Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги. 3


Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги. 3

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Утро 04.04.1661

https://d.radikal.ru/d08/1902/e3/cd3855b440cd.png

2

Отправлено: 19.03.16 01:21. Заголовок: Прямолинейность де С..

// Дворец Фонтенбло. Парадная лестница //

Прямолинейность де Сент-Эньяна застала Фуке врасплох. Он сделал ставку на любезные манеры Месье Безупречного, а вместо взаимных симпатий и интереса к предложенному предмету для разговора услышал только сухие комплименты по поводу организации турнира по игре в мяч. Что это - нежелание продолжать тему театральных открытий Месье из-за недавнего скандала на подмостках или граф действительно торопился явить свой лик перед Ее Величеством?

- Да, нам и в самом деле следует поспешить, - согласно кивнул Фуке, но, вместо того, чтобы идти к дверям в Большую Галерею, он аккуратно подхватил собеседника под локоть и указал на скромную дверь в коридор для прислуги, - Мы вряд ли успеем даже к прощальным поклонам, если пойдем через галерею в такой толпе. Идемте, дорогой граф, я покажу Вам короткий путь. Надеюсь, Вас не смутит скромность коридоров для прислуги? Поверьте, я не успевал бы служить Его Величеству столь эффективно, если бы всегда пользовался общепринятыми путями.

Никола даже не заметил, насколько двусмысленно прозвучала эта фраза, настолько его мысли были сосредоточенны на том, как задать волновавшие его вопросы так, чтобы де Сент-Эньян не заподозрил его интерес к событиям в павильоне Гонди.

- Кстати, Вы ведь тоже были в свите Его Величества... во время охоты в Версале, не так ли, дорогой граф? - спросил он, когда дверь в коридор для прислуги закрылась за ними.

Гвалт голосов, царивший в вестибюле, стих и доносился через стену глухим рокотом отдаленного шума. Узкий и ни чем не примечательный коридор для прислуги был не только скрыт от глаз обычных придворных, но и скрадывал весь внешний шум, так что, можно было говорить вдвое тише и все равно прекрасно слышать собеседника.

- Здесь несколько темно, но глаза быстро привыкают. Нам нужно идти вперед. Следуйте за мной граф, -
позвал Фуке, взяв в руку канделябр со свечой, стоявший на столике у входа, - Как вас приняли в Версале? Надеюсь, там нет недостатка в прислуге? Помнится мне, во время осенней охоты тамошний кастелян жаловался на нехватку рук... его супруга, мадам... мадам... - он наморщил лоб, как будто пытаясь вспомнить имя, - Что поделать, совершенно все уходит из головы. Приятная женщина, очень строгая, но исполнительная. Да... кажется кастелян версальского замка еще и егерем служит. На мой взгляд слишком много обязанностей для одного человека. Что скажете, граф? А ведь помимо Версаля, он был назначен хранителем земель, прилегающих к версальскому лесу... Трианон, кажется, это там? Да да да, сейчас я припоминаю, что по распоряжению Его Величества мы организовали покупку близлежащих земель... Тонди? Марли... нет, кажется, Гонди? Да, заброшенный павильон... занятно, там ли он еще? Время не щадит старые здания... знаете, Во-ле-Виконт достался мне практически разрушенным... до основания. Одни подвалы да фундамент... да.

Он вел де Сент-Эньяна по узкому коридору, уходившему вправо от Большой Галереи, так что, их маршрут увеличился вдвое, но это не пугало Фуке, так как сам он прекрасно разбирался в коридорах дворца и для того, чтобы знать, где они находились, ему не нужны были окна во двор или таблички на дверях.

3

Отправлено: 19.03.16 23:26. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Парадная лестница //

Воистину, де Сент-Эньян нисколько не сомневался в том, что эффективность финансовых сделок виконта де Во достигалась далеко не самыми общепринятыми методами. Однако, при дворе не было принято говорить о деньгах и тем более о способах их привлечения. К тому же, граф не имел привычку рассуждать о делах, не касавшихся его самого или его службы, а потому, свои догадки и сомнения он оставлял при себе. Он лишь бросил взгляд в сторону Фуке, угадывая в чертах его лица то самодовольство, которое выдает с головой человека, ухватившего удачу за хвост.

- Я не против скромности нашего пути, месье виконт. Главное, чтобы мы не запутались в этом лабиринте. Признаться, я не привык пользоваться коридорами для прислуги.

Он слушал Фуке и поминутно бросал взгляды на совершенно гладкие и лишенные каких-либо видимых опознавательных знаков стены коридора. Каким образом прислуга знала, куда именно свернуть и в какую из дверей следовало выйти, чтобы оказаться в той или иной части дворца? Должны же быть хоть малейшие знаки?

- Версаль? А, да да, Его Величество вдруг увлекся охотой, - отозвался он на пространные вопросы Фуке, не совсем понимая, к чему тот клонил, - Тамошний кастелян, месье Годар, да, он еще и егерь. Прекрасный егерь, должен сказать, - добавил он, чтобы не показаться излишне скрытным, - Вы и сами возложили на себя немало обязанностей, месье Фуке. Разве нет? - он усмехнулся, подумав, что господин суперинтендант нашел весьма забавный способ напомнить о своих заслугах, если он действительно хотел именно этого, - Если месье Годар следит за одним замком в охотничьих угодьях Его Величества, что мешает поручить ему и близлежащие павильоны? - пожал плечами обер-камергер, - К тому же, там большую часть года никто не бывает, так что, хлопот не так уж много.

Ему не нравилось направление разговора и он бы с радостью сменил тему на что-нибудь, что меньше касалось бы личных дел короля, но Фуке как-будто специально гнул свою линию, как бы невзначай задавая ничего не значившие вопросы и вставляя пустые реплики. К чему же он клонил?

- Да, эти павильоны по большей части полуразрушенные. Возможно, король пожелает восстановить какой-нибудь из них. Со временем. Все-таки, Версаль не достаточно велик для приема большой свиты.

Узкий коридор начал казаться ему утомительно длинным, они шли уже несколько минут и граф был уверен, что если бы они воспользовались Большой Галереей, то даже пробиваясь через толпу придворных, им удалось бы добраться до покоев королевы гораздо быстрее.

- И как Вы только не ошибаетесь в этих коридорах, - вымолвил он, спустя некоторое время после того, как они свернули в другом направлении, - Здесь же нет никаких табличек. Признаюсь, виконт, мне было бы интересно узнать Ваш секрет. Если он имеется, конечно же. По-моему, живя в Лувре или в Фонтенбло, полезно знать, как добираться до покоев короля и королевы, минуя сутолоку больших залов.

4

Отправлено: 20.03.16 23:22. Заголовок: После слов графа о т..

После слов графа о том, что он не привык пользоваться коридорами для прислуги Никола Фуке позволил себе едва заметную улыбку в уголках губ - он то прекрасно знал, что распространенные байки о привидениях, якобы населявших пустынные темные коридоры в этой части дворца Фонтенбло, удерживали любопытных от вылазок. Любой, кто провел при дворе хотя бы несколько дней, в первую очередь слышал о умерщвлении личного секретаря королевы Христины и историю Женщины в Белом, являвшейся как предвестник смерти тому несчастному, кто оказался у нее на пути. Отчасти, сам Фуке был автором некоторых подробностей в этих байках, а распространяли их с его легкой руки камеристки и камердинеры, которые узнавали обо всем по величайшему секрету от управляющего виконта.

- Дорогой граф, в Фонтенбло есть столько коридоров, которыми нынче не пользуется никто - они запущенны и поросли паутиной настолько, что вместо мух там могли висеть диковинные птички, которых так любят держать в клетках придворные дамы. Но мне то по долгу службы приходится искать короткие пути, только и всего. Я прекрасно ориентируюсь, что верно то верно, это у меня с детства.

Интересно, а к чему это граф рассыпался в комплиментах и уже во второй раз упоминает о запутанности коридоров? Фуке внимательно вслушивался в речь де Сент-Эньяна, но тот как на зло не сказал ни слова о том, что действительно интересовало суперинтенданта - знал ли король о потайном ходе и подвале в версальском лесу неподалеку от павильона Гонди.

- Так это была просто охотничья вылазка и не более того? - как бы невзначай спросил Фуке и в его глазах даже в темноте можно было разглядеть насмешливый огонек, - Если бы я достоверно не знал о том, что компанию Его Величеству составили только Вы и маркиз де Виллеруа, то я бы подумал, - многозначительно улыбнувшись, Фуке не договорил то, о чем вполне могли уже судачить в коридорах дворца - король мог найти общество какой-нибудь из придворных дам в Версале - ведь кроме графини де Суассон, отбывшей со скандалом в Париж, из Фонтенбло уехала и княгиня де Монако, а разве не с ней король танцевал на недавнем балу?

- Но. что же такое стряслось во время охоты, что были вызваны мушкетеры лейтенанта Д'Артаньяна? Признаюсь, я был слегка обеспокоен этим известием, - в этом то Никола Фуке нисколько не лукавил, ведь он и впрямь пережил несколько томительных часов в неведении, куда и почему были вызваны мушкетеры, пока из голубятни трактира "Три лилии" не была доставлена записка о том, что в павильоне Гонди произошел пожар и мушкетеры были вызваны для его тушения.

Они подошли к двери, выводившей в приемную королевы Марии-Терезии. Виконт не спешил выходить до того, как самая важная часть разговора не будет доведена до цели.

- Я с радостью поделюсь с Вами секретами коридоров Фонтенбло, дорогой граф. И Вы поймете, что секрет на самом деле прост - как ответственное лицо за реконструкцию дворца, я имею доступ к чертежам. Вот так, -
он развел руками и сделал вид, что кланяется на бис, - Только и всего. Кстати, из Ваших покоев есть маленькая дверца. Она как будто бы ведет в гардеробную комнату. На самом деле это не так. Гардеробная всего лишь скрывает выход в один из таких коридоров. А коридор... дайте-ка подумать... мне кажется, что он ведет к покоям Мадам. Надо будет свериться с чертежами. Если Вам действительно интересно, Ваше Сиятельство, то я почтительно прошу Вас принять мое приглашение к обеду. Я буду рад показать Вам эти чертежи.

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 3 //

5

Отправлено: 21.03.16 21:56. Заголовок: Наживка была заглоче..

Наживка была заглочена! Бахвальство Фуке заставило обер-камергера сдержанно улыбнуться, он то прекрасно знал, где именно Никола Фуке, выросший в парижском предместье, учился ориентироваться. Явно не в королевских дворцах. Нет, граф был далеко не сноб и не стал бы попрекать новоиспеченного дворянина, купившего и титул, и поместье к нему за выигранные при помощи финансовых хитростей деньги. Вслух не стал бы. Но про себя он всегда помнил, с кем имел дело - от прочих представителей нового дворянства виконт де Во отличался неоправданным снобизмом и короткой памятью.

- Да, это завидный талант - уметь ориентироваться в таком огромном дворце. И ведь после недавней пристройки нового крыла здесь стало еще больше коридоров и анфилад с залами.

Дипломатично и почти ни о чем - де Сент-Эньян был мастером ведения светской беседы, когда его собеседникам казалось, что проведя с графом всего лишь несколько минут, они услышали массу ценного и полезного.

- Да, месье виконт, это была сугубо охотничья вылазка.

Вопросы Фуке делались все более прицельными - теперь он не бил наугад, на целенаправленно вел разговор к чему-то одному ему важному. Вот только что же интересовало этого человека? Мнимая опала графини де Суассон? Ведь это он так ловко подбросил сплетню о якобы увиденном им свидании графини и маршала дю Плесси-Бельера. Де Сент-Эньян позволил себе еще одну короткую улыбку, подумав о том, каким сюрпризом будет для Фуке встреча с графиней и не где-нибудь, а на приеме у королевы. Да, мадам де Суассон не только вернулась в Фонтенбло в качестве фаворитки Его Величества, но и сохранила и даже укрепила за собой положение гофмейстерины двора Ее Величества.

- Полагаю, что для охотничьих забав королю было вполне достаточно общества маркиза и Вашего покорного слуги. Кстати, и лейтенант д'Артаньян там был... он тоже неплохой охотник.

К чему эти расспросы и намеки? Уж не надумал ли Фуке себе историю о новом романе короля? С кем же? Ах да, ответ напрашивался само собой - ведь в полдень второго числа княгиня де Монако у всех на глазах поссорилась с мужем и уехала из Фонтенбло. Что ж, Катрин была права - выводы будут и весьма далекие от истины.

Тут прозвучал тот самый вопрос, который должно быть интересовал суперинтенданта превыше всего. Вот только граф никак не ожидал, что Фуке мог быть связанным с заброшенным павильоном.

- А что случилось? - де Сент-Эньян изобразил непонимание на лице и наклонил голову вбок, так что, оставаясь в тени, он мог понаблюдать за мимикой Фуке. Однако же и тот был неплох в игре в светские беседы - он тут же перевел разговор к коридорам Фонтенбло.

- Как, Вы и о моих покоях знаете нечто неизвестное даже мне самому? Воистину, Вы настоящий хранитель тайн этого дворца, виконт. Скажите, а Вам не приходило в голову, что кто-то еще может знать об этих чертежах? Я слышал, что был какой-то скандал с подброшенными драгоценностями в покоях князя де Монако. Меня не оставляет подозрение, что дело было не в вороватости кого-то из прислуги дома де Монако, а в подброшенных уликах. Впрочем, полицейские расследования мало занимают меня, если они не касаются Королевского Дома, безусловно.

Они уже несколько минут стояли у двери, а Фуке не торопился отворить ее, значит, ему было необходимо получить что-то от графа. Сведения? Ответы? Согласие... ага, этому увертливому и чрезвычайно похожему на зверька, нарисованного на его гербе, человеку было необходимо содействие де Сент-Эньяна.

- Не могу отказаться от Вашего приглашения, дорогой виконт, -
ответил граф с прежней вежливостью в голосе, - Однако, я должен сначала быть уверенным, что меня не связывают другие обязательства. Его Величество может назначить чрезвычайный совет или срочно вызвать к себе турецкого посланника. Как Вы знаете, я обязан быть при особе короля во время подобных мероприятий. В противном случае я буду у Вас к обеду, мой дорогой виконт. Но, что же мы стоим? Право же, мы рискуем опоздать к выходу королевы, а это непростительная невежливость.

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 3 //

6

Отправлено: 01.04.16 00:13. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 4 //

Вряд ли мадемуазель де Монтале сумела бы отыскать комнатку старшей камеристки в том взвинченном состоянии, в котором она пребывала. Глаза ее застилали злые слезы, изрядно мешавшие явственно различать окружающее, а в ушах все еще звучал презрительный голос графини де Лафайет. А может, просто кровь стучала в висках, так громко, что слабые намеки на ее имя, звучавшие за спиной фрейлины, казались ей эхом обидных слов.

И лишь когда ее резко дернули за руку, вынуждая остановиться и обернуться, Ора пришла в себя и заморгала мокрыми ресницами, сначала непонимающе, а потом виновато.

- Мадам? Вы… вы звали меня? А я… О, простите, простите меня, я, должно быть, совсем не своя была… это от спешки, все от спешки. Мне ведь, знаете ли, надобно еще успеть п-п-п-переодеться во что-то п-п-п-приличное.

Монтале сглотнула вновь подкативший к горлу комок и растеряно огляделась по сторонам, от волнения начисто позабыв, что она делает здесь, в унылом коридоре для прислуги. Ах да, нитки и иголки! Мадемуазель Бонтан. Ей надо было найти мадемуазель Бонтан, чтобы украсить плечи прекрасных охотниц голубыми лентами. Но причем же здесь госпожа де Тианж?

- Что случилось? Ее Высочество отменила свой приказ, мадам? Розетки уже не нужны? – выпалила Ора то, что первым пришло ей в голову. О том, что она могла понадобиться маркизе для личных целей, не приходилось и думать, хотя Монтале с радостью услужила бы своей давешней спасительнице и заступнице.

А собственно, почему давешней? Ведь мадам де Тианж буквально только что спасла их с Луизой от неминуемого конфуза, да еще и публичного.

7

Отправлено: 11.04.16 10:39. Заголовок: Хорошенькое личико р..

    Хорошенькое личико раскраснелось, на ресницах блестели слезы, а голос предательски дрожал, но Ора де Монтале оставалась при этом совершенно милым созданием и маркиза одарила девушку теплой улыбкой, терпеливо слушая адресованный ей вопросы, и пока барышня окончательно не дала волю слезам, извлекла из потайного кармашка платок и тщательно промокнула ресницы.

    - Нет, розетки все еще нужны, моя дорогая, но Вы мне нужны были совершенно по другому поводу. Если, конечно, Вы хотели бы сейчас об этом поговорить. Если нет, то это терпит. Если да, - и Габриэль осторожно приподняла лицо Оры за подбородок и ободряюще улыбнулась.
    - Если да, то найдется ли у Вас минутка за поиском мадемуазель Бонтан, ниток и иголок, чтобы выслушать меня и перевести дыхание от этой гонки?

    Первоначально маркиза де Тианж планировала устроить Оре строгий выговор из-за турок, но теперь уверенность в необходимости такого тона таяла на глазах и женщина почувствовала что заметно растеряется, если мадемуазель решится ответить "да". Несомненно, ее-то это отвлечет от неожиданной жестокости мадам де Лафайет, но вот не убьет ли этот разговор всякое желание юной Оры улыбаться сегодня?

    - Ну же, моя дорогая, не огорчайтесь. Мадам де Лафайет иногда говорит грубости, но это не со зла. Просто все пошло не по плану этим утром и она распереживалась. Вам ведь известно как строга она к соблюдению этикета, а тут - супруг в постели супруги, - пытаясь немного приободрить девушку, маркиза сделала попытку пошутить и осторожно убрала обратно в прическу выбившийся темный локон. Время неумолимо уплывало между пальцев и затея все меньше и меньше казалась разумной. Вряд ли сейчас Габриэль сможет добиться от восемнадцатилетней оскорбленной невинности трезвого взгляда на важные вопросы.

    - Так, ну раз Вы намерены молчать, то тогда пойдемте за Бонтан. Найдем все что нужно, по крайней мере..

8

Отправлено: 11.04.16 23:26. Заголовок: Странно, отчего-то ч..

Странно, отчего-то чаще всего бывает так, что в минуты душевного расстройства (особенно если это обида) от доброго слова становится не легче, а совсем даже наоборот. Вот и сейчас если не ласковый, то как минимум сочувствующий тон маркизы де Тианж возымел на Ору отнюдь не утешительный эффект. Должно быть, всему виной был разительный контраст между холодным презрением в голосе мадам де Лафайет и теплом голоса и взгляда Габриэль, только комок в горле Монтале сделался еще больше, грозя удушить бедняжку на месте, если не дать ему немедленной возможности истечь слезами. Но если при Луизе она могла расплакаться совершенно спокойно (благо такие эксцессы случались в жизни жизнерадостной фрейлины не так уж часто), то рыдать в корсаж маркизы было ну никак, ну совершенно невозможно.

Оставалось молчать, моргать мокрыми ресницами и ждать, когда вернется способность дышать, говорить и думать. Или хотя бы думать. Пока же в глазах мадам де Тианж Ора, должно быть, выглядела полной дурочкой. И крайней невежей в придачу. Не удивительно, что, не добившись от моргающей, как заведенная, фрейлины ни единого связного слова, маркиза оставила попытки растормошить Монтале и предложила, должно быть, от разочарования:

- Так, ну раз Вы намерены молчать, то тогда пойдемте за Бонтан. Найдем все что нужно, по крайней мере.

Ора, наконец, сделала вдох, шмыгнула носом и кивнула, так и не раскрыв рта из опасения дать волю неуместным всхлипам, а то, не приведи Господь, и рыданиям. Еще маленькое усилие: сделать пару шагов к нужной двери и постучать. И паническая мысль: а ведь мадемуазель Бонтан придется объяснять, что понадобилось от нее взъерошенной фрейлине Мадам, за спиной у которой маячила в роли ангела-хранителя старшая из сестер Мортемар.

Однако все оказалось не так страшно. И не так трудно. Старшая горничная выслушала просьбу молча с невозмутимым видом, как будто ее с утра до вечера посещали хлюпающие носом и кхекающие дебютантки в поисках ножниц, ниток и иголок. Только нахмурилась слегка, словно хотела сказать, что каждая уважающая себя женщина (фрейлины тоже считаются) обязана носить эти предметы первой женской необходимости при себе, а не беспокоить занятых людей подобными пустяками. Но не сказала, а просто вручила Оре корзинку со швейными принадлежностями, заверив, что в корзинке отыщется все нужное, и выжидательно сложила руки на переднике, не решаясь захлопнуть дверь перед носом у Монтале.

- Благодарю вас, Бонтан, - уже почти спокойно произнесла успевшая слегка отдышаться Ора и добавила: - Я вскорости пришлю вам корзинку с горничной.

Ну вот. А теперь повернуться к маркизе и выдавить из себя улыбку.
А! Получилось! Получилось!

- Простите меня, бога ради. Вы так добры ко мне, мадам, а я… так глупо расстраиваться из-за всяких пустяков, я знаю. И что на меня нашло? Наверное, это утро всех нас здорово встряхнуло. Но вы хотели поговорить со мной о чем-то важном? Наверное, - Монтале понизила голос почти до шепота и позволила себе взять Габриэль де Тианж под локоть, чтобы отвести ее подальше от дверей в каморки горничных, - о турке?

В самом деле, о чем еще? Вряд ли о ее почти опоздании к пробуждению Мадам, ведь оно было только лишь «почти».

- Вы виделись с ним? – продолжила она таким же заговорщическим шепотом, но тут же спохватилась. – Ой нет, нам лучше не вести такие разговоры здесь. Вы видели, как быстро эта Бонтан отворила мне дверь? Будто стояла под ней и слушала, что вы мне говорите. Не знаю, как у стен, а вот у слуг тут точно уши есть. И они всегда на макушке, эти уши.

Показалось ли ей, или где-то рядом скрипнула дверь? Ора оглянулась, но коридор был пуст, кроме них с маркизой никого рядом не было. Так откуда же это странное чувство, будто на нее смотрят? Показалось? Должно быть, потому что мимолетное ощущение уже прошло. Но осадочек остался.

- Мне кажется, нам лучше вернуться в спальню Мадам. Нитки отнести, - девушка потупилась, теребя кружево на платье и гадая, известна ли маркизе уже ее плачевная репутация пропадашки. - Графиня, должно быть, уже сердится и планирует выслать за мной поисковую партию. Странно, что она вообще отпустила меня одну на этот раз и не приставила в охрану де Креки или Артуа. Но пока мы с Луизой будем делать эти злополучные розетки… а может, когда Мадам уедет на охоту, и до нас никому не будет дела? Вы ведь сказали, что это не очень срочно, да?

9

Отправлено: 12.04.16 11:22. Заголовок: - Будем считать, что..

- Будем считать, что она приставила к Вам меня, - с толикой снисхождения ответила маркиза, все еще удерживаемая ладошкой де Монтале в опасной близости от многочисленных дверей.

К слову, девушка была как никогда права, несмотря на красный нос, влажные ресницы и совершенно затравленный вид. Учитывая то, каким взглядом мадмуазель Бонтан одарила их обеих, не ровен час они вскоре услышат о едва ли не самом таинственном происшествии, потребовавшем присутствия маркизы, ножниц и ниток. И пускай это звучало нелепо и выглядело странно, но это был Фонтенбло и двор короля. Впрочем, сплетничать под дверьми, за которыми прятались слуги и прочие придворные, обеспечивавшие безупречную работу этого огромного механизма, совершенно незаметно для горстки избранных, тоже было глупо, но, не имея иной возможности переговорить с Орой с глазу на глаз, маркиза вынуждена была действовать моментально.

Но, у Габриэль невыносимо зачесался язык, когда Ора упомянула о турках и в этих глазах, пускай и наполненных слезами, блеснула искорка любопытства.

С легким вздохом, сопровождавшим ее нерешительность, Габриэль все же потянула девушку поближе к коридору, в сторону покоев Мадам и, прижав свою щеку к щеке юной фрейлины, быстро зашептала.

- Да, да, именно о них! И это было ужасно, Ора, просто ужасно! Ни в коем случае больше не говорите с ними, это все, что я вам пока могу сказать, дорогая. Ради нашего, Вашего и моего, благополучия и душевного спокойствия, умоляю Вас больше не говорить ни с одним из турков. Это была дурная затея и вышло все дурно, очень-очень дурно!

Где-то рядом с ними послышался скрип двери и голоса в отдалении, заставившие маркизу моментально отпрянуть от Оры на почтительное расстояние и бросить лихорадочный взгляд вглубь коридора для прислуги. Говорить или не говорить о ночном прошествии она решила буквально на ходу и, естественно, что нет, ничего не сказать было совершенно правильным. Опасаясь слухов, которыми и так уже полнилась половина Мадам и вкрадчивых расспросов мадам де Лафайет, которые оборвало ранее пробуждение Генриетты Анны, маркиза де Тианж посчитала, что, несмотря на всю преданность и благоразумие де Монтале, доверять ей такую тайну еще было рано.

- Ни в коем случае, обещаете? - и едва мнимая или реальная опасность миновала, растворяясь вдалеке, маркиза лихорадочно стиснула запястье фрейлины и настойчиво сжала его, ожидая ответа.

- простите что не говорю большего, но .. Обещайте мне, Ора.

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 4 //

10

Отправлено: 24.04.16 00:32. Заголовок: - Обещаю! – поспешно..

- Обещаю! – поспешно и несколько испуганно отозвалась Ора, чувствуя, как в ее кожу буквально впиваются тонкие пальцы маркизы. – Ни… в коем случае! Клянусь Пречистой Девой!

Она послушно закивала и, когда Тианж, наконец, отпустила ее, похоже, поверив в искренность принесенной страшной клятвы, с облегчением потерла ноющее запястье. Само собой, только после того, как маркиза отвернулась и заторопилась обратно в гостиную, чтобы та не сочла жест фрейлины немым упреком в странной, непонятной – да что там, пугающей! – настойчивости.

Мысль о том, с чего бы маркизе де Тианж с таким жаром запрещать ей встречи с турком, терзала и язвила душу девицы Монтале. С одной стороны, бурлило и пузырилось неуемное любопытство, уже не раз доводившее маленькую провинциалку не то, что не до добра, а прямо таки до конкретных неприятностей, с другой (подспудно, да, и не совсем осознанно) копошилось тщательно игнорируемое Орой упрямство (в наличии которого она упрямо не сознавалась никому, включая саму себя). Поговорка про опасную сладость запретных плодов была придумана как раз про мадемуазель де Монтале. Впрочем, она и во многих других отношениях была истинной дщерью Евы, а потому не торопилась забыть о том, какими глазами смотрел на нее (да-да-да, на нее, а не на эту гусыню де Креки!) красавец-турок. И после этого она не должна? Что, правда, не должна? Ну вот еще!

К счастью, Оре пока еще хватало ума не кипятиться вслух, но за мадам де Тианж она спешила с упрямо сжатым ртом, так занятая вопросом «Почему?», что даже не сразу расслышала за спиной звук чьих-то осторожных шагов, удалявшихся в противоположном от женщин направлении. А когда расслышала и обернулась, то успела заметить только чью-то тень, скрывшуюся в дверном проеме лестницы. Должно быть, кто-то из горничных отправился по своим делам.

Перемещения прислуги мало волновали Монтале, к тому же, маркиза уже распахнула дверь в покои Мадам, и они обе, что называется, с лету, окунулись в веселый гомон и кокетливый женский смех, то и дело прерываемый мужскими голосами.

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 4 //

11

Отправлено: 22.07.16 00:23. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня маркизы Сюзанны дю Плесси-Бельер. 3 //

- Мне страшно, Маритана, - пискнула Мирела, когда прямо в трех шагах от них захлопнулась дверь и кто-то защелкнул щеколду замка, запирая ее изнутри.

- Тсс! Нечего бояться, здесь же во всех комнатах кто-нибудь живет, - шепнула ей Маритана и потянула за руку, - Идем же. Если мы будем жаться по углам при каждом шорохе, то наверняка привлечем к себе внимание.

- Ай! Там кто-то идет! Смотри, -
не успокаивалась Плясунья.

- Значит, ему тоже нужно в служебное крыло пройти. Мало ли какая надобность, - не уступала ей в упрямстве Маритана и настойчиво тянула за собой.

Они так и прошли по коридору, испуганно держась за руки и норовя выронить высокие стопки белья прямо на грязный каменный пол. Остановившись у выхода, Маритана отпустила руку подруги и переложила белье с затекшей левой руки. Она заправила выбившийся из-под белого чепца локон и выглянула на лестницу. Снизу послышались чьи-то шаги. Кто-то поднимался наверх и по тяжелой поступи и глубоким вздохам Маритана поняла, что шел пожилой человек, наверное, из важных, не привыкший спешить и часто подниматься по лестнице.

- Теперь опусти голову и смотри в пол. Не смотри никому в лицо. Особенно в глаза, -
напутствовала она подругу и первой вышла на лестницу, - Иди за мной следом. Ничего не бойся, - шепнула она, чтобы придать храбрости Миреле.

Та послушно опустила очи долу и засеменила следом за невестой барона, глядя только на носки собственных туфель. Это было нетрудно, так как ступеньки были так сбиты, что девушкам так и так приходилось смотреть под ноги на каждом шагу.

- Так что же, господин префект, выходит, что кто-то из свиты посла замешан в попытке похищения придворной дамы? И у Вас есть доказательства тому? -
задавал вопросы пожилой вельможа, одетый в камзол из черного сукна, украшенный богатым кружевным отложным воротником и туго накрахмаленным шарфом, - Поймите, не имея веских доказательств, я не могу идти к послу и требовать объяснений. Да это немыслимо. Какие факты, дорогой мой Ла Рейни? Нас засмеют и выставят на посмешище перед всей Европой. Вы подвели нас, дорогой префект. Это убийство турецкого подданного и теперь еще шкатулки с драгоценностями... а что если она была украдена у посла?

Заметив спускавшихся навстречу к ним служанок, вельможа умолк и прибавил шаг, издавая еще более глубокие вздохи на каждой ступеньке.

Маритана поспешила спрыгнуть через три ступеньки, едва не подвернув ногу, чтобы только поскорее оказаться в спасительной тени и скрыться с глаз долой. Сам парижский префект шел к ним навстречу!

- Ох, мама дорогая, как же я перепугалась, -
пропищала Мирела, но Маритана предупредительно сжала ее руку.

- Мы еще не пришли. Тихо.

// Парк Фонтенбло. Павильон Леды. 3 //

12

Отправлено: 23.07.16 23:48. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

Дипломатичность графа де Бриенна делала ему честь, но Никола Габриэль предпочитал большую прямолинейность в беседе, особенно, когда дело касалось расследования убийств и покушений. Он специально выбрал безлюдные коридоры для прислуги, чтобы провести графа в Канцелярию не только без лишних помех из-за толчеи, но и успеть посвятить его во все вопросы без опасений быть подслушанными.

- Вы все правильно поняли, Ваше Сиятельство. Кто-то из свиты турецкого посла. По его воле или нет, это не доказано. Да, была попытка похищения придворной дамы. Незамужнюю девицу вытащили средь ночи из ее же постели, отравили чем-то вроде сильнодействующего парфюма и в беспамятстве попытались вынести из покоев. На счастье девицы навстречу похитителям попался караул мушкетеров. Турки бежали. Не сразу конечно же. Один кавалер, пока не буду упоминать его имя. Так вот, один придворный кавалер вступился за честь девушки и ранил одного из похитителей, прежде чем они успели скрыться. Вот таковы дела. Вчера я разговаривал. С родственницей той мадемуазель. Вы, я надеюсь, примете просьбу родственников девушки не выдавать ее имя. Свидетелей и без того предостаточно. Факт покушения был.

- Да, но почему же решили, что это были турки? Во дворце полным полно народу. Это могли быть кто-нибудь переодетый в турецкое платье.

- Об этом я тоже подумал, Ваше Сиятельство, - вопрос де Бриенна задел Ла Рейни за живое - он еще помнил гневную отповедь полученную им от короля и требование не вмешивать мадьярского князя в дела расследований, - Но есть очень четкое распоряжение Его Величества не вмешивать в это дело... не обвинять никого из принцев крови, одним словом.

Многозначительный взгляд и пауза досказали сметливому де Бриенну то, о чем префекту говорить не хотелось не только из-за задетой гордости, но и из уважения к королевской воле.

- Вы полагаете, что убийство на лестнице связано с этим похищением, одним словом? -
подытожил де Бриенн и чуть отодвинулся к перилам лестницы, пропуская мимо себя двух служанок, спускавшихся со второго этажа со стопками свежего белья в руках.

- Полагаю, - ответил Ла Рейни и сделал еще два шага наверх по ступенькам, прежде чем остановиться и оглянуться назад, что-то зацепило его взгляд - то ли походка одной из служанок показалась ему странной или знакомой, то ли что-то неестественное и неправильное. Но что же?

- Да, я полагаю, - повторил он и пошел к коридору для прислуги, тогда как увиденные мельком служанки продолжали мелькать перед его мысленным взором - что-то было не так, но что же?

- Ну что же, дело ясное - точнее, нам ничего не ясно. С чем идти к послу - у нас есть только подозрения и предположения. И да, труп убитого. И нам не известно наверняка - турок он или нет. И почему он убит. И кто были те похитители. И что еще?

- А еще кто-то пытался отравить герцога Орлеанского, - добавил Ла Рейни, как будто бы к общему списку совершенных всего за пару дней злодеяний не хватало еще одного, - И это произошло буквально у меня на глазах. Собственно, два человека, граф де Гиш и маркиз д'Эффиа видели какого-то человека, одетого в турецкий длиннополый кафтан, выходившего из покоев герцога. И как раз после этого Его Высочество выпил вино и ему сделалось худо.

- Неужели? - даже в темноте неосвещенного коридора было видно, как побелело лицо де Бриенна, - Но, как же... он жив? Что с ним сейчас? Вы вызвали лекаря? Что сказал врач?

- Да, пустячное дело, как оказалось, - махнул рукой Ла Рейни, - Тошнотворное или снотворное, что-то в этом роде. Нечто такое, что могло заставить герцога отказаться от поездки на королевскую охоту.

- Ах, вот как, - де Бриенн внезапно улыбнулся и понимающе кивнул - уж ему то было известно, к каким жестоким розыгрышам порой прибегает придворная молодежь ради достижения своих целей или просто скуки ради, - Это могли быть их мальчишеские игры... печально, однако. Конечно же.

- Хм... игры, - пробурчал Ла Рейни. которому произошедшее вовсе не показалось игрой, - Вот тогда то граф де Гиш и спустился вниз, преследуя того, кто побывал в комнате герцога, и увидел его лежавшего мертвым под лестницей.

- То есть, его убили и положили там буквально за считанные минуты? Очень быстро, Вам не кажется?

- Кто бы то ни был, но он времени не терял, факт.

- Вы намерены расследовать это дело с помощью посла Фераджи?

- Упаси меня бог! Нет же. Но я прошу Вас, граф, как дипломата и как лицо уполномоченное Его Величеством, поставить посла в известность о фактах, которые я Вам пересказал. Что же до меня, то мне сейчас придется разбираться с еще одним дельцем, - Ла Рейни помахал полученной от д'Эрланже запиской, - Цыгане! Здесь, в лесу Фонтенбло, чтобы им гореть.

- Как? - глаза де Бриенна округлились насколько это было возможно из-за опухших морщинистых век, - Цыгане? Но разве же мушкетеры лейтенанта д'Артаньяна не арестовали всех их до одного? Что же на этот раз?

- На этот раз... - Ла Рейни остановился и резко развернулся в сторону лестницы, где они только что встретили двух служанок, - Гореть мне в Преисподней! Господин граф, скажите мне, внизу, там, откуда мы только что пришли, коридор ведет в чьи-нибудь покои?

- Нет, насколько я знаю, - задумчиво потер подбородок де Бриенн и тоже оглянулся, - Кажется, в той стороне прачечная и кухни... да. Там же еще и квартира господина Вателя, насколько я помню.

- Дьявол! Вот оно что! - воскликнул Ла Рейни и рванулся назад.

Пробежав несколько шагов, он остановился и вернулся к де Бриенну.

- Они несли свежее белье, господин граф. Вот в чем дело то! Сделайте мне одолжение, Ваше Сиятельство, ступайте к выходу и велите первому же караульному гвардейцу собирать караул. Пусть идут прямиком в кухни. И пусть оцепят служебное крыло. Я знал, что что-то не так... ах, я же знал!

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5 //

13

Отправлено: 24.08.16 00:32. Заголовок: - Стой! Куда! Держи ..

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 3 //

- Стой! Куда! Держи его, Шерегий!

Громкие крики на венгерском привлекли внимание швейцарских караульных и заставили обернуться сплетничавших о последних новостях придворных кумушек. Кто-то крикнул "Караул!", грохнул об пол оброненный церемониймейстером золоченый жезл. Ласлов ринулся вслед за карликом, не разбирая дороги, и чудом избежал столкновения с оказавшимся на его пути вельможей. Мужчина средних лет с вьющимися волосами, чуть тронутыми сединой на висках запомнился ему еще раньше. Но где и когда он встречал этого человека? И почему карлик так испуганно озирался именно в его сторону?

- В коридор, живо! - крикнул ему в ухо Шерегий и, пропустив друга вперед себя, с силой захлопнул дверь, наудачу нажав на щеколду, чтобы задержать вторжение караульных, заподозривших что-то неладное.

Шаги бежавшего впереди них карлика отдавались эхом в пустом темном коридоре. Ласлов бежал следом за ним и едва не сбил с ног, когда тому вздумалось остановиться перед выходом в галерею.

- Нет, не сюда, -
Шерегий рванул карлика за рукав, так что пышные кружевные манжеты треснули по шву, - Стойте, сударь. Сюда. Ласлов, веди нас в потайной коридор, живо!

- Но, черт возьми, князь не велел же!

Не слушая возражений, Шерегий толкнул первую попавшуюся дверь ногой и все трое ввалились в чуланчик. Как только Ласлов захлопнул за собой дверь, в коридоре послышался грохот бегущих шагов и глухой стук шпаг, ударявшихся о стены. Швейцарцы пробежали по коридору, так и не заметив, что беглецы спрятались у них под носом.

- Зачем ты побежал, бестия? -
шепотом, но не менее грозно спросил Ласлов, нагнувшись над карликом.

- Оставь, Ласлов, -
одернул его Шерегий по-венгерски и продолжал уже на французском, а точнее, на парижском арго, - Приятель, мы же понимаем друг друга, не так ли? Нам очень нужно отыскать человека. И ты знаешь, где он. Точнее, она. Понимаешь, ей грозит опасность. И похлеще, чем ажаны господина префекта или мушкетеры, - он присел на корточки и вгляделся в темноту, стараясь отыскать глазами лицо Баркароля, - Нам нужна ворожея. Ей грозит опасность и наш принц желает спасти ее. Только ты знаешь, как помочь ей. Слышишь шаги? Этим людям приказано выследить тебя, - он заговорил чуть громче, потрясая карлика за руку, - Слышишь? Этим людям приказал тот человек, которого ты заметил позади нас. Да, это он. Он следит за всеми. И он хочет погубить всех нас, - голос Шерегия сделался проникновенным как у проповедника, за неимением другой зрительской аудитории кроме перепуганного насмерть карлика и взбешенного Ласлова, он изо всех сил старался убедить первого в необходимости помочь им, а второго взять себя в руки и не испортить все дело одним неверным восклицанием.

14

Отправлено: 30.08.16 00:00. Заголовок: Язык, на котором гов..

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 3 //

Язык, на котором говорили между собой эти "люди Его Высочества", был совершенно не похож ни на один из парижских говорков. Баркаролю доводилось слышать речь цыган, как парижских, так и заезжих из южных провинций и даже из Испании. То, что эти двое спорили между собой, ему было понятно, как и то, что предметом спора был он сам - тот, который представился ему непонятным, но звучным именем, явно настаивал на уважительном отношении к идальго Ее Величества. А вот его друг... Баркароль вжал голову в плечи, утратив обычную уверенность в себе, когда оказался лицом к лицу со вторым "человеком Его Высочества" в полутемном коридоре.

- Зачем ты побежал, бестия? -
спросил он, угрожающе наступая на Баркароля.

- Как же... как зачем? Тот господин смотрел на нас, вот я и решил, что лучше подобру поздорову убраться. Вот и приятель Ваш тоже ведь так думает, - Баркароль кивнул на того, который назвался графом Шерегием и тот тут же перехватил инициативу в переговорах.

- Вам нужна ворожея, сударь? -
удивился карлик и невольно потер затылок, - Но зачем же Его Высочеству гадалка? Неужто супруга разлюбила? - хихикнул он, подумав, что у молодоженов случился разлад.

Издали послышалась чеканная мерная поступь и Баркароль с ужасом вспомнил глаза Того человека. А если он и впрямь послал за ним караульных? Ненавидящие серые глаза с льдистым пронизывающим взором - да, это же тот самый всемогущий министр короля, чей подарок так приглянулся малышке Лючии, что она устроила капризную истерику в покоях королевы. А что если этот человек запомнил их и теперь ищет мести за нанесенное оскорбление?

- Ой, уведите меня отсюда немедленно, господа! Я все скажу Вам. Тем более, что ворожею то Вашу я хорошо знаю. Беда ей грозила. Вот ее и проводили в укромное местечко. Я краем уха слышал, куда, - прошептал он, подтянувшись на цыпочках к Шерегию, - Я скажу. Только Вы пообещайте, что выведете меня отсюда.

15

Отправлено: 08.09.16 21:35. Заголовок: Кажется у маленького..

Кажется у маленького шевалье были свои причины опасаться человека, на которого Ласлов указал ему всего лишь наудачу. А если и впрямь тот господин следил за ними?

- Тот человек в зале, - прошептал Ласлов и Шерегий понимающе кивнул, - Наш князь пригрозил ему расправой за какие-то козни против Смугляночки. Выходит, его и впрямь следует опасаться.

- Не нам, то уж точно. Это суперинтендант Его Величества, -
ответил Шерегий, перейдя на венгерский, чтобы карлик не услышал лишнего, - Но, вот этот малый боится его как грозы. Пообещай ему, что защитим, ну же.

- Слушай, - Ласлов заговорил с карликом более дружелюбно, чтобы успокоить его страхи, - Мы тебе поможем. Покажи нам, где отыскать ту женщину, и мы приведем тебя, куда скажешь. Смотри, - он до половины обнажил шпагу, - Клянусь тебе этой шпагой, никакой швейцарец не тронет тебя.

Шерегий тихо усмехнулся и прошептал про себя: "Нашел кем пугать, швейцарцы только алебардами своими громыхать умеют. А вот наемники того господина могут оказаться угрозой пострашнее. Их не видно."

- Что? - повернулся к нему Ласлов, но граф только кивнул ему и указал на коридор.

- Послушай, мы выйдем из этого коридора к галерее Охотников. А куда следует идти дальше, покажешь? Твой приятель сказал нам, что мы можем положиться на тебя, -
доверительный тон Шерегия и мраморную статую заставил бы прислушаться к нему, но на всякий случай граф добавил еще капельку лести, - Он сказал также, что ты самый преданный из... - не решившись назвать его карликом, чтобы не обидеть, он потер подбородок и сказал наугад, вспомнив, что сам карлик представился им как идальго, - Из всех шевалье в свите королевы.

Ласлов тихо присвистнул, услыхав откровенную ложь, но не стал оспаривать ее. Если Шерегий что и умел, так это вести светские беседы и уговаривать. Вон как ему легко удалось уговорить Луизу де Лавальер согласиться от своего имени и от имени подруги на свидание с князем. "Ай, голова ослиная!" - чуть не вскрикнул Ласлов, ударив себя по бедру, а ведь про свидание в саду они и позабыли напрочь. И как же теперь показаться на глаза очаровательной мадемуазель де Монтале? А он то, он то так рьяно напрашивался на это свидание, словно и не за князя просил, а за себя самого.

- Тихо, Ласлов, от твоего сопения в коридорах свечи потухнут, -
шутливо предостерег его Шерегий, когда они подошли к потайной двери.

- Здесь, -
кивнул шевалье. Он осторожно приоткрыл дверь и отодвинул пыльный гобелен, чтобы проверить, не было ли кого в галерее, - Выходим.

16

Отправлено: 12.09.16 22:58. Заголовок: - Ой, - прошептал Ба..

- Ой, - прошептал Баркароль при виде грозного клинка, втрое длиннее его собственного, - Не тронет... точняк никто вас и не тронет, - проговорил он, сглотнув.

С каждой минутой ему был все труднее доверять черноволосому шевалье, скорее похожему на бандита с Большой дороги, чем на кавалера из свиты Месье. Да и с чего вдруг он взял, что эти господа принадлежали к Орлеанскому дому? Слова и вкрадчивые манеры второго кавалера, который назвался графом, располагали к чуть большему доверию, но все-таки Баркароля не оставляло неприятное чувство, что он попал в мышеловку.

- Только чего же мне швейцарцев то бояться? -
спросил он, послушно семеня следом за черноволосым, - Они стражники в покоях королевы и меня каждая их собака знает. Если только это вам с ними делить чего приходится.

Он остановился у маленькой дверной ниши, на которую указал шевалье, и протиснулся в узкий проем, чтобы осмотреться. Его действительно привели к Охотничьей галерее. Обернувшись, Баркароль с округлившимися от страха и удивления глазами воззрился на Шерегия.

- А откуда, милостивые судари, вам знакомы эти коридоры? Только не говорите, что с детства знаете эти места. Вот ваш друг, -
он ткнул пальцем не Шерегия, - Может и был при дворе дольше вашего. А вот вы нет, - он с вызовом посмотрел на черноволосого и отступил на шаг назад, нацеливаясь выбежать в галерею при малейшем признаке опасности со стороны этого вспыльчивого человека, - Вы не похожи на кавалеров из свиты Месье. А вот за переодетых турок вполне сгодитесь. Так кто же вы? И почему вам так нужна эта ворожея? Впрочем, если вы зла мне не желаете, то ведь и ей тоже?

Из галереи послышался лязг кавалерийских шпор и бряцанье шпаг, сопровождаемые шумом чеканной поступи.

- Не выходите, - прошептал Баркароль, потянув за рукав черноволосого, который как раз собрался покинуть их укрытие, - Это мушкетеры или гвардейцы. Караулы сменяются. Слушайте, я скажу вам, где ворожея и на том прощайте. Если вы не друзья тому господину, о котором предупредили меня, то я доверюсь вам. Он только с виду кажется благодетелем. Вот и Маритану... ворожею эту он пристроил подальше от глаз людских. Вроде для того, чтобы спасти ее от людей префекта. А на деле то, я слышал, что он говорил своему слуге, - карлик помахал рукой, чтобы оба молодых человека наклонились ближе к нему, и зашептал, - Он приказал, как только во дворце начнется прием турецкого посла, тайком увезти ее. Сказал еще, что торговать ее будет Гошеру. Кто он такой, может вы и не знаете, а вот знаю. Страшный он человек.

Баркароль закатил глаза вверх, стараясь совладать с охватившей его паникой. Королевские гвардейцы шагали всего лишь в двух шагах от того места, где они стояли. А что если заметят? Что он скажет королеве о том, что его нашли прячущимся в потайном коридоре?

- Так говори же, где ее прячут? -
спросил Шерегий, теряя терпение.

- Пойдете в парк. По главной аллее и до конца почти. Там развилка будет, свернете к лужайке и до конца снова. А там павильон есть. Он с виду кажется заброшенным. Но это не так. Там то и прячут Маритану. И подругу ее. Это павильон Леды. Тот человек для себя его содержит, -
скороговоркой прошептал Баркароль, а вслед затем выглянул из-за пыльного гобелена, закрывавшего дверь.

- Все, ушли. Там никого больше нет. Я ухожу, господа. И вы тоже. Не бродите здесь. Опасно это.

17

Отправлено: 12.09.16 23:41. Заголовок: - Черт, сбежал! Не..

- Черт, сбежал!

Не успел Ласлов схватить мальца за плечи, как тот юркнул в непредусмотрительно открытую мадьяром дверь. Эхо его семенящих шагов раздалось под сводами галереи, удаляясь в сторону парадной лестницы.

- Ничего страшного. Самое важное то он нам сказал, - преспокойно заметил Шерегий и отодвинул пыльный гобелен, чтобы выйти из укрытия, - Идем назад в покои. Нам незачем бродить по дворцу.

- Как же, сказал, - буркнул раздосадованный Ласлов и дернул гобелен так резко, что огромное панно заколыхалось перед ним, выпустив целое облако пыли, - Он же толком не объяснил ничего. Что за павильон? Какого черта нам туда надо? Эх, поймать бы его, душу бы вытряс, но заставил бы толком рассказать все как есть.

- Спокойно, - Шерегий поправил гобелен. так чтобы он по-прежнему скрывал дверную нишу в стене и потом стряхнул осевшую не его камзоле пыль, - Он указал, в каком именно павильоне прячут эту ворожею. Плюс, проболтался про этого Фуке. Это еще важнее.

- С чего бы? - не понял Ласлов и подошел к окну, - Смотри, какой парк огромный. И где ты думаешь искать этот павильон?

- В конце главное аллеи прямо за лужайкой, -
спокойно ответил граф и направился в противоположную от парадной лестницы сторону, - Идем, Ласлов. Чем скорее мы доложим обо всем князю, тем больше шансов, что мы успеем найти девицу до того, как ее вывезут из Фонтенбло.

- Так ведь Фуке собирается...

- Да, он также как и князь собирается выдать девицу. Какому-то Гошеру. Знать бы еще, кто он. Судя по испугу этого малого, это не настоятель какой-нибудь тихой обители.

- Скорее наоборот, - усмехнулся Ласлов, - Гошер - это тот человек, что приходил к князю. И если Фуке собирается торговаться с ним, то, скажу тебе. друг Шерегий, не чистое дело тут. Зачем ему?

- Я не ворожея, чтобы в мысли других людей заглядывать. Но, я думаю, что сама Маритана наверняка знает, зачем и почему.

Они прошли через всю галерею и только у самых дверей столкнулись нос к носу с возвращавшимися после смены караула гвардейцами. Ласлов инстинктивно схватился за эфес шпаги, тогда как Шерегий вежливо раскланялся с сержантом, отсалютовав тому снятой шляпой. Гвардеец ответил графу таким же приветствием и весело ухмыльнулся при виде воинственного мадьяра.

- А, месье Ласлов. Наслышаны наслышаны о Ваших подвигах, - он подмигнул ему и заговорщически подкрутил ус, - Господа мушкетеры рассказывали, что Вы гостили в их казармах не далее как второго дня вечером. Если Вам вздумается снова учинить беспорядки или заплыв в королевском пруду, шевалье, то помните, мы, гвардейцы, тоже умеем принимать хороших друзей. В нашей кордегардии всегда будут рады принять такого веселого шутника.

- Будем иметь в виду, господин сержант, - ответил вместо друга Шерегий, - Только не забудьте про выпивку и карты. Ласлов настоящая находка для ночного дежурства, с ним то уж точно не заскучаете.

Оба мадьяра поклонились гвардейцам и вышли на лестницу сопровождаемые их дружным хохотом. Ласлов встряхнул головой и громко хмыкнул, словно все сказанное не касалось его и вовсе, а Шерегий дружески похлопал его по плечу.
Как только двери галереи захлопнулись за его спиной, его лицо тут же сделалось серьезным и он посмотрел наверх:

- А теперь бегом к князю. Медлить нельзя.

// Парк Фонтенбло. Павильон Леды. 3 //

18

Отправлено: 10.06.17 23:56. Заголовок: В коридорах для прис..

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 3 //

В коридорах для прислуги царила такая же суматоха, как и в парадной галерее, примыкавшей к главному вестибюлю дворца. Фуке остановил управляющего возле одной из дверей, так что каждый раз когда она открывалась, они оказывались спрятанными в тени.

- Что происходит, Лаборд?

- А происходит худшее, Ваше Сиятельство. То, чего мы вообще не предполагали, -
заговорил управляющий, которого распирало от беспокойства, - Король назначил не просто прием послов, а конную карусель, - он выпучил свои бледно-серые глаза на выкате, - Представьте себе, Его Величество велел посадить на лошадей всю свою гвардию, швейцарцев и всех оставшихся мушкетеров. А кроме того еще и всех маршалов и генералов.

- Я знаю, - лицо Фуке оставалось беспристрастным, а взгляд серых глаз пугающе холодным, - Лошадей нашли?

- Да. С трудом, но да. Нашли. Д'Арманьяк был в бешенстве. Он разослал шталмейстеров ко всем, у кого есть свои собственные выезды. Не погнушался попросить лошадей даже у самой Монпансье.

- Прекрасно. Значит, справился, - уголки губ суперинтенданта слегка дрогнули, - И это все?

- Нет, месье, - Лаборд вытащил из-под жилета спрятанный там толстый фолиант и всучил в руки Фуке, - Реестр из королевских конюшен. Я украл его, как только они заподозрили неладное с лошадьми.

- Зачем? -
чуть было не вскричал Фуке и моментально вернул злополучный реестр, - Зачем Вы его украли? Проклятье, теперь то они точно заподозрят неладное. Пятьдесят голов, Лаборд! Пятьдесят! Если бы реестр остался у них, то они сочли бы недостачу за ошибку - просчитались и все. Точка. Но теперь, дорогой мой, все это выглядит втрое подозрительнее! Кто-нибудь уже спрашивал о недостаче? Кто-нибудь кроме д'Арманьяка? Этот вертопрах и в собственной коллекции заколок для шарфов не разберется, куда там в реестрах.

- То то и оно, что спрашивали. Я краем уха слыхал, что эти господа де Руже и заинтересовались.

- Что? Де Руже?

- И дю Плесси-Бельер, если быть точным, -
подтвердил Лаборд, обрадованный, что мог сообщить патрону хоть что-нибудь, что тому не было еще известно, - Конюх маркизы де Руже пересказал мне то, что мельком услышал во Дворе Белой Лошади. Они как назло оказались там аккурат к отъезду Ее Светлости. И кажется, старший, герцог де Руже говорил что-то о приказе и о старой печати.

- Вот как, -
медленно изрек Фуке, прикусив нижнюю губу, - И что же, они говорили с маркизой де Руже? Она сказала им что-нибудь?

- Нет. Только то, что она решила покинуть Фонтенбло и вернуться в Париж. Впрочем, нет, кажется, конюх сказал, что маркиза обмолвилась о поездке в аббатство. Кажется да.

- Кажется кажется, - зло передразнил его виконт и оттолкнул в сторону, - Ничего поручить нельзя. Ступайте. Отнесите этот проклятый реестр туда, откуда взяли.

- Но там же заметили пропажу!

- Ну так положите под что-нибудь, прикройте курткой конюха или там другими ведомостями, - нетерпеливо махнул рукой Фуке, - Мне что ли учить Вас, Лаборд? Ступайте! Сейчас все заняты построением, фанфары, колесницы, королевская конница - кто заметит, что появилось, а что исчезло. Погодите, - он взял реестр из рук Лаборда и полистал исписанные неразборчивыми каракулями страницы, - Хм... пять лошадей вчера... сегодня столько же, для маркизы де Руже... и еще пятьдесят... и никакого пояснения. Ну, что же... что же, - он зажал в пальцах уголок страницы так что бумага начала трещать, едва не оборвавшись, - А вот что, шепните на ухо нашему человеку, чтобы он напомнил о том, что господин де Вард требовал лошадей для свиты посла. Да. И что как раз этих лошадей и внесли в реестр задним числом. Пусть напомнит, - тонкая усмешка не скрасила лик суперинтенданта, но в его глазах появился свет улыбки, - Ведь напомнить можно обо всем, даже о том, чего не было. А если капитан де Вард не вернулся, так и опровергнуть будет некому.

- Нет, де Вард уже во дворце. Я видел его в кордегардии швейцарской сотни, - ответ Лаборда заставил виконта нахмуриться, но он только кивнул и хмыкнул, уже выходя из коридора в Большую Приемную.

- Ну и пусть. Пока эта история дойдет до его ушей, всем будет наплевать, куда делись те лошади. Ступайте, Лаборд! Ступайте же скорее!

- Они еще что-то говорили о печатке. Старой печатке покойного маршала, - сказал уже вдогонку виконту Лаборд и лицо Фуке мгновенно помрачнело, так что, в Большую Приемную он вошел, что называется, потеряв лицо.

// Фонтенбло. Парадный Двор и Большая Лужайка перед дворцом //

19

Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5

Смоченная в воде тряпица спасла его от дурманящего опиумного дыма, которым чадила зажженная Али Мехмедом свеча, но насколько она могла спасти его от глаз кого-нибудь случайно оказавшегося в том же таинственном коридоре, в который вывел его проклятый толмач? Бенсари бей послушно следовал за ним по цепочке коридоров, узких и едва освещенных тусклым светом огарков свечей, заменявших канделябры и настенные факелы, которые украшали парадные галереи дворца.

- Эта свеча, - заговорил Бенсари, когда они удалились от канцелярии достаточно далеко, чтобы не слышать голосов преследовавших их людей префекта, - Сделает ли она свое дело? А если погаснет? А если они успеют потушить ее?

- Не беспокойтесь, Фархад ага, свеча сделает свое дело. От ее дыма и здоровому человеку такой долгий сон является, что можно и не проснуться до самого дня Пророка, а в его состоянии хватит и нескольких минут.

Глаза Бенсари опасно сверкнули в темноте, если верить толмачу, то они только что избавились от опасного свидетеля, знавшего слишком много о его тайном сговоре с сирийскими купцами. И это означало лишь то, что теперь в живых оставался лишь один человек, могущий шантажировать его.

- Не доставайте свой ятаган, Фархад ага, - не оборачиваясь к нему, предупредил его Али Мехмед, словно видел все, что происходило в душе бея, - Убив меня, Вы лишитесь проводника в этом лабиринте, но, хуже того, Вы лишитесь и единственного поручителя, кто сможет подтвердить паше, что все это время Вы были заняты изучением пунктов предлагаемого французами договора о совместной охране торгового пути из Марселя в Истамбул.

- Шайтан! - металлический лязг возвращенного в ножны ятагана подтвердил догадку Али и, если бы Бенсари бей мог бы увидеть его лицо в ту минуту, то понял бы, что его тщедушный спутник был и сам на пороге святилищ от пережитого испуга за свою никчемную шкуру.

- Еще один коридор, - пробормотал Али Мехмед, рассматривая маленький пергамент, который держал в руках возле огарка свечи, тускло горевшей в настенном канделябре, - И мы выйдем к боковому выходу из дворца. Если Аллаху будет угодно, мы незаметно пройдем за спинами зрителей прямо к свите Светлейшего Османа паши.

- А если нет? - угрюмо спросил Фархад Бенсари, желая быть готовым ко всему.

- Мы объясним, что заблудились в коридорах, пытаясь выйти из покоев Светлейшего посла, - невозмутимо ответил Али Мехмед, успокоившийся уже насчет угрозы своей жизни.

- А если люди префекта перехватят нас?


- Мы скажем им то же самое. Кто скажет обратное? Кто посмеет? -
ухмыльнулся толмач, сворачивая пергамент в трубочку, прежде чем заткнуть его за широкий пояс, - Они гнались за людьми, угрожавшими виконту-переводчику. Но, кто эти люди? Де Сент-Аман никогда не расскажет им о нас. А я постарался, чтобы у постели Ибрагима Али нашли неоспоримую улику.

- Что? - не понял его Бенсари.

- Маленькую вещицу, которую я недавно нашел в одном из этих потайных коридоров. Мадьяры одеваются на правильный манер, за что им наверняка воздастся, если они обратятся к пророческой вере, - уклончиво ответил Али Мехмед, не желая покуда раскрывать все свои козыри, - И некоторые вещи могут оказаться слишком обличающими именно из-за этого. Неуловимый князь Ракоши окажется под подозрением. А его репутация доскажет то, что не смогут объяснить ищейки господина префекта.

Фонтенбло. Парадный Двор и Большая Лужайка перед дворцом

20

Дворец Фонтенбло. Покои Никола Фуке. 3
После девяти часов вечера.

От разговора с цыганом аппетит пропал, но не бесследно. Стоило Никола Фуке выйти из своих покоев, как в животе его заиграла целая симфония звуков, да так громко, что это привлекло внимание проходивших мимо молодых дворян. Расхохотавшись над утробным урчанием, которое было приписано одному из весельчаков, компания направила свои стопы к одному из общих залов, в которых по приказу самого же суперинтенданта были накрыты столы с закусками и вином для всех гостей королевского двора. Мысль о том, чтобы воспользоваться плодами собственной щедрости, была соблазнительной, но не настолько, чтобы забыть о важном. А самым важным на тот момент было успеть опередить самое время - а именно, распорядиться полученными от Гошера сведениями, пока они имели ценность и действенность свежего товара. Кому - вот вопрос, кому из всех было выгоднее всего продать эту новость. Этот вопрос занимал Фуке уже с той самой минуты, как он услышал о тайном возвращении шевалье де Лоррена в Фонтенбло. Если в деле были замешаны люди князя Ракоши, то князь и сам был в курсе происходившего - а значит, имел свой интерес в деле возвращения шевалье. А помимо него о возвращении любимца герцога Орлеанского должен был знать и владелец кареты, привезшей парфюмера и самого шевалье - маршал дю Плесси-Бельер. Ему то какой интерес до судьбы изнеженного миньона? Впрочем, не следовало судить о интересах младшего сына Сюзон столь уж поверхностно, ведь он наверняка смотрел на шевалье прежде всего как на подозреваемого в деле о взрыве.

- О... эти мне дела, - бормотал про себя Фуке, следуя давно уже заученной им схеме запутанных галерей и анфилад залов Фонтенбло, - И зачем, зачем ему понадобилось устраивать этот взрыв? Отвести внимание от смертей Дериона и Ламаля? Не слишком ли театрально. Шкатулка королевы-матери уже возвращена и вновь пропала в небытие, а мне все еще приходится вздрагивать на каждом шагу из-за отголосков того громкого скандала.

- Вздрагиваете, месье суперинтендант? - прервал его рассуждения с самим собой Лаборд, дожидавшийся виконта возле входа в дальнее крыло дворца, где располагались пустовавшие из-за реконструкции покои.

- Лаборд, - без тени удовольствия проговорил Фуке и поманил управляющего к себе, - Что известно о карете, которую сопровождали мадьяры?

- А, Вы о том, - ухмылка на лице управляющего раздражала виконта, но он терпеливо промолчал, - Карета, кстати, так и не появилась на конюшенном дворе. И в каретном реестре ее нет - я вот только что получил записку от распорядителя...

- Я не о том, Лаборд. Где карета? - прервал его Фуке, - Вы послали хоть кого-нибудь проследить за ней? Что случилось после того, как они высадили парфюмера?

- А... ну так я же думал, что они поедут на каретный двор. К чему было следить? К тому же, этот молодой лейтенант вел себя очень подозрительно. Мне не хотелось привлекать еще больше его внимания.

- Ясно. Потеряли значит.

- Но, месье суперинтендант! Это не значит, что потеряли. Можно ли потерять карету, да еще и с целым герцогским выездом? Да что Вы такое говорите, ее же отыщут, стоит только отдать приказ.

- Ну так и отдайте. Но, на этот раз без шума, - в серых глазах суперинтенданта было столько льда, что можно было покрыть целое окно февральскими морозными узорами, - Стойте. Не спешите. Я уже навел справки и знаю, где их искать. Скажите, у Вас есть план парковых построек?

- Да... кажется был. После господина Виллэма осталось столько чертежей и схем. Я пытался разобраться в них, но не досуг был.

- Теперь разберитесь. Поищите что-нибудь вроде сарая. Павильон заброшенный. Или хоть бы какое-то строение. И пошлите туда кого-нибудь, проверить.

- Швейцарцев? - с готовностью спросил Лаборд, но Фуке протестующе поднял руку.

- Только не этих болванов. Нет. Пошлите кого-нибудь из прислуги. Истопника. Это будет естественно. Если место, куда они его поместят, заброшено или не обжито, то наверняка позовут истопника. Ну так мы их опередим.

- Поместят кого, простите? - не понял Лаборд, удивленно глядя на патрона, заговорившего словно бы с самим собой.

- Его, Лаборд! Соображайте! Его! Идемте со мной.

Дворец Фонтенбло. Покои Ее Высочества герцогини де Монпансье. 4

Отредактировано Никола Фуке (2017-12-24 18:47:21)


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги. 3