Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцога Бэкингема. 3


Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцога Бэкингема. 3

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

04.04.1661, после четырех часов дня.

2

Отправлено: 11.02.17 23:29. Заголовок: // Галантерейная лав..

// Галантерейная лавка мэтра Леду в Барбизоне //

- В чем дело, Патрик? Почему нас не привезли прямиком ко дворцу? - спросил милорд Бэкингем у камердинера, когда они поднимались по широкой полукруглой лестнице.

- Я так же как и Вы, милорд, только что прибыл, и не знаю, в чем дело, -
отвечал Патрик, шагая в двух шагах от герцога, - Но, я мельком слышал от людей на каретном дворе, что на Большой Лужайке готовят какое-то представление. А во двор Белой Лошади, сюда, стало быть, стягивают подводы с артиллерийскими зарядами, чтобы запустить праздничный салют прямо над крышами дворца.

- Это рискованно. Этому строению хватит и одной искры, чтобы вспыхнуть, - хмыкнул Джордж, с сомнением оглядев сменившую второй век крышу восточного крыла здания, к счастью, занимаемого не англичанами и никем из известных ему лиц.

- Так желает король, -
пожал плечами камердинер, не считавший своим долгом обсуждать намерения монархов.

- Ах да, Патрик, задержитесь у кордегардии швейцарской гвардии. Предупредите их, что ко мне прибудет мэтр... как его имя? - герцог с улыбкой посмотрел на шедшего рядом с ним пажа и качнул красивой головой, - Мастер сапожных дел. Из Парижа, говорят.

- Мэтр Фабрэ, милорд,
-
напомнил ему вездесущий камердинер и ответил коротким поклоном, - Я предупрежу на его счет, будьте покойны.

На весь путь от входа во дворец до самых апартаментов, герцогу и пажу потребовались долгие пол-часа ходу, тогда как герцогским слугам пришлось затрать куда меньше времени, чтобы внести сундуки с купленным только что гардеробом для молодого человека. Когда Бэкингем и мнимый де Жуайез вошли в просторную комнату, служившую герцогу и кабинетом, и опочивальней, сундуки уже был перенесены в чуланчик, обставленный зеркалами и сундуками с одеждой. Эта разительная разница во времени объяснялась тем, что в отличие от господ, прислуге не пришлось протискиваться сквозь нахлынувшую в анфилады залов толпу придворных, так как они воспользовались коридорами для прислуги.

- Ну вот, наконец-то я могу устроить смотр моему юному пажу, - с улыбкой произнес Бэкингем и улыбнулся, лукаво подмигнув де Жуайезу, пока слуги наспех распаковывали сундуки с новым платьем и развешивали его на свободные манекены, чтобы продемонстрировать все перед взыскательным взором самого блестящего из кавалеров Британии.

- Милорд, Ее Величество прислала сообщение, -
доложил слуга, исполнявший роль церемониймейстера в свите королевы Генриетты-Марии.

- Где же оно? -
спросил Бэкингем, глядя на руки посланца.

- Оно... вот оно, -
произнес тот, указывая на корзину со свежесрезанными розами цвета бордоского вина, - Это следует передать для Ее Величества королевы-матери с поздравлениями от Ее вдовствующего Величества королевы Генриетты.

- Но... боже правый, - прошептал Джордж, закатывая глаза, - Почему я? Отчего не Райли... не Сатклифф... почему я?

- Ее Величество просили передать с корзинкой и эту записку, - шепнул вместо ответа слуга, бросив косой взгляд на пажа.

- Можете быть свободны, сударь, - холодно сказал Бэкингем, прекрасно понявший значение этого взгляда, - Я исполню просьбу королевы. Как только буду готов.

- Но, милорд...

- Вы же видите, черт возьми, я только что с дороги! - вспылил герцог, - Мне нужно переодеться! Или Ее Величество пожелает, чтобы ее посланец предстал перед королевой Анной Австрийской в запыленных сапогах, как какой-нибудь рейтар с большой дороги?

- О нет... ни в коем случае, милорд герцог, - густо покраснев, слуга попятился к дверям, поспешив скрыться за ними прежде чем гнев лорда-адмирала проявится в более существенном для его плеч или головы жесте, нежели только слова.

- Ну вот, я выиграл для нас время... для переодевания, -
совершенно изменившимся тоном проговорил Джордж, стоило двери в приемную захлопнуться, - Драгоценное драгоценное время. Чем же мы займем его? - шутливо спросил он, не обращая внимания на все еще сновавших в чуланчике-гардеробной слуг, готовивших перемену костюма для него самого и для пажа.

3

Отправлено: 24.02.17 16:25. Заголовок: - Вы непостижимая дл..

// Галантерейная лавка мэтра Леду в Барбизоне //

- Вы непостижимая для меня загадка, мой дорогой Джордж! – Рассмеялась Нинон, порывисто вставая с кресла, куда она присела, пока Бэкингем разговаривал со слугой, прибывшим от имени королевы Генриетты-Марии. – Вы умудряетесь сделать невозможное - достать время! Наверное, даже сам король не властен над временем, в отличие от моего английского льва, - Подойдя вплотную к Бэкингему, Нинон протянула ему обе руки, кокетливо склонив голову набок.

- Мы займем это драгоценное время тем, чем и пожелали Вы, Джордж, переодеванием и смотром вашего пажа. Несносный мальчишка он, правда? Например, он считает, что шейный платок некого английского герцога завязан просто ужасно. – Мадемуазель де Ланкло неодобрительно покачала головой, как строгая дуэнья осуждавшая поведение пажа, в то время, как ее пальчики неторопливо стали развязывать небрежно завязанный узел шелковой ткани, отделанной изысканным, но уже смятым кружевом.

- Для Вашей светлости нужно подобрать особый костюм, ведь предстоит визит к королеве-матери. – Нинон подумала, а хранит ли вдовствующая королева Анна в памяти образ другого герцога Бэкингема, того, кому она в дни своей молодости благоволила и которому ради прекрасной Анны были нипочем расстояния между Англией и Францией. К счастью Нинон и сама не могла долго думать о своих бывших любовниках, так зачем еще занимать свои мысли чужими, тем более ушедшими в мир иной. Она подарила Джорджу влюбленный взгляд и ослепительную улыбку.

- Похоже, что и Райли, и  Сатклифф просто недостойны той чести, чтобы нести корзину с цветами, - Нинон повернула голову, чтобы посмотреть на принесенные цветы и должна была отметить, что розы безупречны. – А может быть королева Генриетта хотела сделать подарок королеве Анне не только в виде цветов, но и в том, кто преподнесет их. – Белый кусок ткани, обшитый кружевом, оказавшийся в руках парижской красавицы небрежно полетел на пол и был спешно подхвачен слугой, чтобы не наступить на него.

- Хм, хм, - кашлянул в кулак слуга для привлечения внимания, приближаясь к герцогу Бэкингему и месье де Жуайезу. Нинон лишь оставалось вопросительно посмотреть на слугу, торопя его взглядом сказать, зачем он подошел, крадя у своего господина драгоценные минуты бесценного времени.

- Милорд, перемена белья подготовлена. Желаете ли вы умыться с дороги или прикажете подавать рубашку, -
поклонившись, осведомился слуга, стараясь не смотреть ни на герцога, ни на миловидного юношу, так вольно обращавшегося с милордом, что впору было подумать о содомском грехе между ними.

4

Отправлено: 26.02.17 01:17. Заголовок: - О, король должен с..

- О, король должен свое время всем, в отличие от меня - я обязан лишь своему имени и чести, - ответил милорд, любуясь лукавой улыбкой де Жуайеза, - И своим желаниям, - добавил он, перехватив шаловливые пальчики мнимого пажа, принявшиеся за узел кружевного шарфа, - А мои желания в свою очередь подчинены сейчас только Вам, мой друг. Так что, - он поцеловал кончики пальцев прежде чем отпустить их, - Вы вольны делать с моим шарфом все, что Вам вздумается, - заметив брошенный в их сторону взгляд одного из лакеев, он нахмурил брови, но очередная шутка Нинон заставила его лоб разгладиться и он тихо рассмеялся, глядя в ее глаза, - И если Вам вздумается занять время выбором особенного костюма, то быть посему.

Кажется, его очаровательная подруга не спешила выбирать костюм для официальных визитов, не прежде чем, избавит его от запылившегося после вояжа по сельским дорогам камзола.

- Неужели Вы полагаете, что наша набожная христианнейшая королева Генриетта могла подумать о подарках? О нет, скорее всего кто-то из ее советников успел нашептать ей о нашем маленьком приключении в том трактире, и она решила вернуть меня на путь истинный, вынудив исполнять обязанности ее посланца.

Еще он подумал о том, что возможно до ушей Генриетты-Марии дошли слухи о его намерении отыскать Алджернона Сиднея, скрывавшегося в свите одного из влиятельных придворных, и вызвать на дуэль, чтобы покончить не только с королевскими долгами этого гнусного изменника, но и с личными счетами также. Нет, конечно же, Джордж и мысли не допускал о том, что вдова убитого республиканцами Карла Второго могла простить врагов короны и решила спасти одного из них от справедливого возмездия. Но, вероятнее всего, Ее Величество не желала выносить дела королевской семьи Соединенного Королевства на столь широкую сцену, как двор французского короля.

- Что? - очнувшись от внезапно захвативших его мыслей, спросил герцог, заметив, что его очаровательный паж отвлекся на кого-то, кто стоял за его спиной, - Что такое? - суровый тон милорда не сулил ничего доброго потревожившему их уединение с пажом слуге, так что тот, побледнев от испуга, сбивчиво промямлил что-то о перемене белья и умывании.

- Ах да... - ответил Джордж и улыбка вновь осветила его лицо, так что, осмелев, слуга поклонился еще ниже и вопросительно посмотрел на него и на молодого пажа.

- Прикажете готовить горячую воду, милорд?

- Немедленно же! - прикрикнул на него герцог, не выказав и тени раздражения, - Пусть приготовят воду для умывания. А рубашки мы выберем сами.

Поняв по его тону, что приказы не будут повторены и сам герцог не потерпит никаких вопросов, лакей метнулся к банному покою, откуда уже через минуту послышался шум и возня приготовлений.

- Ну вот, нам остается подобрать подходящий костюм для Вас, милый мой паж, и для меня. К сожалению, для официальных визитов мне придется ограничиться строгим костюмом... темно-синий бархатный камзол и черные панталоны... серебряное шитье на жилете и алая адмиральская перевязь... что скажете, моя дорогая, подобает ли это посланцу вдовствующей королевы? -
заметив тень скуки во взгляде Нинон, которая, впрочем, могла оказаться просто задумчивостью, Джордж порывистым движением прижал к своим губам ее пальчики, а потом и вовсе привлек ее к своей груди, не обращая внимания на слуг, раскладывавших на широкой герцогской постели перемену свежего белья для него самого и для юного пажа, - Мне кажется, или я безбожно теряю выигранное нами время? - спросил он, наклонив лицо так близко к ней, что его дыхание коснулось нежных губ.

5

Отправлено: 26.02.17 20:27. Заголовок: Пока слуги торопливо..

Пока слуги торопливо суетились, принося белье, теплую воду для умывания, Нинон не стала терять время и жеманиться, делая вид, что не понимает, для чего такой человек, как герцог Бэкингем, выиграл для них время.

- Безбожно…, - прошептала Нинон, чувствуя его дыхание на своих губах.

- Конечно, пусть будет строгий костюм... - Её губы устремились навстречу мужским, даря поцелуй, вполне целомудренный, едва коснувшись сомкнутыми губами уголка мужских губ, лишь дразня себя и мужчину.

- Королева поступила очень мудро и по-христиански, вернув вас сюда, Джордж. Поверьте, нет ничего более греховного, чем предаваться наслаждениям второпях на постоялом дворе или в галантерейной лавке.– Нинон подняла лицо, чтобы ее синие глаза встретились с темным бархатистым взглядом Бэкингема. Дыхание становилось все более учащенным, под стать сердцебиению, заставляя терять голову.

- Главное чтобы ей никто не нашептал, чем вы занимаетесь здесь с пажом из свиты Месье, - прошептала парижская куртизанка, заметив, что слуги уже успели покинуть герцогские покои, здраво рассудив, что их услуги Бэкингему совсем не нужны.

Она не стеснялась своих желаний или желаний тех, кого любила, стыдливо прикрываясь моралью и целомудрием. Мадемуазель де Ланкло, несмотря на ревность и ненависть многих знатных дам, давно играла по другим правилам. Прелестница скользнула рукой вниз вдоль ряда пуговиц на камзоле, но не пытаясь их расстегнуть. Коснувшись панталон, Нинон смогла убедиться, что они действительно совершенно зря теряют время. Впору было воздать хвалу чопорности английской моды, которая не предписывала ринграв поверх мужских панталон, созданных, наверное, не только для красоты, но и не иначе, как для целомудренных целей. Сейчас же потребовалось расстегнуть лишь менее десятка пуговиц, чтобы открыть доступ туда, где ждали ласки.

- Джордж, ваше желание с пользой провести время все крепче и крепче, промурлыкала Нинон, весьма недвусмысленно помогая мужскому желанию подняться и окрепнуть. Она и сама была уже охвачена желанием. Тут не деревенская лавка, сейчас они могут себе позволить более утонченная дегустацию альковных утех.
Соблазн был слишком велик, и Нинон опустившись вниз, коснулась губами тех мест, которые она ласкала только что рукой. Ничего унизительного она в этом не видела, зачем избегать того, что приносит удовольствие им обоим, заставляя желать большего? Если бы им двоим было по восемнадцать лет, то их страсть, как молодое вино уже давно бы выплеснулась, не утолив жажды. С возрастом же становится не только лучше вино, но и терпение, позволяющее продлить наслаждение и получить удовольствие.

- Люби меня..., прошептала Нинон, поднимаясь и нетерпеливо расстегивая все крючки и застежки, попадавшиеся ее пальчикам. «Какой инквизитор придумал столько деталей в одежде?» - с раздражением подумала Нинон де Ланкло, когда очередная застежка заупрямилась не желая расстегиваться.

6

Отправлено: 27.02.17 01:01. Заголовок: Несоблюдение границ ..

Несоблюдение границ и полное пренебрежение правилами, установленными невесть кем и когда, приятно возбуждало и подогревало его интерес вкупе с возраставшим желанием. Джорджа все больше влекло к Нинон то, что с ней он забывал обо всем, что когда-либо испытал в любви, о ласках, даримых ему прежними любовницами. Обнажая его грудь, она словно раскрывала перед ним его же самого, возбуждая и дразня все больше, заставляя томиться от желания и в то же время получать невероятное наслаждение от каждой секунды промедления.

Его взор то вспыхивал пожаром переживаемого им возбуждения, то затуманивался в экстазе. Сладостным был каждый миг, предварявший их близость. И все-таки, он не еще не потерял себя, не забылся в омуте наслаждения настолько, чтобы забыть о желании заставить свою любовницу испытать настоящий восторг и безумное исступление в его руках.

- Люби меня, - шептала она, но ему слышался вызов и он был готов к нему.

- Проклятье, - раздалось в ответ его беззлобное ругательство сквозь тихий смех, когда ему пришлось открыть закрытые в наслаждении глаза, чтобы взглянуть на непослушные ее пальчикам застежки его камзола.

- Подожди... я решу эту проблему, - шепнул он и потянулся рукой к столику, заменявшему ему письменный стол.

- К черту... пусть будут оборваны эти проклятые застежки, а не наслаждение тобой, - проговорил он, срезая тонким стилетом для починки перьев застежки на камзоле, которые посыпались на ковер под их ногами россыпью жемчужных капелек.

- Так то лучше, - он небрежно отшвырнул стилет на стол и с силой прижал к себе Нинон, впившись поцелуем в ее губы.

Потом его камердинер будет озадаченно смотреть на рассыпанные на полу жемчужные пуговицы от камзола, вправленные в золотые оправы. Каждая из этих пуговиц стоила вышколенной гончей собаки или двух лошадей и было немыслимо утратить хотя бы одну из них - ведь замены не сыскать во всей Англии, что уж говорить о французском королевстве. Но, что до того двум любовникам, всецело поглощенным собой и борьбой за то, чтобы заставить друг друга прочувствовать еще большее любовное безумие, чем когда-либо было испытано  в их жизни. И эта борьба была настолько равной, что долгое время ни одна из сторон не позволяла себе поддаться целиком лишь чувственному наслаждению.

- Сдаюсь, - выдохнул в исступлении Джордж, после того, как его победительница уложила голову ему на грудь. Пышные волосы рассыпались по груди и плечам, щекоча и дразня, будто исподволь призывая его к новым ласкам.

- Я побежден в сражении, но не в войне, моя дорогая, - произнес он в измождении, закинув одну руку за голову, а другой лаская плечи и спину лежавшей на нем Нинон, - Победителю достается горячая ванна и лучшие простыни, какие могут предложить прачки Фонтенбло, - шутливо предложил он, не желая напрямик заговорить о том, о чем им обоим не следовало забывать - о тысячу раз проклятых обязанностях.

7

Отправлено: 04.03.17 03:55. Заголовок: Если бы все сражения..

Если бы все сражения были так упоительны, как это, то Нинон де Ланкло ничего не имела бы против. Еще Марион Делорм говорила, что нет ничего скучнее любовника, если его не нужно завоевывать ежедневно. Нинон знает, что ей с Джорджем скука не грозит. Сейчас она чувствует себя разбитой, утомленной, но счастливой.

- Ванна это все равно, что неизведанное море, и я не могу пуститься в плавание без лорда-адмирала, - шутливо ответила Нинон Джорджу, и мягко поцеловав его в губы, перевернулась на спину.

- В твоих объятьях, мой дорогой, время замирает, - блаженно выдохнула Нинон, убирая с лица пряди волос, - но это не значит, что нам позволительно забыть о времени. – Она помнила, что они не на улице Турнель, а в Фонтенбло, где всем правит Господин Протокол.

- А то розы от Ее Величества, - Нинон подняла одну кисть руки вверх, - для Ее Величества, - вверх была поднята вторая рука, - просто завянут, - сделав такой нехитрый вывод, Нинон рассмеялась своей шутке и поднялась с кровати, прихватив покрывало. Ей, лишившись теплых и нежных объятий герцога стало холодно. Кроме того, накинув покрывало на плечи, мадемуазель де Ланкло позволила другому краю богато расшитого покрывала изящно, словно шлейф королевской мантии, волочиться вслед за ней по полу.
Нинон умела, даже в грехе, оставлять место для целомудрия. Ничего нет хуже для любви, чем пресыщение. Всегда уместна небольшая тайна и недосказанность.

Хвала слугам, в смежной комнате все было готово. И горячая вода, не успевшая до конца остыть, душистое мыло и свежие простыни, пахнущие лавандой и розами, чтобы впитать в себя влагу. Непозволительная роскошь для большинства придворных в этом дворце, была чем-то само собой разумеющимся для герцога Бэкингема и мадемуазель де Ланкло, которой вскоре предстояло опять стать месье де Жуайезом.

Нежный шелк рубашки, кажущийся прохладным после ванны, приятно касается тела. Нинон берет вторую рубашку и почти торжественно подает ее своему любовнику.
- Рубашка Его Светлости, - стараясь не рассмеяться, объявляет она, копируя церемонию подачи рубашки королю. Сама Нинон никогда не увидела подобного действа, но ей как-то рассказывал один из гостей дома на улице Турнель. Тогда она еще пошутила, что если такой обычай будет заведен у нее, то у придворных не будет возможности присутствовать сразу в двух местах одновременно и Его Величеству придется или ждать, или одеваться самому.

Остальные предметы одежды не были удостоены такой чести, как рубашка. Темно-синий бархатный камзол, черные панталоны, жилет с серебряным шитьем уже были приготовлены слугами, а рядом, словно в насмешку лежал камзол из синей парчи, серебристо-серый жилет и такие же панталоны.

- Кажется, ваш Патрик решил, что месье де Жуайез тоже должен соблюдать правила в одежде, предписанные для официальных визитов. – Надев камзол, Нинон должна была признать, что выбор сделан вполне удачно. Пусть розовая парча делала цвет ее лица более свежим, но синий цвет придавал глазам яркость и выразительность, а кожа лица казалась более светлой и матовой. Да, именно то, что нужно будет для официальных церемоний.

Нинон была уже почти одета, ей оставалось лишь красиво расправить узел шейного шарфа, когда раздался осторожный стук в дверь.
- Мэтр Фабрэ, милорд, - раздался за дверью голос камердинера герцога Бэкингема. – Ваша Светлость просили известить о его приходе.

Мадемуазель де Ланкло, почти уже преобразившаяся в месье де Жуайеза бросила мученический взгляд на герцога.
- Джордж, я в сомнении вовремя или нет прибыл этот Фабрэ.
С шарфом было покончено и Нинон принялась укрощать свои локоны, придавая им с помощью щетки и шпилек форму и длину, приличествующую пажу Его Высочества.

8

- Я непременно запомню это, мой ангел, - с довольной ухмылкой ответил Джордж и его рука дернулась было, чтобы удержать Нинон чуть дольше рядом с собой, - Если время замирает в моих объятиях, то стоит ли волноваться о нем и вовсе? Иди ко мне, моя дорогая.

Но, нехитрый маневр лишил его превосходства, а также и покрывала, целомудренно скрывавшего любовников от прохлады, воцарившейся в комнате после того, как нежаркое еще апрельское солнце окончательно ушло за островерхие крыши дворцового крыла напротив.

- Розы... величества, - пробормотал Джордж, зябко свернувшись в клубок. Он не спешил вставать, прислушиваясь к плеску воды из смежной комнаты, где Нинон наслаждалась горячей ванной, превращая даже это простое действо в некое представление, предназначенное только для одних ушей.

- Рубашка Его Светлости, - прозвучало вдруг над его ухом и, раскрыв глаза, он увидел смеющиеся глаза Нинон, стоявшей перед постелью с рубашкой в вытянутых руках.

- О... я должно быть уснул, - сладостно потянувшись, ответил герцог и сел на постели, подтянув на себя смятую простынь, - И мне снилась наяда, купавшаяся среди цветущих кувшинок... ты бесподобна, мой ангел.

Набросив на себя рубашку, пахнувшую лавандой и какими-то еще душистыми травами, Джордж поднялся с постели и отыскал сброшенные на пол приготовленные для него Патриком черные панталоны и чулки. Одеваться самому было не с руки, но он привык к этому за годы странствий в свите безземельного короля-изгнанника. Жилет и камзол оказались на нем, но еще не были застегнуты, когда эту своеобразную церемонию "подъема" пришлось прервать.

- Мэтр Фабрэ, милорд, - раздался голос Патрика, - Ваша Светлость просили известить о его приходе.

- Дьявол, - Джордж быстро глянул на себя в зеркале, потом на Нинон, успевшую куда проворнее привести себя в порядок, - Я просил. Да. Но не так скоро... о, как мне объять весь мир, чтобы заставить время застыть для всех и каждого?

Не желая показаться излишне строгим перед Нинон, герцог проглотил все остальные упреки ко Вселенной и Мироустройству. Он подошел к двери и выглянул в приемную.

- Мэтр Фабрэ, я рад, что Вы приняли мое приглашение со столь похвальной поспешностью, - заговорил он с мастером, тогда как Патрик умудрился проскользнуть в комнату мимо него, чтобы тут же приняться за наведение порядка.

- Вашей Светлости необходимо быть у королевы-матери до начала приема турецкого посла, - напомнил он, как бы между прочим, собирая с пола разбросанную одежду, создававшую весьма живописную картину, которую живописцы порой нарочно создавали в своих студиях, чтобы написать полотна из жизни великосветских вельмож из серии "альковных сражений".

- Ну что же, мэтр, коль уж Вы здесь, - герцог отошел от двери, распахнув ее настежь и повернулся к Нинон, - Прошу Вас. Я как раз вызвал моего пажа, для которого я желаю подобрать пару новых туфель. Надеюсь, Вы получили инструкции касательно размера и фасона требуемой обуви?

- О, месье может не сомневаться,
-
едва поднимая глаза от пола, отвечал мастер, бочком продвигаясь к указанному строгим камердинером углу, где и расставил принесенные им с собой коробки, - Я привез для примерки сразу несколько пар. И если у месье возникнут пожелания помимо того, что я представлю его вниманию, я со всем вниманием отнесусь к любому капризу... пожеланию, требованию, - неуверенный, к кому именно ему следовало обращаться, месье Фабрэ продолжал сутулиться и лишь украдкой смотрел то на блистательного вельможу, которого свояк описал ему как принца, то на его пажа, стать и красота которого выдавали неопытную юность.

9

Отправлено: 12.03.17 22:16. Заголовок: - Весь мир объять не..

- Весь мир объять невозможно, моя любовь, поэтому обнимите меня и этого будет достаточно, - Нинон сама первая обняла Джорджа Бэкингема и подставила щечку для поцелуя, словно их было слишком мало еще четверть часа назад.
- Вы мне подали хорошую мысль о наяде и Пойседоне, но оставим это до вечера, - почти пропела Нинон и упорхнула к туалетному столику в поисках пудры.

Пока мужчины обменивались любезностями, Нинон де Ланкло, казалось, всецело была поглощена сложной задачей придать матовость и белизну своей коже и попутно завершить укладку локонов так, чтобы они имитировали парик. Шпильки не слушались ее пальцев и одна за другой падали на инкрустированный драгоценными породами дерева столик. На самом деле парижскую красавицу занимала не столько ее прическа, сколько возможность наблюдать в зеркало за происходящим.

Между тем мэтр Фабрэ, раскланявшись и рассыпавшись в любезностях господам, с величайшей бережностью стал распаковывать коробки, извлекая на свет свое творение. И действительно, каждая пара туфель была примечательна. Тонкая кожа, парча, шелковые ленты бантов, изящные пряжки, точеные каблуки, все гармонировало между собой и воплощало изящество и утонченность вкуса.

Мадемуазель де Ланкло, как ни странно узнала мэтра Фабрэ, у которого многие знатные дамы квартала Марэ заказывали туфли и самые щеголеватые придворные норовили заказать себе обувь, будь то туфли, ботфорты или сапоги для верховой езды.

- Мэтр, не беспокойтесь, никаких капризов со стороны пажа, - Нинон отвернулась от туалетного столика, и, подойдя к выставленным парам обуви, выбрала одну из них, отличительной особенностью которых была алая подкладка, подошва, но не каблук.

- Позвольте спросить, для кого был такой дорогой заказ? – мнимый паж взял одну из туфель и поставил себе на ладонь. Эту пару явно шили на заказ, а не просто на продажу. Она слишком мала была для взрослого мужчины, но могла подойти подростку или женщине.

- Эээ… Вы правы, месье, этот заказ делала мадам для Савинье для…, - тут мастер замялся, не зная вправе ли он называть имена.

- Неважно для кого, а главное то, что они продаются? - спросил месье Жуайез, усаживаясь в кресло и снимая обувь. – Я примерю вот эти.
Нинон де Ланкло посмотрела на герцога Бэкингема, желая ему предложить примерить ей обувь, но мэтр Фабрэ, раскланявшись, уже  был с туфлей у ее ног и готов был начать примерку.

- О, Матерь Божья! Этого не может быть! – Фабрэ был ошеломлен, и готов было уже перекреститься, недоуменно переводя взгляд с ноги пажа на его лицо. – Этого не может быть, - шептал почтенный мастер, не осмелившись озвучить свою догадку. Он помнил ступню каждого своего клиента или клиентки и готов был присягнуть на Библии или цеховом уставе, что до сих пор не встречал двух одинаковых мужских или женских ног.

- Месье, простите, я не шил вам золотые туфли из парчи в прошлом году, но они были предназначены…

- Да, я помню те туфли, - Нинон приложила пальчик к губам, - они шились для моей сестры.

- Да, да, сестры, конечно, месье, сестры, - закивал головой мэтр Фабрэ все еще не веривший в совпадение.

Нинон прошла в новых туфлях вдоль комнаты туда и обратно и сочла, что они как нельзя более удобны.

- Ваша светлость, - паж галантно поклонился герцогу, - не хватает только вашего суждения. Ваш паж ждет вердикта, подходят ли они для приема турецких послов?

10

Отправлено: 13.03.17 21:19. Заголовок: Представленные масте..

Представленные мастером образцы туфель были безупречны по исполнению. Опытный глаз придворного щеголя тут же определил драгоценные камни, вправленные в пряжки, а также настоящий атлас, использовавшийся для цветных вставок и лент, из которых были завязаны причудливые банты самых невероятных форм.

- Хм... это что-то новенькое, - не удержался от комментария Бэкингем, увидев последнюю пару, отличительной особенностью которой была выкрашенная в красный цвет подошва из мягкого бархата, - Позвольте-ка, - стоило ему протянуть руку, как мэтр Фабрэ тут же протянул ему заинтересовавшую ему пару, словно читал его мысли из-за спины, - Да, это достойная пара, - проговорил герцог, тут же вернув маленькие туфельки, явно не подходившие размером ему самому, на место.

Излишняя поспешность и расторопность мэтра смутили его и заставили отступить назад. Лорду-адмиралу не пристало выбирать себе туфли на глазах у пусть и лучшего в Париже галантерейщика, словно он был каким-нибудь желторотым юнцом или франтом из свиты миньонов Месье. О нет, он во что бы то ни стало хотел показать, что был полностью уверен в качестве своей английской обуви и не нуждался в советах парижанина. Но вот его юный друг... Тонкий аромат духов проплыл рядом с ним и Джордж улыбнулся своему мнимому пажу, забыв о чопорной английской гордости.

- Вам тоже приглянулась именно эта пара, мой милый друг? - не удержался он от вопроса и бросил снисходительный взгляд на Фабрэ, уже спешившего преклонить колено перед креслом, в котором устроился "месье де Жуайез".

- О, Матерь Божья! Этого не может быть! - это восклицание заставило Джорджа грозно сдвинуть брови и обратить на беднягу такой суровый взгляд, что тот наверняка зашелся бы приступом кашля или подавился бы собственной слюной в попытке оправдаться, если бы не миролюбивое замечание Нинон.

- Они шились для моей сестры, - предложила она и от Бэкингема не укрылся мимолетный шаловливый жест приложенного к губам пальчика.

- О, Ваша сестра обладает несомненным вкусом, - поспешил поддакнуть Фабрэ, тогда как герцог подошел ближе и оценивающе взглянул на обе ноги мнимого пажа, покоившиеся в великолепной паре туфелек, сшитых как будто бы для балетной партии предводителя сказочных эльфов или фей, настолько маленькими они выглядели в сравнении с оставленными возле кресла походными кавалерийскими ботфортами самого герцога.

- Они безупречны, моя дорогая, -
выдал свой вердикт Бэкингем, со смехом принимая поклон пажа, - Мой дорогой паж, эта пара послужит не только украшением Ваших ног, но и блестящим примером того, что и во Франции можно отыскать лучшие туфли. Господин посол должен быть сражен этим зрелищем... - произнес он тише, пока мэтр Фабрэ суетился вокруг своего товара, лишенного внимания блистательных вельмож, - Если он настоящий мужчина, то не сможет не оценить то, что вижу перед собой я, - прошептал герцог, забирая пальчики пажа в свою ладонь.

- Эм... а не желает ли месье принц... Монсеньор, взглянуть и на другие пары? Здесь есть туфли для прогулок... все-таки сезон уже в разгаре, а здесь в Фонтенбло такой великолепный парк. А также легкие сапоги для выезда... также ботфорты для охоты. И у меня даже имеется великолепная пара туфель, весьма пригодных для состязаний. Месье Милорд, я был свидетелем Вашего великолепного выступления на турнире по игре в мяч, -
с азартом, выдававшим в нем настоящего любителя ставок, заговорил Фабрэ, потрясая парой туфель из мягкой замши нежного бежевого цвета, - Если бы на Вас были эти туфли, Монсеньор, поверьте мне, Вы не уступили бы тот бой.

- Что? - вскинув брови, переспросил Бэкингем при упоминании о турнире, бесславно проигранном им еще в середине, - Ах, Вы о том... нет, дело было не в туфлях, милейший, - сурово осадил он новоявленного поклонника, - Мой противник был также хорош с ракеткой как и я. Его победа была заслуженной.

- Да да... безусловно, месье Милорд, - согласно закивал Фабрэ, отбросив туфли в сторону и тут же поднял из коробки пару туфель на приподнятой подошве и высоком каблуке, сшитых из темно синего бархата, с претенциозным бантом из такого же темно синего атласа, перехваченным пряжкой с синим топазом, поблескивавшим в серебряной оправе.

- Эти... пожалуй... -
протянул Джордж, обращая вопросительный взгляд к Нинон, - Что скажете, месье де Жуайез, не будет ли это вызовом французской знати, если я узурпирую синий цвет?

- И в тон Вашему костюму, Монсеньор, - подначивал со своей стороны Фабрэ, видимо, вознамерившийся не покидать герцогские покои, не продав как минимум трех пар своих знаменитых туфель, - А вот для молодого человека я бы еще присоветовал вот эти, - он показал на маленькие туфельки, кокетливо выглядывавшие из-за острых носов своих собратьев, - Легкие как перышки... а прочные то какие! Они просто созданы для прогулок по гравийным дорожкам, месье.

11

Отправлено: 14.03.17 02:03. Заголовок: - Разве мне есть дел..

- Разве мне есть дело до турецкого посла, когда вся моя любовь сейчас отдана Англии, - прошептал в ответ паж склоняясь в легком поклоне перед вельможей, не забыв при этом изящно выставить вперед ножку, обутую в лучшие туфли во Франции. - По счастью ему не придется оценивать то, что видите перед собой вы, Джордж. Если он настоящий мужчина, то обратит внимание на фрейлин, а не на пажей, - Нинон легонько пожала пальчиками ладонь герцога и улыбнулась не сколько губами, сколько глазами, в которых было и счастье и обожание.

А мэтр Фабрэ искренне влюбленный в свое дело по случаю взявший обувь не только по заказанной мерке, но и невесть как узнавший размер Его светлости герцога Бэкингема предлагал и другой свой товар, расхваливая каждую пару, словно собственного ребенка, говоря о достоинствах и исключительности. Нинон не сомневалась, что мерка получена, конечно же у слуг, и конечно же за хорошее вознаграждение, но не видела в том ничего дурного.

- Если Вашей светлости для официальных визитов приходится ограничиться строгим темно-синим бархатным камзолом, то темно-синие туфли из бархата могут быть лишь дополнением к нему, а не вызовом французской знати, - месье де Жуайез с удовольствием полюбовался изгибом подошвы, и драгоценной пряжкой, а потом поправил немного смявшийся бант из жесткого атласа.

- Почему бы Вам не примерить эту пару прямо сейчас? Сложно судить об обуви пока она не на ноге. Ее величество оценит вкус Вашей светлости, и ей будет приятно видеть, что вы, как гость Франции цените работу ее мастеров. Вы же позволите пажу помочь Вам с примеркой? – Нинон, грациозно и игриво опустившись на одно колено перед герцогом, поставила перед ним темно-синюю пару туфель, и, словно невзначай провела рукой по икре его ноги. «Соглашайтесь» - блестели игривым азартом глаза мадемуазель де Ланкло.

Мэтр Фабрэ все говорил и говорил, Нинон уже чувствовала себя сороконожкой, для которой нужно именно сорок пар обуви. Раздражительно фыркнув себе под нос, она встала и обернулась к галантерейщику.

- Мне не нравится их цвет, месье. И эти мыски уже вышли из моды еще… «до моего заключения в монастырь» мысленно продолжила Нинон, разглядывая весьма изящную пару туфелек, - в начале весны. – Мэтр Фабрэ побледнел, позеленел и беспомощно открыл рот, словно рыба, оказавшаяся на суше.

- Вот эти. – Безапелляционно заявил месье де Жуайез, указывая на пару цвета спелой вишни с золочеными пряжками, скрепляющие бант из красной тафты.

- О! Это поистине королевский выбор, месье, - почти в пояс поклонился мэтр Фабрэ, - это овечья кожа, она мягкая, легкая и прочная.

- Вы волшебник! У Вас есть все, что можно только пожелать, - одобрительно кивнула Нинон, возвращаясь к Бэкингему.

- Он действительно мастер своего дела. Лучший в Париже. Подумать только, он узнал меня не в лицо, а по ноге, с которой года два назад снимал мерку. – Прошептала Нинон на ухо Джорджу, чуть вздрогнув, когда часы заиграли музыку, а потом отбили положенное количество ударов.

12

Отправлено: 17.03.17 01:35. Заголовок: Если у Джорджа и был..

Если у Джорджа и были сомнения касательно выбора новой пары обуви в дополнение к той дюжине, что была заботливо уложена Патриком в его багаже, то примерка отмела все сомнения. После того, как на его ноге оказался туфель из темно-синего бархата, одетый руками самой Нинон, герцог не смог бы отказаться от искушения поддаться уговорам примерить и вторую туфлю, чтобы тут же приобрести их.

- Вы умеете показать достоинства и плюсы даже самой невзрачной на вид вещицы, мой милый друг, - с улыбкой ответил герцог на полный игривого искушения взор и прошелся по комнате, демонстрируя перед зеркалом новую пару туфель со всех сторон, - Да, они бесспорно хороши. Мы берем и эти.

Обрадованный столь значимой победой мэтр Фабре просиял от радости и тут же принялся расхваливать на все лады следующую пару, справедливо предположив, что "Монсеньор" не остановится в своей щедрости и одарит своего юного советчика еще одной парой отменных туфель. Джордж наблюдал за этим со стороны, одобрительно кивнув, когда изящный пальчик Нинон указал на выбранную ей пару.

- Эти действительно хороши. И подойдут к новому костюму. Мэтр, Вы оправдали прекрасные рекомендации, которые дал нам о Вас месье Леду. Назначьте цену и будьте уверены, в следующий раз, когда нам понадобится новая пара туфель, Вы будете первым, за кем я пошлю.

Сказав это, Бэкингем нисколько не стесняясь присутствия Фабрэ, занятого возвращением в коробки отвергнутых ими туфель, приобнял мнимого пажа за талию и наклонился, чтобы услышать шепотом сказанные слова.

- Вот как? Он узнал Вас? - также шепотом спросил он и взгляд его посуровел, - Вы уверены в нем, дорогая? Если это необходимо, я могу задержать мэтра в своих покоях на любой срок, какой потребуется, чтобы он не успел разболтать о Вашем маленьком секрете. Я закажу ему сшить туфли такого качества и из таких материалов, что ему и недели не хватит.

Пробили часы. Ощутив то, как вздрогнула Нинон, Бэкингем невольно вздрогнул следом за ней, прошептав проклятие часам, не желавшим остановить свой ход.

- Нам уже пора, мой ангел. Вы вернетесь к герцогу Орлеанскому? Хотите, я пошлю Сэквилла проводить Вас, чтобы не заблудиться в коридорах? Чарльз знаком с этим дворцом на редкость хорошо, не в пример мне самому. К тому же, он найдет, что ответить караульным, в случае, если им вздумается потребовать от Вас пароль для входа в герцогские покои. И мне будет спокойнее, - добавил он, когда из-за двери раздалось характерное шарканье тяжелых туфлей его камердинера, - Да, Патрик! Войдите и заплатите с этому господину цену, которую он назовет.

// Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4 //

13

Отправлено: 18.03.17 15:01. Заголовок: - Мой герцог, любая,..

- Мой герцог, любая, даже самая невзрачная вещь, становится жемчужиной, когда привлекает ваш взор, - в тон Его светлости ответила Нинон, входя в роль пажа и в то же время чисто по-женски любуясь своим «капризом».

Могла ли раньше маленькая девочка с улицы Труа-Курон, которую ее мать водила играть на лютне и петь дамам, обитавшим на Королевской площади, подумать, что ее будет окружать поистине королевская роскошь, а мужчины искать ее внимания. Нинон де Ланкло лишь ненадолго вспомнила то время, с огорчением признав, что женщины, вроде Мари-Барб созданы для вторых ролей, ими помыкают, время от времени оказывая милость, а те в ответ униженно благодарят. Сама Нинон еще тогда решила, что хочет принадлежать к обществу нарядных благоухающих дам, которые говорят, словно поют, ходят, словно танцуют и даже посещают мессу не с видом греховной обреченности, а так же легко и красиво, как пьют по утрам свой шоколад. И теперь Нинон было безразлично, сколько ливров или экю стоили понравившиеся ей и Бэкингему туфли. Они радовали глаз, ласкали ногу своей формой, и этого было достаточно.

- Не стоит брать никого в плен, Джордж, - шепотом ответила Нинон на опасения герцога, что тот может выдать ее инкогнито. – Мэтр Фабре часто не помнит ни имен, ни лиц, он настолько влюблен в свое дело, что скорее узнает своего клиента по ноге, а не в лицо, - не удержавшись, Нинон вначале фыркнула, а потом рассмеялась в голос. - Нет, нет, мой милый друг, еще пара часов в его обществе и я почувствую себя сороконожкой, - мадемуазель для пущей убедительности даже протестующее замахала руками, а потом, молитвенно сложив их, посмотрела на Бэкингема. - Пощадите! – шутливо взмолилась Нинон ничуть не сомневаясь, что уже через пять минут мэтра Фабрэ уже не будет в этой комнате.

- Нам уже пора, мой ангел. – И Нинон при всей ее беспечности была полностью согласна с герцогом. Королевский дворец это не ее дом на улице Турнель, тут нужно считаться с этикетом и с еще более безжалостным протоколом королевского двора.

- Увы, мой дорогой, месье де Жуайез вынужден вспомнить о своих обязанностях при младшем брате короля. Кроме того, я бы хотела убедиться, что мадам Скаррон благополучно взята под покровительство герцогиней де Монпансье. Впрочем, я уверена в этом Рене, который сопровождал ее. Он, как военный, исполнит приказ своей госпожи в точности.

К тому времени Патрик увел мэтра Фабрэ, чтобы произвести расчет не оскверняя взор господ благородным металлом с чеканным ликом короля, которым приходится расплачиваться за их прихоти и нужды.

Вначале Нинон хотела отказаться от услуг лорда Сэквила, но перспектива плутать в коридорах дворца, а еще более того придумывать причину незнания пароля для прохода в покои герцога Орлеанского, перевесила чашу весов, на вторую из которых была поставлена ее независимость.

- Всю дорогу, Сэквилл будет напоминать мне о Вас, Джордж, поэтому я согласна на его общество. Только ради Вас! – Горячо заверила Нинон, вкладывая в свои последние слова весь объем принесенной жертвы.

- Я бы могла передать Ее Величеству поклон и благодарность за участие в моей судьбе, но не думаю, что это доставит ей радость. Пусть королева-мать думает, что мадемуазель де Ланкло вернувшись на улицу Турнель, ведет самый благочестивый образ жизни, раз ни один из богатых экипажей больше не задерживается у ее дверей. - Нинон не смогла сдержать улыбки при мысли о том какое лицо будет у королевы Анны Австрийской, когда та узнает, что опальная мадемуазель де Ланкло осмелилась появиться в Фонтенбло, и более того, выдавать себя за мужчину.

И все равно в этом расставании было больше заманчивости, чем сожаления. Да, каждый из них не принадлежит сейчас даже сам себе, но сколько будет возможностей для обмена новостями вечером или ночью, когда у них будет возможность снова оказаться вдвоем.

//Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 6//


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты герцога Бэкингема. 3