Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 6


Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 6

Сообщений 21 страница 25 из 25

1

4 апреля 1661 года, после часа дня.

    Двухэтажное строение казарм находилось в дальнем конце парка. От Дворца к нему вела широкая аллея с огромными вековыми дубами, посаженными еще при короле Франциске Первом.

21

Парк Фонтенбло. Сторожка мэтра Бастиана

Мушкетерский прием оказался весьма холодным и по-началу Ласлова так и подмывало предложить князю развернуться и ехать на каретный двор. Так мало того, что Его Высочество позволил себе доложить о них без помощи дежурного начальника караула, так еще и отдал приказ сопровождавшим их гайдукам вынести пару корзинок с бутылками только привезенного из Парижа вина.

- Что? Лучшее вино? О, мой князь! - хлопнув себя по лбу, воскликнул Ласлов, - Вашему великодушию пределов нет... да они же двери перед Вами за три лье должны открывать... и петь осанны... вот нелепость то.

- О, шевалье! - раздалось за его спиной и кто-то с силой толкнул его в плечо.

Пока Ласлов принимал дружеские рукопожатия от знакомых мушкетеров, князь успел скрыться за закрытыми дверьми в каминном зале, оставив его одного. Нелепейшая ситуация разрешилась в один момент, стоило одной из бутылок с вином треснуть у самого горлышка.

- Вот досада то! - не чувствуя ни капельки сожаления, воскликнул ординарец лейтенанта д'Артаньяна и подтолкнул Ласлова к двери в соседний зал, служивший оружейной и одновременно гостинной для мушкетерской братии, - Ну, что же, не пропадать же превосходному вину, а? А ну, кто там свободные, несите кружки... где одна, там и вторая, смотрите-ка, друзья, тут на другой бутылке тоже трещина.

- Ого! Да как же вы довезли то их в целости? А ну как там еще треснутые бутылки есть? - смеясь, подивился один из мушкетеров, ловко жонглируя сразу тремя бутылками, - Ай, не дело это... надо спасать вино!

- И наши глотки! - подхватил кто-то из только что сменившихся с караула мушкетеров, - После вахты на ступеньках главной лестницы у меня в горле пересохло, ей-богу.

Мушкетерская смекалка оказалась по вкусу мадьярам и те с радостью расположились в оружейной, не преминув воспользоваться возможностью погреться у жарко растопленного камина. Ласлов сбросил с себя шапку и верхний жупан, чтобы попытаться хоть немного обсушить их.

- Ого... вот же промокли Вы под этим ливнем. А каково было бы, если бы эта гроза началась во время королевского парада! - заметил сержант Гарнье и протянул уже доверху налитую кружку, - Выпейте, шевалье. Согреться не грех.

- Согреваться не грешно, то верно. А что королевский парад? В честь турок что ли? - спросил Ласлов, жадно отхлебнув из кружки.

- Ага. В честь посла. Он не будь дурак, тоже устроил парад. Привез с собой верблюдов из самой пустыни. И этого громилу... как там его называют? - Гарнье обернулся к товарищам и кто-то выкрикнул в помощь ему:

- Слона!

- Чертилы, - тряхнул мокрыми кудрями Ласлов, про себя помянув турок куда более цветистыми выражениями на родном венгерском, - А что дороги все перекрыли тоже из-за посла?

- То нет. Нас должны были гвардейцы сменить, - пояснил Гарнье, степенно и неторопливо отпивая вино с видом истинного ценителя, - Прислали с приказом, подписанным самим генералом де Руже. Ну, а он, сами знаете, был покуда главным по части охраны и порядка в Фонтенбло.

- Ага, - кивнул Ласлов, - Вот только гвардейцы вас не сменили. Ну да князь сейчас все выяснит. Генерал то самолично здесь или как?

- Да, они там с лейтенантом заперлись в зале. Что-то серьезное происходит. Нам пока никаких приказов не давали. Ждем.

Дворец Фонтенбло. Зал для Игры в Мяч. 2

22

- Воистину, князь, Вы настолько же вездесущи, насколько и везучи. Вы слышали о приезде кареты месье Гатто? Ну конечно же, иначе откуда то превосходное вино, которому так обрадовались господа мушкетеры?

Ответив этим приветствием, Арман пожал протянутую ему руку, и предоставил Ракоши самому рассказать о том, что привело его в казармы мушкетеров. В то, что мадьярский князь решил отпраздновать успех своих гайдуков с мушкетерами, герцог не особенно верил. Не потому, что не считал мадьяр достаточно радушными, но напротив, потому что успел убедиться в том, что у князя Ракоши было куда больше интересов в королевском дворце, чем у любого другого кавалера. И такими очаровательными интересами не следовало пренебрегать.

- Перстень? - вскинув в удивлении брови, переспросил де Руже, против своего намерения молча выслушать весь разговор Ракоши и д'Артаньяна, он переглянулся с лейтенантом и кивнул ему, допуская возможность поделиться с мадьяром кое-какими подробностями из жизни королевских мушкетеров.

- Я думаю, что это несколько другая история, чем та, что случилась с перстнем моего отца, - заметил он, - Но, дело с Вашим перстнем. Это интересно, знаете ли. Вы отдали его ростовщику? Так так... и Вашим людям не удалось отыскать его.

Арман потер подбородок, между тем как лейтенант мушкетеров с присущей ему чисто гасконской запальчивостью разносил в пух и прах гвардейцев капитана де Варда, устроивших настоящую облаву на карету парфюмера.

- И это тоже занятно, - проговорил де Руже, - Их интересовало нечто, что прибыло в багаже парфюмера? А Вы не знаете, случайно, что бы это могло быть? Что скажете, князь?

Дворец Фонтенбло. Зал для Игры в Мяч. 2

Отредактировано Арман де Руже (2018-02-01 00:25:51)

23

Как было не отсмеяться вдоволь над нашумевшей выходкой Ласлова, когда он, заподозрив неладное, решил с боем пробиться в комнату лейтенанта д'Артаньяна, воспользовавшись в качестве осадной лестницы тугими ветками, разросшегося на стене плюща. Эффект, произведенный шевалье, превзошел бы успех даже самых именитых комедиантов Парижа.

- И хорошо еще, дорогой граф, что Вас не оставило чувство юмора, - сквозь смех проговорил Ракоши.

Он занял предложенный ему стул и окинул веселым взглядом лица де Руже и д'Артаньяна. Как бы он не старался оттянуть начало серьезного разговора, его собеседники были настроены куда более решительно. Д'Артаньян заговорил первым, сразу же поставив перед князем все интересовавшие его вопросы.

- Ласлов, приказ, - прежде чем отправить шевалье в другую комнату к мушкетерам, князь потребовал у него бумагу и протянул ее лейтенанту.

- Ну конечно же, это подлинный приказ. Маршал записал его у меня на глазах. Герцог, да взгляните хотя бы Вы! Это точно подпись и печать дю Плесси-Бельера. Я в том готов поклясться! Дважды! И на Библии, коль уж не шутите.

Раздраженный тоном старого гасконца, Ференц не сразу понял, что именно тот хотел высказать. Но вмешательство де Руже если не внесло ясность, то хотя бы успокоило князя на счет подозрений против него самого.

- Ну конечно же, господа! Да как можно, я же договаривался, чтобы мне из Парижа доставили часть моей казны, оставленной... - он хмыкнул: в отсутствие благоразумного Каринти и дипломатичного Мольнара сочинять разумные объяснения оказалось не так то просто. - Мэтр Гатто давно знает меня. Он как раз собирался прислать для двора свои духи и галантерею. Вот и послал своего племянника с оказией. И заодно и мои кое-какие заказы выполнил. И по части вина тоже. А то... - а вот показать неприязнь к винам, поставляемым ко двору по выбору господина суперинтенданта, Ференцу удалось куда как проще - ведь это была сущая правда без преувеличений. - Не могу я жить с этим пойлом, которое здесь выдают за бургундское.

А вот вопросы и намеки на предмет сыска, устроенного гвардейцами под командованием управляющего суперинтенданта, насторожили князя. Он посмотрел в серо-голубые глаза генерала и медленно постучал пальцами по столешнице. Насколько далеко простиралось доверие маршала к родному брату? Или, проще говоря, успел ли дю Плесси-Бельер поделиться с ним планами насчет сбежавшего шевалье де Лоррена? А что же лейтенант мушкетеров? Судя по тому, как отнеслись к прибытию кареты с племянником парфюмера караульные у ворот, они не знали толком, кого ждать и кого следовало задерживать. Что вообще они знали о махинациях маршала?

- А что я могу сказать, господа? Я свое получил. За исключением разграбленного этим утром обоза, - с вызовом ответил Ференц, разыгрывая карту гневливости, к которой легко было прибегнуть с высоты занимаемого им положения. - И черт подери, я не сторож господам гвардейцам. Почем мне знать, что они искали? Явно, что парфюмерия их не заинтересовала. Да и мой личный багаж также - карету отпустили после проверки, не задержав никого. И ничего.

24

Успокоившись после первой вспышки гнева на швейцарских недотеп, д'Артаньян прислушался к тому, о чем толковал де Руже. Спокойствию герцога впору было позавидовать - ему удалось в двух словах изложить все предельно просто и ясно, тогда как в исполнении лейтенанта это заняло бы куда больше времени и слов.

А вот ответы князя, напротив, страдали отсутствием этой же самой ясности и, более того, логики. Видно было, что Ракоши, будучи прекрасным рубакой и лучшим наездником в своем поколении, вряд ли снисходил до того, чтобы сочинять дипломатические петиции, и наверняка не был готов к расспросам. В ухмылке лейтенанта мушкетеров даже промелькнуло сочувственное понимание к гостю - ведь гасконец тоже не слыл любителем длинных речей.

- История с вашим перстнем, дорогой князь, может быть и другая, - медленно процедил д'Артаньян, покручивая кончик уса. - Но совпадение ли то, что две похожие истории приключились именно сегодня? А знаете, князь, я бы на вашем месте был осторожнее. Мало ли, к кому попал ваш перстень, - он кивнул в сторону де Руже. - Фамильным перстнем герцога воспользовались для того, чтобы подделать приказы, - он понизил голос. - Но пока что это строго между нами. Но понимаете, пока мы тут задаемся вопросом, кому мог понадобиться княжеский перстень, может быть, в Париже или даже здесь, в Фонтенбло, уже разосланы письма или приказы, написанные от вашего имени, князь. Это серьезно. Очень серьезно, черт подери.

Гнев в резком ответе Ракоши был вполне уместен и понятен, но все-таки у графа закралось подозрение, что князь недоговаривал о чем-то важном. Было ли это связано с пропажей перстня или нечто более серьезное? Или вовсе не то и не другое, а банальная интрижка, которую мадьярский повеса хотел скрыть от всех под прикрытием прибывшей якобы от парфюмера кареты с торговым скарбом?

- И все-таки, странно, зачем нарываться на неприятности, -
пробормотал д'Артаньян, поглядывая то на Ракоши, то на де Руже. - Зачем кому-то спускать всех собак... то есть, всех швейцарцев на эту карету? Все-таки, не какая-нибудь подвода со столовым серебром и даже не с сундуками с обновками для гардероба какого-нибудь придворного франта. Карета под гербами самого маркиза дю Плесси-Бельера, к тому же, с княжеским эскортом - это не шуточное дело. Знаете вы или нет, ваше высочество, я думаю, что швейцарцам был отдан приказ найти что-то определенное. Или кого-то, - понизив голос продолжал лейтенант, вдруг осознав, что все это время ходил вокруг да около вполне логичного вывода - вопросы следовало задавать не тому, кто отрядил эскорт, а тому, кто одолжил свою карету и подписал приказ!

- Герцог, сдается мне, что распутать этот клубок нам поможет только ваш брат. Маркиз был в курсе того, что его каретой воспользуются для перевозки товаров от мэтра Гатто? Конечно же. Он же был в курсе, что сопровождать карету будут гайдуки князя. Ведь так, ваше высочество? А больше ничего он не говорил? Нет, - он мельком глянул в темно-синие глаза Ракоши, не желая, впрочем, обманываться ложными выводами - мало ли какие тайны могли храниться во взгляде этого молодца. - Князь, карета все еще здесь? Не проехаться ли нам ко дворцу всем вместе? Так будет быстрее. И суше, - усмехнулся он, обратив красноречивый взгляд на окна. - К тому же, вам следует поспешить, господа, чтобы успеть к турниру. А у меня есть разговор к маршалу. Его скрытность порождает слишком много путаницы.

Дворец Фонтенбло. Кабинет Его Величества. 6

Отредактировано Шарль Д'Артаньян (2018-02-11 01:41:56)

25

- Вы это серьезно? - с каждым новым откровением со стороны лейтенанта мушкетеров разыгрывать бесшабашную беспечность становилось все труднее. Лицо Ференца посуровело, его глаза перестали излучать веселье, а улыбчивые губы сжались. Он испытующе посмотрел в глаза гасконца, не пытался ли тот вызвать его на откровенность, зародив ложные подозрения.

- Вы думаете, граф, что моим перстнем могли воспользоваться для ведения игры за моей спиной? - спросил он, по лицу д'Артаньяна уже предвидя ответ, - Черт подери, - протянул он и отпил из кружки, в то время как неуемный ум лейтенанта подкидывал тому все новые темы к размышлениям.

- А что такого? - стараясь вести себя с прежней безалаберностью, обронил князь и поднял кружку к губам, чтобы скрыть свой интерес к вопросу, - Мне вот кажется, что у капитана швейцарской гвардии есть зуб на всех придворных. Особенно же на тех, кто имел счастье выделиться в глазах прекрасных женщин. Может быть, дю Плесси-Бельер увел у де Варда его любовницу? Вот он от ревности и спустил всех собак. Да только попался вовсе не маршал собственной персоной, а ни в чем не повинный парфюмер. Ну, и моим гайдукам досталось почем зря.

И все-таки, лейтенант не клюнул на столь удобную приманку. А ведь казалось бы - что логичнее всего могло объяснить поведение швейцарской гвардии, как не излишнее рвение их капитана? А то, что тот был человеком неприятным и ревнивым до славы или до признания, Ференц успел узнать и на собственном опыте.

- Ну конечно же! - Ференц повторил эту фразу наверное уже в пятый раз к ряду, когда лейтенант задал ему вопрос о намерениях маркиза, - Естественно, дю Плесси-Бельер знал о том, что его карета прибудет из Парижа. И, это он сказал мне о том, что часть моего обоза, прибывшего из Трансильвании, будет перевезена племянником мэтра Гатто. А я и решил, что негоже ставить под удар второй обоз за день, - он переглянулся с де Руже, сохранявшим молчание истинного стоика.

- Вот я и решил выслать навстречу им своих гайдуков для охраны. Черт возьми, не думаете же Вы, дорогой граф, что после того, как мой обоз ограбили сегодня утром, я буду столь глуп, что не позабочусь о сохранности второго?

Быстрый взгляд, брошенный в его сторону, вовсе не убедил Ференца в том, что его показная гневливость и, казалось бы, логичные объяснения убедили лейтенанта. Но, вопросов больше не последовало, кроме одного. И этот наконец-то пришелся по вкусу мадьярскому князю.

- Да, карета все еще здесь и я намерен вернуться во дворец. Вы желаете проехаться со мной, граф? Я буду рад оказать Вам и герцогу эту услугу. Кстати, а разве маршал не готовится к выступлению на турнире? Мы все встретимся там, я полагаю, так почему бы не разрешить все вопросы там же? Помнится мне, рядом с лестницей к королевской ложе был коридор. А там недалеко буфетная. Там вполне можно переговорить так, что наши разговоры никто не услышит из-за суеты. Что скажете? Едем? Эй, Ласлов! - порывистый, как и всегда, князь подскочил с места, с грохотом отодвинув тяжелый стул, и побежал к дверям, распахнув их с такой стремительностью, что стоявший в коридоре караульный едва не вылетел на лестницу, - Ласлов! Вели закладывать карету! Отъезжаем сейчас же!

Дворец Фонтенбло. Зал для Игры в Мяч. 2

Отредактировано Ференц Ракоши (2018-01-31 01:34:39)


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 6