Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Лужайка перед дворцом и потайной ход.


Дворец Фонтенбло. Лужайка перед дворцом и потайной ход.

Сообщений 1 страница 20 из 56

1

04.04.1661

2

Отправлено: 02.02.16 23:38. Заголовок: // Дворец Фонтенбло:..

// Дворец Фонтенбло: Королевская канцелярия. 5 //

Утреннее солнце еще только поднималось над старым парком и первые лучи прорезали редкую апрельскую зелень на кронах деревьев, отсвечивая в стеклах окон второго этажа. Яркие блики ослепляли сонные глаза караульных, проходивших по дорожкам по периметру всего дворца, заставляя их жмуриться и отворачиваться в сторону парка. Именно это обстоятельство и помогло двум верхолазам, карабкавшимся по карнизу, опоясывавшему здание на уровне второго этажа, остаться незамеченными.

- Ласлов, замри, не двигайся, - прошептал Ференц, когда перед ним возникло неожиданное препятствие в виде окна с неплотно задвинутыми гардинами.

Кому принадлежала комната за этим окном, князь не знал, да и не пожелал бы выяснять, куда важнее было проскользнуть мимо, не потревожив обитателей и не привлекая к себе внимания со стороны двора. До спасительной тени оставалось пройти еще два окна к ряду. И, судя по шуму, доносившемуся из окна кабинета префекта, у них с Ласловым были считанные минуты.

- Лион! - послышался оклик караульного.

- Орел и ключ! - отвечали откуда-то из-за угла дворцового флигеля.

- Все спокойно, смена через пол-часа, -
прокричал проверяющий и направился по гравиевой дорожке прямо под окнами, так что, в какой-то момент, Ференц мог разглядеть перья в плюмаже его шляпы прямо под собой.

Похолодев от напряжения, князь вжался что было сил в стену, для пущей верности, представляя себя мраморной статуей, какие украшали некоторые дворцы, виденные им в Италии.

- Двигаемся дальше, - шепнул он, когда мушкетер скрылся из виду, даже не подняв голову, чтобы полюбопытствовать, с чего это в такую рань в Канцелярии кричали и дебоширили.

Пересечь последние десять шагов и обойти три окна оказалось трудным делом, но когда все это оказалось позади, а предстояло еще спуститься по плющу, князю показалось, что самое непреодолимое было только впереди. Одно дело подшучивать над Орой, грозя явиться в ее комнатку через окно, забравшись по плющу, совсем другое - спускаться по плющу, когда за тобой вот-вот могут послать погоню.
Он спускался быстро, даже слишком, опасно было долго повисать всем весом на вековом плюще, который мог высохнуть за зиму и попросту оторваться от стены вместе с ним. Но и медлить было нельзя. Караульные могли повернуть из-за угла в любой момент и застигнуть их врасплох. Как тогда объяснять эту раннюю вылазку, не зная даже, из чьих окон?

Твердая до звона в ушах земля ударила по пяткам так неожиданно, что Ференц решил было, что переломал себе щиколотки и колени. Покачиваясь от неудобного падения вниз, он отошел в сторону, чтобы дать дорогу своему другу. Они были во внутреннем дворике, который отделял министерские покои от основного здания, а это значило, что для того, чтобы добраться до потайной дверцы, им нужно было пересечь весь двор и пройти к оборотной стороне противоположного крыла.

- Торопись, Ласлов! Нам нужно успеть дернуть в ту сторону, пока префект со своими швейцарцами не заметили нас в окно. Тихо... осторожнее, держись за ветки, еще пару локтей спустись, потом отпускай!

3

Отправлено: 05.02.16 03:01. Заголовок: - Вот... - Ласлов хо..

// Дворец Фонтенбло: Королевская канцелярия. 5 //

- Вот... - Ласлов хотел было высказать бранное словцо, заметив караульных мушкетеров, шагавших прямо под ними, но промолчал, решив, что сквернословия в то утро было предостаточно и Небеса могли и позабыть о его благих заслугах.

Торопиться, когда под его сапогами крошился полу-рассыпавшийся карниз, было не с руки... или не с ноги, но Ласлов понимал, что стоило ему замешкаться и убегать уже не придется - заметив их отсутствие в кабинете, Ла Рейни немедленно закричит караул и прикажет кинуться в погоню. Шутка обернется тем дороже, что для их ареста будет хоть сомнительная но уже причина - побитый швейцарец и взломанная дверь в кабинет префекта. Руки скользили по плющу, грозя оборвать его напрочь, Ласлов пытался удержаться от падения, зацепившись носками сапог за выбоины в стене, но как на зло, именно та часть здания была недавно отштукатурена наново по всему периметру первого этажа, так что, приходилось полагаться только на удачу... и на достаточно мягкий слой свежевскопанной земли под окнами.

Кажется, он смял только что высаженные саженцы цветов. Будь это тремя днями раньше, Ласлов и не заметил бы такую мелочь, но теперь же, при виде примятых первоцветов, едва распустивших еще сжатые бутоны, он грустно улыбнулся, вспомнив о желании князя посылать Смугляночке букетики цветов каждое утро. Но тут со стороны окон Канцелярии послышался грохот выстрела и одновременно с тем дикие крики разочарованных швейцарцев и громе всех самого господина префекта. Едва удержавшись, чтобы не расхохотаться, Ласлов побежал следом за князем к углу здания, стараясь держаться в тени.

- Та дверь, она же с той стороны... неужто все здание обежать придется? - спросил Ласлов, - А рискнем, князь! Бежим сразу напрямик и до угла. Пока эти ротозеи догадаются.. ай! Бежим!

Одновременно придя к этой блестящей мысли, мадьяры помчались через внутренний двор. Замелькали каблуки щегольских сапог, разметались широкие полы сарматских жупанов - они словно летели, не касаясь земли. Где-то звякнули стекла оконной рамы, раздался сдавленный смешок девицы. Но, Ласлов даже не посмотрел в сторону заметившей их дамы. думая только о том, чтобы успеть достичь потайного входа до того, как их заметят мушкетеры, обходившие дозором вокруг дворца или гвардейцы, выглядывавшие из окон Канцелярии.

- Держите их! Вон они! -
о да, стоило лишь подумать о том, как весь двор огласился эхом паники, поднятой в Канцелярии.

- Здесь, князь! - добежав до угла противоположного крыла здания, они свернули и едва не промахнули мимо старой двери, покосившейся на петлях и скрытой зарослями плюща, разросшегося настолько, что даже при свете дня ее было невозможно разглядеть.

4

Отправлено: 05.02.16 23:12. Заголовок: //Дворец Фонтенбло. ..

//Дворец Фонтенбло. Красная комната. 3//

То ли у Бонтана был какой-то свой тайный знак, вырезанный в каменной кладке стены, то ли в спешке Людовик пропустил поворот, ведший к узкой винтовой лестнице, спускавшейся на первый этаж прямо в его парадную опочивальню. Он прошел вдвое большее число шагов, чем обычно, прежде чем увидел перед собой поворот в еще более узкий коридор. Не решаясь повернуть назад, он направился исследовать свое открытие в надежде попасть в знакомое ему место. Лишь в под самый конец он узнал этот коридор, попав на лестницу с таким крутым спуском, что он едва удержался от падения. Стертые ступеньки лестницы были такими узкими, что туфли, заботливо принесенные Бонтаном в Красную комнату, грозили соскользнуть на каждом шагу.

Уже в самом низу лестницы Людовик понял свою ошибку и тихо рассмеялся над самим собой - да это же был выход из дворца. Именно там он проходил той ночью вместе с Олимпией и Бонтаном, под глухое ворчание графа дАртаньяна и громкий звон его кавалерийских шпор. А два дня тому назад ранним утром он выбегал за цветами для любимой через этот же выход, причем умудрился попасться на глаза караульным мушкетерам. И по этой же лестнице он вывел из дворца Олимпию, чтобы тайно сбежать с ней в Версаль! Страх, рожденный неизвестностью, тут же оставил его, и Людовик толкнул дверь наружу, чтобы вдохнуть свежий воздух.

Дверь не сразу поддалась напору, как будто что-то удерживало ее снаружи. Неужели за несколько часов утра ее успели заколотить? Людовик надавил сильнее, но безуспешно. Отчаянная мысль о том, что он мог потеряться в лабиринте тайных переходов Фонтенбло, заставила его с еще больше силой наброситься на дверь, но тут она поддалась сама и Его Величество король Франции и Наварры едва не вылетел на едва взошедшую молодую траву газона, опоясывавшего здание дворца.

- Проклятие! - вырвалось из груди монарха. Он придержал едва не вылетевшую с петель дверь и оглядывался вокруг, жмурясь из-за бивших в глаза ярких лучей утреннего солнца.

Едва привыкнув к утреннему свету, он разглядел тех, кто пытался воспрепятствовать его выход, и, судя по всему, они также как и он пытались открыть не поддававшуюся им дверь, только с тем, чтобы войти.

- Кузен? - удивленно спросил Людовик, припоминая тот странный факт, что мадьярский князь весь прошлый день игнорировал его приглашения, - Так Вы все-таки изволили вернуться в Фонтенбло?

5

Отправлено: 06.02.16 00:33. Заголовок: Дверь казалась наглу..

Дверь казалась наглухо запертой изнутри, сколько бы они не пытались толкать ее ногами и плечами, все было безрезультатно. Если бы Ференц не вспомнил, что ночью они открыли эту дверь толчком изнутри, они с Ласловым так и провели бы все утро в тщетных попытках ворваться в потайной ход. Из-за угла уже послышались крики сбежавшихся на шум мушкетеров. Погоня была неминуема, а те несколько минут, выигранные ими, благодаря отчаянному быстрому бегу, грозили истечь со скоростью таяния февральского снега.

- Стой, Ласлов... надо дернуть ее на себя, ну же, давай, за ручку... я сам. Отойди в сторону! - выкрикнул князь и рванул дверь на себя с такой силой, что она распахнулась наружу, грозя вылететь с проржавевших петель.

- Проклятие! - послышался знакомый голос и кто-то вылетел на него, едва не сбив с ног.

Прямо перед ним стоял высокий молодой человек. Вопреки придворному этикету он был одет более чем небрежно в белоснежную рубашку кое-как заправленную в короткие похожие на юбку штаны ренгравы, чулки, подвязанные щегольскими атласными бантами. Его развевавшиеся на ветру волосы были похожи на львиную гриву и явно не успели еще претерпеть уход за собой в столь ранний час. Голубые глаза сверкнули гневом, но тут же потеплели, а красивые чувственные губы дрогнули в подобии усмешки.

- Кузен? - удивленно спросил молодой человек у не менее удивленного Ракоши, - Так Вы все-таки изволили вернуться в Фонтенбло?

- Черт возьми, да! - воскликнул Ференц, на минуту потерявший дар речи, не зная оглушить ли попавшего под горячую руку незнакомца ударом кулака или вежливо поинтересоваться, что он забыл в потайном коридоре королевского дворца.

- Они за угол бежали! Скорее, мы нагоним их! -
послышалось из-за угла и, прежде чем успели раздаться тяжелые шаги бегущих по следу мушкетеров, князь схватил кузена за плечи и втолкнул его обратно.

Только когда дверь захлопнулась за подоспевшим за ними Ласловым и они оказались в кромешной тьме, Ференц позволил себе отпустить королевские плечи и отодвинулся на шаг назад.

- Да, Ваше Величество, я вернулся в Фонтенбло. Точнее, меня вернули. Под стражей. Но мне не понравились гостевые апартаменты, предоставленные мне по приказу господина префекта, так что, я решил покинуть их. Рад Вас видеть во дворце, кстати. Вы тоже изволили вернуться?

Не следовало так говорить с королем. Будь они сейчас в центре Большого Приемного зала, публика замерла бы от ужаса и предвкушения, какой будет кара дерзкому безземельному принцу за грубое рукоприкладство и откровенное признание в побеге. Но, рядом с князем не было мудрого советника Каринти, который перехватил бы занесенные над королевскими плечами руки, и остановил бы его речь, прежде чем Ференц успел оговорить себя. Не было и вежливого Шерегия, который наверняка привел бы подходящие случаю преамбулы в речи, чтобы смягчить эффект. Нет, был только гнев на нерадивость полицейских чиновников, искавших виновных не там, где следовало, и преступно попустительствовавших диким обычаям басурман, поселившихся под крышей христианнейшего короля Европы.

6

Отправлено: 06.02.16 01:59. Заголовок: - Что это значит? ..

- Что это значит?

Людовик, не на шутку возмущенный грубостью мадьярского кузена, был готов схватиться с ним в борьбе и вытолкать взашей наружу. Он нагнулся вперед, выставив руки и готовый на удачу обхватить противника за пояс и лишить равновесия ловкой подсечкой под колено. Кузен увернулся от захвата, вероятнее всего и не подозревая об истинных намерения короля, и тут же заговорил, не давая опомниться.

Если бы князь начал с извинений и подобающих титулу и положению короля Франции заверений в нижайшем и глубочайшем почтении и прочая и прочая, Людовик счел бы его трусом. Он принял бы извинения со своей обычной холодностью, которая подобает уверенному в своей власти монарху и дело ограничилось бы короткой запиской на имя "Его Королевского Высочества" с предложением отдохнуть в одном из отдаленных замков где-нибудь на Луаре или того подалее. Но Ракоши не был придворным! Он не был даже французом, если уж начать с того. В его поведении не было ни капли подобострастности в отношении титулов и власти, и вел он себя с Людовиком как равный, пусть и не коронованный еще король. Эта его дерзость и прямолинейная простота ответа и заставили Людовика прислушаться к смыслу обращенных к нему слов.

Он выпрямился и встряхнул головой, как будто это могло помочь ему разглядеть лицо кузена в кромешной тьме. Из-за тесноты все трое стояли близко друг к другу и Людовик предпочел подняться на две ступеньки вверх, чтобы не дышать прямо в лицо кузену. Или же затем, чтобы быть хоть на голову выше, впрочем, именно в этом он ни за что бы не сознался.

- Вас вернули под стражей? Но почему? Проклятье, в моем дворце людей арестовывают и сажают без моего ведома! Но Вас то за что, кузен? Чем Вы провинились на этот раз? - придать голосу хоть сколько-нибудь шутливый тон было сложно из-за не угасшего в его груди возмущения, так что вопросы короля звучали так же строго, как если бы он был в судейской мантии на заседании парламентской сессии суда, а не в расхристанной на груди рубахе, наспех заправленной в штаны, - Но это все равно не объясняет, каким образом Вы оказались именно здесь, господа. Я хочу знать, куда Вы намеревались пройти. И кто указал Вам на эту дверь.

7

Отправлено: 06.02.16 23:10. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Красная комната. 3 //

Не найдя короля в Красном кабинете, Бонтан поправил слегка покосившиеся свечи в канделябре и вышел в коридор. Пять свечей, горевших в его канделябре рассеивали мрак на несколько шагов впереди него и Бонтан шел как можно скорее, чтобы догнать короля, забывшего прихватить с собой даже маленький свечной огарок. Стараясь не думать о самом худшем, Бонтан беспокойно оглядывал темные коридоры, попадавшиеся ему на пути, опасаясь увидеть там тень заблудившегося во тьме короля.

- И зачем так спешить, а главное - куда? Разве же возможно по эдакому лабиринту одному и без света пройти, - ворчание камердинера Его Величества становилось все громче по мере того, как он приближался к лестнице, спускавшейся к выходу в опочивальню короля.

Когда же обнаружилось, что Людовик так и не дошел до своих покоев, беспокойство Бонтана грозило перерасти в панику. Он немедленно повернул назад и уже заспешил скорыми шагами вверх по лестнице, когда вспомнил, что забыл проверить, плотно ли закрылась дверь в опочивальню. Разворачиваться и спускаться по узкой винтовой лестнице - то еще удовольствие, так что, когда господин Бонтан поднялся наконец на второй этаж, он успел запыхаться как если бы бежал за каретой до самых ворот старого парка Фонтенбло.

- Ну вот зачем, зачем, я спрашиваю, такая спешка? Теперь уж точно время потеряно... а ведь господам и дамам надобно еще приглашения написать и разослать. Надо было сказать Лионелю, чтобы поднялся... надо было.

Вдруг среди собственных ворчаний Бонтан расслышал чьи-то голоса, звучавшие в отдалении откуда-то снизу. Удвоив скорость, он почти побежал до того места, где коридор пересекался с другим таким же коридорчиком, соединявшим выход из дворца и лестницу для прислуги. О, какое счастье испытал Бонтан, когда расслышал голос короля! Но только на секунду, так как до его сознания тут же дошло, что король был не один, а тон, каким он обменивался репликами с неизвестным, был угрожающим и скорее походил на прелюдию к бою, нежели обмен любезностями.

- Сир, Ваше Величество, я спешу! Я уже бегу к Вам! - прокричал Бонтан, к ужасу своему не помня, была ли при короле его шпага, - Держитесь!

8

Отправлено: 07.02.16 00:36. Заголовок: Взмахом руки приказа..

Взмахом руки приказав Ласлову молчать и не встревать в разговор, Ференц поднялся следом за королем на одну ступеньку и продолжал смотреть прямо перед собой, с трудом различая в темноте его силуэт. Вопросы Людовика объясняли многое, если не все - королевский префект не удосужился доложить ему ни о чем, что произошло во время его отсутствия. Решительно ни о чем! Иначе, к чему был бы этот вопрос о провинностях?

- Сир, Вы должны знать, что во время Вашего отсутствия здесь произошло кое-что такое, отчего любой человек чести, дворянин или простолюдин вроде моего конюха, обнажил бы шпагу! - выпалил князь, как всегда в минуты крайнего возбуждения, путаясь в речевых оборотах и забывая о правилах этикета, - Этот негодяй Ла Рейни даже не удосуживается отчитаться!

Шутливый тон в ответах Людовика не обманул Ференца, последовавшие за тем вопросы дали ему понять, что его волновали вовсе не прегрешения кузена и даже не побег из-под ареста, а тот факт, что мадьяры каким-то образом раскрыли секрет тайного выхода из дворца. Интересно, куда это он собрался в столь непарадном виде, ведь не принимать же парад мушкетеров на аллее перед дворцом? А не за цветами ли для прекрасной графини де Суассон?

- Здесь? - переспросил Ференц, оттягивая время, чтобы решить, стоило ли лгать Людовику, - Да мы здесь случайно оказались, кузен. То есть, не совсем случайно, но это долгая история, право же. Вы наверное спешили куда-то, я бы не хотел задерживать Вас попусту. Я всего навсего намеревался подняться по этой лестнице к... - он не видел выражения лица Людовика, но отчетливо расслышал как напряглось дыхание последнего и даже хрустнули суставы сжатых в кулаки пальцев, - К лестнице для прислуги. Она ведет к моим покоям на третьем этаже. Вы же сами велели господину Бонтану привести меня в Ваши покои по той лестнице.

Ну не рассказывать же королю о его ухаживаниях за милой девушкой из свиты Месье и о том, как он, проведя весь вечер и половину ночи после турнира в личных садах Людовика, прогуливался в ночи по дворцовой лестнице и по роковой случайности сделался свидетелем того, как турецкие посланники вломились в покои фрейлин Мадам! Впрочем, о последнем можно было и рассказать - и лучше всего до того, как король услышит о том из уст Ла Рейни. Ференц открыл было рот, чтобы начать свой рассказ с самого конца, когда сверху послышался тревожный крик господина Бонтана.

- Держитесь!

- Я уверяю Вас, кузен, ни я, ни шевалье Ласлов, не знали, что застанем Вас здесь, - сказал Ференц. В темноте было невозможно угадать реакцию Людовика, так что, он понадеялся на здравый смысл господина камердинера, который уж точно поймет, что произошло на самом деле.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

9

Отправлено: 08.02.16 19:30. Заголовок: Слушая сбивчивую и м..

Слушая сбивчивую и местами крайне запутанную речь кузена, Людовик продолжал хмурить брови. Про себя он уже давно решил, что любой, кто обвинял в неправоте исполнителей его воли, прямо или косвенно, бросал это обвинение в лицо ему, королю, а значит, бросал вызов его авторитету. Но, вынужденный вдуматься в смысл запутанных речевых оборотов мадьяра, он невольно задумался. А что если в случае с князем Ла Рейни не являлся исполнителем его королевской воли, а действовал по своему усмотрению? И верный пес может укусить не ту руку, если не держать его на строгом поводке, но следует ли его винить?

- Мы немедленно разберемся в этом деле, -
заявил Луи, - Если господин парижский префект превысил данные мной полномочия, он будет наказан.

Но не прегрешения кузена и чрезмерное усердие начальника Канцелярии волновали Его Величество. Он смотрел в лицо кузена, поднявшегося следом за ним по ступенькам, и сквозь кромешную темноту пытался угадать, насмехался ли тот над ним, намеренно оттягивая ответы на самый животрепещущий вопрос или же действительно не понимал, где он находился.

- Вы намерены подняться по этой лестнице? - даже непосвященный человек сумел бы угадать металлические нотки в голосе Людовика, но тут Ракоши обмолвился о лестнице для прислуги и господине Бонтане, и напряжение, повисшее между ними растаяло как утренняя дымка над заливным лугом, - Но позвольте, разве эта лестница ведет еще и к гостевым покоям? Черт... простите, кузен... но черт подери! - это уже относилось к господину Незаменимому, чей голос послышался сверху.

- Бонтан? - вслед за кузеном окликнул кричавшего Людовик, быстро протянул руку и сжал плечо князя, - Я верю Вам, - сказал он, - Идемте наверх и Вы все объясните за завтраком. Может быть я что-то и не понимаю о том, что происходит во дворце, но по Вашему виду можно сразу сказать, что ночь и утро Вы провели прескверно. И к тому же без завтрака, достойного Вас и Вашего друга, - напрягши память, Людовик силился вспомнить непроизносимое имя мадьярского дворянина, которого уже встречал на улице маленького городка на Парижской дороге, когда лошадь Олимпии едва не споткнулась на всем скаку из-за плохо подбитой подковы, - Шевалье... простите, я не запомнил Ваше имя. Идемте же, господа!

Приглашение к завтраку было безусловным, хоть и высказано со всей вежливостью, какую только мог выказать один дворянин другому. Людовик хотел узнать побольше о таинственных происшествиях в Фонтенбло прежде чем Ла Рейни явится к нему с докладом. Хорошо бы поставить этого человека на место, показав ему, что не только он один был в курсе происходящего.

- Бонтан, посветите нам! Здесь темно, как на двенадцатом круге ада.

Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4

10

Отправлено: 08.02.16 20:21. Заголовок: - Сир, поднимайтесь ..

- Сир, поднимайтесь по левой стороне, - предупредил Бонтан, помнивший до единой все ступеньки на лестнице, получавшей от него тысячу и один нелестный отзыв всякий раз когда камердинеру приходилось подниматься по ней, - На правой стороне ступеньки скользкие... месье суперинтендант, между прочим, обмолвился как-то, что перевел деньги из государственного казначейства на реставрацию лестниц и коридоров.

А вот эти подробности не следовало поминать в присутствии двух других человек, даже если голос одного из них выдал князя Ракоши собственной персоной. А ведь обещал, обещал князь забыть дорогу, по которой Бонтан провел его в королевские покои, минуя коридорных дежурных и караулы.

Освещать лестницу сверху оказалось делом не простым, ведь не прикажешь свечам направить свой свет книзу, вместо того, чтобы сиять перед собой. Бонтан спустился на несколько ступенек вниз, старясь идти боком и держаться за склизкие камни стены и вновь поминая недобрым словом и саму лестницу, и суперинтенданта, так и не выполнившего обязанности, возложенные им же самим на себя.

- Идемте наверх и Вы все объясните за завтраком.

А вот к этому приглашению короля Бонтан оказался не готов. Да и можно ли, если Большой Завтрак Его Величества готовился в кабинете и должен был состояться в торжественной обстановке Малой Аудиенции с членами Королевского Совета? Если бы Людовик хотя бы иногда заглядывал в составляемые скрупулезной рукой его секретаря месье Туссена Роза ежедневные планы, то скольких сиюминутных приготовлений, выходивших королевскому дому в немалые деньги серебром, а то и золотом, можно было бы избежать.

- Прошу прощения, Сир, завтрак предполагается на троих? Могу ли я порекомендовать перенести его в Вашу опочивальню в таком случае? - спросил Бонтан, когда они поднялись наверх, он передал канделябр рослому мужчине с такой всклоченной шевелюрой, что в темноте его можно было принять за образ Демона, поднявшегося из преисподней, - Подержите, сударь. Сир, следует идти вперед по этому коридору и следующий поворот влево. Там снова будет лестница. С Вашего позволения я поспешу вперед, чтобы предупредить прислугу о завтраке. И ни в коем случае не направо, Сир! Это выход на лестницу для прислуги между первым и вторым этажами, - прикрикнул он, обернувшись назад, из опасения, что все трое вновь заблудятся в запутанных коридорах лабиринта.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

11

Отправлено: 09.02.16 00:06. Заголовок: Под ложечкой предате..

Под ложечкой предательски засосало и, если бы не спасительная темнота, Ласлов сгорел бы от стыда за такую непростительную слабость перед лицом врага. А иначе как на врага он и не смотрел на полураздетого кавалера, оказавшегося между ними и спасительной лестницей. По горячности приняв короля за одного из франтов его же свиты, Ласлов не сразу сообразил, кем на самом деле являлся дворянин, названный кузеном.

- Вот тебе, тетушка и пир у Валтасара, -
прошептал Ласлов, изумленный неожиданной встречей настолько, что позабыл о приличиях и необходимости выказать хоть толику уважения к Его Величеству.

Стараясь держаться в тени своего князя, не от страха, а ради того, чтобы не раздражать и без того разгневанного Людовика, Ласлов внимательно вслушивался в разговор кузенов. Его так и подмывало то и дело вставлять поясняющие ремарки по ходу объяснений князя, но, тот словно чувствовал спиной вспышки молний, которые метали глаза мадьяра, и не давал ему вставить ни словечка. Даже о басурманах не заикнулся, каково! Не веря собственным ушам, Ласлов несколько раз глухо крякнул в кулак, но был вынужден замолчать, получив чувствительный тычок под бок, видимо, у князя был свой план относительно турок.

Тут под ложечкой снова засосало и живот Ласлова издал такой угрожающий голодный звук, что не приходилось сомневаться - король наверняка услышал его и более того, принял к сведению. Не зная, куда деваться, шевалье сгорал от стыда, тогда как король уже предложил им обоим присоединиться к его завтраку. За это щедрое предложение Ласлов был готов позабыть обо всем, даже обиду на префекта, который, между прочим, лишил их не только завтрака, но и ужина, и здорового сна.

Пока они поднимались наверх навстречу обнаружившему их Бонтану, Ласлова не опускало любопытство, куда же так спешил король и отчего он с такой легкостью отказался от цели своей вылазки? Неужели его не ждут на свидании и встреча с кузеном для него важнее? Все выяснилось куда скорее, чем он ожидал. Когда камердинер короля, передал ему канделябр со свечами, то, прежде чем уйти вперед с распоряжениями о завтраке на троих, он напомнил Людовику, где следовало повернуть, чтобы попасть в покои.

- О, так все дело в этих проклятых коридорах! - не слишком тихо, чтобы быть учтивым, проговорил Ласлов, и пошел впереди кузенов, в точности следуя указания Бонтана, - Да уж, тут потеряться дело нехитрое, мы и сами плутали здесь второго дня.

Поворот налево вывел их к еще более узкой винтовой лестнице, чем та, что вела от лестницы для прислуги к выходу из дворца. Ласлов не переставал удивляться тому, как был устроен королевский дворец, в котором были как будто бы две изнанки - одна парадная и золоченая для всеобщего обозрения и другая, заплесневелая и темная, открытая только немногим избранным и опасная для любого случайного вторженца.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

12

Отправлено: 24.02.16 00:35. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

Был Людовик с ним искренним и чего стоили его заверения, покажет время, но уже тогда Ференц был склонен верить кузену на слово. Отчасти из-за веры в особенный статус коронованного лица, отвечавшего за свои слова и поступки только перед Всевышним и историей, отчасти, из-за рыцарского воспитания, не позволявшего ему усомниться в слове, данном другим рыцарем, не запятнавшим свою честь изменой или предательством.

- Идем, Ласлов, -
шепнул князь, когда верный друг потянул его за плечи к выходу.

Все было сказано, а то, что осталось сокрытым в его душе, не касалось ни лично Людовика, ни государственных дел. Ференц одел подбитую мехом шапку с фазаньими перьями и лихо заломил ее на ухо. Улыбнувшись отражению короля, стоявшего перед зеркалом, он прошел в открытый перед ним потайной ход и скрылся в темноте винтовой лесенки.

- Месье Бонтан, я бы хотел кое-что передать помощнику садовника, - заговорил князь, когда они вышли в коридор, откуда до выхода на лестницу для прислуги было рукой подать, - Можете быть уверены, мы не собьемся с пути и на этот раз не попадемся на глаза ни единой душе.

В свете мерцавшего огонька свечи, которую держал королевский камердинер, было трудно разглядеть его лицо и Ференц был готов принять его молчание за согласие. Да и что было бы в том крамольного, если бы он пожелал заглянуть к садовнику, который, как известно, помимо королевского жалованья получал небольшую прибыль от продажи всяческих настоек и снадобий на травах, которые он любовно пестовал в королевской оранжерее.

- Мне бы настою у мэтра Бастиана получить. От головного недуга, - придумал на ходу князь, тут же отыскав в темноте плечо друга, чтобы незаметно пожать его, - Мы только туда и сразу наверх до гостевых покоев. Слово даю, до того, как я сниму с себя этот жупан и кунтуш и не смою с себя двухдневную грязь с парижской дороги, я не явлюсь на глаза ни одной душе во  всем Фонтенбло.

Было ли это заверение достаточным гарантом для месье Бонтана, Ференц не знал, но был готов руку на отсечение дать, правую, коли на то пошло, если бы кто сумел бы уличить его в лукавстве. При всем желании встретиться с Орой и засыпать ее вопросами вперемежку с самыми страстными поцелуями, какие только могла бы позволить ему маленькая фрейлина, Ференц сгорел бы со стыда, если бы случай свел его с ней в костюме, измазанном грязью, пропахшем конским потом и порохом, просыпавшимся с пистолетной полки. Но все это не помешало бы ему встретиться с мальчишкой подмастерьем садовника, пообещавшим за небольшую мзду оставлять утренние букетики цветов у двери милой Монтале.

// Дворец Фонтенбло. Чуланчик с садовым инструментом. 2 //

13

Отправлено: 25.02.16 23:49. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

Под непроницаемой маской полной отрешенности от застольной беседы, которой изволили развлекать себя Его Величество и мадьярский князь, скрывалось пристальное внимание ко всем прозвучавшими в его присутствии мелочам. Он отмечал все от волнительного рассказа о ночной погоне за неизвестным до мимолетно оброненной фразы о прогулке в оранжерее, о которой сам Бонтан знал куда больше, поскольку сам был свидетелем и прогулки, и последующего возвращения в покои, и героического сражения князя с неизвестным похитителем дворцовых чертежей. Подливая вино в бокалы, Бонтан не упустил ни малейшей подробности, делая для себя заметки о том, что князь пожелал оставить нераскрытым, например то, что маркиз де Виллеруа пригласил на обед в королевском кабинете не только его самого, но и двух фрейлин из свиты Мадам. Об этом Бонтан и сам не стал бы распространяться, а как известно - о чем не спросили, то и рассказывать нет необходимости.

- Бонтан, проводите Его Высочество через тот же потайной ход.Так будет быстрее. И удобнее для всех, -
прозвучало распоряжение короля.

Пока кузены прощались, заверяя друг друга в искренних и братских чувствах, Бонтан разжег свечи на канделябре и откинул старый гобелен, чтобы отворить потайную дверь на лестницу. Король был прав, лучше было проводить его гостей через потайной ход, чтобы никто не заметил их выходившими из королевских покоев и не делал никаких далеко идущих выводов из этого факта. К тому же, по личному мнению самого Бонтана, мадьярский князь и его шевалье выглядели далеко не подобающе по этикету, чтобы оказаться в личных покоях у Короля-Солнца, аудиенции которого с трепетом ожидала добрая сотня придворных, потративших на свой облик едва ли не все утро, начиная с рассвета, не говоря уже несметных расходах на костюмы, ленты и драгоценности к украшениям.

- Идемте, господа, - поторопил Бонтан, поднимаясь впереди, - Здесь я прошу Вас осторожнее, низкие потолки. Через пять шагов сворачиваем вправо.

Просьба князя Ракоши позволить ему выйти к коридору для прислуги, чтобы встретиться с садовником, насторожила Бонтана. Он подозревал, что мадьяры оказались в этой части дворца вовсе не случайно, как и ночью накануне они совершенно определенно искали свидания возле буфетной в апартаментах Мадам с кем-то из фрейлин. И вот вам - настойку у мэтра Бастиана получить. Только благодаря многолетней практике держать свои подозрения и догадки при себе, Бонтан и виду не показал, что не доверял князю. Да и уверения последнего в том, что в том виде, в каком он предстал перед самим королем, он не посмел бы появиться ни перед кем другим, прозвучали достаточно убедительно.

Глухой звук боя башенных часов откуда-то из недр темного лабиринта переходов, заставил Бонтана поторопиться с решением. Он сдержанно кивнул и молча провел молодых людей до двери на лестницу для прислуги.

- Вот здесь Вы выйдете на ту лестницу, по которой можно подняться к гостевым покоям, Ваше Высочество, - ответил наконец Бонтан, ни единым движением бровей или глаз не показывая, что на самом деле имелось в виду, - Я желаю Вам доброго дня, господа.

Приоткрыв дверь, Бонтан первым выглянул на темный лестничный пролет и убедился в том, что там не было ни караульных, ни случайно проходивших мимо слуг. Он открыл дверь во всю ширь и пропустил мадьяр мимо себя, оставшись в темноте таинственного лабиринта с канделябром с горящими свечами, похожий на духа хранителя тайн древнего королевского замка.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

14

Отправлено: 26.02.16 23:30. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

Хмель от итальянского вина, которым угощал их король, заставил все ветры от борея до зефира шуметь в его голове, но и это не помешало Ласлову уловить нетерпение, с которым князь поторопил его к выходу. Вот только причину этой спешки шевалье истолковал по-своему. Не придав значения тому, как именно мог расценивать его запальчивые слова Людовик, он приписал нетерпение князя желанию поскорее свидеться со Смугляночкой. А иначе с чего бы ему вдруг останавливаться у двери к Той Самой лестнице? Другого объяснения Ласлов и не искал, а когда князь заявил, что не посмеет появиться в обществе в поношенном платье, бравый мадьяр громко хмыкнул, давая понять, что догадывался о истинных намерениях Ракоши. И даже выдуманный предлог для того, чтобы спуститься в оранжерею, нисколько не убедил самого Ласлова. Он то знал, что княжеская голова была крепка как гранит и не могло слащавое итальянское вино довести его до головной боли. А вот срезать несколько бутонов только что распустившихся роз винного цвета - вот это был достойный предлог для того, чтобы спуститься вниз и даже вытерпеть долгие разглагольствования мэтра Бастиана, случись ему оказаться у себя в садовничьей каморке.

- Вот здесь Вы выйдете на ту лестницу, по которой можно подняться к гостевым покоям, Ваше Высочество. Я желаю Вам доброго дня, господа.

Стараясь ни чем не выдать истинных намерений князя, да и свои также, Ласлов прошел мимо королевского камердинера и протиснулся в узкий проход открытой им двери. Горячий воск капал со свечей канделябра, который держал Бонтан, и несколько капель оказались на рукаве щегольского жупана Ласлова, залив золотое шитье манжета и меховую опушку.

- Ай, дьявол! - глухо выругался мадьяр, но, все-таки обернулся и кивнул на прощание камердинеру, чья фигура растворялась в темноте потайного коридора прямо на глазах.

- Ни дать ни взять прямо как Вергилий после прогулки по адовым кругам с Данте, -
насмешливо прошептал он, пытаясь стряхнуть восковые капли, - Черт, этот воск как заговоренный прямо... просто так не стряхивается. Эх... а ведь это мой лучший жупан, между прочим.

Перестав ворчать, Ласлов прислушался к царившей на лестнице тишине. Тишина эта была условной, так как стоило ему затаить дыхание, как он тут же смог разобрать отдаленный шум передвигаемой мебели, перезвон столового серебра и фарфора, веселый щебет голосов, доносившиеся должно быть из буфетной в покоях герцогини Орлеанской.

- Ну что, князь, попытаем счастья? - спросил Ласлов и сделал несколько шагов наверх, уверенный в том, что и князь поспешит к заветным дверям, чтобы уговорить какую-нибудь служанку передать весточку для мадемуазель де Монтале.

// Дворец Фонтенбло. Чуланчик с садовым инструментом. 2 //

15

Отправлено: 31.05.16 23:35. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты графини Олимпии де Суассон. 3 //

Не удержав равновесия на скользких ступеньках, Франсуа летел вниз, не чувствуя никакой опоры, за которую смог бы зацепиться. Его увлекали вниз тяжелые кавалерийские сапоги, которые Лионель выбрал для него на случай непредвиденного дождя во время охоты и необходимости продираться сквозь лесную чащу в погоне за загнанным зверем. Кляня всех камердинеров, свое невезение и еще больше тайные лабиринты королевского дворца, маркиз долетел до конечных ступенек, тяжело рухнув на пол рядом с кем-то, кто сидел на самой нижней ступеньки, сжавшись в дрожащий комочек, как загнанный в ловушку зверек.

- Ах, тише, месье! Ради всего святого, Вы погубите меня! - прошептал комочек и Франсуа различил женский голос, надломленный из-за страха и долгого плача, но несомненно женский.

А это означало, что обладательница его непременно же была в беде и нуждалась в помощи. В его помощи, вестимо же! Не долго думая, маркиз поднялся на ноги, позабыв про ушибленный бок пониже пояса и даже про новую щегольскую шляпу, забытую им в покоях графини де Суассон.

- Сударыня, я маркиз де Виллеруа. К Вашим услугам, - представился он, следуя кодексу чести, но девичья рука остановила его, дернув за рукав и заставив опуститься к самому ее лицу.

- Тише, сударь, тише! Они услышат. Я пропала! Я уже звала на помощь, но здесь только они. Если они узнают, где я, то я пропала.

В ее голосе было столько страха и отчаяния, что Виллеруа на секунду усомнился в здравомыслии "дамы в беде", которой он так великодушно предложил свою помощь.

- Они гонятся за мной. Они нашли меня в покоях той доброй женщины, которая разрешила мне служить ей. Я беглянка, месье, - казалось, несчастная могла не только слышать, но и чувствовать сомнения, которые зародились в душе нежданного рыцаря-спасителя. Ее пальцы судорожно схватили маркиза за рукав, так что ему пришлось спуститься до самой нижней ступеньки и присесть рядом с ней, - Эти люди, они не оставят меня. Сударь, Вы не сможете помочь мне.

- Но здесь же есть дверь, - возразил Франсуа, но тонкие сильные пальцы больно сжали его рот, заставив молчать.

- Они нашли ее. Они найдут и дверь. Они уже нашли ее, - прошептала она тем страшным замогильным голосом, которым обычно декламируют свои прорицания пророчицы в театральных постановках.

Чувствуя неприятный холодок, пробежавший по спине, Франсуа поднялся, с силой отцепил от себя пальцы несчастной женщины, обезумевшей то ли от явной угрозы, то ли от надуманных страхов. Он прошел несколько шагов вперед и нащупал перед собой деревянные панели двери - так и есть, выход был! Ведь это же был тот самый ход, по которому Бонтан водил их вместе с Орой, когда освободил Франсуа из под ареста в казарме господ мушкетеров.

- Здесь есть выход! Идемте же, - радостно воскликнул маркиз и толкнул дверь, по странности тут же поддавшуюся напору его плеча.

- Сейчас я приведу караульных... - он хотел оглядеться вокруг, ведь где-то совсем рядом должны были прохаживаться мушкетеры, несшие караул вокруг дворца.

Что-то тяжелое опустилось ему на затылок, заставив согнуться и вытянуть руки, ища равновесия. Небо вздрогнуло и покатилось вниз, а вместо него прямо перед взором Франсуа оказалась густая трава, выросшая как будто по волшебству. Он выдохнул и подтянулся на руках, намереваясь подняться, но перед глазами вдруг вспыхнул яркий свет и тут же все погрузилось в темноту, пустую и такую глухую.

16

Отправлено: 01.06.16 23:24. Заголовок: Темнота перед глазам..

Темнота перед глазами постепенно рассеялась, уступив размытым краскам солнечного апрельского утра. Некоторое время Франсуа неподвижно лежал с широко раскрытыми глазами, устремив взор в высокое небо, в котором собирались белоснежные облака, похожие на гигантские корабли. Что-то шевельнулось рядом с ним. Он с трудом повернул отяжелевшую голову и скосил глаза, чтобы разглядеть. В траве перед ним показались два башмака с удивительно длинными и причудливо загнутыми вверх носами. Они застыли на месте, но потом исчезли в траве. Чья-то рука тронула его пальцы и крепко сжала, потянув наверх.

- Рашель.. сударь, я Рашель... они нашли меня. Простите. Вы не должны были.

Женщина вскрикнула и добавила что-то еще на непонятном наречии. Кто-то грубо оттащил ее в сторону и, видимо, зажал ее рот ладонью, чтобы она не могла кричать. С трудом повернув голову в сторону удалявшихся шагов и приглушенных криков незнакомки, Франсуа сделал попытку подняться, но в глазах у него снова потемнело и вместо лазури в высоком небе он увидел туманную пелену, которая заволокла весь горизонт сколько он мог видеть.

- Э, как Вас разморило на солнышке то, - послышался насмешливый голос прямо над его головой и Франсуа резко раскрыл глаза, на этот раз окончательно придя в себя.

- Шевалье, они схватили ее. Похитители. Мы должны догнать их сейчас же! - взволнованный голос Виллеруа предательски дрожал и срывался на шепот, так что его слова невозможно было разобрать. Он сел на траве и тут же почувствовал боль в затылке, потянувшую его вниз.

- Что такое? -
спросил мушкетер, присев рядом с юношей, - Ваша шпага, месье маркиз. Неужто Вы снова пытались вызвать кого-то на дуэль? - насмешливо спросил он, указав на старую шпагу, которую маркиз неизвестно по какой причине сжимал в руке, - И с кем же на этот раз? Ну ну, месье, не пойман не вор, - подмигнул он и дружески похлопал маркиза по плечу.

- Что с Вами произошло, маркиз? - спросил его второй мушкетер, с интересом исследовавший следы гравия в примятой траве, - Здесь была хорошая потасовка, судя по всему. И, кажется, Вам изрядно досталось.

- Меня оглушили, - признался Франсуа, потирая затылок, нывший от удара.

- Черт возьми, какой предательский удар, -
поморщившись проговорил первый мушкетер, - На честную дуэль это не похоже. Так кто же это был, месье?

- Я не знаю, - прошептал маркиз, сдерживая тошноту, и побледнел, - Но мне нужно идти. Меня ждет король!

17

Отправлено: 05.06.16 00:00. Заголовок: Не зная, броситься л..

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты графини Олимпии де Суассон. 3 //

Не зная, броситься ли за выброшенной маркизом шляпой и тем самым еще больше усугубить и без того скандальную ситуацию, или же поспешить выставить молодого человека и ретироваться следом за ним, Бонтан топтался в нерешительности у открытой панели перед потайным ходом. Никогда еще он не был так близок к абсолютному провалу на службе у Его Величества - стоило мадам де Суассон сказать лишь слово жалобы на их с маркизом вторжение в ее покои и Бонтану не видать не то что нового назначения, но даже самой низкой должности в забытом где-нибудь в горной глуши королевском замке на границе с Испанией.

- Тысячу извинений, мадам. Я смертельно сожалею, -
пробормотал он, причем, в отличие от придворных льстецов, расточавших нектар сладких речей в адрес прекрасной графини, он действительно имел в виду именно то, что говорил.

Побег Виллеруа решил все за него - молодой человек и без того был в таком расстройстве чувств, что бежал бы не разбирая дороги хоть до самого Орлеана, а в лабиринте потайных коридоров он и вовсе мог потеряться в два счета. Так что, не долго думая, Бонтан низко поклонился графине и выскочил из ее опочивальни, наскоро сунув в карман ключ от двери и не позаботившись даже запереть ее. Шум бегущих шагов маркиза удалялся от него с такой стремительностью, что Бонтана охватила паника - один неправильно выбранный поворот и маркиза придется искать с целой ротой мушкетеров!

- Месье! Где же Вы? -
выкрикнул на бегу камердинер, - Погодите же! Там опасно, не сворачивайте никуда, месье!

Где-то впереди открыли дверь наружу и в коридор ворвался сквозняк, потушивший свечу в руке Бонтана. Он досадливо вскрикнул, когда несколько горячих капель воска попали на запястье, но продолжал двигаться вперед, ощупывая стену правой рукой. Несколько шагов и вот уже знакомая зарубка в стене напомнила ему о утреннем инциденте с потайной лестницей, выводившей из дворца. А что если маркиз добежал до нее? Это и хорошо, и плохо. Не самое лучшее время выбегать из дворца, когда на лужайке могут прогуливаться парочки придворных любезников или караульные отряды мушкетеров.

- Месье... - позвал Бонтан еще раз, когда ему послышались голоса, - Месье, оставайтесь там, ради бога! Не выходите!

Еще один порыв сквозняка принес подтверждения его худшим опасениям - маркиз набрел на потайную дверь, которая к тому же оказалась открытой. Мало того, он был не один - этот женский вскрик, теперь то Бонтан был уверен, что не ослышался. Кричала женщина. И скорее всего она звала на помощь, а Виллеруа, этот юный герой рыцарских романов, помчался к ней на выручку.

- Ох, понесла же Вас нелегкая, месье маркиз, - хрипел, задыхаясь от бега, Бонтан и опасливо остановился у самого края лестницы, - Да тут и шею свернуть недолго, - проговорил он, всматриваясь в темноту, прорезанную тонкой полоской света, падавшего из неплотно закрытой двери, - Так и есть... так и есть! Ну, и кто теперь скажет, что это тайный выход... к черту, к черту все! Замуровать все коридоры. И пусть Его Величество лишит меня должности, но это будет всяко лучше, чем переживать каждый божий час за то, что в королевские покои не пожалуют воры.

Продолжая ворчания, Бонтан осторожно спустился по крутым ступенькам лестницы и подошел к двери, когда снаружи послышались крики отчаянной борьбы. Дверь как на зло заклинило и ему пришлось несколько раз навалиться на нее с разбегу.

- Старые петли... смазал бы кто. Да ведь все самому... - бубнил он, отряхивая пыль с рукава своего камердинерского камзола, и вышел наружу.

- О, матерь божья, храни нас! - ему удалось выйти совершенно незамеченным и даже прикрыть дверь ветками дикого винограда и плюща, свисавшим со стены, но увиденное поразило его до глубины души. В нескольких шагах от гравиевой дорожки, опоясывавшей крыло дворца, в траве лежал маркиз де Виллеруа, а над ним склонились два мушкетера.

- Черт возьми, какой предательский удар. На честную дуэль это не похоже. Так кто же это был, месье? -
произнес один из караульных и сердце Бонтана екнуло от страха, правда, он тут же выдохнул с облегчением, услышав голос Франсуа, слабый, но как всегда полный решимости и той беспечности, за которую так хотелось дать ему нагоняя.

- Мне нужно идти. Меня ждет король!

- Господа, что здесь произошло? - спросил Бонтан, заметив третьего мушкетера, вглядывавшегося в следы на траве, - Я слышал крики. Что с маркизом?

- Его Светлости будет гораздо лучше, если он сделает пару глотков, -
ответил один из мушкетеров и вытащил из-за пазухи маленькую бутылочку с вином, - Давайте же, месье. Это поднимет Вас на ноги поскорее всех королевских эскулапов.

- Что это? Не надо... маркиз, не смейте! - предупредил Бонтан, не слишком то доверявший мушкетерским методам лечения.

- Это всего навсего шведская водка. Крепкая, да. Но как пробирает... а, давайте, маркиз. Иначе, никакой Вам охоты не видать, -
подначивал молодого человека второй мушкетер и весело подмигнул Бонтану, - Да я бы и сам не прочь отведать этого лекарства, но лейтенант де Ресто строго настрого велел беречь. Неприкосновенный запас, так сказать.

18

Отправлено: 05.06.16 01:07. Заголовок: Присутствие Бонтана ..

Присутствие Бонтана было услышано еще до того, как Франсуа сумел разглядеть фигуру королевского камердинера из-за спины присевшего на корточки мушкетера.

- Месье Бонтан, -
расстроенно простонал Виллеруа, чуть запрокинув голову, как будто готовый снова впасть в беспамятство. Нет, лучше умереть на месте, чем услышать от неумолимо честного Бонтана все то, что он имел сказать ему о случившемся по его вине конфузе в опочивальне мадам де Суассон. А если Ее Светлость послала его передать маркизу, что рассержена на него настолько, что видеть его не желает и не примет никаких извинений?

Перед глазами маркиза пронеслись картинки недавней встречи с фавориткой короля, но тут же вслед за ними появилось лицо перепуганной насмерть молодой женщины. Сделав над собой усилие, Виллеруа сел и уперся на руку, в которой все еще сжимал эфес шпаги. Он наклонился вперед. В глазах прояснилось и, прежде чем он увидел откупоренную бутылочку, запах уже знакомого ему мушкетерского снадобья от всех хворей ударил в нос, вызвав слезы. Пересилив себя, Франсуа сделал вынужденный глоток.

- Ух, - вырвалось у него, когда обжигающая жидкость понеслась по жилам огненным потоком, - Господа... здесь было похищение. Я видел девушку. Ее преследовали и похитили.

- Я бы не поверил ни слову из того, что Вы говорите, маркиз, если бы не эти следы, - отозвался один из мушкетеров и указал на смятую траву в трех шагах от маркиза, - Здесь лежало тело. Его протащили. А потом подняли. Эти следы на гравии... черт подери, месье, осторожнее, Вы затопчете все свидетельства! - прикрикнул он на Бонтана, - Вот, здесь. Они побежали в сторону министерского флигеля.

- Так ведь там же Канцелярия, - сказал его товарищ, закупоривая бутылочку с водкой с такой бережностью, словно каждая капля ее была ценой на вес золота, - Может быть, это гвардейцы были? Или канцелярские ищейки. Их полным полно во дворце. Наверное, схватили какую-нибудь воровку из прислуги. Мало ли за кем эти крысы охотятся.

Франсуа зажмурил глаза, сражаясь с подступившим головокружением, и попытался вспомнить все, что произошло с ним.

- Острые носки! - выкрикнул он и подорвался с места, - Нет, это не гвардейцы. Острые носки! Нужно немедленно доложить королю!

Ему казалось, что он сказал более чем достаточно, чтобы караульные могли понять, о ком шла речь. К его удивлению, они не только не поняли его, но и не приняли к сведению его предупреждение. Нужно было действовать, и немедленно. Поднявшись на ноги, Франсуа попытался вложить шпагу в ножны, и это упражнение потребовало от него гораздо больших усилий, чем он ожидал. Совладав с тонкой сталью, изгибавшейся при каждом движении его руки, он лишь на пятой попытке вогнал шпагу в ножны. Оглядевшись, он посмотрел на стену дворца, старательно вспоминая, где должны были располагаться королевские покои.

- Благодарю Вас, господа! - он отвесил поклон с достоинством, подобающим не только новоиспеченному лейтенанту, но и самому маршалу, и пошатывающейся походкой направился в сторону двора Белой Лошади, откуда, по словам Лионеля был назначен выезд охотников.

// Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4 //

19

Отправлено: 07.06.16 22:17. Заголовок: Бонтан еще стоял на ..

Бонтан еще стоял на том месте, где только что сидел Виллеруа, и тяжело дышал после вынужденного бега по тайному коридору. Он устало покосился на мушкетеров, один из которых беспечно вынул из кармана кружевной платок и помахивал им перед собой словно веером. Второй мушкетер был более серьезен и сосредоточенно разглядывал носки своих ботфорт.

- А ведь маркиз достаточно точно описал по крайней мере одного из напавших на него людей.

- Что? - переспросил его Бонтан и посмотрел в загорелое лицо мушкетера, - Что Вы сказали, сударь?

- Я сказал, месье Бонтан, что маркиз дал нам точное описание. Он сказал про острые носки. А много ли во дворце людей, носящих обувь с острыми носками? То то и оно.

Он еще раз обошел вокруг Бонтана, отмечая место, где произошла потасовка и вглядываясь в следы на траве. Потом он посмотрел на небо, на гравиевую дорожку и на стену дворца, поросшую диким виноградом и плющом. Бонтан глухо кашлянул в кулак, чтобы отвлечь не в меру зоркого следопыта от признаков потайной двери, скрытой под зарослями плюща.

- А что? Если они похитили красотку, так что с того. Небось служанка какая-нибудь. Мало ли их во дворце... может и пропала одна, -
пожал плечами другой мушкетер, не поняв ни слова из того, что сказал его друг, - Вот за то, что они посмели на дворянина напасть из-за спины, за то следует их в кандалы. Это верно. Да в Шатле отправить. Чтобы не повадно было.

- Да погодите Вы с кандалами, - махнул на него Бонтан и позвал его товарища, искавшего, куда вели следы на гравиевой дорожке, - Сударь, отыщите графа де Ресто. Пусть Ваши товарищи продолжают нести караул и проверят двор министерского крыла. Как знать, может и там что стряслось. Мало ли что заметят подозрительное. И передайте графу, чтобы он явился прямо к королю. Но, ни слова. Ни единого слова об этих носках. Это только для короля. Я сам передам Его Величеству.

Он отряхнул камзол и панталоны от налипших мокрых травинок и направился по гравиевой дорожке, надеясь догнать Виллеруа, который уже успел скрыться за поворотом. Но, не сделав и десятка шагов, он обернулся. Мушкетеры все еще топтались на месте происшествия, не торопясь выполнять указания королевского камердинера.

- А куда ж успеть то? -
донесся басовитый голос одного из мушкетеров.

- А ты так и не понял, Антуан? Маркиз сказал вполне ясно, что видел похищение. Мы обязаны доложить обо всем. Лейтенанту де Ресто. А он то решит, как быть дальше. Оставайтесь здесь. Если я не вернусь сам, пришлю кого-нибудь вместо себя.

Бонтан вжал голову в плечи и сделал еще несколько торопливых шагов веред, прежде чем снова обернуться. Догнать быстроногого маркиза ему было бы не по силам, да и он не был уверен, куда именно направится Виллеруа. Бонтан решил поступить проще и разумнее. Он дождался, когда мушкетеры скрылись из виду за поворотом дворца, и поспешил к потайной двери, чтобы вернуться в кабинет Его Величества по тайному коридору.

// Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4 //

20

Отправлено: 16.03.17 23:11. Заголовок: // Парк Фонтенбло. С..

// Парк Фонтенбло. Сторожка мэтра Бастиана //
Около пять часов.

Что-то глухо звякнуло, повалившись у ног Франсуа, но он даже не обратил на это внимания, поглощенный поцелуями, которые дарил своей милой Монтале со всей юношеской щедростью и жадностью. Сладостный и не до конца еще изведанный им способ отвлечь девушку от переживаний, оказывается прекрасно работал и в успокоительных целях. Вот уже все позабыто и тоненькие пальчики Оры сплелись у него на затылке, а сама она тесно прильнула к его груди, доверившись его объятиям. В эти упоительные минуты ему хотелось быть для нее защитником, крепостью и... зажмурив глаза, Франсуа подумал, что еще он хотел бы быть ветром, чтобы вскружить голову своей милой и унести ее прочь от всех невзгод.

- Ах... - слетело с его губ, когда сладкие как спелые ягодки губы оторвались, оставив на его губах теплый след.

Открыв глаза, он счастливо улыбнулся - Ора все еще была в его объятиях, хоть ее кулачки и уперлись в серебряное шитье на его груди, а в ее глазах играла такая ласковая улыбка, что все упреки в жадности до ласк звучали вовсе не так сурово, чтобы остановить юношу от новых попыток.

- О, я уже и позабыл про тот плющ, - чистосердечно признался маркиз и, не скрывая сожаления, отпустил девушку из своих объятий, - Простите, меня Ора. Оказывается, когда поэты пишут о потере голов, то имеют в виду совсем реальные ощущения, - слегка покраснев, он доверительно посмотрел в карие глаза своей милой подруги и виновато отступил на шаг, чтобы позволить ей забрать корзинку, - Я и впрямь позабыл про все.

Он хотел поделиться с Орой этим новым открытием и рассказать ей о том невероятном чувстве, которое он ощутил от ее поцелуев, но все это пришлось отложить. Неумолимое и жестокое время - оно разделяло их чаще, чем им хотелось бы, а теперь еще и торопило. Франсуа лишь улыбнулся в ответ на озорной взгляд, брошенный из-под ресниц, твердо вознамерившись описать все свои чувства в новом сонете, нет, что там, в целой поэме, которую он посвятит самой милой и нежной девушке на свете. Теперь же им предстояло едва ли не бегом спешить назад ко дворцу. Он и не заметил тускло поблескивавшие в траве садовые ножницы, выпавшие из корзинки, а взял Ору за руку и повел наперерез через перелесок.

- Да, выходит по всему, что это действительно шантаж. Только вот я не понял, если честно, кого шантажируют - саму Габриэль, или же ее служанку. Ведь деньги принесла она, - отвечал Виллеруа на вопросы, не успев еще понять толком, что же произошло в королевской оранжерее и почему это так замечательно в глаза Оры, - То есть... выходит... А! Понял! - хлопнул он себя по лбу и весело улыбнулся, остановившись перед стволом поваленного дерева, - Служанка Габриэль вовсе не воровка и честная девушка. А то, что кто-то ее шантажирует, вовсе не значит, что она виновна... это может быть просто шантаж. Да? Ну, тогда мы должны предупредить ее, - он подхватил де Монтале за талию и помог ей запрыгнуть на ствол, а потом спрыгнуть вниз, задержав на короткое мгновение в объятиях, чтобы посмотреть в игравшие веселыми огоньками глаза, - Какая же Вы замечательная подруга, Ора! Я восхищаюсь Вами, - сказал он и, не спрашивая разрешения, поцеловал ее в сложившиеся в удивленный бантик губы, - Вы чудо!

Не думая о разнице в длине шагов, которые он мог позволить себе в мягких и удобных для бега сапогах, в сравнении с девичьими туфельками, предназначенными разве что для прогулок по начищенным до блеска паркетным полам дворцовых коридоров, длинноногий маркиз припустил что было силы, чтобы вернуться на гравийную дорожку, огибавшую парк со стороны Большой Лужайки, и пройти к той части дворца, куда выходила потайная дверь.

- Это не далеко отсюда, - ободряюще приговаривал Франсуа на ходу и обернулся к Оре, - Всего лишь несколько шагов по вот той дорожке, а потом надо свернуть за вон те кусты... там раньше был высажен лабиринт. Теперь только две аллеи от него остались. А когда-то... о, представляете себе, когда-то король Франциск играл здесь со своими придворными в жмурки... ну, или догонялки. Потерявшись в лабиринте, дамы и кавалеры должны были искать выход и успеть выбежать на лужайку до того, как их осалит кто-нибудь из гвардейцев короля или сам король... как-то вот так.

Увлекшись рассказом, он взял Ору за руку и вел ее по тем же самым аллеям, смутно напоминавшим о фривольных нравах старинного королевского двора. Ласковые лучи солнца все еще согревали, а легкий ветерок трепал каштановые волосы маркиза и заставлял колыхаться плюмаж на его шляпе. Он то и дело заглядывал в глаза своей спутницы, а потом бросал мечтательные взгляды в сторону проплывавших над ними белоснежных облаков. Если бы не суета плотников, строивших трибуны с противоположной от них стороны лужайки и не крики собиравшихся в каре мушкетеров, их прогулку можно было бы назвать совершенно идиллической.

- Сейчас свернем, - предупредил Франсуа и повел Ору через проем в стене из самшитовых кустов, - Здесь маленькая дорожка, ее не видно со стороны Лужайки и из парка. А вот за этим дворцовым крылом никто не ходит. Все думают, что это заброшенная часть дворца, а на самом деле это не так.

Он продолжал говорить без умолку, пока они не подошли к внутреннему двору, с трех сторон окруженному глухими стенами, поросшими плющом и вьюнком, так что они казались со стороны живым лесом с колыхавшейся на ветру листвой.

- Вот мы и пришли, -
Франсуа показал на плющ и горделиво подпер бок рукой, ожидая справедливой награды, - И отсюда до буфетной Мадам, рукой подать, - заговорщическим голосом сказал он, показывая на густые заросли в самом конце стены, - Вот там есть вход. Помните, Бонтан уже водил нас через этот коридор, когда освободил меня из казарм. Это и есть тот самый потайной ход. Он выводит к лестнице для прислуги. А если пройти к коридору, то к покоям короля.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Лужайка перед дворцом и потайной ход.