Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Лужайка перед дворцом и потайной ход.


Дворец Фонтенбло. Лужайка перед дворцом и потайной ход.

Сообщений 21 страница 40 из 56

1

04.04.1661

21

Отправлено: 20.03.17 00:14. Заголовок: Стоило Франсуа загов..

// Парк Фонтенбло. Сторожка мэтра Бастиана //

Стоило Франсуа заговорить о лабиринте, королях и прятках, и мадемуазель де Монтале тут же послушно развесила ушки, внимая повестям былых лет, в которых были все составляющие настоящего романа. И откуда только маркиз столько всего знал?

- Какая жалость, что от лабиринта не осталось и следа, - вздохнула она, лишь однажды посмев прервать льющееся ручьем повествование. – Я никогда не видела настоящего. В Блуа был совсем маленький парк. Скорее даже не парк, а огромный сад. Госпожа герцогиня любила цветы и овощи, но не любила деревья, так что…

На самом деле, вспоминать скуку и зевоту Блуа Оре совсем не хотелось, она наслаждалась всем: и солнечной погодой, и легким теплым ветром, приносившим из парка острые ароматы тополевых почек и цветов боярышника, и рукой Франсуа, поддерживавшей ее под локоть с таким почтением, будто это она была герцогиней. Жаль только, что они шли так быстро. Не потому, что маленькая фрейлина рисковала запыхаться, семеня рядом со своим длинноногим кавалером, а потому, что прогулка их таким темпом рисковала сделаться совсем короткой.

Сожаления ее оказались не пустыми: Монтале и оглянуться не успела, как они оказались у знакомой стены. Сюда их с Франсуа привел Бонтан в то волнительное утро, когда маркизу пришлось играть роль короля, а она спасалась от Анны Австрийской в судьбоносных покоях дю Плесси-Бельера.

- Да, я помню эту дверцу, - кивнула Ора, поглядывая в сторону увитой плющом (да-да, тем самым плющом!) стены. – Но можно ли нам? И потом, там было так темно и… немножечко страшно. Вы ведь проводите меня, правда? Я быстро, если нарезать плющ длинными плетями, мы сможем поделить его на венки уже потом, в покоях Мадам. Вы же не оставите меня одну, Франсуа?

Она пошарила в корзинке. Насупилась. Пошарила еще и даже заглянула в корзинку на всякий случай.

- Ножницы! Я их потеряла. Наверное там, где мы… где я уронила корзинку, - пробормотала она, густо краснея.

Наверное, не стоило напоминать Франсуа про поцелуи: как знать, вдруг им овладеет неуемное желание продолжить, а ей не хватит духу его остановить?

- Ну ничего, я так нарву!

Ора подбежала к ближайшему толстому стволу плюща, от которого во все стороны расползались толстые змеи-плети. Стену укрывала и густая сеть дикого винограда, но его плети еще не покрылись листвой, большие бурые почки только-только начали набухать, собираясь со дня на день раскрыться.

Фрейлина выбрала плющ потоньше и позеленее и отважно дернула. Огромное зеленое одеяло, окутавшее стену, заходило ходуном, но не поддалось, и девушка озадаченно подняла голову. Простое, на первый взгляд, поручение «нарвать плюща» рисковало оказаться куда сложнее, чем казалось.

- Наверное, лучше рвать на земле, - неуверенно предположила она и нагнулась, чтобы потянуть за одну из «ниточек» расползающегося под стеной ковра. Затрещали рвущиеся корни, и нить плюща побежала куда-то вдаль, не думая, впрочем, отрываться.

- Хорошо, что Мадам не потребовала живую лань, - мрачно заметила Ора, держа в руках бесконечную (и довольно тяжелую) плеть и гадая, что делать теперь. – Тут и с плющом намучаешься, а где брать ручную лань, я и вовсе не представляю.

22

Отправлено: 21.03.17 23:27. Заголовок: - Оставить Вас? Одну..

- Оставить Вас? Одну? Никогда! - Франсуа даже сглотнул от неожиданности такого предположения и посмотрел в глаза Оры, не шутила ли та, но она наклонила голову, глядя в корзинку, в которой пыталась нашарить что-то рукой.

- Ножницы! Я их потеряла, - бормотала она, а маркиз начал озираться вокруг себя в тщетной надежде увидеть блестящий предмет в траве или на гравийной дорожке, по которой они только что пришли.

- Подождите... может быть они выпали по дороге? - сказал он, приняв густой румянец на щеках девушки за расстройство, - Не может же быть, чтобы потерялись совсем... нет же.

Не желая сдаваться вот так, запросто, без боя и без какой-либо попытки исправить случившееся, Франсуа даже отбежал с десяток шагов назад, чтобы осмотреть дорожки в лабиринте. Не найдя ничего и на сотню метров, он вернулся с пустыми руками и тут же всплеснул ими в воздухе, увидев, как Ора пыталась выдернуть плющ голыми руками.

- О нет! Нет нет, не так, Ора! Вы же все руки исцарапаете себе!

Маркиз подбежал ближе, но находчивой фрейлине уже удалось выдрать из земли длинную плеть, уходившую корнями неглубоко под землю вдоль всей стены.

- Давайте я помогу. Ножниц у нас нет, но моя шпага вполне сгодится. Мне ее как раз сегодня наточили так, что салфетку на лету разрубала. Попробуем, - молодцеватый тон Виллеруа хорошо скрывал неуверенность перед новой задачкой - шутка ли сказать, обрубать корни, невесть откуда растущего растения, - Вот давайте я перехвачу. А Вы отойдите в сторонку... а то, земля комьями полетит еще.

Перехватив у Оры выдернутый ей конец плюща, Франсуа принялся со всей силы ударять шпагой по тонким ниточкам корней, тянувшимся во все стороны. Корни даром что тонкие, оказались довольно прочными и к тому же неподатливыми. Покуда маркиз освободил первую плеть, вырвав ее из земли и обрубив все ниточки корней, его лоб успел покрыться испариной, а щеки раскраснелись так густо, что заалели в тон его алого гвардейского мундира.

- Вот, первая готова... Вы ее смотайте покуда, а вот ту, верхнюю потяну. На ней листья погуще и красивее, - скомандовал Франсуа, увлекшись сражением с плющом так, словно это была настоящая военная миссия, - А живую лань... о, ее можно достать. В охотничьем парке егеря разводят оленей специально к охоте. Там их целые стада пасутся, когда охотники не пугают их. Хоть лань, хоть кабанчика, любое животное выставить могут. Это к главному ловчему надо. Хотя, - выиграв очередное сражение с похожей на витой канат плетью плюща, Франсуа обернулся к Оре и улыбнулся, оттирая лоб, - Я бы мог поймать для Вас лань, милая Ора. Но только для Вас.

Он снова отвернулся к стене и рванул за тонкий ствол, увитый тоненькими веточками, сплошь усеянными листочками-звездочками, среди которых попадались и нежно зеленые весенние и кое-где даже золотистые и алые, оставшиеся с осени. Потянув за плющ, Франсуа не рассчитал и пребольно расцарапал ладонь, защищенную всего навсего тонкой тканевой перчаткой, служившей скорее красивым дополнением к его гвардейской форме, чем защитой для рук.

- Ой! - вскрикнул он, закусив губу, не хватало еще испачкаться и снова исцарапать себе все руки, хотя, насчет царапин Франсуа как раз меньше всего волновался, баночка с чудодейственным бальзамом от ссадин, которую графиня де Суассон прислала ему с Симонеттой, все еще наполовину полная лежала в его комнате вместе с корпией и двумя мотками чистых бинтов.

- Вот, еще одна, - возвестил о своей очередной победе юный лейтенант и бросил к ногам своей подруги тело поверженного дракона, каким уже рисовался в его воображении свитый из трех разных плетей ствол плюща, густо поросший листвой, - Еще одну и Ваша корзинка будет полной, милая Ора, - весело крикнул юноша и посмотрел на стену, на которой красивой волной всколыхнулись алые и зеленые листья, - Вот оттуда бы достать! - сказал он, указывая на карниз, опоясывавший наглухо заложенные кирпичом проемы окон первого этажа, возвышавшийся от земли на целый человеческий рост.

Тут Франсуа обернулся к назад, заметив краем глаза большую черную точку, стремительно приближавшуюся к ним со стороны министерского дворцового крыла.

- Берегитесь! - крикнул он и, как был с обнаженной шпагой, кинулся к Оре, мигом заслонив ее от подбежавшего к ним огромного пса черной масти, - Стойте и шелохнитесь, Ора. Я здесь, - прошептал он, стараясь не слышать бешеный стук собственного сердца, - Это... не из местных. Сторожевых псов в Фонтенбло я знаю наперечет, - проговорил он, стараясь не выдать страх и волнение, чтобы не спровоцировать незнакомую собаку.

Судя по всему, пес был хорошо вышколен, потому что, подбежав к ним ближе, остановился в двух шагах и застыл на месте. Шумно вдыхая воздух огромными черными ноздрями, пес принюхивался к молодым людям, застигнутым им врасплох, и наклонял морду вниз, будто читая многочисленные следы на земле.

- Сорбонна! Стоять! -
раздался властный окрик и собака, повинуясь команде хозяина, попятилась на шаг назад, приседая на задние лапы.

Вскоре из-за угла здания показался и хозяин, высокий мужчина в опрятном костюме мещанского покроя с растрепанными от бега и ветра волосами. Его шляпа была у него в руке и он приветственно взмахнул ей прямо на ходу, приближаясь к застигнутой врасплох молодой парочке.

- Я прошу прощения, если моя собака испугала вас, мадемуазель, -
обратился мужчина к де Монтале и галантно поклонился,  - Франсуа Дегрэ, комиссар полицейского дознания при Шатле. Месье, - для Виллеруа у него был припасен всего навсего вежливый кивок, - Если я не ошибаюсь, Вы - маркиз дАленкур де Виллеруа? Я был когда-то цензором при пажеском корпусе в Академии. Но, вряд ли Вы помните меня, месье... всего лишь один из многих наставников и только.

- Вы читали нам курс законных уложений Парижского Парламента, сударь, - холодно ответил на приветствие Франсуа и также коротко кивнул комиссару, после чего убрал шпагу в ножны.

- А это Сорбонна, - продолжал Дегрэ, не обратив внимание на холодность молодого человека, и потрепал собаку по блестящему загривку на мощной шее, - Она очень умная и любит закон. Так же как и я, - представил он собаку и присвистнул. Сорбонна тут же наклонилась на две передние лапы, отдавая честь девушке, при этом дружелюбно виляя длинным прямым хвостом.

23

Отправлено: 22.03.17 01:07. Заголовок: Огромный черный пес ..

Огромный черный пес налетел на них так внезапно, что мадемуазель де Монтале, раздумывавшая над тем, как отговорить Франсуа от попыток залезть по плющу на стену за самыми выигрышными плетями, почти не успела испугаться, оказавшись за спиной у маркиза.

- Ой, вы и вправду знаете всех сторожевых псов в замке? – тихо изумилась она, разглядывая впечатляющих размеров зверя с холеной блестящей шерстью.

«Интересно, откуда?» - не преминул поинтересоваться внутренний голос, этот извечный скептик, но Ора не стала задавать этот вопрос вслух. Во-первых, он был достаточно бестактным, мало ли какие дела могли быть у маркиза с местными псами, а во-вторых, он все равно не успел бы ответить, потому что следом за псом появился и его хозяин.

- Ой, так это девочка? – осмелев, Ора вышла из-за не очень-то широкой спины Виллеруа. – Сорбонна? Какое забавное имя! Должно быть, вы там учились, сударь, да?

Вопрос был достаточно дурацким: где еще мог учиться человек, преподававший право дворянским недорослям в Академии, но Монтале по опыту знала, что выглядеть дурочкой в глазах представителей закона куда полезнее, чем прослыть умной – и опасной.

- Сорбонна? Иди, иди ко мне, девочка, - позвала она собаку, приседая и протягивая руку, в которую тут же легла тяжелая собачья лапа. – Умница какая! И красавица!

Сорбонна приняла бессовестную лесть с философским видом и продолжала вилять хвостом, пока Ора сначала осторожно, а потом смелее провела ладонью по большому выпуклому лбу и почесала теплую ямочку за ухом.

- И что же, она пришла по нашим следам, господин полицейский дознаватель? – осведомилась она у человека, назвавшегося Дегре. – А вы пришли нас арестовывать за кражу королевского плюща? Ой, ну тогда я вынуждена разочаровать вас: мы с маркизом действуем по высочайшему распоряжОгромный черный пес налетел на них так внезапно, что мадемуазель де Монтале, раздумывавшая над тем, как отговорить Франсуа от попыток залезть по плющу на стену за самыми выигрышными плетями, почти не успела испугаться, оказавшись за спиной у маркиза.

[b]- Ой, вы и вправду знаете всех сторожевых псов в замке? – тихо изумилась она, разглядывая впечатляющих размеров зверя с холеной блестящей шерстью.

«Интересно, откуда?» - не преминул поинтересоваться внутренний голос, этот извечный скептик, но Ора не стала задавать этот вопрос вслух. Во-первых, он был достаточно бестактным, мало ли какие дела могли быть у маркиза с местными псами, а во-вторых, он все равно не успел бы ответить, потому что следом за псом появился и его хозяин.

- Ой, так это девочка? – осмелев, Ора вышла из-за не очень-то широкой спины Виллеруа. – Сорбонна? Какое забавное имя! Должно быть, вы там учились, сударь, да?

Вопрос был достаточно дурацким: где еще мог учиться человек, преподававший право дворянским недорослям в Академии, но Монтале по опыту знала, что выглядеть дурочкой в глазах представителей закона куда полезнее, чем прослыть умной – и опасной.

- Сорбонна? Иди, иди ко мне, девочка, - позвала она собаку, приседая и протягивая руку, в которую тут же легла тяжелая собачья лапа. – Умница какая! И красавица!

Сорбонна приняла бессовестную лесть с философским видом и продолжала вилять хвостом, пока Ора сначала осторожно, а потом смелее провела ладонью по большому выпуклому лбу и почесала теплую ямочку за ухом.

- И что же, она пришла по нашим следам, господин полицейский дознаватель? – осведомилась она у человека, назвавшегося Дегре. – А вы пришли нас арестовывать за кражу королевского плюща? Ой, ну тогда я вынуждена разочаровать вас: мы с маркизом действуем по высочайшему распоряжению и с ведома и согласия главного хозяина всех плющей Фонтенбло, достопочтенного мэтра Бастиана. Можете спросить у него сами, вот.

Маленькая речь сопровождалась самой лучезарной из улыбок в арсенале фрейлины. Причем вполне искренней, потому что добродушное лицо полицейского не внушало ей особых опасений, несмотря на подозрительную холодность Виллеруа. Впрочем, наверняка Франсуа опасался, что бывший наставник начнет вспоминать об учебных подвигах или промахах маркиза, так что эта холодность была всего лишь средством удержать господина Дегре от неловких откровений.
ению и с ведома и согласия главного хозяина всех плющей Фонтенбло, достопочтенного мэтра Бастиана. Можете спросить у него сами, вот.[/b]

Маленькая речь сопровождалась самой лучезарной из улыбок в арсенале фрейлины. Причем вполне искренней, потому что добродушное лицо полицейского не внушало ей особых опасений, несмотря на подозрительную холодность Виллеруа. Впрочем, наверняка Франсуа опасался, что бывший наставник начнет вспоминать об учебных подвигах или промахах маркиза, так что эта холодность была всего лишь средством удержать господина Дегре от неловких откровений.

24

Отправлено: 23.03.17 00:44. Заголовок: Бесстрашие, с которы..

Бесстрашие, с которым Ора подозвала к пса и даже позволила себе погладить его, заставило Франсуа тут же позабыть о своей роли рыцаря-спасителя Прекрасных Дев. По примеру мадемуазель он шагнул ближе к собаке и нерешительно протянул руку к блестевшему на солнце загривку.

- Не осторожничайте, месье, -
ободрил его Дегре, спрятав снисходительную улыбку в тени поднятой к лицу ладони, - Сорбонна чувствует страх, но еще пуще вину. Если у Вас есть, что скрывать от Закона, она это поймет, - он похлопал собаку по спине, успокаивая возможное недоверие к молодому человеку, явно имевшему за душой не одну мелкую или даже не очень провинность, - Дайте ей обнюхать Вашу руку, а затем погладьте, если пожелаете.

Не желая показаться виновным в чем-либо и уж тем более испугавшимся какой-то собаки, пусть и ростом едва ли не пояс ему, Виллеруа позволил Сорбонне обнюхать свою правую руку, после чего уже с улыбкой потрепал смешное подрагивавшее ухо, как видно, дожидавшееся порции ласки. Слушая уверения Оры в том, что они всего навсего выполняли поручение и действовали с разрешения самого мэтра Бастиана, Франсуа почувствовал легкий укол стыда за холодность, с которой встретил бывшего преподавателя права, всего лишь потому, что тот напомнил ему о скучных и бесполезных месяцах учебы в Академии.

- Да, мы собираем плющ для костюмов, - он счел своим долгом добавить это утверждение, чтобы у полицейского дознавателя не оставалось никаких сомнений.

- Арестовывать Вас, мадемуазель? - Дегре покачал головой и иронично склонился в подобии придворного поклона, помахав перед собой шляпой, прежде чем водрузить ее на голову, - Ну что Вы! Мы просто прогуливались с Сорбонной после долгого и весьма неудобного путешествия от самого Парижа. И только-то, - заметив быстрые взгляды, которыми обменялись молодые люди, он прищурил глаза и понимающе кивнул, - Будьте уверены, мадемуазель, я сохраню в тайне Ваши намерения относительного этого плюща и то, что мы повстречались с Вами. Видите, я даже не спрашиваю Вашего имени, хотя, желал бы, чтобы при следующей нашей встрече иметь возможность приветствовать Вас как добрый и всецело расположенный к Вам знакомый.

Намек на дальнейшее знакомство? Щеки Франсуа мгновенно покрылись румянцем, а во взгляде появился грозный огонек, но, заметив улыбку, игравшую на лице Оры, он устыдился своей вспыльчивости и опустил глаза долу. Учуяв смущение юноши, Сорбонна уткнулась широким лбом в его колено и подставила ухо к ладони, сжимавшей невесть зачем фалды лейтенантского мундира.

- Благодарим Вас, месье, - проговорил Франсуа, глядя на собаку и отвечая ей ласковым потрепом за ухом, вызвав глухое ворчание, похожее на рык и скулеж одновременно.

- Да Вы ей нравитесь, месье маркиз, -
не удержался от восхищения Дегре и весело похлопал собаку по спине, заставив отвлечься от выпрашивания внимания у вызвавших ее симпатии и интерес девушки и юноши, - Иди... Иди, гуляй! - приказал он и собака нехотя отступила, смешно пятясь назад и приседая на задние лапы.

Послушная приказу хозяина Сорбонна отбежала в сторону кустов самшита, давно уже не знавших ножниц главного королевского садовника, и принялась изучать их, принюхиваясь к ветвям и к земле. Круговые движения черного хвоста вдруг изменились на вертикальные, когда собака уткнулась носом в самую гущу кустарника, как-будто бы учуяв там что-то подозрительное. Затем она замерла на месте и задрала морду вверх, издав при этом угрожающий рык, так что Франсуа даже вздрогнул.

- Что там, Сорбонна? Учуяла кротовую нору, небось? А? - все так же весело поинтересовался Дегре, хотя, Виллеруа был готов поклясться, что на лице у него было написано беспокойство.

Маркиз повернулся к Оре и обратил к ней вопросительный взгляд, не смея спрашивать вслух о том злополучном платке, который он нашел как раз на ветвях того самого куста. Надо ли говорить об этом дознавателю Шатле? Да и зачем бы? Что этому парижскому комиссару до дворцовых дел? Хотя, ведь прибыл же он зачем-то из самого Парижа?

- Сказать? - чуть слышно шепнул Франсуа, во все глаза глядя в лицо девушки.

25

Отправлено: 24.03.17 01:41. Заголовок: - Моего имени? – Ора..

- Моего имени? – Ора заморгала, пытаясь понять, что именно мешает Дегре спросить у нее такую простую вещь, и не сразу догадалась, что за словами их нового знакомца кроется легкий упрек, то ли маркизу за то, что не представил даму, то ли ей самой.

- Полноте, мое имя вовсе не секрет, сударь. Мадемуазель де Монтале к вашим услугам, - она чуть наклонила голову, протянув полицейскому руку, и тихо порадовалась про себя, заметив, как нахмурился при этом Франсуа. – Я служу фрейлиной при герцогине Орлеанской и буду рада вашему приветствию при следующей встрече, если вы намерены задержаться при дворе.

Однако улыбки улыбками, а пытливый девичий ум уже трудился над загадкой: что могло привести ко двору следователя из Шатле? Можно было бы спросить в лоб, прямо или таким же хитроумным намеком, которым господин дознаватель выпытал у нее имя (сразу чувствуется профессионал), но было в добродушном лице и тоне Дегре что-то такое, что подсказывало Монтале, что на прямой вопрос он просто отшутится, а намек предпочтет не заметить.

К тому же, Дегре не особо спешил продолжать беседу: его больше интересовала собственная собака. Будь у Оры такая, она бы тоже не сводила с нее глаз, на всякий случай. Мало ли что учинит, несмотря на свой дружелюбный характер.

Словно в ответ на ее мысли, Сорбонна грозно зарычала, делая стойку на кусты самшита.

- Кротовья нора? – недоверчиво переспросила Ора, выросшая если не вместе со сворой отцовских охотничьих собак, то в достаточной близости от них, чтобы знать, что ни один крот не заслужит такой угрозы от крупного пса.

Будь в кустах действительно крот, ласка, или даже кошка, из под собачьих лап уже летела бы земля, и несчастный зверек был бы пойман с радостным лаем. Нет, так рычат на крупного зверя. Или человека.

- Что вы спросили, Франсуа? – шепнула она, отвлекшись от странного поведения собаки. – Вы хотите что-то сказать этому человеку? Потому что он из Шатле, да? Господи, да что же там такое в этих кустах? Может, нам стоит взглянуть?

И любознательная девица отважно шагнула к кусту, чувствуя себя в полной безопасности под защитой сразу двух мужчин и, главное, одной большой собаки.

26

Отправлено: 24.03.17 23:15. Заголовок: - Мадемуазель де Мон..

- Мадемуазель де Монтале, - повторил Дегре и на его лице показалось странное выражение, будто бы он перечитывал незримые постороннему глазу страницы, пока не отыскал нужное место, - Барон де Монтале, капитан королевских мушкетеров - это не Ваш родственник, мадемуазель? Дядюшка быть может? - поинтересовался он, но поведение собаки отвлекло его от светских любезностей.

- Кротовья нора или следы зверя покрупнее, -
с улыбкой произнес он и, как будто бы угадав неверие в вопросе девушки, одобрительно кивнул ей, - Что там, Сорбонна? Взяла след, а?

Дегре отошел к кустам, пытаясь высмотреть там нечто, что привлекло внимание его собаки, а Франсуа тем временем во все глаза смотрел на Ору, ожидая если не совета, то одобрения его намерению.

- Да. Я хочу рассказать про ту женщину. Помните, платок? Я его князю показывал. Это ведь там. У того самого куста ее и похитили, -
шепнул он Оре и шагнул вперед, чтобы на всякий случай встать между ней и опасностью, окажись там действительно серьезная находка.

- Что там, месье? - спросил он, стараясь не подать и виду, что волновался.

Ничего не ответив на вопрос юного лейтенанта, комиссар присел на корточки и приподнял нижние ветки самшита, разросшегося до такой степени, что можно было с трудом различить траву под ним. Пошарив по земле, он разочарованно улыбнулся и собрался уже подняться. Но тут Сорбонна глухо заворчала и пролезла под приподнятыми ветками, явно намереваясь ткнуть, что называется носом в то, что она учуяла.

- Что там, девочка? - Дегре приподнял ветки еще выше, но тут же резко отнял руку, отчего они упали вниз, хлестнув собаку по спине, так что та отпрянула назад, недовольно мотая головой и издавая глухое рычание.

Дегре поднялся, отряхивая ладони, и подошел к Виллеруа. Всего минуту назад его лицо излучало любезность, а манеры были столь же обходительными, как если бы он всю свою жизнь провел при дворе. Теперь же перед маркизом стоял суровый человек с бесстрастным лицом. Он наклонил голову и тихо проговорил, так что Франсуа едва мог расслышать его:

- Маркиз, я прошу Вас проводить мадемуазель де Монтале в покои герцогини Орлеанской. А потом будьте любезны передать с кем-нибудь из Ваших гвардейцев послание для господина де Ла Рейни, чтобы он немедленно прибыл сюда со своими людьми.

- Что? - в словах комиссара был явный приказ к действию, словно он, Франсуа все еще был одним из тех школяров-пажей, которым он читал лекции в Академии, - Месье, что там? - спросил он, отчасти для того, чтобы поставить его на место, но Дегре вдруг снова превратился в саму любезность и отвесил Оре галантный поклон, подметя полями своей шляпы траву под своими ногами.

- Мадемуазель, я был счастлив познакомиться с Вами. Боюсь, что я незаслуженно  долго задержал Вас здесь, тогда как герцогиня Орлеанская наверняка ожидает Вас, - и он красноречиво посмотрел на руки Монтале, державшей корзинку с плющом.

Не удовлетворенный ролью посыльного, Франсуа смело шагнул вперед, обойдя комиссара, и, не обращая внимания на предупреждающее ворчание Сорбонны, приподнял ветки самшита, чтобы взглянуть на находку.

- Ох, - только и произнес он, ошеломленный увиденным - остроносые туфли смешно торчали вверх носками, а за ними виднелись голые щиколотки лежавшего под кустом человека, - Те самые туфли... о господи! - прошептал Франсуа, пятясь назад.

- Теперь Ваше любопытство удовлетворено? - с укоризной спросил его Дегре и внимательно посмотрел в глаза, - Я прошу Вас, маркиз, уведите девушку отсюда. И никому, слышите, никому не слова. И будет лучше, если Вы не станете говорить вообще, где Вам довелось собрать целую корзинку плюща. Слышите?

27

Отправлено: 25.03.17 23:22. Заголовок: Ну вот, теперь ее ещ..

Ну вот, теперь ее еще и отсылали. Мужчины! Как водится, решат между собой, что ее, хрупкую и чувствительную, надобно оберегать от грубых реалий жизни, как будто она принцесса какая-нибудь. Как будто не догадалась, что могла учуять в кустах собака. А если не догадалась, то одного взгляда на переменившееся лицо парижанина было довольно, чтобы сделать единственно возможный вывод.

Ора выслушала плохо прикрытый намек Дегре на необходимость убраться куда подальше с натянутой улыбкой, хотя больше всего хотелось обиженно нахохлиться и заявить ему, что лично она мертвецов не боится. Очень надо было! Бояться следует живых, а мертвое тело никому уже ничего не сделает. И вообще, разве не она третьего дня буквально свалилась с лестницы на труп одной из камеристок королевы и, между прочим, даже не взвизгнула? Да что там, Ора даже мышей не боялась, а мертвецы это так, детские страшилки.

Но все эти оскорбленные выпады так и остались в кудрявой головке фрейлины. Ибо любопытство любопытством, а то, что в глазах мужчин куда выгоднее выглядеть трепетной ланью, мадемуазель де Монтале хорошо понимала. Обидно только, что и Франсуа, похоже, разделял мнение Дегре о том, что ей тут делать нечего, потому что после короткого взгляда на то, что скрывали ветви куста (Ора, как ни тянула шею, ничего разглядеть за его спиной не смогла, к вящему своему разочарованию) вдруг как-то сразу посуровел и расхотел доказывать парижанину свою независимость.

Мирясь с неизбежным (и стараясь не думать о том, что желание Дегре удалить ее подальше было продиктовано всего лишь опасениями перед женской болтливостью, а вовсе не заботой о ее деликатных чувствах), мадемуазель де Монтале позволила маркизу подхватить ее под локоть с явным намерением увести прочь.

- Вы правы, господин Дегре, меня наверняка уже ждут, - ресницы скромницы и умницы Монтале запорхали вверх-вниз, словно крылышки черных, как ночь, мотыльков, с твердым намерением в паре с робкой улыбкой оставить неизгладимое впечатление в душе любезного дознавателя из Шатле. – Но я надеюсь, что мы с вами еще встретимся. Вы ведь наверняка не упустите возможность посмотреть на прием турецких послов и сделать пару-другую ставок на вечернем турнире. Как знать, вдруг наши пути и впрямь пересекутся.

«Главное, чтобы префекта поблизости не было» - проворчал внутренний голос, пока Ора, увлекаемая решительной рукой Виллеруа, оглядывалась на своего нового знакомого. Не столько в надежде на нежный прощальный взгляд, сколько в расчете на то, что тот немедля кинется к кустам тащить наружу то, что в них лежит. Еще одно маленькое разочарование дня – Дегре не сдвинулся с места, продолжая наблюдать за молодыми людьми с подозрительным на взгляд фрейлины упорством.

- Погодите, погодите же, Франсуа, - прошептала (да нет, почти прошипела) она, осознав, что неотвратимые силы судьбы влекут ее к потайной дверце. – Не туда! Нам туда нельзя, этот ваш Дегре все еще на нас смотрит, а мы обещали Бонтану никому не рассказывать про потайной ход. Не можем же мы воспользоваться этой дверью на глазах у чужака, ведь он даже не придворный! Пусть это будет дольше, но мы пойдем через обычную дверь, хорошо?

И со свойственной юным девицам непоследовательностью (и непосредственностью) тут же выпалила вопрос, волновавший ее с той самой минуты, как комиссар представился им с маркизом:

- Его действительно зовут Франсуа? Серьезно? Нет, я не сомневалась, что будет и Франциск Пятый, но не думала, что так скоро.

Ора тихо рассмеялась, но тут же умолкла, прикрыв рот ладошкой и снова обернулась: не услышал ли Дегре ее смех, столь неуместный в подобных обстоятельствах.

- Сорбонна нашла человека, да? И… мне, наверное, показалось, но… - она заглянула в лицо Франсуа, ища подтверждения своим безумным догадкам. – Это кто-то, кого вы знаете? Кто-то из слуг, да?

28

Отправлено: 27.03.17 01:16. Заголовок: Вспомнив про строгий..

Вспомнив про строгий наказ Бонтана не показывать никому дверь в потайной коридор, сообщавшийся с покоями короля, Франсуа вспыхнул как маков цвет и ускорил шаги, чтобы поскорее удалиться от того места.

- Он же не заметит ничего? - также шепотом спросил он, мельком оглядываясь на комиссара полиции, все еще любезно смотревшего в их сторону, - Идемте, конечно же. Мы можем обойти это дворцовое крыло и пройти через службы. Меня помощник садовника провел через кухни. Это недалеко. Франциск Пятый? - он не сразу понял, что имела в виде Ора, но вспомнив веселый казус, когда на одной лестнице столкнулись сразу же три Франсуа и тот рыжий кот, получивший имя Франциск Четвертый, рассмеялся и даже перестал хмурить брови, - Да, выходит, что пятый. Ну и ну, как же много нас.

Ора затихла и он вместе с ней, подумав, как и она о том же, и точно также обернувшись назад. Вопрос Оры прозвучал ожидаемо и Франсуа еще крепче сжал ее руку, посмотрев в ее лицо со смешанными чувствами опасения и заботы. Стоило ли в самом деле говорить девушке об увиденном? Но, взгляд карих глаз если не успокоил его, то хотя бы побудил к ответу. Ему все равно не терпелось высказаться. А кому же как не милой Оре можно было довериться и рассказать все?

- Да. Там был человек. Я его уже видел. То есть, не его, а его туфли. Утром, когда я потерялся в коридоре, я нашел там девушку. Турчанку или цыганку, я так и не понял. Она была в отчаянии. О, Ора, такого испуга за свою жизнь я еще не видел. Словно она бежала от смерти. Я вывел ее к той двери. А она... она только и повторяла, что искала защиты. Что за ней гнались. Но я даже не успел никого позвать на помощь. Меня ударили сзади, - он потер шишку на затылке, - И я больше не помню ничего. Только вот эти самые туфли, - он снова обернулся, словно опасаясь увидеть несчастного, лежавшего под самшитовым кустом, - Этот человек... значит, он уже был там. Но, я не знаю, кто он и кто были те, кто похитили ту девушку. Может быть турки. А может и нет.

Зайдя за угол, Виллеруа не удержался от подтачивавшего его изнутри любопытства и остановился, отпустив локоток своей подруги.

- Подождите, - шепнул он, хоть и этого и не требовалось уже, ведь они были в доброй сотне шагов от Дегре.

Прислонившись к стене, он выглянул из-за угла и посмотрел на то место, где они оставили комиссара и его собаку. Сначала он никого не увидел и уже подумал о самом страшном - дотошный как и все полицейские ищейки Дегре отыскал потайную дверь и проник в секретный коридор. Но, уже через минуту в поле его зрения мелькнули фигуры мужчины, бродившего вдоль стены, и трусившего рядом с ним большого черного пса. Дегре по-видимому что-то разыскивал в траве под самой стеной, а Сорбонна помогала ему в том, пристально принюхиваясь к поросшей травой тропинке, некогда служившей дорожкой от забытой с годами двери к Большой Лужайке.

- Он все еще там, - сказал Франсуа, обернувшись к Оре, - Ну что же, придется идти через кухни. Меня там уже знают, - он снова улыбнулся, - Главное, идти так, будто бы у нас страшно важное поручение, тогда на нас не обратят внимания. Туда кто только не приходит. А потом мы пройдем к той лестнице, которая к буфетной Мадам ведет. Только, - он посмотрел в глаза Оры, - Вы ведь позволите мне проводить Вас до самой буфетной, до покоев Мадам? Давайте я помогу Вам, - и он потянул корзинку на себя, - А ножницы я потом отыщу. Вы не волнуйтесь.

// Дворец Фонтенбло. Лестница для прислуги //

29

Отправлено: 29.03.17 00:48. Заголовок: То, что Франсуа был ..

То, что Франсуа был своим человеком на королевской кухне, отчего-то совсем не удивило мадемуазель де Монтале. Скорее улыбнуло.

- Ну, раз на кухне вас все знают, я могу смело довериться вам, потому что пока не знаю здесь почти ничего, - бодро заметила она, мысленно дав себе зарок потратить не более недели на то, чтобы изучить весь замок и ближайшие подступы к нему. – Но вы уверены, что у вас есть время подниматься со мной до покоев Мадам?

Судя по тому, как решительно маркиз потянул на себя корзинку, уверенности ему было не занимать. Ора не стала упираться и охотно уступила ему свои зеленые трофеи. Без заметно потяжелевшей корзинки идти было куда легче.

- А насчет ножниц пусть себе волнуется мэтр Бастиан, - мстительно заметила она, когда они с Виллеруа направили стопы в сторону кухонь. – И вам вовсе незачем искать их самому, не офицерское это дело. Пошлите за ними мальчишку-садовника, он отыщет.

И непременно стребует за это с бедняжки Франсуа втридорога, но семейство де Невилей от этого всяко не обеднеет. Против мальчишки Ора ничего не имела, ведь, в отличие от мэтра Бастиана, он не пригревал в своем жилище цыганок легкого поведения, так что пусть заработает немного на ее растеряйстве.

Теперь, когда обратный путь был выбран, а вопрос с ножницами отметен прочь, как пустяковый, Монтале снова задумалась об их находке.

- Если на человеке в кустах необычные туфли, значит, он должен быть турком. А раз он убит, выходит, что вашу незнакомку похитил кто-то еще. Может, цыгане? Или солдаты. Может, они видели, как этот тип ударил вас по голове, кинулись на помощь и… - она взмахнула рукой, не желая говорить об убийствах вслух. – Тело спрятали, женщину с собой забрали. А вас оставили. Нет, что-то не сходится.

Ора сосредоточенно покусала палец.

- Наверное, не так. Эта женщина хотела сбежать от турок со своим… другом. И он ее ждал. А увидев вас с нею, ударил. Но тут подоспели другие турки. Тело спрятали, а женщину увели обратно. Ну а вас трогать не стали, мало ли. Вот! Так оно и было, вот увидите, когда все выяснится, окажется, что я все угадала верно.

Сияя гордостью, она взяла Виллеруа под руку (на всякий случай, чтобы ни один турок не рискнул покуситься на него снова) и в очередной раз пожалела, что никто из подруг не видит ее сейчас в такой завидной (и приятной) компании.

// Дворец Фонтенбло. Лестница для прислуги //

30

Отправлено: 15.04.17 23:52. Заголовок: Оставшись один, Дегр..

Оставшись один, Дегре решил не терять времени, дожидаясь, пока Виллеруа пошлет за Ла Рейни. Он прошелся вдоль стены по старой дорожке поросшей травой настолько, что местами она сливалась с газоном. Шел он медленно и со стороны могло бы показаться, что он просто слонялся от нечего делать, если бы не пристальное внимание, с каким он вглядывался в редко попадавшиеся на дорожке следы, оставшиеся не затоптанными тяжелыми ботфортами мушкетеров, обходивших дозором весь периметр королевского дворца. Скорее всего они успели пройтись там уже с десяток раз, ни разу не заглянув под ветки самшитовых кустов и не заметив ничего подозрительного. Да и с чего бы. Зная господ мушкетеров, Дегре не удивился бы, если б ему сказали, что во время караульного обхода некоторые предпочитали скоротать время где-нибудь в укромном месте на солнышке. Да хоть бы и в этом забытом всеми дворике. Он и сам не заметил бы ничего, если бы не умница Сорбонна, но этот счет Дегре предпочитал думать, что и в том была его заслуга - ведь это он выучил свою собаку брать след и выискивать все подозрительное.

Пройдя около ста шагов от места ужасающей находки, Дегре свернул от дворцовой стены к лужайке и прошел вдоль стены самшитовых кустов и старых вязов, некогда представлявших собой запутанный лабиринт из множества тропинок и переходов. Сорбонна, трусившая рядом с ним, громко фыркала, принюхиваясь к следам на дорожке и вдруг издала глухое рычание, обычно служившее предупреждением хозяину, что кто-то скрывался в засаде. Поняв сигнал собаки, Дегре сделал вид, что преспокойно прогуливался и даже отвернулся в сторону, чтобы не выдать себя.

- Сорбонна, держать! - тихо скомандовал он и легонько хлопнул ладонью по бедру, - Держать, но не кусать, - добавил он, когда собака черной тенью метнулась в кусты.

Послышался треск сломанных веток и стук бегущих шагов. Кто-то убегал от несущейся за ним собаки вдоль стены из кустарника, но сколько Дегре не вглядывался, он не мог разглядеть ни фигуры, ни хотя бы тени бегущего человека, пока тот не выбежал из лабиринта, в отчаянии прорвавшись через плотную стену боярышника.

- О! Вот так добыча, - смеясь воскликнул комиссар уже на бегу.

Он подбежал к тому месту, где Сорбонна стояла над распростертым на земле ребенком, изо всех сил размахивавшим руками и ногами из боязни быть жестоко растерзанным огромным псом с оскаленной пастью.

- На ловца и зверь бежит, вот это встреча! - Дегре поймал собаку за ошейник, заставив ее отступить от своей добычи, - Смотри-ка, Сорбонна, кого мы поймали в садах Фонтенбло. Это же Глазастый Фрико, лучший метатель ножей с Нового Моста. И что же ты здесь позабыл, Фрико? То то я давно не слышал о тебе в Париже.

- Господин... господин, уберите вашу псину. Ей-богу, сожрет ведь и не подавится, - верещал карлик, вращая глазами с перепуганным насмерть лицом, - И не Фрико я вовсе. Вы ошиблись... я Тибор. Да.

- Ага. Рассказывай мне сказки, - осадил его Дегре и нагнулся, чтобы пошарить в карманах маленького щегольского камзола, - Смотри, как тебя разодели. Стало быть служишь теперь уродцем в чьей-нибудь свите? Не у самой ли королевы?

- Нет, что вы, это не про меня, - ответил карлик и опасливо покосился на Сорбонну, молча следившую за каждым его движением, - Позвольте мне подняться, сударь. Ей-богу, не сбегу.

- Да уж куда там. Сорбонна тебе и шагу сделать не даст. Только учти, на этот раз я могу и не дать ей команду не кусать тебя, - предупредил Дегре, вытаскивая из-за пазухи мальца небольшой нож с тонким лезвием, - Так говоришь, не Фрико? А инструмент свой по-прежнему при себе носишь.

- Меня на службу взял дворянин один. Он мне и имя дал, - горделиво ответил карлик и отряхнул травинки с камзола, - И одеть велел. А до него я был на побегушках у месье Виллэма. Того, который управляющим у Милли... у господина Фуке служит.

- Если ты на службе, так зачем тебе по лабиринтам да садам лазить? Следил за кем-нибудь? - строго спросил Дегре, подумав о юной парочке, встреченной им невдалеке от того места, - А ну, говори, давно ты здесь околачивался? Видел кого?

- Да нет же. Я шел из парка во дворец. К князю. Зачем мне следить за кем-то, - попытался юлить Тибор и покосился на собаку, - Ну, видел я тут гвардейца одного. С девицей из придворных дам прогуливался. А мне то какое дело до них.

- Никакого, - согласился Дегре, вертя в руках нож, - А зачем тебе боевые ножи?

- Так ведь и вы, сударь, при шпаге, - огрызнулся Тибор, осмелев после того, как Сорбонна отступила на несколько шагов от него, - Так положено при дворе. У моего господина нового сабля на боку висит ого какая!

- Сабля говоришь? - заинтересованно переспросил Дегре, следя за жестом карлика, весьма красноречиво показавшего обеими руками размер оружия своего господина, - А как зовут твоего нового хозяина?

- Так... так разве я не сказал? Это же князь Ракоши. Он самый, - горделиво ответил Тибор, не подозревая, какой интерес вызвал к своей персоне со стороны дознавателя Шатле.

31

Отправлено: 17.04.17 00:43. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5 //

- Так, - отвечал Никола Габриэль, слушая отчет д'Эрланже о судьбе порученной ему шкатулки, - Так таки ж всю канцелярию подняли на уши? - не скрывая довольства, комментировал он, едва ли не потирая руки, - Марвель слишком впечатлительный бедняга. И честный к тому же. Успокоился, говорите? Шельмец, а мне то не доложил. Ни словом не обмолвился. А! Каково!

Покинув канцелярию, Ла Рейни в сопровождении своего помощника, троих агентов и шести швейцарцев, отряженных ради неотложной необходимости самим Дезушем, направился прямиком к лестнице, выводившей к выходу во внутренний дворик министерского крыла. Оттуда было рукой подать до того места, где по словам гонца, присланного юным Виллеруа, их дожидался сам Дегре.

- Значит, с одним дельцем покончено. Ох, помяните мое слово, шевалье, не бывает так, чтобы наша служба без дела прозябала. Не ровен час, нам другую задачку подкинут, да еще и заковыристей прежнего. Что, Вы скажете, комиссар Дегре ожидает меня, -
рассуждал по пути Ла Рейни, семеня короткими ногами за своим высоким помощником, - Не успел явиться в Фонтенбло, как нате Вам - уже отыскал что-то... вызвал меня вместе с агентами "для досмотра". Смотрите ж, каков, а.

Выйдя во двор, Ла Рейни поморщился от непривычки, неудобно оступившись на гравийной дорожке в своих неказистых башмаках, рассчитанных разве что для паркетных дворцовых полов. Они проходили как раз под окнами его кабинета и канцелярии, так что, он мог лицезреть урон, нанесенный не только драгоценному витражному стеклу в окне его кабинета, но и плетям плюща, разросшегося плотной сеткой по всей стене министерского крыла.

- А, взгляните-ка, шевалье! - пухлый палец префекта указал наверх, - Видите, эти негодяи выбили мне стекло! Бог ты мой, эти окна выдержали сто пятьдесят лет, сто пятьдесят! И это только для того, чтобы взбалмошный князек из каких-то валахских или трансильванских степей...

- Гор, Ваша Милость, -
подсказал следовавший по пятам за Ла Рейни агент, но префект только недовольно махнул рукой, чтобы его не прерывали.

- Ну почему нельзя было полюбовно и мирно разрешить это недоразумение с арестом! Нет же, им потребовалось разбить драгоценное витражное стекло. Так ведь моим людям пришлось и дверь выломать... да, скверное дело, скверно, когда при дворе подвизаются такие сорвиголовы. И ведь украли документы с моего стола, - шепнул он, обращаясь только к д'Эрланже, - Я конечно же найду способ, как вынудить их вернуть мне тот документ. Но сам факт!

За жалобами и сетования дорога от министерского крыла к заброшенному лабиринту оказалась куда короче. Никола Габриэль не успел перечислить и трети всех тревоживших его событий, когда вдалеке показалась фигура комиссара полиции Шатле. Возле Дегре суетливо бегала огромная черная собака, принюхиваясь к траве и кустам, а сам комиссар был занят разговором с каким-то маленьким  человечком, судя по его виду, одним из тех, что были привезены со свитой королевы.

- А вот и Вы, милейший комиссар! Я был бы рад, чтобы дела не приводили Вас в Фонтенбло... нет нет, не подумайте, я рад Вам. Но не поводу, из-за которого Вам пришлось оставить Париж, - Ла Рейни заговорил издалека, чтобы привлечь внимание швейцарцев к своей болтовне - не следовало им присматриваться, с кем там водил знакомства полицейский дознаватель, да и вообще, чем меньше они замечали, тем было проще сохранять конфиденциальность расследования.

- Скажите на милость, Дегре, что же привело Вас в эту заброшенную часть садов? - продолжал расспросы Ла Рейни, стараясь не показать и виду, что его смущало присутствие большой собаки, способной в один прыжок сбить с ног человека и большего роста и силы, чем он сам, - Вы привезли с собой этого пса. Надо полагать, что это она обнаружила нечто... нечто, заслуживающее досмотра? - спросил он, подойдя вплотную к Дегре, и покосился на карлика, - А этот малый, он тоже в курсе? - тихо спросил он, не зная, насколько откровенно они могли беседовать с комиссаром в присутствии карлика, чем умный взгляд свидетельствовал о достаточной сообразительности.

32

Отправлено: 18.04.17 22:48. Заголовок: Прежде чем Ла Рейни ..

Прежде чем Ла Рейни и сопровождавшие его  рыжеволосый молодой человек и шестеро охранников в форме швейцарской королевской гвардии успели подойти к Дегре, Сорбонна предупредила его глухим рычанием. Так уж повелось, что пес, как и его хозяин не жаловали нового главу городской полиции, так что, услышав ворчащие звкуки своей любимицы, Дегре даже не оглядываясь назад понял, что на месте обнаруженного им преступления появился сам господин префект.

- Князь Ракоши, говоришь? - сузив глаза в две щелки, спросил он карлика и, после минутного размышления вернул ему нож, - Ну что же, раз при дворе принято ходить при шпаге, я возвращаю тебе твой клинок. Но, учти, Фрико или Тибор или как ты там теперь зовешься, я знаю, что ты здесь. И я тебя из-под земли достану, если ты мне понадобишься.

- Лучше уж я сам, сударь, - опасливо поглядывая на появившихся на дорожке Ла Рейни и гвардейцев, ответил карлик, - Клянусь божьей матерью, господин комиссар, я встал на путь истинный и честно служу своему новому господину.

Дегре не успел толком расспросить мальца, когда их разговор прервали. Он обернулся к Ла Рейни, успев придать своей улыбке хоть малость вежливого приветствия - все-таки, это он пригласил префекта и караульных, так что следовало проявить учтивость.

- Да, господин префект, мы обнаружили нечто, заслуживающее Ваше самое пристальное внимание. Благодарение богу, Вы появились как раз во-время. Шевалье! Я рад видеть Вас, - приветствовал подошедших Дегре, а затем с насмешливым видом посмотрел на съежившегося от страха карлика, - Но нет, его это не касается. Простая случайность. Мой информатор отыскал меня, чтобы сообщить кое-какие интригующие подробности из жизни королевского двора. Тибор, - суровые нотки в голосе Дегре относились к карлику, - Встретимся позднее. Не вздумай избегать своих обязанностей, иначе ты сильно пожалеешь, - проговорил он, глядя в его глаза пытливым взором взявшей след ищейки, - Явишься ко мне в канцелярию. Сам. Через пол-часа. Не заставляй меня искать тебя по всем дворцовым закоулкам. Ты знаешь, я не люблю эти игры в кошки-мышки.

- Скорее уж в хорьков и собак, - невесело парировал Тибор и быстрыми шагами попятился спиной прочь от того места, пока не убедился в том, что Сорбонна не намеревалась преследовать его в новой погоне. Тогда он развернулся и побежал так быстро, что мокрые от росы подметки на его башмаках засверкали в лучах солнца.

- Итак, господин префект, пожалуйте сюда, - пригласил Дегре и указал Ла Рейни на стриженные кусты самшита, - Отсюда Вы ничего не увидите, но стоит подойти ближе и поднять ветки, - он проделал это и приподнял тяжелую разлапистую ветвь самшита над землей, - Видите? Я обнаружил его пол-часа назад. И я был не один. Здесь крутился молодой человек, - решив не выдавать молодую особу с озорными карими глазами, Дегре не стал называть и имени Виллеруа - в конце-концов, то, с кем он обнаружил тело под кустами, не имело кардинального значения.

33

Отправлено: 20.04.17 00:40. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5 //

Жалобы Ла Рейни на мадьяр, по вине которых была высажена дверь в его кабинете и выбито ценное витражное окно, как ни странно не вызвали никакой симпатии у молодого помощника. Д'Эрланже сдержанно кивал головой, скрывая ухмылку, но не стал отвечать на сетования патрона, прекрасно зная, что его волновало не драгоценное стекло, а пропажа документа, по-видимому, весьма ценного, раз им заинтересовался сам князь Ракоши.

К великому облегчению Анри Жискара они вскоре вышли из министерского дворика, и вдали показались силуэты мужчины в строгом черном платье, какое обычно носили судейские чиновники и младшие чины парижской полиции, и огромной черной собаки.

- И в самом деле Дегре, - не удержался от радостной реплики д'Эрланже и прибавил шаг, впрочем, тут же спохватившись, что излишняя радость от встречи с комиссаром может быть неверно истолкована префектом. Впрочем, может и не столь уж неверно, но в любом случае это было не в интересах шевалье, твердо вознамерившегося построить свою карьерную лесенку, прежде всего добившись лучших рекомендаций от Ла Рейни, а уже во-вторых и в-третьих, набравшись опыта у более успешных следователей и адвокатов права.

Погладив загривок Сорбонны, выразившей радость от встречи с ним энергичным вилянием хвоста, д'Эрланже приблизился к тому месту, на которое указывал Дегре, по ходу отметив присутствие карлика. Наверняка это был один из прежних знакомцев Дегре из Двора Чудес, иначе способности комиссара находить себе информаторов буквально мимоходом, можно было бы причислить к чудодейственным. А в чудеса шевалье не верил, только в те, которые совершались людьми и по людской же воле.

- Здравствуйте, месье комиссар! - ответил д'Эрланже, чувствуя, как вспыхнули уши под густыми прядями рыжих волос, - Неужели еще один лжетурок? - спросил он, присаживаясь на корточки перед кустом, указанным Дегре, - Да да, еще один, - пояснил он свои слова, мягко отводя ладонью морду Сорбонны, пожелавшей принюхаться к находке, - Ведь этим утром был обнаружен убитый мужчина, переодетый в турецкое платье. У него были выкрашены волосы. Вы еще не слышали об этом, Дегре? - спросил он, оглянувшись на комиссара и спрятал усмешку, заметив недовольный взгляд Ла Рейни, - Так... нам придется вытянуть его за ноги. Ничего не поделать. Или Вы хотите осмотреть это место еще раз?

Высокие заостренные носы туфлей, одетых на босые ноги, смешно возвышались над молодой травой, но кроме них и шелкового халата ничего не подтверждало догадку о том, что перед ними был турок. Д'Эрланже поднял тяжелые ветви куста и протянул руку, чтобы потрогать тело. Зачем? Даже родной матери он не сумел бы сказать, но тут же одернул руку, удивленный своим открытием.

- Он... двигается еще, - прошептал он и резко вскочил на ноги, - Эй, там, живо в казармы за носилками. Да нет же, послушайте, носилки нужны крытые. Чтобы никто не увидел. Слышите! - приказал он одному из гвардейцев и посмотрел на Ла Рейни и Дегре, - Господа, этот человек еще жив. Но, насколько долго, я не поручусь. Скорее всего он без памяти, - пояснил он и снова присел на корточки, теперь уже смелее раздвигая перед собой ветки самшита, - Здесь нет никаких следов крови, значит, он не ранен. Может быть его оглушили или опоили чем-то.

34

Отправлено: 21.04.17 00:49. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои князя Ференца Ракоши. 3 //

Гул от бегущих шагов отдавался эхом под сводами опустевшей лестницы, которой мало кто пользовался из-за ореола дурной славы, витавшей вокруг этого места. Франсуа и сам чувствовал холодок, пробежавший по спине, стоило ему глянуть в сторону ниши между колоннами, где по рассказам был найден труп настоящего вора, выдававшего себя за турка. Маркиз не вспомнил бы про это злосчастное место, если бы не тихий шорох, раздавшийся из-за той самой ниши.

Едва успев притормозить, на скользких мраморных ступеньках, Франсуа спрятался за выступавшую колонну, в надежде, что его не заметят в тени. Кляня себя за сбившееся от бега дыхание, он зажал рот ладонью, чтобы не дышать столь громко, что, как ему казалось, и призраки, наверняка населявшие эту часть дворца, могли бы услышать его.

Шорох, перепугавший его до онемения в коленях, оказался вовсе не ложным звуком. Из ниши показалась тень, скользнувшая к перилам лестницы и на какое-то время исчезла из виду. Франсуа даже высунул голову из-за колонны, чтобы посмотреть вниз, в надежде, что ему все-таки показалось. Он едва успел отпрянуть назад, когда тень материализовалась в маленького человечка, бесшумно передвигавшегося почти вплотную к перилам лестницы, так что его с трудом можно было разглядеть, из-за тени, падавшей от них. Человечек бежал наверх так быстро, что вскоре его и след простыл. В пору было подумать о призраках, если бы не знакомый голос, окликнувший его наверху.

- Тибор! Шельмец, что ты здесь делаешь? - спросил Каринти и Франсуа плотнее вжался спиной в стену, чтобы не выдать себя.

- Господин шевалье, не наказывайте бедного Тибора, -
фальшиво всхлипнул карлик, по-видимому боявшийся расправы со стороны мадьяра, - Я оставил свой пост у павильона. Меня прогнали. Пригрозили таким проклятием, что сам святой Иоанн чудесами своими не излечит бедного Тибора.

- Что ты несешь какую-то чушь? Кто тебя прогнал?

- Так женщина та. Цыганка, которую наш господин спрятать решил, - свистящим шепотом ответил карлик и Франсуа еще крепче зажал себе рот, чтобы ненароком не охнуть вслух. Ему надо было бежать из своего убежища, да поскорее, пока шевалье не обнаружил его. Кто знает, какую именно цыганку прятал князь и почему, но вряд ли он обрадовался бы тому, что кто-то еще узнал о его секрете.

Стараясь не слишком громко переступать по ступенькам, Франсуа буквально скользил по мрамору, цепляясь вспотевшими от волнения руками за стену, чтобы не выйти на свет. Он прошел вдоль всей стены к нише, ни разу не глянув на темное пятно, оставшееся на месте лужи растекшейся крови, и осторожно толкнул спрятанную в нише потайную дверь. Ему и в голову не пришло, что Дегре со своей собакой все еще мог находиться у того самого места, где за разросшимся по стене плющом была спрятана дверь в потайной ход.

Только дойдя до самого конца и услыхав голоса, раздававшиеся снаружи, Франсуа понял свою ошибку, но сворачивать назад было нельзя - что если Каринти окажется на лестнице и заметит его? Решив дождаться, когда люди снаружи отойдут подальше и не заметят его выход, маркиз притаился у двери, прижавшись к деревянным перекладинам, чтобы заглянуть в узкую щелку между ними.

35

Отправлено: 23.04.17 01:23. Заголовок: - Так так, Ваши инфо..

- Так так, Ваши информаторы, как я погляжу, успели определиться даже в Фонтенбло, - проговорил Ла Рейни, досадливо прикусив губу, когда карлик, привлекший его внимание скрылся из виду в неизвестном направлении, - Воистину, Вы подаете большие надежды, Дегре. Большие.

Он мог бы и не льстить комиссару, тот все равно не обращал внимания на высокопарности, принятые при дворе. Никола Габриэль глухо кашлянул в ладонь и последовал к указанному месту у стены из разросшихся кустов самшита.

- Так, господин комиссар... так, -
стараясь придать своим словам бодрое звучание, говорил префект, наклоняясь вниз, чтобы взглянуть под самые ветки, - И кто же это мог быть, - задумчиво вопрошал он, имея в виду отнюдь не владельца остроносых туфлей, а молодого человека, который крутился возле злополучной находки пол-часа назад, - Зуб даю, что я не удивлюсь, услышав его имя.

Выпрямившись после минутного стояния в согбенной позе, Ла Рейни с недовольным видом потер поясницу и глянул на Дегре, чей довольный вид совсем не вязался с его находкой.

- Да и было ли чему удивляться, - ворчливо заметил префект, не желая оставаться в долгу у комиссара, - Я уже ничему не стану удивляться после утренней эскапады юного Виллеруа. Да он грудью бросился на явившихся вместе со мной швейцарцев, чтобы вырваться прочь из королевского кабинета. И зачем бы вы думали? Ради спасения некой особы, якобы похищенной владельцем остроносых туфель.

Он стряхну травинку с рукава и с хмурым видом отстранил от себя собаку Дегре, попытавшуюся уткнуться носом в широкий подол его камзола, видимо, учуяв недавно лежавший там кусок бисквита, заменивший пропущенный завтрак.

- Как видно, кое-что из рассказа Виллеруа оказалось таки ж истиной.

Тут Ла Рейни пришлось отпрянуть назад, чтобы не оказаться сбитым с ног своим же помощником. Тот резко подскочил на ноги, но, прежде чем префект успел открыть рот, чтобы отчитать его за неуклюжесть, указал на лежавшее под кустами тело.

- Живой? -
недоверчиво переспросил Никола Габриэль и, незнамо зачем, достал из внутреннего кармашка флакончик с нюхательной солью, - Надо же, Дегре, нам впервые удается застать живого свидетеля убийства... точнее, если он конечно же выживет, свидетеля попытки убийства. Ну, ну, д'Эрланже, не дергайте его так. Дайте ему понюхать соль, - он протянул флакончик помощнику, - Может и придет в себя. Эй там! Немедленно послать человека за фельдшером!

- За Бушером, Ваша Милость? - поинтересовался швейцарец, тогда как его напарник уже побежал к казармам мушкетеров.

- За кем? Да Вы что же, милейший! - вскричал Ла Рейни, - Он же живой еще... а у нашего Бушера...  - но, заметив, что гонец уже был отправлен, он махнул рукой, - А, чем бог не шутит. Пусть Бушера приведут. Пошлите еще за носилками. Поднимем его к нам в Канцелярию. Так то надежнее будет.

Угрожающее ворчание собаки отвлекло его от попытки разглядеть лицо лежавшего в тени кустов человека. Ла Рейни оглянулся и увидел Сорбонну, обнюхивавшую густо поросшую плющом стену в двадцати шагах от того места.

36

Отправлено: 23.04.17 23:17. Заголовок: - А, так вы прекрасн..

- А, так вы прекрасно знаете, о ком я? - с понимающим лицом парировал Дегре, от которого не укрылось желание префекта покрасоваться знанием закулисной жизни королевского двора.

То, что молодой наследник герцога де Невиля входил в свиту короля и был одним из близких друзей Людовика с детства, было известно не только при дворе. Сам де Невиль-старший ничем особенным не прославился, разве что удачливой карьерой, так как ему посчастливилось получить пост личного воспитателя Людовика и Филиппа, к чему и было приурочено маршальское звание, что бы не говорили его почитатели из галантерейных лавочек в Марэ, куда месье герцог заглядывал куда чаще, чем в оружейные мастерские у Тампля. Но вот его сын - совсем другое дело. Хотя, к своим неполным восемнадцати годам Виллеруа не добился ничего примечательного, кроме звучного звания придворного танцмейстера, он успел не раз оказаться в центре внимания парижских сплетен, благодаря своему отчаянному везению попадать во всякого рода неприятности. Сам же Дегре во время службы в Академии для отпрысков дворянских семей не раз имел дело с рассмотрением жалоб на ватагу молодых сорванцов, устраивавших побеги из стен коллежа и попадавшихся то на разорении чьих-нибудь садов, то на форменном грабеже пекарни, а то и вовсе оказывавшихся в центре стычки между двумя враждовавшими между собой бандами, причем, каждый раз имя юного де Виллеруа оказывало в первых строках списка провинившихся.

- Да, вы правы, -
сдерживая ухмылку, ответил Дегре, по словам Ла Рейни, представив себе как живую картину того, как молодой маркиз рвется в бой, не взирая даже на приказы короля, - Не сомневаюсь, вы то конечно же не поверили ни слову из его истории, дорогой Ла Рейни. Да, трудно поверить в россказни впечатлительного молодого человека. Но, факты говорят сами за себя, не так ли?

Он не мог отказать себе в маленьком триумфе, представив глазам префекта доказательства правоты юноши, тогда как по лицу и глазам Ла Рейни было видно, что он не был склонен верить ни единому слову.

- Остроносые туфли, так сказать, налицо, - с легкой издевкой в тоне констатировал Дегре, но тут минута торжества была прервана и вовсе даже не префектом, - Что такое? Живой еще? А ведь Сорбонна встала в такую стойку, что сомнений и быть не могло... так что же мы медлим! Господа, подойдите ближе! - позвал он оставшихся гвардейцев и указал на тело, - Помогите шевалье вытащить тело этого человека из-под куста. Осторожнее! Не тяните, приподнимите его. Вот так, вместе. У него может быть рана или ушиб. Не хватало еще, чтобы он умер у нас на руках до того, как сможет прийти в себя. А, что скажете, Ла Рейни, сумеем ли мы добиться ответов от этого малого?

Он оглянулся к префекту и заметил, что тот смотрел в сторону дворцовой стены, точнее туда, где стояла Сорбонна.

- Ко мне, Сорбонна! Сюда! -
свистнул Дегре. но собака нехотя отошла на пару шагов, продолжая рычать в сторону стены, - Ко мне, девочка! - приказал комиссар тоном, не терпевшим промедления. Сам же он подошел к префекту и заискивающе улыбнулся ему, - Хотите, взглянем на этого беднягу вместе. Нет, решительно, дорогой Ла Рейни, нам с вами впервые довелось попасть к месту происшествия вдвоем, - льстиво заметил он, сделав вид, что позабыл тот немаловажный факт, что первым обнаружил бедолагу, лежавшего под кустами, - Мы можем начать дознание вдвоем. Если конечно же у вас нет более важных дел.

Нет, он не стремился взять на себя еще одно "мокрое" дело, как выражались в воровском мире, имея в виду убийство. На руках у Дегре была кража со взломом и убийством в доме советника парижского парламента и этого ему было вполне достаточно для того, чтобы занять все свое время. Ему просто хотелось отвлечь внимание префекта от стены, которая наверняка скрывала в себе какую-то загадку и Сорбонна учуяла ее.

-Вот, взгляните, господа, - отрапортовал старший из гвардейцев, когда они положили почти безжизненное тело на траве. Дегре еще раз оглянулся на отмеченное Сорбонной место у стены - из-за плотной стены кустарника ее почти не было видно, так что он надеялся, что Ла Рейни тут же позабудет о чем-либо подозрительном.

- Да, смотрите-ка, одежда восточная... и очень добротная. Ткань дорогая. За такую в Марэ отсыпят три пистоля за локоть, не меньше, -
проговорил Дегре, сосредоточившись на осмотре, - Перстни на руках... ничего себе! Да за такой изумруд в Париже у этого бедняги руку бы по локоть отрезали. А у него, заметьте, все драгоценности при нем... и даже кошель с деньгами. Вон, валяется все еще там, под ветками, - и он указал на мешочек из плетеного бисера, не подав и виду, что заметил смешанное удивление и досаду на лицах гвардейцев, наверняка пожалевших о упущенной возможности поживиться за счет полумертвого бедняги, которому деньги наверняка уже не понадобятся.

37

Отправлено: 28.04.17 01:03. Заголовок: Глухое ворчание за д..

Глухое ворчание за дверью напомнило Франсуа о том, что собаки умеют не только высматривать свою добычу, но, что хуже - чуять ее. А что есть Сорбонна залает и привлечет внимание своего хозяина к месту, где спрятана дверь?
Не раздумывая ни секунды дольше, Виллеруа попятился назад и поднялся по ступенькам назад к выходу на лестницу. Оттуда он стремглав пробежал по коридору возле королевских покоев, выбежал в приемную, протиснулся сквозь толпу и прошел к вестибюлю. Пусть от парадного крыльца до министерского двора занял куда больше времени из-за толпившихся возле Большой Лужайки мушкетеров и гвардейцев, готовившихся к большой конной карусели.

- Месье лейтенант! А мы то ждали Вас! -
обрадованно выкрикнул сержант его роты, но маркиз только помахал ему рукой, продолжив свой путь.

- Месье! Месье маркиз! -
кто-то еще звал его, причем, так отчаянно, что голос почти хрипел от надрыва. Франсуа обернулся и увидел несущегося за ним молодого человека в таком же как и у него гвардейском форменном камзоле, только без золоченых шнуров и лент.

- Я везде обыскался Вас, месье маркиз... простите, месье лейтенант, - обрадованно выпалил ординарец и показал сверток, который прижимал к груди как святыню, - Ваша кираса, месье. И подвески к лентам на правое плечо. Подвески прислал сам архиепископ Лионский. А кирасу принесли по приказу маршала де Невиля.

Он произносил имена отца и дядюшки маркиза с таким почтением, что тот нахмурился и недовольно помотал головой.

- Мне не до этого, -
ответил он, запнувшись на имени молодого человека, которого имел честь знать всего несколько часов после получения лейтенантского чина.

- Ранкур, месье, - представился тот, правильно истолковав заминку и поспешил следом за длинноногим лейтенантом, поспевать за которым ему пришлось бегом.

- Ага, Ранкур, да, -
рассеянно повторил Виллеруа, торопясь по дорожке, огибавшей дворцовое крыло, - Мне нужно кое-что сделать, прежде чем я вернусь в распоряжение маркиза де Вилькье.

- О, за капитана можете не волноваться, -
заверил его Ранкур, на ходу заворачивая драгоценную ношу в широкое полотно, - Маркиз появится не раньше чем через пол-часа, он никогда так рано не встает из-за стола.

- Он обедает? - поинтересовался Виллеруа, чтобы выказать хоть толику вежливости в отношении вышестоящего чина, - Хм, резонно. А кто же командует построением?

- Там лейтенант д'Артаньян командует всеми. Он выстраивает войска к карусели, так что, даже лучше, что маркиз де Вилькье не появился,
-
как видно, Ранкур, не смотря на молодость, успел изучить нравы и тонкости в общении офицеров в гвардейских частях и был готов поделиться своими познаниями с лейтенантом.

- Подождите меня здесь, Ранкур, -
прервал его объяснения Виллеруа и остановился, прежде чем свернуть за угол, - Ждите. Это приказ. Поможете мне надеть кирасу и эти... подвески. Я сейчас.

Оставив словоохотливого ординарца, маркиз со всех ног побежал к тому месту, где он оставил комиссара полиции с его собакой. Завидев его еще издалека Сорбонна подняла глухой лай, но дружелюбное виляние хвостом успокоило Франсуа - собака уже знала его и не собиралась сбивать с ног. Вроде бы.

- Месье Дегре! -
позвал он на всякий случай, чтобы в случае атаки комиссар успел отозвать свою любимицу скорее, чем та собьет его с ног, - Месье комиссар! У меня есть кое-что для вас.

Сорбонна подбежала к нему и ткнулась мокрым носом в ладонь, к счастью, ограничившись только этой приветственной лаской. Франсуа невольно улыбнулся щекотке, погладил собаку за ухом и сопровождаемый ей подошел к кустам самшита, возле которых кроме Дегре столпились несколько гвардейцев, рыжеволосый помощник префекта и сам Ла Рейни.

- Господа, у меня есть улика, -
заговорил Виллеруа прямо с ходу, чтобы не терять времени на глупые расспросы Ла Рейни, - Я уже говорил господину префекту в присутствии Его Величества, что был свидетелем похищения. Этого человека, - он указал на тело, все еще лежавшее под кустом, - Это его я видел. А еще я нашел вот это, - он достал платок и протянул его Дегре, не обращая внимания на жадный взгляд, брошенный на него префектом, - Этот платок висел на ветке. И, как мне объяснили, это может принадлежать турчанке. Или женщине, взятой в гарем... или в свиту турецкого паши. Я еще раз заявляю Вам, господин префект, я видел ту женщину. Она искала помощи в королевском дворце. Но, не нашла ее. Теперь-то Вы верите мне? - и он с вызовом посмотрел на префекта и окруживших их швейцарцев.

38

Отправлено: 30.04.17 00:26. Заголовок: Д'Эрланже ничего..

Д'Эрланже ничего не знал о рассказах Виллеруа про девицу, якобы пытавшуюся спастись из турецкого плена, но о похищениях слышал и раньше, а потому принял всерьез слова молодого человека. Правда, забавно выглядел этот новоиспеченный лейтенант королевской гвардии - щеголеватый и расфранченный он был слишком юн для лейтенантского чина, даже голос его от волнения звучал слишком высоко, чтобы не вызывать снисходительные усмешки. Но когда Виллеруа выудил из-за огромного обшлага рукава своего форменного камзола платок, шевалье стало не до шуток. Такая вещица не могла быть случайно оброненной кем-нибудь из придворных дам, это он мог сказать при первом же взгляде на нее. А стоило ему поднести платок поближе к лицу, как он почувствовал весьма характерный запах, не похожий ни на одни из тех духов, которыми обычно надушивали свои платки знатные дамы, желая сделать их и себя более приметными или узнаваемыми.

- Позвольте, - д'Эрланже не сразу передал улику префекту, задержав ее в своей руке, - Это несомненно принадлежало восточной женщине... или кому-то, кто обладает коллекцией восточных парфюмов, - он протянул платок Ла Рейни, но говорил, обращаясь к Дегре, - Я знаю несколько парфюмеров в Марэ, у кого можно заказать духи самого различного букета, но вряд ли даже у них окажутся ингредиенты столь же стойкие, как те, что использовались для этого парфюма.

Заметив ироничный взгляд префекта, озвученный многозначительным хмыканьем, стоявшего позади него швейцарца, д'Эрланже нисколько не обиделся - знать больше, чем простой обыватель и даже придворный, коли на то пошло, было его преимуществом и в деле сыска не раз помогало ему. Любознательность не была пороком для полицейского, скорее наоборот.

- Значит, месье лейтенант, Вам объяснили, что такой платок мог принадлежать турчанке? - Анри Жискар посмотрел в глаза молодого Виллеруа, пытаясь смутить его пристальным взглядом и вызвать на откровенность, - И кто бы это мог быть? При дворе не так уж много знаков Востока... разве что, виконт де Сент-Аман. Его отец провел довольно времени при дворе персидского шаха и путешествовал по Востоку. Это виконту Вы показывали свою находку?

Тем временем прибыли вызванные из казарм мушкетеров фельдшер и его помощники с носилками. Бушер, успевший обрести дурную славу "врачевателя мертвецов" недовольно покряхтел при виде тела, вытянутого в неестественно прямой позе. Но, заметив легкое движение век, после того, как поднес к лицу турка флакончик с сильнодействующей солью, он поднялся с колен и замахал руками спешившим в их сторону носильщикам.

- А ну, скорее скорее сюда! Канальи нерасторопные, живее сюда! Грузите его. Да осторожнее. Он так лежит, потому что ему то ли череп раскроили, то ли по спине жахнули так, что лишили не только чувств, но и способности двигаться. Может и переломы какие есть. Ну, шевелитесь же!

- Месье Бушер, а почему Вы решили, что этого человека ударили, а, скажем, не одурманили чем-нибудь?

- А Вы знаете такой дурман, чтобы человек пол-дня без всякого движения пролежал, сударь? - Бушер повернул свое лицо к помощнику префекта и выдохнул на него винными парами, под действием которых и мертвый вернулся бы от праотцов, - А он тут явно часов с восьми утра лежит. Смотрите, одежда потемнела от воды, стало быть, под дождем лежал. А лило как раз еще утром. Может, его и напоили чем... - с долей сомнения произнес он, снова обернувшись к лежавшему в траве бедняге, - Но и ударили тоже. Там под головой видна лужица крови. Видать, из раны натекло.

Его помощники осторожно погрузили раненого на носилки и приготовились к подъему. Бушер посмотрел на префекта, а затем на молодого лейтенанта, задаваясь вопросом - кто из двоих был главнее и кого следовало спрашивать об указаниях.

- Ежели в казармы нести, то поторопиться бы следовало. А то, турки уже к Большой Лужайке выдвигаются. Заметят своего, вопросов не оберешься. Куда прикажете его?

- Не думаю, что нам будет с руки отвечать на вопросы турок, не зная толком, что произошло с этим человеком, - проговорил АнриЖискар, поглядев на Ла Рейни и Дегре, - Если его не ограбили, значит, целью нападавших был не его кошелек или перстни... что же тогда? Они хотели избавиться от преследователя или от свидетеля? Похищения или побега - вот вопрос.

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5//

39

Отправлено: 03.05.17 01:02. Заголовок: - А вот и кавалерия,..

- А вот и кавалерия, - пробормотал Ла Рейни, глядя на раскрасневшегося от бега Виллеруа, - Вы, как я вижу, и с королевскими гвардейцами на короткой ноге, дорогой комиссар.

Любо дорого посмотреть, как юный лейтенант обращался с огромной собакой Дегре, будто бы у него и не тряслись поджилки со страху. От цепкого взора Никола Габриэля не ускользнул неловкий взгляд маркиза в сторону комиссара и то, с какой поспешностью он позвал его, надеясь, что тот отзовет свое чудище скорее, чем та успеет обслюнявить дорогой только что с иголочки камзол или вовсе повалит его на землю от избытка чувств.

- И что же привело Вас в это забытое всеми местечко, господин маркиз? - поинтересовался Ла Рейни, являя собой образчик добродушия, но молодой человек даже не взглянул в его сторону, с ходу показав на беднягу, которого помощники Бушера неуклюже тянули из кустов, чтобы положить на носилки.

- О, так Вы видели ту женщину именно здесь? -
с легкой издевкой в тоне переспросил Ла Рейни, когда Виллеруа соизволил наконец обратить внимание и на него, - Я верю фактам и уликам, месье маркиз. А, с позволения сказать, Ваше выступление в кабинете Его Величества указывало на Вашу заинтересованность в некой молодой особе, но никак не на факт ее похищения. И тем более речи не было об этом бедняге. Как Вы вот это объясните, а?

О, у префекта полиции были вопросы к молодому лейтенанту. И в первую очередь они касались того необъяснимого факта, что Виллеруа вообще оказался замешанным в эту странную историю. Каким образом? Почему? Много ли придворных сталкиваются с избежавшими рабства в гареме женщинами, прогуливаясь по коридорам дворца? Королевского дворца!

- Месье, не соблаговолите ли объяснить, каким образом Вы сами оказались здесь? Вы кажется говорили, что кто-то оглушил Вас ударом по голове, не так ли? И это же месье Бонтан обнаружил Вас здесь? Так не расскажете ли нам, как тогда здесь же, на этом же самом месте оказался этот несчастный? И почему, если  как Вы утверждаете, Вы пытались защитить какую-то женщину, то мы видим только одного пострадавшего, а не двух? Где же тогда Ваша несчастная жертва похищения? Что это? - он ткнул пальцем на тряпицу, которую Дегре и д'Эрланже по очереди изучали, принюхиваясь к ней, словно это они, а не собака комиссара собирались взять след.

- Куда прикажете его? -
спросил один из носильщиков, бесцеремонно прерывая пламенную речь префекта.

- Куда куда, несите к нам в Канцелярию. Д'Эрланже, бегите вперед, распорядитесь, чтобы приготовили комнату. Ту, где был заперт тот человек, советник паши.

Он намеренно отослал с поручением своего помощника, чтобы раз и навсегда поставить все на свои места - д'Эрланже присутствовал там не для того, чтобы умничать и строить свои умозаключения, а исполнять приказы. Во-первых и во-вторых. А в-третьих, Ла Рейни строго посмотрел в глаза Дегре и протянул руку, чтобы забрать у него платок.

- Если это вещественная улика, то ей надлежит храниться в нашем архиве. Не так ли? Или Вы собираетесь пустить свою собаку по следу? Имейте в виду, господа, мы не знаем наверняка, кто была та женщина, - он повернул лицо к Виллеруа, - Быть может она ограбила своего господина и решила воспользоваться моментом, чтобы сбежать от него. А может, она же и оглушила этого бедолагу. Многое может быть. И к этому вопросу следует подойти со всей осторожностью. А не размахивать этими восточными платками у всех на виду. Не забывайте, через полчаса, максимум через час Его Величество будет официально принимать турецкого посла. А Вы тут расследования затеяли! Да вы хоть представляете себе, какой это вызовет скандал?

Шикнув на Сорбонну, уткнувшуюся мокрым носом в его ладонь, точнее, в карман, где хранился не съеденный бисквит, Ла Рейни строго посмотрел на молодого человека, а затем на Дегре, вертевшего в руках найденный в кустах кошелек.

- Об уликах я сам позабочусь. Давайте его сюда. Мало ли, этот бедняга хватится его, когда придет в себя. Господа, об этом происшествии никому ни слова. Я сам доложу Его Величеству обо всем в свое время. Месье лейтенант, я полагаюсь на Ваше благоразумие. Надеюсь, Вы понимаете, что стоит на кону? Месье Дегре, полагаю, у Вас есть другие, более неотложные дела? -
уверившись, что его слова были услышаны, если не приняты как разумный совет, Ла Рейни махнул рукой носильщикам и фельдшеру, - Бушер, следуйте за шевалье д'Эрланже. Пусть этого беднягу разместят в Канцелярии. Не отходите от него ни на шаг покуда.

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5//

40

Отправлено: 04.05.17 00:08. Заголовок: - О нет, дорогой мой..

- О нет, дорогой мой, здесь мы имеем дело не с коллекционером восточных диковинок или парфюмерии, - возразил Дегре, обрадованный тем, что его молодой коллега не был склонен слепо доверять настроениям и мыслям своего патрона, - Турчанке или любой другой женщине из гарема паши, - согласно кивнул он, прикрывая глаза - его нос все еще слышал запах эссенции, одной из составляющих диковинного аромата, которым был пропитан платок, - Несомненно, вещь дорогая. И она не могла принадлежать простой служанке. О нет.

Упоминание о де Сент-Амана заставило его мгновенно раскрыть глаза.

- Ах, да, шевалье, вы напомнили мне о слухах, прокатившихся по всем парижским предместьям. Париж только и говорит о ваших приключениях с виконтом. И ведь они тоже коснулись... восточного вопроса, не так ли?

Свое неудовольствие появлением на месте преступления главного свидетеля было выражено Ла Рейни было настолько неприкрытым, что оставалось только дивиться тому, как он не приказал арестовать всех причастных к злополучной находке, включая и самого Дегре с его собакой. Комиссар тонко улыбнулся и кивнул молодому человеку, намекая на то, что не следовало ожидать от полиции чудес понимания и прозорливости. Ла Рейни вел себя по протоколу, как и следовало обычному полицейскому ищейке и тщательно скрывал даже малейшее наличие разумного объяснения происшедшему, которое могло возникнуть в его голове. Возможно, причиной тому было простое недоверие, ведь они находились не среди своих проверенных порохом и временем служак. Можно ли полагаться на молчание этого придворного ветрогона в новеньком лейтенантском мундире с иголочки или на тех же швейцарцев, которые даром что говорили с жутчайшим немецким акцентом, но могли многое разболтать сослуживцам или хорошеньким субреткам, за которыми волочились в свободное от службы время.

- Да, пожалуй, нам всем пора оставить это печальное место. Не приведи господь, здесь появится какая-нибудь парочка, ищущая скромное уединенное местечко, или хуже того, кто-нибудь из иноземцев, - примирительным тоном высказался Дегре, надеясь, что Ла Рейни успокоится и не станет задавать Виллеруа те неудобные вопросы, за которые, будь он дворянского звания, ему пришлось бы отвечать своей честью.

Платок был забран самым бесцеремонным образом из рук, так что, комиссар даже не успел толком рассмотреть его и дать Сорбонне принюхаться к нему, чтобы взять след. Скрыть разочарование под маской льстивой улыбки - о, как же это претило Франсуа Дегре, предпочитавшему прямодушие, но, приходилось принимать правила игры, принятой при дворе.

- Я как раз вспомнил, что у меня было одно неотложное дело, - он поклонился молодому лейтенанту и кивнул Ла Рейни в знак того, что прекрасно понял его нежелание посвящать Виллеруа в тонкости их измышлений и выводов, - К тому же, скоро начнется королевский прием. Мне, простому дознавателю из Шатле, будет досадно пропустить столь великолепную возможность увидеть весь двор Его Величества во всем его блеске. Честь имею, господа! Сорбонна!

Подозвав собаку коротким свистком, Дегре направился к зарослям кустарника, похожим на стены некоего лабиринта или закрытого сада, о которых он был много наслышан, но не видел еще своими глазами. Его интересовали конечно же не сами сады Фонтенбло, а то, что привлекло нюх и любопытство Сорбонны, мчавшейся далеко впереди, следуя невидимому человеческому взгляду следу, отчетливо ощутимому для ее великолепного нюха. Может быть это были следы Фрико или же Виллеруа и его юной прелестницы, очаровательной и достаточно умной, чтобы во-время скрыться с места, где их застали наедине.

// Парк Фонтенбло. Сторожка мэтра Бастиана //


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Лужайка перед дворцом и потайной ход.