Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Три Каштана - Трактир и Постоялый Двор у Деревеньки Барбизон. 3


Три Каштана - Трактир и Постоялый Двор у Деревеньки Барбизон. 3

Сообщений 21 страница 40 из 56

1

4-е апреля 1661 года. После полудня.

https://b.radikal.ru/b29/1902/61/7cf07ceaa785.png

    цитата:

Постоялый двор "Три шишки" располагался в самом удобном и прибыльном месте чуть поодаль от главной дороги на Париж и на расстоянии легкой прогулки от парка Фонтенбло. Здесь селились те, кто по рангу или положению не могли претендовать на квартирование в переполненном гостями дворце, а так же всякий сомнительный люд, искавший выгоды в шумных придворных сборищах - кому ткань продать, кому наточить ножи или шпаги, здесь были и ремесленники, следовавшие за двором повсюду, куда бы не вздумалось молодому королю обратить свой взор, были и торговцы, предлагавшие свои товары всем - от кухарки на королевских кухнях, до камердинеров благородных господ, а то и самим господам. Товары были самые разные и в цене и в необходимости. Мушкетеры шутили, что это была перекати поле ярмарка, и были в чем-то правы. (c)

21

Отправлено: 29.10.16 01:18. Заголовок: Де Вард только качну..

Де Вард только качнул головой, увидев, как вся компания англичан двинулась наверх. В его взгляде даже проскользнуло мимолетное сочувствие к трактирщику, пойманному на незаконном удержании личного багажа постояльцев - о, за такое ему и ребра переломать могут. Но самое худое ждет его впереди и об этом маркиз решил сообщить сразу, не без выгоды для дела той, чье имя он разглядел на форзаце книги, лежавшей среди прочих вещей в сундучке.

- А знаете, милейший, стоит лишь герцогу заявить об этом происшествии кому следует и, - де Вард многозначительно посмотрел на ступеньки, - Кажется, люди из Канцелярии так и не покидали Ваш гостеприимный трактир, не так ли?

- Совершенно так, господин... - в темноте, окутавшей кладовую после того, как англичане вынесли свечи, принесенные с собой, бедняга не мог точно разглядеть лицо своего собеседника, - Господин капитан? - спросил он с некоторой надеждой в голосе, - Вы знаете, господин капитан, я завсегда готов помочь служителям закона. И королевским офицерам. Да вот вспомните же, как недавно Вы и господа гвардейцы привезли сюда раненого маршала дю Плесси-Бельера. Я ведь лучшую комнату определил для господина маршала.

- Да, лучшую. И за превеликую плату, - согласился де Вард, похлопывая снятой с левой руки перчаткой по ладони.

- Так ведь я держу эту комнату и впредь за господином маршалом. Прибытка мне в том никакого, но ведь то за ради службы Его Величеству. Так я ведь и за Вами могу... если нужно, комнату удержать. Лучшую, господин капитан!

- На все твои грешки комнат не сыщется, каналья, - оборвал попытку нехитрого подкупа де Вард и хлопнул трактирщика по плечу, - Нет, комнаты мне пока не нужны. За исключением одной.

- Так, господин капитан, - вздрогнув от неожиданного удара из темноты, ответил трактирщик и попятился к лестнице.

- В которой комнате расположилась дама, чей сундучок мы только что отыскали здесь... среди пропаж?

- Так это... это должно быть та вдова. Мадам... мадам...

- Не нужно имен. Которая комната?

- Так на третьем этаже. Там всего четыре комнаты. Мансарда, что голубятня, право слово. Но, у меня и получше есть. Вот господа нынче съехали, так и остались свободными пара кабинетов.

- Сколько стоит та... голубятня? - поинтересовался де Вард, сделав вид, что пропустил мимо ушей факт о отбытии из трактира неких господ.

- О, сущие пустяки... сущие же пустяки, господин капитан, - заверил его трактирщик, пятясь вверх по ступенькам.

- Ну, раз сущие пустяки, так я вот что думаю, - в свете, падавшем в открытую дверь наверху лестницы, лицо де Варда показалось еще больше угрожающим и страшным, так что бедный трактирщик от страха осел на последние ступеньки прямо у выхода, - Я думаю, что мы позабудем про эти пустяки. Поняли Вы меня? Эта дама ничего не должна Вам. Ясно?

- Да... господин капитан, - вытирая взмокший от страха лоб, согласился трактирщик, даже позабыв подсчитать, во сколько ему обходилось это согласие.

- Вот и славно. А теперь живо в конюшни и проследите, чтобы моя лошадь была готова к отъезду. И лошади господ англичан тоже.

- Они прибыли в карете, месье, - незнамо зачем шепнул трактирщик, прикрывая рот платком.

Но, на эти детали де Вард уже не обратил никакого внимания, поспешив вверх по ступенькам деревянной расшатанной лестницы, чтобы успеть подняться на третий этаж до того, как милорд и его люди разнесут там все двери, прежде чем отыщут нужную комнату.

22

Отправлено: 29.10.16 22:35. Заголовок: Оторопелый слуга со ..

Оторопелый слуга со всех ног бежал вверх по лестнице, едва не спотыкаясь. Вслед за ним сам герцог, а позади него Сэквилл и Патрик несли за боковые ручки небольшой сундучок, принадлежавший мадам Скаррон.

- Проклятье, как он мог поселить благородную даму в такой дыре! -
удивился милорд, когда они оказались на третьем этаже трактира, явно не рассчитанном на постояльцев столь же высокого и крепкого сложения. Герцогу пришлось снять свою шляпу, чтобы верхушка ее не касалась грязного от пыли и копоти потолка.

- Голубятня, как есть, - прокряхтел Патрик, которому молодой Сэквилл поручил донести сундучок последние метры до дверей в комнату мадам Скаррон.

- Ну, говори же, где? - потребовал герцог и, слуга, испугавшись угрозы, заколотил в дверь одной из комнат.

- Мадам! Мадам! К Вам гости, мадам! Этот господин... он очень требует, - закричал он скороговоркой, будто призывая на помощь хрупкую вдову, чтобы та заступилась за него перед грозным англичанином и его головорезами.

- Пшел, - поняв, где находилась комната мадам Скаррон, Бэкингем грубо оттолкнул дурака в сторону и сделал знак всем замолчать.

- Мадам, я прошу прощения, могу ли я и мой друг милорд Сэквилл засвидетельствовать Вам свое почтение? - вежливо поинтересовался герцог, постучав в дверь с такой деликатностью, будто бы дело происходило в Хэмптон-Корте, а не на заштатном постоялом дворе на парижском тракте, - Мне кажется, мы отыскали Ваш потерянный багаж, дорогая мадам. Я был бы счастлив удостовериться, что это именно так.

После этого, не дожидаясь ответа изнутри - ну, в самом же деле не ждать же им целую вечность под дверью, герцог осторожно толкнул дверь.

- Эй там! А ну всем стоять не двигаться! - скомандовал кто-то с противоположного конца коридора и в темноте показалась плечистая фигура слуги, прибывшего вместе с Нинон де Ланкло.

- Тысяча чертей, где же Вы были все это время, сударь? - вырвалось у Бэкингема и он приподнял шляпу, чтобы Рене мог увидеть его лицо, - Это я, Бэкингем. Мы отыскали сундук мадам Скаррон.

- А прохвоста этого, трактирщика, нашли уже?
-
спросил Рене и протиснулся между герцогом и дверью, чтобы первым открыть ее, - Мадемуазель, мадам, это Рене. Все в порядке. Можем ли мы войти?

Едва успев удержать железную ручку двери, чтобы не распахнуть ее на манер кабацких гуляк, Бэкингем обошел старого рейтара и предстал перед двумя женщинами, явно ожидавшими развязки всей этой неразберихи.

- Сударыни, надеюсь, мы не слишком потревожили Вас? - поинтересовался Бэкингем и подошел к Франсуазе Скаррон, чтобы склониться к ее руке, - Дорогая мадам, я был крайне огорчен, когда узнал о том, что Вы предпочли оставить Фонтенбло. Надеюсь, очаровательной мадемуазель де Ланкло удалось убедить Вас в том, что во дворце Вас ждут Ваши самые добрые друзья? Поверьте, я буду в отчаянии, если Вы откажетесь вернуться вместе с нами.

- Вот Ваш багаж, мэм, - сухо проговорил Патрик, опустив сундучок у самых ног вдовы.

- Да, кстати, мы отыскали его. Вместе с маркизом де Вардом, - как бы между прочим пояснил Бэкингем и в очередной раз повернулся к Нинон, чья лукавая улыбка приковывала его взор как магнит.

23

Отправлено: 30.10.16 01:33. Заголовок: Сначала за дверью ра..

Сначала за дверью раздались крики, извещавшие, что к мадам гости и очень настойчивые, Нинон хотела уже пойти открыть дверь, но расширившиеся от ужаса глаза Франсуазы и ее побледневшие щеки, вызвали опасения у мадемуазель, что ее подруга готова лишиться чувств.

- Франсуаза! Возьмите себя в руки, - Нинон взяла за плечо свою подругу и заставила выпить пару глотков вина. Она слышала за дверью и милый ей голос и то, что вся суматоха вызвана найденным багажом, но не могла же она отпустить мадам Скаррон, чтобы та так не вовремя лишилась чувств.

- Это всего лишь Бэкингем, - пояснила мадемуазель де Ланкло, сдабривая слова щипком за руку Франсуазы. Голосов за дверью раздавалось все больше, и Нинон опасалась, что ее слишком чувствительная и деликатная подруга перепугается окончательно. По счастью, имея такую деятельную поддержку, как Нинон, Франсуаза собралась с силами и даже ойкнула, когда получила щипок.

- Ой, наверное, останется синяк, - расстроено заметила она, потирая плечо.

- Зато вы не лишились чувств моя дорогая, - язвительно ответила Нинон, - я имею плохую привычку не носить нюхательных солей, а искать ваши, у меня не было бы времени.

- Войдите, - крикнула она в сторону двери, отпуская Франсуазу и любуясь ее очаровательным румянцем, вызванным или вином, или смущением.
К тому времени, как открылась дверь, и вошел герцог, обе дамы были готовы встретить всех, кто желал их видеть.

- Все в порядке, Рене, можете войти, - ответила мадемуазель де Ланкло преданному рейтару герцогини де Монпансье. Она была права, как можно было чего-то или кого-то опасаться, когда рядом столько друзей.
- И вы господа, проходите, - не только Рене спешил попасть к ним в комнату.

- Ваша светлость, я и не могла предположить, что отъезд такой скромной персоны, как я кто-либо вообще заметит, - милая улыбка Франсуазы украсила ее лицо, когда та подала руку герцогу Бэкингему. – И уж точно я не хотела тревожить вас пустыми объяснениями о причине моего отъезда. Мадемуазель де Ланкло привезла мне письмо, исходя из которого, я буду являться гостьей самой герцогини де Монпансье. – Вдова Скаррона благодарно улыбнулась Его светлости и посмотрела на Нинон.

Нинон, одетая, как субретка стояла чуть в стороне и наблюдала за всем с видом, будто она по меньшей мере, королева, благосклонно принимающая своих подданных.

- Ах, месье, вы так добры! – Франсуаза Скаррон с восхищением посмотрела на Патрика, поставившего у ее ног сундучок.
- И вы, герцог! И маркиз де Вард! Как я вам благодарна! Какое счастье, что мои вещи нашлись! – восторгу и благодарностям вдовы, казалось, не будет конца.
Нинон уже готова была подумать, что ее сундук набит доверху золотом, а не поношенными платьями и книгами покойного супруга.

- Мадам, - Нинон шутливо присела перед Франсуазой, как обычно делают это служанки, - боюсь, что у нас на всех гостей не хватит вина и угощения.
- Эй, ты, как там тебя, - мадемуазель де Ланкло, увидев любопытную физиономию трактирного слуги, поманила его рукой. – Вино. Самое лучшее. Как и то, чем можно его закусить. Багаж мадам отнести в мою карету. – Нинон посмотрела на Рене и уточнила, - в карету герцогини Монпансье.

- Патрик, - мадемуазель Нинон не поленилась подойти к слуге герцога Бэкингема, правда, пользуясь случаем, коснувшись по пути руки самого Джорджа. – Я вам всецело доверяю. Проследите со всей щепетильностью за этим проходимцем. Заодно пусть нам накроют в зале, а то тут стоять скоро будет негде, не то что присесть. - Комната была явно мала для такого количества человек, но в этой тесноте было столько любви и тепла, искреннего дружеского участия, сколько редко можно встретить в дворцовых залах. И все же, им тут всем не разместиться.

- Ваша светлость, - Нинон уже обращается к Бэкингему, ничуть не смущаясь своего наряда служанки. Со стороны, конечно смотрелось странным, как субретка свободно разговаривает с английским герцогом, - наши дела с мадам Скаррон почти улажены. Осталось лишь купить ей новое платье, а лучше два или три, - мадемуазель похлопала себя по юбке, где в кармане хранился мешочек с золотом, полученным от герцогини де Монпансье на уплату долгов вдовы. Платить Нинон ничего не собиралась, а намеревалась потратить всю сумму на наряды для Франсуазы. – Траур, в связи со свадьбой Мадам и Месье неуместен, - пояснила она, чтобы не говорить вслух, что платья Прекрасной индианки годятся лишь для того, чтобы разжалобить королеву-мать.

- А как ваши дела, ради которых вы здесь? Можем ли я или мадам Скаррон чем-нибудь помочь?

24

Отправлено: 30.10.16 20:11. Заголовок: О, мадам Скаррон даж..

О, мадам Скаррон даже помнила мое имя! Суровое лицо де Варда чуть смягчилось, когда кончики усов дрогнули от легкой ухмылки в адрес очаровательной вдовы.

Он заглянул в комнату через плечо английского лорда всего минуту назад и не без любопытства разглядывал ее, пока герцог и субретка, присланная герцогиней де Монпансье обменивались любезностями.

Обстановка комнаты не впечатляла, но и совсем уж нищенской ее было не назвать. Хозяин, тот еще шельма, наверняка выделил благородной постоялице не самую дурную из комнат, чтобы сорвать с нее утроенную плату. Даже табуреты доставил - де Вард снова ухмыльнулся, подумав о том, что его гвардейцы ютились в комнатах под самой крышей на чердаке, где кроме подстилок с прошлогодней соломой на каждого приходилось по колченогому стулу для свечного огарка или шляпы. А ротный писарь, между прочим, в докладной записке подал прошение на сумму, равную той, за которую можно было весь второй этаж на пол-года вперед занять. Поймав себя на том, что зло покусывал ус, де Вард прекратил это занятие и собрался уже отойти в сторону, чтобы не мешать славному воссоединению друзей.

Вот именно тогда он и услышал свое имя из уст Франсуазы Скаррон. Сняв шляпу, которую так и не удосужился почистить после дорожных мытарств из Фонтенбло в Париж и обратно, де Вард вошел в комнату и отвесил поклон.

- Мадам, я даже не знал, что Вы решили почтить двор визитом. Как давно Вы из Парижа? Если бы я знал, что мои гвардейцы расквартированы на том же постоялом дворе, где и Вы... о, мадам, я надеюсь, они не доставили Вам беспокойств. Не могу не согласиться с доводами герцога, это далеко не лучшее место для благородной дамы. Надеюсь, Вы примете приглашение Ваших друзей.

Больше любезностей и положенных этикетом приветствий не пришло в его голову, так что, маркиз отсалютовал несколькими взмахами шляпы и направился к двери. И только на пороге, он остановился, вспомнив еще о чем-то и обернулся к служанке, прибывшей, видимо, от самой герцогини де Монпансье.

- Сударыня, - если с первого взгляда, весьма беглого и невнимательного, он и упустил из виду, кого именно прислала Великая Мадемуазель, то второй выстрел оказался в яблочко.

В сердце, подсказал насмешливый голос в его голове, и де Вард коротко усмехнулся очаровательной субретке, решив не выдавать ее инкогнито. До него дошли слухи о ссылке Нинон де Ланкло в монастырь, а вот о том, что она оказалась при дворе - вряд ли было известно широкому кругу лиц.

- Мадемуазель, - он заметил ее жест, когда Нинон похлопала себя по юбке и своим взглядом показал это, - Я только что уладил этот вопрос с трактирщиком. Он вдруг вспомнил, что был страстным почитателем таланта покойного месье Скаррона и напрочь отказался брать плату с его вдовы. Передайте мое почтение Вашей госпоже, - добавил он чуть тише, сощурив глаза, и улыбнувшись, отвесил поклон и служанке, - За сим спешу откланяться. У меня есть еще дела. Но, если Вам понадобится помощь, я всегда к Вашим услугам, сударыни. И к Вашим, герцог.

25

Отправлено: 30.10.16 21:47. Заголовок: - Мадам, Вы оказали ..

- Мадам, Вы оказали мне честь, согласившись на мою дружбу, и я не мог забыть этого. И все же, благодарить следует вовсе не меня, а мадемуазель де Ланкло - ведь это она напомнила о Вас герцогине. И само Провидение послало ее карету на моем пути. Но, Вы возвращаетесь в Фонтенбло как гостья Ее Светлости?

Если разочарование и показалось на лице Бэкингема, он тут же постарался скрыть его за улыбкой. То, что мадам Скаррон оказалась под покровительством герцогини де Монпансье, лишало его весомой причины для того, чтобы оказывать гостеприимство ей самой и ее подруге, вздумай Нинон отказаться от роли пажа. Но, с другой стороны, разве не мог лорд-адмирал и обер-камергер Его Величества короля Карла добиться приглашения от Великой Мадемуазель? И что помешало бы ему сделаться вхожим в гостинной герцогини и продолжить приятное и любезное его сердцу знакомство с хорошенькой субреткой, в роли которой теперь выступала Нинон?

Пока Нинон отдавала распоряжения, точные и лаконичные, такие, что сделали бы честь морскому волку, привычному обходиться минимумом слов перед лицом великой стихии, Джордж с улыбкой наблюдал за ней, отмечая про себя то, насколько простое платье субретки выгодно выделяло соблазнительные для взора формы этой прекрасной женщины. От этого не слишком скромного занятия его отвлекло появление маркиза де Варда. Вынужденный выказать вежливую благодарностью французу за его помощь, герцог слегка поморщился и обернулся к двери, чтобы не прослыть невеждой и грубияном.

- А, маркиз! Как быстро Вам удалось вразумить этого прохвоста, - хмыкнул Бэкингем, про себя отдавая должное сдержанности де Варда - тот не пожелал задержаться в компании узнанной им Нинон де Ланкло и мадам Скаррон ни минуты дольше, что того требовала вежливость, и с достоинством оставил общество дам Бэкингему и лорду Сэквиллу. А ведь от герцога не укрылся интерес к вдове, блеснувший в черных глазах маркиза.

Легкая морщинка, пролегшая было между бровей герцога, разгладилась сама собой, стоило де Варду вежливо откланяться, и Нинон сама подошла к нему, будто бы услыхав невысказанные мысли.

- Маркиз, я Вам обязан, - ответил Бэкингем и отвесил поклон уходившему де Варду, чтобы не показаться излишне ревнивым своей очаровательной насмешнице Нинон, - Надеюсь, что мы еще встретимся при дворе в более мирных обстоятельствах.

Вопрос Нинон застал его врасплох. Алджернон! О, не стоило напоминать об этом негодяе, посмевшем появиться под одной крышей во дворце, где находилось английское посольство и сама королева Генриетта, некогда обреченная скитаться по миру по вине таких же как он негодяев и заговорщиков. В глазах Джорджа мелькнула затаенная ненависть к давнему врагу - короля и его личному.

- Наши дела, к сожалению, не столь же успешны, - мягко проговорил милорд, стараясь не допустить ни в тоне, ни в словах всего гнева, который закипал в его груди, - Негодяй, за которым мы охотились, сбежал. Кто-то успел предупредить его, не иначе. Но, не берите в голову, друг мой, - тут же добавил он, поднеся руку Нинон к горячим губам, - С этой минуты мы свободны. И я всецело принадлежу Вам. И Вашим пожеланиям. Если Вам не помешает эскорт, то я и милорд Сэквилл будем счастливы сопровождать Вас, куда пожелаете. Где Вы намереваетесь найти новое платье, мадемуазель? Неужели в Барбизоне есть хорошие портные? О, Франция неисчерпаема на сюрпризы! У нас за Английским Каналом Вы вряд ли отыщете хорошую швею или портного за пределами Лондона. Так, Сэквилл?

- Не совсем, милорд, - ответил Чарльз, но без должной уверенности, - Но, если Вы так полагаете, то да.

- Я в этом уверен, Чарльз. Спускайтесь с Патриком в зал. Мы пообедаем вместе с мадам Скаррон и, - он заговорщически подмигнул Нинон, - Очаровательной мадемуазель. Как же мне теперь обращаться к Вам, моя дорогая? - спросил он, понизив голос до шепота, когда Сэквилл удалился следом за камердинером и трактирным слугой.

26

Отправлено: 06.11.16 03:27. Заголовок: Мадам Скаррон явно с..

Мадам Скаррон явно смутилась таким вниманием к ее персоне. Она уже смирилась с тем, что после смерти ее супруга многие предпочли забыть бедную вдову, но тем ценнее были для нее те, кто помнил ее.

- Маркиз де Вард, не беспокойтесь, ваши гвардейцы ничуть не потревожили меня. Увы, при дворе я не с визитом, а как просительница о восстановлении пенсии моего супруга, - Франсуазе хотелось хоть как-то объяснить, почему она, находясь в трауре, прибыла в Фонтенбло. Негоже вдове, всего полгода носящей траур искать развлечений.

Нинон лишь вздохнула, слушая свою подругу. По ее мнению Поль Скаррон настолько любил жизнь, что ничуть не огорчился бы, узнай он, что его Франсуаза решилась раньше времени снять траур. Но, каждый имеет право на свое мнение. Если они в чем-то и не приходили к общему соглашению с Прекрасной индианкой, то это не мешало быть им друзьями.

- Месье, - Нинон понимающе улыбнулась де Варду, когда тот уже почти с порога вернулся, признав ее в одежде служанки, но, не назвав ее по имени, сохраняя тем самым ее инкогнито.

- Мадам Скаррон, кто бы мог подумать, что добрый ваш супруг помогает вам даже с того света. Его талант бессмертен! - Мадемуазель от души порадовалась за свою подругу. Может быть Поль был не самым лучшим из мужей, но и не самым худшим.

- Маркиз, кто бы мог подумать, что трактирщик окажется таким поклонником поэзии. Кроме вашего почтения я передам своей госпоже и о той помощи, которую вы оказали, - мадемуазель де Ланкло ответила де Варду книксеном, приличествующим субретке, и шепотом добавила, -  Полагаю, что именно вы повлияли на память хозяина этого трактира.

Едва за де Вардом закрылась дверь, Нинон все свое внимание уделила Бэкингему, предоставив мадам Скаррон что-то достать из найденного в гостинице ее сундука.

- Мне очень жаль, что так вышло, мой дорогой друг, но пусть это не терзает ваше благородное сердце. Беглец – всегда дичь, а на дичь всегда найдется охотник. Не так ли? – простой поцелуй ее руки герцогом напомнил Нинон, как горячи и хороши его губы на вкус и она потребовала бы сейчас иных поцелуев, не будь тут месье Сэквила и мадам Скаррон. Но, что делать, даже самым дорогим приходится делиться с друзьями. Нинон решила, что пока позволит себе такую щедрость, но потом возместит себе все с процентами.

- Вы правы, Джордж, Барбизон, это не Париж, в обычные дни тут и ржавой булавки не купить, не то, что платья, но не будем забывать, что нынче двор в Фонтенбло, а значит вслед за королем и придворными следуют галантерейщики, портные, парфюмеры. Париж наполовину опустел, переместившись сюда. – Так оно и было. Даже некоторым дворянам, кому в силу занимаемой должности или титулу не хватило места в Фонтенбло, разместились в Барбизоне.

- Нам просто необходим эскорт. Даже больше, чем хорошие портные, не так ли мадам, - Нинон обратилась за поддержкой к подруге.

- Я буду счастлива, если нас будут сопровождать такие джентльмены, как Его светлость и месье Сэквилл
, - ответила Франсуаза, закрывая сундук.

- Пожалуй, я тоже спущусь вниз узнать, где можно заказать платье или посмотреть ткани. – С присущей ей деликатностью, мадам Скаррон хотелось оставить свою подругу и герцога наедине. Она искренне радовалась за чувства своих друзей, хотя и чувствовала себя лишней, поэтому и поспешила выйти вслед за Сэквиллом и остальными.

- Так и обращайтесь, Джордж, «моя дорогая», это лучший титул после «моя любимая», - руки Нинон легли на плечи Бэкингема. – Я уже не помню, как назвала свою новую камеристку герцогиня де Монпансье, но пажа герцога Орлеанского зовут по-прежнему. Сейчас я для вас просто Нинон. – Она счастливо улыбалась. Какая разница, как он будет ее называть. Ведь именно его голос она будет слышать, его глаза будут искать ее взгляда, его руки прикасаться к ней.

- Мадам Скаррон будет гостьей Великой Мадемуазель, значит, сможет принимать участие в некоторых развлечениях, но вот субретке, в отличие от пажа, туда вход заказан. – Мадемуазель де Ланкло подмигнула своему возлюбленному, обращая его внимание на разницу в статусе пажа и служанки. – Кроме того, я боюсь, что за ухаживание за камеристкой вас осудят при дворе больше, чем за дружеское внимание к одному из пажей Месье.

27

Отправлено: 09.11.16 00:04. Заголовок: - Моя дорогая Нинон,..

- Моя дорогая Нинон, - произнес герцог, смакуя вкус нового обращения и улыбнулся вольности жеста мадемуазель де Ланкло, - Вы умеете придать очарование даже проигрышу. Не будь Вы здесь, я бы спуску не дал болвану трактирщику, пока не выколотил бы из него все сведения. Дичь, - повторил он шутку Нинон и усмехнулся, - Когда-то по вине этого господина я и сам чувствовал себя дичью в собственных владениях. О, это весьма коварный тип. И расчетливый. Как волк-одиночка, которому не на кого положиться кроме самого себя. Благодаря его советам многим благородным дворянам пришлось бежать в изгнание или погибнуть как загнанной дичи. Если он надеется на то, что время сможет притупить жажду справедливой мести, то очень ошибается.

Увлекшись мыслями о преследовании Сиднея, Джордж не заметил, как они с Нинон остались наедине в комнате мадам Скаррон. Ее руки легко и непринужденно покоились на его плечах, а манящая к поцелуям улыбка призывно сияла. Ему стоило только наклонить лицо и их губы встретились в шутливом поцелуе, украдкой, по-школярски, будто оба они ожидали их неминуемо застигнут врасплох.

- Вы полагаете, что мои ухаживания за камеристкой сделаются предметом разговоров, моя дорогая? -
прошептал герцог, - Но разве я не доказал Вам, что мне решительно наплевать на молву. Пусть говорят, пусть обсуждают, - он вновь поцеловал дерзко дразнившие его губы, - Пусть завидуют!

Робкий стук в дверь предварил новое вторжение, которое хоть и не удивило Бэкингема, но разозлило достаточно, чтобы в ответ он прорычал гневное:

- Кто, черт возьми?

- Милорд, - раздался невозмутимо холодный голос Сэквилла, будто бы он знал наверняка, что отвлек герцога от изучения карты береговых укреплений Дувра, а вовсе не от страстной близости с одной из самых привлекательных и прекрасных женщин Франции, - Милорд, мне удалось выяснить у конюха, куда именно бежал Сидней. Этот болван и не думал сбегать. Он переехал в Фонтенбло под вымышленным именем и теперь состоит при особе одного из дворян из свиты Его Величества. Каково! А!

- Дьявол, - прошептал Джордж, не переставая покрывать жадными поцелуями шею и плечи Нинон, - Он был так близко к нам и никто этого не заметил! Черт возьми, он еще пожалеет о своей дерзости. Я обещаю! Клянусь!

- Обед уже накрыт, милорд, - счел необходимым добавить Сэквилл, все еще переминавшийся с ноги на ногу за дверью, - Прикажете уложить его в корзинки и возьмем с собой? В карете достаточно места для пикника, если мадам... если мадемуазель... если они пожелают.

Практичность Чарльза могла свести с ума любого. Герцог ослабил руки и, смеясь, посмотрел в лицо Нинон.

- Как Вам будет угодно, моя дорогая, -
произнес он, с легкостью согласившись переложить всю ношу принятия решений на ее плечи, - Вы голодны, мой ангел?

28

Отправлено: 09.11.16 17:01. Заголовок: - Джордж! – Нинон из..

- Джордж! – Нинон изумленно посмотрела на герцога, - Это ужасный человек! То, что я слышу просто чудовищно! – Мадемуазель была полна негодования, что по чьей-то вине Бэкингем чувствовал себя дичью. И где? В собственном доме, в собственных владениях! Чудовищно, немыслимо! Но всего лишь один почти целомудренный поцелуй герцога заставил ее гнев сменить на любовь.

- Пусть говорят, пусть обсуждают, - тихонько повторяла Нинон, позволяя еще раз поцеловать себя в губы, но только она собиралась сама в ответ поцеловать Бэкингема, как раздался стук в дверь. Сначала вздрогнув от неожиданности, мадемуазель де Ланкло тихонечко рассмеялась. Ее английский лев был в гневе, и от этого гнева казался еще более страстным. Нинон полуприкрыла глаза и немного повернула голову в сторону голоса англичанина, раздававшегося за дверью. Из всех слов она услышала только два. Одно было именем, а другое названием. Но какое это имело сейчас для нее значение, если Бэкингем, словно действительно был львом, не спешил отпускать ее, как свою добычу.

- Дьявол, - в ответ прошептала Нинон, наслаждаясь поцелуями горячих мужских губ, то ли соглашаясь с Джорджем, то ли называя его именем главного искусителя рода человеческого, - еще чуть-чуть и моя крепость будет готова к сдаче.

- Нет, мой дорогой, так, как мне угодно, тут не будет, - мадемуазель де Ланкло смеясь в ответ, принимает отступление Бэкингема, - я дьявольски голодна, но тот голод нам не дадут здесь утолить, - лукаво улыбаясь Нинон, показывает  глазами на скромную гостиничную кровать, но тут же отступает на шаг назад окончательно размыкая их с герцогом объятья.

- Мы уже успели с мадам Скаррон перекусить паштетом с вином, - поправляя платье и пришедшие в беспорядок локоны, мадемуазель де Ланкло подходит к небольшому столику, где стоят остатки еды. Вино в кувшине еще есть, и она наливает его в стакан.

- Что за имя назвал месье Сэквил? – спросила Нинон, делая глоток вина. – Это тот человек, о котором вы говорили, Джордж? – Мадемуазель де Ланкло умела не только идти на поводу своих желаний, но и быть другом тем, кто ей был дорог. Объятья, поцелуи и все остальное могут подождать, если герцогу нужно срочно вернуться в Фонтенбло, ведь это название она слышала из-за двери.

- Я плохо понимаю английский, когда говорят за дверью, а рядом с вами, мой дорогой, я вообще ничего не слышу, кроме ваших слов. – Нинон подошла к Джорджу и протянула ему стакан с вином, из которого сама только что сделала глоток.

- Отправьте вперед Патрика. Он сумеет тихонько, не привлекая внимания, расспросить слуг во дворце или в саду о том, кого вы ищите. Ваше же возвращение привлечет внимание и тот человек может затаиться. Кроме того, стол уже накрыт, а упаковка блюд в корзины займет лишнее время. И не надо забывать про нашу Прекрасную индианку, которой нужно придать хоть немного блеска перед возвращением в Фонтенбло. Я почти уверена, что Франсуаза уже разузнала, что тут можно приобрести. Как я уже смогла убедиться, Франсуаза Скаррон умеет быть настолько же практичной, насколько и застенчивой.

- Давайте спустимся вниз и там решим, насколько срочен наш отъезд, - мадемуазель де Ланкло почти нарочито трагично вздохнула и взяла свой плащ, который висел на спинке стула.

29

Отправлено: 11.11.16 01:10. Заголовок: На самом деле у де В..

На самом деле у де Варда не было никаких дел, но если не с первого, то со второго и более внимательного взгляда, он понял, что в его присутствии не нуждались. Откланявшись, он вышел из комнаты и спустился на второй этаж. Оставленные в засаде гвардейцы все еще находились в одной из комнат и де Вард хотел уже последовать благому примеру англичан и велеть накрыть для себя обед в комнате, захваченной именем короля. Но, что-то остановило его и заставило вернуться к лестнице. Предчувствие, интуиция? Или же простейшее из всех желаний на свете - провести время с красивой женщиной, не чуждой светских бесед и не страдавшей излишней манерностью. Мадам Скаррон как раз спускалась с верхнего этажа и маркизу подвернулась возможность проявить галантность и поухаживать за ней без того, чтобы его сочли навязчивым и дерзким.

- Мадам, Вы позволите? - спросил он вдову и протянул ей руку.

Он умел показаться привлекательным и даже очаровать добрым взглядом и мягкой улыбкой, которые обычно приберегал под маской сурового и привыкшего к жесткости в обращении вояки.

- Месье де Вард, благодарю Вас, - голос мадам Скаррон был едва слышен из-за безбожного скрипа, издаваемого деревянными ступеньками, за что де Вард наградил хозяина трактира целым перечнем проклятий.

Он помог вдове поэта спуститься в общую залу и подвел ее к столику возле окна, выходившего на большую дорогу. О да, ему были известны лучшие места в этом трактире, где не было слишком людно и шумно, куда почти не долетал чад от камина и было достаточно светло от небольшого оконца с видом. Несомненно, лучшим видом, какой мог предоставить убогий трактир.

- Присаживайтесь, я прошу Вас, мадам. Могу ли я рассчитывать на приглашение к Вашей компании? -
де Вард постарался задать этот вопрос как можно менее навязчиво и с видом почти незаинтересованным - вежливость да и только. Но, обернувшись к трактирщику, он тут же изменился в лице и щелкнул пальцами перед самым его носом.

- Послушайте, милейший. Принесите все лучшее. Все то, что господа заказали и сверх того ваш фирменный суп и хорошую вырезку с того барашка, которого я видел на вертеле, когда только приехал. Он должно быть уже готов и ждет, когда его отведают, а?

- Не уверен... что ждет, - сглотнув, ответил трактирщик, но, решив не спорить с грозным капитаном гвардейцев, устремился в кухню, проверять, были ли шансы спасти хоть часть той самой баранины.

- Месье? - обратился де Вард к явившемуся следом за ними англичанину. Тот вежливо склонил голову и напомнил свое имя, наверняка очень значимое и важное у него на родине, но не произведшее никакого впечатления на маркиза.

- Чарльз Сэквилл. К Вашим услугам, сударь, -
ответил англичанин с безупречным произношением, выдававшим в нем давнего эмигранта из тех, кто предпочли последовать за своим королем-изгнанником, чем делить землю и сам воздух с изменниками под предводительством Кромвеля.

- Маркиз де Вард, -
ответил капитан, протянув руку, - К Вашим услугам. Я уже имел честь сказать герцогу, что Вы можете вполне рассчитывать на меня и на моих гвардейцев, если у Вас есть какое-то дело здесь, - он кивнул в сторону подвальчика, - помимо обеда.

- О да, есть.

Слуга герцога подошел к Сэквиллу и что-то тихо сказал ему по-английски. Милорд снова вежливо кивнул де Варду и мадам Скаррон и поспешил наверх, видимо, сообщить услышанное герцогу Бэкингему.

30

Отправлено: 11.11.16 21:57. Заголовок: Голод, о котором гов..

Голод, о котором говорила Нинон был такого свойства, что передавался при малейшем соприкосновении даже кончиками пальцев. А стоило прибавить к тому скрестившиеся взоры, полные невыразимой страсти, и поцелуи, жар которых только усилился после вынужденного перерыва, и вот уже сам герцог вынужден признать, что с трудом разбирает слова Сэквилла, стоящего за дверью.

- Не слышите или не желаете слышать, моя дорогая? - с улыбкой спросил он, пригубив вино с того места, где на стекле еще оставались следы дыхания и губ Нинон, - Я могу признаться, что и сам с трудом понимаю, о чем толкует Сэквилл, - он сделал еще один глоток, - Но Вы правы, ни это вино, ни все обеды, которые может предложить этот трактир не утолят моей жажды. Красть поцелуи я могу, но красть любовь... о нет, я хочу наслаждаться ей без оглядки.

Он поставил стакан на потрескавшуюся и выщербленную столешницу и ответил долгим вздохом сожаления на трагичный вздох мадемуазель де Ланкло.

- Нет, пусть мы будем голодны еще немного, - произнес он, наблюдая за тем, как дорожный плащ скрыл соблазнительные формы субретки, - Я хочу отдать Вам все самое изысканное, самое лучшее, все что заслуживает прекрасная Нинон.

Шутливые слова о практичности мадам Скаррон развеяли нахлынувшую было тоску из сердца Бэкингема, он улыбнулся шутке и предложил руку хорошенькой субретке, в которую Нинон соизволила вновь превратиться на время поездки в Барбизон.

- Ну что же, давайте спустимся и посмотрим, так ли хорош обед, как его расхваливал этот пройдоха трактирщик. А если наши лошади уже готовы, то мы поедем в Барбизон немедленно. Поверьте мне, моя дорогая, я и мои спутники вовсе не голодны настолько, чтобы застрять в этой дыре дольше, чем это необходимо мадам Скаррон для сборов. Лучше мы отобедаем у меня в покоях по возвращении, - он остановился перед еще закрытой дверью и привлек Нинон к себе, - Ведь герцог Орлеанский не заметит... согласится не заметить отсутствие своего нового пажа еще недолго? А герцогине де Монпансье ведь будет достаточно, если мадам Скаррон сама расскажет ей о своем маленьком приключении? - могли ли слова быть столь же убедительными, как поцелуи, которыми скрепил их герцог, вложив в них страсть и всю силу убеждения?

- Милорд, следует ли мне послать Патрика вперед... может быть он сможет выяснить что-нибудь во дворце до нашего возвращения? - вопрос Сэквилла выдал его головой - он не только дожидался под дверью, но вслушивался в их разговор и даже уловил кое-какие подробности из того, что советовала Нинон.

Не решив, сердиться ли на молодого друга или сделать вид, что не заметил его излишнюю осведомленность, Бэкингем промычал что-то нечленораздельное, стараясь не отпускать губы Нинон еще несколько секунд. И только после того, как дыхание обоих оказалось на пределе, он отступил первым, с улыбкой оставляя поле сражение за своей победительницей и проговорил, обращаясь уже к Сэквиллу.

- Да, пошлите Патрика, Чарльз... и спускайтесь первым. Мы последуем за Вами.

31

Отправлено: 13.11.16 21:55. Заголовок: - Не слышу и не жела..

- Не слышу и не желаю слышать, - притворно-капризным тоном ответила мадемуазель де Ланкло, не без улыбки смотря, как Джордж касается губами именно той стороны стакана, которой касались ее губы. Поцелуи бывают разные, в том числе и такие, через стакан или бокал, и неизвестно что порой сильнее будоражит кровь: страстное переплетение губ или вот такой тайный, доверенный стеклу или вовсе олову, как в данном случае.

- Я вполне разделяю ваши желания, мой дорогой Джордж еще немного потерпеть голод, но потом сполна вознаградить себя самыми изысканными блюдами, - согласилась Нинон подавая руку герцогу Бэкингему, даже не задумываясь над тем, сколько дам сочли бы это честью, а она воспринимала как должное.
Его светлость, как истинный стратег не пожелал покинуть поле несостоявшегося сражения без получения заверений о новой встрече. Нинон ничуть не возражала против таких переговоров и с готовностью шагнула в объятья Бэкингема.

- Герцог Орлеанский поймет причину отсутствия нового пажа, ему будет вполне достаточно общества де Гиша, де Шатильона и остальных своих придворных, - мадемуазель де Ланкло вовсе не видела себя частью свиты Месье на официальных мероприятиях, где могла быть и Анна Австрийская. Она была даже готова любить вдовствующую королеву, как верноподданная и как добрая христианка, но издалека. Очень издалека.

А вот Джордж был близко. Соблазнительно близко. И его она готова была любить вовсе не по-христиански, что и доказывали сейчас ее губы, отвечая на страстные поцелуи.

- Рене может проводить мадам Скоррон к герцогине де Монпансье, - предположила Нинон, с трудом переводя дыхание после поцелуя и чувствуя себя непозволительно счастливой. Если бы у нее была возможность взглянуть в зеркало, то холодное и беспристрастное стекло отразило бы и блеск глаз, и румянец, и яркость припухших от поцелуев губ. Что-бы ни говорили парфюмеры и аптекари, но, любовь - лучшая косметика для женщины.

Когда мадемуазель де Ланкло спустилась в зал, то застала мадам Скаррон за столиком у окна в обществе маркиза де Варда. На столе уже были расставлены самые лучшие кушанья, которые трактирщик нашел на кухне, не забыв прибавить свое лучшее вино. Того маленького урока, в завершении которого он стал страстным поклонником творчества некого поэта с фамилией Скаррон, ему хватило.

- Маркиз, я рада, что вы нашли возможность присоединиться к нашей маленькой компании, - радушно сказала Нинон, присоединяясь за столом к своей подруге и де Варду.

«Если бы я знала, что Франсуаза не скучает, то нашла бы повод задержаться наверху подольше, и герцог бы не возражал», - но, кроме этой приятной мысли, мадемуазель де Ланкло подумала, что у Сэквила или Патрика все равно бы нашлись дела, требующие внимание Бэкингема.

- Я узнала, что в Барбизоне нынче находится мэтр Леду, у которого делают покупки даже придворные из свиты короля и у него можно купить то, что нам нужно. Может быть, он даже помнит меня. Когда-то я покупала у него ленты в Париже. – Мечтательно вспомнила Франсуаза Скаррон о тех днях, когда она еще покупала наряды, а не распродавала все имущество, оставшееся после смерти поэта, чтобы выручить дополнительные средства. Тогда было продано все, вплоть до кресла самого Скаррона.

- Вас невозможно забыть мадам, - улыбнувшись, согласилась Нинон и посмотрела на сидящих за столом мужчин, предлагая подтвердить ее слова. – А с помощью мэтра Леду вы станете еще краше.

Сама Нинон пока не притронулась ни к одному из блюд, все больше склоняясь к предложению Бэкингема не задерживаться в этом трактире. Но из уважения к маркизу де Варду, а еще больше видя его расположение к Прекрасной индианке, не торопилась покидать стол.

32

Отправлено: 15.11.16 22:57. Заголовок: Появление Нинон де Л..

Появление Нинон де Ланкло в трактирном зале внесло приятное оживление и ту радость, которая охватывает мужчин при виде очаровательной женщины. Будь она служанкой или герцогиней, глаза, устремленные на нее, загорались от одного лишь намека на улыбку на ее губах, каждый, кто оказывался на ее пути от лестницы к столу, тут же считал своим долгом не только подвинуться, но и смести любые, даже мнимые препятствия. Загремели отодвигаемые стулья и вот уже однообразный и монотонный гул, царивший в обеденной зале сменился веселыми шутками и бравурными выкриками: "Сюда! К нам, сударыня! Не изволите ли кружечку бургундского?"

- О, все эти люди, - прошептала мадам Скаррон, принявшая близко к сердцу грубое внимание, отнесенное к ее подруге.

- Прошу простить моих гвардейцев, мадам, - так же шепотом ответил ей де Вард и поднялся из-за стола, чтобы подвинуть стул для мадемуазель де Ланкло, - Они слишком искренне выражают свое восхищение очаровательнейшей из красавиц Парижа. Вообразите только, что здесь творилось бы, узнай они, кто гостил под крышей этого убогого трактира, - обходя вокруг стола, он галантно поклонился и поднял к губам руку Франсуазы, - Мадам, в Париже, да и в провинции по-прежнему только и говорят, что о двух очаровательнейших музах, царивших некогда в литературных кругах - о Вас, и о мадемуазель... - он приложил пальчик мадам Скаррон к своим губам, - Впрочем, я не должен и виду подать, что узнал Вашу дорогую подругу.

Ободренный застенчивой улыбкой мадам Скаррон, де Вард повернулся к подошедшим Нинон де Ланкло и Бэкингему.

- Но, Вы должны признать, дорогая мадемуазель, весьма трудно разыгрывать неведение и делать вид, что Вы не узнаваемы, - произнес маркиз и отодвинул стул для Нинон, - Я прошу Вас. Герцог, позвольте задержать Вас еще ненадолго ради небольших изысков местной кухни. Поверьте мне, барашек, которого хозяин приготовил собственноручно, просто умопомрачителен. Отведайте немного, чтобы судить, знаю ли я, о чем говорю. Или я сущий профан по части гастрономии. Мадемуазель, а Вас я прошу быть третейским судьей.

Услышавший эти похвалы трактирщик раскраснелся так, что могло показаться, что его вот вот хватит удар. Он с удвоенным проворством принялся расставлять приборы и блюда на стол, командуя своими подмастерьями, как военный генерал на параде.

- И как комплимент, лично от меня, вот эта бутылочка испанского хереса, -
с видом фокусника он представил перед благородным собранием покрытую пылью и паутиной бутылку темного стекла, - Она ждала этого часа с того самого года, когда здесь гостил королевский двор еще во времена правления батюшки нашего благословенного короля.

- О, ну так то был прекрасный год, - прицокнул языком де Вард и с видом знатока повертел бутылку в руках, - Что скажете, дорогие дамы? Милорд? Это достаточный соблазн, чтобы задержаться и отобедать?

33

Отправлено: 16.11.16 22:07. Заголовок: Радушие трактирщика ..

Радушие трактирщика было тем более убедительным, что старый прохвост вытащил из закромов бутылочку превосходного хереса. Бэкингем улыбнулся Нинон и сокрушенно встряхнул головой, превращая вынужденную сдачу из поражения в шутливый розыгрыш.

- Я готов повиниться перед Вами, дорогая мадам, и перед Вами, сударь, я не собирался оставаться в этом заведении ни минутой дольше. Но, желание прекрасных дам - не закон ли для любого дворянина?

Он занял место за столом рядом с вдовой Скаррон и напротив Нинон, так что, мог все время наблюдать за ее улыбкой и бросать в ответ пламенные взгляды.

- Я так и знал, что после должного разговора, этот господин разыщет не только утраченный багаж, но и лучший обед для нас, -
усмехнулся герцог при виде дымящегося блюда с половиной барашка, зажаренного на вертеле, а затем запеченного в печи под покровом из яблочного соуса с мелко нарезанным миндалем.

- О, да я вижу, господа итальянские кулинары добрались и до провинций, - не удержался он от замечания, - И эти засахаренные фрукты должно быть выпали из одной из тех повозок, что следовали прямиком на кухню Фонтенбло.

- О, добрый господин, зачем же выпали, -
с наигранной обидой встрял в разговор трактирщик, ловко нарезая мясо барашка длинным кухонным ножом и поддевая ломтики огромной двузубой вилкой, - У меня останавливается весь цвет французского дворянства, так что, не гоже мне держать абы какую кухню. И поставщики у меня те же, что и в кухнях мэтра Вателя, смею доложить.

- Вот как? - Бэкингем поднял голову и вгляделся в лицо трактирщика, - И кто же из цвета французской знати был у Вас, скажем... скажем нынче утром. Или в полдень? - спросил он с видом самого Фомы Неверующего, будто бы имена титулованных особ, почтивших "Три Каштана" и впрямь интересовали его и могли впечатлить.

- Да вот же, - с жаром бросился в омут нового спора трактирщик, не заметив расставленных Бэкингемом силков, - Господа маршал дю Плесси-Бельер и генерал де Руже бывают здесь. И нынче в полдень были. Они вообще завсегдатаи в "Трех Каштанах", а у господина маршала имеется личная комната. Да да. Да вот же и от герцога де Грамона прислан был слуга. Его Светлость жалует нас визитами. Да. И к тому же сам граф де Сент-Эньян. Обер-камергер Его Величества, - это имя было названо шепотом для пущего эффекта и Бэкингем сделал чуть более удивленное лицо, чтобы поощрить словоохотливого раззяву.

- Да, действительно, цвет дворянства. А что же... из свиты Месье кто-нибудь бывал у Вас? -
как-бы невзначай поинтересовался Бэкингем, пытаясь методом исключения догадаться, кто из четырех названных покуда господ мог оказаться тем самым вельможей, предоставившим убежище и защиту бесчестному беглецу Сиднею.

- А как же, -
покончив с нарезкой мяса, трактирщик разлил вино по бокалам из темного синего толстого стекла, принесенным по случаю для особенных гостей, - И господа де Шатийон, и де Шале и маркиз д'Эффиа бывают здесь. Вот и господин де Лоррен, покуда не несчастья не случилось с ним. Тоже вот, бывал здесь, - он бросил опасливый взгляд на соседние столики и наклонился так низко, что мог прошептать Нинон де Ланкло на ухо, - И не один, смею доложить. Но, это тайна. Я поклялся хранить ее до могилы.

- Ну так и храните ее, - понимающе улыбнулся Бэкингем, прекрасно понявший, о ком шла речь, - А мы обязуемся держать при себе все наши догадки. Превосходное вино, - оценил он напиток после маленького глотка, - За встречу старых и новых друзей! - воскликнул он уже громким голосом и поднял бокал, обращая жаркий взор в самые глаза Нинон, - За нас!

34

Отправлено: 21.11.16 22:20. Заголовок: - Маркиз, я бы не пр..

- Маркиз, я бы не простила их, если бы они вовсе не заметили моего появления, - пошутила мадемуазель де Ланкло, понимая, что хорошенькая субретка справедливо вызвала шутки и призывы гвардейцев присоединиться к ним на кружечку бургундского.

- Франсуаза, моя дорогая, не забывайте, что на мне наряд служанки, а не знатной дамы, - тихо прошептала Нинон своей подруге, снисходительно улыбнувшись, и с удовольствием заметив галантный жест маркиза де Варда по отношению к Прекрасной индианке.

А мадам Скаррон, убедившись, что  Нинон не обижена таким к себе отношением со стороны гвардейцев, от чистого сердца и сама простила их, приняв доводы маркиза де Варда об искренности его подчиненных, но опустив глаза, услышав в свой адрес комплимент.

- Помилуйте маркиз, мое имя, как и память о литературном салоне моего мужа скоро канет в Лету. В Париже каждую неделю входит в моду что-то новое.

- Мадам, в моду входит то, что пользуется вниманием при дворе, который кто-то, - Нинон возвела взор к закопченному потолку трактира, - не будем уточнять кто, решил покинуть, но Париж всегда помнит имена тех, кто при дворе. Вы приняли сегодня правильное решение и уже на пути к успеху.

Она ждала этого часа с того самого года, когда здесь гостил королевский двор еще во времена правления батюшки нашего благословенного короля, - не преминул похвастаться трактирщик своей редкостью из богатых запасов.

- Неужели этот херес хранится так долго, что помнит Людовика Справедливого? – Сделала изумленный вид Нинон, словно речь шла по меньшей мере о Генрихе Четвертом или вообще о Генрихе Втором Валуа. – Я непременно должна это попробовать! – в тоне мадемуазель были капризные нотки вовсе непозволительные для субретки, но достаточные для того, чтобы ее английский лев имел основание задержаться за обедом ради ее каприза. Она понимала какую жертву он приносит, задерживаясь в их компании и тем ценнее был для нее поступок Джорджа. Легче пожертвовать деньгами, чем временем, которое уже не вернуть.

- Ваша светлость, вы пример самого благородного дворянина Англии и только маркиз де Вард может сравниться с вами по любезности, как один из самых благородных и галантных дворян Франции. – Нинон словно невзначай коснулась руки Франсуазы, призывая ее обратить внимание на де Варда.

И поставщики у меня те же, что и в кухнях мэтра Вателя, смею доложить.

Мадемуазель де Ланкло пришлось сжать губы, чтобы не улыбнуться широко, а то и вовсе не засмеяться на слова трактирщика. Пусть речь крестьян порой грубовата, но замечательно метка. «Одна мучка, но разные ручки» или «одну и туже шерсть пряли разные пряхи». Поставщики могут быть одни, но не сам же Ватель стоял на кухне трактирщика.

Перечисление знатнейших фамилий могло существенно повысить репутацию «Трех каштанов» в чьих угодно глазах, но не Нинон. А вот Бэкингема это, похоже, или всерьез заинтересовало или он специально, ради того, чтобы хозяин сам проникся своей значимостью, задавал вопрос за вопросом.

- Барашек и впрямь очень нежный. Маркиз, спасибо, что организовали этот обед, - Нинон хоть и не была голодна, но съела ломтик баранины, запивая его хересом, оценив и достоинство вина.

- Я попрошу рецепт, - Франсуаза Скаррон, мечтая, что когда-нибудь сможет угощать гостей в собственном доме, решила не упустить возможность запастись знаниями, которые ей пригодятся.

- За встречу старых и новых друзей! – Нинон подняла бокал и, улыбаясь, сделала глоток, отвечая искорками в глазах на жаркий взор англичанина. Маленькая ножка незаметно для всех коснулась под столом ноги сидящего напротив нее герцога Бэкингема, обещая в недалеком будущем много приятных минут времяпрепровождения.

Если в это время в Фонтенбло почти все придворные собрались на Большой королевский обед, то тут, в трактире, если на столе и были более скромные яства, то вот расположения, искренности чувств и любви между теми, кто собрался за столом в «Трех каштанах», было во сто крат больше.

35

Отправлено: 24.11.16 23:34. Заголовок: Если бы только герцо..

Если бы только герцог знал, что в его насмешливом замечании была существенная доля правды. Де Вард покачал головой, смакуя вино, и выбрал момент, когда трактирщик был занят расхваливанием талантов покойного Скаррона под ловкое нарезание сочных ломтиков баранины для обеих дам.

- Боюсь, Вы более чем правы, милорд. У меня есть некоторые подозрения относительно происхождения некоторых деликатесов, попавших на кухню этого трактира. Может быть, они действительно выпали из проезжавших мимо повозок. А может быть их обронила чья-то щедрая рука.

Заметив на себе вопросительный взгляд Франсуазы Скаррон, де Вард ловким движением подцепил на кончик охотничьего ножа нарезанный аккуратной спиралью засахаренный лимон и подал его на тарелку мадам так, что опускаясь, лимон вновь образовал присущую ему изначально форму.

- Прошу Вас, попробуйте это лакомство, мадам. Лимонный сок хорошо способствует перевариванию тяжелой пищи, а если капнуть несколько капель на мясо, оно покажется Вам мягким вдвойне. И ароматным, - посоветовал он с видом искусителя и даже позволил себе маленькую демонстрацию.

Тем временем Бэкингем то ли из любопытства, то ли из желания выудить из трактирщика необходимые сведения, принялся расспрашивать о посетителях трактира. О, если бы он спросил де Варда - многих, очень многих из своих завсегдатаев почтенный трактирщик не помянул даже вскользь, справедливо опасаясь огласки слишком громких имен. Таких к примеру, как принц де Марсильяк. А где гостевал сам де Марсильяк, мог показаться и Конде - первый из принцев крови после Великой Мадемуазель и Конти. Об этих людях трактирщик наверняка знал и даже лично привечал их прямо в конюшенном дворе, чтобы провожать их в приготовленные комнаты, минуя общую залу и скрипучую старую лестницу.

- Действительно, мясо делается гораздо приятнее на вкус, - согласилась меж тем мадам Скаррон, поддавшись из любопытства на уговоры маркиза, - Вы, оказывается не только знаток парижской литературной моды, но и гурман, месье.

Неловкий комплимент отвыкшей от почитания обожателей вдовы был приятен де Варду, тем более, что достался он ему вовсе не из любезности в числе других соискателей благосклонности очаровательной мадам Скаррон. Он наклонил голову в почтительном кивке и ответил ей улыбкой.

- Долгое время, проведенное вдали от двора и столицы, только и всего, мадам, - произнес он с невольной грустью в тоне, - Мне приходилось заменять блистательное общество парижских салонов офицерскими застольями, где вместо речей о высоком слоге французской речи звучала немецкая тарабарщина наемников и фламандские диалекты маркитантов. Не больно то много изыска для слуха. Вот и приходилось все внимание уделять столу и тому, как различные блюда готовят и подают в разных частях христианского мира.

Интересно, а был ли между Нинон де Ланкло и Бэкингемом уговор или их встреча в трактире была чистой случайностью? Этот вопрос возник в голове маркиза внезапно и необъяснимо, но тут же заставил его ум напряженно работать, разгадывая тайну маленькой интрижки, в которую наверняка были втянуты эти оба. В то, что Нинон могла позволить увлечь себя в какой-нибудь заговор, пусть даже с целью поимки государственного преступника, де Вард никогда бы не поверил. Нинон де Ланкло славилась не только своим изысканным вкусом, но и любовью к свободе. Охота за кем бы то ни было претила бы ее свободолюбивой натуре. Но вопрос - как давно она сама вернулась в общество, да не куда-нибудь, а прямиком ко двору? И какую роль в этом играл английский герцог? Знал ли он о тонкостях условий, на которых мадемуазель де Ланкло было позволено покинуть монастырскую обитель?
Но, на этом самом вопросе, де Вард ухмыльнулся в усы и проглотил изрядный глоток хереса. А вот это уже была не его епархия и все, что касалось личных дел и предпочтений мадемуазель де Ланкло, было сугубо ее делом. Что бы не говорил о нем этот изнеженный шалопай де Лоррен, а для маркиза личная жизнь и свобода выбора не были пустым звуком - если кто-то мог позволить себе эту роскошь, то этот человек вызывал в нем скорее уважение, нежели зависть.

- За встречу старых и новых друзей! - повторил он вслед за Бэкингемом и Нинон и поднял кружку, салютуя Франсуазе Скаррон.

// Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 4 //

36

Отправлено: 26.11.16 23:49. Заголовок: Легкое и в то же вре..

Легкое и в то же время многообещающее прикосновение носка туфельки к его ноге, заставило Джорджа опустить взгляд к тонким пальчикам Нинон. Не затянутые в перчатку, как того требовала мода и придворный этикет, руки прелестницы привлекали взор, увлекая мысли далеко от того, что на самом деле привело герцога в трактир на парижской дороге. Он рассеянно слушал историю де Варда и наверное усмехнулся бы его бесхитростным маневрам в попытке ухаживать за мадам Скаррон, но его не интересовали ни познания маркиза в кулинарных изысках, ни его странствия по отдаленным гарнизонам. Игра в бессловесный обмен намеками и обещаниями с Нинон увлекала его все больше, пока возле их стола не выросла темная фигура Чарльза Сэквилла, уже закутавшегося в дорожный плащ.

- Ваша карета готова, милорд, -
сказал он по-французски, отдавая должное блистательному обществу, собравшемуся за столом.

- О, Чарльз, прошу, садитесь! - отвлекаясь от игривой улыбки, игравшей в глазах Нинон, герцог указал другу на ближайший свободный стул, но тот наклонился к его уху и прошептал:

- Боюсь, что нам лучше не задерживаться в этом месте дольше, милорд. Люди узнают Вас по Вашему выговору. Будут говорить. А у милорда Райли, как Вы знаете, длинные уши. И еще более длинный язык, -
он с сожалением вздохнул, когда Бэкингем, тем временем наливавший вино в бокалы, подал ему херес, - Нам потом предстоят весьма длинные объяснения с Ее Вдовствующим Величеством, милорд.

- И что же с того, Чарльз? Разговор все равно неизбежен - мы отправились сюда, раз, мы не застали того, кого желали застать, два. И в-третьих, - герцог по-дружески притянул молодого друга к себе ближе и шепнул в самое ухо, - Я узнал кое-что от трактирщика. Мы найдем того, кого искали. В Фонтенбло.

- Это и я мог бы сказать Вам. Здесь побывал слуга от герцога де Грамона, не так ли?

- Черт! Вы в курсе? - протрезвевшим от любовных грез голосом спросил Бэкингем и отпустил плечо Сэквилла, - В таком случае, нам и в самом деле пора. Здесь больше ничего не разузнаем. Но прежде, я должен нашим прекрасным дамам поездку в Барбизон.

- Я отправлюсь в Фонтенбло на лошади, если Вы согласны. И начну поиски, - предложил свои услуги Сэквилл, но Джордж обменялся улыбками с Нинон, перевел взгляд на сосредоточенное лицо Франсуазы Скаррон, и пожал плечами.

- О нет, Сэквилл, я думаю, что Ваше общество будет весьма полезно нам здесь. Как и Ваши советы по части моды. Вы же дольше моего были при французском дворе во время переговоров Райли с покойным кардиналом. Ваши советы по части моды будут бесценны.

- Но, милорд, нас хватятся в Фонтенбло.

- А вот и нет, - герцог щелкнул пальцами, подозвав к себе трактирщика, отсыпал ему несколько монет серебром и добавил пару золотых, так что глаза почтенного знатока вин и кулинарии воспламенились бы, не будь они так глубоко посажены между заплывшими салом и вином веками, - Любезный, мы еще заглянем к вам. Держите для нас комнату наготове. Но только не ту клетушку на третьем этаже!

- Да что Вы, что Вы, милостивый государь! -
запротестовал трактирщик, тряся пухлыми щеками, - Только лучшее! Все самое лучшее для таких бесценных гостей.

- Дорогие дамы, - не слушая его, Бэкингем поднялся из-за стола и подал руку переодетой служанке с такой галантностью, что у трактирщика отнялся язык, но лишь на секунду, так как он собирался продолжить уверять в своей лояльности и очаровательных дам, субреток, горничных - да важно ли, кем они были на самом деле!

- Наши кареты готовы. Мы можем отправляться. Как Вы сказали имя того мастера? Леду? Сэквилл, распорядитесь, чтобы оба кучера везли наши кареты к дому этого Леду. И пусть Патрик едет в Фонтенбло верхом. Наймите ему лошадь у трактирщика. И передайте Патрику все то, что Вы узнали здесь. Если Сидней скрывается под покровительством герцога де Грамона, мы должны быть осторожны вдвойне - герцог не только маршал Франции, но и друг короля.

Отдав эти распоряжения, Бэкингем снова улыбнулся Нинон и удержал ее за  руку, прежде чем отпустить впереди себя.

- Мы поедем в одной карете, моя дорогая? Или у Вас с мадам Скаррон свои... чисто женские разговоры, к которым не могут быть допущены нескромные мужские уши? Прошу Вас распоряжайтесь Вашим покорным слугой и командуйте наступлением. На все модные лавки Барбизона, тысяча чертей, сколько бы их не было!

37

Отправлено: 07.12.16 23:47. Заголовок: Молчание можно возве..

Молчание можно возвести в ранг одной из женской добродетели, если применять его умело, то есть в нужное время и в нужном месте. Мадемуазель де Ланкло очень своевременно заинтересовалась засахаренными фруктами, поданными трактирщиком, желающим показать свое заведение с лучшей стороны, а кухню едва ли не соперничающую с кухней, где главенствовал месье Ватель.

- Боюсь, что нам лучше не задерживаться в этом месте дольше, милорд. Люди узнают Вас по Вашему выговору. Будут говорить. А у милорда Райли, как Вы знаете, длинные уши. И еще более длинный язык.

Франсуаза Скаррон, внимательно слушавшая рассказ маркиза де Варда, чуть вздрогнула, услышав, слова Чарльза Сэквила. Она сразу нарисовала в своем воображении, что герцог Бэкингем может оказаться в опасности только из-за того, что задержался отведать баранины и выпить вина в их компании. Своими опасениями она тихо поделилась с Нинон.

- Полно, мадам, не нужно волноваться. Если на проезжем дворе нельзя остановиться и пообедать, то, собственно говоря, зачем вообще это заведение тут существует. Не будем вмешиваться в дела мужчин, моя дорогая.

- Нет, нет, я и не хотела вмешиваться, - поспешно заверила Франсуаза свою подругу. – Но, наверное, нам действительно не стоит тут надолго задерживаться, какое бы нас приятное общество не окружало. Я, приняв приглашение герцогини де Монпансье, не хочу напрасно заставлять ждать Ее высочество. Лишь опасение оскорбить Великую Мадемуазель своим скромным нарядом, заставляет меня посетить мэтра Леду.

- Скажу который раз, что вы правильно поступили, приняв приглашение герцогини, - Нинон накрыла руку мадам Скоррон своей ладонью и улыбнулась. Сама Нинон была рада видеть Франсуазу хоть в новом, хоть в старом платье, но ей хотелось, чтобы красота Прекрасной Индианки была подчеркнута новым нарядом, как она того и заслуживает. И в конце концов, что лучше всего излечивает тоску, как не выбор новых нарядов, лент, тесьмы и кружев.
- Тем более, что мне тоже нужен новый наряд! – безапелляционно заявила мадемуазель де Ланкло мадам Скаррон. – Мужской, - потом добавила она, едва сдерживая смех.

- Наши кареты готовы. Мы можем отправляться. Как Вы сказали имя того мастера? Леду?

- Отлично! Мы тоже готовы. – Ответила Нинон за себя и свою подругу. - Мэтр Леду еще не знает какой его приятный сюрприз ждет, так не будем его заставлять ждать. – Субретка поднялась из-за стола, но прежде, чем подать руку англичанину, она поблагодарила маркиза де Варда за составленную им компанию и даже выразила надежду на новую встречу.

- Полагаю, месье, мы с Вами еще увидимся. И если месье де Жуайез из свиты Месье может оказаться чем-нибудь полезным, то он к Вашим услугам.
Далее Нинон де Ленкло подала руку Бэкингему с той простотой и изяществом, какими могли обладать лишь дочери Франции. Более того, это не был заученный светский жест. Нинон давала руку своему другу, тому, кому она в настоящий момент отдала свое сердце.

- Полагаю, что мадам Скаррон не помешает небольшой отдых в карете герцогини Монпансье, тогда как мне понадобится Ваш совет. – Нинон улыбнулась Бэкингему, и в этой улыбке было не обольщение, но затаенная хитрость или проказа. – Особый совет, - уточнила Нинон, представляя, как будет выбирать себе новый наряд пажа.

Франсуаза Скаррон тоже готова была ехать в Барбизон. Ей, конечно, хотелось бы еще немного посидеть за столом и послушать интересные рассказы маркиза де Варда, но она понимала, что тому рано или поздно нужно возвращаться к своим делам и обязанностям, а скромная вдова больше всего боялась причинить кому-нибудь неудобства.
- К сожалению, нам пора ехать, месье. Этот обед будет одним из самых светлых и добрых моих воспоминаний. Благослови Вас Господь за доброе сердце, маркиз и пусть удача сопутствует Вам во всем. - Мадам Скоррон в свою очередь вежливо и скромно поблагодарила маркиза де Варда за всю ту помощь, которую он ей оказал.

Меньше, чем через четверть часа от трактира «Три каштана» отъехали две кареты с герцогскими гербами, держа путь к деревеньке Барбизон.

// Галантерейная лавка мэтра Леду в Барбизоне //

38

Отправлено: 08.12.16 23:00. Заголовок: Месье де Жуайез? Бро..

Месье де Жуайез? Брови герцога слегка приподнялись в удивлении, когда он услышал знакомое и милое его сердцу имя. Но, какого черта Нинон собиралась открыть свой секрет де Варду? Почувствовав легкий укол ревности, Джордж повинно склонил голову и снял шляпу, чтобы пропустить мадам Скаррон впереди себя.

- Простите, мой милый друг, я все время забываю о самом важном и священном для Вас правиле - Вы принадлежите только себе, как и Ваше новое имя при дворе герцога Орлеанского, - прошептал он на ушко Нинон, воспользовавшись короткой заминкой, пока Франсуаза Скаррон отвечала на прощальные поклоны де Варда.

Минутная слабость была прощена и не только, мадемуазель де Ланкло с присущим ей изяществом ответила повинившемуся кавалеру позволением вести ее под руку и с улыбкой вознаградила его просьбой, ожидаемой и желанной.

- Совет? Но кто я, чтобы советовать первой красавице Парижа! -
это восклицание сорвалось с губ Джорджа, едва не испортив всю игру, но по лукавому блеску в глазах Нинон он понял скрытый намек и тут же согласился, - Но, если речь идет об особенном совете... для Вашего знакомого пажа. Да, пожалуй, я сумею помочь с выбором.

Выбраться из заполненного до отказа трактирного зала оказалось не так то просто. После того, как герцог и вся компания решили отобедать в "Трех каштанах", в таверне собралось столько народу, что некуда было ступить, не наткнувшись на чей-нибудь табурет или скамью. Трактирная прислуга сбивалась с ног, разнося кувшины с вином и подносы со снедью самого разного качества и калибра, а сам трактирщик довольно потирал руки и не выпускал почетных гостей из поля зрения, пока они не оказались на каретном дворе. Он даже пробежал впереди герцога и шедшей с ним под руку субретки, чтобы отворить перед ними дверцу кареты и откинуть ступеньки для дамы. Эта суетливая услужливость вызвала усмешку на губах Джорджа и он величественным жестом, как и полагалось лорду-адмиралу, указал трактирщику на шедшую позади них мадам Скаррон, которую вел под руку Чарльз Сэквилл.

- Лучше помогите сесть в карету вот той даме, месье. И не забудьте про ее багаж, - приказал герцог, но трактирщик уже и сам понял, что от него ожидалось.

Сверкая голыми лодыжками, смешно торчавшими из деревянных башмаков, он подбежал к карете герцогини де Монпансье и проворно отворил дверцу, прежде чем карауливший у кареты Рене успел перехватить эту инициативу.

- Шельмец, - проговорил Джордж, ответив на короткий кивок рейтара, - Этот хозяин наверняка заметил герцогскую корону на дверце Вашей кареты, Нинон. Теперь он гадает - не сама ли Великая Мадемуазель ночевала под крышей его заведения. Хотя, сдается мне, это его нисколько не испугало бы. Как я понял, это заведение пользуется своеобразным спросом даже у самых высоких лиц.

Он поддержал Нинон под руку, когда та села в карету, и оглянулся к Рене, спешившему занять место на козлах рядом с кучером.

- Мы едем в Барбизон, сударь. Надеюсь, кучер мадам знает, куда везти нас? Пусть ваша карета едет первой.

- Как скажете, месье. Да мы тут нездешние, но что там, язык то, он и до Рима доведет, а тут всего навсего лавка галантерейщика, - бравурным тоном ответил Рене, наверняка получивший щедрую порцию угощений от трактирщика в обмен на краткую но, далеко не бесполезную информацию о хозяйке злополучного багажа.

- Ну вот, теперь в путь.

После того, как обе кареты выехали с каретного двора, герцог задернул занавески на окнах, так что внутри стало темно и лишь две тонкие полоски света, падавшие через прорези в ткани, освещали часть его лица. Сидевшая по правую руку от него Нинон оказалась в тени, но это нисколько не скрадывало очарования ее фигуры и того особенного наклона головы, соблазнявшего наклониться к ней и поцеловать в самую ложбинку возле шеи.
Прежде чем задать вопрос, какой именно совет ожидала от него Нинон, Джордж наклонил голову и коснулся губами ее шеи, согревая прохладную кожу своим дыханием. Не в этом ли была особенность ожидаемого от него совета?

// Галантерейная лавка мэтра Леду в Барбизоне //

39

Отправлено: 17.04.17 02:31. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Комната маркиза де Курсийона //

Около половины шестого

Одним из неоспоримых преимуществ должности королевского конюшего была возможность получить любую лошадь в любой момент. Обычно Антраг не злоупотреблял сей привилегией, ограничиваясь правом держать своих лошадей в дворцовых конюшнях, но сегодня времени на то, чтобы ждать, пока загнанные страшной спешкой конюхи оседлают ему собственную лошадь не было. В результате, в Барбизон Леон въехал на незнакомом, но весьма резвом рыжем жеребце, уведенном буквально из под какого-то господина, только что прибывшего в замок. Хозяин коня еще не успел взбежать по лестнице, а Антраг уже отобрал поводья у конюха и взлетел в седло, надеясь обернуться туда и обратно до того, как его хватится месье Главный.

Собственно, в «Три каштана» можно было послать одного из конюхов или курьеров, постоянно ошивавшихся при конюшнях в ожидании срочных поручений, но эта мысль просто не пришла ему в голову. Не обнаружив в покоях герцогини де Монпансье никого, кроме самой герцогини, пославшей его к князю Ракоши, Антраг уже готов был последовать ее указанию, если бы не прелестная мадам Скаррон, шепнувшая ему, что Тот Человек уехал в Барбизон в сопровождении Ласлова и слуги герцогини, забрав с собой оружие и доспехи. На его недоуменное «зачем в Барбизон» молодая женщина лишь пожала плечами, то ли осуждая причуды знати, то ли не питая к ним интереса. Что до Леона, то его интерес, напротив, вспыхнул с новой силой: что-то в этой истории было не так.

Какое бы восхищение не испытывал он перед Конде, как военный, но, как слуга короля, маркиз прекрасно помнил, что месье принц имел несчастье поднять оружие против своего государя, за что заочно был приговорен к смертной казни и конфискации имущества, титулов и всех привилегий. И хотя в душе Леон догадывался, что в Фонтенбло принца привело желание занять освободившееся после смерти Мазарини место во главе Королевского совета, полагаться на одни только догадки было глупо. Маневр с отъездом в Барбизон выглядел странно, а значит, подозрительно. А поскольку Леон пообещал хранить приезд Конде в тайне, выходило, что и подозрения придется прояснять самому.

Руководствуясь этим в высшей мере патриотическим порывом, Антраг ревностно шпорил своего скакуна, который стрелой пронесся сквозь деревушку, грозно стуча копытами и разбрызгивая фонтаны грязи, и картинно поднялся на дыбы, когда маркиз весьма непрозрачно намекнул жеребцу, что пора остановиться. Толпившиеся у коновязи лошади встретили это проявление конского темперамента одобрительным ржанием, а ватага живописно разодетых молодцов, высыпавших из трактира с кружками в руках – разбойничьим свистом и гортанными криками на своем варварском языке. Жеребец, кося глазом на гикающих мадьяр, собрался повторить номер на бис, но, получив шпорами в бока, благоразумно передумал.

- Я ищу шевалье Ласлова, господа, - сообщил Антраг, спешившись и отстегнув притороченный к седлу сверток. Конде он благоразумно поминать не стал. – Мне сказали, что он здесь, в «Трех каштанах».

- Здесь, здесь, - дружно закивали головы в смешных меховых шапках.

- Эгей, Ласлов! – заорал усатый мадьяр, прокричав что-то еще в трактирную дверь.

Не дожидаясь появления шевалье, Леон бросил поводья подбежавшему мальчишке и шагнул в сумрак трактира. В общей зале не оказалось никого, похожего на Конде, только пара человек в таких же несуразных шапках распивала вино за дальним столом в самом темном углу.

40

Отправлено: 18.04.17 00:49. Заголовок: Прежде чем продолжит..

// Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 4 //

Прежде чем продолжить свой путь по Парижской дороге, Ласлов по совету Мольнара задержался на постоялом дворе, чтобы дождаться посыльных из Фонтенбло, случись королевскому шталмейстеру и впрямь раздобыть белый мундир для принца. Конде лишь пожал плечами в ответ на предложение Мольнара и приказал трактирщику провести его в ту самую комнату, которую он занимал для встреч с Марсильяком. То, что королевский приспешник разнюхал об этих встречах и наверняка успел порыться в оставленных дю Берри вещах, принц нисколько не сомневался, но это и не останавливало его. При первой же возможности он сам объяснит Людовику причины своих визитов в Барбизон, в той мере, в которой это не будет угрожать другим заинтересованным лицам, имена которых Конде поклялся сохранить в тайне.

Отдав приказ гайдукам напоить лошадей и ждать приказа снаружи, Ласлов вместе с Мольнаром прошел в трактирную залу и занял стол в самом дальнем углу, чтобы следить за прибытием гонца из Фонтенбло. Коротая время за кружкой плохонького вина, не шедшего ни в какое сравнение с тем, что прислали князю из Мукачева, мадьяры без всякого азарта кидали кости, играя на незначительные суммы.

- Эгей, Ласлов! - крикнули с порога, заставив нескольких человек поднять головы из любопытства.

- Сюда! - подозвал Мольнар, помахав рукой человеку, появившемуся в зале.

- О, да это же маркиз! - воскликнул удивленный Ласлов и с грохотом отодвинул скамью, стоявшую рядом, - Присаживайтесь, маркиз! Составите нам компанию за кружкой вина? Нет? - он улыбнулся и весело тряхнул головой, так что фазаньи перья, украшавшие его шапку затряслись, поблескивая на свету, - Не могу винить Вас, дорогой маркиз. Граф не даст соврать, вино здесь прескверное. Клянусь Бахусом, этот пройдоха трактирщик разбавляет его водой.

- Я полагаю, у господина маркиза не так много времени, - вступил в разговор Мольнар, с серьезным лицом поднявшись из-за стола, - Вы прибыли не с пустыми руками, - он бросил многозначительный взгляд на сверток в руках д'Антрага и отошел в сторону.

Суетливый трактирщик возник перед их столиком как из-под земли, но Мольнар тут же отвел его в сторону и тихо приказал отвести прибывшего молодого человека вместе с шевалье Ласловым к особому гостю. Звякнувшие в воздухе пара монет тут же пропали из виду зажатые в мясистом кулаке трактирщика. Тот понимающе кивнул и, ссутулившись, будто бы это могло помочь ему сделаться невидимкой, пошел к неказистой двери возле камина. Мольнар сделал знак Ласлову и д'Антрагу идти следом, а сам вернулся за стол и налил себе пол-кружки вина с таким задумчивым видом, будто ничего и не произошло.

- Сюда, добрые господа... сюда, -
приговаривал трактирщик, ощупью крадясь по темному проходу между стенами конюшни и трактирного зала, - Я вас к двери то проведу, а вот примут вас или же нет, так то не моя забота. И клянусь богом, я не причем... - он опасливо озирнулся на молодого человека, одетого в отличие от новых постояльцев в придворное платье, - Я всего лишь сдаю комнаты внаем. А кто, что, кому... да тут утром же такое было, так разве ж я виноват?

- Виноват или нет, нам то что до того? -
нетерпеливо прервал его жалобы Ласлов и сам постучал в указанную дверь, - Гхм... - он запнулся, подумав, что не следовало при болтливом трактирщике обращаться к Конде по его титулу, - Это Ласлов! Со мной тот господин, от которого мы ждали вестей. Он это, - за дверью послышалось движение, а затем звук отодвигаемого дверного засова, - Не с пустыми руками, - ухмыльнулся Ласлов, глядя в глаза Конде, выглянувшего в узкий проем.

Поняв по движению головы принца, что тот приказал им обоим войти, Ласлов посторонился и пропустил д'Антрага вперед себя, а сам обернулся к трактирщику и грозно шикнул как на провинившегося кота, чтобы шел прочь.

http://img-fotki.yandex.ru/get/217607/56879152.4c2/0_128dd6_30a7d64a_orig


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Три Каштана - Трактир и Постоялый Двор у Деревеньки Барбизон. 3