Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Двор Белой Лошади. 3


Дворец Фонтенбло. Двор Белой Лошади. 3

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Утро 04.04.1661

https://d.radikal.ru/d14/1902/2e/ba5f297146ff.png

2

Отправлено: 09.03.16 23:06. Заголовок: Внимание короля было..

// Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4 //

Внимание короля было отвлечено каким-то важным делом. По лицам придворных было видно разочарование от того, что поток милостей внезапно иссяк и Людовик решил сократить и без того краткую утреннюю аудиенцию, повернув к кабинету. Уверенный в том, что его беспрепятственно впустят на заседание Королевского Совета, где он и выяснит все, о чем пока только умалчивали господа дипломаты и многоопытный граф де Сент-Эньян, не слишком беспокоился о том, что ему не удалось расслышать отдаваемые королем распоряжения. Что-то такое он сказал де Бриенну, что взгляд того потемнел и сделался суровее? Ага, на Совет был также приглашен и герцог де Креки, как кстати. Глаза месье Фуке сузились в щелки, когда он разглядывал лица собравшихся у дверей кабинета министров. Среди них были интенданты и дипломаты, королевский секретарь Туссен Роз. Да, все старые лица, ни одного из так называемых новых креатур Людовика. Значит, Совет планировался сугубо по серьезным государственным делам.

- Месье Фуке, для Вас сообщение.

- Что? Для меня? От кого? -
вздрогнул виконт, увидев за собой фигуру распорядителя церемоний, - Давайте, - он протянул руку, ожидая записку, вероятнее всего от Сюзон де Руже, которая предпочитала легкий флер таинственности в их отношениях.

- Это на словах. Я не посмел впустить его в зал. Он ожидает в дверях.

- Я не могу... не время, -
прошептал раздосадованный Фуке, но заметив, что Людовик и большая часть придворных отправились к выходу из зала, он принял решение и кивнул распорядителю, - Я сейчас же подойду. Передайте господину де Лионну, что я буду присутствовать в Совете. Но несколько позднее. Неотложные дела.

Это был тот ход, который он так долго и тщательно обдумывал - заставить их всех ждать его во время Королевского Совета и явиться спустя значительное время, чтобы всем было ясно - без суперинтенданта финансов никакой Совет, никакие министры не способны ничего сделать и ничего решить. Для Людовика это должен был быть еще один пусть и маленький, но существенный плюс в сторону решения отодвинуть господ министров и передать всю полноту решений ему одному.

Надвинув шляпу до самых бровей, так что тень от полей закрывала все его лицо, Фуке направился к выходу и возле дверей на парадное крыльцо заметил невзрачного человека, одетого в ливрею королевских конюхов. Тот переминался с ноги на ногу, сминая в толстых коротких пальцах засаленные поля фетровой шляпы.

- Месье виконт, меня прислали сообщить Вам, - заговорил конюх, но Фуке вывел его на крыльцо и пребольно ущипнул за локоть.

- Не здесь, милейший. Не здесь. И не сейчас.

- Но он ждет. Он сказал, что это важно и он не станет ждать дольше, чем четверть часа пробьет. Хоть я и не знаю, когда это, но его глаза так страшно горели. Я не стал медлить.

- Хорошо. Тебе заплатят. Ступай.

- Заплатят? - в глазах конюха мелькнуло сомнение и он покосился на окна Большой Приемной, в которых мелькали голубые плащи мушкетеров, - А кто ж? Я слышал, что месье Виллема того... искали вроде как?

- Я сам заплачу. Проследи, чтобы цыганские подковы отлетали... каждая из четверки.

- Опасно это. Они заподозрили что-то и теперь стерегут подкованных лошадей.

- Я больше заплачу. Понял? Их должны обвинить. И запомни еще раз, когда спросят, кто их нанял, отвечай, что они дали рекомендации от маршала дю Плесси-Бельера. Понял?

Посеревшее из-за тени, отбрасываемой полями шляпы, лицо Фуке посуровело, взгляд его серых льдистых глаз сделался еще острее. Конюх неуверенно крякнул и, не зная, куда деть злополучную шляпу, нахлобучил ее на соломенные патлы, торчавшие во все стороны.

- А что же не понять то. Понял. Главный конюх был на королевской охоте. Я принял. Мне же и отвечать, -
обреченным голосом ответил он и вперил взгляд в каменные ступеньки лестницы.

- Ничего тебе не будет. Ты принял цыган по рекомендации самого маршала. Сговор если и был, то с ними, - отрезал Фуке и его ладонь красноречиво легла эфес шпаги, - Сделаешь, как было уговорено, и тебе не придется ни о чем беспокоиться. Виллема нет. Теперь все доклады к моему секретарю. Ко мне больше не подходи. 

- Да уж яснее ясного, месье виконт. Чего не понять. Только жалованье Вы бы подняли. Меня со службы погонят в любом раскладе - они хоть от самого папы рекомендации могут принести, а все ж на конюшни я их принял. А что тому человеку сказать? Он ждет. У входа на сеновал.

- Я буду там, - коротко ответил Фуке и посмотрел на собиравшиеся в небе темные низко-брюхие облака, - Буду. Пусть не показывается больше нигде. Я сам найду его там.

// Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 4 //

3

Отправлено: 16.04.17 23:36. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои рядом с Опочивальней Короля. 4 //

Всякий раз, когда Арману доводилось идти следом за младшим братом по коридорам этого необъятного дворца, он удивлялся безошибочному чутью Франсуа-Анри, который всегда знал, где лучше свернуть и пройти по полу-темному узкому коридорчику, чтобы не попасть в настоящий водоворот из живых тел, двигавшихся по заведенному во дворце порядку - всегда в противоположную сторону оттуда, куда ему было необходимо попасть.

- Да, без Вашей помощи, дорогой брат, я бы не вырвался из тисков толпы с такой же легкостью, - признался де Руже, когда они оказались в вестибюле перед парадным крыльцом, выходившим во Двор Белой Лошади.

В вестибюле было так же многолюдно, как и в примыкавшей к нему Большой Приемной, но им удалось проскользнуть вдоль стены, почти не привлекая к себе внимания придворных и провинциальных дворян, карауливших у входа в приемный зал малейшую возможность, чтобы попасть туда и быть может оказаться в числе счастливцев, на которых обратит внимание король во время своего выхода.

- Все время задаюсь вопросом, когда Вы успели изучить этот дворец, маркиз. Ведь Вы были здесь всего лишь два или три раза со времени получения маршальского жезла. Разве нет?

Этот вопрос, хоть и звучал как чисто формальная вежливость, чтобы хоть как-то скрасить их молчаливое передвижение по коридорам, на самом деле был задан не спроста. Арман давно уже подозревал, что за внешней беспечностью младшего брата кроется расчет серьезного человека, ответственного больше чем за увеселения своего государя. Может быть в обязанности маршала двора входило и доскональное изучение не только парадной стороны придворной жизни, но и скрытой за стенами коридоров для прислуги?

- Вы ведь знаете не только эти милые коридорчики, по которым белошвейки носят белье в гардеробную Его Величества, не так ли? - уточнил де Руже, но ответа ожидать не приходилось, так как они уже вышли на крыльцо парадной лестницы Подковы.

- Ваши лошади, господа, -
к ним тут же подбежал лакей, одетый в ливрею королевских конюшен, - Как и было приказано - две лошади для маршала дю Плесси-Бельера и для генерала де Руже. Не извольте беспокоиться о формальностях, в реестре все будет отмечено.

- Что, отмечено? - приподнял брови де Руже, спускаясь по лестнице и натягивая на ходу перчатки для верховой езды.

- Так ведь был отдан приказ записывать все передвижения из Фонтенбло. Отмечать всех взятых из конюшен лошадей, -
пояснил лакей, заискивающе глядя на двух братьев.

- Да, помню. Помню, -
взгляд де Руже был прикован к карете, запряженной парой великолепных серых лошадей, слишком хорошо знакомых ему, - А это... - он не договорил, словно не произнесенное вслух имя могло что-то изменить и это могла быть вовсе не их мать.

- А это Ее Светлость, маркиза дю Плесси-Бельер. Изволит отъезжать. Приказ был подписан... да Вами же, господин генерал. Ваша печать, -
краснея затараторил лакей, оправдывая возможную оплошность, допущенную его хозяином, главным королевским шталмейстером.

- Отъезд? Из Фонтенбло? -
сглотнув тяжелый ком, подкативший к горлу, спросил Арман, вглядываясь в эмблемы, выгравированные на дверце кареты, - Но... боже мой, Анрио, там же весь багаж. Но когда? Почему?

- Простите, господин генерал, -
забормотал обескураженный лакей, опасаясь, что произошло худшее из зол - неправомочный отъезд без разрешения маршала двора или временно замещавшего его генерала.

- Нет, милейший, все в порядке, -
остановил его де Руже, - Приказ был скреплен печатью де Руже, не так ли? - получив утвердительный кивок, он усмехнулся и протянул лакею монету, - Вы сделали все, как нужно, милейший. А теперь, отправляйтесь в королевские конюшни и проследите, чтобы в реестре было прописано, что генерал де Руже отбыл в Барбизон, а маршал... а маршал едет в казармы.

- Но... мадам де Руже? Надо ли вносить ее имя в реестр? - спросил лакей, крепко сжав в кулаке полученную мзду.

- Не нужно, сударь. Эти серые в яблоках принадлежат конюшням де Руже. Маркиза пользуется собственным выездом. А разрешение покинуть Фонтенбло она получила. Вы ведь видели его?

- Да, несомненно, - пробормотал лакей и поспешил удалиться, чтобы не оказаться невольным свидетелем чего-нибудь еще такого, о чем ему придется забыть.

4

Отправлено: 17.04.17 22:57. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои рядом с Опочивальней Короля. 4 //
После половины шестого.

В другое время, Франсуа-Анри обошелся бы легкомысленной отговоркой вместо ответов на вопросы брата, сведя разговор на вежливую светскую беседу ни о чем существенном. Но, последние дни свели братьев ближе друг к другу, чем все годы их жизни. После того, как старший брат вопреки угрозам опалы и ссылки от двора приехал к нему в Бастилию и без лишних вопросов согласился на участие в авантюре, предпринятой Франсуа-Анри, разве мог он не доверять ему и отвечать на преданность пустыми отговорками? И все же, одна мысль заставляла маршала держать свои секреты, спрятанными глубоко в сердце - чем меньше его старший брат был посвящен в его дела при дворе, тем искреннее он мог отрицать свое участие в них, случись дю Плесси-Бельеру оступиться и попасть в немилость.

- Вы слишком преувеличиваете, Арман. Я столь же плохо разбираюсь в расположении комнат и залов этого дворца, как и Вы. Просто, мне удалось запомнить несколько коридоров, в том числе и те, которыми обычно пользуется только прислуга. К тому же, каждый раз в Фонтенбло меняют расположение апартаментов всех гостей, даже членов королевской семьи. Так что, путаница все равно неизбежна.

Сказал и отметил, как же привычно и ровно звучал его голос, словно и не было того адского напряжения внутри. Предчувствие беды или же просто усталость? Франсуа-Анри с удовольствием остался бы в своей комнате, даже наедине с ворчанием своего старого камердинера, быть может глубокий сон забрал бы это свербящее чувство из его груди?

- Что это? - спросил он почти в один голос с братом, когда, выйдя на парадное крыльцо, заметил готовую к отъезду карету, - Не может быть, это не она. Нет, это должно быть какая-то ошибка, - прошептал он, теряя самообладание.

Лакей, присланный из королевских конюшен, тем временем отвечал на вопросы Армана, но звуки их голосов терялись за нараставшим перезвоном в ушах. Лицо маршала побелело, если так вообще можно было сказать о почти прозрачном цвете его лица, осунувшегося из-за болезни и двух бессонных ночей.

Он спустился по ступенькам лестницы-подковы на почти негнущихся от волнения ногах. Хотелось броситься к карете, рвануть изо всех сил дверцу с эмблемой де Руже и выкрикнуть... но что же? Что мог он сказать матери, которую не сумел защитить от интриг человека, решившего использовать ее доверие и давнюю любовь? Совесть тут же добавила укоризненное напоминание о тех коротких минутах, когда они виделись с матушкой в этот раз, по больше мере все то время он был в забытьи и так и не ответил ни словом утешения или надежды на материнские заботы. Что же побудило ее решиться покинуть двор - интриги бывшего любовника или же холодное пренебрежение сына? Отчего-то сердце подсказывало, что причина крылась в нем самом.

- Вы дали это разрешение, Арман? - спросил Франсуа-Анри, не решаясь подойти к карете первым, - Или нет, не отвечайте. Я знаю, что для мадам де Руже нет нужды просить нас, если она решилась на что-то. Приказ был скреплен перстнем нашего покойного отца, не так ли? - легкая усмешка тронула уголки красивых губ и со стороны можно было подумать, что младший сын вдовствующей маркизы дю Плесси-Бельер вовсе и не переживал из-за внезапного отъезда своей матери.

Убедившись по ответному взгляду брата, что все было именно так, Франсуа-Анри резко сорвался с места и в несколько широких шагов добежал до дверцы кареты, прежде чем кучер успел взмахнуть бичом.

- Вы собираетесь навестить отель Бельер в Париже, мадам? -
спросил он, снимая шляпу перед полу-прозрачной черной сеткой, закрывавшей оконный проем, - Позвольте пожелать Вам доброго пути. Но, ради бога, отчего же Вы не взяли с собой хотя бы трех человек для сопровождения? Дороги небезопасны нынче.

- Они небезопасны лишь для маршалов Франции, сын мой, -
Сюзанна де Руже мягко накрыла своей рукой пальцы сына, ухватившиеся за дверцу, - Кому вздумается мешать бедной вдове, путешествующей в святую обитель?

- Так Вы... Вы не едете в Париж, матушка? - не сумев скрыть свое удивление, спросил Франсуа-Анри, почувствовав неприятное покалывание в груди - новые подозрения рождали вопросы, в которых не было и тени сыновней почтительности.

- Я заеду в Париж по пути в Бельер, - уклончивый тон ответа заставил маршала покраснеть, он понял, что матушка не только читала в его сердце как в открытой книге, но, что хуже того, делала вид, что всего этого не происходило. Она скрывала от него что-то важное. Но важное для нее лично или же для кого-то еще?

- Не смею задерживать Вас, матушка, - произнес он с натянутой улыбкой, будто проглотил колючий плод шиповника, - Желаю Вам доброго пути. И прошу Вас, дайте о себе весточку, когда доберетесь до обители. Мы с герцогом де Руже будем ждать.

Вместо ответа Сюзанна де Руже мягко пожала пальцы младшего сына, ободряюще улыбнулась старшему и позвонила в колокольчик, разрешая вознице тронуться в путь.

// Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 6 //

5

Отправлено: 19.04.17 22:54. Заголовок: В ответ на вопрос о ..

В ответ на вопрос о разрешении де Руже только качнул головой. Нет, он не давал его матери, о ее отъезде не было и речи в минуты их коротких встреч. Догадка Франсуа-Анри о перстне их покойного отца вовсе не облегчило душу Армана, напротив, он почувствовал тяжесть, словно ему на плечи погрузили огромный гранитный блок. Почему их матери потребовалось уехать, не поставив в известность ни одного из них, тайком, словно заговорщице, бежавшей от преследования. И этот перстень, кто мог надоумить матушку воспользоваться похожей на его печатку эмблемой Жака де Руже?

- Неужели она это сделала? - спросил де Руже, но его брат уже не слышал его, поспешив к карете.

Он медленно подошел к двери кареты вслед за Франсуа-Анри, но остановился в тени, не показываясь на глаза матери. Ее голос был тих, но по-прежнему полон силы и уверенности в себе. Она решила все, и за себя, и за них.

Тихий разговор как-будто бы пролетал мимо его ушей, Арман не слушал того, что спрашивал брат у матери, не слышал и ее ответы, внимая только интонациям, по которым можно было узнать гораздо больше о мотивах этих двух, чем из их слов.

- Постойте, - вдруг встрепенулся он и посмотрел в глаза возничему, поднявшему длинный бич, чтобы щелкнуть им по крупам лошадей, - Покажите мне подорожную, сударь, - приказал он и протянул руку, наверняка зная, что бумага должна быть у него.

- Так с ней все в полном порядке, месье. Вашим же приказом написана. И печать есть. Все как положено, клянусь святым Жаком, я и господину главному шталмейстеру уже представлял ее.

Де Руже лишь мельком взглянул на текст подорожной, написанный естественно не его рукой и не рукой его ординарца. Его внимание привлекла печать в виде эмблемы с крестом с раструбами на концах, красовавшемся в центре печати.

- Что там? - послышался голос матери и герцог быстро свернул подорожную, чтобы вернуть ее возничему.

- Будьте предельно осторожны в дороге, сударь. И если Вам хоть на секунду покажется, что Вас подстерегает опасность, сворачивайте с пути немедленно. Слышите? На всех постоялых дворах стоят гвардейские и мушкетерские патрули. Вы можете потребовать сопровождение хоть до самого Парижа. От моего имени или от имени моего брата, маршала дю Плесси-Бельера.

- Да, какое там... мадам маркиза не велела нигде останавливаться до самой...

Нетерпеливый трезвон колокольчика так некстати оборвал откровения возничего, но де Руже махнул ему рукой, позволив ехать. Он снял шляпу и поклонился вслед медленно отъезжавшей карете, так и не произнеся ни слова на прощание.

- Это была печатка нашего отца, Вы правы, - сказал он так тихо, что из-за грохота колес по мощеной дорожке, ведшей через весь двор к выезду из парка, его едва можно было услышать, - Интересно, какие еще приказы скреплялись этой печаткой? Кстати, она отличается от моей только двумя перекрещенными оливковыми ветвями внизу. Ведь отец был маршалом Франции, а я всего лишь генерал, - произнес он, не глядя в лицо брата, подозревать собственную мать в намеренном подлоге было кощунственно, но хуже этого было то, что не окажись они в ту минуту во дворе, то так никогда и не узнали бы об этом и никто другой не обратил бы внимания на разницу в печатях.

- Я должен ехать, - сказал де Руже, запрыгивая в седло лошади, которую держал под уздцы один из карауливших на крыльце мушкетеров, - И все-таки, Анрио, я бы поинтересовался, кто еще получал подорожные от моего имени, пока Вас не вернули в должность, - он заметил понимающий блеск в синих глазах и коротко ухмыльнулся - да, они думали об одном и том же человеке.

// Три Каштана - Трактир и Постоялый Двор у Деревеньки Барбизон. 3 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Двор Белой Лошади. 3