Вы со мной, граф?

Но, ехать никуда не пришлось. Появление короля в сопровождении маркиза де Курсийона и графа де Вивонна пресекло всеобщее веселье и братание за распитием вина, принесенного по приказу Месье. Все, бывшие верхом, тут же спешились, приветствуя в глубоком поклоне Людовика, который явился на конюшенный двор, скрываясь под плотным плащом.

36

Отправлено: 22.06.17 00:52. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Лужайка перед дворцом и потайной ход.//

- Нет, Вивонн, нет, речь шла всего об одной женщине. Виллеруа был уверен, что она нуждалась в помощи. Точнее, в спасении. Но, на ее несчастье, все произошло настолько быстро, что кроме самого маркиза больше никто не видел ее и никто не мог подтвердить его рассказ.

Взгляд де Вивонна потемнел под сдвинувшимися к переносице бровями. Он оглянулся назад в сторону кустов, где по словам караульных был найден избитый до полусмерти турок.

- А что если это дело связано с тем, по поводу которого я обратился к Вам, Сир? - проговорил он, взволнованно сжимая ладонь на эфесе шпаги, - Женщина, нуждающаяся в помощи, и турки - это звучит как та история, которая приключилась вчера ночью... Вы уже знаете, с кем и когда.

- Я знаю, граф. И я думаю, что господин префект также в курсе всего происходящего, так что, до поры нам не нужно беспокоить его новыми поручениями. Я уже сказал Вам, что принял Вашу просьбу. И я намерен действовать, Вивонн, да. Но, всему свое время.

И как только эти Мортемары терпели земную твердь под ногами, задался вопросом Людовик, которого начала раздражать манера графа де Вивонна не только видеть во всем заговоры, но и пытаться откровенно манипулировать им.

Гравиевая дорожка, погребенная под слоем пыли и мха, поросшего между камешками, привела их к боковой аллее, огибавшей весь дворец, а от нее они прошли к воротам конюшенного двора. Широкий двор, на котором могла разместиться целая рота конных мушкетеров или гвардейцев для переклички, была заполнена всадниками, выстроившимися в ряды в несколько каре, и сновавшими между ними конюхами, спешившими исполнить последние поручения перед началом парад. Всей этой кутерьмой руководил Мольер, драматург, которому был поручен сценарий всей конной карусели и парада вплоть до встречи короля с турецким посланником и последующих фейерверков.

Но, на деле же центром всеобщего внимания был человек в белом офицерском камзоле и одетой поверх него блестящей кирасе, украшенной голубой орденской лентой. Он горделиво восседал верхом на рыжем скакуне, нетерпеливо переступавшем с ноги на ногу, поднимая клубы пыли.

- Конде, -
прошептал король, воочию видя перед собой того, кто предал его и имел наглость напроситься на приглашение ко двору, рискуя ужесточением приказа о ссылке, - Кузен Людовик де Бурбон.

- Господа офицеры, всем внимание! -
выкрикнул дежуривший у ворот караульный и сам вытянулся, приветствуя вошедшего короля, - Его Величество, король!

Это несколько испортило сюрприз с неожиданным появлением, на который рассчитывал Людовик, но вместе с тем привело к весьма отрезвляющему эффекту - окружавшие Конде молодые офицеры тут же развернулись своих лошадей в сторону вошедших и все как по команде сняли шляпы, салютуя королю, склонив перед ним непокрытые головы. Самому Конде пришлось подчиниться ситуации - он поклонился царственному кузену так же глубоко, как и остальные. Но, Людовик мог поклясться на распятии, что успел заметить взгляд, полный сожаления и злобы, в черных сверкавших деятельной энергией глазах.

- Дорогой кузен, мы рады видеть Вас прибывшим столь быстро по нашему приказу, - произнес король так громко и отчетливо, чтобы каждое его слово запечатлелось в памяти придворных сплетников, тех, кому предстояло разнести вести о возвращении первого принца крови ко двору милостью короля. Именно милостью, а не справедливостью или боже упаси, слабостью!

- Филипп, Вы прекрасно выглядите в этом костюме. Право же, они так ладно сидят на Вас, что мне даже жаль, что нам предстоит всего лишь турнир по стрельбе из лука, - он улыбнулся брату, одному из первых, приветствовавших его, а затем подозвал к себе лейтенанта мушкетеров и стоявшего рядом с ним маршала дю Плесси-Бельера, - Господин д'Артаньян, я надеюсь, что прогнозы оправдаются и ничто не помешает сегодняшнему параду. Какие новости, дю Плесси? Вы светитесь довольством, что не редкость, но я чувствую, что это вовсе не из-за благосклонности к Вам одной из придворных красавиц. Расскажите же нам, что Вас так вдохновляет?

37

Отправлено: 23.06.17 00:06. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Лужайка перед дворцом и потайной ход. //

Минутное затишье, воцарившееся после объявления о приходе короля, уже через минуту сменилось волной шума и многоголосия с утроенной силой, так что Филипп с величайшим трудом смог расслышать бормотания Мольера, подбежавшего с докладом к королю. Сам Людовик в это время был сосредоточен на том, чтобы показать Конде, что он не только не удивлен его появлением, но был даже рад видеть его.

- Месье маркиз, Вы должны мне помочь, - шептал Мольер, ухватившись за руку Филиппа, как утопающий хватается за весло спасательной шлюпки, - У нас нет возницы для колесницы Его Величества. Дьявол, я послал их переодеваться, так нет же, уже с полчаса как нет их.

- Не волнуйтесь, месье, - с завидным спокойствием ответил ему де Курсийон и посмотрел в сторону де Вивонна, стоявшего в двух шагах от коновязи, - Король только что назначил графа своим возницей. Найдутся у Вас кираса и шлем для него?

- О, - озадаченно протянул драматург, но тут же отчаянно закивал головой, опасаясь потерять и эту возможность, - Я сейчас же! Немедленно же! Минуту!

К величайшей удаче для всей будущей карьеры месье Мольера в качестве придворного драматурга король отвлекся на разговор с лейтенантом мушкетеров и маршалом дю Плесси-Бельером. Тревожно оглядываясь на них, Мольер кинулся к навесу, под которым сидели его актеры, наблюдавшие за приготовлениями новоиспеченных актеров голубых кровей к величайшему представлению всех времен.

- Тиль! Тиль, беги сюда! Живо мне! -
заламывая от переполнявшего его волнения руки, крикнул Мольер и тут же к нему подскочил вертлявый молодой человек с плутоватым лицом, - Беги что есть мочи к нашему балаганчику. Выбери кирасу и шлем из реквизита. Должны были остаться. Те, что Агамемнона, - он обернулся в сторону де Вивонна и украдкой оценил его фигуру на глаз, - И не забудь тогу... да, ту белую с пурпурными полосами. Она подойдет как раз. Ну же! Беги что есть духу!

- Да что ж я, ветер что ли? Хоть бы мула дали... ногами то не добегу, -
покривлялся для виду Тильберто, но был награжден такими яростными молниями во взоре своего патрона, что поперхнулся на полуслове и бросился бежать, только пятки засверкали.

- Что эти актеришки еще учудить решили? - спросил у Филиппа граф, заметивший подозрительные взгляды, бросаемые на него Мольером.

- Да ничего особенного, - ответил вполголоса маркиз и подмигнул де Вивонну, - Только превратят Вас в древнегреческого героя на пару часов.

- Что? Чтобы я в этом балагане...

- Вы же согласились быть возницей Его Величества, мой друг? - невозмутимо уточнил де Курсийон и наклонил голову на бок, - А для этого Вам следует быть одетым в том же стиле, как и наш король. Разве нет?

- Черт бы побрал этих турок, - буркнул де Вивонн вместо ответа.

38

Отправлено: 28.06.17 01:16. Заголовок: - Его Величество кор..

- Его Величество король! - выкрикнул караульный и тут же на конюшенном дворе воцарилась неслыханная тишина, так что до ушей Филиппа донеслось жужжание одинокого шмеля, кружившего над пожухлой кучкой прошлогоднего сена.

- Помяни солнце и тут же воссияет, - шепнул Эффиа склонившемуся в седле принцу, прежде чем склониться в низком поклоне перед появившемся в сопровождении двух дворян королю.

- Не всегда, - ответил ему Филипп, густо покраснев из-за низкого наклона, а еще из-за чарки вина, лихо опрокинутой им, несмотря на предупреждающий голос внутри - пить перед конным парадом, что хуже можно было придумать! Наверняка кузен Конде знал что-то такое про все эти карусели и военные смотры и хотел унизить младшего кузена каким-нибудь конфузом. К примеру, этим неблагостным цветом щек.

"Надо же, заметил," -
саркастически заметил сделавшийся еще более противным внутренний голос, когда Людовик улыбнулся брату и похвалил его за цветущий вид. Впрочем, может быть это только Филиппу послышался намек на раскрасневшиеся щеки в словах короля, ведь никто больше не посмел даже улыбнуться в его сторону, а тем более подхватить брошенную Людовиком шутку.

- Я надеюсь, Сир, что в будущем у меня еще будет возможность доказать, что я способен не только носить доспехи, но и сражаться, - неестественно громко сказал Филипп, поддавшись искушению ответить брату тем же вызовом. Он хотел добавить что-нибудь еще, задорное, колкое, так чтобы все услышали в его голосе те же рычащие нотки молодого льва, которые слышались ему в тоне Людовика. Но, пока он с раскрытым ртом ловил витавшие в его мыслях слова, чтобы облечь их в пламенную и непременно привлекающую всеобщее внимание речь, Людовик уже отвернулся от него и подозвал к себе графа д'Артаньяна и красовавшегося сверкающими доспехами на белоснежном маршальском мундире дю Плесси-Бельера.

- Это и есть та самая квадрига? - де Вивонн пренебрежительно ударил кулаком по ободку позолоченной колесницы, в которую были впряжены четверка лошадей безупречной белой масти.

- Да, месье! Она самая, - Мольер оказался перед ним с проворством черта из индийской шкатулки с секретом, которую среди прочих безделушек и ценностей Филипп нашел в шкатулке с дарами от турецкого султана, - Вас выбрали в возницы для Его Величества, граф? Но... Вы же не поедете в этом костюме, не так ли? Я уже послал за доспехами для Вашего Сиятельства.

- Что? - окинув драматурга надменным взглядом, де Вивонн хотел сказать что-то насчет того, куда тому следовало отправиться самому и заслать свои костюмы, но, перехватив задумчивый взгляд Филиппа Орлеанского, смял в кулак снятую перчатку и лишь громко хмыкнул, - Ну да.

- Месье Мольер! - громко позвал Филипп, выпрямившись в седле, - Мои придворные к услугам Его Величества, если дело только в костюме. Граф де Гиш, например.

- Это... это был выбор Его Величества, Монсеньор, -
замявшись, ответил Мольер и покосился на де Вивонна, которого задело предложение принца заменить его на другого, пусть де Гиш и был в отличие от многих присутствовавших настоящим полковником, побывавшим во многих сражениях, не смотря на свой молодой возраст.

- В этом нет необходимости, Монсеньор, -
процедил сквозь зубы де Вивонн и вскочил на подножку колесницы, намереваясь продемонстрировать умение управлять лошадьми и тем самым свое полное право на роль, - Моя рука достаточно тверда, чтобы удержать вожжи. Рошешуары были возницами еще со времен римских завоевателей, - горделиво констатировал он факт из истории родового имени, хоть никогда и не верил в рассказываемые его отцом истории о древности их рода.

- Ага... и шептали триумфаторам "Мементо мори", - пискнул де Шатийон, появившийся из-за спины де Гиша, - Да, я читал, что раб из побежденного племени стоял с венком в руке и шептал эти слова императору.

- Черт возьми, маркиз! - зарычал выведенный из себя граф, но Мольер предусмотрительно встал между ним и рыжеволосым возмутителем спокойствия.

- Господа, а вот и мой костюмер! -
он указал на раскрасневшегося от быстрого бега Тиля, приволокшего на спине тюк с костюмом для Вивонна и блестевшую на солнце кирасу древнегреческого героя.

39

Отправлено: 30.06.17 00:57. Заголовок: Воцарившееся при поя..

Воцарившееся при появлении короля напряжение тут же пропало, стоило Людовику заговорить с опальным принцем. Отчетливый и властный голос прозвучал среди гробовой тишины, но как только внимание короля переключилось на Месье, весь двор снова огласился веселым смехом и разговорами. Теперь, когда появление Конде было утверждено лично королем, даже самые острожные из собравшихся на конюшенном дворе офицеров, поспешили выказать свое почтение Славе и Добрести французского оружия.

Дю Плесси-Бельер, внимательно наблюдавший за этой сценой со стороны, коротко усмехнулся и наклонил голову, встретив взгляд Конде. Ястребиный взор героя Рокруа высмотрел его из толпы окруживших его молодых офицеров, протягивавших к нему свои кружки, чтобы лично отсалютовать ему здравницей в его честь.

- Хм... я и позабыл уже, какое это веселье наблюдать за этими крысиными гонками за славой, -
проговорил Франсуа-Анри, обращаясь к д'Артаньяну и усмехнулся, заметив такой же полный пренебрежения взгляд гасконца - взгляд матерого волка, смотрящего на шакала, - Король идет, - шепнул он и склонился почти по пояс, рискуя вывалиться из седла, стоило только его лошади сделать неверное движение.

- Сир, я и в самом деле счастлив. Но, нет, увы мне грешному, после недавнего недоразумения с помолвкой, благосклонность придворных красавиц ко мне иссякла словно ручей в пустыне, - отшутился он на вопрос Людовика о причинах его вдохновения, - Однако, жизнь продолжается, - разогнувшись в седле, дю Плесси-Бельер заметил на себе несколько укоризненных взглядов придворных завистников, только и ждавших, как бы поймать маршала двора на какой-нибудь случайной ошибке, чтобы указать на нее королю. Он перекинул ногу через седло и спрыгнул на землю. Боль, отдавшаяся в боку, едва не заставила его скривиться в гримасе, но эти же завистливые взгляды, обращенные на него со всех сторон, вынудили его изобразить легкомысленную улыбку и легко и непринужденно отвесить поклон.

- Граф только что сообщил мне об аресте Виллема, Ваше Величество, - тихо сказал он, упиваясь досадой, отразившейся в глазах Конде, который из-за своего триумфального успеха среди военной молодежи, не мог расслышать разговор короля и маршала, - А также я рад сообщить Вам, что наша уловка с ложной шкатулкой удалась. По дворцу ходят слухи о ее пропаже из кабинета префекта. Репутации господина Ла Рейни нанесен некоторый ущерб, - синие глаза лукаво блеснули, - Но это только во благо государственным интересам.

Спор, возникший возле колесницы, предназначавшейся для торжественного выезда короля, привлек всеобщее внимание. Франсуа-Анри с облегчением выдохнул и наклонил голову, так что в тени полей его великолепной шляпы невозможно было разглядеть усталость на его лице.

- Вина, пол-царства за чарку вина! - прошептал он и тут же один из пажей Месье подскочил к нему с подносом, на котором стояли еще несколько кружек с вином.

- Не амброзия, но вполне сгодится, чтобы приободриться духом, - шепнул под руку маршалу подошедший из тени навеса де Лозен.

- Как? И Вы тут, - усмехнулся дю Плесси-Бельер, отпивая вино.

- А что же, прикажете маленькому полковнику оттирать каблуки на лестнице вместе с дамами? - с наигранно оскорбленным видом парировал гасконец и отсалютовал в сторону короля кружкой с вином, - О нет, мое место рядом с королем. Как и всех нас, не так ли?

- Да, мой друг, - согласился маршал и насмешливо улыбнулся ему, - В лучах солнца куда легче оказаться на виду у красивых женщин.

- И желанных, дорогой маркиз, -
подхватил мысль де Лозен и весело рассмеялся.

- Добавьте еще - неприступных, и будете всецело правы, -
согласился Франсуа-Анри и дружески стукнул опустошенной почти до дна кружкой о кружку маркиза.

40

Отправлено: 02.07.17 23:47. Заголовок: - Чума его забери, -..

- Чума его забери, - глухо проворчал д'Артаньян, бросив в сторону Конде злой взгляд, и вслед за дю Плесси-Бельером приблизился к королю.

- Сир, какими бы не были прогнозы, мне о них все равно не докладывали, парад будет проведен, - отвечал он королю, прекрасно зная, что Людовик ожидал именно этих слов от него, а уж о том, что грозило великолепию задуманной им карусели с участием всех военных, расквартированных в Фонтенбло и окрестностях, пусть докладывают другие. Омрачать энтузиазм короля д'Артаньян не желал не потому что боялся за свою карьеру, уж он то повидал на своем веку и взлеты и падения, ему претил так называемый резонный взгляд на вещи, когда трусость и страх перед ошибками прикрывали так называемой осторожностью. К чему стреножить молодого жеребца, приучая его трусить медленной рысцой, вместо того, чтобы тренировать брать с места в карьер и рваться бой.

- Ваши войска полны энтузиазма, Сир, а это лучший залог победы, - перекрикивая грохот литавр и звуки кавалерийских труб, добавил д'Артаньян и указал на видневшиеся за воротами конюшенного двора каре мушкетеров и гвардейцев, выстроившихся в полной готовности.

Короткий ответ дю Плесси-Бельера вместил в себя все самые важные новости, которые следовало передать королю, так что, д'Артаньяну оставалась лишь формальная часть - отвесить бравый салют Его Величеству и передать бразды управления парадом маршалу двора.

Впрочем, все оказалось не настолько просто, как хотелось бы графу. Стоило ему вздохнуть с облегчением при мысли о том, что на ближайшие два часа его роль сводилась лишь к тому чтобы торжественно прогарцевать впереди каре мушкетеров, как к нему подъехал всадник в ливрее служителя Королевского дома. Тот остановил взмыленного коня, тяжело раздувавшего бока от бешенной скачки и громко выкрикнул имена д'Артаньяна и герцога де Грамона.

- Тысяча чертей, что еще стряслось? Нападение голландских передовых частей? Фландрия в огне? Да говорите же, сударь, надышитесь еще, - нетерпеливо выкрикнул ему д'Артаньян, не доехав и на три корпуса, - Ну, в чем дело?

- Господин Летелье отдал приказ... передать Вам... и герцогу де Грамону... господин де Бриенн получил приказ от королевы, - гонец тяжело выдохнул и, снова набрав в легкие воздуху, выпалил окончательный приказ, - Можно приглашать... турецкое посольство...

- Так, - протянул д'Артаньян, крайне удивленный тем, что этот приказ передали именно ему.

- Граф де Бриенн передал, что для статуса посла Великой Порты полагается, чтобы вестниками были высшие чины... а маршал двора... он, -
он покосился на дю Плесси-Бельера, стоявшего под навесом возле коновязи.

- Что с маршалом двора? - не понял д'Артаньян, подозревая, что господа из Королевского Совета плели очередные козни против молодого маршала, которому до сих пор вменялись в вину не только молодость и головокружительная военная карьера, но и его успех у женщин и личная дружба с королем.

- Господин Летелье сказал, что маршал двора занят в постановке, - пояснил гонец, - Вместо него выбрали маршала де Грамона. И Вас, как лейтенанта личной охраны короля. И лейтенанта королевских гвардейцев. Это для торжества.

- А может еще и первых знаменосцев швейцарской сотни и трубачей от полка драгун? - насмешливо спросил д'Артаньян и повернулся в сторону подъехавшего к ним герцога де Грамона, - Кажется, дипломатический Совет Его Величества теперь и военными руководит. А, каково!

- Нет, о знаменосцах речи не было, - замотал головой гонец и тронул поводья лошади, - Позвольте ехать дальше, господин лейтенант. Мне еще маркиза де Виллеруа найти надо.

- Виллеруа? Не Вилькье? -
переспросил д'Артаньян и, получив утвердительный кивок, поспешил остановить гонца, перерезав ему путь, - Стойте. Я знаю, где найти Виллеруа. Не тратьте силы понапрасну. Передайте, кому там следует... господам Летелье и де Бриенну, что мы сейчас же выезжаем на встречу с пашой. Вы ведь готовы, Ваша Светлость, послужить короне и Франции в качестве представителя?

- Но, с Вами должны отправиться как минимум шесть человек из гвардейцев и мушкетеров... для почетного эскорта.

- К черту... а впрочем, я их наберу. Все будет, - ответил д'Артаньян и пришпорил своего жеребца, утомленного долгими ожиданиями на переполненном до отказа конюшенном дворе.

Парк Фонтенбло, Королевская Аллея. 3


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 4