Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 6


Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 6

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

После часа дня, 04.04.1661

2

Отправлено: 14.10.16 23:03. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои рядом с Опочивальней Короля. 4 //

- А куда это Вы, господин маркиз?

- Дело. Секретное, - только и сказал тот, выйдя в сад.

Чтобы не слышать упреков от старого камердинера, Франсуа-Анри закрыл за собой дверь и ступил на усыпанную гравием дорожку. Всего лишь несколько шагов - но как же медленно передвигались ноги, ему казалось, что он сделал как минимум двадцать шагов к заветному месту, где росли крохотные синие фиалки. Да, это же было то самое место, мимо которого они прогуливались всего три дня назад. Он просил графиню помочь его брату, а ведь в настоящей помощи нуждался не Арман, о нет!

Тихое журчание фонтана нарушало почти идеальную тишину сада, окруженного со всех сторон стенами дворца. Окна второго этажа были все завешаны тяжелыми гардинами и не было видно ни одного силуэта - все были так заняты приготовлениями к пышному выходу турецкого посла со своей свитой, что никому и в голову не пришло бы выглянуть в королевский сад. Или он просто обманывал себя, не желая думать ни о чем другом, кроме того, чтобы исполнить обжигавшее грудь желание?

Перчатка из тонкой кожи сжимала пальцы рук и мешала сорвать цветы без того, чтобы смять хрупкие синие лепестки. Дю Плесси нетерпеливо стянул обе перчатки и заткнул за широкую маршальскую ленту - должна же она хоть на что-то сгодиться. Собирая маленький букетик, он не заметил, как обронил одну из перчаток возле стриженного конусом куста.

Всего несколько минут потребовали от него больших усилий чем вся дорога от Парижа до Фонтенбло - он и не предполагал, что для того, чтобы сорвать несколько цветков, ему придется сгибаться до самой земли. И все-таки, букет был собран и оставалось лишь доставить его по назначению.

Приблизившись к застекленной двери в королевскую опочивальню, дю Плесси осторожно заглянул внутрь, чтобы убедиться, что путь был свободен. Он приоткрыл одну створку и отодвинул гардину, загораживавшую вид, когда заметил, как всколыхнулся гобелен, скрывавший дверь на лестницу, ведшую к потайному коридору. В следующую секунду послышались шаги, но маршал успел выйти прочь, оставив не завешенной гардину.

Проклиная себя самого за медлительность, нерешительность, долгие разговоры с графом д'Артаньяном, а также затянувшуюся по вине хирурга перевязку и все на свете, он быстро шагал по газону, сминая траву и оставляя едва заметные следы. Мягко и тихо, как тигр, он метнулся в сторону уже знакомого куста и скрылся за ним, так и не заметив мокнувшую в сырой траве перчатку из тонкой замши серого цвета.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 5 //

3

Отправлено: 17.10.16 22:46. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 5 //

Горькое послевкусие невысказанных слов, постепенно растворялось, оставляя после себя обжигающую сухость. Пульсирующий перезвон в висках стихал и постепенно умолк, позволив услышать заливистое пение птиц, оккупировавших садовые кусты. Все прошлое и даже настоящее уплывало куда-то прочь вместе с белоснежными облаками, проносившимися над крышами Фонтенбло. Легкий ветерок нежно обдувал горевшие от лихорадки щеки и лоб, успокаивая и усыпляя.

Она не могла поступить иначе. Он знал это и благодарил Ее, беззвучно шевеля губами, как будто бы дувший в саду влажный апрельский ветер мог донести до нее не произнесенные им слова. Он не сумел удержаться от того, чтобы не переступить грань между ними. А она смогла. Верная себе и своей любви. Она была той, кому он мог всецело доверить жизнь короля и за кого мог отдать свою собственную, если бы это было ей нужно, и если не нужно также.

Через минуту высокое синее небо сменилось еще более пронзительной и манящей синевой огромного бескрайнего моря. Оно растянулось далеко за горизонт и окружало его со всех сторон, сколько могли увидеть его глаза. Море и небо. И более ничего. Волнение в его душе затихало, тогда как рябь на море поднималась все выше, превращаясь в огромные валы пенных волн, захлестывавших берег все ближе и ближе к ногам. Еще немного, и его накроет очередная подкатившая к берегу волна, но он не мог даже пошевелиться, чтобы спастись от неизбежного.

Сколько времени он пролежал на траве под цветущим розовым кустом, он даже не помнил. Оцепенение было настолько всеобъемлющим, что он даже не почувствовал резь в левой руке, лежавшей поверх нижних веток куста, колючки которого впивались глубоко под плотной тканью рукава его камзола. Его разбудило чье-то горячее дыхание на лице и влажное прикосновение.

- Черт... что это? Что за черт? - спросил Франсуа-Анри, с трудом приходя в себя.

Вокруг него бегали два шустрых щенка спаниеля, а третий, самый смелый из них, тем временем встал лапами ему на грудь и облизывал его лицо, мокрым горячим языком.

- Мими! Лулу! - женский голос из глубины сада заставил маршала сбросить с себя остатки оцепенения, он приподнялся на локте, тщетно пытаясь отвадить от себя не в меру дружелюбного щенка.

- Сюда! Ко мне! - английская речь звавшей щенков молодой особы показалась дю Плесси знакомой, но он никак не мог вспомнить, кто это мог быть - в свите герцогини Орлеанской было несколько фрейлин, прибывших вместе с ней из Англии, а также пара горничных и ее личная камеристка.

- Ах вы, лохматые бестии! Снова в мой сад! Снова траву мять и гадить под кустами! А ну, я вас! - а вот этот голос невозможно было спутать ни с каким другим - мэтр Бастиан, трезвый, что было само по себе необычным для него, бросился на спасение своих драгоценных роз.

- И нечего на них так кричать, мистер Бастиан! -
огрызнулась девица, чепец которой Франсуа-Анри мельком заметил между рядами самшитовых кустов, - Ко мне, мои маленькие! Домой! Домой! - позвала она собак и громко хмыкнула, видимо заметив фигуру лежавшего в траве мужчины, - Лучше бы следили за кавалерами... ходят тут все, кому вздумается, - бросила она на ходу мэтру Бастиану в лицо и поспешила скрылась из виду, уводя за собой свору из трех щенков.

- Какие еще кавалеры? Опять? Да я вот сейчас! Не посмотрю, знатный или нет, всякого выхожу так, что более не повадно будет! - пригрозил садовник и Франсуа-Анри услышал звук его шагов, - Вы, месье! Да да, Вы! Как Вы посмели проникнуть в королевский сад? Да вот же я Вас! А ну-ка...

- А, это Вы мэтр? - откликнулся дю Плесси и дружески протянул старику свою руку, - Помогите-ка мне подняться, мэтр. Не знаю, что Вы тут высадили на газонах, но мне не доводилось еще спать на более мягкой перине. Рад видеть Вас, мэтр.

Сломленный обезоруживающей улыбкой маршала двора, а еще больше его обращением и комплиментами его любимому детищу, садовник с чувством пожал протянутую ему руку и помог маршалу подняться.

- Да что же Вы, месье маршал, на траве то... и без плаща. Хоть бы тряпицу какую взяли... валяться то на сырой траве... а дождь ведь лил знатный этим утром еще, - заговорил он, сменив гнев на дружелюбие и любезность, так что, слышавшая их камеристка Мадам, завистливо хмыкнула и засеменила через садовую каморку к лестнице для прислуги, чтобы поскорее вернуться в покои своей госпожи.

- Не поверите, мэтр, вот вышел подышать воздухом и как же хорошо... розы, аромат... я почувствовал себя на вершине Олимпа. Головокружительная высота, скажу я Вам, - отшутился маршал, пряча смятые фиалки во внутренний карман камзола.

- Да-с, с высотой то поосторожнее надо быть. А Вам, как я слышал, и подавно, - пробормотал окончательно сбитый с толку высокопарными комплиментами Бастиан, - А вид то у Вас незавидный, месье дю Плесси. А не зайти ли Вам ко мне. Я знаю одно средство, есть у меня настой. Так Вашу лихорадку и головокружение то в миг снимет. Точно говорю. Идемте идемте.

// Дворец Фонтенбло. Чуланчик с садовым инструментом. 2 //

4

Отправлено: 12.12.16 23:58. Заголовок: Заручившись согласи..

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5 //

Заручившись согласием Ракоши, маршал торопливо зашагал по ступенькам лестницы, пренебрегая нывшей болью в боку и все еще подгибавшимися на каждом шагу коленями. У самого подножия лестницы он отворил дверь в темный узкий коридор для прислуги и провел мадьяр до самой двери своих личных покоев.

- О, месье! Я уж хотел пойти за Вами. Трость то свою позабыли, - воскликнул обрадованный Жан, нисколько не удивившись тому, что его хозяин вышедший не далее как час назад в сад, вернулся с противоположной стороны, - Вы не одни? Прикажете подать обед, месье маркиз?

- Нет, никакого обеда, Жан. Покуда я не велю, никого не принимай. Для всех я в обеденной зале, - ответил Франсуа-Анри, коротко кивнув в благодарность за возвращенную ему трость, - Королевский обед как-никак, весьма важный предлог, чтобы отсутствовать.

- Но, месье маршал, от Его Величества заглядывали, - тут камердинер деликатно кашлянул и покосился на сопровождавших дю Плесси-Бельера мадьяр, - Месье Лионель просил передать, что Его Величество желают видеть Вас. Хотя и понимают, что Вам требуется отдых после путешествия.

- Да уж... решительно, теперь все будут носиться со мной, как со стариком, оказавшимся в пол-шаге от могилы, - проворчал Франсуа-Анри и горько усмехнулся, заметив улыбки на лицах своих спутников, - Да да, господа, вот в этом-то и кроется главное неудобство ранений. Упаси вас бог пропустить удар шпагой. Рана затянется, а вот бесполезные напоминания о ней еще долго будут преследовать вас.

Он прошел к дверям в сад и распахнул их, с удовольствием вдохнув аромат цветущих розовых кустов и травы, мокрой еще после короткого дождя.

- Прошу сюда, князь. Шевалье, я не приглашаю Вас, Вы можете воспользоваться моими скромными запасами вина, если пожелаете. Но, если долг велит Вам не оставлять князя, то прошу, -
он жестом показал на садовый газон, - Следуйте за нами.

Некоторое время он молча шел по скользкой после дождя траве, пристально вглядываясь под каждый куст, который они обходили. Так продолжалось до тех пор, пока взгляд его не упал на маленький темный предмет, лежавший под листьями раскидистой ветки розового куста. Наклонившись, Франсуа-Анри быстро поднял этот предмет и с видимым удовлетворением спрятал за пояс. Потом он посмотрел в сторону Ракоши и, заметив заинтересованность в его лице, заговорил наконец.

- Это моя перчатка. Видите, как вымокла. Лежала здесь наверное с того дня, как меня арестовали, - пояснил он и тут же зашагал прочь, надеясь, что князь не сумеет определить, возле чьих именно окон была потеряна злополучная перчатка, - Так вот, дорогой князь. Об услуге. Как видите, с одной вещью Вы мен помогли. Воистину, у Вас дар Святого Антония способствовать нахождению утраченных предметов. Если бы Вы могли помочь мне отыскать и другие, еще более важные вещи.

Легкомысленная улыбка на его лице никак не вязалась с внимательным взглядом глаз, прищуренных от яркого солнечного света. Про себя Франсуа-Анри еще раз взвешивал все за и против, прежде чем озвучить ту нескромную просьбу, ради которой и пригласил князя на эту странную прогулку.

- Итак, дорогой князь, я хочу попросить Вас вот о чем. Не сочтите мою просьбу унижающей Ваше достоинство. На самом деле я бы сделал все сам. Это касается вопроса безопасности короля - в таком деле не может быть ничего унизительного или бесчестного. Напротив, те, кто строит заговоры против короля или его близких, действуют бесчестно.

Он поддел носком туфли маленький камешек из тех, которыми были усыпаны дорожки сада, и подкинул его вверх, заставив прокатиться далеко вперед.

- Мне кажется, Вы должны еще помнить один забавный случай, который произошел в последний вечер перед Великим Постом... Ваши мадьяры тогда здорово отличились в одной из таверн во Франш-Конте... нет нет, не стоит называть имен. Вы помните того человека, из-за которого нам пришлось предпринять тогда короткий вояж сквозь метель? Мне важно, что Вы не забыли именно его. Все остальное... - он улыбнулся, а синие глаза сощурились так, что невозможно было разглядеть, улыбались ли они также, - Все что было на улице Турнель, остается на улице Турнель, ведь так?

5

Отправлено: 13.12.16 19:43. Заголовок: При упоминании о нек..

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5 //

При упоминании о некоторых особенностях королевского дворца князь только усмехнулся и взглядом указал на глаза слона на гобелене, украшавшем нишу между колоннами. Да, он уже успел изучить эти особенности, даже изнутри, о чем предпочел бы умолчать, как раз по причине того, что не был уверен, что их разговор не подслушивался в ту же самую минуту.

- Идемте, - коротко ответил он маршалу и позволил ему увести себя по коридору для прислуги до своих покоев.

Шутливые замечания маршала о неудобствах, вызванных ранением, вызвали улыбку понимания у князя, еще помнившего зиму, проведенную в Мукачевском замке после ранения, которое он ради успокоения матери и главным образом своих советников списал на неудачное падение с лошади на охоте. Колотую или рваную рану легко получить, когда защищаешься один на один с затравленным зверем, так что князь не очень то и слукавил. Разве что зверем был вовсе не матерый кабан, а преследовавший его наемник, получивший щедрую мзду за голову Трансильванского князя и единственного законного претендента на венгерскую корону.

- У меня нет никаких секретов от шевалье. Вы можете сказать все, не обращая внимания на его присутствие, - ответил князь и кивнул Ласлову, чтобы тот шел следом за ним и дю Плесси-Бельером, - Он предан мне, а следовательно, и королю. Ведь это заботит Вас больше всего, не так ли? К тому же, - Ференц задержался на высоком пороге, прежде чем ступить на расстилавшийся перед окнами комнаты газон королевского сада, - Бдительные глаза и уши будут вовсе не лишни для нас, если Вы намерены беседовать о чем-то крайне личном или важном.

Дю Плесси-Бельер прогуливался по мокрой траве газона, тяжело опираясь на трость, и совершенно игнорировал удобные для прогулки гравиевые дорожки. Сначала Ференцу пришла в голову мысль, маршал не хотел, чтобы кто-нибудь с верхних этажей дворцового крыла напротив услышал их шаги. Но потом он заметил то, с каким пристальным вниманием его спутник вглядывался в траву, особенно же возле кустов, и это навело его на другое объяснение - дю Плесси-Бельер искал нечто важное, что-то, что было потеряно в этом саду.

Загадка разрешилась довольно скоро, когда маршал поднял с травы темный предмет, оказавшийся перчаткой точь-в-точь в пару к той, которую Ференц видел у него в руках еще в кабинете Ла Рейни. Маршал и глазом не моргнув заявил, что обронил эту перчатку два дня назад, на что князь только усмехнулся, придержав при себе замечание о том, что Его Светлости должно было быть не с руки путешествовать в Париж и обратно всего лишь с одной перчаткой.

- Был у меня среди кузенов Антонин или Антуан по-французcки, -
ответил Ференц, скрестив руки на груди, - Но, я не припоминаю за ним таких чудесных качеств.

Долгие вступления по наблюдениям князя вели не просто к нескромным просьбам, а скорее к щекотливым, могущим подвести дворянина даже к грани бесчестия. Почувствовав неладное в тоне и словах маршала, Ференц вскинул брови и посмотрел ему в лицо, решив отвечать прямолинейно и без лишней дипломатии.

- Месье маршал, мы с Вами не первый день знакомы. И до сих пор у меня не было ни одного повода упрекнуть Вас и Ваши действия. Однако, эти Ваши предупреждения наводят на мысль... -
он с сомнением сжал губы и замолчал, следя за тем, как подскакивал по скользкой траве камешек, подкинутый носком маршальской туфли, - Вы же не хотите предложить мне нечто, на что я заведомо не готов согласиться? Мне чужды эти макиавеллиевские догмы, маркиз. Не все средства можно оправдать. И если Вы хотите, чтобы вспомнил того самого человека и более того, действовал против него за спиной у... - он чуть было не назвал имя кузины, просившей его присмотреть за своим особым гостем во время маскарада, но во-время удержался и холодно посмотрел в глаза маршала, - За спиной короля я не стану делать ничего. Ни против его недругов, ни против его друзей. И Вы верно заметили, дорогой маркиз - все, что было на улице Турнель, там же и осталось. Боюсь, что я не хочу услышать то, о чем Вы намеревались просить меня. Пусть это останется при Вас. Так же как моя честь и мое слово при мне. В любом другом случае, дорогой маркиз, - холод в синих глазах растаял и князь по-дружески встряхнул своего собеседника, обняв его обеими руками за плечи, - Я Ваш друг. И каждый из моих дворян. Ваша служба требует от Вас того, что невозможно для нас. Но вне всего этого - друзья. И я готов доказать Вам это. Вы знаете, что было совершено нападение на мой обоз? Думаю, что да. Дело то громкое и уже навело шороху и в Канцелярии, и в казармах. Так вот, чем больше я думаю об этом нападении и о том, что я собственными глазами видел там, на Объездной дороге, тем больше я убеждаюсь в том, что нападавшие не планировали захватить мой обоз. Нападение намечалось на кого-то другого. И планировалось не столько ограбление, сколько убийство.

Тут князь тихонько присвистнул, давая сигнал Ласлову внимательнее осмотреться вокруг, и привлек маршала как будто желая его обнять. На самом же деле он зашептал ему на ухо:

- Этот вывод сам собой напрашивается - среди убитых были люди, нисколько не похожие на бродяг с Большой дороги. И все они были убиты не в схватке с мадьярами. Раны были не от сабель. Понимаете? После тех сражений, что мне довелось пережить самому, я кое-как но разбираюсь в ранениях и отличу саблю от ятагана даже. А там и вовсе ножевые раны. И к тому же, нанесенные сзади. Мои мадьяры никогда не стали бы бить со спины. Разве что подстрелить в ногу, чтобы не дать убежать. Понимаете? - он отпустил маршала и отошел на шаг, оглянувшись еще раз, - Кто-то попытался таким образом избавиться от неудобных свидетелей. Чего? Не знаю. И думаю, что целью был кто-то еще. Кого не было среди моих людей конечно же. Вот так.

Он усмехнулся и посмотрел в сторону окон королевских покоев, где еще два дня назад обедал в обществе маркиза де Виллеруа, игравшего роль заболевшего хандрой монарха, и двух очаровательных фрейлин из свиты Мадам. Мысли о кареглазой девушке, так мило исполнявшей роль хозяйки за обеденным столом вызвали улыбку на губах Ференца и он посмотрел в дальний конец сада, туда, где цвели кусты винных роз, где трава наверняка еще помнила его неловкое падение... их шаги... а ветки жимолости, помнили их поцелуи под луной.

- Прекрасный сад, не находите? - произнес князь, перехватив внимательный взгляд дю Плесси-Бельера, - Он создан для бесед о самом вдохновенном и высоком. А я собираюсь поделиться с Вами подозрениями, что за всеми этими тайнами скрывается один человек... он как паук, бродит по потайным коридорам этого дворца и плетет свои интриги. Вот и Вас эти интриги заставляют идти на бесчестные поступки лишь бы оградить короля... черт возьми, друг мой, если бы Вы могли представить, как я не хочу отказывать Вам. Но нет. Я не хочу преступать данное мной слово. Все что было в ту ночь, все те люди... нет, я не стану действовать против них. Не просите.

6

Отправлено: 13.12.16 23:59. Заголовок: Пылкий и скорый на в..

Пылкий и скорый на выводы мадьярский князь говорил открыто и без обиняков. Франсуа-Анри ценил это в других, прекрасно понимая при этом, что сам он не всегда мог позволить себе эту роскошь. Не с тех пор, как Его Величеству вздумалось призвать его ко двору и сделать маршалом.

- Благодарю Вас, князь, - проговорил он, наконец, решив, что Ракоши закончил свою обличительную речь, однако, тот обнял его за плечи и заговорил на ухо о событиях на дороге, свидетелем которых косвенно был и сам дю Плесси.

- Как говорится, лес рубят - щепки летят, - процедил он сквозь зубы, скрывая боль в занывшем боку, возникшую из-за дружеских объятий с князем, - Все так и есть. Кому-то было необходимо спрятать еще одно убийство, а лучший способ для этого, чем вооруженное ограбление на дороге, не придумать. Только вот зачем эта массовка из тел уже убитых до того людей? Скольких же человек хотели порешить в итоге?

Тут было над чем задуматься, шутка ли сказать, массовое убийство прямо на подступах к королевской резиденции. И как долго удастся сохранять это событие в тайне от всех? Почувствовав неприятный жар и духоту, Франсуа-Анри снял шляпу и принялся обмахиваться ей, как веером, раздумывая о рассказе Ракоши и о том раненом цыгане, которого они перехватили на Объездной дороге. Он что-то успел прошептать о рыжем. Или о красном? Был ли это Виллэм? И если да, то каким образом он был связан с намечавшимся ограблением?

- М? Сад? О да, он прекрасный, -
согласился маршал и его взгляд тут же привлекла к себе маленькая полянка с синеголовыми первоцветами, скрывавшаяся между высокими кустами можжевельника, то самое место, где он поцеловал Ее... поняла ли Она уже тогда, что тот поцелуй был не только ради того, чтобы привести в чувство? Он проиграл, безнадежно и навсегда. Ведь, позволив чувствам взять верх всего лишь однажды, он не мог уже прятаться за маской дерзкого наглеца, пренебрегавшего расположением фаворитки из-за соперничества за влияние на короля.

И все-таки, он выбрал далеко не самое лучшее место для серьезного разговора с князем. Теперь не только мысли, но и все внимание его нет нет, да и уплывало в сторону того маленького островка синевы. Дю Плесси заставил себя отвести взгляд от фиалок, колыхавшихся на легком ветерке, словно приветствуя своего давнего знакомца. Он отвернулся спиной к тому месту и посмотрел на князя. Видимо, у того тоже были свои воспоминания, связанные с королевским садом. Мудрено ли, когда это было самое уединенное и тихое местечко во всем Фонтенбло.

- Друзья? Ну так знайте, дорогой князь, у меня и в мыслях не было поставить под вопрос Вашу честь и ценность данного Вами слова. Вы не хотите услышать то, что каким-то образом обяжет Вас встать на сторону бесчестия. Я это понимаю. И принимаю с открытым сердцем. То, о чем я хотел попросить Вас, Ваше Высочество, не связано с тем человеком. Не напрямую, в любом случае. Помните ли Вы, какую именно услугу он потребовал от Вас тогда? - ему приходилось открывать свои карты, но маршал уже понял, что с человеком чести и хозяином своего слова, каким был князь, это было лучшей тактикой, - Не спрашивайте меня, откуда я знаю это. Я просто догадался, сопоставив некоторые факты. Вы затеяли ту игру с чашей орла, чтобы напоить до беспамятства одного человека, которого Вы потом выдали за другого. Помните, ведь да? - Франсуа-Анри сощурил глаза и взмахнул шляпой, сбив целую россыпь жемчужных капелек с розового куста, - Так вот, я хочу просить Вас снова проявить участие в судьбе того человека. Того, которого Ваши друзья опоили и оставили лежать в задней комнате особняка. Он сейчас скрывается в Париже, попадая из одной дурной истории в другую. Возможно, Вы знаете одного итальянца, парфюмера, торгующего средствами для красоты и молодости, а также сдающего в заем деньги. Его племянник был моим кучером в тот памятный вечер. Так вот, я дал ему поручение отыскать этого молодого человека и убедить его вернуться в Фонтенбло. И вот тут начинается моя просьба к Вам, князь, - синие глаза дю Плесси строго смотрели в лицо Ракоши, - Мне продолжать? Это не заденет Ваши понятия о чести и долге перед данным словом?

7

Отправлено: 18.12.16 01:33. Заголовок: - Сколько убийств хо..

- Сколько убийств хотели спрятать, Вы хотели спросить, маркиз? - Ференц еще раз оглядел дворцовые окна, но, так и не заметил ничего подозрительного, - Думаю, что одно. И вот оно то и не состоялось. Или же сорвалось. А что если попытаться разузнать, какие еще обозы прибыли в Фонтенбло этим утром? Как знать, случайно или нет, но может быть настоящая цель этого нападения избежала своей участи, а эти мерзавцы решили просто не терять времени и перехватить любой другой обоз?

Оно то могло быть и так, но князь вспомнил о пропавшей сумке с письмами, и уже про себя вновь задумался, не ищет ли он ответы там, где их нет и не было? Но, в чем он был точно уверен, так это в том, что маршалу двора вовсе не обязательно было знать о пропаже ценных документов из Трансильвании и о сделке, заключенной князем с похитителем.

А дю Плесси-Бельер, оказывается, не любил отказы. И вообще не воспринимал их как таковые. Хорошее качество для военного, но, черт возьми, князя начало раздаражать это упрямое желание втянуть его в закулисные игры, да еще и против его кузины де Монпансье. Ему не было дела до принца Конде, разве что получить у короля разрешение на примерную взбучку этого нахала, возомнившего, что любая женщина, на которую он положил свой хищный взгляд, должна принадлежать ему. Особенно Та женщина, услышал он тихий голос внутри и невольно улыбнулся воспоминанию о беседе возле окна в комнате хозяйки особняка и песенке, которую она помогла ему записать. Но, нет даже столь справедливой и заслуженной мести напыщенному принцу с ястребиными повадками князь не мог себе позволить, не разгласив тайну кузины Анн-Мари и того же принца Конде, которому, кстати, он тоже дал слово, пусть и нехотя.

- Черт подери, маркиз, - начал было Ференц, желая прервать речь дю Плесси, пока тот не успел наговорить ему столько, чтобы пожалеть о том, - Что? О какой услуге Вы говорите? Это лично мое дело и не Ваше... - вспылив, Ференц уже не сумел бы взять себя в руки и вернуть прежнее хладнокровие, но по счастью маршал говорил так же уверенно, как и быстро, он буквально на одном дыхании выпалил все известные ему факты о подмене Валета Червей, что у князя просто не хватило времени, чтобы вспыхнуть, - Вы говорите о том молодом блондинчике, который соревновался с Вами в рифмоплетстве? - уточнил он, - Да, я помог ему. Точнее, если уж быть справедливым Та, кто называлась моей Сестрой-Богиней. Но, об этом ни я, ни Вы не должны упоминать более.

По блеску в глазах Ракоши можно было безошибочно судить о том, насколько чреватой могла оказаться слишком хорошая память, но снова у дю Плесси-Бельера оказались факты для отвода глаз. Он заговорил о своем кучере, потом о каком-то парижском парфюмере, а затем о другом молодом человеке, которого друзья князя в шутку опоили до полного беспамятства на том же маскараде.

- А, так Вы о том... Пастушке, - проговорил Ференц и стегнул хлыстом по голенищу сапога, - Ну да... я помню, там был один молодец, взявшийся на спор пить из чаши Орла. Жаль, что он не успел большего, кажется, он тот еще мастер чудачеств. Да да. Я помню его.

Большего он не сказал, предпочтя для начала выслушать дю Плесси-Бельера.

- Продолжайте, маркиз. Если речь идет о том шевалье, то, возможно, это не затрагивает ничьих других интересов. А следовательно, и понятия о долге.

8

Отправлено: 20.12.16 00:19. Заголовок: Ласлов умел быть нез..

Ласлов умел быть незаметнее тени, когда это требовалось, и легко затерялся среди стриженных кустов, образовывавших нечто вроде маленького лабиринта в саду, располагавшемся во внутреннем дворе замка. Он уже прогуливался по аллеям этого сада ночью, так что, при свете дня сад показался ему знакомым. Да вот же тот самый куст, с которого он срезал розу винного цвета для кузины Его Высочества. А вот там, в глубине сада фонтан, а если пройтись в сторону от окон маршальской комнаты, то можно набрести на винтовую лестницу, ведущую на второй этаж к коридору фрейлинских покоев. Так вот где пробегал тот воришка - сначала по саду, затем по лестнице и в окно. Только Ласлов не сразу догадался, что до того, этот гнусный негодяй проделал тот же путь в точности до наоборот.

Постояв возле лестницы, шевалье осмотрел траву на газоне, отмечая следы примятости там, где недавно прошлись чьи-то башмаки. Или туфли. Или ботфорты? Да мало ли кто мог гулять в этом саду, подумал бы он еще два дня назад, но после громких событий, связанных с кражами, он сделался более подозрительным. Остановившись, он затаил дыхание и прислушался. Голоса маршала и князя доносились из глубины сада. А откуда же раздавался этот странный щелкающий звук? Садовник?

Ласлов отошел от гравиевой дорожки и осторожно переступая по мокрой траве, подкрался к соседнему кусту боярышника. Прижав шпагу к бедру, чтобы не ударялась о ветки, он тенью проскользнул между стриженных конусом самшитов и спрятался за зеленой пирамидой как раз напротив небольшой лужайки, на которой были высажены четыре розовых куста. Увиденный им человек может и был похож на садовника, да вот только стрижке кустов он явно не обучался у мэтра Бастиана. Щелкая ножницами по самым макушкам, он смешно вытягивал шею, стараясь высмотреть прогуливавшихся в глубине сада князя и маршала, и был так поглощен попыткой расслышать их беседу, что не заметил подкравшейся сзади него тени.

- Так так, - угрожающе проговорил Ласлов и ловко перехватил руку садовника, потянувшуюся к поясу, - Что там у тебя? - он вывернул его локоть и заставил выронить небольшой нож с загнутым лезвием, - Ты кто таков?

- Я... я королевский садовник, -
заговорил тот и попытался вывернуться из железных тисков, - Отпустите же, сударь. Что это вы тут учиняете? Да я вот стражу позову!

- А и позови. А я спрошу еще раз, кто таков? -
спросил Ласлов, сжав запястье своей жертвы еще сильнее, - Ну, говори, за кем ты тут следишь и зачем?

- Я уже сказал, сударь, я королевский садовник. Стригу кусты.

- Ага. Вот этим самым ножом?

- Нет, это я вас испугался. Зачем вы схватили меня? Отпустите же. Иначе я пожалуюсь!

- Кому? - грозно спросил Ласлов и развернул садовника к себе лицом, - Не похож ты на садовника, - сказал он и сбросил соломенную шляпу на траву, - Эдак и я вырядиться смогу. Мэтра Бастиана я знаю. И помощника его. А вот тебя никогда не встречал. Кто таков? Не скажешь? Ну так пойдем к месье маршалу. Он и охрану вызовет. Думаю, что у него будет куда больше вопросов к тебе.

Загнанный в угол соглядатай попытался вырваться еще раз и сделал резкий выпад вперед, нацелив острые концы ножниц Ласлову в горло, но тот перехватил его правое запястье и заставил выронить опасное оружие в траву.

- Больно же... отпустите, - завопил тот, но крепкая ладонь мадьяра перехватила его за горло, заставив издать булькающий звук.

- Еще раз заговоришь без моего позволения и у тебя не хватит воздуху даже на "Отче наш", -
прошептал он ему на ухо и подтолкнул в спину, - Ну, живо ступай. И без фокусов. Я терпеть не могу марать руки о всяческих негодяев, но если придется, то придушу на месте.

// Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 6 //

9

Отправлено: 20.12.16 02:10. Заголовок: - Да, именно о Пасту..

- Да, именно о Пастушке, - усмехнулся Франсуа-Анри, князю даже не потребовалось бы отвечать на другие его вопросы, весь его вид говорил о том, что появление мадьяр на маскараде в особняке Нинон де Ланкло было не случайно и он сам, и его люди были связаны словом чести с Великой Мадемуазель, пригласившей их туда вовсе не забавы ради. Значит, Ракоши был вовлечен в интриги Монпансье. А что же Конде? Он тоже не случано заглянул на огонек. И все-же, дружба князя значила для маршала куда больше, чем необходимость получить ответы на эти вопросы. Он лишь коротко улыбнулся и кивнул в ответ, прежде чем перейти к цели разговора.

- Так вот, дорогой князь, Вы единственный при дворе вельможа, кто имеет все возможности для того, чтобы поступать как вздумается и отвечать только перед собственной честью и совестью. Это огромная роскошь, уж поверьте мне. И кроме того, Вы единственный, кому я могу доверить судьбу этого юноши, не возлагая большей ответственности. Скажем так - это личная услуга. Мне или кому-то еще? Какая разница? Возможно, после того, как шум вокруг дела о взрыве уляжется, а имя этого молодого человека будет очищено от обвинений, Вы получите личную благодарность его друга, - сощурив глаза, дю Плесси-Бельер посмотрел в лицо князя, - Нет, это не я.

Он огляделся, вновь проверяя, не покажется ли в каком-нибудь из окон силуэт непрошенного свидетеля их разговора, и повел князя ближе к фонтану, струи которого могли заглушить их голоса настолько, что услышать их было бы невозможно.

- Речь идет о шевалье де Лоррене, князь. Его разыщут в Париже по моему приказу. Но, этого недостаточно. Для его же безопасности и для успеха расследования дела, в котором он обвиняется, необходимо привезти его в Фонтенбло. Мой человек уже задействован. Но мне нужна помощь здесь. Ваша помощь, князь. Я не могу вовлечь в это дело мушкетеров или гвардейцев, тем более агентов Ла Рейни. А мои собственные ресурсы, - он развел руками, - Маршал двора это чисто номинальный чин, как Вы понимаете. Я командую парадом, но не военными... а как раз сейчас мне нужны люди, готовые действовать. И готовые на все.

Какой-то неясный шум, раздавшийся из дальнего угла сада, отвлек их и дю Плесси-Бельер обернулся, чтобы увидеть, откуда он исходил.

- Мне кажется, или Ваш шевалье кого-то поймал в тех кустах? - насмешливо спросил он, хотя, в груди у него все напряглось от ожидания - кого именно выследил мадьяр, простого садовника, по недоразумению оказавшегося свидетелем этой прогулки, или же соглядатая, которого он не заметил?

- Кто это, шевалье? Да отпустите же его горло, бога ради, иначе мы так и не узнаем, зачем он здесь, -
все так же насмешливо проговорил маршал, когда шевалье подвел к ним невысокого мужчину со всклоченными длинными волосами с проседью, щурившегося из-за яркого солнца, светившего в его бледное лицо, - Может быть он сам может ответить нам?

- Господа, это какое-то недоразумение... - начал свою оправдательную речь пойманный Ласловым садовник и заозирался вокруг, - Я садовник. Стригу себе кусты... никому не мешаю. Господин маршал, уж скажите этому господину, чтобы не давил так на горло. Не по-христиански это нападать на людей.

- Да... голыми то руками душить, действительно. Однако же, сударь, Вам известно кто я. И возможно, кто мои собеседники. А вот кто Вы?

- Я? Я Бондюэ, Гаспар Бондюэ. Садовник Его Величества.

- Как давно Вы служите садовником, месье Бондюэ? - спросил Франсуа-Анри, не подав и виду, что заметил ложь.

- Так это... с декабря уже. Здесь и служу. В Фонтенбло. Вот и мэтр... подтвердит.

- Мэтр Мартэн? - вежливо подсказал ему маршал, вглядываясь в руки мнимого садовника.

- Да-с... мэтр Мартэн. Он и подтвердит. Позвольте мне продолжить мою работу. Кусты ведь сами собой стричься не будут.

- Конечно же, месье Бондюэ. Не будут. Только вот, про мэтра Мартэна я слышу впервые. А единственный садовник, ухаживающий за королевской оранжереей, это мэтр Бастиан. Итак, месье, что Вы здесь делали? Помимо того, что пытались стричь кусты, конечно же.

- Я? Да я же и сказал... ну хорошо, я скажу, - съежившись под ледяным взглядом синих глаз маршала, лже-садовник опасливо оглянулся на шевалье, а потом на князя, - Мне велено следить. Вот и все. Я только присматриваю. А все остальное не мое дело.

- Ну да. И присматриваете уж точно не за розами, месье. Ваше лицо выдает в Вас скорее канцелярскую крысу, отвыкшую от дневного света, чем садовника. За кем Вы присматриваете и по чьему приказу? - строго спросил маршал и указал на помятый сюртук с засаленными рукавами, - В следующий раз, если Вам доведется играть в садовника, смените свой камзол. Такие протертые рукава могут быть у конторского писаря или ростовщика. А не у садовника.

- Мне было велено присматривать за князем Ракоши. Тут есть кое-кто, кто желает навредить Вашему Высочеству. Вот и этот человек следил тоже. Я ж не знал, что он Вам служит.

- Вот как? А как Вы узнали, что князь явится сюда?

- За ним наблюдают, - коротко ответил допрашиваемый и опустил голову так, что было невозможно увидеть его глаза.

10

Отправлено: 24.12.16 01:10. Заголовок: Молодой человек, за ..

Молодой человек, за которого просил дю Плесси-Бельер, был смутно знаком Ференцу, но стоило маршалу заговорить о взрыве во время пикника на Лужайке, как все тут же встало на свои места.

- Так это тот самый молодец, который увел лошадей с целой телегой запалов? -
тут же вспомнил князь и его глаза заблестели, - Да, его то я помню. И как только префекту пришло в голову взвалить всю вину за взрыв на него же, - он поддел носком сапога камешек побольше, запустив его в кусты можжевельника, - Парадом командовать тоже, кстати, завидная честь. Ведь всем хочется блеснуть в первых рядах, а это уже зависит от командующего. М?

Но, на обмен шутками, как и более серьезными соображениями по части действенной помощи мадьяр, пришлось отложить. Из-за кустов послышалась крепкая мадьярская брань и мольбы о помощи, а затем на гравиевой дорожке появился Ласлов и какой-то невзрачного вида человечек, которого разгневанный мадьяр толкал впереди себя.

- Ну, если этого малого поймали в кустах, так значит, ему там не следовало быть, - проговорил Ференц, разглядывая обличье человека, которого Ласлов заставил приблизиться к ним, - Гаспар Бондюэ? Не слышал о таком, - заявил он на полном серьезе, сделав вид, что знал в лицо каждого садовника из королевской гильдии садоводов и ландшафтных архитекторов, - Стало быть с декабря служите?

Его позабавил метод ведения допросов маршала и он не стал прерывать эту занимательную беседу вплоть до того момента, пока не прозвучало его собственное имя.

- Кое-кто? - взгляд князя перестал быть любезным, - К Вашему сведению, сударь, мне слишком многие желают навредить. На каждого из всех не хватит сучьев на парковых деревьях, чтобы повесить. Кое-кто, - он надменно вскинул голову и сверкнул глазами, - Если не хотите открыть их счет, выкладывайте как есть, кто велел следить. И почему.

Заметив, как пойманный соглядатай стиснул зубы, приготовившись молча снести любые допросы с пристрастием, Ференц поднял его подбородок концом хлыста и кивнул Ласлову, чтобы тот крепче стиснул вывернутую назад руку.

- Отвечайте или бог Вам судья, Вы сами враг своему здоровью. Боюсь, что с вывернутой рукой Вам не то что кусты стричь будет несподручно, но и писать доносы в Канцелярию. Или кому Вы их там посылаете? Ну, - он низко наклонил голову и посмотрел в глаза Бондюэ сверху вниз, - Будете говорить по-хорошему или запоете по-плохому.

- Но, мне нечего Вам сказать, Ваше Высочество! - выпалил перепуганный горе-соглядатай и упал бы на колени перед князем, если бы не крепко сжимавшая его рука Ласлова, - О, отпустите, господом заклинаю, отпустите меня, - взвыл он от боли, стараясь удержаться на трясущихся ногах.

- А знаете, ведь мой шевалье вовсе не профессионал в этом деле. Вывихнет и плечо, и шею, и не заметит того, - с угрожающим спокойствием проговорил Ференц и заставил беднягу еще выше поднять подбородок, уперев хлыст под самое основание шеи, - Итак, кто и зачем. Всего два вопроса для начала.

- Слепец... - прохрипел тот и попытался отступить назад, чтобы ослабить давление, - Слепец... Вы его знаете. Он прислал, - прохрипел он свистящим шепотом, скосив при этом глаза в сторону Ласлова, - Отпустите... же.

- Ласлов, -
Ференц только чуть опустил хлыст, позволив допрашиваемому отдышаться и снова кивнул другу, чтобы тот ослабил хватку, - И?

- Вы же знаете... знаете, что на Вас зуб точат, -
заговорил мнимый садовник, стараясь выпалить как можно больше, прежде чем князю вздумается повторить пытку, - Слепец не доверился тому мушкетеру. Он благородный человек, но он не знает, от кого Вас защищать. Вот меня и упредили присматривать за Вами.

- Какому мушкетеру? - чуть более грозно спросил Ференц, - Что-то слишком много спасителей по мою душу. Дорогой маршал, а Вы часом не получали ни от кого столь интересного предложения?

- Не шутите так, Ваше Высочество. Лучше пусть Ваш человек хорошенько ударит меня, а потом выпустит. За мной тоже... приглядывают, - прошептал Бондюэ, озираясь на отсвечивавшие солнечными бликами окна противоположного флигеля дворца.

- А я и не шучу. Настроения нет. Вы не сказали, зачем Вас послали следить за мной. От кого меня стерегут?

- Басурманы... они Вас похитить хотят. Еще в Париже за Вашу голову цену назначили. Во всех Дворах Чудес про то знают. Крез, глава цыганской банды, что у Нельской Башни созвал всех своих головорезов по Вашу душу. Да Вы уехать изволили.

- О как... стало быть, женитьба кузена Филиппа оказалась для меня спасительной? - усмехнулся князь и переглянулся с маршалом, - А кто же за мной наблюдает здесь?

- Это уже третий вопрос, Ваше Высочество, - выдохнул Бондюэ, бледнея от боли.

- Ласлов, Ласлов, отпусти его руку. А то, сломаешь, чего доброго, - приказал князь, - Третий вопрос, да. Но, Вы уже начали говорить, так что, выкладывайте все начистоту. И если я поверю Вам, то быть может отпущу, - рукоять хлыста вновь оказалась под горлом бедняги, - А ежели почувствую ложь, то будь уверен, своими руками отправлю удобрять землю в королевских садах! - прорычал князь, наклонившись к самому лицу допрашиваемого, - Итак, кто наблюдает?

- Я его только по лицу запомнил. Имени... не знаю,
-
выдавил из себя тот, хрипя и откашливаясь.

11

Отправлено: 27.12.16 00:11. Заголовок: - Слепец, Вы его зна..

- Слепец, Вы его знаете. Он прислал, - прохрипел разоблаченный шпион и Франсуа-Анри тут же заметил, как оба мадьяра переглянулись.

Дело принимало куда более интригующий оборот, оказывается, слепой нищий с паперти церкви Сен-Жерве водил знакомство и с мадьярским принцем, и даже с кем-то из мушкетеров. С кем же, интересно? Глаза маршала блеснули огоньком, выдававшим живейший интерес, но он только наклонил голову ниже, чтобы скрыться в тени широких полей своей шляпы. Вряд ли этот горе-шпион знал о знакомстве маршала королевского двора с королем нищих, и это могло сыграть свою пользу.

- Погодите, князь, - вступился за беднягу Франсуа-Анри, когда Ракоши, потеряв самообладание пригрозил задушить его собственными руками, - Сейчас мы ему поможем вспомнить... как знать, может быть по его описанию мы поймем, кто стоит за всем этим.

Он подступил ближе к Бондюэ и мягко отвел княжеский хлыст от его горла. Усмехнувшись в ответ на благодарный взгляд, устремленный на него перепуганным до смерти беднягой, дю Плесси-Бельер кивнул ему и заговорил, тихо и отрывисто.

- Это такой высокий господин, ходит в светло-сером камзоле. У него броская манера одеваться, не так ли?

- Да что Вы, месье, как раз наоборот. Он был одет в черный камзол. Навроде таких, которые носят стряпчие и аптекари. Такой широкий отложной воротник, -
оправившись после выкручивания рук, Бондюэ повел плечами и показал, как лежал воротник на незнакомце, следившем за князем, - И вовсе он не высокий. Нет. На голову ниже Вашего будет.

- Ах вот как, - понимающе кивнул маршал и продолжил допрос, поглядывая на Ракоши и делая ему знаки глазами, - Волосы у него как обычно, - долгий взгляд в глаза Бондюэна заставил того показать, насколько длинными, а точнее короткими были волосы незнакомца, - Черные, стало быть? - продолжал маршал, но тут Бондюэ отчаянно замотал головой.

- О нет нет, сударь, вовсе нет. Таких рыжих волос сыскать еще! Он тем то и приметен, знаете ли. Ну, это как если в отаре овец одна будет черной, так ее всякий приметит. Ну вот рыжий, что абрикосы в августе.

- Хм... такого сравнения я еще не слыхал, - обронил Франсуа-Анри и отступил назад, похлопывая найденной перчаткой по бедру, - А мне кажется, я догадываюсь, кого Вы так заинтересовали, дорогой князь.

Он кивнул шевалье Ласлову, чтобы тот придержал Бондюэна за плечо, и отвел Ракоши в сторону фонтана, струи которого били о мраморную чашу с такой силой, что их журчание могло с легкостью заглушить их разговор.

- Не будет ли бестактностью спросить, не задолжали ли Вы кому-нибудь слишком большую сумму денег за время Вашего пребывания в Париже? По описанию этот человек похож на управляющего господина Фуке. Тот действительно ходил всегда в строгом костюме, как гугенот. Да и цвет волос весьма заметный. Конечно, он мог действовать и по приказу кого-нибудь еще, я не исключаю этого. Но, первое что приходит на ум, так это то, что господин суперинтендант бдит за своими вложениями. И, возможно, это к нему обратились Ваши недруги за помощью. За Вашу голову назначена цена, мне это тоже стало известно с некоторых пор. И кстати, не без участия того же Слепого Тэо. Но, не странно ли, что Тэо посылает ко двору своего человека? Насколько я понял, этот человек знает и чтит свое место под солнцем, не вмешиваясь в дела при дворе. Меня настораживает этот факт. Сделайте вид, что не верите этому человеку, а я велю запереть его для дознания. Когда я отыщу подходящего человека для слежки, мы выпустим его и посмотрим, кто на самом деле стоит за всем этим. Думаю, что Ваша подозрительность будет вполне оправданной, князь. Но, теперь нам следует идти, если мы хотим успеть застать короля за обедом. Думаю, что если мы успеем к десерту, будет в самый раз, - Франсуа-Анри улыбнулся этой шутке и подумал о Той, кто будет наверняка заинтригован его опозданием. Интересно, каким образом мадам де Суассон покажет ему, что напротив совершенно не заинтересована делами расследования и вообще придворными делами, в которых замешан господин маршал.

- Ведь Вы хотите появиться на королевском обеде, князь? Думаю, что Вам пора уже порвать с вынужденным затворничеством и показать Вашим недругам, что Вы достаточно твердо стоите на ногах. Ваш обоз уже прибыл, ведь так? - короткая усмешка всего лишь давала понять князю, что и маршалу двора было кое-что известно о его делах, - Кстати, о том, что я просил у Вас до появления этого... - он глянул в сторону Бондюэ, - Персонажа... Согласитесь ли Вы помочь мне, князь? Мне нужны несколько надежных и опытных человек... скажем те, кто были с Вами тогда... во время охоты в канун Великого Поста. А если Вы согласитесь помочь мне спрятать эту иголку в здешних стогах сена, - синие глаза маршала просияли неожиданным озорством, - Я уверен, что не только я один буду благодарен Вам за помощь.

12

Отправлено: 30.12.16 22:44. Заголовок: - Дорогой маршал, ес..

- Дорогой маршал, если бы я и счел Ваш вопрос бестактным, так что с того? - усмехнулся Ференц и подставил конец рукояти своего хлыста под струю воды, так что брызги разлетелись во все стороны, сверкая как маленькие бриллианты, - Мы с Вами не барышни салонные, к чему эти расшаркивания. Отвечу как есть, во Франции у меня был только один кредитор. Вы и сами наверняка знаете. Это покойный господин кардинал. Его именем были подписаны вексели, под которые мне ссужали деньги в Париже. Лучше бы Вы спросили о тех, кто мне должен, - заметив недоверие во взгляде дю Плесси-Бельера, Ференц снова усмехнулся и расправил хлыст, встряхнув с него воду, - Ну вот, и Вы тоже не верите. Это здесь, во Франции я безземельный принц. Как это говорят, гол как сокол? Так и есть. Однако, в Трансильвании у меня богатая казна. Да и наследство деда по материнской линии немаленькое. Если кому и хочется подвинуть меня на тот свет пораньше, так это следующим в линии наследования. Мой двоюродный дядюшка. Ему, знаете ли, тоже хочется примерить на себе корону. Хоть какую-нибудь... то, что Трансильванское княжество выбрало меня для своей короны, не входило в его планы. Ну да это дела, не касающиеся ни двора Его Величества, ни тем более парижских улиц.

Взмахнув одной кистью руки, как будто бы разминая запястье, Ференц ловко щелкнул хлыстом, так что мокрый кончик нарисовал на мраморной скамье завитушку, похожую на росчерк в вензеле О.

- А Вам не кажется, маркиз, что этот человек, которого так подробно описал этот Бондюэн, может служить не одному. а нескольким господам? Голландцы, насколько я успел их узнать, вообще, не разборчивы по части наемничества. Могут за раз сыграть и на Вашей стороне, и на сторону Вашего врага подкинуть. Я не говорю, что господин суперинтендант белый голубь, чист перед небом и землей, но, - князь с сомнением поджал губы и иронично покачал головой, - Не его полета дела эти. За всем этим стоит кое-кто повыше. Тот, кто видит дальше, понимаете? Да и к чему бы Тэо посылать на мою защиту этого проходимца? Он если и управляется чем, так только ножом для перьев, это Вы верно определили. Канцелярская крыса, не иначе.

Он обернулся к тому месту, где Ласлов все еще держал Бондюэна, не позволяя ему даже шелохнуться, и махнул рукой:

- Дай-ка ему хорошенько под глаз, Ласлов. Чтобы свои поверили, что он не просто так сдался. Видите, маркиз, я прислушиваюсь к просьбам, - уже шепотом проговорил Ференц, водя хлыстом по воде, - Я понял Вас. И предпочитаю довериться Вашему суждению. Проверим, действительно ли этот горе-садовник служит Тэо. У меня есть возможность выяснить, правду ли он говорит. И я это сделаю.

Напоминание о королевском обеде было своевременным, даже более чем. Если у маркиза были свои виды на это мероприятие, то и у князя они имелись. Он оглянулся на часовую башню, выглядывавшую из-за остроухих дворцовых крыш, и нахмурил брови. Ему хотелось попасть в обеденный зал вместе с дю Плесси-Бельером, более выгодной компании для того, чтобы появиться перед всем двором, не сыскать. А, будучи официально представленным, он мог вполне свободно оказывать знаки внимания любой придворной даме в открытой форме. Стоило согласиться и отправиться вместе с маршалом и тогда он сумеет улучить момент, чтобы оказаться в поле зрения Оры. А уж для того, чтобы уговорить ее не сердиться за пропущенное утреннее свидание и согласиться дать ему новый шанс, у него достанет красноречия. И убедительности. Князь улыбнулся своим мыслям, но тут же снова помрачнел, когда бой часов отметил три часа пополудни.

- И все-таки нет, маркиз, пожалуй, я отклоню Ваше предложение появиться на королевском обеде. У меня есть еще одно незаконченное дело. И сейчас как раз самое время уладить его. Забирайте этого малого под стражу, я не против. Ласлов! Мы уходим!

Он уже собрался идти в сторону уже знакомой ему тропинки, ведущей через сад к садовничьей каморке, когда дю Плесси-Бельер снова напомнил ему о своей просьбе.

- Спрятать иголку в стоге сена? О, прогулка по саду со всей очевидностью влияет на Ваше воображение, дорогой маркиз. Все, кто хотят спрятаться, напротив бегут из Фонтенбло прочь. А Вы хотите привезти сюда кого-то и спрятать? Да это... если бы это сказали не Вы, друг мой, то я бы счел это полной глупостью. Но, в Вашем случае - это скорее дерзость. Итак, Вы намерены вывезти того... Пастушка из Парижа? Что же, я и мои люди к Вашим услугам. В чем же заключается Ваш план, месье маршал? Вы сказали что-то про эскорт? Вам нужны люди. Сколько? Хватит ли троих или нужно больше? Кстати, раз уж Вы заговорили про обоз, так ведь мне действительно нужно кое-что отправить в Париж. И кое-кого привезти. Так что, мы можем объединить наши планы в одно. А что касается стога сена, в котором можно спрятать иголку, так у меня есть на примете одно место. И нет, это не во дворце. Господам мушкетерам и гвардейцам придется изрядно перетряхнуть все здешние стога, понимаете? Пришлите ко мне Вашего слугу, как только будете готовы. Если Вы не поедете сами, то передайте моим людям что-нибудь для Вашего человека в Париже, чтобы он поверил им на слово.

// Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 6 //

13

Отправлено: 02.01.17 23:32. Заголовок: Тонкости наследовани..

Тонкости наследования трансильванской короны и доставшиеся матери князя сокровища рода Баториев не являлись предметом пристального изучения маршала королевского двора. И все же, Франсуа-Анри был наслышан о богатствах Андраша Батория, перешедших под опеку матери князя, избравшей своей резиденцией Мукачевский замок в Трансильвании. Богатства эти исчислялись не только и не столько золотыми запасами и землями, а обширными связями княжеской короны и влиянием на ход политических и военных решений в той части Европы.

- Возможно Вы правы, князь. Дела Вашего княжества не касаются двора Его Величества, - согласился маршал и в синих глазах блеснула улыбка, предварявшая особенное "но", которое он намеревался привести в качестве аргумента, - И все же, я не могу не обратить внимание на то, что Вашей судьбой интересуются. Не только судьбой, но и головой. Мне как маршалу, следует быть начеку всегда, когда есть возможность угрозы кому-либо из приближенных короля. Открытой или нет, это не мое дело решать. Его Величество дал мне ясные указания и я следую им.

Намек на подозрение в том, что суперинтендант был каким-то образом замешан в слежке за князем, дю Плесси-Бельер принял с той тонкой улыбкой, которая могла быть принята как снисходительность к собеседнику. Он не стал ни оправдывать Фуке, ни соглашаться с подозрениями князя - во всем, что касалось главного интенданта финансов Его Величества, приходилось быть крайне осторожным, даже в беседе с человеком чести, каким являлся князь Ракоши.

- Вы думаете, что этот малый врет насчет Слепого? Полагаю, что так и есть. С чего бы ему так подробно описывать того, кто по слухам, находится в бегах и может быть даже не жилец на белом свете. Если у Вас есть возможность выяснить, кто стоит за ним, то я доверюсь, пожалуй. Но, для начала, давайте-ка люди господина д'Артаньяна припугнут его слегка. Им нет необходимости сообщать о новом постояльце в Кацелярию Ла Рейни, так что, если этот господин Бондюэн окажется его крысой, господин префект долго еще не узнает о его аресте.

Гораздо больше дю Плесси-Бельера интересовало возвращение в Фонтенбло шевалье де Лоррена. И то, что князь согласился отправить вооруженный эскорт на встречу племяннику синьора Гатто, было самой значимой победой маршала за последние дни. Если ему удастся сбросить тень подозрений с шевалье и направить нить расследования в правильное русло, то разве не упрочило бы это его положение при дворе? Ему нужно было признание, не только короля, но и тех, кто незаметно и вместе с тем стремительно поднимались к вершинам власти, а эти люди в свою очередь присматривались не только к блеску фамильного герба, но и к успехам, а также к мнению близкого окружения Людовика, в том числе и к Филиппу Орлеанскому, который номинально все еще считался Дофином Франции и навсегда оставался Единственным Братом короля. Дю Плесси не искал личной дружбы с герцогом и уж точно не благосклонного отношения к себе, но возвращение фаворита не могло не склонить симпатии герцога на его сторону, а это нелишне.
Быть маршалом двора можно было двояко - быть всего навсего церемониальным исполнителем предписанных регламентом обязанностей при особе короля или же действительно управлять двором, имея над собой всего лишь мнение и власть Его Величества. И Ее Светлости графини, красиво очерченные губы дю Плесси едва заметно дрогнули, словно повторяя вслед за титулом фаворитки короля не произнесенные ни разу слова, которые так упрямо выстукивало его сердце. Да, Она всегда будет во главе всего, хотела она того или нет. Ни сама она, ни ее царственный возлюбленный не могли отрешиться от этого положения, если только Людовик не умудрится скрыть истинное отношение к мадам де Суассон.

- Я буду признателен Вам навеки, дорогой князь, - заявил дю Плесси с полной серьезностью, натягивая промокшую в траве перчатку на руку, - Я бы и сам поехал с Вашими людьми. Но, мне необходимо уладить некоторые дела здесь, в Фонтенбло. И время не терпит. Пусть Ваши люди встретят Микеле Гатто, не доезжая до Сент-Антуанских ворот. Наверняка им известна таверна "Боевой Петух", которую держит папаша Мекано. Паролем послужит вопрос: "Есть ли новый парфюм от дядюшки Энцо?" и если ответ будет "Дядюшка шлет партию перчаток в Фонтенбло", значит, дело не вышло. А если в ответ им скажут "Новые поставки уложены в ларец и доставать их не велено до самого Фонтенбло", значит, шевалье едет с ним, переодетый в платье слуги. Все должно обойтись без приключений. Но, как видите, - он махнул в сторону стоявших в стороне Ласлова и мнимого садовника, - Ни в чем нельзя быть уверенными. Этому шевалье грозит смертельная опасность, князь. Он видел в лицо исполнителя страшных преступлений здесь в Фонтенбло. Понимаете? Его не должны узнать.

Время бежало вперед быстрее, чем он успевал уладить разом навалившиеся на его плечи дела. Было необходимо упечь в казарменный карцер соглядатая, прежде чем он мог отправиться в обеденную залу. Или эту необходимость он выдумал сам, решив про себя, что он не должен появляться перед всем двором с отчетом королю? Или даже не перед всем двором, а только перед Ней? О нет, именно Ее он хотел видеть более всего и именно этого желания опасался, а потому исподволь делал все, чтобы избежать встречи. Он прищурил синие глаза, вглядываясь в ярко освещенный диск циферблата на торчавшей над крышами дворца часовой башне.

- Пора, князь. У Вас есть неотложные дела. И, признаюсь, у меня их тоже полно. Благодарю еще раз за предложенную помощь, -
он протянул затянутую в перчатку руку, улыбнулся, стянул перчатку и протянул руку вновь - как другу, - Я к Вашим услугам, князь. Когда бы я Вам не понадобился. А теперь, простите. Мне пора. Если Вам нужно выйти к Вашим покоям... впрочем, Вы же знакомы с этим местом гораздо лучше, чем мне следует знать? - усмехнулся он, напоминая о встрече с князем и двумя мадемуазелями третьего дня, когда все они составляли компанию маркизу де Виллеруа, вынужденному оставаться в затворничестве в королевских покоях в роли занемогшего от похмелья короля, - В таком случае, перепоручайте этого садовника моему камердинеру. Я отправлю его к мушкетерам.

14

Отправлено: 07.01.17 23:11. Заголовок: - Ну-с, сударь, а те..

- Ну-с, сударь, а теперь Вы расскажете мне свою историю как есть? - спросил дю Плесси, глядя вслед князю и шевалье, удалявшимся по садовой дорожке вглубь сада.

- Какую историю, месье маршал? -
мнимый садовник сделал вид, что не понял его вопрос и воровато огляделся, выгадывая подходящий для побега момент, но тут одна из застекленных дверей отворилась и в сад вышел высокий старик со строгим лицом, обрамленным почтенной сединой.

- А, Жан! Ну вот и Вы, - приветствовал его маршал, словно посылал за ним, - Вот, препоручаю Вашей бдительности. Этого человека надлежит поместить под замок в казармах у господ мушкетеров. И хорошо бы, чтобы никто из Канцелярии покуда не знал о нем.

- Месье маршал, только не в казарму!
-
взмолился Бондюэ, вцепившись в рукав маршальского камзола, - Только не к мушкетерам! Позвольте мне... прошу Вас, позвольте рассказать все. Я не стану скрывать. Но, месье, это должно остаться только на Вашей совести.

- Что именно? - приподняв брови, спросил дю Плесси и резко высвободил руку, - Останется или нет, это уж мне решать. Поверьте, сударь, сейчас Вы не в том положении, чтобы ставить условия.

- Я солгал про то, что был поставлен в саду для того, чтобы следить за князем Трансильванским, - признался Бондюэ и покосился на камердинера, - Велите ему отойти. Я расскажу Вам более того...

- Месье маркиз, Вас ожидают, - предупредил Жан и указал на двери, - Не соизволите ли войти в комнату?

Франсуа-Анри нередко приходилось принимать решения буквально в считанные мгновения, но ему порядком надоело, что эта необходимость диктовалась случаем. Он строго посмотрел в лицо Бондюэ, потом на Жана, поправил шляпу, чисто машинальным жестом, подумав о Той, кого он желал бы застать в своей комнате, и тут же усмехнулся этой несбыточной фантазии. О нет, чудес не бывает, не в этой жизни, и не в этом мире. Прекрасная Графиня никогда не простит ему своеволие и еще больше скандальную помолвку с вдовой. Не так скоро, уж это точно.

- Что Вы хотите сказать мне, сударь? - холодно спросил он Бондюэ.

- Месье маршал, я был поставлен здесь, чтобы следить за Вами. Точнее, за Вашими покоями, - зашептал тот, озираясь на камердинера.

- Что? - вот если бы несчастный мог предвидеть, чем для него могло обернуться это признание, то наверняка согласился бы провести весь остаток жизни в казармах. Отшвырнув трость, дю Плесси-Бельер схватил шпиона за ворот рубашки и изо всей силы встряхнул его, чтобы затем сцепить руки на шее бедняги, так что тот едва не задохнулся, издавая булькающие звуки.

- Месье, успокойтесь, прекратите же... порешите эту сволочь, а что с того то? - попытался урезонить своего господина Жан и с силой, неожиданной для человека столь почтенного возраста, отнял руки маршала от горла Бондюэ, - Я видел когда он появился в саду, - шепнул он на ухо дю Плесси, когда тот с тяжелым вздохом опустил руки, - Это было после того... после того, как Вы с господином садовником ушли, ручаюсь Вам. Успокойтесь же. Я и сам хотел объяснить Вам, да Вы же торопитесь как всегда. Еще Ваш покойный батюшка пенял Вам за это.

- Что, объяснить? - отрывисто спросил дю Плесси, переводя дух после вспышки ярости.

- Его прислал господин... он ожидает Вас в Вашей комнате. Уж будьте любезны пойти и переговорить с ним обо всем. А я этого молодца выпровожу, куда прикажете.

- Только не в казармы! Клянусь, я не заслуживаю этого, - прохрипел перепуганный до смерти Бондюэ, которого уже второй раз не лишили жизни в королевском саду.

- Вам еще придется убедить меня в этом, сударь, - тяжело дыша, ответил ему дю Плесси и пошел к дверям в свою комнату, держась за левый бок.

Жан опустился на колено и поднял брошенную в траву трость, а затем поднялся и кивнул Бондюэ, чтобы тот шагал следом за маршалом.

// Дворец Фонтенбло. Покои рядом с Опочивальней Короля. 4 //

15

Отправлено: 26.02.17 01:42. Заголовок: // Дворец Фонтенбло..

//  Дворец Фонтенбло. Чуланчик с садовым инструментом. 2  //

Добежав до фонтана в окружении зеленых стен живой изгороди и шпалер с плетистыми розами, которые, в отличие от оранжерейных роз, только-только разворачивали листочки, по большей части еще даже не успевшие сменить красноватый цвет на темно-зеленый, Монтале остановилась, чтобы перевести дух и оглянуться. Дверь в чулан мэтра Бастиана осталась далеко позади, но сейчас, когда гравий перестал хрустеть под ее туфельками, девушка отчетливо услышала скрип дверных петель. Звук доносился слева, оттуда, где кованая лесенка вела к секретной двери в апартаменты Мадам. Да к секретной ли? Уж кто только ей не пользовался. Вот и сейчас… а собственно, кто?

Может, это тот самый вор, за которым гонялись мушкетеры во главе с де Ресто? Франсуа так и не рассказал ей, чем кончилась интрига с обвинением его камердинера, дав лишь понять, что Жеди удалось оправдаться. А вор, должно быть, все еще шныряет по дворцу в поисках того, что плохо лежит, и доверчивых служанок, готовых впускать его туда, куда не следует.

Разумеется, любознательность прямо таки требовала от мадемуазель де Монтале выяснить этот важный вопрос немедленно, и девушка осторожно, на цыпочках, чтобы не спугнуть нарушителя запрета на прогулки в королевском цветнике, подобралась к кустам, заслоняющим от нее вид на лесенку, и попыталась раздвинуть ветки. Но плотная живая изгородь явно не была рассчитана на слежку, и Ора только оцарапала пальцы, что не прибавило ей хорошего настроения, которое и без того было испорчено малоприятной беседой с лейтенантом мушкетеров. О, как она теперь понимала Франсуа, не желавшего иметь с графом де Ресто ничего общего!

Однако сдаваться перед кустами было глупо, особенно теперь, когда Монтале явственно слышала стук каблуков по чугунным ступенькам. Шаги были легкими и быстрыми. Женщина? Ора крадучись и приседая, чтобы голова ее, не дай бог, не показалась над стриженными кустами, продвигалась вперед по извилистой дорожке, ведущей к потайной двери, пока не добралась до края зеленого лабиринта. Дальше начиналась лужайка в обрамлении роз, и фрейлине пришлось остановиться, чтобы не оказаться на открытом месте. Здесь они с князем…

Звук шагов затих, и Ора присела. И вовсе не потому, что при одной мысли о ночном свидании в саду колени сделались совсем ватными, нет. Просто внизу кусты были не такими густыми, как на высоте головы, и сквозь прорехи в плотной листве можно было попробовать разглядеть вторженца. Точнее, вторженку, потому что яркое пятно могло быть только платьем. Мелкие листья ужасно мешали, но все же любопытной брюнетке удалось разобрать, что женщина, спустившаяся в сад, тоже присела на корточки у горшков с лавандой, розмарином и другими пряными травами, стоявших у стены.

Служанка с кухни или горничная, пришедшая за душистыми веточками для белья в сундуке? Ора разочаровано отвернулась и поднялась, отряхивая платье, к которому уже успели прилипнуть травинки, сухие листочки и мелкие частички гравия. Обидно, но раскрыть тайну краж на половине Мадам не получилось. А ей так хотелось похвастаться перед Франсуа тем, что она видела вора в лицо! О том, чем могла закончиться для нее встреча с настоящим вором, мадемуазель де Монтале в приступе досады даже не подумала.

16

Отправлено: 26.02.17 22:54. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гардеробная герцога и герцогини Орлеанских. 3 //

Вместо того, чтобы идти в гостиную Мадам, откуда доносились веселые выкрики и смех вернувшейся свиты Орлеанского дома, Андраш остался в опочивальне герцога. В отличие от миньонов, которым предписывалось неотлучное присутствие подле обожаемого Месье, если только он сам не отсылал их прочь, Андраш был волен распоряжаться своим временем как он считал нужным. Нанявший его на должность телохранителя Месье кардинал Мазарини сразу же поставил эту свободу как неотъемлемое право Черного Мадьяра, прекрасно понимая, что только таким образом тот мог исполнять свои обязанности телохранителя и няньки. Сам герцог нисколько не противился этому правилу и вполне привык к тому, что Андраш появлялся как его тень ровно в то время, когда в нем нуждались и все остальное время словно растворялся, исчезая из виду.

Проведя около четверти часа в герцогской опочивальне, Андраш дождался, когда в гардеробной тихонько скрипнула дверь и послышался осторожный стук деревянных каблучков. Он тут же прильнул щекой к двери и вгляделся в отверстие замочной скважины. Девица оказалась куда хитрее предыдущей, войдя в гардеробную не через коридор, а через опочивальню Мадам. И наверняка она вошла туда под благовидным предлогом, к которому не смогла бы придраться сама графиня де Лафайет. Андраш заметил у нее в руках стопку свежего белья, такую же, как и у первой девицы, но в этот раз служанка не спешила оставить свою ношу. Она достала из тайника книгу, отыскала нужное место и прочла записку. В том, что она прочла ее, можно было и не сомневаться - короткий вздох был тому подтверждением. Положив книгу на место, девушка заторопилась прочь, забрав с собой и стопку принесенного белья. Едва только дверь закрылась дверь за ней, Андраш поспешил в коридор, а оттуда к коридору апартаментов фрейлин. Он знал про выход на чугунную винтовую лестницу, по которой можно было спуститься во внутренний сад, и торопился спуститься вниз до того, как служанка успеет передать ответ и собрать требуемую сумму. В том, что упомянутый в записке горшок должен был находиться именно в королевской оранжерее, мадьяр не сомневался ни на минуту.

Ждать в саду оказалось куда утомительнее, чем в удобной и скрытой от посторонних глаз опочивальне Филиппа Орлеанского. Во-первых, сверху в любое время мог полить дождь, что в апреле было делом обыденным, хоть и непредсказуемым, а во-вторых, в саду могли прогуливаться сам король или кто-нибудь из тех немногих, кому был разрешен доступ в королевским розам, чудесным образом распустившимся уже в начале апреля. Именно из-за этого Андрашу пришлось вжаться в холодную и сырую каменную стену за стриженым в форме правильного куба можжевеловым кустом, позволив каплям воды стекать с веточек прямо на лицо и шею.

Он уже обрадовался было, когда его ожидания наконец увенчались успехом и в саду появилась одна из фрейлин Мадам, та самая черноглазая брюнеточка, которую за невесть какие прегрешения так невзлюбил граф де Гиш. Но нет же - для спешащей оставить требуемый выкуп, девица де Монтале выглядела слишком уж решительной. Нет, что угодно, но она точно не была готова отдавать выкуп, скорее уж подкараулить шантажиста и закричать "Караул!" - подумал Андраш, наблюдая за девушкой. А та и не спешила к тому месту, где на солнечном пятачке возле стены были выстроены в ряд несколько горшков.

В том, что Монтале не была той, кого он ждал Андраш убедился окончательно, когда сверху послышались шаги, спускавшиеся по чугунным ступенькам лестницы. Он снова вжался в стену, чтобы продолжать наблюдения, когда де Монтале едва не нарушила его планы, вознамерившись спрятаться как раз за тем же самым кустом.

Едва только девушка поднялась, чтобы уйти, Андраш вытянулся сколько мог из-за куста, зажал ей рот и потянул за левое плечо, увлекая за собой в тень можжевелового куста.

- Тише, мадемуазель! Заклинаю Вас, именем Богоматери, тихо! - прошептал он на ухо девице, от напряжения выдав свой мадьярский акцент, который в обычное время почти не был слышен в его речи. Он замер, заставив и свою невольную добычу сделать то же самое, пока девица не закончила то, зачем пришла - не уложила в один горшочков что-то тяжелое и объемное.

17

Отправлено: 27.02.17 01:28. Заголовок: Когда что-то с силой..

Когда что-то с силой сдавило ей плечо, а затем всю нижнюю часть лица закрыла чья-то рука, да еще и сжала ей челюсти так, что Ора не смогла бы и замычать, если бы захотела, фрейлина побелела и мягко осела на что-то твердое в состоянии, настолько близком к обмороку, что в глазах потемнело. Хотя нет, почти-обморок к темноте не имел никакого отношения, просто перед широко распахнувшимися от ужаса глазами Монтале вновь оказалась плотная листва живой изгороди, заслонившая свет.

- Тише, мадемуазель! – прохрипел кто-то у нее над ухом, и девушка догадалась, что то твердое, к чем ее прижимали (без особой деликатности, надо сказать) чужие руки, было человеком. Хуже того, мужчиной. Еще хуже – не французом.

«Турок!» – мелькнула в голове всполошная мысль. «Похищают. Меня похищают». Ора забилась было в крепких тисках, но, к счастью, внутренний голос, терявший самообладание куда реже, чем его хозяйка, успел шепнуть пленнице, что турки не заклинают свои жертвы именем Пресвятой Девы. Значит…

Широкая ухмылка на лице Ракоши встала у нее перед глазами, а с ней и бесхитростное признание в том, что князь тоже не чурался красть приглянувшихся ему красавиц. Эта картинка, так ярко врезавшаяся в память (впрочем, как и весь тот необычный день), заставила сердечко мадемуазель де Монтале забиться так, что еще немного, и оно выскочило бы из тугого корсета, скромно стянувшего девичью грудь. Ну да, она же столько раз слышала этот непривычный для французского уха говор – среди свиты князя только он сам и Шерегий говорили на языке Оры без заметного акцента. Но откуда людям Ракоши стало известно что она в королевском саду? И по какому праву он посылал ей приглашения столь вопиющим образом?

Монтале собиралась уже высказать невоспитанному гайдуку все, что думает о нем, едва он попытается утащить ее – куда, девушка предпочитала не думать, но ушки ее, а следом щеки и шея, сделались весьма горячи – однако мадьяр не спешил ни тащить ее, ни отпускать, а лишь глубже забился за колючий куст, остро пахнущий хвоей и смолой, увлекая за собой и Ору. Будто боялся, что его заметит девица, собирающая розмарин.

Поскольку шевельнуть головой не было ни малейшей возможности, волей-неволей Монтале тоже пришлось смотреть на копающуюся возле горшков девицу, и постепенно до Оры дошло, что розмарин и лаванда совершенно не при чем. Девица в кокетливом чепце камеристки или горничной в самом деле копалась. Натурально в земле. Заинтригованная, Монтале позабыла про зажимающую рот руку, про то, что ей почти нечем дышать из-за крепкой хватки. На глазах у нее и напавшего на нее мадьяра явно прятали краденое. Ну да, что же еще это могло быть, если не пропавшие у фрейлин и статс-дам безделушки? Но тогда выходит, что и любовник той служанки, Люк Второй, был не причем.

- Так вот кто воровка! – выдохнула она и только тут сообразила, что голову ее больше никто не держит.

- А вы… - начала она яростным шепотом, выворачивая шею самым невероятным образом, но вместо возмущенных упреков испуганно пискнула, узнав своего обидчика. – М-м-месье Андрэ?

Господи, как можно было так глупо попасться! Ресто дождался его и послал за мной следом, пока я подсматривала за воровкой. Ну все, теперь потащит меня к лейтенанту, а потом расскажет Месье, что поймал меня в королевском саду. За что, за что, о боже мой?!

- Пустите меня немедленно, - зашипела Ора, не собираясь сдаваться так просто, и снова рванулась прочь. – Я к де Ресто не пойду, слышите! Кричать буду, если не отпустите немедленно. Его Величество сейчас у себя, он услышит. Вы этого хотите?

18

Отправлено: 27.02.17 23:47. Заголовок: Сопротивление, оказа..

Сопротивление, оказанное девушкой грозило выдать их обоих с головой, но, на этот счет в голове Андраша тут же возник план. Почему бы и нет - в случае чего он заявит, что у них с мадемуазель де Монтале было свидание, ну, а возмущение девушки и раскрасневшиеся щеки вполне это подтверждали, ведь не всегда между влюбленным голубками царит совет да любовь.

- Да, это я, - снова зашептал он на ушко де Монтале, ослабив хватку, - Да погодите же!

Нет, шансов остаться незамеченными не осталось никаких после того, как де Монтале отскочила от него, задев ветки скрывавшего их можевелого куста.

- Проклятье! -
бешено вцепившись за ветку, чтобы не потерять равновесие, Андраш собирался уже выйти из укрытия вслед за де Монтале, но тут его остановила простая до гениальности идея. Увидев девушку, явно вырвавшуюся из чьих-то навязчивых объятий, служанка заподозрит ее в единственно возможном в такой ситуации грехе - прелюбодеянии с неизвестным кавалером, а о слежке она и думать не станет. Ему же во что бы то ни стало требовалось увидеть хоть бы мельком ее лицо, чтобы узнать позднее среди прислуги в доме герцога Орлеанского, чтобы знать, кому вернуть выплаченный выкуп. После того, конечно же, как они с де Ресто схватят шантажистов с поличным.

Но, черт подери, чего он не ожидал в своих гениальных расчетах, так это того, что девушка окликнет де Монтале по имени!

- О, Господи! Вы здесь! О... Вы одна? - заговорила девица, порывистым жестом сорвав с головы чепец служанки, - О, мадемуазель, я прошу Вас, только не говорите моей хозяйке, что я отлучалась. Мадемуазель д'Артуа думает, что я отправилась к белошвейкам с починкой ее ночной сорочки. О, она будет волноваться, я знаю. Зря конечно же. Но она добрая душа. И строго настрого запретила мне выходить в сад. Я то и пошла бы. Но... - наблюдая из своего укрытия за бегающим взглядом девицы, Андраш усмехнулся - ну конечно же она лгала и сочиняла на ходу оправдания, - Мадам Бонтан попросила меня нарвать немного лаванды... для саше.

Высказав эти нелепые по сути оправдания, девица поправила чепец, подколов его заново шпильками к прическе, чересчур пышной для простой служанки и даже горничной, и поспешила назад к лестнице.

- Прошу Вас, мадемуазель! Не говорите ничего мадемуазель Габриэль! -
еще раз попросила она, уже поднимаясь наверх, тогда как мадьяр оставил свое укрытие и вышел на гравиевую дорожку, стряхивая с себя веточки можжевельника.

- Вы ее знаете, мадемуазель? -
спросил он де Монтале, как будто бы и не сжимал ее мертвой хваткой всего несколько минут назад, - Кто она? Вы знаете, что она прятала? Эх, лучше бы Вам не знать. Но, если Вы подруга ее госпожи, или кем ей приходится мадемуазель д'Артуа, то может быть Вы поможете нам? Вы не знаете, у мадемуазель д'Артуа есть причины что-либо скрывать? Или опасаться кого-то? Да полноте, мадемуазель, я могу конечно пойти к господину префекту и поставить его в известность о том, что Вы бродите по королевскому саду без особой надобности в том, - лицо Черного мадьяра помрачнело и он наклонил голову, - И не только сегодня. А еще я могу рассказать префекту о том, что некто шантажирует мадемуазель д'Артуа. А Вы пытаетесь скрыть важные сведения об этом. Ну? Как? Будете говорить или все еще хотите закричать и переполошить весь дворец своими криками? Только, для начала придумайте объяснение для мадам де Лафайет, чем Вы занимались наедине со мной и почему звали на помощь.

19

Отправлено: 28.02.17 02:03. Заголовок: Отчаянный рывок, при..

Отчаянный рывок, принесший Оре временную свободу от грязных мужских лап, имел и иной, куда более неожиданный результат, о котором фрейлина, более всего озабоченная обретением свободы, как-то не подумала. Само собой, стоило ей вырваться из рук телохранителя Месье, как она оказалась на виду. С очевидностью, возня в кустах и ее внезапное появление на дорожке не могли пройти незамеченными: особа, копавшаяся в цветочном горшке, подскочила, как ужаленная, и Монтале могла бы смело сделать ставку на то, что напугала воровку куда сильнее, чем сама была испугана нападением Андрэ. Но вот чего Ора вовсе не ожидала, так это того, что воровкой оказалась камеристка Габриэль д’Артуа. Имени этой тихой девицы она, конечно же, не помнила, но узнала. И была узнана, что хуже всего.

Правда, интуиция подсказывала Оре, что неприглядное занятие, за которым она фактически застала служанку Габриэль, не позволит той сплетничать, но кто мог в том поручиться? Поэтому она мрачно кивнула пятившейся к лестнице девушке и нехотя пообещала, не забыв скрестить пальцы за спиной.

- Не волнуйтесь, мадемуазель, я ничего никому не скажу.

Ужасно хотелось добавить язвительно: «Лаванду-то не забудьте», потому что в руках у метнувшейся вверх по лесенке девицы ничего не было. Но упражняться в остроте языка при свидетелях Оре не хотелось. Она бы охотно последовала примеру ретировавшейся камеристки, но путь в глубину сада ей отрезал Андрэ, а к лестнице бежать было бесполезно, на лужайке он настиг бы ее в два прыжка.

И что же, надо было отвечать? Ну вот еще!

- Разумеется, я знаю эту девушку, месье Очевидность, - буркнула она, нахохлившись и стараясь держаться от мадьяра подальше. – Вы же слышали, как она меня окликнула. Это камеристка мадемуазель д’Артуа, и вы не поверите, но я прекрасно знаю, что именно она закопала в горшке. Краденные украшения, вот что. Префект и де Ресто все утро гонялись за неким Жеди, обвиняя его во всех смертных грехах и кражах в придачу, а все оказалось не так. Бррр.

Монтале передернула плечами при мысли о том, сколько неприятностей ждет Габриэль, когда выяснится, что она привезла с собой в Фонтенбло прислугу с липкими пальчиками. В том, что воровка действовала без ведома Габриэль и наверняка обобрала и собственную хозяйку, Ора не сомневалась ни минуты: в шкатулке Артуа было столько украшений, что воровать у подруг ей просто не было смысла.

- И не пытайтесь шантажировать меня королевским садом, милостивый государь, - она смерила мадьяра возмущенным взглядом. – Я бы не оказалась здесь, если бы не этот грубиян де Ресто и его гнусные посягательства И никаких объяснений для мадам де Лафайет мне придумывать не надо, вы с ним вдвоем загнали меня сюда с самыми мерзкими намерениями, и я так ей и скажу. К тому же, у меня свидетель есть, мэтр Бастиан. Так что оставьте эти глупые шуточки про шантаж, если кто им и занимается, так это вы и есть, вот! И если вздумаете шантажировать Габриэль, то пеняйте на себя. Я вам этого не спущу. Она тут не при чем, это же очевидно. Сами слышали, как эта особа просила не рассказывать о нашей встрече.

Поминать садовника, наверное, не следовало, но если этот Андрэ пришел в чуланчик уже после того, как она сбежала от лейтенанта, то наверняка не мог знать, когда мэтр Бастиан перестал осознавать происходящее.

- Ну же, не смотрите на меня, как Буриданов осел на стог сена, - Монтале распушила измятые мадьярской хваткой кружева и ленты и косо глянула на насупившегося мужчину. – Лучше проверьте, что там в горшке, и ступайте за людьми префекта. Уж он-то придумает, как арестовать воровку тихо и деликатно, пока мы все будем привечать турок.

Предлагая Андрэ изучить содержимое горшка, она всецело полагалась на его любопытство. Сама Ора немедля помчалась бы смотреть, что же там закопано, и ожидала от мадьяра такой же более чем предсказуемой реакции, призванной освободить ей дорогу к свободе. Правда, дорога эта лежала через чулан, где поджидал ее в засаде де Ресто, но существовал ведь и обходной путь, на который так рассчитывала маленькая плутовка.

20

Отправлено: 01.03.17 00:24. Заголовок: - Так Вы знаете? - А..

- Так Вы знаете? - Андраш пристально смотрел в карие глаза фрейлины, выдававшие лукавый нрав своей хозяйки даже с большей очевидностью, чем ее слова, - И Вы знали о шантаже?

Но нет же, опять эти драгоценности! Можно подумать свет клином сошелся на тех побрякушках, которые мистическим образом исчезали из шкатулок фрейлин Мадам. Андраш нетерпеливо мотнул головой и принялся отряхивать с себя зеленые веточки с еще большим остервенением.

- Да что Вы такое говорите, - с сарказмом проговорил он, - Да кто только не гонялся за этим Жеди. В итоге остались с... - он мрачно посмотрел на девушку и с особенным значением в тоне добавил, - С трупом.

А вот о встрече с грубияном де Ресто следовало рассказать ему раньше. Черный мадьяр усмехнулся, представив себе как живую картину того, как этот напыщенный дворянчик, возомнивший себя как минимум маршалом Франции, выговаривает этой бойкой на язычок мадемуазель о том, что ей следовало делать. Наверняка, увидев девушку в саду, лейтенант пришел к тому же выводу, как и сам Андраш. Но, очевидно же, что ей невдомек, о каком именно шантаже шла речь и что происходило прямо у нее же на глазах.
Если только она не разыгрывала перед ними святое неведение.

- Так Вы думаете, что там спрятаны украденные драгоценности? - осведомился Андраш, следя за реакцией девушки, пока он незаметно приближался к ней, а точнее к тому месту, где стоял горшочек с тайником, - Хм, Буриданов осел... никто еще не цитировал, относительно меня... Впору возгордиться собой.

Убедившись в том, что прыткая мадемуазель не пыталась снова сбежать от него, он присел на корточки и запустил пальцы в свежевскопанную землю в одном из горшков. Неприятное ощущение попавшей под ногти грязи пришлось задвинуть в самый дальний угол в глубине души. Он ненавидел грязь еще с тех времен, когда был гребцом невольником на галере. Грязь, вот что сводило многих его товарищей в могилу прежде, чем они успевали выдохнуться физически. Грязь - вот истинная смерть... на побледневшем лице Андраша появились красные пятна, похожие на лихорадочный румянец. Он резкими быстрыми движениями вскопал землю в горшке и выудил из него мешочек.

- Вот, смотрите и убедитесь, - он встал с колен, - Это деньги, - сказал он, высыпая на ладонь несколько монет, - Видите? И никаких драгоценностей. Теперь понимаете, о чем я толковал Вам? Ее или ее госпожу шантажируют. И мы с де Ресто видели ту, кто подбрасывает записки с угрозами. Видите? - обернулся он, ожидая, что де Монтале все еще стояла позади него.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 6