Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои рядом с Опочивальней Короля. 4


Дворец Фонтенбло. Покои рядом с Опочивальней Короля. 4

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

04.04.1661
    Обычно эти покои занимал первый маршал Франции, который негласно нес ответственность за личную безопасность Его Величества.

http://img-fotki.yandex.ru/get/30536/56879152.4c1/0_1287e0_d1e8d150_orig

2

Отправлено: 07.09.16 21:58. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Кабинет королевы Марии-Терезии. 3 //

Королевская милость, явленная ему в предложении быть посредником в сватовстве, ошеломила бы герцога еще часом раннее, но после скандальной выходки брата и бурного разговора с королем все это казалось ему суетой. Людовик сказал что-то о маршале де Невиле, а мадам де Суассон сослалась на временную отсрочку, необходимую для обсуждения контракта - Арман переводил непонимающий взгляд с их лиц на удрученное лицо брата и отказывался понимать, что речь шла именно о нем и Франсуазе. Как сложно было поверить, что незаметную и тихую маркизу Отрив втравили в скандальную интрижку, навеки связав с именем его брата, но еще труднее было принять страшное известие о немилости, постигшей Франсуазу.

- Господа, вы свободны, - голос короля прозвучал так, словно они находились как минимум в двадцати шагах от него, - Я навещу Вас в Вашей комнате, маршал.

В глазах Армана мелькнуло недоверие - комната маршала? Значит, король не отменил привилегии, подаренные дю Плесси-Бельеру, когда тот был еще фаворитом и следующим по значимости при королевском дворе после всесильного суперинтенданта?

- Надеюсь, Ваше состояние не помешает Вам немедленно вернуться к своим обязанностям, -
продолжал король и де Руже с удивлением уставился на него, не веря собственным ушам - Франсуа-Анри не только не отослали от двора за его безумную выходку, но оставили в прежней должности, ожидая от него возвращения к его обязанностям маршала двора.

- Будьте готовы. И Вы, герцог, тоже. Я уверен, что у меня будут хорошие новости для Вас и для мадам Отрив, -
не зная, что ответить на такую милость, герцог склонился перед королем, стоявшим спиной к ним, и только проговорил:

- Я и мой брат всецело преданны Вашему Величеству. Вам стоит только приказать, Сир. Мы к Вашим услугам.

Рука брата легла на его локоть и Арман почувствовал, что все его тело дрожало как в лихорадке. Он мельком посмотрел в посеревшее лицо Франсуа-Анри, успев подхватить его под руку. Знакомая легкомысленная усмешка на губах маркиза была встречена самым суровым взглядом - герцог прекрасно знал характер своего брата и его любовь разыгрывать комедию в самые тяжелые для него минуты.

- Не здесь и не сейчас, -
проговорил он тихо, - Мы переговорим обо всем в Вашей комнате, сударь.

Явившийся по приказу короля слуга провел их по узким коридорам, рассчитанным на проворно сновавшую по дворцу прислугу. Здесь разносились подносы с закусками для ожидавших в приемной придворных, мимо братьев пробегали служанки с переменой свежего белья для покоев королевы, навстречу им неслись слуги с охапками дров для каминов, которые следовало растопить для теплолюбивой королевы. Едва не сталкиваясь между собой пробегали мимо пажи с записочками и приказами, старшие лакеи и служители кухни. Теснота и темнота этих коридоров делала их похожими на гротескные картинки, украшавшие томик "Божественной комедии" Данте из матушкиной библиотеки в отеле Бельер. Арман несколько раз возвращался к воспоминаниям о тех спокойных днях, проведенных им в конце зимы в Париже, прежде чем он получил королевское назначение отправиться в Лондон с посольской свадебной миссией.

- Сюда, господа, -
звал их проводник, мужчина невысокого роста, одетый в ливрею Королевского дома, - Только не в ту дверь, так вы попадете в приемную Ее Величества. Вам надо прямо по коридору.

- Да, поняли, - отозвался герцог, чувствуя все большую тяжесть на левой плече, на которое опирался его брат, - Не спешите, сударь, - попросил он лакея и добавил, чтобы тот не заподозрил ничего странного, - Мы никуда не торопимся.

- Еще один коридор, вот здесь, - невозмутимо ответил их провожатый, как и все слуги Королевского дома, вышколенный первым камердинером настолько, что не обращал внимания ни на то, кого ему было приказано вести, ни на то, в каком состоянии этот человек находился - приказ короля, вот единственное правило, которое следовало помнить его слугам.

Наконец, они вышли в более просторный коридор, освещенный не только редкими оконцами, но и воткнутыми в стену факелами, горевшими и днем и ночью. То был главный коридор для прислуги в королевских покоях, точнее, цепочка переходов, связывавшая между собой все залы и кабинеты в личных апартаментах короля. В том числе и комнату, которую занимал маршал двора.

- Это комната господина дю Плесси-Бельера, -
сказал лакей и остановился перед дверью, ни чем не отличавшейся от всех остальных кроме только маленькой таблички, висевшей на ручке и гласившей, что комната принадлежала "Его Превосходительству Маршалу Двора".

- Благодарю, сударь, вы можете быть свободны.

Арман дождался, пока на его стук откликнулся слуга и отворил дверь. Он молча кивнул Жану на привалившегося к его плечу брата и тот помог ввести его внутрь.

- Доктор еще не пришел? - спросил де Руже, оглядывая комнату, оказавшуюся в идеальном порядке, - Когда только Вы успели привести все в божеский вид, Жан?

- Так то не я, месье герцог, - ответил старый камердинер маршала, помогая хозяину сесть в кресло, - Господин Бонтан велел все здесь убрать сразу же после нашего отъезда в Ба... в Париж.

- Здесь были посторонние? - строгим тоном спросил герцог, подозревая самое худшее - обыск под видом передачи комнаты в пользование кому-нибудь более удачливому.

- Нет нет, месье. Только служанка, присланная самим господином Бонтаном. Она то и отдала мне ключ, когда я приехал с вашими вещами. Сказала, между прочим, что ее спрашивали про этот ключ и она поклялась всеми святыми, что отдала его господину Бонтану. Грех на душу взяла, ради нашего то господина маркиза.

- Ага, - кивнул герцог, бросив мимолетный взгляд на задремавшего в кресле брата, - Ради него каких только грехов не взяли на душу.

// Дворец Фонтенбло. Обеденный Зал. 3 //

3

Отправлено: 10.09.16 22:29. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Кабинет королевы Марии-Терезии. 3 //

- Я где-то забыл мою трость, - проговорил Франсуа-Анри и вздрогнул, будто земля уходила у него из-под ног, - Жан?

Он с удивлением осмотрелся, постепенно приходя в себя после короткого забытия. Каритины происшедшего вспыхивали перед его глазами в обратном порядке - вспомнились темные узкие коридоры, по которым он шел, опираясь на руку брата, мелькнуло безликое выражение на лице лакея, появился и тут же исчез силуэт короля, стоявшего напротив окна. До его слуха донесся тихий шелест юбок и перед глазами проплыла женская фигура. Остановилась в проеме между двумя окнами и обернулась к нему. Сколько ненависти и презрения в любимых глазах! Сердце забилось еще чаще, когда вновь послышался знакомый звук шелестящего по паркету подола платья. Он открыл рот, чтобы заговорить с ней - сейчас или никогда, глаза в глаза, он должен рассказать ей обо всем. Неважно, простит ли она его, но она должна знать. Ради нее самой, ради короля.

- Я должен поведать Вам кое-что важное, - услышал он собственный голос, донесшийся до его слуха издалека.

- Что поведать, месье? -
видение рассеялось так быстро, что он не успел опомниться, перед ним было лицо Жана, обеспокоенно прислушивавшегося к его бессознательному бормотанию.

- Нет, ничего, -
проговорил Франсуа-Анри, проведя ладонью по глазам - нет, ему действительно показалось, что Она вошла в его комнату. Но тут же в его глазах вспыхнул радостный огонек - он снова услышал тот самый шорох, - Она здесь? - спросил маршал и выпрямился, чтобы осмотреться.

Звуки, которые он принял за шорох платья графини де Суассон, издавал человек, стоявший перед письменным столом. Он доставал из небольшого саквояжа лоскуты материи и аккуратно разглаживал их, сворачивая в рулоны. Его действия были медленными и завораживали взгляд, так что Франсуа-Анри не сразу отвел его в сторону.

- Это хирург от доктора Ламара пожаловали к Вам, -
пояснил Жан, помогая развязать шарф на шее маршала, - Переодеть Вас и перевязать. Его Светлость, герцог приказали приготовить Вашу Милость к выходу на королевский обед.

- Да, помню. Это приказ короля, - согласился дю Плесси и пытался помочь камердинеру, ухватив за концы шарфа дрожащими как в лихорадке руками, - Что герцог... Арман, Вы все еще здесь? Отправляйтесь к себе. Вам, как и мне следует переодеться. К тому же, Вы наверняка хотели бы свидеться с мадам Отрив после приезда? Думаю, что будет лучше, если новости обо всем, что произошло, она узнает от Вас, а не от кого-нибудь присланного королевой.

- Выпейте этот настой, месье, - хирург подошел ближе, поднеся маршалу маленький мерный стакан, до краев полный темной жидкости, - Это, чтобы снятие повязок не причинило Вам лишней боли, - пояснил он, - Рецепт самого доктора Ламара.

- Я могу справиться и без настоек, сударь. Но, если доктор прописал, - с усмешкой ответил дю Плесси и залпом опрокинул стакан, - Ну и дрянь, - проговорил он, скривившись от терпкого тяжелого послевкусия, - Жан, что у нас с запасами вина?

- Я не рекомендую запивать это вином, месье. Если только Вы не пожелаете уснуть крепким сном сразу же после перевязки, -
предостерег хирург, занятый методичным раскладыванием инструментов на письменном столе маршала.

- Ясно, - дю Плесси посмотрел на брата, - Передайте мою любовь матушке, герцог. Вы ведь заглянете к ней?

Ответа он не услышал. Слабеющей рукой отпустил стакан, ловко пойманный Жаном, прежде чем тот упал на ковер. Перед глазами все завертелось, постепенно сменившись яркими вспышками, вослед которым пришла серая пелена. Он видел перед собой лица слуги и хирурга, слышал отдаленные звуки их голосов и чувствовал, как что-то отрывалось от его плоти. Уже на пороге нового забытья он пересилил его и на секунду изо всех сил сжал руку слуги.

- Жан, заткните мне рот кляпом... никто не должен услышать ни звука, - прошептал он, отчаянно глядя в глаза изумленного старика, - Ни единого звука, поняли?

- Я сделаю, месье, - ответил тот, мягко высвобождая захваченную маршалом руку, - Успокойтесь, здесь только я и этот хирург. Никто ничего и не услышит.

Бесполезно. Верный Жан с радостью отдал бы жизнь за все тайны своего господина, но и он не понимал, чего именно следовало опасаться. Дю Плесси пришлось бороться с подступившей дремотой и расслабленностью, чтобы не утратить ясность сознания и не позволить непрошенным признаниям сорваться с языка.

4

Отправлено: 05.10.16 02:20. Заголовок: Дорожные приключения..

Дорожные приключения - ха! Если нюх не обманывал гасконца, то его ждали далеко не тривиальные байки из жизни сельских пастушков, которыми развлекали друг друга собравшиеся в приемной острословы. Скуки ради месье де Рабютен решил придать еще большей пикантности своим новомодным галантным историям, приблизив и к реальным лицам, чьи имена он заменил на вымышленные. Обещание короля прозвучало вовсе не так шутливо, как должно быть хотел он сам - д'Артаньян скорее откусил бы собственные усы, если бы поверил, что Людовик шутки ради посоветовал ему повременить с отъездом и заглянуть к маршалу дю Плесси-Бельеру.

Нужно было спешить. Приемная уже была забита до отказа, а не пройдет и десяти минут, как ее заполнят все жаждущие лицезреть лик Его Величества во время его выхода в обеденный зал, и тогда протиснуться сквозь толпу придворных будет невозможно.

Граф не стал терять время на поклоны и убеждения Его королевского Величества в том, что Людовик и без того прекрасно знал - намерения лейтенанта мушкетеров и впрямь были решительными. Результаты - вот, что требовалось от них, и на этот раз король без обиняков дал понять, что это единственное, о чем он хотел слышать.

- Резонно, тысяча чертей, - прохрипел д'Артаньян, прикрывая рот ладонью, терзавший его кашель мешал говорить. Он посмотрел вслед королю и уже в следующую минуту быстрым шагом пересек огромный зал и подошел к дверям. Только там, он помедлил с минуту и обернулся к де Ресто, оставшемуся у дверей в кабинет короля.

- Граф, не забудьте, это дело касается и мадьяр! - крикнул он натянутым от кашля голосом, тщетно пытаясь перекричать гул толпы, - Не забудьте же!

Коридор для прислуги на первом этаже охранялся удвоенными караулами после того, как второго числа в личных покоях Его Величества была совершена попытка кражи. Мало кто знал настоящие подробности происшествия, Ла Рейни сразу же напустил столько туману на все события, что даже стоявшие тогда в карауле мушкетеры не могли толком рассказать своим офицерам, что именно произошло и за кем охотился префект полиции.

У дверей в комнату со скромной табличкой "маршал двора" стоял караульный мушкетера и молодой человек с увесистым саквояжем в руке.

- А Вы кто такой, сударь? - спросил его д'Артаньян, пока мушкетер, повинуясь молчаливому приказу стучал в дверь.

- Я аптекарь мэтра Ламара.

- Зачем Вы здесь? - вот уж чего не ожидал лейтенант, так это того, что и без того лишенная увеселений поездка в Париж окончилась для маршала новыми увечьями.

- Доктор делал перевязку Его Превосходительству. А я вот лекарства носил. Они уже уходят, -
добавил аптекарь уже вдогонку, когда лейтенант вошел в комнату.

В узкой прихожей, которую можно было назвать приемной разве что с огромной натяжкой, д'Артаньян едва не столкнулся лоб в лоб с самим Ламаром. Насупленный взгляд из-под бровей не предвещал ничего хорошего, но граф решил не расспрашивать доктора ни о чем, а положиться на собственные глаза и чутье военного. Мало ли раненых он повидал, будет ясно, что и как, стоит только взглянуть поближе.

- Месье доктор, - вежливо кивнув Ламару, д'Артаньян посторонился, пропуская его мимо себя, а затем осторожно приоткрыл дверь в комнату.

- Кто здесь? -
осунувшееся лицо старика Жана, камердинера дю Плесси-Бельера показалось прямо перед ним и граф едва не чертыхнулся от неожиданности, - А, это Вы, господин лейтенант. Вот может быть Вы хоть повлияете. Не успел доктор Ламар и до порога дойти, а вот же - молодой маркиз уже в двери. Все неймется. Дух то в теле едва держался, пока ему господин доктор настойку не дал. Насколько ж ее хватит то.

- Посмотрим, - лаконично ответил д'Артаньяна и решительно прошел через всю комнату, презрительно морщась от бившего в нос запаха лекарств и запекшейся крови.

Он увидел самого маршала стоявшего возле застекленной двери в сад, распахнутой настежь, несмотря на довольно ощутимый холодный ветер, задувавший в комнату. Вид его, опиравшегося на трость, был обманчив и неверен - вот же, молодой повеса высматривает цветок покрасивее среди тех, что успели расцвести в королевском саду, чтобы наверняка срезать ее и подарить какой-нибудь красавице. И чего только эти старики удумали, вертелось в голове и на языке лейтенанта - выглядит то вполне здоровым.

- Вот Вы где, маршал! Ну что же, с возвращением Вас. Его Величество передал мне, что у Вас есть весьма занятные истории для меня. Подивите же меня. А я скажу Вам, занятнее ли они тех, что нам довелось пережить в Версале. Слово гасконца, Вам придется изрядно постараться, чтобы удивить меня после всего.

Д'Артаньян приблизился к маршалу и встал рядом с ним, любуясь прекрасным видом на цветущий сад.

5

Отправлено: 05.10.16 21:15. Заголовок: - А теперь, господин..

- А теперь, господин доктор, дайте мне Вашу хваленую живительную настойку и можете считать себя богом среди всех эскулапов. Я сам первым подпишу прошение о зачислении Вас в число Бессмертных. Если конечно господа из Академии согласятся потесниться и впустить в свои ряды медика.

Шутливый тон давался ему легко и непринужденно, речь лилась ровно и Франсуа-Анри даже не приходилось делать паузы между фразами. Он с удовольствием потянулся, вытянув руки в обе стороны, но тревожный перезвон задетых флакончиков с медицинскими зельями Ламара заставил его сложить руки на груди и замереть на стуле, пока хирург не завершил последние штрихи своей кровавой работы. Взглянув лишь краем глаза на рубец затягивавшейся раны, дю Плесси болезненно сморщил лоб - Ламар безо всякого предупреждения начал осматривать шишку, полученную маршалом от удара в по затылку.

- А вот лучше бы Вы не трогали ее, дорогой Ламар. Не болело же... сама и пройдет.

Но, доктора на то и хранители великих тайн медицины, чтобы, не взирая на жалобы своих пациентов, делать то, что велит им их долг и чутье прирожденного ученого. Оставить запекшуюся кров на рассеченном затылке, не подвергнув ее тщательному осмотру, для Ламара было таким же преступлением, как для самого маршала оставление в тылу за спиной у своих войск крепости с тысячным гарнизоном противника.

Вынужденный подчиниться рукам доктора и его хирурга, дю Плесси лишь стискивал зубы сильнее и ждал, когда его предоставят самому себе. В глубине души он давно уже покинул пределы своей скромной обители и мысленно кружил вокруг милого его сердцу образа, словно ястреб высматривая малейшую возможность, чтобы камнем броситься к ее ногам и успеть рассказать все. Как было. Как есть. На что он надеялся, кроме короткой понимающей улыбки в янтарных глазах, если ни ему, ни ей не было никакой возможности высказать вслух свои истинные мысли? И вот тут-то внутренний голос язвительно спрашивал его, отчего же, он решил, что не увидел в е глазах настоящих и истинных мыслей и чувств к себе?

- Это все месье, - послышался голос извне и Франсуа-Анри вздрогнул от прикосновения к своему плечу по странности холодной руки хирурга, - Господин Ламар не считает необходимым давать Вам настой крепче того, что я уже дал. Так что, готовьтесь месье. Через пол-часа действие закончится и боль вернется. Будет пульсировать, как если бы Вас ударили ножом в то же самое место. Но это не страшно. Так бывает всегда при быстром заживлении.

- Ясно, - дю Плесси обернулся к Ламару, молча собиравшему свои инструменты, он хотел было попросить о двойной порции, но вспомнив предупреждение о непреодолимом сне, только выдохнул и ответил благодарным кивком.

- Благодарю Вас, доктор. Обещаю, более Вам не понадобится прибегать к личной помощи мне. Да и поводов для геройства уже никаких не намечается. Я здесь... а мои враги гораздо дальше, чем я смогу достать их, - прошептал он и усмехнулся. Жан, стоявший рядом со свежей рубашкой в руках, угрюмо посмотрел на него и покачал головой, не одобряя шутки своего молодого господина.

- Всего доброго, месье маршал. Я еще загляну к Вашей Милости после приема турецкого посланника, - сказал хирург, выполняя распоряжения Ламара.

Одевшись с помощью Жана, дю Плесси нетерпеливо помахал тому рукой, чтобы оставил его в покое.

- Ступай, Жан. Отдохни. И подкрепись. Учти, ты нужен мне, - приказал маршал и похлопал карманы нового камзола, не найдя искомый предмет, он бросил яростный взгляд на камердинера, затем на собственное отражение в зеркале и бросился к столу, лихорадочно передвигая все предметы в поисках самого драгоценного сувенира, который хранил на груди под маршальской лентой.

- Все бы шутить и шутить, месье. Вот, кстати, Ваша бутоньерка. Вы на меня таким волком смотрели, когда я вытащил ее из Вашего дорожного камзола, что я уж и не смел никуда ее потерять. Цветочки то какие-то совсем пожухлые... сухие. На что ж они Вашей Милости?

Увидев искомую бутоньерку, Франсуа-Анри выхватил ее из рук старика и тут же бережно накрыл ладонью едва не рассыпавшиеся сухие цветки фиалок.

- Ступай, Жан, - сказал он, а сам склонился над столом и отыскал маленькую книжицу в черном сафьяновом переплете, на обложке которой была вытеснена потускневшая от времени неразборчивая надпись.

Старый молитвенник, отпечатанный по специальному заказу в единственном экземпляре, был подарен юному офицеру, только еще поступившему на военную службу его крестной матерью. Дю Плесси никогда не расставался с ним и берег как талисман на счастье и на жизнь, не зря же в одном из сражений в войне с Испанией этот молитвенник спас его от вражеской пули, задержав ее между страниц. Пуля потерялась давным давно, а вот след от ее попадания так и остался в виде неровного прожженного кружка на задней стороне обложки.

- Да хранит господь ее... - прошептал дю Плесси, осторожно выкладывая засохшие цветки в середину книги.

Он оглянулся, ожидая услышать новые ворчания своего камердинера, но тот убирал в гардеробной, бормоча себе под нос о неразумной и беспечной молодости. Солнечный луч, отсвечивавший от окон на противоположной стороне дворца, осветил комнату ярким светом и блеснул прямо в глаза маршала. Внезапная мысль осенила его и он, повинуясь неодолимому порыву, всколыхнувшемуся в душе, быстро захлопнул книгу, спрятал ее во внутреннем кармане камзола и прошел к дверям в сад. Его Величество наверняка был еще занят объяснениями с королевой, а Она... она была там же. Потребуется всего лишь две минуты, чтобы срезать веточку с розового куста, и всего лишь десять минут, чтобы пройти через королевскую опочивальню по потайному переходу к ее комнате... он даже не станет входить, а всего лишь оставит цветок у порога... у двери. И Она все поймет. Поверит.

Так думал маршал, остановившись у двери в сад. Он разглядывал розовые бутоны, раскрывшиеся за два дня еще больше, но потом взгляд его упал на тенистое место на газоне под стриженным в правильный конус кустом. Там молодая трава была вся усыпана синими цветками, сверкавшими в капельках росы как дневные звезды.

- Вот же они, - прошептал маршал, но тут же услышал за своей спиной знакомый кашель и глухой голос лейтенанта мушкетеров.

- Вот Вы где, маршал!

- Рад Вас видеть, граф, - дю Плесси повернулся к гасконцу и на лице его все еще блуждала рассеянная улыбка, которую вошедший по-видимому адресовал самому себе, - Истории? Извольте. Их у меня действительно много.

Он коротко пожал мушкетерскую руку и пригласил дАртаньяна устроиться в кресле возле камина. Сам же маршал сел против окна. На всякий случай, чтобы лейтенант не заметил в его лице недостаток удивления, ведь подробности кое-каких из пережитых в Версале приключений были известны ему что называется из первых рук.

- Начните Вы. граф. Я право же, еще не успел собраться с мыслями после дороги... - и после встречи с Ней, подсказал язвительный голос внутри, - Жан, можешь подать господину графу то вино и закуски, которые ты приготовил для меня. Увы, дорогой граф, господа медики сошлись во мнении в том, что мне лучше воздержаться от вина. Особенно от вот этого, превосходного бургундского.

6

Отправлено: 06.10.16 01:07. Заголовок: - Но ведь господа ме..

- Но ведь господа медики не рекомендовали Вам воздержаться от тоста за здоровье Его Величества, дорогой маршал? - в глазах дАртаньяна блеснула усмешка.

Заметив неодобрительный взгляд старика Габэна, которого он помнил еще на службе у маршала Жака де Руже, д'Артаньян спрятал улыбку в усы и сделал вид, что принюхивался к предложенному ему вину.

- Превосходный букет... право же, я слов не нахожу в оправдание доктора Ламара. Должно быть его схватил этот ужасный апрельский насморк. Говорят, от этого недуга теряешь не только обоняние, но и аппетит, и что хуже всего - всякое сочувствие к другим. Выпьем же, дю Плесси, а то я вижу в Ваших глазах вселенскую тоску.

Осторожное хмыканье в кулак не остановило гасконца, он размашисто, по-военному точно, не пролив ни единой лишней капли, разлил вино из приземистой пузатой бутылки в оба стакана и поднял свой на уровне глаз.

- Габэн, да не стойте же как Тень на пиру Валтасара. Право слово, еще ни один маршал Франции не погибал от глотка вина.

Смущенный прямотой неунывающего гасконца, Жан попятился к двери в гардеробную, бормоча какие-то извинения насчет платья его господина, требовавшего щетки и немедленной чистки.

- Ну то то же, - одобрительно сказал д'Артаньян, - Итак, за здоровье короля! - отпив изрядный глоток, он поставил стакан перед собой и посмотрел в глаза дю Плесси, - Боюсь, дорогой маршал, что у нас с Вами не так много времени, чтобы я успел рассказать Вам обо всем, что приключилось в Версале. Вы знаете, что там действовала целая банда головорезов? Да да, нашего юного де Виллеруа похитили прямо в версальском лесу. Вместе с Бонтаном. Их перехватили на пол-пути к замку. Виллеруа вел себя как настоящий мужчина. Сумел освободиться от пут и освободил Бонтана. Тот умчался за подмогой, а маркиза снова схватили. Бедняга, ему наставили таких синяков. что девушкам он еще долго не покажется. Впрочем... они ведь любят геройские шрамы, а? Ну, Вам то это знать лучше моего.

Смеясь собственным шуткам, лейтенант принялся за предложенные ему закуски с энергией голодного волка. Его рассказ не дошел и до трети, когда на тарелке перед ним красовался каркас от цыпленка.

- Пожар, маркиз! Самый настоящий пожар, черт меня раздери. Весь старый павильон сгорел под чистую. Остался только фундамент да старый... старый колодец там был. Да. Ну, а на утро король вернулся вместе с графом де Сент-Эньяном, чтобы допросить эту мадам Годар. Я бы.. черт меня ррраздери, не хорошо так о женщине, но из-за ее сентиментов и шашней с одним из главарей той шайки бедняга Лефевр схватил пулю. Пришлось оставить его в Версале. Если бы не... -
тут лейтенант хлопнул себя по лбу, словно вспомнив о чем-то важном, и прекратил свой рассказ, - Да... все с ним будет в порядке. Он же наш, земляк. Гасконцы так запросто не покидают этот мир. Но, господин маршал, что же о Ваших то приключениях? Скажите же мне, тысяча рогоносцев в Преисподнюю, куда Вы дели тех мушкетеров, которых я отрядил для Вашей охраны... эскорт как никак дело почетное. Это ж не швейцарцы какие-то. Где же Вы оставили моих мушкетеров?

7

Отправлено: 08.10.16 01:33. Заголовок: И все-же, ему пришло..

И все-же, ему пришлось уступить и выпить тост за короля, чтобы не показаться совершенно угасшим духом и телом. Франсуа-Анри отсалютовал лейтенанту и сделал приличный глоток во славу и здравие Его Величества. Про себя же он добавил "за Нее". Высохшие, но не потерявшие свой цвет и первозданную хрупкость, фиалки согревали его сердце, укрытые между страницами маленького походного молитвенника. Дю Плесси осторожно коснулся того места на груди, где во внутреннем кармане камзола лежало его сокровище, и взгляд его сделался из мечтательного и рассеянного ясным и острым, как обычно. Что бы Она не говорила ему даже в лицо, он помнил приписку, сделанную в наспех написанном гневном послании, и этого было достаточно, чтобы быть уверенным в самом важном - Ей не все равно.

- Воистину, дорогой граф, у меня складывается впечатление, что прошел целый месяц, а не всего навсего два дня, - вставил он, когда лейтенант отвлекся на недолгую паузу, чтобы отдать должное закускам.

Все остальные попытки д'Артаньяна привлечь маршала к поднятию тостов за славных мушкетеров, за победы в Испании и прочее, дю Плесси оставил без внимания, отвечая лишь тонкой улыбкой на очередной тост. Он не задумываясь выпил бы за каждый предложенный гасконцем тост и добавил бы дюжину своих, не взирая на запреты Ламара и предупреждающее громкое хмыканье, раздававшееся из гардеробной. Но его удерживало предупреждение о том, что выпитое им лекарство вместе с вином заставит его спать мертвым сном - исход не только нежелательный, но и опасный. К тому же, было занятно оказаться в роли стоика и дать бравому лейтенанту мушкетеров проявить себя в роли рассказчика - как и всякий гасконец, господин д'Артаньян не скупился на детали и яркие эпитеты, а за стаканом бургундского его рассказ о приключениях юного Виллеруа, таинственных открытиях в старом павильоне и раскрытии заговора с участием жены егеря версальского парка сделался вдвойне занимательным.

- Ну, что же, выходит, что эта поездка открыла перед королем не только новые тайны, но и кое-какие ответы, не так ли, граф? - произнес дю Плесси, подводя итог услышанного, - Но вы были близки к катастрофе, - его голос сделался строже, - Как Вы могли допустить, граф, чтобы Его Величество оказался там... во время пожара? - не говоря уже о том, что на пожаре с вами была графиня де Суассон, а также о безрассудной вылазке Людовика в лес, когда Лефевр поймал на себя пулю, предназначавшуюся королю, - чуть было не высказал маршал и едва не выдал свою осведомленность, - Это весьма, весьма недальновидно. Я знаю, что говорю, господин лейтенант. Да, судить задним числом всегда было проще. Но, все же, при Вашем опыте, я думаю, Вам следовало трижды все обдумать. Надеюсь, более никаких других потерь не было?

О, как это знакомо ему самому - сменить тему разговора и перевести его же вопросы и упреки в пренебрежении безопасностью на него же. Дю Плесси невесело усмехнулся и надкусил тонкий ломоть хлеба, чтобы подавить все возраставший голод.

- Да, я тоже не скучал по пути из Бастилии. Утром, сразу же после выезда из крепости, нам с генералом де Руже довелось стать свидетелями похищения арестанта. Капитан де Вард сопровождал захваченного им в ле Вуэне то ли турка, то ли сирийца. И того вызволили из-под стражи прямо из кареты. Толпа зевак, запрудившая подходы к Гревской площади оказалась весьма удобным прикрытием для побега. Потом нам довелось косвенно повстречать этого беглеца под крышей одного гостеприимного постоялого двора. Вы ведь знаете тот трактир "Боевой петух", его содержит папаша Мекано. Да, так вот, мы всего лишь заехали к нему, чтобы сменить лошадей перед выездом в Фонтенбло, а оказались свидетелями убийства, побега и бог весть еще чего, - не будучи от природы лишенным дара рассказывать захватывающие истории, тем не менее маршал был предельно краток и излагал события столь лаконично, что заставил бы покраснеть самого Цезаря, - Вашим мушкетерам пришлось отстать от нас с генералом по пути к Фонтенбло. К сожалению, один был ранен. Не серьезно, но его оставили в "Лилиях" на попечении фельдшера. Двоих я послал вдогонку за заговорщиками, сбежавшими от нас в сторону Барбизона. Об их именах было нетрудно догадаться, но ведь не зря говорят - не пойман, не вор, - он посмотрел на часы, прикинул что-то в уме и сказал, - Они вскоре должны вернуться с отчетом. Даже если погоня не увенчается успехом, мы узнаем, куда они направились. Возможно даже, с кем встречались дальше.

8

Отправлено: 09.10.16 23:29. Заголовок: - Черт возьми, марки..

- Черт возьми, маркиз! Я и сам того же мнения, но Вам прекрасно известно, что королям не указывают на их беспечность. И тем более не выговаривают. Да, я примчался в Версаль, как только получил послание от короля. Собственно, к тому моменту уже кое-что произошло. Между нами говоря... строго между нами, дорогой дю Плесси, - лейтенант с грохотом придвинул свое кресло ближе к разделявшему их столику, - Вся эта поездка была сплошным баловством. Блажью, если хотите. Когда мы прибыли в Версаль, то мне доложили о захвате маркиза де Виллеруа в заложники. Понимаете! Я даже и предположить не мог, что в той глуши, потерянной для всего мира, могут быть разбойники. Да что там... хотя, если напрячь память... о, следовало уже давно обыскать этот чертов павильон.

Следовало ли удивляться тому, что дю Плесси ответит ему такими же недомолвками и ничего не значившими байками в обмен? Д'Артаньян лишь усмехнулся слушая истории о неудачах де Варда и героических подвигах самого маркиза. Ну а как же, кто бы сомневался в том, что молодой маршал везде и всюду раскроет злодейские козни.

- Но черт возьми, маршал! - вспылил старый гасконец, услыхав о ранении одного из своих мушкетеров, - Как Вы могли так рисковать? Черт меня подери, если Вы были уверены в том, что лошадь под Вами предназначалась заговорщику, так отчего же Вы не арестовали его?

Дю Плесси и бровью не повел, рассказывая ему о том, что распоряжался его мушкетерами словно это был его собственный именной полк, на что лейтенант не раз прерывал его рассказ громкими ударами кулака о подлокотник своего кресла.

- Я все понимаю, маршал, - заявил он, вскочив наконец и зашагав по комнате, - Я понимаю, что Вы напали на важный след. Понимаю, что приходилось решать и действовать сию же минуту. Но, клянусь мессой, я не возьму в толк, зачем было посылать моих мушкетеров соглядатаями за какими-то там заговорщиками? Да кого они выследят? Это же даже не охотники... они не станут подстерегать дичь по лесам, уж поверьте мне. Погоня. Как же! С тем же успехом Вы могли спустить гончих в камыши за утками... и то, толку было бы больше - может какой-нибудь старый селезень и упал бы замертво от разрыва сердца, испугавшись лая собак. Боже боже... и что, вернулись они? Да, впрочем, откуда ж знать. Может они за этими негодяями до самого Орлеана теперь гонятся. Не пойман - не вор... Ха!

Д'Артаньян остановился возле маршала и наклонился к его лицу, опершись о подлокотник.

- А если это был принц Конде? Или тот же Марсильяк? Вы что же, думаете, что они в одиночку разъезжают по постоялым дворам? Нет, сударь мой, эти люди, хоть и не лишены доли отваги, мужества, я бы признал, но не настолько глупы, чтобы пускаться в авантюры без должной подготовки и поддержки. Огневой, в том числе. Помяните мое слово, мои ребята или попадут в засаду, или собьются со следа... лучше бы второе, клянусь мощами святого Мартина.

9

Отправлено: 10.10.16 22:46. Заголовок: Чертов павильон, - г..

Чертов павильон, - губы дю Плесси дрогнули в улыбке. Он бы назвал этот фамильный замок, некогда принадлежавший архиепископу Гонди, змеиным гнездом. Разве не от туда происходила половина всех бед королевства, когда фрондировавшие принцы и примкнувшие к ним недовольные дворяне без опаски и безо всякого стеснения собирали там свои собрания? Почему же и в самом деле никому не пришло в голову обыскать этот замок сразу же после выдворения Гонди за пределы Франции?

- И ведь этот павильон, если мне не изменяет память, находится во владении короны вот уже шесть или более лет? -
проговорил маршал.

А если обыск был произведен, но не с должным тщанием? Или же отчеты о результатах попали в пыльный архив? А если кому-то просто было выгодно не выкапывать старые грехи, погребенные в забытом богом и людьми павильоне? И кто же мог предположить, что королю и его фаворитке вздумается гулять в версальских лесах и набрести на заброшенный павильон в разгар солнечного дня? Ведь не поехал же Людовик в Версаль в поисках приключений на свою голову? На свою, быть может, но ведь с ним была Олимпия де Суассон.

Как и следовало ожидать, ремарки, сделанные маршалом здорово разозлили лейтенанта мушкетеров. Но, если личные обиды старый гасконец умел проглатывать, особенно же, когда причиной им была небрежность, допущенная им же, то попустительство в отношении своих драгоценных мушкетеров, которых он лично пестовал как отец, вызвало самую настоящую ярость. Дю Плесси-Бельеру нередко доводилось видеть гнев своего отца, тоже маршала, командовавшего королевскими войсками в итальянской кампании, так что, он был вполне привычен к бранной ругани и угрожающей жестикуляции военных. В гневе маршалы и лейтенанты мало отличались друг от друга. Разве что, лейтенант мушкетеров был к тому же еще и гасконцем, - подумал дю Плесси, наклонив лицо вниз, чтобы граф не дай бог не заметил весело сощуренных глаз.

- Нет, до Орлеана они не поедут, -
возразил он в ответ на гневную тираду лейтенанта и поднял лицо, чтобы встретиться взглядом с испепелявшими его черными глазами гасконца, - Я дал четкое указание проследить, куда именно они поедут, а не преследовать их до самого замка. Да, я вполне отдаю себе отчет в том, что Конде не высунет носа из своего замка, не прихватив с собой с дюжину вооруженных головорезов. Но, он не посмеет ворваться со всей этой толпой в трактир всего в двадцати минутах езды от королевской резиденции. Он не трус, нет. Но и глупцом его не назовешь, не так ли, господин лейтенант?

Не следовало напоминать д'Артаньяну, прошедшему практически все войны, которые велись еще в прошлое царствование, и большинство тех, что имели место при нынешнем короле, о том, что герой Рокруа заслужил свою славу вовсе не пустым бряцаньем доспехами. И все же, вспыльчивый нрав гасконца явно мешал ему видеть вещи в истинном свете. Будь перед ним пересмешник де Лозен или напористый и амбициозный де Вивонн, дю Плесси, не задумываясь, использовал бы этот недостаток в свою пользу - пусть бы себе полыхали гневом и сотрясали кулаками, тогда как самое важное и полезное осталось бы без внимания. Маршалу осталось бы загрести все каштаны из жаровни самому.

- Нет, дорогой граф, - тихо проговорил Франсуа-Анри, глядя в упор в покрасневшее от гнева или от выпитого вина лицо старого мушкетера, - Я прекрасно понимаю, с кем мы имеем дело. Моим приказом было только проследить, но не преследовать. Мы узнаем, где именно засели заговорщики, а тогда уже можно решать, как действовать дальше. Выкуривать их из логова или же обмануть их бдительность и заставить выдать себя? Мне кажется, Вы выбрали бы второе, также как и я. Хотя... - тут молодой маршал хмыкнул и хлопнул себя по колену, - Должен признаться, захватив человека Конде, мы уже раскрыли себя... если у Конде есть хоть один соглядатай в Барбизоне, то он наверняка знает теперь, что его инкогнито было раскрыто. Вопрос лишь в том, будет ли он дожидаться наших действий или же ринется к королю с повинной и попытается загладить свои новые грешки каким-нибудь покаянным признанием о прошлых. Я не успел еще доложить королю детально все то, о чем мы узнали. Прежде я хочу допросить того человека. При Вашем участии конечно же, граф. Ведь он был арестован Вашими мушкетерами, в конце-концов, а мы с герцогом были всего навсего... хм... соучастниками.

С улыбкой на лице, скрывая боль в раненом боку, начавшем ныть после перевязки, дю Плесси поднялся и протянул лейтенанту руку для пожатия.

- Вы правы, дорогой граф, а я как всегда поступил, считаясь лишь с ситуацией, в которой оказался, и своими соображениями. Но, поверьте, даже сожалея о том, что я взял на себя командование Вашими людьми, окажись я снова в такой же ситуации, я поступил бы точно также. Думаю, что и Вы, граф, не стали бы раздумывать на моем месте. Надеюсь, я и впредь могу рассчитывать на Ваше доверие, Ваше Сиятельство?

10

Отправлено: 12.10.16 22:00. Заголовок: Можно позавидовать с..

Можно позавидовать спокойствию маршала, но от его уверенности попахивало вызовом. Д'Артаньян нисколько не умерил свой пыл и продолжал испепелять королевского фаворита взглядом, пока тот говорил. А ведь говорил он со знанием дела. "Будто сам служил под командованием Конде," - подумал про себя граф, - "Или встречал принца... достаточно близко. Но когда же? В то время, когда Конде выкинул финт и переметнулся к фронедерам нашему маркизу было всего-то..." - взгляд д'Артаньяна сделался насмешливым, когда он прикинул, при каких именно обстоятельствах могли встретиться принц Конде и маркиз дю Плесси-Бельер.

"Тоже мне, знаток," - подумал гасконец, но не мог не отдать должное дальновидности молодого маршала.

- Стало быть, Вы ждете известий, маршал? -
спросил он наконец и потер острую бородку, подстриженную на испанский манер, - Кого Вы захватили? Черт меня раздери, неужели того самого Жоржа де Берри? Нет! Этого не может быть, Вас верно ввели в заблуждение, дорогой маркиз.

Недоверие графа объяснялось тем простым фактом, что ему самому никогда не доводилось встретиться с личным телохранителем принца Конде лично. А тех, кому довелось, уже не было в живых.

- Этот человек не таков, чтобы дать поймать себя, как крысу. Нет, маркиз, это кто-то другой. Прикрылся именем человека из личной охраны принца - эдак его до виселицы то не доведут, ежели что.

Недоверие было написано на лице гасконца настолько откровенно, что ему и говорить не пришлось бы.

- Но, раз этот человек сидит под стражей в моих казармах, так отчего же нет. Давайте допросим его, черт возьми. И если я почувствую подвох, я пойму. Есть кое-что, что может знать только господин де Берри. Если этот малый выдает себя за него, то я выведу его на чистую воду. К тому же, он все равно может оказаться полезным, - д'Артаньян хмыкнул, подумав о том, что ему, королевскому мушкетеру предстояло играть роль простого судейского дознавателя, - Я так понимаю, маркиз, Вы не желаете вовлекать в это дело людей господина префекта. Стоит ли говорить, что и мне слишком близкое общение с господином Ла Рейни не доставляет удовольствия. Но, Вы сказали, что захватили этого человека в Барбизоне, в том проклятом трактире на Королевской дороге. Там повсюду сидят люди префекта. Вряд ли нам удастся надолго скрыть арест этого проходимца. Да и погоню за Конде и Марсильяком не скроешь.

Он потер подбородок, снова хмыкнул и уставился невидящим взором на опустошенную почти единоличными усилиями бутылку вина. Только протянутая рука дю Плесси отвлекла его от размышлений.

- Да, конечно же, маркиз. Я доверяю Вам, об обратном и речи быть не может. Мы оба вспылили, на то есть причины, - острый взгляд старого мушкетера скользнул по лицу маршала, замечая глубокие морщинки в уголках губ и сощуренные глаза, - Вам бы отдохнуть не мешало. Думаю, что до выхода Его Величества к обеду у Вас есть еще некоторое время. На Вашем месте я бы воспользовался этим, не мешкая. Если хотите, маркиз, я дам приказ караульному мушкетеру постучать к Вам, как только король изволит выйти. А того малого мы успеем допросить после приема послов... будь они неладны. Не будь всех этих дел, я бы уже был на пути к Версалю. Мои люди рассредоточены на Королевской дороге, а я здесь... черт раздери все эти напасти! - не сдержав гнев, граф с силой ударил кулаком по столу, заставив бутылку и стаканы подпрыгнуть и тревожно зазвенеть, ударившись друг о друга, - То на мадьярский обоз нападение, то кражи прямо во дворце... а теперь еще и эта история с заговорщиками. И где! Тысяча чертей, под носом у Ла Рейни и всех его ищеек!

11

Отправлено: 12.10.16 23:52. Заголовок: Граф был не из того ..

Граф был не из того числа людей, кто из зависти стал бы отрицать очевидное, лишь бы не признавать чужую удачу. Его слова о том, что пойманный братьями шпион принца Конде мог оказаться самозванцем, прикрывшимся чужим именем, чтобы избегнуть наказания, вселили толику сомнений в душе маршала. И все же... ведь и пойман тот человек был только благодаря тому, что маршал действовал по его же правилам, выслеживая его из-за угла, а точнее, из потайной норы за стеной трактира.

- Не знаю, верить ли Вашим сомнениям, граф, - произнес Франсуа-Анри сквозь стиснутые от боли зубы, выходило по всему, что ни он, ни его брат Арман де Руже, не знают Жоржа де Берри в лицо, а значит, и уверенными в том, что это был именно он было невозможно.

- Но, что с того, -
махнул он рукой и отошел чуть в сторону от яркого света солнечного луча, упавшего прямо на его лицо, - Даже если этот человек не тот, за кого себя выдает, допрос не будет лишним. Да, нам придется взять на себя роль полицейских дознавателей, как бы это не претило нам всем.

А вот думал ли он о том, что их могли заметить люди Ла Рейни, наблюдавшие за трактиром? Необъяснимая злость всколыхнулась в душе маршала и он с яростью сжал в руках трость. Выдохнув, он набрал в легкие воздух и сделал еще один выдох, прежде чем процедить сквозь зубы:

- Интересно бы узнать, где были эти хваленые ищейки господина префекта в ту ночь, когда карету графини де Суассон похитили с постоялого двора вместе с двумя служанками Ее Светлости. Я скорее умру, чем предоставлю господину Ла Рейни право распоряжаться там, где расследование поручено нам с Вами, граф. Пусть занимается карманниками и устроителями фейерверков - это по его части. А заговоры и убийства, это ему не по зубам. Он уже допустил, - от напряжения дыхание дю Плесси сделалось частым и хриплым, заставив его замолчать на середине фразы для того, чтобы отдышаться.

- Послушались бы графа, Ваша Милость, -
встрял в разговор своего господина и лейтенанта мушкетеров старый слуга, - Дело же говорят. Отдохнули бы прежде чем в общество выходить.

Прислушиваясь к интонациям беседы, Жан вышел из гардеробной, едва только послышался кашель его господина. Он точным и быстрым движением отмерил несколько капель лекарства, оставленного доктором Ламаром и подал маршалу маленький кубок чеканного серебра.

- Сказано было, в случае кашля давать, -
пояснил он, обернувшись к лейтенанту, - А то ведь эдак все нутро можно вывернуть... кашель то какой... все утро верхом проскакали. От Парижа самого. Да что там, говорили не говорили им , все одно - по-своему поступают.

- Не слушайте ворчания старика, дорогой граф. Это все безделица полнейшая. Такие лекарства принимает моя крестная, мадам де Ланнуа... видно, шепнула ему, чтобы он меня ими отпаивал... - дю Плесси взял настойку и с усмешкой принюхался, - Вот даже запах такой же... а? И ты будешь мне говорить, что это доктор Ламар оставил? Старый плут... ладно, на твоей совести, чем меня потчуешь, - сказал он и залпом выпил горькую настойку, позволив себе скривиться от послевкусия.

- Как же, как же, будто бы мне больно надо травить Вашу Милость. Скажете тоже, -
проследив, что лекарство было принято без остатка, верный камердинер забрал кубок и отошел к двери.

- А что там с княжеским обозом, граф? - спросил дю Плесси, припоминая увиденного им на дороге смертельно раненого цыгана, - Мы на Объездной дороге видели одного цыгана. Он еще прошептал что-то... то ли о ком-то рыжем, то ли имя такое... странно было. У меня это вылетело из головы после всего, что приключилось с нами в "Трех Шишках", а ведь это мог быть один из тех, кто напал на княжеский обоз. Что Вам известно об этом нападении?

12

Отправлено: 14.10.16 19:32. Заголовок: Наблюдая за тем, как..

Наблюдая за тем, как старый камердинер маршала уговаривал его выпить лекарство, д'Артаньян невесело раздумывал о двойственном отношении к службе людей Ла Рейни. Если они и в самом деле вели наблюдение за трактиром, то как оказалось возможным похищение кареты графини? Если только тому малому, шутолову королевы не были известны какие-то особенные лазейки. Или у него был кто-то свой среди трактирной прислуги.

- Или же свой человек на службе у префекта, -
чуть слышно проговорил лейтенант и поморщился, заметив горечь на лице дю Плесси, - Сочувствую, господин маршал, - сказал он громче, поднимаясь из-за стола, - Вот и Вас заставляют пить эти дамские настойки. Право слово, я бы проглотил свинец в брюхо, чем дожить до тех дней, когда меня будут пичкать отварами и всяческими лекарственными микстурами.

Неодобрительный взгляд старика Габена был встречен мушкетером с усмешкой, но он ничего не сказал в ответ на дерзость камердинера. Жана Габена знал любой, кто хоть что-нибудь слышал о итальянской кампании и маршале де Руже. Ведь это его ординарец, бесшабашный и храбрый до полного безрассудства вызвался пролезть под стены осажденной крепости в верхнем Пьемонте и заложить бомбу под самый фундамент главной оборонительной башни. То, что ему удалось не только устроить взрыв, но и вылезти на свет божий после того, было чудом. Отделавшись переломами костей и обоженным плечом и левой рукой, Габен долго еще был легендой среди ветеранов той кампании, как человек, выживший дважды - в первый раз переживший взрыв, а во второй - нож полкового хирурга.

- Что? Постойте-ка, - не ожидавший услышать от дю Плесси новые подробности дела о мадьярском обозе, лейтенант застыл перед ним, так и не одев шляпу, - Вы видели цыгана? И он шептал о рыжем... ну конечно же. Хотя, отчего же о рыжем? Ведь это все было сфабриковано... - он внимательно посмотрел в глаза дю Плесси, - Другим человеком. Я сам слышал один весьма занимательный разговор главаря той банды и, - гасконец лукаво прищурил глаза и усмехнулся, - Должно быть, Вы уже и сами угадали, маркиз? А? Да да. тот самый господин, кто решил запрыгнуть выше всех. Даже выше самого короля.

Опасаясь говорить больше о человеке, к которому вели нити таинственных и жестоких преступлений, пока они находились во дворце, напичканном потайными коридорами и нишами для подслушивания, граф громко закашлялся и подмигнул дю Плесси.

- Но, я должен согласиться с Вашим камердинером, маркиз. Кто как не Габен лучше всех знает, насколько важен для Вас отдых. Давайте поговорим обо всем позднее. У меня, - он наклонил голову, как будто поправляя шляпу и шепнул, - По крайней мере я уверен, что в казарме королевских мушкетеров нет никакой возможности подслушивать разговоры. Разве что, кто-нибудь рискнет забраться на карниз второго этажа... как этот сорви-голова из свиты князя Ракоши.

Гремя шпорами и тяжелой кавалерийской рапирой, болтавшейся на перевязи и грозившей задеть драгоценные напольные вазы, оказавшиеся на пути, лейтенант прошел к двери.

- До встречи, маркиз. После приема послов я жду Вас у себя. Поверьте, мушкетеры славны не только своими победами. Но и лучшим приемом. В этом Вы убедитесь этим же вечером.

// Дворец Фонтенбло. Чуланчик с садовым инструментом. 2 //

13

Отправлено: 14.10.16 22:59. Заголовок: Дю Плесси лишь корот..

Дю Плесси лишь коротко кивнул в ответ на шутливое сочувствие гасконца - свинец в брюхо - такого не пожелаешь и врагу, насколько же не любит господин д'Артаньян лекарственные отвары и микстуры? Или старый мушкетер остается верным себе женоненавистником, мелькнула догадка, заставившая Франсуа-Анри лукаво усмехнуться, а ведь и впрямь о стойкости графа к женским чарам ходили легенды. Как и о том, что его сердце было раз и навсегда отдано одной несчастной, ставшей жертвой придворной интриги.

Лейтенант не любил говорить о своем прошлом, но, по его тону маршал понял, что и о делах настоящих дней он также не желал говорить. Не о тех, которые касались имени господина суперинтенданта - это читалось во взгляде гасконца, да и в намеке на господина, пожелавшего запрыгнуть выше самого короля.

- Хорошо, господин граф. Отложим разговоры. У Вас должно быть тьма забот перед приемом послов. Да и у меня, признаюсь, есть еще кое-какие незаконченные дела, - согласился дю Плесси и отсалютовал мушкетеру, приложив руку к виску, будто бы приподнимая шляпу, - Если у Его Величества не будет никаких приказов, то после приема послов я буду у Вас, граф.

Звон кавалерийских шпор огласил темный коридор, соединявший комнаты королевских покоев с лестницей для прислуги с одной стороны и переходом в служебное крыло с другой. Издалека послышались требующие пароль возгласы караульных и глухой кашель д'Артаньяна в ответ.

- Кажется, то ночное приключение не пошло на пользу здоровью графа, -
послышалось из гардеробной ворчливое замечание Жана, - Его кашель можно услышать за целое лье.

- А что за приключение? - нахмурил лоб Франсуа-Анри, пытаясь припомнить, что он слышал о ночных приключениях мушкетеров, - Это когда они ринулись всей кавалерией в погоню за убийцей того писаря?

- Не только, господин маркиз, - более чем охотно ответил Жан, выглядывая из гардеробной, - В ту самую ночь, когда Вы ранили того негодяя, господин лейтенант спас одну даму от цыган. Ее выкрали и увезли до самого Парижа. О как дело то было.

- А тебе откуда это известно? - суровый тон маршала заставил Габена прикусить язык, он покачал седой головой и посмотрел исподлобья на молодого господина.

- Это известно Вашему брату, месье. Было бы известно и Вам, раз Вы маршал двора. Да Вы же и сами то в беспамятстве были. Дело то секретное, вот как.

- Ну раз секретное, Жан, так и держи язык за зубами, - резко ответил дю Плесси и направился к двери в королевскую оранжерею.

// Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 7 //

14

Отправлено: 07.01.17 23:58. Заголовок: Дожидаясь прихода ма..

Дожидаясь прихода маршала, Кольбер нервно теребил в руках круглую шляпу с невысокой тульей и отмерял шагами периметр комнаты. Он успел уже изучить названия немногих книг, хранившихся на полке секретера старинной работы, и карту, висевшую на стене над рабочим столом. Украшенная гравюрами, изображавшими морских и земноводных чудовищ наряду с древними божествами, карта представляла собой две сферы, изборожденные сеткой продольных и поперечных линий. Красивое и в то же время совершенно бестолковое украшение кабинета, констатировал про себя Кольбер, убедившись в том, что сведения, представленные в этой карте были настолько устаревшими, что он не отправил бы даже самую захудалую экспедицию по маршрутам, предлагаемым то ли португальскими мореходами, то ли генуэзскими купцами.

Шум голосов, доносившийся из приоткрытой двери в сад, внезапно сменился на крики и хрипящие звуки, напоминавшие борьбу. Кольбер даже бросился к дверям, чтобы узнать, что стряслось, но едва не столкнулся лбом с самим дю Плесси-Бельером.

- О, месье маршал! Вас то я и жду! - воскликнул он, немало удивленный видом побелевшего лица и трясущихся рук, - Вам нехорошо, Ваша Светлость? Надеюсь, что это временно, крайне надеюсь на это. Уверяю Вас, тот человек, которого Вы встретили только что в саду, не имеет ничего дурного против Вас. И против князя Ракоши также. Поверьте, если бы я знал, что этот болван Бондюэ попадется Вам на глаза...

Кольбер отрешенно махнул рукой, с укоризной глядя в лицо человека, вошедшего в покои следом за дю Плесси-Бельером.

- Это мой человек. Впредь я постараюсь подбирать сторожа надежнее, нежели этот дилетант. Но, позвольте мне объяснить Вам все.

Надеясь на то, что усталость, столь красноречиво написанная на лице маршала, не позволит ему уйти от разговора, хотя бы не раньше, чем будут изложены основные факты, Кольбер кивнул камердинеру и указал ему на дверь в гардеробную.

- С Вашего позволения, пусть Ваш камердинер и мой человек подождут за дверью. Но, не в коридоре. О нет! - он категорически замахал руками и распахнул дверь в гардеробную, водворив туда нежелательных свидетелей.

- Итак, месье маршал, я представляю волю короля. Не удивляйтесь ничему. Его Величество был вынужден скрыть от Вас этот план, чтобы добиться результата. И он не замедлит появиться. Прежде всего, я должен просить Вашего прощения, месье, за вынужденное вторжение. Я приказал Вашему камердинеру, от имени короля, разумеется, спрятать в Вашей гардеробной некий предмет. Весьма важный и ценный для короля. И для королевы-матери. Догадываетесь ли Вы, о чем идет речь? -
черные глаза Кольбера хитро прищурились и он указал на предмет, стоявший на столике возле камина, - Это та самая шкатулка, за которой велась охота. Благодаря Вашему расследованию, похитители не решились оставить ее в Фонтенбло и перевезли туда, где ее никогда не обнаружили бы, если бы не роковая случайность. Но, об этом может рассказать только сам король. Я же со своей стороны могу только передать Вам его приказ. Вы должны принести эту шкатулку в покои королевы-матери... - Кольбер посмотрел на каминные часы и запнулся на несколько секунд, - Да, прямо сейчас же. Эта честь поручена Вам самим королем. Могу только добавить, - сказал он, с нескрываемым удовольствием потирая руки, - Что в эту самую минуту, король отдает приказ маркизу де Виллеруа взять из его личного секретера другую, похожую на эту шкатулку, чтобы заманить в западню тех, кто охотился за ней.

Раздался мелодичный бой часов и Кольбер опустил руки,выдохнув с облегчением, будто бы с его плеч скатилась целая гора.

- И я нижайше прошу Вас о снисхождении к моему лакею. Бондюэ выполнял мои указания. Он следил за Вашими покоями и за покоями Его Величества со стороны сада, чтобы предотвратить вероятность кражи. Увы, даже в королевском дворце мы не можем полностью полагаться на случай. И все равно, невозможно предусмотреть все, как например то, что Вы, вместо того, чтобы явиться к королевскому обеду, вернетесь сюда, да еще и в компании трансильванского князя.

15

Отправлено: 08.01.17 13:52. Заголовок: Менее всего Франсуа-..

// Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 7//

Менее всего Франсуа-Анри ожидал встретить в своих покоях нового интенданта, который умудрялся так долго оставаться в тени своего покойного господина, что его толком никто и не знал. Даже для приближенных короля это был всего навсего счетовод, не смотря на купленный дворянский патент и особое доверие, оказываемое ему Людовиком.

- Месье Кольбер? Чем могу быть полезен Вам? - спросил маркиз, предельной вежливостью лишь подчеркивая несоразмерную разницу между ними, - Благодарю Вас за заботу, сударь. Я справлюсь сам.

Синие глаза остановились на руках Кольбера, нервно теребивших простую черную шляпу без плюмажа и каких-либо украшений. Он даже не носил перчатки! Подавив презрительную ухмылку, дю Плесси-Бельер указал посетителю на стул, а сам устроился в кресле перед камином, тогда только обратив внимание на стоявшую на столике шкатулку.

- Попросите господина префекта рекомендовать Вам соглядатаев на будущее, - небрежно бросил он, стягивая одну за другой перчатки, - А лучше... а лучше всего у виконта де Во. У него служат лучшие в своем деле люди - лучшие архитекторы, лучшие кулинары... лучшие живописцы. И даже, - в синих глазах мелькнула угроза, - Лучшие убийцы. Вот только с ворами ему не везет, - продолжал он с прежней небрежностью, так что невозможно было разобрать, шутил ли он или говорил серьезно.

- Вы уже вторглись в мои покои. И, если у Вас был на то приказ короля, то кто я, чтобы протестовать, -
ответил он на просьбу отослать прочь Жана и задержанного Бондюэ, - Давайте, распоряжайтесь. Я весь к услугам Его Величества.

Не смотря на то, что речь маршала звучала все легкомысленнее и небрежнее, лицо его и особенно же взгляд сделались жестче и острее. Он не спускал изучающий взгляд со шкатулки, догадавшись, что это была та самая, за которой он охотился последние четыре дня. Пояснения Кольбера лишь подтвердили эту догадку, а заодно и то, каким образом злополучная вещь оказалась в его личных покоях.

- Какая честь и в самом деле, -
обронил он, протянув руку к шкатулке.

Он провел пальцами по инкрустированной поверхности верхней крышки и задумчиво нарисовал на ней знакомый вензель, тут же стерев его ладонью.

- Однако, эта пыль явно не из моей гардеробной, -
усмехнулся он, сдувая пыль с ладони, - И Вы не знаете ничего о том, где именно была найдена эта шкатулка?

Под испытующим взглядом синих глаз Кольбер поспешил перевести тему на другие не менее важные подробности данного ему поручения. Но, от Франсуа-Анри не укрылось облегчение, с которым интендант избавлялся от опасного предмета и необходимости рассказывать историю его обнаружения. Ну и пусть, ведь маршалу было известно то, о чем знали немногие посвященные, если не он один.
А может быть именно из-за того, что ему было известно, графиня де Суассон так резко изменила свое отношение к нему? Печаль в его взгляде легко было принять за усталость, так что, Франсуа-Анри даже не стал скрывать это за обычным набором шутливых отговорок. Для них еще придет время, когда он встретится лицом к лицу с Ней. Что же, если он сделался неудобным и опасным свидетелем личных тайн не только супруги короля, но и его фаворитки, то жизнь делалась и впрямь невыносимо нескучной. Мария-Терезия дорого бы дала за то, чтобы с ним случилось какое-нибудь случайное несчастье, а что же мадам де Суассон?
И все же нет. Нет же, упрямо твердило сердце, и в груди разливалась волна удушающего жара от осознания того, что он мог оказаться опасным и невыносимым для счастья Этой женщины. Нет же, во что бы то ни стало он должен, он мог убедить ее, что не враг и не соперник ей. Он всего лишь желал служить своему королю - неужели это самое невероятное и невозможное?

- Что? -
имя маркиза де Виллеруа отвлекло дю Плесси от тяжелых мыслей, - Вы хотите сказать, что король решил пустить похитителей по ложному следу при помощи Виллеруа? Это же... - он резко скинул правую ногу с левой и поднялся из кресла, - Это же как приманка в волчьем капкане, сударь! И нет, не убеждайте меня в том, что эта блестящая мысль пришла в голову Его Величества без Вашего участия! - вскричал он, подойдя к Кольберу, - Тысяча чертей, я не стану участвовать в этом! Где маркиз? Он уже забрал шкатулку из опочивальни короля? Отвечайте же! Иначе я добьюсь того, чтобы не только Ваш горе-шпион попал на гауптвахту, но и Вы сами. Слышите Вы?

Потревоженная рана заныла в левом боку, когда он неловко нагнулся, чтобы посмотреть в лицо интенданта. Отшатнувшись на два шага назад, дю Плесси оперся рукой о столик и посмотрел на ладонь, которой зажал левый бок. Нет, все в порядке, если кровь не просочилась сквозь повязки и камзол, значит, и смотреть не на что.

- Черт подери... эта мысль гениальна, что тут скажешь, -
проговорил он, слабеющим голосом, - Но расстановка сил не верна... на месте маркиза должен быть я. А он должен явиться к королю с настоящей шкатулкой, как ему и приказано.

Он оглянулся на дверь в сад. Затем посмотрел в сторону гардеробной и громко хлопнул в ладоши, призывая камердинера.

- Вот что, Кольбер, я не стану винить Вас в недобросовестности и более того в недоброжелательстве в отношении маркиза. А Вы поможете мне исправить это дело. Идемте. Мы еще успеем. Обед ведь только завершился? - увидев сомнение в черных глазах интенданта, он усмехнулся и кивнул, - Полагаю, маркизу было велено идти через коридор для прислуги? Ну так мы так и сделаем. Идемте, идемте. Полагаю, на этот раз право входа в личные покои Его Величества через внутренний сад оправдает себя. Жан! Заприте этого малого в гардеробной, а сам ступайте через каморку садовника к выходу. Приведете к лестнице для прислуги человек шесть мушкетеров. Именем короля, Жан! Передайте сержанту пароль, лилии и звезды. Поняли? Ну, да он поймет. Пусть ждут моего сигнала и не выходят на лестницу до тех пор.

Отдавая приказы, дю Плесси говорил отрывисто, но по-военному четко, чувствуя прилив сил от предвкушения хорошего дела. Нет, конечно же, он не надеялся на то, что господин Фуке окажется настолько глуп, чтобы подставиться при новой попытке выкрасть шкатулку, но будет возможность нанести ему значительный удар, поставив в положение, когда ему придется вывернуться в своей беличьей шкурке наизнанку, чтобы отвести от себя подозрения.

- Идемте же, Кольбер! Время не ждет! И возьмите с собой шкатулку, бога ради! Не оставляйте эту злополучную вещь в моих покоях ни на час дольше. Она слишком дорога... для Их Величеств, - бодро скомандовал маршал, когда из коридора донеслось гулкое эхо шагов, по вероятности, Виллеруа и его гвардейцев.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 5 //

16

Отправлено: 08.01.17 22:54. Заголовок: - Да, насчет подбора..

- Да, насчет подбора шпионов, Вы правы, месье маршал. Лучше спрашивать у людей знающих. Ла Рейни, да он знаток в этом деле, - кажущееся спокойствие маршала передалось и Кольберу, так что он сел в предложенное ему кресло и благодушно улыбался шутливым советам дю Плесси, пока не услыхал в его словах скрытый намек.

- Месье виконт де Во? О... так Вам тоже известно о нанятых им, - он пожевал губами, подыскивая достаточно обтекаемую фразу, не будучи уверенным в том, насколько много было известно маршалу о истинном лице суперинтенданта.

- Да, не везет ему, - пробормотал он, пряча удивленный взгляд в пол, после того как дю Плесси-Бельер высказался предельно открыто.

А вот взрыв гнева и яростное "нет" не оказались столь уж неожиданными. Его Величество предупреждал о возможности подобного ответа и дал всего лишь одну инструкцию на сей счет - "Если месье маршал вздумает возражать, позвольте ему действовать. Только напомните, что вся эта история останется на его чести." Догадывался ли король о том, как маршал воспримет возложенную на него роль, зная о том, что другой человек будет отправлен в капкан в качестве подсадной утки? Чувствуя, что миссия в буквальном смысле утекает у него как вода сквозь пальцы, Кольбер засопел, отчаянно вытирая лоб платком и хотел было остановить бурную речь маршала, пока тот не совершил какое-нибудь непоправимое безумство.

- Но, месье маршал! - воскликнул он приглушенным голосом, - Месье, опомнитесь! Вам приказано нести эту шкатулку в покои королевы-матери. Это приказ, месье, а приказы короля не обсуждаются, Вам ли не знать!

Но, было поздно убеждать упрямца, когда тот уже отдавал приказы своему камердинеру и вел себя так, словно военачальник перед штурмом долго и упорно осаждаемой им крепости. Казалось, что дю Плесси-Бельер менялся прямо на глазах - вместо бледного и изможденного калеки, вынужденного ходить, опираясь на трость, перед интендантом стоял пышущий энергией мужчина, готовый прямо с места в карьер ринуться в сражение, план которого он составлял тут же.

- Господи, Пресвятая Богоматерь... маркиз! - крикнул уже вдогонку Кольбер, тогда как дю Плесси-Бельер ринулся прочь из комнаты во внутренний сад, - Это до добра не доведет! Вы отказываетесь выполнять приказ короля, месье!

- Не оставляйте эту злополучную вещь в моих покоях, -
раздалось уже из-за двери и, вынужденный подчиниться этому воинственному напору, Кольбер подхватил шкатулку под мышку, прикрыв ее своей шляпой.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 5 //

17

Отправлено: 23.02.17 00:36. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Лестница для прислуги //

Четыре часа дня.

Оказавшись в крепких руках маршала, поддерживавшего его с одной стороны, и пожилого камердинера, Жан-Батист послушно обмяк и поддался, позволив увести себя в незнакомые ему покои. За те несколько дней, которые королевский двор провел в суете постоянных праздничных балов и развлечений, он уже не в первый раз оказывался невольным гостем в чужих покоях и не по своей же воле.

- Ах, оставьте... оставьте мня... меня... я окончательно потерян, потерялся, заблудился, - бормотал Люлли, оплакивая собственную участь, - Цветы? О да, нам нужны цветы. Море цветов!

Издалека послышался звонкий голос маркиза де Виллеруа и Люлли, вдруг вспомнив о приглашении короля, предпринял отчаянную попытку освободиться от почтительных объятий камердинера маршала дю Плесси-Бельера.

- Пустите же меня! Господа, господа, мне необходимо быть у короля. Немедленно. Это государственной важности дело. Вы же знаете, месье маршал, - обратив умоляющий взор на дю Плесси-Бельера, воскликнул Люлли, но подкашивавшиеся колени не слушались его, а твердая рука камердинера уже водворила его в покои, занимаемые маршалом.

Поняв из слов камердинера, что тот собирался дать ему чудодейственный отвар от головной боли и прочих недугов, обычных при последствиях обильных возлияний, которыми грешили многие военные чины, независимо от ранга и положения, Люлли поддался его уговорам и позволил усадить себя в глубокое кресло возле камина.

Комната, куда его привели, была обставлена скромнее, чем личные покои герцога Орлеанского или милорда Бэкингема, у которых маэстро довелось побывать в качестве гостя. Однако, и аскетичной обстановку назвать было нельзя - кровать была достаточно широкой и к тому же возвышалась над полом так, что даже в студеную зиму стылый холод, поднимавшийся от пола, вряд ли побеспокоил бы хозяина комнат. К тому же, к четырем высоким шестам, увенчанным золочеными шишками, были прикреплены карнизы с пологом из плотной парчи. От взора настоящего эстета и ценителя прекрасного, каким был маэстро, уроженец дивной Флоренции, не укрылись миниатюры в золоченых рамах, изображавшие сцены из охоты и греческих мифов, а также выписанные на потолке фрески с толстощекими карапузами, заглядывавшими под полог кровати с истинно детским любопытством в глазах. Серебряные кубки на высоких тонких ножках, в которых камердинер маршала подал гостям напитки, были вычеканены рукой признанного мастера и также были украшены изображениями мифологических животных и виноградных лоз.

- Благодарю Вас, -
выдохнул Люлли после того, как опрокинул в себя содержимое кубка, обжигающую горло настойку из трав, в которых узнавалась мята, шалфей, толика базилика и что-то еще, леденящее гортань и в то же время, обжигающее небо, - Месье маршал, если я правильно понял, за Вами тоже посылали? Не согласитесь ли Вы проводить меня к Его Величеству? Мой спутник... маркиз... - тут он заметил смущенно переминавшегося с ноги на ногу Виллеруа, - А! Маркиз! Да где же Вы пропали? Я думал Вас утянули в преисподнюю духи Монтальдески или Красной Дамы или еще кого-нибудь! Que bello, ah! Вы оставили меня там одного. В кромешной тьме! И скажите на милость, куда Вы исчезли?

Он взмахнул руками. Брызги остававшейся в бокале настойки выплеснулись на ковер с одной стороны, а в другую с печальным гулом упал футляр со скрипкой, которую маэстро продолжал сжимать подмышкой все то время.

- О нет! О, мадонна миа! Только не это! -
вскричал Люлли, бросившись на колени перед своим драгоценным инструментом, угодившим из футляра прямо в горку золы, покоившейся во чреве камина, - Только не моя скрипка! Это дурной знак... о, меня ждет провал! Мадонна, неужели снова катастрофа? - причитал он, выгребая скрипку из золы трясущимися от волнения руками.

// Дворец Фонтенбло. Кабинет Его Величества. 4 //

18

Отправлено: 24.02.17 00:30. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Лестница для прислуги //

- Проходите же, маркиз! - с радушием гостеприимного хозяина дю Плесси пригласил молодого человека пройти в его комнату и указал на второе кресло перед камином, - Присаживайтесь и не волнуйтесь ни о чем. Поверьте мне на слово, в этом холостяцком жилище нет ничего такого, о чем Вам пришлось бы исповедаться перед своим духовником в субботний вечер.

Он с легкой усмешкой посмотрел в светившиеся наивным любопытством глаза юноши и развел руками, словно сокрушаясь в том, что разочаровал его ожидания.

- Увы мне увы, пришлось расстаться со знаменитой коллекцией локонов, которые я хранил как память о сладостных мгновениях своей бурной молодости, - со смехом сказал он, но заметив укоризненный взгляд старины Жана, снял шляпу, закрыв ею смеющееся лицо, и сокрушенным голосом произнес, - Не слушайте все эти россказни, друг мой. Я прекрасно знаю все байки, которыми де Лозен кормит двор за моей спиной. Послушать его, так я должен быть как минимум Юпитером во плоти с его божественной способностью проливаться золотым дождем сквозь стены и дымоходы в спальни красавиц всей Франции.

- Не шутили бы Ваша Милость о всяческих глупостях-то, -
пробурчал Жан, занятый тем, что с точностью аптекаря отмерял положенное количество капель чудодейственной настойки от так называемой головной боли, - Поминаете всуе всех этих языческих богов, а ведь не было у них ни сердца, прости нас господь, ни совести.

- Да да, Жан, - Франсуа-Анри махнул рукой на ворчания камердинера и взял протянутый ему бокал с вином, смешанным на треть с настойкой, - Эти лекарства... хотел бы я вместо них получить другое укрепляющее, - проговорил он, вглядываясь в красноватую жидкость, - Всего одна улыбка, - его шепот не услышал бы и стоявший рядом камердинер, но и более того он не позволил себе сказать, залпом опрокинув в себя предложенное лекарство.

- Так что же, граф де Лионн? - спросил он, возвращая бокал.

- Эх, а вот не допили же... - проворчал камердинер, с сомнением глядя на слегка лишь пригубленное вино, - И что я потом Вашему врачу скажу?

- Чаша моя испита, - иронично закатив глаза, отвечал Франсуа-Анри и весело подмигнул смотревшему на него Виллеруа, - Которому из врачей, мой дорогой Жан? Я признаю советы только одного... врачевателя сердца моего.

- Шутить изволите. А герцог между прочим велел мне строже с Вами обходиться. А ежели соблюдать режим не станете, так и вовсе запереть Вас. И постельный режим соблюсти, как господин королевский доктор и сказал.

- Жан! - прикрикнул на старика маршал, теряя терпение, - Что передал мне граф де Лионн? Король меня требовал к себе? Что насчет аудиенции?

- Так как же, требовали Вас. Их Величество велел всем маршалам при полном параде быть. И Вашей Милости велено было верхом вместе с другими маршалами к параду быть готовыми. А вот про аудиенцию, - явно озадаченный этим вопросом, камердинер потер гладко выбритый подбородок, - Это я не припомню.

- Ну, так я сам это выясню. Но, после того, как ты поможешь мне переодеться.

То ли под действием лекарственного питья, то ли от мыслей о возможной встрече с графиней де Суассон в кабинете короля, Франсуа-Анри чувствовал возраставшее волнение в груди. Он прошелся по комнате, то закладывая руки за спину, то сцепляя их на груди, нетерпеливо поглядывая в окно, словно ожидая увидеть в саду знакомый силуэт, то бросая молниеносные взоры на каминную полку, на которой красовались механические часы.

- Маркиз, Вы собирались к королю? Не окажете мне любезность, мой друг? Спросите у Его Величества, ожидает ли он моего доклада перед парадом... или нет, лучше доложите Его Величеству, что буду. Буду через четверть часа. Мне хватит этого времени для того, чтобы переодеться.

Он посмотрел на маэстро, на щеках которого вновь заиграл здоровый румянец вместо болезненной бледности, и ободряюще кивнул ему.

- Боюсь, что всем нам придется выполнить нечто непосильное, но великое. Ведь речь идет о престиже Франции. Если я не ошибаюсь, у Его Величества весьма грандиозные планы на этот прием. Не буду задерживать Вас, друзья мои. И пусть музы... - он заговорщически покосился на стоявшего к ним спиной камердинера, занятого экзаминовкой парадной маршальской кирасы, и шепотом договорил, - И пусть наши музы будут с нами нынче.

19

Отправлено: 25.02.17 00:01. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Лестница для прислуги //

Повинуясь вежливому приглашению маршала, Франсуа вошел и занял предложенное ему кресло возле камина. Оказавшись напротив Люлли, он тогда только заметил неестественную бледность на его щеках и тусклый блеск в глазах. И кажется, это и стало причиной возникшей суеты, когда камердинер маршала принялся наспех готовить какую-то пахучую настойку, которую и подал маэстро, а за компанию и маркизу.

- О нет, благодарю, я в порядке, - поморщившись от одного запаха, отказался он и натянуто улыбнулся маршалу, подшучивавшему над ним, а еще больше над самим собой, развенчивая свою славу первого сердцееда двора. Не зная, куда деться от охватившего его стыда - он то верил де Лозену безоговорочно и в самом деле привык думать, что в своих покоях дю Плесси-Бельер хранил как минимум коллекцию локонов. А выходило, что маршал жил скромнее некуда и по своим привычкам нисколько не отличался от любого другого неженатого кавалера. Хотя, кто знает, может быть, как раз тот же де Лозен, так охотно распускавший сплетни о своих друзьях, и коллекционировал у себя в покоях нечто такое... Виллеруа мысленно повторял слова, которые подошли бы по такому случаю, когда раздался горестный вопль Люлли.

- Мамма миа! Моя скрипка!

Увидев драгоценный инструмент выпавший из футляра прямо в камин, Франсуа тут же кинулся на помощь. Он опустился на колени, не обращая внимания на то, что мраморные плиты, которыми был выложен пол перед камином, были испачканы свежей золой после недавней растопки, и на его панталонах и чулках тут же отпечатались черные следы.

- Подождите, месье, надо сдуть золу, это не страшно... с ней все в порядке, - говорил маркиз, аккуратно потянув скрипку за тонкий изогнутый гриф.

Задетые пальцами струны издали печальный и глубокий звук, повторившийся откуда-то из самых недр камина. Франсуа даже показалось, что сверху из дымохода раздался чей-то вскрик в ответ, но причитания Люлли и ворчливое кряхтение старика камердинера отвлекли его.

- Вот, держите, - он поднялся с колен и протянул скрипку Люлли, предварительно сдув с нее золу, - Не расстраивайтесь так, маэстро. Это... это к удаче. Когда бокалы бьются - это ведь всегда к удаче, - чувствуя неловкость от того, что ему приходилось откровенно лгать, Франсуа попытался ободрить музыканта, - Идемте, месье. Король ждет нас.

- Но не в таком же виде, месье! - воскликнул Жан и тут уж Франсуа было не увернуться от тщательной чистки камзола и панталон жесткой щеткой, которой успел вооружиться камердинер маршала, - Стойте смирно и я вычищу Ваш костюм прямо на Вас, месье. Иначе его придется снять, - пригрозил он, яростно ударяя бока и колени маркиза щеткой, - Вот же попались... и Вам тоже, месье, неплохо бы камзол вычистить, - прибавил он, оборачиваясь к Люлли.

Все это происходило под перезвон шпор и стук каблуков маршала, отмеривавшего периметр своей комнаты размеренным шагом, словно ничего и не происходило.

- Да, я прямо сейчас должен явиться к королю, - ответил ему Франсуа, густо покраснев при мысли, что появится в Главной Приемной в панталонах испачканых золой, как какой-нибудь истопник, но отступать он не привык, а значит, пойдет туда с гордо поднятой головой, - Я доложу Его Величеству о Вас, - стараясь придать своему голосу как можно больше уверенности, говорил он, про себя думая о том, что сгорит со стыда на месте, едва переступив порог приемной, - Престиж Франции? - вот надо же было маршалу заговорить о таких высоких целях, да что же он будет делать, если у него не достанет времени на переодевание? А ведь он обещал Оре мигом вернуться, чтобы проводить ее к тому месту возле дворцовой стены, где были целые заросли плюща и дикого винограда.

- Музы... как же, - проворчал Габэн, покончив с чисткой камзолов на гостях, и подошел к манекену, одетому в парадные маршальские доспехи поверх форменного кавалерийского камзола, украшенного маршальской синей лентой, - А когда же я кирасу Вашей Милости чистить буду? А и переодеть же надобно... какая четверть часа... да на одну перевязку вдвое больше времени уйдет.

- Какую перевязку? - шепотом спросил Франсуа, но, заметив заговорщический взгляд дю Плесси-Бельера, не стал повторять вопрос, - Да, нам пора, - громко заявил он пошел к дверям, - Вы можете положиться на меня, месье маршал, я доложу королю о Вас.

- Двадцать минут, месье, двадцать, как минимум, -
сказал на прощание камердинер маршала, словно это он, а не его господин принимал все решения.

- Маэстро, идемте же, - позвал маркиз, но, не побежал вперед, а дождался, когда Люлли выйдет вперед него, чтобы на этот раз не потерять его из виду.

Стараясь не думать о том, как он выглядел и что могли подумать о состоянии его колен ожидавшие в приемной придворные, Виллеруа смело распахнул двери приемной прямо перед носом у карауливших там мушкетеров и направился к дверям королевского кабинета. Краем глаза он поглядывал через плечо, чтобы убедиться в том, что Люлли не отставал от него, в то же время сурово хмуря брови, напустив на себя вид важный и страшно таинственный - мало ли с каким поручением он идет к королю.

- Бонтан, доложите Его Величеству, что мы с маэстро уже здесь, -
сказал он камердинеру так громко, чтобы ни у кого из наблюдателей не возникло и тени сомнения в том, что их ждали по сверх важному делу.

// Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 7 //

20

Отправлено: 01.03.17 22:45. Заголовок: После того, как Вилл..

После того, как Виллеруа увел маэстро, чьи громкие вздохи о погибшем инструменте были слышны даже из глубины коридора, маршал, не теряя времени, принялся снимать с себя регалии, маршальскую ленту, перевязь с короткой придворной шпагой. При этом он ни минуты не стоял на месте, а расхаживал, стараясь унять снедавшее его нетерпение. Так что все снятое им с себя оказывалось разбросанным в самых неожиданных местах - на спинках кресел, на распахнутой крышке бюро, на прикроватном столике, на самой постели и даже на полу. Его камердинер не замечал творимого безобразия, так как был занят полировкой кирасы и наплечников, которые маршалу предстояло надеть поверх камзола темно-синего сукна для королевского парада.

Дойдя до нижней рубашки, дю Плесси с сомнением посмотрел на темный развод на боку, обозначивший место, где бальзам, которым смазывали подзажившую рану, просочился сквозь повязки. Снимать ли рубашку или одеть новый костюм поверх нее? На минуту он задумался, бесцельно уставившись на застекленную дверь, выходившую в сад. С чего вдруг Людовику вздумалось устраивать военный парад? Что это, знак особого расположения к послам османского султана или желание продемонстрировать перед всеми, в том числе и перед двором и прибывшими на празднования свадьбы Месье провинциальными дворянами, его власть и мощь? И почему Габен так грохочет своей щеткой! - чуть было не вскинулся на камердинера маршал, когда до его сознания дошло, что кто-то настойчиво и с силой стучал в дверь его комнаты.

- Что? - не веря своим глазам, дю Плесси смотрел перед собой, пока стук по стеклу не повторился, еще более настойчиво и даже как-то панически.

- Мадемуазель? - сообразив, что на вежливые приветствия и вопросы не было времени, он подбежал к двери и отвернул щеколду, которую незнамо зачем Габен каждый раз поворачивал, чтобы закрыть его покои со стороны сада, - Что?

О нет, по лицу готовой разрыдаться девушки он понял, что дело было нешуточное. Открыв дверь во всю ширь, маршал протянул к ней руку и чуть ли не силой, втянул ее внутрь, после чего закрыл дверь и на всякий случай задернул пыльную портьеру.

- Сядьте, мадемуазель. На Вас лица нет. Сядьте и не бойтесь ничего. Здесь Вы под моей защитой, - без всяких намеков на галантность этой неожиданной ситуации проговорил он и одним движением руки смахнул с ближайшего кресла висевший на спинке камзол и маршальскую ленту на пол.

- Отдышитесь. Я сейчас налью Вам... - он с сомнением посмотрел на открытый сервант и покачал головой при виде початой бутылки вина, - Сейчас я принесу воды, - сказал он и на минуту скрылся в маленькой комнатке, прилегавшей к его покоям.

Вернувшись, он посмотрел в лицо фрейлины уже повеселевшим взглядом и протянул ей кружку воды.

- Вот, выпейте. За Вами кто-то гнался? Неужели старина Бастиан совсем из ума выжил? Обычно он только ругается, черт старый. Но да, его ругательства могут и до смерти напугать, если он в подпитии... а сейчас, - он глянул на часы, - Да, самое время, когда он принимает на душу стаканчик другой. Ну, как? - кивнул он своей гостье и присел на край соседнего кресла, - Лучше?


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои рядом с Опочивальней Короля. 4