Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 4


Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 4

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

После двух часов дня. 04.04.1661

2

Отправлено: 17.11.16 22:33. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Служебное крыло, комнаты прислуги. //

Не желая появляться перед префектом в тени новых успехов Виллеруа, де Ресто приказал свернуть найденные в комнате Виллэма чертежи дворца и забрать их с собой в кордегардию мушкетеров. В отличие от своего соседа, некоего месье Лароша, служившего не то изготовителем ключей, не то столяром при покоях и службах Королевского Дома, господин управляющий не оставил почти никаких улик в своей комнате. Ни одной хоть мало-мальски изобличавшей его мелочи. Даже толкового тайника, и этой малости не отыскалось. Зато, маркизу повезло - и ведь Гастон не смог бы подвергнуть сомнению его находки даже при всем желании, поскольку эти находки были сделаны его же сержантом и практически в его присутствии.

- Черт... сталь под ребро и свинцовую пулю в горло, -
бормотал проклятия граф, спеша по коридорам, - Этот Виллеруа тот еще везунчик, ага.

- Так ведь и Вы там были, господин лейтенант, -
не понял его мушкетер, - Это и Ваша, с позволения сказать, победа.

- Ха! - отмахнулся де Ресто, спускаясь вниз по ступенькам, - Победа. Сейчас, благодаря этой победе, наш новоиспеченный лейтенант освободит моего подозреваемого. Черт возьми... ну почему, почему из всех олухов мне попался под руку именно его камердинер? А ведь дело так хорошо складывалось... мы же почти доказали его виновность.

- Но улики, месье.

- Улики... не будь я там, можно было бы опровергнуть и этот факт - подложили. И все тут.

- Но ведь мы узнали имя настоящего вора. А может быть и убийцы.

- Что? - де Ресто внезапно остановился и посмотрел через перила вниз на вестибюль первого этажа, где толпилось несколько десятков человек придворных, дожидавшихся выхода короля, - Что вы сказали?

- Может быть этот Ларош и есть убийца. Того пажа, которого нашли убитым в покоях герцогских пажей, - напомнил мушкетер и де Ресто задумчиво потер подбородок.

- Но, зачем же этому Ларошу или как там черт его дери... зачем ему убивать пажа? Разве это не его друг, сосед по комнате? К тому же, он в бегах. А был бы невиновен, так и сидел бы себе, как этот Жеди. Ждал бы оправдания.

- Сбежал то сбежал. Но ведь могли и его убить.

- Значит, он был причастен к кражам. Как и тот другой. Их подельник едва не оказался пойманным с поличным. Прибежал к ним. Спрятаться или просить помощи. Они повздорили. Паж убит. Вор сбежал. Так?

На лице мушкетера было написано откровенное сомнение в неоспоримости логических выводов лейтенанта. Он потер лоб, сбив шляпу на затылок и промычал что-то в кожаную кавалерийскую крагу.

- Паж убит. Вор бежал. А свидетелем был тот другой паж. Значит, и по его душу придут. Так выходит.

- Выходит, что нам необходимо поймать его первыми. Прежде чем ему перережет горло бывший сообщник, - согласился де Ресто и повернул к коридору.

- Да, вроде бы так. Но только с чего же Вы решили, что он сообщник? - поинтересовался мушкетер.

- Черт подери, да с того, что иначе как объяснить смерть другого пажа. Или убийца все-таки он, -
ответил де Ресто.

// Дворец Фонтенбло. Гардеробная герцога и герцогини Орлеанских. 3 //

3

Отправлено: 01.12.16 23:22. Заголовок: Его Высочество пребы..

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 5 //

Его Высочество пребывал в том душевном настроении, которое принято называть благодушным, располагающим к беседе светской, легкомысленным или попросту веселом. Он предвкушал легкую феерию, которая неминуемо случится в Обеденном зале едва только слух о их приближении разнесется по анфиладе зал и коридоров. Да и умильные взгляды придворных, встречавшихся им на пути также добавляли прекрасных ноток в настроении принца. А потому тихое замечание о циничности его слов прозвучало как ушат ледяной воды.

- Я? - выдохнул Филипп, удивленный не столько словами, сколько тоном, которым они были сказаны, - Да полноте, что в том такого, - пробормотал он, недовольно обмахиваясь ладонью, за неимением столь удобного в таких случаях веера.

Щеки предательски загорелись под слоем белил, который был не настолько густым, чтобы полностью скрыть румянец, а от испарины, появившейся на висках, потекли тоненькие капельки пота. Или ему это показалось? За неимением ни одного зеркала на протяжении всего их пути по коридорам к парадной лестнице, ему оставалось лишь гадать, остались ли на месте приклеенные на лице мушки или поплыли вместе с белилами. О, если в сочинениях великих умов выражение "потерять лицо" было иносказательным, то в случае Месье это понятие грозило вылиться в буквальное. По крайней мере ему самому казалось именно так.

Оглянувшись вслед за Генриеттой, Филипп успел разглядеть длинную вереницу придворных из его свиты, в конце которой мелькали легко узнаваемые кудряшки де Монтале.

- А что собственно такого? - вспылил вдруг принц решив не уступать в споре на отвлеченную тему, за неимением аргументов в ответ на реприманд, сделанный ему по поводу королевы и маршала, - У всех могут быть какие-нибудь поручения или занятия. Не ожидаете же Вы, душа моя, что сделавшись Вашими фрейлинами, все эти дамы совершенно позабудут о собственной жизни? Тем более личной.

Он даже позволил себе хохотнуть в ладонь, чтобы его ответ был тем более вызывающим.

- Но, Вы правы, душа моя, - неожиданно елейным голосом произнес он и демонстративно удвоил темп своих шагов, - Нам не след дожидаться... пусть догоняют!

За видимой веселостью Месье скрывалась не только досада на явный промах, который он допустил, легкомысленно предложив супруге очаровать первого маршала двора, но и еще большая досада на то, что он не мог контролировать свое лицо. О, это волновало Филиппа куда больше, чем то, что могла думать о нем Генриетта. В конце-концов, разве не говорил де Лозен о том, что женщины склонны думать самое плохое в любом случае и сами же себе верят только четверть. Не должно ли мужчинам прислушиваться ним и того меньше в таком случае? Но, все эти попытки убедить себя в том, что ничего произошло, казались ему все менее убедительными, тогда как воображение рисовало картины очередной размолвки и хуже того, торжества, которое наверняка будет испытывать Людовик при виде разлада в их молодой семье.

- Ну, полноте, -
снова заговорил Филипп, убедившись в том, что следовавшие за ними де Лафайет и де Рошешуар, отстали на добрых четыре шага, - Вы принимаете все слишком всерьез, душа моя. Я всего навсего пошутил о маршале, - он повертел рукой, разглядывая злополучный сапфир.

Он уже хотел сказать о том, что все его шутки сводились лишь к одному - к желанию, чтобы Анриэтт сама сказала ему, что не желает очаровываться никем кроме него самого, но шедшие вперед них мушкетеры расступились в две шеренги, а из дверей Обеденного зала послышался зычный голос церемониймейстера, объявлявшего их приход.

- Бог ты мой, мы уже на месте! - едва не во весь голос вскричал Месье и лихорадочно заозирался вокруг себя, ища хоть малейшую отражающую поверхность, - Здесь так жарко... я боюсь, что у меня... - он беспомощно посмотрел в лицо супруги и неловко улыбнулся, - Я боюсь, что у меня мушка сплыла... Вы не взглянете, свет мой? Не хочу оконфузиться перед всем двором.

4

Отправлено: 02.12.16 00:15. Заголовок: Внезапная вспышка в ..

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 5 //

    Внезапная вспышка в ответ на «вашу Монтале» стала для Минетт полной неожиданностью. Она рассчитывала смутить Филиппа мягким упреком в предпочтении, которое он отдавал одной из ее фрейлин, причем далеко не самой заслуживающей этого, а не вызвать грозу. В шипении Месье было столько ярости, что принцесса невольно сжалась внутренне от страха и охотно бросилась бы прочь, не держи муж ее под локоть. Что ж, с очевидностью, Монтале задевать не следовало, что лишь доказывало подозрения Генриетты. Между фрейлиной и ее супругом что-то было, и поскольку в любовную связь поверить было трудно, а точнее, невозможно, оставались другие, более опасные интересы.

    Удрученная тем, что ее опасения подтвердились, Минетт молча семенила по лестнице вслед за несущимся, как ужаленный бык, Филиппом, размышляя о том, может ли у фрейлин быть личная жизнь. В том, что она была, сомневаться не приходилось: неожиданная отставка Августы по причине разбитого сердца и утерянной девичьей чести была тому нагляднейшим примером. Опять же, патента фрейлины добивались не ради того, чтобы до последнего вздоха служить госпоже, а ради возможности присмотреть себе выгодного мужа. Хотя в свите королевы-матери были девицы, прослужившие Анне Австрийской уже добрый десяток лет. Взять хотя бы мисс Гордон, ставшую при французском дворе мадемуазелью де Гурдон. Она попала в Париж одновременно с королевой Генриеттой и, лишившись отца (не только роялиста, но и католика) в одном из сражений покойного короля-мученика, нашла приют под теплым крылышком французской королевы. И, надо сказать, жила под этим крылышком куда уютнее, чем малышка Генриетта-Анна и ее мать.

    Минетт вздохнула. Здесь, в Фонтенбло, мысли все время уносили ее в унылое детство, а ей так хотелось забыть! А главное, заставить позабыть и всех остальных, начиная с короля. Принцессы унылого платья больше не было в живых, она превратилась в куколку, из которой вылупилась бабочка, юная, свежая и яркая. Так пусть же…

    Дрожащий голос Филиппа вернул ее в действительность:

    - Боюсь, что у меня мушка сплыла... Вы не взглянете, свет мой? Не хочу оконфузиться перед всем двором.

    Мушка, боже мой! Жалость – совсем неподходящее чувство для новобрачной, но лучше уж она, чем… Филипп даже не догадывался, как близка она сейчас к тому, чтобы перейти от жалости к презрению. Но нет, нельзя. Иначе их жизнь сделается настоящим адом, а Минетт была твердо намерена жить счастливо.

    - Дайте мне взглянуть, любовь моя, - она выдавила из себя ласковую улыбку и придирчиво осмотрела повернутое к ней лицо. – Нет, ваша мушка там же, где была, но вот виски… Постойте-ка смирно, прошу вас.

    Из под кружевной манжеты был тут же извлечен носовой платок, и Генриетта аккуратно промокнула едва заметные бисеринки пота на покрытой слоем белил коже. Но в глазах Месье читалось такое недоверчивое беспокойство, что она еще раз вздохнула и зашарила в глубоком кармане, спрятанном под юбкой.

    - Вот, возьмите и убедитесь сами, Ваше Высочество. Только осторожнее, не влюбитесь в то, что увидите, ведь это всего лишь отражение, хоть и неотразимое.

    И она с очаровательной гримаской протянула ему зеркальце, умудрившись подмигнуть бравым усачам-мушкетерам, взиравшим на «супружескую сцену» с неописуемым выражением лиц.

5

Отправлено: 05.12.16 00:50. Заголовок: - Значит, у тех двои..

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 5 //

- Значит, у тех двоих ничего не пропало, - рассуждала вслух мадам де Лафайет, делая безупречно безоговорочный вывод - добрая маркиза де Тианж провела все время, отпущенное им на сборы, с двумя самыми непоседливыми девушками из всей свиты Мадам ради того, чтобы дать им ценные наставления, и возможно даже преуспела в том.

- Нет, у де Лавальер и де Монтале все на месте. Но, я точно уверена в том, что у Франсуазы, у мадемуазель де Тонне-Шарант исчезла маленькая брошка. Возможно, я ошибаюсь. Но, я не видела, чтобы она надевала ее в последние дни.

- Ох, лучше бы это проверить, - прошептала графиня, подбирая тяжелые юбки, чтобы ускорить шаг и не отстать от длинноногого Месье, увлекавшего герцогиню Орлеанскую в таком бешенном темпе, что обеим статс-дамам пришлось едва ли не бегом догонять их.

- Проверьте все шкатулки, дорогая Габриэль. Бонтан, старшая камеристка, обещала посодействовать в составлении подробной описи. Но, Вы же знаете как все происходит - одно другое дела... вот и сейчас, я послала свою камеристку к ней, а ни ее, ни той девицы, которая занимается уборкой в буфетной и общих комнатах, не было. Не иначе как этот пронырливый человек из Канцелярии снова вызвал их к себе. Подумать только, они обвиняют в кражах слугу самого маркиза де Виллеруа! А между прочим он состоит в свите короля. И сегодня его произвели в лейтенанты. В лейтенанты королевской гвардии, - повторила мадам де Лафайет, делая упор, чтобы маркиза де Тианж приняла к сведению, - Не мог этот приятный и милый молодой человек взять к себе на службу такого пройдоху. Нет, я уверена, что в Канцелярии снова все напортачили.

- Конечно же, - коротко ответила де Тианж, оглядываясь назад, чтобы улыбнуться догонявшей их Франсуазе, - Его должно быть уже оправдали. Это было сущее недоразумение.

- Ну, справедливости ради стоит заметить, что и сам юный маркиз иной раз кажется сущим недоразумением, - пробурчала мадам де Лафайет, при том уже прислушиваясь к тихому разговору за своей спиной.

Голос мужчины, хоть и негромкий, было легко узнать по вкрадчивой манере растягивать слова и манерно ахать перед каждым вступлением. Де Гиш, не иначе, мадам де Лафайет даже не нужно было оборачиваться, чтобы убедиться в том, что ее догадка была верна. Ах, как жаль, что она не услышала начало их разговора с де Тонне-Шарант, а ведь наверняка они говорили о каком-то проступке. Не иначе же! Интуиция подсказывала гофмейстерине двора герцогини Орлеанской, что именно то, о чем молодые люди говорили шепотом, касалось ее ушей прежде всего, а что же это могло быть, как не запретные свидания или просьбы об оных. Но вот теперь де Гиш ворчал на свои придворные обязанности в свите Месье и это также попахивало нездоровыми веяниями в неокрепших умах ее молодых подопечных. Ну ладно еще, де Тонне-Шарант, у нее есть старшая сестра, которая всегда может урезонить ее и присмотреть. Но что если этот молодой человек вливает подобные ядовитые речи в ушки других ее подопечных? Та же де Монтале или дАртуа, они обе успели показать себя крайне любопытными и деятельными не в меру.

- Ни один шанс не может быть мизерным, если речь идет о служении своему суверену, месье де Гиш, - с пол-оборота и на ходу произнесла мадам де Лафайет так громко, чтобы ее могла услышать вся молодежь из свиты Малого Двора, нестройные ряды которой растянулись на целую анфиладу залов и галерей.

Не дойдя последние десять шагов до входа в обеденный зал, им пришлось остановиться. Те, кто отставали и шли далеко позади, не сразу поняли причину остановки и продолжали напирать, так что, обеим статс-дамам пришлось почти в буквальном смысле принять груз ответственности на свои плечи, когда следовавшие буквально в шаге от них фрейлины едва наскочили на них.

- Поберегитесь, мадемуазели! И я прошу соблюдать чин и приличия, - громко скомандовала графиня, но тут же приложила палец к губам, сделав всем знак утихнуть, - Минуточку. Все ждем, - прошептала она, повернувшись лицом к выстроившимся вновь в два ряда фрейлинам и кавалерам.

Она недовольно качнула головой, услыхав скрытый за веером смешок Маргариты де Вьевиль, но ничего не сказала, прекрасно понимая, чем была вызвана подобная веселость. Впереди них стояли герцог и герцогиня Орлеанские, внезапно решившие привести себя в порядок перед входом в зал. Краем глаза графиня заметила, как Филипп безо всякого стеснения смотрелся в зеркальце, протянутое ему Генриеттой. Милая сцена была бы идиллической, не будь там свидетелей с несколько десятков галдящих и суетящихся молодых людей, не стремившихся проявить хоть каплю участия и деликатности.

6

Отправлено: 08.12.16 02:24. Заголовок: Франсуазу в последни..

//Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 5//

Франсуазу в последние два дня так занимала собственная персона и собственные переживания, что она чувствовала, что чего-то упустила. Конечно, везде успеть нельзя, но Господь видит, как ей просто необходимо быть в курсе всего, что происходит при дворе. «Хорошо, хотя бы быть на виду у Мадам», - пошла на уступки своим желаниям Атенаис. «И быть на хорошем счету у этой Великой Армады», - прибавила фрейлина, выглядывая среди придворных статс-даму герцогини Орлеанской. «И что это графиня все шепчется с Габриэль?» - задалась вопросам младшая сестра маркизы де Тианж.

- Ой, простите, - извинилась мадемуазель де Тоне-Шарант, задев немного рукой Маргариту де Вьевиль тоже спешившую быть в первых рядах за герцогом и герцогиней.

Франсуазе приятно было видеть, что ее старшая сестра оглянулась назад, очевидно переживая за нее и одобрительно улыбаясь. Атенаис улыбнулась в ответ, больше всего сетуя на свою нерасторопность. Несколько минут беседы с де Гишем лишили ее возможности услышать беседу Габриэль и мадам де Лафайет. Не кружева же они обсуждают!

- Ни один шанс не может быть мизерным, если речь идет о служении своему суверену, месье де Гиш.

Атенаис сначала хотела внутренне возмутиться очередной нотацией статс-дамы. Хоть слова и были адресованы придворному из свиты Месье, но звучали назиданием для всех. Для всех, кто пропустил хоть взгляд или жест, выражающие желание или приказ своего суверена. Но потом мадемуазель де Тоне-Шарант внезапно поняла, что согласна со словами графини де Лафайет. Каждый шанс услужить, обратить на себя внимание, каким бы мизерным он ни был, может стать судьбоносным. Нужно лишь оказаться в нужном месте в нужное время.

Заминка около дверей в обеденный зал вызвала перешептывания, но тут же была пресечена статс-дамами, ревностно следящими за соблюдением порядка и этикета.
Стоявшая рядом с Франсуазой мадемуазель де Креки тихонько хихикнула, прикрывшись веером, а увидев неодобрение мадам де Лафайет, опустила голову, пряча очередную улыбку. Теперь и Атенаис могла увидеть лучше то, что привлекло внимание Маргариты.

«Однако, как хорошо все разыграно», - отметила мадемуазель де Тоне-Шарант, у которой были сомнения в истинных нежных чувствах между Мадам и Месье. «Браво, Мадам, браво. Покажите де Гишу, что Ваше сердце занято тем, кому Вы дали клятву перед алтарем. И у королевы-матери не будет повода винить Вас в холодности и невнимании к ее младшему сыну».
- Разве они не созданы друг для друга? – тихонько прошептала Франсуаза Маргарите.

- Поберегитесь, мадемуазели! И я прошу соблюдать чин и приличия.

Этой фразы хватило, чтобы мадемуазель де Тоне-Шарант прикусила язычок и приняла самый благочестивый вид. За возможность быть близко к сильным мира сего приходилось платить. Тот, кто считает, что жизнь при дворе похожа на варенье из лепестков роз в чем-то и прав. В соблюдении всех тонкостей этикета можно увязнуть, как бабочка в варенье. С одной стороны яркие и дорогие наряды, музыка, смех, веселье, но с другой стороны порой не улыбнуться лишний раз, помня о соблюдении чина и приличиях.

// Дворец Фонтенбло. Обеденный Зал. 3 //

7

Отправлено: 08.12.16 23:57. Заголовок: - А, - выдохнул Фили..

- А, - выдохнул Филипп, послушно наклонив лицо к Генриетте, пока она аккуратно и удалила все капельки пота с висков и лба. В ее прикосновениях было столько нежности и участия, что никакие обиды не могли бы устоять. Уже через минуту принц отвечал супруге такой же ласковой улыбкой, но при этом несколько растерянно и недоверчиво.

- Точно все на месте? - прошептал он, смешно скосив глаза к переносице, будто это помогло бы ему убедиться в том, что он был блистателен и великолепен как никогда.

- Это в Ваших глазах я неотразим, - с улыбкой парировал он, взяв протянутое ему зеркальце с поспешностью, которая выдавала все его беспокойство, - Отражение... ну-с, ему можно поверить, - проговорил Филипп, поворачиваясь то одной, то другой стороной лица к своему отражению, - Но, нам лучше поспешить, - заметив в уголке зеркальца ухмылявшихся мушкетерам, дожидавшимся у дверей, Месье резко отстранил от себя блестящую вещицу и вернул ее супруге.

Подходившая свита уже напирала на первые несколько рядов фрейлин, чинно выстроенных самой графиней де Лафайет, и в коридоре образовывалась толчея, опасная не только для благостного впечатления от молодой герцогской четы, но и для пышных нарядов дам.

- Вперед, дамы и господа! -
скомандовал Филипп и подал локоть Генриетте с таким важным видом, будто это вовсе и не он только что просил ее проверить целость своего макияжа.

- Теперь будьте готовы ко всему, Анриэтт, - шепнул он на ушко супруге, ведя ее к дверям обеденного зала, - Эти гарпии из матушкиной свиты только и ждут повода, чтобы перемыть мне косточки добела. А теперь они возьмутся и за Вас, душа моя. Вы не заслуживаете этого, - продолжал он, пользуясь шумом суматохи позади них, который заглушал его голос, - И Ваши фрейлины тоже, - добавил он, вдруг вспомнив неприятную сцену во время пикника, - Но на них падет еще больше пересудов. Ведь то, о чем нельзя даже шептаться, если это касается королевской семьи, можно с легкостью приписать к тем, кто родились гораздо ниже.

Филипп и сам не смог бы ответить, с чего вдруг ему вздумалось говорить на столь щекотливую тему, но смутное предчувствие не давало ему покоя.

- Мы не опоздали, - с наигранным вздохом облегчения сказал он, остановившись на пороге, пока церемониймейстер объявлял их имена и титулы, с грохотом отбивая такт своей речи длинным тяжелым посохом, - Но, помяните мое слово, они найдут к чему придраться.

Заглянув в светлые глаза Анриэтт, Филипп примирительно улыбнулся и сощурил медовый взгляд:

- Мир? И пусть все позавидуют нам, - одними только губами шепнул он, - Даже мы сами.

- Их королевские Высочества герцог Филипп Орлеанский и герцогиня Генриетта Орлеанская!

// Дворец Фонтенбло. Обеденный Зал. 3 //

8

Отправлено: 26.01.17 23:56. Заголовок: - Не так быстро, мес..

// Дворец Фонтенбло. Королевская канцелярия. 5 //

- Не так быстро, месье маршал! Не торопитесь так, я прошу Вас!

Если пол-часа тому назад Ла Рейни не остановил маршала только лишь потому, что не был уверен, не обознался ли он, то теперь он был решительно настроен выяснить все сомнения разом. Показалось ли ему лицо человека, закутавшегося в дорожный плащ, знакомым или он ошибся? В любом случае, он мог дважды за день позволить пустить все на самотек - шутка ли сказать, у него буквально из-под самого носа увели важных свидетелей убийства и попытки ограбления, оставив на его руках два остывающих трупа и толпу зевак.

- Вы куда-то спешите, Ваша Светлость? - любезно поинтересовался Ла Рейни, догнав дю Плесси-Бельера, откровенно пытавшегося сбежать от него во второй раз, - Уж простите за любопытство, месье маршал, но не Вас ли я встретил всего пол-часа назад? А что если бы я застал Вас на месте преступления? Убийства? Попытки ограбления? - вопрошал он, буравя бледное лицо спешившего отделаться от него маршала, - У меня есть вопросы, Ваша Светлость. Очень много вопросов. И Вы не в том положении, чтобы отказывать мне в любезности переговорить со мной.

Обойдя маршала на два шага вперед, префект встал перед ним, вынудив тем самым остановиться, и сделал знак гвардейцам окружить их.

- А что Вы скажете на то, что Вас видели в коридоре для прислуги во время перестрелки? Если Ваш пистолет разряжен, месье, то я хочу задать вопрос - когда и в кого Вы стреляли? - пухлый короткий палец префекта указывал на пистолет столь плохо спрятанный под плащом, что его было видно чуть ли не за десять шагов, - И еще, господин маршал, что это за предмет, который несете из покоев короля окружным путем? Это случаем не вот эта самая шкатулка?

Он кивнул Дезушу, громко хмыкавшему у него за спиной, чтобы тот подошел ближе.

- Сержант, примите шкатулку у месье маршала. Я имею все основания полагать, что это та самая шкатулка, которую украли из часовни Ее Величества. Вот только мне не понятно, почему Вы так и не вернули ее королеве, месье маршал? Давайте начистоту, Вы не добились аудиенции у Ее Величества и решили вернуть покражу на место, пока ее не хватились? Но, ради бога, зачем? Разве Вас уже не помиловали за тот инцидент в покоях... королевы? - намеренно понизив голос до шепота, Ла Рейни попытался разыграть ход, сыграв в доброго самаритянина, - Я могу замолвить за Вас словечко, месье маршал. Доверьтесь мне. Я передам шкатулку королеве-матери, сержант Дезуш мне свидетель. И я конечно же скажу, что это Вы попросили меня об этой услуге, - он протянул руки к шкатулке, которую дю Плесси-Бельер тщетно пытался скрыть под плащом, - Прошу Вас, Ваша Светлость. Вас уже пытались перехватить, не так ли. Мне достоверно известно, что за Вами следят. Доверьтесь мне и я сумею Вам помочь. Грабителям пока еще не известно о том, что большая часть драгоценностей была возвращена Ее Величеству. Вы понимаете, к чему я клоню? Они наверняка дерзнут совершить новую попытку выкрасть у Вас эту шкатулку. Во второй раз Вам может и не повезти так как у покоев князя де Монако.

9

Отправлено: 27.01.17 01:41. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Приемная Ее Величества Анны Австрийской. 2 //

Сделать вид, что не услышал просьбу префекта, и продолжить свой путь ему не удалось. Ла Рейни проявил неожиданное проворство и сумел обогнать маршала на несколько шагов. Вынужденный остановиться, дю Плесси коротко ухмыльнулся и плотнее запахнул плащ, сделав вид, что озяб на сквозняке.

- Спешу? Да, месье. Вы верно заметили. Меня вызвали к моей матушке. Мадам де Руже сделалось дурно и я хочу как можно скорее явиться в ее покои, - ответил Франсуа-Анри, нисколько не кривя душой - разве ему не доложили о внезапном ухудшении состояния маркизы всего несколько минут назад, - Я даже был вынужден прервать весьма занимательную беседу в приемной Ее Величества. Вы можете упомянуть об этом, - синие глаза насмешливо смотрели на выстроившихся полукругом гвардейцев, - Для Ваших отчетов. И не забудьте, господин Дезуш, описать в записке к Ее Величеству, как Вы с Вашими гвардейцами препятствовали исполнению сыновнего долга.

- Месье маршал, мы и не думали, - безапелляционный тон дю Плесси застиг швейцарца врасплох. Он даже отступил на шаг, чтобы пропустить маршала, но тон вопросов Ла Рейни заставил его оставить это благое намерение.

- С каких это пор Вы прогуливаетесь по дворцу в дорожном плаще и при пистолетах, господин маршал?

- С тех самых пор, господин сержант, как за мной стали охотиться грабители, - не поведя и бровью парировал дю Плесси, - Вы уже слышали о том, как на меня напали в коридоре для прислуги? И это было почти на пороге покоев князя де Монако! А, каково? И где же были караульные? А Вы, господин Дезуш? Об этом Вы тоже запишете в своем ежедневном отчете? Можете не трудиться, позднее я сам доложу обо всем королю. И если Его Величество сочтет за необходимое, он сам доведет это до сведения королевы-матери.

Тут Ла Рейни протянул руки к шкатулке, так некстати, показавшейся под плащом маршала, что скрывать ее дальше не имело никакого смысла.

- Погодите, месье префект. Погодите же! - властным тоном маршал осадил префекта и сверкнул на него глазами, изображая праведный гнев, - Кто дал Вам право обыскивать меня? Вы забываетесь, сударь! Благодарите судьбу, что сейчас я не расположен к дознанию, по каким таким причинам Вам вздумалось играть со мной шутки. Господа, я еще раз требую пропустить меня. Эта шкатулка не имеет ничего общего с той, которая была похищена из часовни Ее Величества. Можете поверить мне на слово.

- Доверьтесь мне, - прошептал Ла Рейни, но Франсуа-Анри отступил в сторону и бросил властный взгляд на гвардейцев, заставив их расступиться перед ним. Он помедлил и оглянулся назад, проверяя, не следил ли кто-нибудь за ним из соседнего коридора. Блестящая и простая до гениальности мысль озарила его, и маршал решил немедленно испытать удачу - на этот раз с помощью Ла Рейни.

- Месье, Вы забываетесь, - так же шепотом ответил он префекту, - Клянусь Вам, это не имеет никакого отношения к той краже. Но, если Вы действительно хотите сослужить службу королю и помочь мне, - он протянул шкатулку Ла Рейни и с силой пихнул ему в руки, - Возьмите. Берите, берите. Сделайте как я Вам говорю и Вы заслужите благодарность Его Величества. Отнесите шкатулку в комнату, где хранятся все конфискованные улики. Постарайтесь сделать так, чтобы об этом узнали как можно больше людей. А потом, спрячьте ее в том железном гробу, где Вы храните Ваши прекрасные настойки, - лукавая улыбка осветила лицо маршала, - Кстати, я вовсе не шучу. Ваше укрепляющее весьма помогло мне. Я пришлю своего камердинера к Вам за рецептом. И да, самое важное, месье! - сказал он, уже отойдя на несколько шагов, - Если через час весь двор будет говорить о пропаже некоей шкатулки из Вашего хранилища для улик, я лично передам королю о Вашем неоценимом вкладе. Лично.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня маркизы Сюзанны дю Плесси-Бельер. 3 //

10

Отправлено: 31.01.17 00:59. Заголовок: Обескураженный нагло..

Обескураженный наглой откровенностью маршала Дезуш сдвинулся в сторону, а его гвардейцы тут же сочли это за приказ к отступлению и расступились перед ухмылявшимся дю Плесси-Бельером, не сделав ни малейшей попытки задержать его. Большей глупости от тугодумов, набранных из глухих швейцарских кантонов, Ла Рейни не ожидал. Он криво улыбнулся в ответ на вежливую дерзость, но не отставал ни на шаг, не теряя надежды заставить его подчиниться неизбежному.

Вот чего он совершенно не ожидал, так это просьбы о помощи. То есть, он ее предложил, ради красного словца, но разве придворная любезность когда-либо обязывала к чему-то более серьезному, нежели взаимные экивоки? Ла Рейни удивленно вскинул брови и ускорил шаг, стараясь не упустить ни слова из того, что шептал ему дю Плесси-Бельер.

- Так Вы согласны, месье маршал? - шкатулка перекочевала из-под плаща маршала в руки префекта и тот даже поднял ее выше к самым глазам, чтобы убедиться в том, что именно ее он держал, - Вы что же... так и отдаете ее мне? Ну так да, я сам передам эту шкатулку Ее Величеству.

Новая неожиданность оказалась настолько ошеломительной, что Ла Рейни остановился как вкопанный прямо перед выходом в следующую галерею и уставился на маршала, не веря собственным глазам. Улыбка, обращенная к нему, была столь же дерзкой, сколь и искренней. Казалось, что королевский любимец наконец-то смирился с неизбежным и был готов покориться судьбе с той же легкостью, с какой одерживал все свои победы.

- Что? - не поверив своим ушам так же, как и глазам, переспросил Ла Рейни, пытаясь вникнуть в смысл, скрытый в словах дю Плесси-Бельера, - Я не ослышался? Вы хотите, чтобы я распустил слух о том, что у меня... из моего кабинета... нет, из моего секретера похитили шкатулку королевы? Месье, я готов на все, чтобы помочь Вам... ради короля, в конце-концов, но на это я пойти не могу. Моя репутация, моя честь на кону. Да что Вы в самом деле возомнили себе?

Заведя речь о личной услуге королю, маршал произвел весьма ощутимую брешь в обороне префекта. Ла Рейни не добился бы стольких высот, если бы не следовал правилу быть как можно более полезным приближенным короля, а ведь речь шла о личной пользе Его Величеству!

- То есть... Вы хотите, чтобы я распустил этот слух для отвода глаз? - шепотом спросил он и, также как и дю Плесси-Бельер, оглянулся вокруг себя, - Я понял. Я так и сделаю. Но, месье маршал, как же тогда мы узнаем, кто именно похитил эту шкатулку? Или... о, не говорите, у Вас есть план и Вы намерены выполнить его? Ну что же, - лицо префекта осветилось понимающей улыбкой, хоть в глубине души он и оставался в полном недоумении, - Посмотрим, какая рыбка попадется в наши сети.

Присовокупив себя к разработанному маршалом плану, Ла Рейни уже предвкушал все лавры будущего успеха. Он посмотрел на шкатулку, встряхнул ее, словно это могло помочь ему раскрыть ее секрет, и снова обернулся к маршалу, которого и след простыл.

- Ну, чего стоите? -
буркнул он, застывшим в ожидании швейцарцам, - Сопровождайте меня. Шкатулка королевы-матери должна быть доставлена в Канцелярию в целости, вам это ясно? - этот приказ Ла Рейни отдал уже настолько громко, насколько позволяли его легкие, так что эхо от его голоса прокатилось по всем смежным залам и галереям.

// Дворец Фонтенбло. Подвалы под восточным крылом дворца. 2 //

11

Отправлено: 17.02.17 22:55. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня маркизы Сюзанны дю Плесси-Бельер. 3 //

Парадная лестница сверкала позолотой на перилах и подрамниках огромных панно, украшавших стены, мраморные ступеньки белели в свете апрельского дня, набиравшего солнечную силу и яркость. Поговаривали о встрече посольского кортежа прямо на дворцовой лестнице со стороны Большой Лужайки, а потому многие спешили занять лучшие места на поспешно сооружаемых зрительских трибунах и на аллее.

- Хотите забить для себя местечко с лучшим видом, маршал?

Насмешливый голос де Лозена раздался с верхних ступенек, маркиз говорил с ним так, словно между ними не было толпящихся на лестнице людей. Он перегнулся через перила и выкрикнул:

- А я вот думаю, стоило ли вообще мчаться к вам на помощь, дружище? Вы бездарно упустили того негодяя, словно так оно и надо. А что же дальше? Я то думал, что вы знаете, где их искать и помчитесь вдогонку.

- О, дорогой мой Лозен, зачем же искать тех, кто только что целился в тебя из пистолета? Если бы этим негодяям была нужна моя жизнь, так они бы не стали бы дожидаться вас.

Дю Плесси-Бельер дождался, когда маркиз спустился по ступенькам и приблизился к нему, и заговорил с самым таинственным видом, не скрывая при этом веселую усмешку.

- Им была нужна шкатулка, друг мой. Но, поскольку ее не было у меня, то они поспешили скрыться. Если бы Вы и господа де Курсийон с де Вивонном явились минутой позднее, то не застали бы никого кроме нас с де Руже и де Невилем.

- И Вас это изрядно веселит, как я погляжу? - де Лозен насуплено посмотрел в глаза дю Плесси-Бельера, стоя на две ступеньки выше его, - На Вашем месте я бы куда пристальнее оглядывался.

- Вы что-то хотите сказать мне, маркиз? - холодно спросил его Франсуа-Анри.

- Только то, что Вы чрезмерно самонадеянны, маршал, - процедил сквозь зубы де Лозен, не похожий на себя с таким серьезным выражением лица, что проходившие мимо них группы молодых людей с любопытством оглядывались, словно предчувствуя затеваемую ссору.

- К сожалению, я не могу отдать Вам пальму первенства, мой дорогой друг, - насмешливо проговорил маршал, сделав еще несколько шагов вниз, - Не Вы первый говорите мне это. Я верю, что основания у Вас самые серьезные и буду рад обсудить их. Но, не сейчас. Мне необходимо дать полный отчет Его Величеству. И в том числе и о Вашем внезапном и столь удачном участии в этом деле также. Поверьте, я в полной мере осознаю, насколько счастливой была та случайность, которая привела вас троих к покоям моей матери.

- Эта случайность, дорогой маршал, слишком уж переживала за Вашу сохранность, - не купившись на благодарный тон, парировал де Лозен и вместе с маршалом спустился на первый этаж, - Берегите себя. В другой раз я или наши друзья можем и не подвернуться... под руку этой случайности.

- Де Лозен, - дю Плесси-Бельер широко улыбнулся, снял перчатку с руки и протянул ее маркизу, который с его горделивой осанкой выглядел едва ли не на голову выше своего собеседника, - Друг мой, я благодарю Вас. И если мне доведется когда-нибудь вернуть Вам этот долг, я почту за честь.

- Ну, как знать, может быть и ждать долго не придется, - лукавая усмешка блеснула в глазах гасконца, когда мимо них прошел пыхтя и отдуваясь толстяк, одетый в черный камзол с белым отложным воротничком по моде пятидесятых годов, - Рыженькая супруга барона оказалась весьма впечатлительной особой, так что добряк мечтает впечатлить ее известием о расправе надо мной.

- Какая амбициозность, - протянул Франсуа-Анри, расхохотавшись в голос, - И что же, барон надеется на счастливый случай? Или же у него куда более конкретные надежды?

- До меня дошел слух, что он подговаривал молодого де Нуармутье поссориться со мной. Но это так,
-
де Лозен усмехнулся и уже от души пожал маршальскую руку, - Слухи конечно же.

- Слухи. Вестимо. - уже серьезнее подтвердил дю Плесси-Бельер ответив на рукопожатие, - Я иду к королю. Если хотите, пойдемте вместе.

- Пожалуй, не в этот раз. У меня есть еще кое-какие дела, - уклончивый ответ де Лозена был принят маршалом безо всяких попыток уговорить его, он лишь кивнул ему и направился к коридору для прислуги, чтобы без помех пройти в собственные покои, а потом послать к королю прошение об аудиенции через Бонтана или Лионеля.

// Дворец Фонтенбло. Лестница для прислуги //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 4