Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4


Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4

Сообщений 1 страница 20 из 59

1

04.04.1661

http://img-fotki.yandex.ru/get/9930/56879152.44c/0_119249_fc4865b7_orig

2

Отправлено: 02.01.16 20:45. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Красная комната, 2 //
Утро, половина шестого утра.

http://img-fotki.yandex.ru/get/27797/56879152.458/0_1195eb_df5deab1_orig

Утро застало лейтенанта мушкетеров задремавшим в кресле в Большой королевской приемной. Нередко случалось, что даже самые благие намерения так и оставались неисполненными в силу непреодолимых обстоятельств. А две практически бессонные ночи и два дня в разъездах привели лейтенанта к тому, что опустившись в кресло для того, чтобы отписать наскоро план приказов на утро четвертого апреля и передать его с нарочным лейтенанту де Ресто, он опустил голову на мягкий обитый бархатом подлокотник и уснул быстрым сном. Его верные мушкетеры успели подобрать выпавший из ослабевших пальцев листок бумаги с записанным на нем планом и, хоть не по уставу было, подложили под голову лейтенанта свернутый наспех мушкетерский плащ.

- Что за черт? - пробормотал сквозь сон д'Артаньян, очнувшись от короткого, но глубокого сна.

- Осмелюсь доложить, Ваше Сиятельство, план утреннего смотра и зачисления караулов для лейтенанта де Ресто передан, - влетевший в двери виконт де Труа.

Металлическое эхо от шпор заставило лейтенанта поморщиться и замахать руками.

- Куда... куда, тысяча чертей! Почему ботфорты кавалерийские? Во дворце чтобы без шпор, - вскричал окончательно проснувшись д'Артаньян и поднялся с софы.

- Так ведь велено было быть готовыми к выезду, Ваше Сиятельство. Готовы уже. Под командованием сержанта Гарнье.

- А, готовы уже? Сколько же времени теперь?

- Да вот, половину шестого часы на башне отбили уже.

- Черт знает что, - проговорил д'Артаньян, поправляя плащ и перевязь, - Передайте шевалье де Гарнье, чтобы выезжал уже. Пусть пришлет гонца с донесением, когда прибудете в павильон Гонди. Все, езжайте с богом. Де Шалон!

Застывший как статуя караульный у дверей в кабинет короля щелкнул каблуками сапог и подошел к лейтенанту. На бледном после караульной вахты лице его заиграла легкая ухмылка, когда он заметил проскользнувшего в приемную молодого человека. Тот прокатился по начищенному паркету от дверей из коридора для прислуги к одной из колонн и попытался спрятаться за ней.

- А это что такое? -
заметив ухмылку на лице мушкетера, лейтенант обернулся и заметил спрятавшегося за колонной маркиза, - Как, месье де Виллеруа, Вы теперь и ночи не спите ради караульной службы? Право же, похвальное рвение. Но, не следует забывать, месье, во дворце введен комендантский час. До семи утра ни ни, - грозно сверкнув черными глазами, д'Артаньян усмехнулся в усы и потрепал молодого человека за плечо, - Ну, ладно полно. Хотите, позавтракаем вместе? В казармах должны уже накрыть столы для смены караулов. А к королевской аудиенции я Вас сам проведу.

3

Отправлено: 03.01.16 00:18. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната маркиза де Виллеруа //

Кратчайший путь к выходу лежал через большую королевскую приемную. Франсуа почти бегом пересек коридор для прислуги, спасаясь от искушения заглянуть в королевскую оранжерею. У самой двери в приемную, он набрал воздуху в легкие и замер в нерешительности. Одно дело пройти боевое крещение сначала вином, а потом и огнем у господ мушкетеров, совсем другое попасться им на глаза во время их караульной вахты в неурочном месте и в совсем неподходящее время. Задачка ему предстояла не из легких - успеть проскользнуть через огромный зал так быстро и незаметно, чтобы стоявшие в карауле мушкетеры даже дуновения ветра не почувствовали. Выйдет ли?

Дверь по счастью не заскрипела и мягко отворилась, поддавшись легкому нажиму ладони. Франсуа проворно вошел внутрь и осторожно прикрыл за спиной створки дверей, стараясь не допустить щелчка щеколды. Щегольские каблуки его новых туфель предательски застучали по паркету и, чтобы не издать больше ни звука, маркиз проехал на носочках от дверей к мраморной колонне, спрятавшись за ней в надежде, что его маневр не привлек внимания сонного караульного, застывшего у дверей в кабинет Его Величества.

Выглянув из-за колонны, Виллеруа хотел оценить степень безопасности перехода к выходу. Вскрик ужаса застыл на его губах, когда он увидел самого лейтенанта мушкетеров, уставившего на него вопросительный взор.

- А это я, - неловко улыбаясь, ответил Франсуа, отлепившись от холодного мрамора колонны, с которой едва не слился намертво, - Я проснулся... вот, решил свежим воздухом подышать.

- А что, в комнате так душно? - как бы про себя пробормотал караульный мушкетер, по лицу которого было видно, что он бы нашел как скоротать время ранним утром, если бы не служба.

- Ага, -
кивнул маркиз, - Душно. Но, про комендантский час я то и позабыл.

Его уши предательски заалели, грозя выдать юного героя с поличным на попытке неумелой лжи. Но еще более нестерпимое жжение в груди заставило его забыть о неловкости момента. Ведь он обещал Оре непременно же быть к шести часам у озера! Нет, не мог он вот так взять и свалять труса при первом же препятствии. Франсуа переборол охватившую его дрожь и дружески улыбнулся лейтенанту, готовый дойти до конца в своей лжи, чтобы избежать мушкетерское гостеприимство.

- Его Величество уже распорядился, чтобы я присутствовал на завтраке. Так что... я сберегу аппетит, пожалуй, - соврал юноша на голубом глазу и кивнул в сторону дверей, - Я как раз шел, чтобы предупредить Вас, граф. И да, если Вы все равно собираетесь в сторону казарм, то пройдемся вместе. Мне было поручено заглянуть на конюшню и проверить, получены ли указания Его Величества относительно... - хладнокровный тон выдуманной на ходу лжи подвел маркиза и он запнулся на мгновение, - Относительно... выезда, - докончил он, едва выдерживая вежливый и внимательный взгляд карих глаз гасконца.

// Парк Фонтенбло. Озеро. 6 //

4

Отправлено: 03.01.16 22:34. Заголовок: Д'Артаньян внима..

Д'Артаньян внимательно смотрел в глаза молодого человека, сконфуженный вид которого вызвал у него подозрения. И только память о недавних подвигах маркиза, заставила старого гасконца сделать вид, что он не услышал ложь в оправданиях Виллеруа и закрыть глаза на несуществовавшие приказы короля.

- Так значит Вам поручено в конюшни заглянуть? А я как раз человека туда отправить собирался, -
усмехнувшись в черный ус, сказал граф, прищурив глаза, и кивнул де Шалону, едва не согнувшемуся вдвое от сотрясавшего его беззвучного смеха, - Виконт, отправляйтесь-ка вместе с маркизом. Проводите через караульные посты, чтобы его не задерживали. А заодно... там на конюшнях проверьте, готовы ли лошади для королевской охоты. И егерей ко мне пришлите. С докладом.

- Будет исполнено, Ваше Сиятельство!
-
отчеканил мушкетер, салютуя мушкетом, - Дозволено идти?

- Ступайте, ступайте уже. Я здесь до смены караула подожду. Так что, после можете прямиком в казармы идти. У Вас когда следующая вахта?

- В полдень построение во внутреннем дворе казарм, Ваше Сиятельство.

Д'Артаньян чуть приподнял брови, прикидывая в уме шансы на качественный сон для караульной смены. Решительно, после королевского приказа усилить все дворцовые караулы втрое и разослать патрули на Парижскую дорогу для его мушкетеров началась самая что ни наесть военно-полевая жизнь.

- Ступайте, виконт, - ответил д'Артаньян, не имевший привычки обсуждать положение дел в своей роте ни с кем, кроме самого короля, негласно патронировавшего мушкетерскому формированию.

Проводив долгим взглядом удалившихся из приемной молодых людей, он похлопал тяжелыми крагами по голенищу высокого ботфорта и прошелся по залу, разминая затекшие от долгого сидения на неудобной софе ноги.

- Что, какие новости? Все спокойно? -
спросил он у второго караульного, стоявшего у дверей в королевский кабинет.

- Точно так, господин лейтенант. За время вахты никаких происшествий не было. Если не считать только... да то пустяк был. Мелочь.

- Мелочь? - вопросительно вскинув брови, переспросил Д'Артаньян и ленивый взор его черных глаз прояснился, - Что было?

- Да в коридоре для прислуги возня была. Де Шалон пошел проверить. Сказал, что бельевщик с корзиной приходил... ключи у него вывалились из рук, вот и грохнуло.

- Какой бельевщик? - грозно нахмурился гасконец, почуяв неладное, - Вы, сударь, много бельевщиков во дворце видели? Почему сразу не доложили, а? Тысяча чертей!

- Так ведь он ушел... белье сменил и ушел, - оправдываться перед разгневанным лейтенантом было что на дерево забраться средь грозы - молнии из его глаз были подобны стрелам Юпитера грозно и точно по цели, - С корзиной своей и ушел. Раз у него ключи были, стало быть, знал куда шел то.

- Черт знает что, - прорычал Д'Артаньян и потряс сжатой в кулак перчаткой, - После смены караула на гауптвахту! Оба! Черт возьми, бельевщик, как же! Вы что же, сударь, в первый день на службе? Где Вы до этого служили? А? Каким ветром Вас вообще в мушкетеры занесло?

Грозный рык разгневанного лейтенанта мушкетеров эхом раздавался по огромному залу, крича на своего мушкетера он не заметил, как в приемной начали собираться первые посетители, ожидавшие застать короля еще до того, как он сошлется на неотложность утренних государственных дел.

5

Отправлено: 06.01.16 01:30. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Красная комната, 2 //

Неприятный осадок от прощальной стычки с лейтенантом мушкетеров, перехватившим у него инициативу с передачей письма графини к своей камеристке, так и не выветрился и на утро Бонтан был все в том же духе, точнее при отсутствии его. А когда месье первый камердинер Его Величества изволил пребывать не в духе, на орехи доставалось всякому, кто того заслуживал, даже если в иное более благостное время месье Бонтан и не обратил бы внимания на малые проступки. Он уже отчитал шустрого второго камердинера за нерасторопность и откровенную нерадивость в отношении утреннего костюма Его Величества, который так и остался не отпрессованным с вечера и угрожал представить короля Франции в самом непристойно небрежном виде, какой только можно было вообразить. Неунывающий Лионель ответил лишь насмешливым кривлянием и ужимками за спиной Месье Незаменимого, сменив их на скорбное выражение лица, когда в туалетной комнате Его Величества появился первый гардеробмейстер и заявил, что требуемое месье Бонтаном белье для утренней перемены еще не было доставлено от королевских прачек.

- Черт... черт знает что, - бубнил себе под нос огорченный Бонтан, при этом опасливо оглядываясь на дверь в королевскую опочивальню, а точнее на резное распятие из черного дерева, висевшее над постелью, и крестя свой рот, словно это могло остановить поток брани, рвавшийся из глубины его души.

- Что там за крики? -
спросил он, услыхав громкие восклицания, как ему показалось, прямо из кабинета короля.

- А, это, - Лионель беспечно пожал плечами, - Должно быть это граф Дартаньян распекает свою кавалерию в приемной.

- Так громко? - возмутился Бонтан, насупив кустистые брови, - Это непристойно. В конце-концов, он не плацу и не на манеже... что еще за порядки такие! А если бы король был здесь?

- А где же еще быть Его Величеству, - тонко улыбнувшись поддакнул Лионель, прекрасно знавший о маленьком секрете Его Величества и Ее Светлости графини де Суассон.

Ворча себе под нос бранные выражения, Бонтан устремился к дверям, пересек опочивальню, кабинет и наконец распахнул двери в Парадный зал приемной прямо перед носом лейтенанта мушкетеров, потрясавшего в воздухе кулаками и отчитывавшего караульного.

- Что здесь происходит, господа? - свистящим шепотом спросил Бонтан и его обычно добродушное лицо явило собой олицетворение праведного гнева господня за всю библейскую историю, - Вы в своем уме, король еще изволит опочивать!

6

Отправлено: 06.01.16 18:55. Заголовок: Дверь в кабинет расп..

Дверь в кабинет распахнулась так неожиданно, что оба мушкетера, и лейтенант, и караульный, побледнели и замерли на миг. Увидев прямо перед собой месье Бонтана, граф выдохнул и опустил кулак, которым все еще грозил незадачливому мушкетеру, упустившему самозванца, выдававшего себя за бельевщика.

- А, это Вы, месье Бонтан, - чуть более миролюбиво приветствовал д'Артаньян и тут же вспыхнул от гнева, - Король изволит почивать, Вы говорите?

В его тоне звучал явно другой подтекст и только хладнокровие самого Бонтана спасло лейтенанта от возможно самой непростительной ошибки за всю его карьеру. Д'артаньян сконфуженно опустил руки, похлопав себя по подолу мушкетерского форменного камзола, и отошел от двери, пропуская мимо себя камердинера Его Величества.

- Да. Прошу прощения. Это непростительная грубость с моей стороны. Более не повторится, - проговорил он скороговоркой, ожидая, что Бонтан вот-вот разразится пламенной речью во славу короля, на погибель всем нечестивцам и в том числе неучтивым воякам, - Неувязочка вышла. А вообще-то, это Вашего департамента дело, если на то пошло.

Отойдя в сторону оконной ниши, граф поднял руку, приглашая камердинера подойти. В зале уже собирались первые посетители и д'Артаньян не желал, чтобы слухи о новом вторжении в личные покои короля разнеслись по дворцу со скоростью утреннего света, и тем более слухи о том, что Его Величество возможно и не ночевал в собственной опочивальне.

- Месье Бонтан, я возмущен. И это легко понять. Если Вы примете к сведению, что незадолго до Вас в покоях короля побывал некто, выдававший себя за бельевщика. Никто не видел, как он вошел. Но этот мушкетер только что доложил мне, что видел, как тот человек выходил из гардеробной короля в коридор для прислуги, - черные брови гасконца заговорщически сдвинулись к переносице тонкого орлиного носа, - У него в руках была большая корзина для белья. Я не стану делать скоропалительные выводы, я не настолько самонадеян. Но мне кажется, что это был тот же человек, которого лейтенант де Ресто застал в покоях короля два дня назад. Должно быть, в тот раз он не нашел того, что искал, и решил вернуться, - многозначительно кашлянув в перчатку, д'Артаньян добавил, - До того, как Его Величество вернется... ну, Вы понимаете... ведь король не заходил в свои покои с самого вечера. Мы то знаем. И, видимо, кто-то еще знал. Иначе бы не сунулся в покои короля... понимаете, что я говорю, Бонтан!

// Парк Фонтенбло. Королевские конюшни. 2 //

7

Отправлено: 10.01.16 23:36. Заголовок: Если для кого-то шес..

Если для кого-то шесть утра и было несусветной ранью, то только не для господина королевского префекта. Никола Габриэль вообще редко спал дольше четырех часов к ряду, перехватывая иной раз полчасика сна днем то в полицейской карете по пути к месту происшествия или в суд, то в за письменным столом в ожидании срочных депеш. Самым тяжким временем для него была так называемая выездная служба, когда ему приходилось переводить работу всей канцелярии в походный режим и перебираться в одну из королевских резиденций. И все бы ничего, да вот событий и происшествий во время выездной службы бывало обыкновенно в разы больше.

- Помяните мое слово, Марвель, если вдумчиво изучить отчетность, то даже слепец заметит особенные тенденции... моду, если хотите. Вот, скажем, в Париже, в Лувре, ну или хотя бы в Сен-Жермене, краж происходит в разы меньше, чем когда двор пребывает в Фонтенбло или в Венсене. А убийств и того меньше. А? Нет, Вы как человек сторонний от моих наблюдений, скажите же. Ну, что скажете?

- Ну... так это если посмотреть на последние три года, господин префект, - промямлил Марвель, не желая вступать в спор, который неминуемо привел бы к дурному расположению духа префекта.

- А что последние три года? Да нет же, я говорю Вам, Марвель. Исторически... - пухлый палец выпачканный в чернилах взвился вверх, - Историческая тенденция, скажу я Вам.

- Ну да... так во время Варфоломеевской ночи в Лувре столько человек поубивали, что и за двести лет тенденцию не переломишь,
-
не удержался от ремарки Марвель, - Если уж говорить, исторически, - виноватым тоном добавил он и возвел глаза к расписному потолку Большой Приемной, куда они вошли под грохот рыкающего голоса лейтенанта мушкетеров.

- Это что такое? - позабыв о приготовленных им аргументах в противовес приведенному Марвелем факту, префект даже покраснел от досады - чья-то несуразная ссора прямо под дверьми королевского кабинета лишила его удовольствия провести хоть коротенький разминочный диспут с секретарем, прежде чем вновь окунуться в рутину дня, - Помяните мое слово, Марвель, мы не во-время.

- Еще как во-время, господин префект, - возразил седовласый дворянин в черном камзоле с серебристой широкой перевязью через левое плечо, - Сдается мне, этим утром была совершена новая попытка ограбить личные покои Его Величества.

- Да что Вы говорите, -
Ла Рейни очень похоже изобразил туповатое выражение на лице, не собираясь обсуждать старые или новые попытки ограблений ни с кем, тем более с месье Югом де Лионном, бывшим, как известно, не только членом Королевского Совета, но и рекомендателем его соперника за место парижского префекта месье Буавера.

Вместо этого Ла Рейни стремительной походкой направился к спорившим о чем-то лейтенанту мушкетеров и месье Бонтану. Всего лишь три с половиной шага потребовалось господину префекту на то, чтобы полный тупица в его лице преобразился в сосредоточенного на предстоящем деле ищейки.

- Господа, доброго утра. Я не мог не услышать слух о новом вторжении. И к моему прискорбию, не я один, - он поклонился и широким жестом руки указал на сгущавшуюся толпу придворных у парадных дверей, - Не могли бы вы ввести меня в курс дела, но как можно тише. Как можно тише, господа. Иначе нам не придется даже объявлять о случившемся, весь двор заговорит об этом уже через четверть часа.

8

Отправлено: 12.01.16 23:47. Заголовок: - Что? - от бурного ..

- Что? - от бурного гнева обычно невозмутимого Бонтана лейтенанта и караульного мушкетера спасло неожиданное появление королевского префекта. Ла Рейни появился столь внезапно, что месье Бонтан даже сморгнул, словно проверяя, не исчезнет ли навязчивое видение.

- Да, месье, Вы не могли не услышать, - ответил на вежливое приветствие Бонтан и коротко кивнул префекту, не удостоив его взаимных пожеланий доброго утра, - Да как же, здесь же повсюду Ваши глаза и уши. Я даже не удивлюсь, если у знаю о сегодняшнем меню королевского завтрака не от месье Вателя, а лично от Вас.

Однако, справедливости ради, следовало отдать должное желание Ла Рейни сохранить случившееся в тайне. Если проникший в королевскую гардеробную мнимый бельевщик не был его агентом, то, следовало полагать, это был все тот же голландец, которого люди де Ресто столь бездарно упустили еще второго дня.

- Что скажете, месье префект? Этот человек преспокойно разгуливает по дворцу уже третий день, а мы узнаем об этом совершенно случайно со слов караульного мушкетера. Так то Ваша канцелярия действует? Или Вы все еще заняты делом о краже в покоях фрейлин Ее Высочества? Моя супруга успела ввести меня в курс произошедшего. Чего еще изволите доложить Его Величеству, господа, -
суровый взор был обращен на мушкетеров, - Граф, я надеялся, что хоть бы с Вашим возвращением во дворце воцарится порядок.

Шум собиравшейся в приемной толпы придворных, спешивших занять места в очереди для получения чести быть лично приглашенными к королевскому завтраку, обычно превращавшемуся в неофициальную аудиенцию для избранных, насторожил Бонтана. Было уже шесть часов и следовало проверить, не изменил ли король свое решение насчет немедленного отъезда на охоту.

- Граф, я надеюсь, что Вы не забыли о последних распоряжениях Его Величества, касательно утренних мероприятий? - спросил Бонтан, многозначительно сдвинув густые брови к переносице внушительного носа, - Его Величество будет ждать доклад как только... - он наклонил голову, - Так сразу же. Вы помните об этом? Я не получил никаких указаний насчет списка приглашенных лиц, но нужно быть готовыми ко всему... пусть несколько Ваших мушкетеров дежурят здесь на случай, если понадобится передать приглашения.

9

Отправлено: 22.01.16 01:44. Заголовок: Можно было ожидать г..

Можно было ожидать громогласные чертыхания от старого гасконца, которому что королевская приемная, что обеденный зал в заштатном кабачке, все едино, но получить выволочку от камердинера Его Величества - это было из ряда вон. Месье Бонтан редко снисходил до комментариев в адрес службы полицейских чинов и никогда не позволял себе прилюдно обсуждать текущие дела Канцелярии. Должно быть нервы его были на пределе, если он позволил себе подобную неосмотрительность в присутствии уже около десятка досужих ушей и языков, готовых разнести сплетни по всем коридорам и закоулкам Фонтенбло.

- Господин граф, месье Бонтан, наша служба состоит сплошь из смертных простых людей, - разведя руками ответил Ла Рейни, ловя на себе молнии, бросаемые черными глазами мушкетера и не менее грозные взгляды Бонтана, - Да, я уже в курсе произошедшего в покоях Ее Высочества. И мои люди идут буквально по пятам у подозреваемых. По горячему же следу.

Краем глаза он заметил, как один из его агентов прошмыгнул из коридора для прислуги и подошел к Марвелю. Тот насупил брови, важно выслушав доклад и тут же, уловив требовательный взгляд патрона, приблизился к нему и зашептал на ухо.

- Привели уже. Турок, которых на постоялом дворе с крадеными лошадьми захватили. Ни бельмеса не понимают по-французски.

- Ну? Совсем? - недоверчиво приподнял бровь Ла Рейни и посмотрел на собравшихся в зале гостей, - Где же нам переводчика то в такую рань сыскать?

- Месье де Сент-Аман слывет знатоком восточных языков,
-
неуверенно подсказал Марвель, но Ла Рейни замахал на него руками.

- Не упоминайте это имя! Вы что, сударь мой! - зашипел он сдавленным голосом, - Вы совсем забыли о той истории Ле Вуэном?

- Так это же... я подумал, что сын графа де Сент-Амана... мало ли тоже знаток языков, - побледнев, прошептал Марвель и осмотрелся, ища, не было ли в зале виконта де Сент-Амана или опекавшего его по долгу службы графа де Сент-Эньяна.

- Пошлите за виконтом. Немедлено. Я пойду сейчас же. Мы должны снять показания турок до того, как соберется Королевский Совет.

Марвель зашаркал туфлями, пятясь к двери в коридор для прислуги, за ним агент, неприметный человечек в сером камзоле и белым отложным воротником, навроде тех, что носили стряпчие.

- Месье граф, я надеюсь, что дело о вторжении в королевские покои прояснится в ближайшее время, - Ла Рейни заговорил с мушкетером тем многозначительным тоном, за которым скрывался намек на неотложность решительных действий. Еще неделю назад префект парижской полиции и не помыслил бы о такой дерзости, но в свете происшествий, имевших место при дворе, его статус значительно возрос, а вместе с тем и полномочия, позволявшие отдавать распоряжения не только собственным агентам в Канцелярии, но и лейтенантам каждой роты, несшей караулы в королевском дворце.

- Месье Бонтан, возможно, у меня будут новости для Вас, особливо для Вашей кузины, мадемуазель Бонтан, еще до Большой Аудиенции Его Величества. Прошу извинить меня господа. Неотложное дело.

// Дворец Фонтенбло: Королевская канцелярия. 5 //

10

Отправлено: 24.01.16 22:10. Заголовок: Весь вид первого кам..

Весь вид первого камердинера Его Величества красноречиво свидетельствовал о том, что ему то было известно о том, что канцелярия состояла сплошь из смертных людей, которым не чужды были никакие из грехов человеческих. Оправдания Ла Рейни были приняты месье Бонтаном с обычной вежливой гримасой на лице и только сдвинутые к переносице брови придавали его лицу чуть больше строгости. Это не преминули заметить те из придворных, кто предпочитали держаться поближе к дверям в королевский кабинет, не столько из тщеславного желания оказаться в первых рядах среди приглашенных, но и из чисто человеческого любопытства. Этих людей отличала из молчаливость и кажущаяся отрешенность, на деле же они были до кончиков ногтей сосредоточены на слухе и жадно ловили обрывки чужих разговоров. Собравшаяся у самых дверей колоритная троица, состоявшая из королевского камердинера, лейтенанта мушкетеров и парижского префекта, привлекала к себе внимание априори - даже если бы беседа сих почтенных мужей касалась сугубо проблем выращивания лучших сортов овса для армейских поставок, знатоки придворных сплетен отыскали бы в ней зерна скрытого заговора или интриги.

- В курсе чего? -
переспросил Бонтан, негодуя про себя на то, что господин префект вопрошал его так, словно у него других дел не было, как искать пропавшие дамские шпильки и папильотки, - Пропажи? Так Вы что же, не отыскали еще виновного? Уж поторопитесь, месье префект, поторопитесь. Иначе, Ваш доклад Его Величеству грозит оказаться сокращенным до одной фразы - мы ничего не сделали!

Сдавленный шепот, каким Ла Рейни отчитывал своего секретаря, не мог не привлечь внимания еще нескольких пар любопытных ушей. О, это Бонтан мог с легкостью определить, едва только заметил отведенные в стороны взгляды кумушек, собравшихся справа от них у самых окон.

- Этого только не хватало, - пробормотал он и ответил префекту суровым кивком, - Мы Вас не задерживаем, месье. У нас у самих забот полон рот. Не так ли, месье лейтенант? - он поклонился графу дАртаньяну, заметив в свете, попавшем в приемную через окно, что лицо гасконца из вместо смуглого сделалось землистого цвета и вокруг глаз синели значительные тени, след бессонных ночей, - Надеюсь, что у Вас есть кого отрядить по вопросу о подготовке лошадей, граф.

Откланявшись, Бонтан поспешно скрылся за дверью в кабинете Его Величества, чтобы воспользоваться потайным ходом, ведшим из королевской опочивальни наверх к той самой комнате, где король обычно проводил ночные часы в обществе своей фаворитки мадам де Суассон. Убедившись в том, что в гардеробной царил идеальный порядок и все было готово для переодевания короля к малому завтраку и приему министров, Бонтан осторожно отворил закрытую за старинным гобеленом дверь и направился вверх по ступенькам винтовой лестницы.

// Дворец Фонтенбло. Красная комната. 3 //

11

Отправлено: 31.01.16 14:08. Заголовок: С каких это пор его ..

С каких это пор его появление в свете перестали замечать настолько, что он не услышал даже самого тихого шепотка за спиной? Никола Фуке прошел еще несколько шагов от парадных дверей по залу Большой Приемной, но так и не уловил ни единого намека на интерес к своей персоне, ни даже косого взгляда, брошенного украдкой кем-нибудь из ожидавших королевской аудиенции придворных. Впрочем, недоразумение очень скоро разрешилось к вящему облегчению виконта. Всеобщее внимание было привлечено к группе людей, что-то бурно обсуждавших у самых дверей в кабинет Его Величества.

- Помилуй бог, Вы слышали, кто-то пытался проникнуть в личные покои короля! -
послышался шепот слева, и Фуке тут же повернул лицо, высматривая говорившего. - И по слухам, это уже вторая попытка.

- Нет, что Вы, это уже в пятый раз. Началось все с того утра, когда Его Величество тайно отбыл в Версаль. Кто-то захватил королевский кабинет и устроил там настоящий погром, - доверительно прошептала мадам дю Плесси-Генего, прикрывая почти половину своего лица огромным веером, - Мой супруг передал мне...

О, о том, что мог передать слышавший все сплетни двора через десятые руки государственный секретарь, Никола Фуке мог и сам рассказать. Это его интересовало настолько же, как прошлогодний виноград, замерзший в декабрьские морозы. Куда интереснее было приблизиться к группе министров, стоявших ближе всех к входу в королевские покои. Уж кто кто, а граф де Бриенн не позволит себе пересказ банальных домыслов. К тому же, отчаянная ругань первого камердинера короля месье Бонтана могла быть услышана именно министрами, тогда как остальным собравшимся пришлось довольствоваться только отдельными репликами.

- Доброе утро, господа, - сухая вежливая улыбка виконта де Во должна была свидетельствовать о том, что его-то утро началось задолго до того и он был весь погружен в раздумья о судьбе Франции и короны. - Неужели новые скандалы посещают нас уже с утра?

- Приветствую, виконт, - сдержанно ответил ему де Бриенн, коротко переглянувшись с графом де Лионном.и - Да, новый скандал. Но, сдается мне, что это все шумиха на пустом месте. Кто-то, по словам караульного мушкетера, попытался проникнуть в гардеробную Его Величества. Совершенная бессмыслица на мой взгляд. Всем известно, что королевские бельевщики собирают корзины с переменой белья еженедельно, то есть, по понедельникам с раннего утра... гораздо более раннего, чем у иных, - он смерил Никола Фуке взглядом с головы до ног. - Я посылал к Вам своего секретаря с запросом об отчетах о размещении послов... еще два часа назад, между прочим.

- Секретаря я встретил, - также сдержанно парировал Фуке, не ожидавший подвоха. - Но отчет требует редакции и поправок. Нам ведь пришлось размещать еще и турецкого посла с его свитой... а это не было учтено в отчете.

Сочтя почву для дальнейшего разговора неприятно зыбкой, Никола вежливо кивнул министру и отошел в сторону окон, выходивших к Большой Лужайке перед дворцом. Намек на несостоятельность его интендантства, брошенный де Бриенном, хоть и уколол его самолюбие, но не был настолько же ощутимым, как неожиданно полученные им сведения о тщетности попыток Виллэма отыскать потерянные записки в карманах охотничьего камзола Людовика. Следовало предупредить голландца о том, что пока еще не поздно... пока не поздно для него. Губы Фуке скривились в подобии ухмылки - Виллэм изо всех сил старался купить себе прощение за фатальные ошибки, но он не знал, что его приговор уже был озвучен и донесен до исполнителя... точнее, исполнительницы. Быстрым взглядом виконт осмотрел лица собравшихся без особенной надежды увидеть среди придворных дам маркизу де Лурье. Свита королевы-матери еще не появлялась в приемной, хотя, Фуке пребывал в полной уверенности в том, что Ее Величество не преминет застать сына во время заседания Королевского Совета.

12

Отправлено: 14.02.16 21:19. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

О, эта любовь короля к таинственности! Бонтан решительно не видел ничего зазорного в том, чтобы приглашать к завтраку кого вздумается - разве король не господин в своем дворце, хотя бы в личных покоях? Но, перечить королевским распоряжениям, тем более в присутствии сторонних лиц, было не в привычках Бонтана, строгого к себе и к другим во всем, что касалось исполнения королевской воли. Он молча склонил голову, взял сложенный вчетверо лист бумаги с записанным в нем списком лиц, которых Людовик и его фаворитка ожидали видеть на охоте, и вышел из опочивальни.

- Ну что, месье Бонтан? -
встретил его Шаперон с лицом белым, словно его только что посыпали мукой.

- Что? - не понял камердинер и деловито указал помощникам королевского повара, какие из блюд следовало погрузить на серебряный поднос.

- Что король? Доволен ли... вторым завтраком? - осторожно поинтересовался Шаперон, от волнения едва складывая слова во внятные фразы.

- Месье Шаперон, Вы кудесник, - суровое выражение на лице Бонтана на миг сменилось улыбкой, когда он дружески пожал руку кулинара, - Но не забудьте, об этом распоряжении не нужно никому говорить.

- Но отчеты! Господин придворный регистратор потребует от меня отчет.

- А Вы отчитайтесь как обычно, - посоветовал Бонтан и вынес поднос в опочивальню. Через минуту он вернулся и, бросив суровый взгляд исподлобья на поварят, шептавшихся о возросшем аппетите Его Величества, договорил, - Вы ведь не упоминаете про меню первого завтрака, не так ли? Вот и считайте, что отчитываться будете за бульон.

- Но... но ведь Его Величество не станет пить бульон после такого завтрака? -
засомневался Шаперон и Бонтан, уже занесший ногу через порог, чтобы выйти в  приемную, обернулся к нему с усмешкой.

- Не сомневайтесь, господин Шаперон, будет. Непременно. Вы бы знали, какой аппетит вызывают бесконечные отчеты во время заседаний Королевского Совета.

Оставив кулинара и его помощников убирать излишки посуды из кабинета, Бонтан вышел в приемную и осмотрел нестройные ряды собравшихся к утренней аудиенции придворных. Громкие разговоры в зале тут же затихли, превратившись в тихое перешептывание, нарушаемое перезвоном шпаг и шелестом платьев. В зале было так много народу, что Бонтан с трудом сумел разглядеть среди собравшихся молодого человека в скромном камзоле военного кроя, стоявшего чуть в стороне и пытливым взглядом изучавшего лица шушукавшихся дам и кавалеров.

- Месье Бонтан, когда Его Величество изволит пригласить нас?

Встретившись взглядом с молодым человеком, Бонтан тут же направился к нему, ответив с достаточным почтением графу де Лионну.

- Его Величество готовится к утреннему заседанию Совета, господа. Он пригласит вас в свой кабинет, как только будет готов.

Оставив позади себя взволнованные пересуды о том, что могло задержать обычно такого пунктуального и строгого к расписанию Людовика, Бонтан подошел к маркизу де Курсийону и протянул ему составленный рукой графини де Суассон список:

- Доброе утро, маркиз. Его Величество просил Вас написать приглашения к означенным персонам, - тихо проговорил камердинер, склонив голову так, будто бы и не обращался к де Курсийону, а только выслушивал его просьбу для передачи королю, - Напишите что-нибудь вроде просьбы быть готовыми к выезду на охоту к девяти часам утра. Сбор будет во Дворе Фонтана. И да, месье маркиз, я могу не успеть передать эти приглашения сам. Будьте любезны воспользуйтесь помощью вон тех мушкетеров, - он указал на двери в вестибюль, - Они ждут распоряжений.

13

Отправлено: 14.02.16 23:24. Заголовок: Следовало отказаться..

Следовало отказаться от приглашения маршала де Грамона отметить его официальное становление в должности личного секретаря Его Величества, и тогда утро в Большой Приемной не было столь мучительным для него. Голова раскалывалась от малейшей попытки к движению, яркий свет, бивший прямо в высокие венецианские окна, ослеплял глаза и заставлял их слезиться, а шум... о, от этого неумолчного шума казалось не было никакого спасения. И только когда двери кабинета Его Величества распахнулись и в зал вышел первый камердинер, гул голосов стих к вящему облегчению маркиза. Де Курсийон с благодарностью посмотрел в сосредоточенное лицо Бонтана и уловил на себе его взгляд. Неужели в первое же утро он понадобился королю?

Гадать даже не пришлось, так как, обменявшись несколькими фразами с ожидавшими вызова министрами, Бонтан прямиком направился в сторону де Курсийона. Маркиз вежливо кивнул в ответ на приветствие и почувствовал на себе завистливые взгляды. О да, если месье Туссен Роз не перестанет так сверлить взглядом его затылок, то чего доброго и брешь пробьет. Де Курсийон от природы был скромным человеком и променял бы свое назначение на куда более значимое, если бы это не означало для него предать доверие самого короля. Быть личным секретарем для него означало не просто помпезные объявления церемониймейстера всякий раз, как ему приходилось входить в залы общих собраний, но и личное доверие Людовика, которому он был нужен.

- Месье Бонтан, - в его руке оказался свернутый лист бумаги, но упреждающий взгляд камердинера заставил маркиза отказаться от намерения сразу же ознакомиться с его содержимым. Да, еще потребуется некоторое время, чтобы выработать привычку усмирять свою любознательность.

- Я все сделаю, - ответил де Данжо и обернулся в сторону мушкетеров, на которых указал Бонтан, - Эти господа мне знакомы. Какая удача. Я воспользуюсь их помощью, - он еще не привык к своей новой должности и к привилегии использовать при любой необходимости личную охрану Его Величества, - Можете передать королю, что все упомянутые лица будут оповещены. Лично мной и этими двумя мушкетерами.

Он не стал спрашивать Бонтана о том, были ли предупреждены обер-шталмейстер и главный ловчий, скорее всего они знали о готовящейся охоте загодя. И быть может для его друга д'Антрага это утро началось куда раньше, чем для незадачливого личного секретаря Его Величества.

Обменявшись с Бонтаном кивками, маркиз, не мешкая направился к дверям, чтобы позвать дожидавшихся его указаний мушкетеров. Теперь он видел, что в том, что ему была выделена личная комната, выходившая в коридор, примыкавший к королевским покоям, была не особая милость Его Величества, а необходимость.

14

Отправлено: 15.02.16 21:25. Заголовок: - Прекрасно, месье. ..

- Прекрасно, месье. Его Величество был уверен, что может всецело положиться на Вас, - ответил Бонтан, нисколько не преувеличивая при этом степень доверия, которое король оказывал де Курсийону в делах личного свойства.

Заметив колючий взгляд господина Роза, Бонтан склонил голову еще ниже и попятился назад, чтобы не пересечься по пути с не в меру дотошным секретарем.

Вернуться к дверям кабинета, минуя группу взволнованных ожиданием интендантов и министров, оказалось куда сложнее, так что Бонтан счел во благо воспользоваться привилегией выходить в коридор для прислуги через менее помпезный выход, возле которого стояли только скучавшие от безделья кадеты из роты мушкетеров, несколько кавалеров, недавно рекомендованных к королевскому двору, и два молодых человека, одетые весьма импозантно и привлекавшие взгляды женской половины собрания, утомленные однообразием вычурных придворных костюмов. Издали эти два человека были как две капли воды похожи на мадьярского князя и его шевалье, так что Бонтан даже ущипнул себя руку, чтобы убедиться в том, что он не грезил. Нет, князь Ракоши беседовал с королем о прогулках по оранжерее, а его друг с завидным аппетитом поглощал жаркое, когда Бонтан оставил их. Не могли же они раздвоиться?

Только проходя всего в двух шагах от мадьяр, Бонтан заметил, что оба они не дотягивали до князя в росте, ведь потомок рода Ракоци был на целую голову выше своих соплеменников да и среди французской знати выделялся ростом. И, кроме того, оба мадьяра были одеты с иголочки, а их лица были тщательно выбриты, тогда как на княжеских щеках была двухдневная щетина, хоть и не бросавшаяся в глаза столь же разительно, как у шевалье, сопровождавшего его.

- Месье Бонтан, - мягкий голос светловолосого кавалера прозвучал уже вслед камердинеру и тот обернулся, вежливо склонив голову, - Могу ли я просить Вас об услуге, месье? Нам необходимо получить аудиенцию у Его Величества. Речь идет...

- Я уверен, что Его Величество уже знает обо всем, - Бонтан украдкой посмотрел через плечо молодого человека в сторону суперинтенданта, с интересом следившего за ними, - Позвольте мне дать вам совет, господа.

- Мы все внимание, месье, - ответил за двоих второй мадьяр с тонко постриженными усиками.

- Отправляйтесь в покои князя и дождитесь Его Высочество. Я полагаю, он очень скоро явится туда сам.

- Как, Вы знаете? Вы знаете это наверняка? -
в унисон воскликнули оба мадьяра, но тут же затихли, повинуясь предупреждающему жесту камердинера, - Хорошо, месье. Мы полагаемся на Ваше слово, - согласно кивнул светловолосый и шепнул что-то своему товарищу, - Мы уходим.

- Да. Так то лучше, - пробормотал Бонтан, на которого произвели впечатления сдержанные манеры и резонность молодых людей, - Бог знает что могут учинить эти мадьяры, если им вздумается освобождать своего князя. Эти то хоть не столь горячие головы, но как знать... как знать, - говорил он, выходя в коридор для прислуги, чтобы вернуться в покои короля через гардеробную.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

15

Отправлено: 17.02.16 21:12. Заголовок: Наметанному глазу оп..

Наметанному глазу опытного царедворца было достаточно всего одной минуты для того, чтобы оценить обстановку в Большой Приемной. Произведя разведку, маршал де Невиль убедился в том, что Его Величество не только еще не выходил к общей аудиенции, но и не принимал никого у себя. Разговоры, которые герцог уловил, прогулявшись среди групп дожидавшихся приема придворных, были только о недавнем турнире по игре в мяч, о новой моде на банты из двуцветных лент и новой восходящей звезде французского двора Генриетте Орлеанской. Ради благосклонного взгляда этой хрупкой еще по-девичьи тонко сложенной принцессы кавалеры бросались на ухищрения и безумства, поговаривали, что даже Месье на время позабыл о своих чудачествах и эпатажных выходках, явив себя примерным супругом. На этот счет у де Невиля было собственное мнение, но он конечно же приберег его при себе, превратившись в слух, когда речь зашла о фрейлинах английской принцессы, из которых три привлекли особенное внимание почтенного отца семейства, не только благодаря слухам о их скромности и неописуемом очаровании, но главным образом благодаря положению их родственников и приданному, которое они были готовы выдать за них.

Убедившись в том, что кроме лент, пропавших побрякушек и турецких янычар он не услышит более ничего занятного, де Невиль незаметно ретировался из зала, чтобы не упустить драгоценное время до аудиенции. Было еще кое-что важное, что призывало его внимание. Месье де Невиль поднимался по главной лестнице на второй этаж, размышляя с тонкой улыбкой на оттененных подстриженными по последней моде усиками ниточкой губах о том, как это тихоня Франсуаза умудрилась войти в ближайший доверенный круг самой герцогини де Ланнуа и в самом прямом смысле оказаться предметом забот первой статс-дамы королевы-матери. Неужели же интрига с дю Плесси-Бельером, являвшимся крестником герцогини, и в самом деле имела место? "Ай да, Фанни! Ай да молодчина!" - хвалил про себя дочь де Невиль, с легкостью ловкого стратега маневрируя между группами дам, спешивших к приемной королевы, чтобы первыми увидеть то, о чем в коридорах Фонтенбло пока еще говорили только в полголоса. Слух о возвращении ко двору графини де Суассон пока еще не был ни подтвержден, ни опровергнут и даже сам де Невиль, обыкновенно умевший отделить плевел от злаков, а пустые домыслы от настоящих новостей, не имел покуда точных сведений о происходящем.

Именно потому он и спешил к комнате, которую занимала герцогиня де Ланнуа, чтобы, выказав почтительную благодарность за заботы о дочери, а также проявив достаточные знаки внимания к состоянию последней, выяснить, насколько правдивыми могли быть слухи, и что было известно о состоянии светил на небосклоне французского двора. Только герцогиня де Ланнуа имела неограниченный доступ ко всем сведениям, причем, порой ее осведомленность превосходила даже королевскую канцелярию. А тот, кто был вхож в круг общения герцогини, соответственно мог пользоваться привилегией первого узнавшего новости дня - это дорогого стоило при дворе, где молодежь, да и не только, с жадностью следила за последними веяниями моды, диктуемой той, кому улыбался их Лучезарное Величество. Что одеть к полуденному приему, какие парфюмы и притирания предпочитает фаворитка, что нынче в ходу - пикет или старый добрый ландскнехт, будут ли новые баталии по по поводу распределения ролей в балете или все внимание короля будет обращено на новые забавы - все эти казалось бы тривиальные вопросы на самом деле имели важнейшее значение и во-время данная подсказка о тоне цвета, предпочитаемого новой фавориткой, могла стоить впоследствии целого состояния или же выгодной покупки патента на высокую должность.

// Дворец Фонтенбло. Комната герцогини де Ланнуа. 5 //

16

Отправлено: 26.02.16 20:58. Заголовок: Ожидание выхода коро..

Ожидание выхода короля затянулось гораздо дольше обычного и самое неприятное в этой ситуации для Никола Фуке было чувство неуютности и необъяснимого беспокойства, которое только возрастало по мере того, как стрелка на огромных напольных часах медленно скользила по кругу циферблата, пересекая одно за другим деления минут. Но волновался не он один и как подтверждение этой догадке, он слышал вокруг себя вздохи и невнятное мычание, с каждым разом делавшиеся все менее тихими и все более нетерпеливыми. Королевские министры устало переминались с ноги на ногу, тревожно переглядываясь между собой всякий раз, когда хлопали двери за очередным вошедшим в приемную. Мушкетеры, стоявшие у дверей в кабинет короля, взирали на всех остекленевшими от долгого вынужденного безделья глазами и почти не скрывали глубокие зевки, которые тут же как по цепочке повторялись в толпе придворных.

Фуке с любопытством следил за всем происходящим, стараясь отвлечься от тревожных мыслей о невозможности обратить вспять заверченное неугомонным сыном маркизы дю Плесси-Бельер расследование. Опасения и страхи все больше угнетали его, являя один за другим образы преследовавшие его вот уже несколько дней подряд. То это была погоня и он спасался в тряской готовой вот вот развалиться на части карете от королевских мушкетеров, паливших без разбору по лошадям и возничему, лишь бы остановить карету. То совершенно внезапно и отчетливо мир вокруг него тонул в темном густом тумане и единственное, что он видел перед собой, была железная решетка на тяжелом шлеме, наглухо закованном на его голове.

- У Вас усталый вид, виконт, Вам бы не помешало выспаться хорошенько, -
сочувственно произнес секретарь канцелярии Его Величества Туссен Роз, незаметно оказавшийся почти в шаге от Фуке.

- А? - Никола встрепенулся, собирая разрозненные кусочки мозаики действительности, окружавшей его, - Простите, месье Роз, я и правда совершенно измотан. Все эти хлопоты с празднествами. Вы это понимаете.

Туссен Роз кивнул, не ограничиваясь сочувственной полу-улыбкой в уголках стиснутых в узкую полоску губ, и подошел еще ближе к виконту.

- Я смотрю, король собирает вокруг себя все новых людей. Сначала этот сорви-голова дю Плесси-Бельер, внезапно сделавшийся маршалом Двора. Потом де Невиль младший, подвинувший самого танцмейстера Двора Бошана, но тот хоть танцует, а что молодым еще делать. А вон посмотрите туда, только взгляните на это, -
Фуке повернул голову в направлении, куда указывал многозначительный взгляд секретаря и увидел королевского камердинера, передавшего какую-то записку маркизу де Данжо, - Этот де Курсийон, даром что капитан королевской гвардии, а ведь ни разу не военный. Сколько лет он провел в седле? А держится так, словно прошел всю итальянскую кампанию, - с долей презрения в тоне Туссен Роз сыпал язвительными замечаниями в адрес молодого человека, на днях получившего патент личного секретаря Его Величества, - Он не вылезал из канцелярии посла в Испании в течение трех лет, а теперь явился ко двору и на те вам - он уже личный секретарь короля!

- Возможно, Его Величеству понадобился секретарь для личных дел, - тихо ответил Фуке, не желая даже косвенно вступать в обсуждения действий Людовика, чтобы остаться лояльным ему хотя бы для видимости, - Личных, месье Роз. Это ведь не значит, что государственных.

- Да, личных. А скажите на милость, зачем королю понадобился этот никому неизвестный месье Кольбер? - не унимался Туссен Роз и длинный узловатый палец указал на вошедшего в зал интенданта финансов, - Счетовод Мазарини, - хмыкнул он, - Или этот господин тоже необходим королю сугубо для личных счетов, а не для государственных?

- Полагаю, - произнес Фуке, чувствуя спиной легкое прикосновение холода.

Он снова обернулся к Бонтану и де Данжо, в надежде уловить хотя бы намек на содержание записки, переданной маркизу, но Бонтан уже откланялся и пошел к дверям в коридор для прислуги, а де Данжо напротив поспешил к выходу из зала. Поежившись от внезапного холода, Фуке уже было задался вопросом, не тень ли это преследовавшего его Рока коснулась его плеч и спины, когда краем глаза заметил, как один из лакеев приоткрыл обе створки венецианского окна, чтобы впустить свежий воздух в переполненный до отказа зал приемной.

// Дворец Фонтенбло. Двор Белой Лошади. 3 //

17

Отправлено: 02.03.16 23:42. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Комната герцогини де Ланнуа. 5 //

Неужели его мальчик и впрямь обрел голос, размышлял по пути к королевской приемной де Невиль, мало того, еще и долю недюжинного обаяния, если его приглашали в салон юной герцогини Орлеанской и засыпали вопросами о совершенных им подвигах. Но когда? И главное - как? Как он смог? И почему он, герцог де Невиль узнает об этом последним? Тут память ненавязчиво напомнила маршалу о том, что еще накануне он слышал краем уха что-то о злоключениях своего отпрыска по дороге в Версаль и о том, как он отличился в тушении пожара в павильоне Гонди. Но он не придал этому никакого значения, полагая, что доверять слухам тем более о столь отдаленных местах и событиях следовало ровно вполовину. И все-таки, герцог сделал для себя заметочку непременно переговорить с сыном относительно его поездки в Версаль. В конце-концов, если он и в самом деле проявил столь отличившее его мужество, то ковать железо надобно по горячим же следам - разве не освободилась только что вакансия капитан-лейтенанта в пикардийском полку? Семейство де Невилей не было достаточно богатым для покупки патента полковника, но на чин капитан-лейтенанта вполне могло хватить годовой ренты от одного из поместий, по наследству завещанных Камилю де Невилю, а людям духовного звания, как известно, доходы ни к чему.

Семейные дела настолько увлекли маршала, что он едва не влетел в приемный зал тем самым стремительным летящим шагом, какой обычно позволял себе только в самых нелюдных и темных коридорах. Как, бегать по дворцу в его возрасте и при его положении? Приосанившись, герцог одернул полы камзола щеголеватого кроя, поправил маршальскую синюю ленту, столь близкую по цвету к ленте ордена Святого Духа, поправил шляпу, безупречно сидевшую на пышной прическе из волнообразных буклей. Он успел сбавить темп и вошел в зал той ровной походкой, которая должна была свидетельствовать о полной уверенности в себе и в своем времени - маршал де Невиль никогда не опаздывал, говорило его лицо и осанка, тогда как часы на башне отбивали последний бой.

- Король!

Лаконичное и всеобъемлющее объявление церемониймейстера заставило всех собравшихся в зале придворных тут же обернуться к дверям в королевские покои. Гул беспечных разговоров и легкомысленных пересуд тут же смолк и даже суровые министры члены Королевского Совета прекратили чрезвычайной важности обсуждение и вытянули шеи, чтобы увидеть вошедшего в приемную Людовика.

О, если бы его сын мог быть таким же - безупречно одет, гладко выбрит, уверенный в себе, да сами боги Олимпа потускнели бы от зависти, глядя на живое божество эпохи, как с недавних пор начали величать молодого короля борзописцы из финансируемых казной журнальных листков. Де Невиль-старший жадно следил глазами за Людовиком, отмечая малейшие детали его утреннего туалета, впрочем, пропуская мимо внимания незавязанные в банты ленты на плечах - это вероятнее всего был новый писк моды и следовало воспринимать это как должное. Зато, как блестели чистые начищенные лучшим пчелиным воском кожаные туфли! Как безупречно лежали волны кружевного шарфа, завязанного под горлом.

- Ваша Светлость, Его Высокопреосвященство желает видеть Вас. По крайне неотложному делу, -
шепнули на ухо маршалу и тонкие брови сдвинулись к переносице, выражая неудовольствие последнего - в последнее время неотложные дела, по которым вызывал его архиепископ, оказывались к тому же и крайне нежелательными.

- Что на этот раз? -
прошипел де Невиль, едва повернув лицо в сторону камердинера архиепископа Лионского.

- Прошу Вас, господин маршал, пройдите в покои Его Высокопреосвященства сами. Это крайне важно, - повторил камердинер, выдержав испепеляющий взгляд де Невиля-старшего, - Дело не требует отлагательств, - прошептал он и повернулся к выходу, не оставляя герцогу ни малейшего шанса возразить или отправить с ним вежливый отказ.

// Дворец Фонтенбло. Покои архиепископа Лионского. 3 //

18

Отправлено: 03.03.16 23:51. Заголовок: Каждый парадный выхо..

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

Каждый парадный выход по-прежнему был для него сродни экзамену, проверке на зрелость. И даже самому себе он не мог объяснить, почему чувствовал эту предательскую дрожь в руках. Людовик шагал по блестящему паркетному полу, отчеканивая шаг нарочито громко, чтобы скрыть неуверенность и нежелание показываться на людях. В эти минуты он острее всего ощущал пустоту из-за утраты кардинала Мазарини. Было ли следствием привязанности к своему воспитателю или осознанием огромной тяжести внезапно легшей на его плечи?

Острый взгляд исподлобья, почти волчий оскал неровных зубов. Это один из старых фрондеров ищет возможность подвизаться при дворе в отсутствие главного конкурента на место советника короля. Как они все следят за ним, за каждым движением его рук, даже за малейшей сменой выражения на лице - они ищут слабину, чтобы ударить сразу и наверняка. Таким казались пристальные взоры министров королю. Ошибался ли он в своих ощущениях или господа, входившие в Королевский Совет и впрямь договаривались за его спиной о возвращении привилегий и интендантств в прежнее русло? Отчего ему так трудно верить в этих людей - потому что они в действительности не заслуживали веры в себя или же это было чисто мальчишеское незрелое еще недоверие ко всем, кто окружал его?

- Доброе утро, дамы и господа! -
громко и величественно он приветствовал придворных и ответом ему был единодушный низкий поклон кавалеров и почтительные реверансы дам. Этикет был соблюден, теперь можно пройтись по залу, бросить взгляд на кого-нибудь из незнакомцев, чтобы ободрить провинциалов в целом и общем, заметить кого-нибудь из военной элиты, улыбнуться какой-нибудь из дам, чтобы поселить интригу в сердцах прекрасной половины двора и тем самым отвлечь их от истинной цели его выхода - проверки кто действительно был там и ожидал утреннюю аудиенцию, не взирая на ранний час.

- Месье, - вежливый кивок в сторону скромно одетого провинциала, сминавшего простую фетровую шляпу в руках.

- Барон де Миотард, дворянин из Анжу, -
подсказал на ухо королю церемониймейстер, лично отобравший счастливчиков, кому предстояло стоять в первых рядах во время выхода короля.

- Месье де Миотард, -
Людовик сделал еще один вежливый кивок головой и его секретарь месье Туссен Роз, успевший занять свое место позади него, перехватил у барона протянутый королю сверток с официальным прошением.

- Графиня дез Эссар, вдова капитана гвардии, -
немолодая уже дама с резко выдающимися чертами лица и тем не менее мягким взглядом больших карих глаз присела в глубоком реверансе перед Людовика, который остановился и приподнял шляпу над головой в знак приветствия, - Сын графини ждет распоряжения Вашего Величества о передаче ему патента на капитанство.

Людовик повернул лицо к месье Розу и вопросительно выгнул бровь:

- Разве эта должность вакантна?

- Были претенденты на нее, но, нет, пока в полку есть только один лейтенант и четыре человека кадетов, все ожидающие перевода в роту мушкетеров.

- Хм... не могут же все служить под началом господина дАртаньяна, - проговорил Людовик и коротко улыбнулся вдове, - Мы рассмотрим возможности для Вашего сына, графиня.

Дальше по ходу его прогулки стояли де Лозен и какой-то молодой человек, видимо, протеже маркиза.

- Маркиз, мы ради видеть Вас в столь ранний час. Как жаль, что государственные дела не позволят нам расспросить Вас о последних новостях при дворе. Но учтите, после обеда Вы непременно будете докладчиком, - Людовик многозначительно посмотрел в глаза гасконца и тот, поняв намек на приватный разбор новостей в узком кругу избранных, тряхнул головой и, очертив шляпой тройной полукруг, с готовностью ответил слегка насмешливым и отчасти беззаботным тоном:

- Ну конечно же, Сир, я все равно не мог бы спать так поздно в королевском дворце - в гостевых покоях все были на ногах уже с рассвета.


- При дворе Короля Солнца так и должно быть, -
подобострастным тоном заявил герцог де Креки, оказавшийся следующим в поле зрения короля.

- Несомненно, месье де Креки, несомненно. И Вы, я полагаю, не явились к нам без добрых вестей от Святого Престола.? Будьте любезны просветить нас обо всех новостях из Рима сегодня после обеда, - ответил Людовик, понимая, что именно на это и рассчитывал хитрец. Впрочем, приглашение было не ради любопытства и интереса к делам Ватикана, а из желания доставить приятное Олимпии, на общество которой в послеобеденные часы он рассчитывал.

19

Отправлено: 05.03.16 02:03. Заголовок: В толпе высокопостав..

В толпе высокопоставленных вельмож и блистательных франтов, наперебой выкрикивавших льстивые приветствия в адрес короля в надежде быть услышанными и замеченными, стоял скромно одетый невысокий мужчина. Его густые волосы представляли собой беспорядочную копну длинных спутанных локонов, закрывавших белоснежный безупречно гладкий накрахмаленный воротник. Казалось, что обладатель этой гривы должен быть непременно человеком импульсивным и несдержанным. Но как раз в противоположность этому ожиданию, человек этот не проявлял никаких признаков явной заинтересованности в том, чтобы быть замеченным или услышанным молодым монархом. Было ли это следствием крайней неуверенности в себе или же напротив? Немногие из тех, кто знали месье Кольбера лично, сумели бы ответить правильно на этот вопрос. Всего лишь два человека были посвящены в тайну последнего завета, оставленного кардиналом Мазарини королю - сам Людовик и тот, кого это завещание касалось напрямую.
"Не имейте первого министра, Сир. Лучше, примите хорошего счетовода, его я вам и рекомендую. Месье Кольбер будет служить вам также верно, как служил я," - то был прощальный совет и, если пожелаете, дар умирающего министра-кардинала своему крестнику. Людовик был слишком хорошим учеником, чтобы не принять совет воспитавшего его кардинала всерьез, и Кольбер из скромного секретаря сделался интендантом финансов. Впрочем, при том обилии интендантств и различных ведомств в раздутом государственном управлении никто не обратил внимание на внезапное возвышение молодого финансиста.

Не заметил этого и суперинтендант Фуке, некогда также начавший свою карьеру со службы у кардинала Мазарини. Впрочем, эта скромность была не заслугой характера Жана-Батиста Кольбера, уже позаботившегося о покупке дворянского титула и создания собственного герба с ужом на щите. Это было вынужденной мерой, дабы усыпить бдительность тех, кто стояли на страже своих интересов и амбиций, с нетерпением ожидая первого же неверного шага короля, чтобы протянуть ему руку помощи и вместе с тем, затянуть в силки зависимости, сделавшись таким образом незаменимыми и единоличными управителями королевской волей.

Кольбер стоял чуть поодаль от первых рядов, ожидая, когда следовавший за королем секретарь сделает ему знак приблизиться. В руках интенданта был небольшой черный портфель с документами и расшифровками счетов, содержание которых могло до основания пошатнуть Колосса в мире финансов. Но, всему свое время - любил говорить Мазарини, и этим сведениям также требовалось определенное время и подача, чтобы не просто заинтересовать короля, но вызвать его желание довести расследование до самого конца, каким бы катастрофическим он не представлялся. Именно это и было настоящей волей кардинала, когда он напутствовал своего секретаря - свалить Фуке, пока он не получил полный контроль не только над финансовой машиной в государстве, но и над военной мощью. И если даже самому Кольберу в тот момент это предостережение показалось преувеличенным страхом умирающего больного человека, то по мере того, как он разбирал документы, попадавшие в его руки далеко не самым невинным способом, он убеждался в правоте кардинала. Фуке был далеко не тем легкомысленным человеком, за которого он выдавал себя. Провоцируя близких ему людей швырять деньгами, следуя безумной моде на эпикурейство, сам он не спешил расставаться со своими накоплениями без определенной на то цели. И цель эта была - абсолютное министерство и управление Францией, для достижения чего он не жалел никаких средств. Именно разоблачение этих амбиций и махинаций, совершаемых суперинтендантом для их достижения, было целью Кольбера, со смиренным видом дожидавшегося приглашения на аудиенцию к королю.

20

Отправлено: 06.03.16 01:01. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5 //

После фиаско с мадьярами, учинившими в его кабинете страшный кавардак, и добрейшей души человек мог с легкостью позабыть о всяческом терпении. Никола Габриэль и без того не слыл особенной покладистостью характера, особенно в отношении подчиненных. А после того, как перед его взором предстало зрелище кружившихся по его кабинету листах ценнейших донесений, в королевской Канцелярии началась самая настоящая буря. Досталось всем, кому не посчастливилось показаться на глаза разбушевавшемуся префекту - и секретарю, и писарям, притихшим за своими столами в приемной, и швейцарцам, искренне не понимавшим, в чем была их вина, если префект самолично приказал им высадить двери в кабинет. Досталось даже мушкетерам, проходившим караульным дозором через двор флигеля Министров. Крики разгневанного префекта не прекратились даже тогда, когда на башенных часах Фонтенбло загремели колокольчики, предвещая страшное - время королевского выхода в Большой Приемный зал.

Так Никола Габриэль еще не бегал никогда! И даст бог, никогда впредь ему не придется догонять упущенное время таким же постыдным образом, на бегу поправляя воротничок, прижимая к груди папку с докладами и приказами на подпись королю, едва не спотыкаясь на каждом из многочисленных поворотов огромного дворца. Когда он летел вниз по лестнице, один из караульных выкрикнул то ли шутки ради, то ли и впрямь испугавшись:

- Поберегись, Правосудие летит!

"Я устрою вам всем правосудие", - пообещал про себя Ла Рейни, не ответив вслух ни слова из-за сбившегося дыхания. Он и впрямь влетел в распахнувшиеся перед ним двери приемной и на полном ходу едва успел притормозить, чтобы не сбить человека в черном камзоле и таких же черных суконных чулках со старомодными помпонами черной шерсти. Человек этот стоял в стороне от толпы придворных, теснившихся в первых рядах.

- Это должно быть само Провидение, -
шепнул на ухо ему Ла Рейни, стараясь не слишком привлекать к себе внимание, пока король обходил первые ряды выстроившихся для парадной церемонии придворных и просителей, - Вы не представляете себе, месье Кольбер, какие документы попали в наши руки на сей раз! Вот, - он показательно потряс черной папкой, перед самым носом интенданта, - Все здесь. И он даже не догадывается! - злорадный смешок относился к сюринтенданту, склонившемуся в нижайшем поклоне перед Людовиком, - Это будет бомбой, уверяю Вас, дорогой друг. Что, король, уже передал Вам, когда он желает видеть Вас... нас?

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4