Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Подвалы под восточным крылом дворца. 2


Дворец Фонтенбло. Подвалы под восточным крылом дворца. 2

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

04.04.1661
    Половина пятого к вечеру.

2

Отправлено: 05.03.17 22:42. Заголовок: До невозможного крат..

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня маркизы Сюзанны дю Плесси-Бельер. 3 //

До невозможного краткий доклад старшего из посланных за ним швейцарцев не дал де Руже никакой полезной информации или даже хоть малой зацепки, чтобы понять, что именно стряслось. Ему казалось, что колесо Фортуны развернуло свой ход против их семейства, посылая одно недоразумение за другим. И если бы только недоразумения - ведь попытка похищения и даже покушение на убийство маршала Франции таковым не назовешь. И как еще посмотрит на это сам король, когда маркиз дю Плесси-Бельер явится к нему с докладом? Арман де Руже не разделял оптимизм своего брата относительно королевского терпения к подобным авантюрам. Особенно же, когда речь шла о его придворных и о угрозе в его собственном дворце.

- Еще раз, господин гвардеец, будьте любезны сказать, кто именно потребовал меня. И зачем?

Новая попытка генерала разговорить молчаливого швейцарца, командовавшего его эскортом, не нашла никакого отклика. В пору было надумать себе самый худший вариант развития событий, особенно же когда, спускаясь по лестнице на первый этаж, де Руже ловил на себе сочувствующие взгляды. Вряд ли его вызвал к себе сам король - иначе были бы мушкетеры, а не швейцарцы. Да и в сторону королевской приемной они не шли, а продолжали спускаться по винтовой узкой лестнице вниз, туда, где находились погреба и подвалы.

- Господа, как видите, я подчиняюсь вам без сопротивления. Как дворянин и как генерал армии Его Величества я имею право знать, - снова заговорил де Руже, после того, как попытался про себя соединить в цельную логическую картину отдельные обрывки фраз, которыми обменялся с ним караульный, возглавлявший процессию.

- Ваша Светлость может не беспокоить себя, -
ответил тот, вынимая из кольца, вбитого в каменную стену зажженный факел, - Меня послал господин сержант. Господин префект тоже послан.

- Что? -
не понял его де Руже, но швейцарец видимо счел вопрос исчерпанным и направился вперед по анфиладе подвальных помещений, точь в точь повторявших залы и галереи, находившиеся наверху. Они прошли далеко вперед и после целой цепочки переходов и коридоров герцог окончательно сбился с пути, потеряв все ориентиры, которые пытался мысленно представить себе.

- Где мы? - наконец спросил он, почувствовав крепкий запах, похожий на запах старого забродившего вина, - Это не винные погреба?

- Они самые. Только вина теперь здесь не держат. Господин префект распорядился заключенных сюда вести, - с прежней лаконичностью ответил швейцарец и выкрикнул что-то на своем языке. Издалека со стороны ярко освещенного коридора ему ответили и в сердце де Руже зародилось подозрение, что каким-то непостижимым образом от него пытались избавиться. Но что же тогда произошло с Франсуа-Анри? И где наконец их мать, так и не объявившаяся после странного происшествия в ее же покоях?

Перед ними открылся еще один коридор, скорее похожий на широкую галерею с полукруглыми потолками, опиравшимися на приземистые толстые колонны. С одной стороны коридора под самым потолком размещался ряд узких окошек, в которые пробивался свет, с другой же в нишах параллельных этим окошкам были двери с решетчатыми квадратными проемами, настолько узкими, что сквозь них невозможно было ничего разглядеть, если только не прижаться к ним щекой.

В самом конце этой галереи стояли еще несколько швейцарцев во главе с самим Дезушем.

- Сюда. Он здесь, - сказал он и, разглядев вошедшего, поклонился, - Ваша Светлость, хорошо, что Вы сразу откликнулись. Прошу, подойдите сюда. Взгляните на этого человека и скажите, известен ли он Вам?

Удивленный таким оборотом дела, Арман подошел к двери и заглянул через решетку, пытаясь разглядеть лицо человека, ссутулено сидевшего на табурете перед массивным столом.

- Кто это? - спросил де Руже. отойдя от двери, - За что он здесь?

3

Отправлено: 06.03.17 00:19. Заголовок: Темный подвальный ка..

Темный подвальный карцер, куда Колена поместили арестовавшие его гвардейцы, был идеальным местом для отдыха в сравнении с тем, где ему довелось побывать за этот долгий день. Пропахшая лекарствами и запекшейся кровью комнатка на трактирном подворье, где он наспех зашивал и перевязывал рану маршала, конечно же не шла ни в какое сравнение с сырым казематом в Бастилии. Но и не была столь же тихой как подвалы Фонтенбло. На удивление туда не проникали никакие звуки извне и несмолкающий гул голосов и топота сотен ног растаял еще задолго до того, как доктор спустился по узкой винтовой лестнице. Гвардейцы, которые привели его в этот каземат, не слишком то утруждали себя расспросами и хоть бы форменным допросом арестанта. Но, они тут же согласились вызвать к Колену герцога де Руже, хоть и решили, что вместе с герцогом к арестованному следует привести и префекта парижской полиции.

Что же, чему быть, того не миновать, а Ла Рейни все равно рано или поздно узнает обо всем от своих соглядатаев или от того же сержанта Дезуша. Воспользовавшись тем, что его оставили в покое до прихода Ла Рейни и де Руже, доктор устроился как мог удобнее на жестком табурете перед столом, уложил голову на руки и попытался уснуть. Ему даже удалось это на какое-то время, но слишком скоро в коридоре раздались голоса и грохот знакомой уже чеканной поступи караульных.

Колен поднял голову и посмотрел на дверь. Кто-то разглядывал его в маленькое квадратное отверстие, но, как видно, не признав, отошел в сторону от двери.

- Кто это? - послышался знакомый голос и Колен, решив не терять времени, выкрикнул в ответ:

- Это я, господин герцог! Жерар Колен! Если Вы соблаговолите войти и выслушать меня, я объясню Вам, почему я здесь.

После сказанного Колен напрягся, вслушиваясь в разговор за дверью. Кто-то, наверное сам Дезуш, что-то втолковывал герцогу нарочито приглушенным голосом. Колен уже отчаялся было, решив, что его план полностью провалился, но вдруг послышалось звяканье металла и тяжелая дверь задрожала под напором могучего плеча здоровенного швейцарца, караулившего эту своеобразную камеру.

- Входите, Ваша Светлость, -
сказал Дезуш, прежде всего убедившись, что арестованный сидел на табурете и не поджидал посетителя из-за двери, - Мы обыскали его, никакого оружия не было. Но, все-таки будьте осторожны. Я буду ждать за дверью, - сообщил он так, словно герцог мог ожидать, что после того, как он войдет в камеру, все караульные удалятся прочь.

- Добрый день, господин герцог. Или уже добрый вечер? Эти молодчики забрали мои часы. Надеюсь, я получу их до того, как они остановятся. Механизм надобно подкручивать ровно в шесть.

Колен поднялся с табурета, но услыхав предупреждающее хмыканье из-за двери, снова сел и только развел руками.

- Увы, все что я могу предложить Вам, это вот ту скамью, что у стены. Подтягивайте ее ближе к столу, герцог. Мне есть о чем рассказать Вам, прежде чем мы выйдем отсюда. Знаете ли Вы, что стены подвалов хороши не только своей крепостью, но и монолитностью? -
спросил он и даже улыбнулся, видя недоумение в лице молодого генерала, - Да да. Здесь можно говорить, не опасаясь шпионов. Идеальное место.

4

Отправлено: 07.03.17 23:07. Заголовок: - Впустите меня, - п..

- Впустите меня, - приказал де Руже, мельком обернувшись к сержанту, а тот лишь пожал плечами и кивнул своему подчиненному.

Звякнули ключи и массивная кованная железными гвоздями дверь задрожала под мощным напором широкоплечего гвардейца. Когда она наконец отворилась настолько, что герцог мог пройти внутрь, он отстранил швейцарца и вошел в импровизированную камеру.

- Месье Колен! - приветственный возглас генерала убедил караульных в том, что тот был знаком с арестантом. Дверь закрыли, но не стали запирать на замок, а сами караульные почтительно отошли в глубь коридора, чтобы предоставить генералу возможность допросить арестанта самому.

- Пока еще добрый день, доктор, - ответил Арман на приветствие и обернулся, чтобы разглядеть стоявшую у стены скамью, - Не густо здесь с мебелью,  - усмехнулся он, - Не то что в маршальской камере в Бастилии.

Шутка хоть и была произнесена веселым тоном, не произвела никакого действия на собеседника, да и сам де Руже не слишком был расположен к пустым разговорам. Он поставил скамейку напротив стола и сел, уперев руки в колени.

- Ну-с, что же такого Вы хотите рассказать мне, дорогой доктор, что вместо того, чтобы идти напрямик ко мне или к маркизу, предпочли оказаться в этом каземате? Кстати, как Вас угораздило попасть сюда? Неужели Ваш патрон прознал про наши парижские приключения и решил избавиться от Вас? Нет, на него это не похоже... он осторожный, как крыса - знает все ловушки наперечет и не полезет куда не следует. Скорее всего ему будет проще избавиться от неугодного ему человека, чем отдавать его в руки полицейских, тем более Ла Рейни. М? Ну ну, доктор, простите, я возможно слишком вольно обращаюсь с тем, кому Вы обязаны многим... да и я тоже. Ведь месье... не станем называть его имени, все еще является близким другом моей матушки, - Арман крепко сжал губы и помолчал, - Вы прибыли один? Или кто-то был с Вами? Что произошло на постоялом дворе после нашего отъезда?

Из коридора послышался грохот шагов и громкие голоса новых посетителей. Де Руже бросил быстрый взгляд на доктора, вскочил с места и подбежал к двери.

- Скорее, доктор. Сдается мне, что через минуту у нас уже не будет возможности говорить по душам.

5

Отправлено: 08.03.17 23:36. Заголовок: Услышав приближавшие..

Услышав приближавшиеся к двери голоса, Колен и сам понял, что их разговор с герцогом будет прерван. Он положил перед собой руки, крепко сцепив пальцы между собой, и заговорил тихо, отрывисто, но не прерываясь ни на мгновение.

- Слушайте, месье. Здесь в Фонтенбло я прежде всего личный врач господина Фуке. Господин префект, увидев меня здесь, скорее всего устроит головомойку своим душегубам и велит выпустить меня. Так что, долго я не задержусь уже. Пока мой господин обладает всеми своими деньгами и проистекающей от них властью, мне ничего не грозит. Но, я не смогу говорить открыто и начистоту в стенах этого дворца. Да нигде, если уж на то пошло. Там в таверне у Мекано нас подслушивали за стеной из соседней комнаты. В Бастилии тоже есть свои шпионы. Вы заметили, что сразу после Вашего отъезда оттуда выехал курьер? Да? Так это был не посланный комендантом солдат с донесением к королю, вовсе нет. Это был человек Фуке. И он вез всего одну весть. О том, что к безымянному арестанту впустили маршала дю Плесси-Бельера. Эту новость он передал супер... - Колен замолчал, прислушиваясь, не стоял ли кто-нибудь за дверью, - Новость была передана через голубиную почту. Ту самую, которой решил воспользоваться Ваш брат. Думаю, что господин... он знает уже обо всем, - дальше Колен продолжал шепотом, - Но, не это главное. Перед отъездом из Парижа я пересекся с господином Герленом. Он аптекарь, но работает помощником у хирурга, который пользует арестантов в Бастилии. Он лишь мельком обмолвился, что за ним прислали, чтобы засвидетельствовать смерть арестанта. Тот самый человек. Герлен, так и назвал его - Человек Без Имени. Понимаете, герцог? Он не прожил и нескольких часов после того, как я обследовал его. Я еще тогда утром сказал маршалу, что этот человек не жилец на свете. Но, при самом худшем прогнозе он прожил бы еще с месяц, а то и дольше. Понимаете, герцог? Вот то, что я хотел сообщить Вам. А теперь, позвольте мне немного пошуметь из-за форменного безобразия для виду, чтобы у господина префекта не возникло сомнений в ошибке. Когда мы встретимся с Вами в следующий раз, я уже не буду столь же откровенен.

Звякнула замочная щеколда и тяжелая дверь вновь застонала под напором плеча, навалившегося на нее гвардейца. Доктор откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. На его лице заиграла самоуверенная ухмылка человека, осознававшего свое полное право.

- Вот видите, господин герцог, нет никаких причин задерживать меня здесь. И если этим болванам нужно еще чье-то слово помимо Вашего, так господин префект сейчас сам все объяснит. Ведь он прекрасно знает, что я личный врач господина суперинтенданта. Вам не следовало волноваться из-за этой сумятицы с моим арестом, право слово, - он говорил нарочито громко, чтобы его слышали даже те, кто стояли далеко от двери, но потом прищурил глаза и быстро шепнул напоследок, - Я принесу мазь для перевязки для Его Светлости. И вместе с ней передам кое-что еще. Это от стряпчего, к которому обращался господин маршал.

Дворец Фонтенбло. Покои рядом с Опочивальней Короля. 4

Отредактировано Жерар Колен (2018-01-03 21:13:06)

6

Отправлено: 09.03.17 01:07. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 4 //

Никола Габриэль де Ла Рейни оставил свой наблюдательный пост в галерее, примыкавшей к коридору, возле Канцелярии, скрепя сердце железными обручами доводов о необходимости личного вмешательства. "Это важно, в конце-концов, личный врач первого интенданта финансов это не абы какая птица. А если по словам Дэгре именно этого человека посадили в подвальный карцер, да еще и от его, Ла Рейни, имени, то от такого скандала будет не так-то просто отмыть руки... куда там - репутацию!" Мысленно он пообещал себе, что подаст рапорт королю на швейцарских гвардейцев с отчетом о промахах этих горе-вояк, чтобы потребовать для себя отдельную служебную часть. И не каких-нибудь там оборванцев, которых он подсылал наушничать в кухни да прачечные, а настоящих выученных к слежке и охоте на людей солдат.

- Полиция, вот что нужно Его Величеству. Настоящая, тренированная полицейская служба... люди с головой. С глазами, чтобы видеть, ушами, чтобы слышать и, прости господи, содержимым в этой самой голове, чтобы думать! -
при последних словах он обернулся к шедшим позади него гвардейцам и чуть не сплюнул в сердцах, - Вояки... только и делать могут, что все испортить. Ну, скажите мне, с какого такого перепугу вам понадобилось арестовывать того доктора?

- Так он же не представился доктором, Ваша Милость, - пояснил ему швейцарец, совершенно не видя своей ошибки в аресте человека, назвавшегося Жераром Коленом лишь тогда, когда его заперли в подвальном каземате, - Он вел себя подозрительно. Приехал с подводой, что провиант везла - скрывался, стало быть. Одет, как описывали - черный камзол, похож не то на стряпчего, не то на адвоката.

- Или доктора, понимаете? Док-то-ра! - потряс руками Ла Рейни, но тут же схватился за поручень расшатанных перил, чтобы не поскользнуться на стоптанных ступеньках круто уходившей вниз винтовой лестницы.

- Так он ведь не сказал, что доктор. А у нас приказ был из казарм прислали - искать беглеца. Того фламандца, черт ему в кишки. Ну так мы всех подозрительных и стали хватать.

- Как? Фламандца? - Ла Рейни так резко остановился, что несший за его спиной факел гвардеец едва не подпалил его отложной воротничок, - Он... сбежал?

- Да так и есть. А тут вот этот. И так подозрительно похож... еще сказал, каналья, что все доложит своему господину, месье Фуке. Ну, мы и послали за Вами. А он еще потребовал, чтобы генерала де Руже привели. Ну так мы подумали - генерал же его лично арестовывал, вот, видать и хочет к нему в руки предаться, каналья, чтобы милости испросить.

- Милости? У генерала? - насмешливо повторял за швейцарцем Ла Рейни, зло передразнивая немецкий акцент, - А вам не приходило в ваши головы, что у господина Фуке сотни слуг? Да мало ли кто у него на службе то состоит. Да вы бы еще старшую прачку арестовали. Она то небось тоже служит... у господина суперинтенданта... он же всю прислугу в замок нанимал! Нет, решительно, ваши головы только для того и нужны, чтобы каски носить, прости господи!

- Шлемы, -
поправил его швейцарец, не понимая, в чем был подвох и отчего арест какого-то доктора так возмутил господина префекта.

- Ну, ведите, где он, - скомандовал Ла Рейни, когда они дошли до нижнего яруса лестницы и вышли к широкой галерее, некогда служившей винным погребом.

- В дальней камере, господин префект, - ответил ему Дезуш, уже дожидавшийся в галерее, - Туда только что генерал де Руже явился. Вот с минуты или две назад.

- Ведите, - хмуро повторил приказ Ла Рейни и нервно теребил в руках платок, соображая на ходу, как-бы представить все неуклюжей оплошностью перед доктором, между прочим, лечившим и самого маршала дю Плесси-Бельера, - И поживее.

- Уже, господин префект, - караульный швейцарец подобрал нужный ключ и отворил дверь, тяжело навалившись на нее всем грузом своего огромного тела.

- А, господин Колен! Какое облегчение, что я прибыл во-время... ах, если бы эти олухи царя небесного хоть бы раз вслушивались в мои приказы... да что же это творится то, а? Вот и я весь в негодовании. Герцог, Вы мне свидетелем будете - я никакого отношения к этой нелепице не имею. Арест доктора не на моей совести, клянусь вам, господа. Доктор, я прошу прощения за эту грубую ошибку. Надеюсь, что Вам не придется доводить это до сведения господина суперинтенданта. Его Милости и без того пришлось столько пережить... подумать только, пока Вы и господин маршал отсутствовали в Париже, ведь доверенный человек месье суперинтенданта совершил попытку кражи в покоях самого короля. Ну да, ну да, так вот из-за этого во дворце такая сумятица... ну, не мудрено, что эти вояки теперь в каждом приличном человеке злодея видят. Вас перепутали с бывшим управляющим празднеств господином Виллэмом. Досада то какая... ну, хоть не в кандалы заковали, и на том спасибо.

Последнюю фразу Никола Габриэль обратил к стоявшему за его спиной Дезушу, который, к его чести сказать, стоически выслушал всю эту тираду, ни разу не попытавшись вставить хотя бы слово в оправдание своих подчиненных.

- Ну-с, что же Вам тут сидеть то. Прошу, господа. Герцог, я крайне сожалею. Доктор... у меня нет слов, - торопил Ла Рейни, показывая крайнюю заинтересованность в скорейшем освобождении личного доктора господина Фуке.

7

Отправлено: 10.03.17 23:03. Заголовок: - Я буду рад сообщит..

- Я буду рад сообщить маркизе де Руже, что это была ложная тревога и Вас освободят тот час же, доктор Колен, - формальным тоном заявил герцог, когда дверь каземата распахнулась настежь.

Сказать больше он не успел, так как покатые своды бывшего винного погреба огласились громким потоком речи, произносимой префектом парижской полиции с таким апломбом, будто он обращал ее не к скромному доктору, а к публике театра Марэ, не меньше. Слыша фальшивые нотки плохого трагика в речи Ла Рейни, герцог усмехнулся и успел переглянуться с доктором Коленом, прежде чем встать из-за стола и повернуться лицом к вошедшим.

- Месье префект, - сдержанно приветствовал он и посмотрел на сделавшегося внезапно маленьким человечком Ла Рейни, - Я рад, что смогу сообщить моей матушке, что ее личного врача тот час же отпустят. Ведь это недоразумение будет улажено, не так ли? - прервал он поток словоизлияний, который казался ему бесконечным, - Должно быть Вы в курсе, что месье Фуке рекомендовал своего врача мадам де Руже. Тем лучше. Я рад, что Вы решили лично принести извинения доктору Колену.

Он посмотрел в бегающие маленькие глазки префекта, обдумывая про себя сказанное им. О попытке кражи из гардеробной короля он конечно же слышал. Но почему и в самом деле произошла путаница и доктора арестовали, приняв за другого человека, тем более за человека, которого он же лично арестовал?

- Постойте-ка, Ла Рейни, -
строго осадил префекта де Руже и заставил того остановиться, пропустив Колена мимо себя, - Доктор, обождите меня, я прошу Вас. Будет лучше, если я провожу Вас сам... а то мало ли кому еще вздумается принять Вас за другого.

Когда Колен и гвардейцы, арестовавшие его, вышли из комнаты, де Руже повернулся к префекту и вопросительно посмотрел на него.

- Может быть, Вы объясните мне, сударь, почему врача моей матушки и маршала дю Плесси-Бельера арестовывают как какого-нибудь заштатного воришку? И что такое с этим Виллэмом, черт возьми? Разве Вы не предупредили швейцарцев, что он уже сидит под замком в казарме мушкетеров?

Из коридора доносилось позвякивание ключей, шаркающие шаги переминавшихся с ноги на ногу караульных и их тихие переговоры между собой, но в импровизированной камере воцарилась напряженная тишина. Арману даже казалось, что он слышал, как хлопали ресницы Ла Рейни. Он наклонил голову ниже и еще более сурово посмотрел в его глаза.

- Неужели сбежал? Когда это произошло? Почему не доложили мне или маршалу? Черт подери, это же... нет, скажите же, что это все просто идиотская ошибка этих остолопов, которые ведать не ведают, что происходит во дворце!

8

Отправлено: 13.03.17 19:54. Заголовок: - Ну конечно же, без..

- Ну конечно же, безусловно, дорогой герцог! Я надеюсь, что милейший доктор позабудет это недоразумение, - продолжал тараторить Ла Рейни, стараясь произвести на Колена впечатление крайне озабоченности, чтобы тот в свою очередь расписал в красках перед госпожой де Руже, а потом и перед суперинтендантом, в каком раскаянии и недоумении находится сам префект полиции.

- Помню помню, как же как же, месье Колен был у постели Его Светлости, когда мне довелось беседовать с маршалом позавчера. Перед его отъездом в Париж, - со скорбным лицом напомнил он о своем участии, точнее, участливом отношении к маршалу, - Я рад, что несправедливое обвинение было снято с господина дю Плесси-Бельера и его имя и честь не пострадали. Да, да, справедливость восторжествовала. Да здравствует король, господа!

Пропустив мимо себя Колена, который сдержанно принял его извинения без единого слова в упрек, Никола Габриэль бросил быстрый взгляд на стол, за которым тот коротал свое время под арестом, а затем на генерала де Руже. Случайность ли, что арестованный вспомнил не про своего патрона или госпожу де Руже, а именно про герцога и послал за ним? Не было ли тут какого-нибудь подвоха? Любознательный до всех мелочей, даже самых незначительных на первый взгляд, Ла Рейни успел перехватить взгляды, которыми обменялись доктор и генерал, прочтя в них едва уловимый намек на сговор. Он уже собирался выйти в коридору и уболтать доктора минуты на две, чтобы довести его до откровенности и, если повезет, выудить кое-какую информацию о поездке маршала дю Плесси-Бельера в Париж, но просьба герцога остановила его в дверях.

- А? Ну конечно же, герцог! Я Ваш покорный слуга, - расплывшись в улыбке ответил Ла Рейни и приготовился выслушать гневные упреки, когда де Руже потребовал отчета о побеге Виллэма.

- А... - уже с меньшим энтузиазмом повторил префект и потер ладони, - Так ведь я и как и Вы, дорогой герцог, как и Вы, - произнес он, поджимая губы, чтобы не выдать более приличествовавшую случаю тираду в адрес ротозеев, упустивших столь важную птицу, - Как и Вы, мой генерал, я знать не знал ни о чем подобном ровно до того момента, когда меня вызвали сюда. И представьте себе, эти ослы, о, да простит меня Его Величество, но я не знаю лучшего слова в отношении тех ротозеев, которые караулили в казармах арестованного Виллэма. Гвардейцы только что доложили мне о побеге из казарм. Там полная сумятица и переполох. Виллэм сбежал и они бросились обыскивать все подводы, все кареты, все, что движется из Фонтенбло. Но, за каким дьяволом им понадобилось обыскивать карету, в которой прибыл Ваш доктор - этого я не знаю. Да и к тому же, я так понял, что последний отрезок пути доктор проделал вместе с моим комиссаром, месье Дэгре. Если только тут не было какого-то подвоха, - заговорщически понизив голос почти до шепота, Ла Рейни покосился на коридор и договорил уже совсем тихо присвистывающим шепотом, - Возможно, что это Виллэм каким-то образом повлиял на ход досмотра... это тот еще хитрец, герцог! С него станется. Если уж он додумался перекрасить волосы в черный цвет, да еще и пустить нас по ложному следу с помощью переодетого в турка лакея. Кто знает, что он еще надумал. И почему я не доложил Вам или маршалу? - насупив брови, обронил Ла Рейни, сочтя объяснения исчерпывающими, - Так я же Вам и докладываю. Вот прямо сейчас же. Так и к маршалу пойду сейчас. Фактически я сам только что узнал обо всем, герцог. Когда господин дАртаньян намеревался поставить всех нас в известность о своем провале, не мне судить. Мне неведомы мысли господ королевских мушкетеров.

Перекладывая таким образом всю ответственность с больной головы на здоровую или лучше сказать, на виновную, Никола Габриэль не почувствовал себя оправданным. Если бы молодой генерал высказал хоть бы слово понимания, признания заслуг королевской полиции, но нет же, что этим военным - разве ж они понимают всю тонкость полицейской работы! С видом привыкшего к всетерпимости стоика префект сделал шаг в двери и посмотрел в глаза молодого человека.

- Если Вы соблаговолите передать о случившемся Его Светлости маршалу, я буду признателен Вам, дорогой герцог. Поверьте, у меня еще целая прорва обязательств перед Его Величеством. В том числе и обеспечение порядка во дворце на время проведения вечерних мероприятий.

9

Отправлено: 29.03.17 00:21. Заголовок: Трескотня Ла Рейни р..

Трескотня Ла Рейни раздражала герцога все больше и больше, но он вслушивался в его слова, чтобы из вороха ненужных подробностей и красочных эпитетов в адрес швейцарской гвардии выудить хоть сколько-нибудь ясные сведения о побеге Виллэма.

- Сбежал значит? -
спросил он, строго глядя в бегающие глазки префекта, - И если бы не этот злополучный арест доктора Колена, мы бы так и не узнали о побеге, пока господа мушкетеры не соизволили бы поставить нас перед фактом?

Деликатное покашливание самого доктора напомнило де Руже о его намерении увести его подальше от мрачного подвала, коль скоро его ни в чем не обвиняли.

- Так, хорошо. То есть, это чертовски плохо, господин префект, скверно, я бы сказал. Ну да Вы и сами должны осознавать, что этот человек может натворить, попади он на свободу. За те месяцы, что этот так называемый управляющий празднествами провел в Фонтенбло, он успел прекрасно изучить дворец и все прилегающие к нему постройки. Думаю, что и парк он знает как свои пять пальцев. Я не поручусь за то, что он сумеет проскользнуть незамеченным мимо мушкетерских патрулей на дороге. И спрос будет не только с мушкетеров.

Он посмотрел на понуро топтавшихся у дальней стены караульных и сокрушенно покачал головой.

- Что с того, кто будет отвечать? Это касается всех в равной мере, -
произнес он уже тише, - Вы же знаете, с кем был связан этот человек? - он снова посмотрел в глаза собеседника, словно испытывая - назовет ли тот имя, которое никто из причастных к расследованию пропажи шкатулки королевы и недавних убийств не смел произносить вслух, - Прекрасно знаете. Но не назовете его, как я полагаю. И это верно, верно же, господин префект полиции Его Королевского Величества, - вскричал де Руже так громко и грозно, что прислонившиеся было к стене швейцарцы все как один встали в шеренгу и вытянули подбородки вверх.

- Вы прекрасно знаете, к чему привели все наши промахи, сударь, - суровый тон герцога не оставлял никаких сомнений в том, насколько важным был арест фламандца, - У нас не было ни одной улики, ни одного прямого доказательства против того, кто стоял за всеми преступлениями. И этот человек был единственной ниточкой, связывавшей все произошедшее с тем, кто все это задумал и воплотил силой своего преступного ума и властью своих денег. Черт возьми, сударь, я на Вашем месте не распинался бы здесь и не тратил бы время впустую на любезности. Доктор Колен прекрасно понимает, что произошла ошибка. Вам незачем терять время, - повторил Арман испепеляя взглядом префекта, - Я сообщу о побеге маршалу дю Плесси-Бельеру. И боюсь, что мне же придется довести это и до сведения короля. Взамен за то, что участь объяснить причины всех этих промахов покуда минует лично Вас, сударь, я требую, чтобы Вы лично взялись за это дело. Слышите? Не перепоручая никому! Даже лучшим из Ваших ищеек. Впрочем, лично я пока что не встретил ни одного, кто бы выделился достаточной сноровкой и самостоятельностью. Обо всем докладывать мне и маршалу. Слышите? Обо всем. И не забывайте, через час или даже раньше начнется посольский прием. Надо ли напоминать Вам о том, что в радиусе пятисот шагов от Большой Лужайки и от самого дворца не должно появиться ни одного подозрительной рожи. Ни одного человека, не имеющего гарантированные рекомендации ко двору или к службе во дворце. Это понятно? Всех проверять! И с таким же рвением, как был проверен врач моей матери.

Сказав как отрезав де Руже щелкнул каблуками и коротко кивнул префекту, давая понять, что он закончил. Не оглядываясь на дожидавшегося конца разговора Колена и караульных, он стремительным шагом направился к выходу и поспешил вверх по узким крутым ступенькам.

- Доктор, я думаю, что прежде всего нам следует заглянуть к маршалу. Но, Вы правы, в этом дворце... -
он и сам едва не забыл о наличии посторонних ушей, а потому поднялся еще на несколько ступенек вверх, прежде чем продолжить, - Вам лучше всего отправиться напрямик в покои господина суперинтенданта. А после посольского приема загляните к своему пациенту. Я думаю, что Ваши услуги понадобятся маршалу перед турниром. Кто знает, не решится ли он блеснуть меткостью в стрельбе из лука.

// Дворец Фонтенбло. Покои рядом с Опочивальней Короля. 4 //

10

Отправлено: 31.03.17 00:46. Заголовок: - Дорогой герцог, я ..

- Дорогой герцог, я не могу отвечать за королевских мушкетеров, - с льстивой улыбкой ответил Никола Габриэль, старательно подбирая каждое слово под пристальным взглядом серо-голубых глаз, - Нет, я не отрицаю причастность полиции к этому расследованию, отнюдь. Но, согласитесь, дорогой герцог, в этом случае мы с Вами оказались в стороне. И не по нашей же воле. Быть может, - он по-кошачьи озирнулся и подступил еще ближе к де Руже, - Если бы арестованного водворили бы под надзор Канцелярии, все было бы иначе.

Ему не следовало намекать на дырявые стены и подпиленные замки казарменной гауптвахты, тогда как из-под караула стоявших за его спиной швейцарцев из подвальной камеры сбежали обвиняемые в убийстве пажа телохранитель герцога Орлеанского и другой его паж. Но, что мог знать о том злополучном происшествии генерал? Вряд ли подобные мелочи достигали его ушей, тем более, что оба арестанта были несправедливо обвинены и более не разыскивались Канцелярией.

- Я все понимаю, Ваша Светлость, - опустив очи долу, Ла Рейни сокрушенно закивал головой, не смея озвучить слишком явные подозрения в адрес того, кто стоял за Виллэмом, - Ниточки то есть. Но, если мы посмеем потянуть за какую-нибудь сейчас, не имея доказательств... да, господин герцог, дела плохи. Совсем плохи. Нам следует немедленно приступить. Да, да, Вы правы.

Сбивчивая и неправильная речь генерала свидетельствовала о том, насколько серьезно он относился к ситуации гораздо красноречивее всех парламентских адвокатов, чьи языки были подвешены еще со школярских времен, а стиль отточен настолько, что каждую произнесенную ими в Парламенте речь можно было размножать в списках для изучения риторики. Нет, генерал был немногословен, а тут он позволил себе целую тираду, да как! Ла Рейни нисколько не обманывался в том, что положение было серьезнее некуда.

- Все будет сделано, дорогой герцог. Вы можете передать маршалу, даже самому королю, что отныне Ла Рейни глаз не сомкнет в поисках доказательств. Живым или мертвым, но этот Виллэм предстанет перед судом как одно из этих доказательств.

Давая слово генералу, Никола Габриэль нисколько не кривил душой. К тому же, у него был один нераскрытый пока еще козырь, а именно, прибывший в Фонтенбло комиссар полиции Шатле. Этот Дегре хоть и прибыл по совершенно другому делу, мог оказаться весьма полезным там, где безмозглые ищейки, которых держал при Канцелярии Ла Рейни, не отличились покуда ничем. Исключением был только рыжий шевалье, его помощник, но и его усилий было бы не достаточно там, где требовались не только любознательность и ловкость, но и опытный ум и наблюдательность бывалой ищейки.

- Дезуш! Немедленно пустите гонцов по дворцу. Я желаю видеть комиссара Дегре у себя. Это важно. Не жалейте сил. И да, Вы слышали, что сказал генерал. Велите Вашим людям тщательно проверять всех, кто прибывает в Фонтенбло. Будь то дворянские кареты или телеги из обоза с провиантом для кухни. Всех!

Следовало еще передать записку для графа де Сент-Эньяна, чтобы он прислал в Канцелярию своего помощника с реестром двора и списком всех приглашенных на свадебные торжества гостей поименно. Но, для этого ему требовались чернила и бумага - такие просьбы не передавались на словах с караульными. Де Сент-Эньян был ходячей энциклопедией придворного этикета и не потерпел бы такого обращения к своему положению обер-камергера Его Величества.

- Идемте! Помогите мне выбраться из этих катакомб, черт возьми, -
приказал Ла Рейни одному из гвардейцев, - В этом дворце коридоров...

- Что дыр в нашем швейцарском сыре, месье префект, - ухмыльнулся в окладистую бороду швейцарец и, взяв из стены факел, пошел впереди.

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Подвалы под восточным крылом дворца. 2