Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Приемная Ее Величества Анны Австрийской. 2


Дворец Фонтенбло. Приемная Ее Величества Анны Австрийской. 2

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

После трех часов, 04.04.1661

2

Отправлено: 11.01.17 00:37. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 5 //

Не слушая возражения дю Плесси и ученые ворчания Кольбера, Франсуа ворвался в кабинет Его Величества и, ни разу не оглянувшись, направился к дверям в Приемную. Он был уверен, что Кольбер последует за ним, даже если не будет согласен с его планом и советами дю Плесси. Ну и пусть, разве не военные должны решать стратегические вопросы, твердил про себя юный лейтенант, стараясь заглушить любой признак нерешительности в своей душе.

- Господа! - воскликнул он, распахивая двери в Приемную во всю ширь, - Я лейтенант де Виллеруа получил приказ от Его Величества доставить, - он оглянулся на подоспевшего Кольбера и посмотрел на прикрытую шляпой ношу в его рука, - Мне приказано доставить месье интенданта к королю. Немедленно. Прошу Вас следовать за мной в качестве эскорта.

- Но, месье лейтенант, мы не можем оставить караульный пост, - возразил один из мушкетеров и кивнул в сторону подпиравших стену у дверей в коридор для прислуги гвардейцев, - Разве Ваши люди не подчиняются Вашим приказам, месье лейтенант? Я думал, они здесь как раз для этого.

- Поменьше лишних слов. месье, - ответил на скрытую насмешку Виллеруа и размашистым шагом зашагал через всю приемную к своим гвардейцам. От волнения и спешки он не рассчитал скольжения своих новых еще ни разу не надеванных туфель по гладко начищенному паркету и едва не поскользнулся.

- О, месье лейтенант! Как странно, что Вы все еще здесь. А нам было велено быть свободными, как раз потому что Вы изволили уйти через парадную Приемную с мушкетерами из роты графа де Ресто.

Франсуа с удивлением посмотрел в лицо гвардейца и нахмурил брови.

- И кто же сказал это? - спросил он, оглядевшись назад на спешившего следом Кольбера.

- Э... это был распорядитель дворцовой службы. Да. Он явился по Вашему приказу.

- И ему был известен пароль? - сурово спросил маркиз, но вспомнил, что пароль был дан только ему для передачи приказа мушкетерам, - Как он объяснил этот приказ?

- Он сказал, что Вам был дан другой приказ и Вы отправили его сообщить нам...

- Довольно, господа. Следуйте за мной. И если кто-нибудь попытается остановить меня или месье Кольбера, Вы должны обезвредить этого человека.

- Даже если это будет маршал Франции, месье лейтенант?

- Довольно! - суровый окрик Виллеруа заставил гвардейцев подобраться и вытянуться как по команде "смирно", они лишь мельком переглянулись между собой, но не позволили себе и тени усмешки под грозным взглядом юного лейтенанта.

Направившись впереди процессии, Франсуа то и дело оглядывался через плечо, чтобы убедиться в том, что Кольбер следовал за ним и его ноша была в сохранности и не привлекала ничьего внимания. На Парадной Лестнице им пришлось буквально пробиваться сквозь толпы придворных, спешивших успеть занять лучшие места возле окон в галерее, выходившей на сторону Большой Лужайки, чтобы наблюдать торжественный прием послов с самой выгодной позиции.

Стремясь поскорее пробежать через галерею, Франсуа нет нет да и оглядывался, когда видел знакомый цвет или крой платья на какой-нибудь из дам, ожидая встретить милую де Монтале. Ошибаясь вновь и вновь, он ругал себя за непростительную рассеянность и прибавлял шагу, так что, к дверям в Приемную королевы Анны Австрийской он буквально подлетел на всем скаку.

- Стойте, господа! В покои королевы-матери вход запрещен. Ее Величество никого не желает принимать. Они изволят отдыхать наедине с Его Величеством, - заявил высокий швейцарец и Франсуа показалось, что в его густой бороде мелькнула насмешливая ухмылка.

- Болваны! Нас ждут! Немедленно пропустите! - скомандовал он и посмотрел на караульных так грозно, что стоявшие по обе стороны от него гвардейцы опасливо переглянулись - как бы дело не кончилось дракой.

- Немедленно! Или я не отвечаю за Ваши головы! - повторил Франсуа еще громче.

Одна из дам заметила неприличное поведение молодого человека и направилась к дверям, чтобы отчитать его за недостойные слова, но увидев Кольбера, стоявшего за спиной маркиза, тут же развернулась и едва ли не бегом бросилась к дверям в личные покои королевы-матери.

- Если будет приказ от Ее Величества, Вас примут, сударь, -
ответил хорошо заученной фразой швейцарец и невозмутимо поднял глаза к потолку.

- Вы еще пожалеете, - пробормотал про себя сконфуженный маркиз, - Именем короля! Лилии и звезды, - чуть слышно произнес он доверенный королем пароль, как последний довод в своем споре с караульным.

- Так бы и сказали, - добродушно усмехнулся тот и тут же подтянулся и стукнул алебардой об пол, - Прошу прощения за задержку, месье лейтенант. Проходите.

Франсуа обрадованно обернулся к Кольберу и поспешил вперед, опасно скользя по паркетным полам приемной королевы-матери.
Оставалась всего одна дверь! Только одно препятствие в лице суровой дамы в черном платье и с черной вуалью, подколотой к высоко взбитой прическе.

- Мадам... доложите Их Величествам, - не смея кричать перед самыми дверьми в личные покои королевы-матери, Франсуа отвесил галантный поклон и улыбнулся так открыто и по-мальчишески искренне, что и каменная статуя склонилась бы перед ним в ответном книксене, - Я прибыл по приказу короля, - добавил он и перехватил из рук Кольбера шкатулку вместе со шляпой, чтобы не раскрывать ее раньше времени.

// Дворец Фонтенбло. Покои Её Величества Анны Австрийской. 4 //

3

Отправлено: 20.01.17 01:02. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Лестница для прислуги //

У самого выхода к Парадной лестнице он едва не столкнулся с самим Ла Рейни, окруженным внушительным эскортом из швейцарских гвардейцев во главе с сержантом Дезушем. Маршал тут же ссутулился и опустил голову так низко, что его шляпа съехала до самых глаз. Проскользнув между долговязых верзил, волочивших свои тяжелые алебарды по драгоценному паркету, маршал юркнул по узкой галерее вдоль лестничного пролета в сторону галереи, ведшей к приемной Ее Величества королевы-матери. Оставалось немного, всего лишь пара сотен шагов. И отчего же именно на этой последней сотне в боку так беспощадно заныло! Он стиснул зубы, чтобы не показать кривую болезненную усмешку, которая привлекла бы при дворе куда больше внимания, чем даже упавшая с неба звезда, и постарался ускорить шаг, прижимая к нывшему боку холодное дерево шкатулки.

Добравшись до дверей в приемную Анны Австрийской, Франсуа-Анри поднял шляпу и распахнул плащ, так чтобы у карауливших вход швейцарцев не возникло вопросов. Отвечать им уже не было сил, а ноги не желали останавливаться. Нет, только не тогда, когда до цели остались каких-то жалких пятнадцать шагов.

- Маршал дю Плесси-Бельер! -
раздались удивленные голоса дам, дежуривших в приемной, вызвав легкую улыбку на губах Франсуа-Анри, как раз такую, чтобы показать всем его триумф.

- Месье маршал, пройдите же, -
мадам де Моттвиль кивнула ему со снисходительностью, которую могла позволить себе приближенная дама королевы, - Подождите здесь, месье. Королева изволит принимать у себя господ де Виллеруа и Кольбера.

- Его Величество там же? - только и спросил маркиз, борясь с желанием тут же опуститься на свободную банкетку возле стены, - Я подожду.

- Король там, - коротко ответила де Моттвиль и отвернулась, предоставив маршала самому себе.

4

Отправлено: 20.01.17 01:26. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 3 //

Встречный взгляд королевской фаворитки (опять же, если Креки ничего не напридумывала на сей счет просто из вредности или дабы выказать себя более осведомленной, чем другие), наверное, должен был смутить девицу Монтале. Но поскольку Великая графиня не имела касательства к делам маленького двора Мадам и вряд ли побежала бы жаловаться на Ору к Великой Армаде, фрейлина сочла, что в этом случае вполне можно обойтись и без смущения. Но глаза опустила, на всякий случай. Скорее из вежливости, чем из опаски.

Но вот чего Ора совсем не ждала, так это предложения проводить ее к королеве Анне. Что это было? Желание проверить, хорошо ли она справится с поручением княгини Монако, или что другое? Она подозрительно глянула на мадам де Суассон, но лицо итальянки сделалось также безмятежно и непроницаемо, как у мадонны с висящей на стене картины.

Даже не потрудившись спросить, нужен ли Монтале провожатый, графиня направилась к дверям, унося с собой записную книжицу с именами и карандаш Катрин де Монако. Что ж, Оре было не привыкать делать хорошую мину в любых обстоятельствах, и она, важно вздернув носик, засеменила следом. В конце концов, если постараться, в странном поступке обер-гофмейстерины можно было усмотреть и положительные стороны. Во-первых, они шли туда, куда нужно. Более того, туда, где Монтале рассчитывала поймать (или дождаться, если загадочное королевское поручение требовало времени) Франсуа. Это было несомненным плюсом. А во-вторых, под предводительством самой мадам де Суассон ей уже не надо было никому и ничего объяснять: перед графиней двери распахивались и алебарды раздвигались сами собой. Удобно же!

Покои Анны Австрийской были ничуть не скромнее тех, которые они только что оставили. Сюрприз: Ора ожидала, что набожная старушка обитает в чем-то вроде монастырских келий. Хотя, если припомнить все, что злопыхали в адрес королевы-матери в Блуа, у нее и в Валь-де-Грас наверняка были все королевские удобства вплоть до атласных простыней.

Единственное отличие было в том, что дамы, набившиеся в приемной королевы Анны, были далеко не первой молодости и свежести и явно всем цветам предпочитали черный. К тому же, здесь было множество мужчин, среди которых Монтале заметила немало знакомых лиц из окружения короля. А вот кого она не увидела, так это Франсуа, и личико ее сразу померкло. Неужели уже ушел?

Нет, вряд ли, - шепнул умненький внутренний голос. Если бы Виллеруа уже освободился, то наверняка ждал бы короля вместе со всеми в приемной. А значит, он просто еще не появлялся, вот!

Удивительно, что эта разумная мысль не пришла ей в голову сразу! Успокоившись, Ора еще раз обежала взглядом приемную и чуть не всплеснула руками от радости, узнав в одном из кавалеров, прислонившемся к высокому резному камину, маршала дю Плесси-Бельера. Пока мадам де Суассон, окруженная стайкой красавиц (самой младшей из которых было лет двадцать пять, не меньше, вот ужас-то!) объясняла им про турнир, Монтале, бочком, бочком, мелкими шажками лавируя между придворными, косившимися на нее с нескрываемым подозрением к малознакомому лицу, пробралась к камину и очень убедительно изобразила на лице счастливое изумление.

- Ваша Светлость! Как хорошо, что вы вернулись, а то мы с Луизой за вас ужасно волновались,
- выпалила она, не дожидаясь, пока ее заставят замолчать какой-нибудь вежливой фразой. – Я так и знала, что все те глупости, что про вас болтали, были самыми настоящими глупостями, правда-правда. А…

Тут Монтале, наконец, стушевалась под взглядом холодных голубых глаз и как-то вдруг очень остро ощутила, что не вовремя и некстати, но отступать было некуда (откуда в приемной у старой королевы столько людей?).

- Вы, случаем, не видели тут маркиза де Виллеруа? - почти шепотом выдавила она, решившись уже идти до победного конца, и зачем-то спряталась за веер. – Я… то есть, он… в смысле, у меня есть к нему поручение. От его сестры, да. Мадам д’Арманьяк меня просила…

Что именно просила (якобы) передать графиня д’Арманьяк, Ора уточнять не стала, в конце концов, могло же это быть нечто, предназначенное сугубо для ушей маркиза. Ведь могло же?

5

Отправлено: 20.01.17 23:51. Заголовок: Есть нечто заворажив..

Есть нечто завораживающее в том, как языки пламени пожирают поленья, расщепляя их на волокна, высвечивая тонкий рисунок внутри самой сердцевины того, что некогда было стволом огромного крепкого дерева. Франсуа-Анри вот уже несколько минут наблюдал за огнем, не сводя с него глаз. Жар от пламени вернул его щекам румянец, а сизый дымок, струившийся от не просохшего от смолы и дождя полена, заставлял глаза слезиться и блестеть.
Подернув плечом, занемевшим от долгого неподвижного стояния, маршал обернулся на звук знакомого голоса. К нему приблизилась юная барышня с видом таким взволнованным, что привычка подозревать подвох в любом даже самом благом намерении, заговорила прежде, чем с губ маршала слетели слова вежливого приветствия.

- О, мадемуазель де Монтале! Вы как солнечный лучик явились озарить мое мрачное пребывание в этой обители, - он бросил насмешливый взгляд через плечо на одетых в черные вдовьи одеяния придворных дам королевы Анны, - Вдовствующих гарпий. Заря - воистину Ваше имя, дорогая мадемуазель.

Он отодвинулся от камина, с видимым нежеланием отлепившись от поддерживавшей его колонны, и поклонился мадемуазель, протянув свободную руку к ее маленькой ручке. О да, не могло обойтись без подвоха - а вот и вопрос. Голубые глаза озорно блеснули, вглядываясь в огоньки, плясавшие в карих глазах де Монтале. Но усталость брала свое и взгляд маркиза вновь сделался усталым, что легко было принять за холодное безразличие ко всему.

- Так Вы ищете нашего общего друга? - весело поинтересовался маршал, но, тут же перешел на строгий тон, сообразно той таинственности, которую выказывала юная фрейлина, прячась за раскрытым веером, смешно колыхавшимся в ее руке.

- А, так это мадам д'Арманьяк прислала Вас? - с наигранным пониманием в тоне переспросил Франсуа-Анри, едва удержавшись от шутки на предмет случайных встреч, сводивших их с мадемуазель де Монтале, - Да да, понимаю, сестры... они такие сестры. У меня тоже есть две сестры. Что же до месье маркиза, - тут маршал не смог отказать себе в маленьком удовольствии понаблюдать за сменой выражения на лице душечки де Монтале, столь бескорыстно вызвавшейся стать посланницей сестры Виллеруа, - Его вызвали по весьма важному делу в покои Ее Величества. И до сих пор не выпускали, - произнес он с таким видом, словно посвящал де Монтале в страшную государственную тайну, - Если Вы готовы составить мне компанию на ближайшие несколько минут, мадемуазель, обещаю, Вы встретите маркиза и я позабочусь о том, чтобы он не ускользнул от Вас... от Вашего поручения, конечно же.

Тут взгляд Франсуа-Анри встретился с глазами мадам де Суассон, чье появление в приемной королевы-матери оказалось для него полной неожиданностью. Синие глаза полыхнули огоньком, но тут же похолодели, словно ничего и не видели перед собой, маршал отвернул лицо к камину, стараясь поймать как можно больше тепла от жара ярко полыхавших поленьев и вернуть себе хоть малый намек на румянец. Пусть если она и заметит его, то смеющимся и довольным собой.

- Право же, какая великолепная шутка нынче прозвучала после королевской охоты, - проговорил Франсуа-Анри, снова обращаясь к де Монтале и улыбаясь ей так, словно они только что отсмеялись над доброй дюжиной шуток, - Его Высочество вызвал на состязание короля, заявив, что соберет все трофеи с турнира по стрельбе из лука... я с удовольствием понаблюдаю за этим состязанием. А Вы, мадемуазель? Вы уже слышали о готовящемся турнире? Кстати, это не в связи с ним Вы разыскиваете Франсуа, маркиза де Виллеруа?

6

Отправлено: 21.01.17 01:11. Заголовок: Обещанная суперинтен..

Обещанная суперинтендантом поддержка явилась перед графом де Сент-Эньяном в образе юркого молодого человека с бегающими глазками, делавшими его лицо в буквальном смысле неуловимым для внимательного взгляда. Кто перед Вами - хорек, ищущий, где бы урвать кусочек, или притаившийся в засаде лис, наглый и дерзкий только когда высматриваемая им добыча не больше полевой мыши? Граф с привычной безмятежностью выслушал залихватские заверения месье Лаборда в полнейшей готовности всего арсенала, находящегося в ведении коменданта замка, к услугам Его Величества.

- Нам не нужен весь арсенал, месье Лаборд, - холодно возразил де Сент-Эньян, раздражаясь еще больше из-за странной манеры нового управляющего празднествами увиливать от прямого взгляда, - Передайте месье Фуке, что луков и стрел для состязания двух дюжин участников будет недостаточно. Пусть утроит число, даже нет, пусть добудет все, что окажется в его распоряжении. И пусть отдаст распоряжение Вателю увеличить число прохладительных напитков и закусок. На турнире по игре в мяч я видел, как турки явились в королевскую ложу с угощениями. Это никуда не годится, месье... Лаборд. Никуда. Вы поняли? Мы должны поражать гостей великолепием нашего двора и наших возможностей. А не они нас.

Пока он говорил, лицо Лаборда сделалось ему еще более противным, чем с первого же взгляда и де Сент-Эньяну впервые за долгое время приходилось делать над собой усилие, чтобы не выразить эту неприязнь ни жестом, ни словом. Они прошли к приемной в покоях королевы Анны Австрийской и граф сдержанно кивнул собеседнику, освобождая его от своего внимания.

- Это все. Зал для турнира должен быть готов еще до того, как завершится прием турецкого посла. И не забудьте, на этот раз ложи для турецкой свиты, английской должны быть напротив королевской. Отдельная ложа для князя Ракоши.

- Его Высочество выказал интерес к этому состязанию? -
маленькие глазки Лаборда вдруг остановились на лице графа, как будто считывая мысли из его взгляда, но тут же снова забегали из стороны в сторону, словно отыскивая невидимый никем предмет, - Ах, да да, конечно же. Я передам это распорядителю.

- Это пока не точно. Но, ложу приготовьте. На всякий случай. И ложу для свиты князя Монако также. Они не должны сидеть в общем зале, Лаборд. Это недопустимо.

- Как же, конечно же, - суетливая манера отвечать и реагировать на его замечания вывела бы из себя и более стойкого человека, но, оказавшись в приемной королевы-матери, граф смог тут же отвлечь свое внимание на происходившее там и Лаборд получил милостивое разрешение удалиться. Правда, повернувшись в его сторону через несколько минут после этой беседы, де Сент-Эньян к своему удивлению заметил, что новый управляющий вовсе не спешил исполнять возложенные на него поручения, а напротив, высматривал кого-то в толпе придворных, при этом внимательно прислушиваясь к разговорам.

Не желая более марать свой взор об этого скользкого и неприятного ему типа, де Сент-Эньян вежливо поклонился окружившим его дворянам из свиты короля и принялся проверять уже составленный им список участников, чтобы внести новые имена. Его слух привлекла веселая женская суета, образовавшаяся вокруг мадам де Суассон. Она стояла в окружении нескольких красавиц из свиты королевы-матери, записывая их имена в маленькую записную книжечку, к которой тянулось сразу несколько прехорошеньких ручек.

- О, мадам, неужели Ее Высочество успела переложить свои обязанности на Вас? - воскликнул де Сент-Эньян, продвигаясь сквозь толпу, не получивших еще удовлетворительный ответ на свои вопросы придворных, - Господа, господа, я внесу в список всех желающих, прошу немного терпения, - проговорил он и приблизился к графине, - Я безмерно благодарен Вам за помощь, дорогая мадам. Надеюсь, число участников гораздо больше против ожидаемой полудюжины? Месье де Грамон выразил весьма недвусмысленное сомнение в способности нынешней придворной молодежи показать свои таланты в меткой стрельбе. Я готов поставить десять против его луидора на то, что он здорово ошибся в своих прогнозах.

7

Отправлено: 21.01.17 01:57. Заголовок: Франсуа-Анри - Вы ..

Франсуа-Анри

- Вы почти угадали, - важно ответила Ора, читая в смеющихся глазах маркиза полное неверие в историю с поручением от мадам Арманьяк. – Все дело действительно в турнире. Если бы не эта – как это вы мило выразились - шутка, меня бы не послали к Их Величествам с поручением записать всех желающих, и я бы не встретила госпожу обер-шталмейстершу, а значит, не искала бы маркиза. Но раз все сложилось так, как сложилось…

Монтале неопределенно махнула веером, мысленно ругая себя за то, что навыки пускания пыли в глаза, так хорошо выручавшие ее в замшелой провинции, совершенно не работают при дворе. Похоже, здесь каждый видел ее насквозь, а это означало, что надо совершенствоваться, иначе конец привычной вольной жизни.

- Между прочим, - поторопилась добавить она, чтобы отвлечь дю Плесси от попыток вызнать у нее больше про таинственное «поручение», - я теперь знакома и с вашими сестрами. Они намерены участвовать в турнире, а что же вы, господин маршал? Неужели будете довольствоваться ролью наблюдателя? Не то, чтобы это была очень скучная роль, мне вот ужасно понравилось наблюдать за игрой в мяч, и я ожидаю от сегодняшнего вечера не меньшего удовольствия.

От камина тянуло нестерпимым жаром, и Оре подумалось, что дю Плесси должно быть весьма тяжко в плаще, под которым маршал старательно прятал какой-то предмет. Ужасная расточительность – топить камины в апреле. Хотя надо привыкать, она теперь не в Блуа, где каждое полено выдавали со скрипом и скрежетом, даже зимой. При дворе дрова беречь не станут, это точно: судя по тому, сколько свечей жгли в Фонтенбло каждый вечер, двор жил беззаботно и купался в неслыханной роскоши. Что ж, может, это и к лучшему: если Месье так же щедр на дрова, как Его Величество, им с Луизой не придется мерзнуть студеными январскими ночами, как прежде.

Судорожно обмахиваясь веером в попытке сделать воздух чуть свежее, Монтале опасливо глянула в сторону графини де Суассон. На ее счастье, графиня была занята обменом любезностями с кавалером, в котором Монтале признала графа де Сент-Эньяна, и пока не спешила отсылать фрейлину обратно.

- Пожалуй, я приму ваше приглашение, сударь, и осчастливлю вас своим обществом, - сообщила она маршалу, тоже поглядывавшему в сторону Сент-Эньяна (наверное, в глубине души он все таки тоже был не прочь пострелять, только скромничал). – Видите ли, если мадам де Суассон вздумается вручить мне список и отправить назад, к княгине де Монако, до того, как король отпустит Виллеруа, мне будет непросто придумать предлог для задержки. Но если графиня увидит, что мы с вами заняты беседой, то наверняка не захочет нас прервать, ведь так?

Довольная своей хитростью, Монтале невинно захлопала ресницами, не слишком, впрочем, веря в то, что столь искушенный кавалер, как дю Плесси, поверит в столь непроходимую глупость.

8

Отправлено: 21.01.17 22:27. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Обеденный Зал. 3 //

Томительное ожидание, чем же все-таки разрешится разговор короля и королевы-матери, усугубляло и то обстоятельство, что в обычно тихой и просторной приемной яблоку было некуда упасть из-за наплыва придворных из свиты короля. Гвардейцы, швейцарские караульные, молодые люди из приближенных Людовика, сановники, сопровождавшие Его Величество повсюду, чтобы оказаться под рукой и на виду в любой подходящий момент - все они толпились у дверей в ожидании короля. И если бы это было просто мирное и чинное ожидание, так нет же! Кое-кто из военных успел предложить делать ставки на будущие состязания и тут же в зале воцарилась невообразимая суета, гвалт голосов, грубый хохот прерывался женскими вскриками и мелодичным смехом молодых статс-дам из свиты королевы-матери. Ставки делались не только на победные выстрелы, но даже на участие в турнире тех или иных придворных. Несколько раз мадам де Ланнуа услышала имена своего крестника маршала дю Плесси-Бельера, два раза кто-то называл имя генерала де Руже, еще чаще звучали имена Филиппа Орлеанского и графа де Гиша.

И вот когда во всей этой неразберихе имя дю Плесси-Бельера прозвучало вновь, герцогиня даже не обратила на него внимания, сочтя это за очередную попытку сделать ставку на участие маршала в турнире и его возможную победу. Каково же было ее удивление, когда она увидела крестника входившим в приемную. О нет, видеть Франсуа-Анри было вовсе не таким уж неожиданным событием, но вот его вид вызвал недоумение. И, судя по тихим испуганным возгласам, не только у герцогини. Бледное лицо и пошатывающаяся походка придавали маршалу опасную таинственность, заставляя думать о чем-то ужасном, что могло произойти с ним по пути к покоям королевы-матери. Закутанный до пят в черный дорожный плащ, маркиз словно не хотел быть узнанным. Или же прятал что-то под плащом, подумалось Мари-Луизе, когда она вгляделась в фигуру крестника. Если бы несколькими минутами раньше она не видела маркиза де Виллеруа и Кольбера, вошедших в покои королевы-матери, то решила бы, что маршал прятал под плащом ту самую шкатулку, за которой послали юного маркиза. Но нет же, шкатулка уже наверняка была в руках своей настоящей владелицы. Неужели нет? Но, тогда отчего же дю Плесси-Бельер не спешил с докладом?

- Вы доложите Ее Величеству о маршале, мадам? -
спросила мадам де Ланнуа у Моттвиль, шепнувшей что-то маршалу, после чего тот подошел к камину и сделал вид, что согревался после прогулки.

- Ее Величество приказали не тревожить, -
тихо прошептала Моттвиль, - Но, как только Кольбер и Виллеруа выйдут, я попробую. Может быть Ее Величество пожелает принять Вашего крестника.

Мадам де Ланнуа ответила вежливой улыбкой и кивнула, да, она понимала, что в глазах Моттвиль у королевы могли быть и наверняка были дела гораздо важнее того, что мог принести ей "крестник мадам герцогини". Спорить с этим не входило в планы мадам де Ланнуа, тогда как выяснить, что творилось во дворце и что было в голове у маршала, стоило. Хотя бы потому, что она гораздо лучше других знала, насколько непостоянным мог быть ее крестник - вот он стоит, устало опираясь на камин, а вот уже любезничает с юной фрейлиной из свиты Мадам.

Постойте! Взгляд мадам де Ланнуа потеплел при виде маленькой брюнеточки, той самой, о которой ее расспрашивали с таким интересом. Де Монтале, она самая! Но, ради бога, зачем же ей понадобилось явиться в приемную королевы-матери? Не успела мадам де Ланнуа задаться этим вопросом, как ответ тут же не замедлил явиться в лице и голосе мадам де Суассон, объявившей запись для участия в турнире. Герцогиня иронично склонила голову на бок, наблюдая за мгновенно образовавшейся очередью из молодых дам, желавших блеснуть если не меткостью, то прекрасными туалетами на предстоящем состязании.

Граф де Сент-Эньян появился в приемной весьма кстати, так как большинство из скучавших в ожидании короля дворян тут же метнулись к нему - одни желали записаться в участники, другие - выведать имена уже записавшихся.

А вот и благой предлог для того, чтобы подойти поближе к крестнику и выведать что-нибудь полезное для Ее Величества, помимо прочих легкомысленных вещей, бывших у него на уме, вроде участия в турнире или намерения взять штурмом один из плавучих павильонов во время вечернего представления на озере. Мадам де Ланнуа оставила общество дремавших на своем посту кумушек во вдовьих платьях и отошла к камину.

- А вот и Вы, дорогой мой маркиз. Следовало бы пожурить Вас за все эти эскапады и прогулки, - с улыбкой проговорила герцогиня, милостиво подав крестнику сухонькую руку, затянутую в тонкую перчатку из шелка, - Уж не явились ли Вы сюда в надежде перехватить графа де Сент-Эньяна с его блокнотом, чтобы записаться на турнир? Нет нет, даже не думайте, дорогой мой, я буду настаивать, чтобы Вас сняли с участия, - это прозвучало чуть строже и мадам де Ланнуа внимательно вгляделась в лицо дю Плесси-Бельера - красовался ли он перед очередной юной восторженной поклонницей его геройства или же успел проявить чудеса внезапно пробудившегося разума?

- А Вы должны быть пришли по поручению от Ее Высочества или от княгини де Монако, не так ли, мадемуазель? - обронила она, кивнув мадемуазель де Монтале и давая ей понять, что даже если истинная цель ее появления в покоях королевы-матери и была иной, не было необходимости озвучивать ее, не господину маршалу, уж точно.

9

Отправлено: 21.01.17 23:42. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои Её Величества Анны Австрийской. 4 //

Ответ короля прожег Франсуа изнутри, словно его пронзили насквозь тонким раскаленным прутом. Ни слова о маршале, ни даже намека на то, что король помнил о том риске, который взял на себя дю Плесси-Бельер. Голубые глаза вспыхнули было огоньками запальчивой обиды за того, кто отвел опасность от него и косвенно даже от самого короля, но, маркиз лишь понуро склонил голову и попятился к дверям, вяло и небрежно подметая пол перьями своей шляпы. Он понимал, что сам явился причиной этой немилости к маршалу - не наябедничай он о том, что дю Плесси-Бельер заставил его поменяться шкатулками, так и не было бы никакой беды. Ну что стоило ему донести шкатулку до дверей комнаты королевы и поручить Кольберу передать ее из рук в руки, тогда как сам он мог вернуться вместе с гвардейцами на выручку к маршалу?

Краснея от досады и, как он считал, заслуженного презрения к собственному малодушию, де Виллеруа так и вышел в приемную, едва не наступив на носки туфлей выходившего перед ним Кольбера.

- Простите, месье, - пробормотал он, все еще глядя на силуэты королевы-матери, остававшейся в своем кресле, и склонившегося перед ней на колени короля, пока караульные не захлопнули двери перед самым его носом.

Впервые в жизни он оказался перед жизненно важной дилеммой, не зная, какой из поступков был бы достойнее - выполнить ли приказ своего суверена и слепо повиноваться, как того требовала служба или же по зову сердца броситься туда, куда его звала честь. И совесть, подсказал тихий голос внутри, тот, который предательски молчал, когда Франсуа начистоту выложил все свои обиды на, как ему тогда казалось, несправедливые решения маршала.

- Эх, - тихо выдохнул Франсуа, все еще не решаясь отвернуться от дверей - ведь дальше ему следовало принять всего одно решение, от которого зависела жизнь друга или же его собственная карьера.

Краем глаз он зацепился взором за огонек, плясавший в широком зеве огромного камина, щедро обогревавшего приемную королевы-матери. Потом его взор привлекла знакомая девичья фигура и тут же память напомнила ему о другом, не менее важном долге! Как же он мог забыть про то, что позвал Ору в оранжерею, даже не подумав о том, что ему было приказано явиться к королю. Нахлобучив шляпу на голову, Франсуа уже развернулся, чтобы подозвать одного из сопровождавших его гвардейцев и передать с ним коротенькое послание для милой де Монтале. И тут только в фигурке девушки, разговаривавшей с вельможей и пожилой дамой возле камина, он признал ее саму. Это же Ора! - едва не воскликнул обрадованный маркиз и тут же сорвался с места, чтобы подойти, нет же, подбежать к милой его сердцу подруге.

- Ора! Как же я рад! - прошептал он так громко, что, пожалуй, его не расслышали бы  только сам король и королева-мать, наверняка занятые судьбой содержимого спасенной только что шкатулки, - О, мадам, - тут же спохватился молодой человек, вспомнив о манерах, и отвесил низкий поклон перед герцогиней де Ланнуа, собственной персоной беседовавшей с де Монтале и человеком в черном плаще, скрывавшем свое лицо под шляпой.

- Месье маршал! - вот тут маркиз уже не сдерживал свою радость, словно увидел самого архангела Габриэля с вестью о втором пришествии, - Вы уже здесь? Неужели все обошлось? - спросил он, на ходу понижая голос под пристальным взглядом дю Плесси-Бельера, - О, месье, если бы Вы только знали, как Ее Величество волновалась за Вас. И король тоже, - заговорил он, протягивая обе руки маршалу, позабыв о том, что руки последнего все еще были заняты ношей, из-за которой и случился весь этот переполох.

- Ора, а что же... а как же Вы здесь? -
после того, как до него дошло осознание того, что с дю Плесси-Бельером все было в полнейшем порядке, все мысли Франсуа тут же переметнулись к мадемуазель де Монтале и весь его вид говорил о том, что с той самой минуты для него не было никого во всем огромном зале, кроме мило улыбавшейся ему девушки с карими глазами и весело подрагивавшими кудряшками.

- Вы ждали меня здесь? Но как же Вы узнали? О, мне нужно столько рассказать Вам, - прошептал он, на этот раз действительно тихо, так чтобы его могла расслышать только Ора, к руке которой он наклонился с галантностью заслуживающей высших похвал.

10

Отправлено: 22.01.17 01:12. Заголовок: - О, только почти? -..

- О, только почти? - важный тон маленькой вестницы забавлял Франсуа-Анри и ему было легко забыть про усталость и тревожные мысли о недостающих уликах, чтобы связать все воедино, - Но все-таки, я немножко угадал? Ах, мадемуазель Ора, если бы Вы могли хотя бы на минутку позволить мне возомнить себя Великим Моголом, читающим судьбы людские... но, увы, - с наигранным вздохом маршал опустил смиренный взгляд в пол, - Приходится мириться с тем, что из меня выходит весьма посредственный мудрец.

Он улыбнулся девушке, не через силу и даже не ради того, чтобы эту улыбку заметили совсем другие глаза. Просто, напоминание о его собственных сестрах добавило свет в его мысли, как и улыбка, сквозившая в глазах и в голосе маленькой фрейлины.

- Значит, все сложилось так, как сложилось, - подытожил маршал, позволив де Монтале увести тему разговора от мадам обер-шталмейстерши и ее таинственного поручения к брату, - И Вы даже успели познакомиться с Мари и Жанной? О, не сомневаюсь, они обе с ходу попросили записать их в тот волшебный блокнотик, который держит мадам де Суассон, не так ли?

Тон маркиза сделался вкрадчивым и еще более располагающим к себе, выдавая его интерес к готовящемуся турниру.

- О, прошу Вас, примите же мое приглашение и развейте мою скуку, дорогая Ора. И может быть Вам даже удастся разрешить мои сомнения... я вот гадаю и снова боюсь не совсем угадать, все ли дамы из свиты Ее Величества намерены выступить в турнире. Наверняка мадам де Суассон решила возглавить этот список, не так ли? -
с самой безмятежной улыбкой поинтересовался Франсуа-Анри, предоставив де Монтале самой угадывать истинные мотивы его вопросов, - Или же в этот раз состязания будет возглавлять мадам де Навайль? Согласитесь, обе дамы, будучи замужем за генералами армии Его Величества, просто не могут пропустить такое событие.

От дальнейшего увода внимания мадемуазель де Монтале от истинного интереса, занимавшего его сердце, маршала избавило неожиданное появление крестной. Герцогиня подошла к ним настолько тихо и незаметно, что Франсуа-Анри даже зарделся при взгляде ее прищуренных в немом укоре глаз.

- Дорогая мадам, - он склонился к руке мадам де Ланнуа и нежно коснулся губами шелковой перчатки, - Ну что Вы, какие могут быть эскапады при дворе? Здесь во всем царит полнейшее умиротворение, - заверил он, отвечая на вопросительный взгляд крестной, - Все в совершенном порядке. И я даже намерен удивить Вас и дорогую мадемуазель де Монтале совершенно изумительным и несвойственным мне поступком.

Уловив недоверчивый блеск в глазах герцогини и вполне заслуженный всполох интереса на лице де Монтале, маршал удовлетворенно улыбнулся и с лицом заговорщика проговорил.

- Я решил отказать себе в удовольствии выиграть турнир... ну, право же, мне пора уже остепениться и предоставить молодым и полным энтузиазма сражаться между собой. Я же буду наблюдать за действом... со стороны. Да. Так что, дорогая тетушка, Вам не придется подводить графа под монастырь, настаивая на исправлениях в его списках.

Раздался глухой стук раскрываемых дверей и из опочивальни вышли Кольбер и де Виллеруа. Оба были серьезны и чем-то озабочены. Сделав было шаг к ним навстречу, Франсуа-Анри перехватил быстрый взгляд мадам де Моттвиль и тут же отступил назад. Нет, не время еще. Но, раз настоящая шкатулка уже в руках королевы-матери, так к чему же торопиться. Все позади. Или почти все... он заметил в толпе придворных, окруживших графа де Сент-Эньяна, вертлявую фигуру молодого человека, которого недавно видел рядом с Фуке. Кто он таков, маршал еще не знал, но, поймав на себе бегающий взгляд его маленьких глазок, тут же понял, что тот шпионил за ним и вот вот побежит докладывать своему патрону. Что ж, у месье Фуке будет на один повод меньше для празднования. Скорее уж наоборот, подумал про себя маршал и перехватил быстрый взгляд графини де Суассон. Заметила ли она его? Ну конечно же, разве же нет? Но как же хорошо она умела скрыть свое внимание. Или же она и вовсе ничего не скрывала, напрочь забыв о неловком несостоявшемся разговоре на пороге королевских покоев?

- Маркиз, я тоже рад видеть Вас, - машинально произнес Франсуа-Анри, скорее угадывая его вопросы, чем действительно слыша их, - Да, все обошлось. И все в полном порядке.

Волновалась? - вдруг вспыхнули его глаза и он снова посмотрел в сторону Олимпии. Нет, нет же, это не о ней говорил де Виллеруа, а о королеве, подавив тяжелый вздох, ответил самому себе дю Плесси, поспешно отведя взгляд от графини.

11

Отправлено: 23.01.17 00:10. Заголовок: Положительно, девицы..

Положительно, девицы, упрекавшие маршала в недостатке хороших манер, были либо непроходимыми дурочками либо вруньями: по части галантности дю Плесси не уступал никому, даже… да, даже князю Ракоши. Больше того, с ним, как и с Ракоши, было легко и весело, и это веселье было обоюдным: глазастая Ора не без удовольствия отметила, как разгладилась тонкая морщинка меж бровей дю Плесси, и усталый взгляд его ожил и засветился добродушным смехом. Если не он, то кого же тогда фрейлины королевы считали образцом безупречного поведения? Ах да, как ни догадаться, разумеется, графа де Сент-Эньяна, но ведь тот, как все образцы, был настолько же скучен, насколько любезен, так что какие могут быть сравнения.

- Ой, ну если вы и вправду теряетесь в догадках, господин маршал, то я с радостью рассею все ваши сомнения, - она и вправду была рада тому, что может сообщить дю Плесси хоть что-то, способное заинтересовать сего искушенного царедворца. – Увы, в списке, который покинул покои Ее Величества, громких имен нет. Мадам де Суассон отказалась сразу, а мадам де Навайль хотела было записаться, пробормотав что-то о тех временах, когда она служила фрейлиной королевы-матери, но в последний момент передумала. Так что из свиты королевы будут все фрейлины и еще…

Бесшумное появление герцогини де Ланнуа прервало откровения разговорчивой фрейлины, которая едва не подпрыгнула от неожиданности и тут же попыталась принять скромный вид, так не вязавшийся с ее блестящими глазами и улыбчивым ротиком.

- Я здесь по поручению мадам де Монако, - только и пискнула она в свое оправдание, когда герцогиня, покончив с воспитанием маршала дю Плесси (которое тот, надо отдать ему должное, перенес с улыбкой, сделавшейся еще шире и теплее, что не могло не задеть мадемуазель де Монтале, не привыкшую уступать поле боя дамам, которые годились ей в прабабушки).

Суть поручения Ора разглашать не стала, не в последнюю очередь потому, что герцогиня даже не пыталась скрыть, что с куда большим нетерпением ожидает ответа от дю Плесси, чем от такой незначительной особы, как фрейлина Мадам. Надо сказать, что маршал не обманул надежды госпожи де Ланнуа, объявив о своем отказе участвовать в вечерней перестрелке.

- Как, милостивый государь, неужто в вас меньше боевого духа, чем в ваших сестрах? - изумилась было Ора, но, поймав недовольный взгляд седой старушки, спешно прикусила язычок.

Дразнить дю Плесси явно не полагалось, но почему? Само собой, вид у него был не лучший, но если он провел все утро в седле, несясь сломя голову из Парижа в Фонтенбло, то трудно было бы ожидать от него здорового румянца. Однако герцогиня интересовалась его намерениями с плохо скрытым беспокойством, если, конечно, это Монтале не показалось.

Что ж, они неплохо обошлись без маршала позавчера, обойдутся и на этот раз. Чутье подсказывало Оре, что уж князь-то точно не откажется, а что касается Франсуа…

Стоило ей подумать о маркизе, а он уже был тут как тут, и как не боролась с собой душечка Монтале, сдержать счастливую улыбку было ну совершенно невозможно.

- Ой, вот и вы, Фра… маркиз! – весело прощебетала она, предвкушая вопрос о том, что она делает в приемной Анны Австрийской. В конце концов, раз все спрашивали, то и Франсуа не будет исключением.

Само собой разумеется, он не был, и оттого, что она угадала, Монтале разрумянилась еще больше, хотя последний вопрос Виллеруа заставил ее взять себя в руки.

- Я? Ждала вас? Бог мой, с чего это вы взяли, - с апломбом, свойственным женщинам, в полной мере осознающим свою власть над несчастными мужчинами, возразила она, начисто позабыв о том, что только что уверяла дю Плесси, как важно ей дождаться маркиза. – Я здесь по делу, господин лейтенант. Мы с графиней де Суассон составляем список дам, желающих участвовать в турнире лучников сегодня вечером.

Это «мы с графиней» слетело с губ маленькой фрейлины с такой легкостью, словно мадам де Суассон была ее давней закадычной подругой, а княгини де Монако вовсе не существовало на этом свете.

- Что до кавалеров, то их записывает граф де Сент-Эньян, а господин дю Плесси только что зявил нам, что стрелять не намерен. Представляете? Ой, - от посетившей Монтале мысли личико ее на миг утратило свою жизнерадостную живость.

– Но ведь вам… ваша новая должность… вы же не будете дежурить до самой ночи, маркиз? – испуганно вопросила она, хлопая ресницами, на сей раз без всякой коварной цели, а сугубо от волнения. - Вы ведь не это хотели мне сказать, правда?

12

Отправлено: 23.01.17 01:12. Заголовок: - О, мадам, неужели ..

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 3 //

- О, мадам, неужели Ее Высочество успела переложить свои обязанности на Вас? – раздался над ухом у Олимпии удивленный голос.

Карандаш замер в руке графини, она подняла голову и кивнула Сент-Эньяну, который изо всех сил старался казаться невозмутимо-любезным, несмотря на озабоченную нервозность, сквозившую в глазах и движениях обер-камергера.

- Уверяю вас, дорогой граф, что Катрин тут совершенно не при чем, я сама вызвалась помочь, - она ободряюще улыбнулась Сент-Эньяну, которому еще только предстояло выдержать настоящий напор желающих. – И не спешите благодарить меня, умоляю, это вовсе не обременительно. Вся тяжесть приготовлений, как всегда, легла на ваши плечи. Постарайтесь поскорее переложить ее на месье Фуке, говорят, он прекрасно справился с подготовкой турнира в мяч намедни.

При упоминании о Фуке улыбка Олимпии сделалась чуть более хищной, чем следовало, и она снова опустила глаза к составленному списку, занимавшему уже две страницы.

- На месте де Грамона я бы не стала рисковать луидором, - она чуть покачала головой, ничуть не сомневаясь в том, что прижимистый, как все гасконцы, герцог ни за что не стал бы заключать с Сент-Эньяном столь сомнительное пари. – В списке дам уже почти пятнадцать имен, а вы еще не начинали записывать кавалеров. Подозреваю, что нам придется выпускать на поле по несколько лучников за раз, чтобы стрельба не затянулась за полночь.

Губы ее снова дрогнули, но на этот раз улыбка вышла мягкой, ностальгической – что бы ни случилось в ночь февральского маскарада, это было незаурядное приключение, и веселый поединок лучников доставил ей тогда немало приятных минут. Особенно тем, что закончился проигрышем назойливого Валета Пик. Взгляд Олимпии метнулся в дальний конец приемной, где она приметила знакомую фигуру, едва они с Монтале вошли в полную придворных залу. Вот чей проигрыш – публичный – она бы с удовольствием понаблюдала с трибуны, но интуиция подсказывала графине, что дю Плесси был не настолько безумен, чтобы выйти на состязания с незажившей раной в боку. Раной, которая все еще беспокоила его – это Олимпия заметила еще в королевской спальне по тому, как скованно держался маршал в противовес обычной хищной плавности движений.

Она еще раз вопрошающе оглядела многочисленную свиту Анны Австрийской (поразительно, но у королевы-матери дам и фрейлин было больше, чем у ее невесток вместе взятых), но все желающие уже были вписаны ее крупным, округлым почерком, не слишком отличавшимся в лучшую сторону от каракулей мадам Арманьяк.

- Ха, вот и новоиспеченный лейтенант. Надо же, его выпустили живым. А ведь кто-то уже наверняка понадеялся, что патент лейтенанта снова сделается вакантным.

Насмешливый голос Лозена заставил Олимпию повернуться к дверям в спальню королевы Анны в надежде увидеть Луи, но ее ждало разочарование: швейцарцы выпустили Виллеруа и Кольбера и снова затворили створку двери, за которой остались Людовик и королева-мать. Лицо маркиза Олимпии не понравилось, он явно был чем-то расстроен или взволнован. Или встревожен – неужели что-то пошло не так?

Недобрый холодок в груди толкнул ее вперед, и прежде чем молодая женщина успела задуматься над тем, что решат придворные сплетники, она уже шагнула навстречу Виллеруа. Но тот вдруг свернул – к тому самому камину.

Побежал докладывать дю Плесси? Жаловаться? Передать приказ Людовика?

Желание узнать все самой - и немедля - было сильнее гласа благоразумия – Олимпия с неподобающей первой даме двора поспешностью устремилась к камину, почти не замечая расступающихся перед ней придворных. Она коротко кивнула мадам де Ланнуа, скользнула взглядом мимо маршала, чуть вскинула брови, обнаружив тут же мадемуазель де Монтале (она-то что тут делает?) и протянула обе руки маркизу, только что выпрямившемуся после поклона, но еще не отпустившему маленькую ручку фрейлины.

- Наконец-то, господин лейтенант! Все хорошо? Скажите же скорее, что все хорошо, и вы отдали ее королеве-матери! – воскликнула она, холодея от мысли, что проклятая шкатулка могла пропасть в очередной раз несмотря на все предосторожности. Нет, только не это!

Что-то царапнуло, смутно тревожа. Что-то, что она только что видела. Графиня заставила себя повернуть голову, глянула на маршала и побледнела. То, что он держал под мышкой – что это? Что? Неужели... она?

Вопрошающий взгляд встретился с синими глазами, потяжелел – все было не так, но что именно, Олимпия понять не могла.

13

Отправлено: 23.01.17 22:32. Заголовок: Ну вот и слава богу,..

Ну вот и слава богу, - говорил взгляд дю Плесси при виде счастливо улыбавшихся друг другу де Виллеруа и де Монтале. Вряд ли после такого пылкого приветствия со стороны новоиспеченного лейтенанта королевской гвардии мадемуазель де Монтале вспомнит про отказ маршала участвовать в турнире, да и как можно - все ее мысли были заняты молодым человеком, почтительно и на одном дыхании целовавшем ее пальчики. Дю Плесси лишь тихо усмехнулся после фразы "мы с графиней де Суассон", конечно же, юная кокетливая мадемуазель, как истинная дочь Евы, ни за что не признается своему пылкому поклоннику, что ждала его и едва не искусала себе пальцы от нетерпения.

И нет же, она все-таки помянула про его участие в турнире. Синие глаза сузились, превратившись в насмешливые щелочки, все еще сиявшие улыбкой, а с губ была готова сорваться приготовленная на подобный случай шутка, когда их прервали. Неожиданно, нежданно, внезапно. И так стремительно и безоговорочно, как это умела сделать только одна дама при дворе - графиня де Суассон собственной персоной появилась перед ними. И нет, она не проходила мимо, а намеренно подошла к их маленькому кружку, взорвав почти идиллическое настроение взволнованным восклицанием.

Вопрос относился к де Виллеруа лично и маршал молча отвесил поклон, предполагая короткий обмен нелюбезными взглядами, но в янтарных глазах, обращенных к нему сквозило требование объяснить, развеять страх, сомнения. Но в чем же? Дю Плесси молча выпрямился и поправил шкатулку в занемевшей руке под плащом. Знала ли Олимпия о плане Людовика и Кольбера? Судя по вопросу, нет. И видимо именно потому наградила его несколькими секундами встречи взглядами. Всего лишь мгновения, чтобы успеть... нет, даже целого часа было бы ничтожно мало, чтобы объяснить ей все. Она хотела знать совсем о другом. Впрочем, не только она одна. Франсуа-Анри успел уловить всполох интереса в глазах мадам де Ланнуа, не решившейся столь же открыто задать вопрос, наверняка интересовавший ее не меньше, чем графиню.

Но, если бы ему пришлось отвечать лишь этим двум женщинам, возможно, тогда дух маршала, нет, скорее его сердце и дрогнуло бы. Но, стоило ему помедлить лишь мгновение с ответом, как взгляд его выхватил из толпы еще одно заинтересованное лицо. У выхода в коридор для прислуги стоял человек, которого маршал уже видел в обществе графа де Сент-Эньяна. Человек этот, хоть и не новый среди прислуги, показался в поле зрения маршала лишь недавно, но дю Плесси прекрасно знал, кому он служил. А главное - за какие заслуги он получил свой высокий пост нового управляющего празднествами при дворе короля.

Приняв моментальное решение, маршал обратил холодный взгляд в ответ на немой вопрос графини де Суассон и только добавил короткий кивок к вежливому поклону. Следовало закончить начатое. Господин Лаборд следил за ним, это было особенно заметно по тому, как усиленно он отводил взор своих бегающих маленьких глазок и тут же снова обращал их на юного маркиза, готового выложить все подробности счастливо выполненного поручения Его Величества. Нужно было действовать, пока Франсуа не успел рассказать все и рассеять подозрения Лаборда. Пока дю Плесси лихорадочно решал, как ему поступить, старый слуга его матери подошел к нему, тихо кашлянув в кулак. Старик запыхался, как будто от бега, словно пробежал весь путь от покоев маркизы де Руже до приемной.

- Что? - спросил маршал, пристально вглядываясь в лицо слуги.

- Мадам маркиза... - промямлил старик, кашляя от волнения и бега, - Вас просят, - проговорил он и Франсуа-Анри вдруг ощутил, как вся кровь обжигающей волной бросилась в виски, разбиваясь огромной волной на тысячи кусочков, а в животе похолодело от волнения. Он протянул руку, чтобы схватить старика за запястье и затрясти его, пока тот не выдаст вразумительное объяснение, но короткий испуганный взгляд, брошенный им в сторону, где еще минуту назад стоял Лаборд, подсказал маршалу, в чем было дело.

- Ей сделалось плохо, месье, и она позвала за Вами, -
прошептал старик, теряя уверенность под сверлящим его лицо взглядом маршала, но тот лишь коротко кивнул ему.

- Ступайте. Я сейчас же приду, -
ответил дю Плесси и поклонился всем трем дамам с прежним любезным видом, будто ничего и не произошло, - Месье лейтенант, я прошу Вас об услуге. Передайте Его Величеству мои глубочайшие извинения и почтение. Вы все слышали, маркиз. Мне нужно идти. Мадам, я сообщу Вам о здоровье матушки, как только узнаю все сам, - проговорил он, склоняясь к руке мадам де Ланнуа, - Моя дорогая мадемуазель, я надеюсь, наш общий друг, месье де Виллеруа развеет Ваше разочарование из-за моего неучастия в турнире.

Взгляд синих глаз, обращенный к мадемуазель де Монтале потеплел, а в уголках губ появилась улыбка, осветившая усталое лицо маршала обычным придворным очарованием. Он посмотрел в глаза графини де Суассон и наклонил голову, выражая почтение и... нет, ничего больше, в синих глазах плескалась та же непроницаемая любезная улыбка, которой он как щитом прикрывался всегда, до Той самой встречи.

- Мадам, я был невыразимо счастлив видеть Вас. Мне очень жаль, что приходится уступить маркизу честь рассказать Вам обо всем. Это славная история, поверьте. Наш молодой лейтенант справился лучше всех ожиданий.

Ободрив опешившего маркиза улыбкой, дю Плесси поправил свой плащ и поспешил прочь к выходу в коридор для прислуги.

14

Отправлено: 23.01.17 23:35. Заголовок: - Вот самый несносны..

- Вот самый несносный из всех крестников, какие только входили в этот бренный мир! - едва ли не восклицал взгляд мадам де Ланнуа, обращенный к маршалу, тогда как тот с самым любезным раскланивался перед дамами, словно и не замечая, чего именно от него ожидали.

- Да да, мой дорогой, ступайте к маркизе и передайте ей мои лучшие пожелания. Я загляну к ней позднее. Надеюсь, у меня будет время перед посольским приемом.

Она бросила обеспокоенный взгляд на де Виллеруа - о чем именно он должен был сообщить им? Но времени на расспросы не хватило - отдав поклоны вежливости, маршал развернулся к ним спиной и зашагал прочь, унося с собой что-то спрятанное под плащом и так и не прозвучавшие ответы.

- Боже мой, - прошептала герцогиня побелевшими от страха губами, - Он же унес с собой шкатулку, - едва слышно произнесла она и тут же посмотрела на маркиза, собираясь поторопить его следом за дю Плесси, - Что же Вы стоите, Франсуа? - с упреком спросила она юношу, явно не спешившему оставить общество блистательной графини де Суассон или нет, маленькой фрейлины из свиты Мадам, украдкой улыбавшейся ему и, как показалось мадам де Ланнуа, тоже ожидавшей от него рассказ. Но вот о чем же? Неужели и эта молодая особа была каким-то образом замешана в этой ужасной истории со шкатулкой? Холодок пробежал по всему ее телу, стоило герцогине представить, какой опасности могла подвергнуться неопытная дебютантка при дворе, окажись она втянутой в эту историю.

- Маркиз, что же Вы? - произнесла герцогиня чуть громче, внимательные глаза изучали разрумянившееся лицо юноши, между тем как дрожащие пальцы мадам де Ланнуа теребили кружевной платочек, нужно было послать его вдогонку за дю Плесси-Бельером, но интуиция подсказывала ей, что де Виллеруа прекрасно знал, что ему делать, и на этот раз не нуждался в советах. Быть может, в просьбах тогда или в наводящих вопросах?

15

Отправлено: 23.01.17 23:59. Заголовок: Слуга, подобравшийся..

Слуга, подобравшийся к дю Плесси невесть откуда, был наредкость некстати, и, слушая его, Олимпия недоуменно свела брови. Когда она покидала обеденный зал, маркиза дю Плесси-Бельер все еще была там, в обществе своего будущего свояка, и выглядела если не цветущей, то как минимум не умирающей. Умелое притворство, чтобы зазвать блудного сына, или ей сделалось дурно сразу по возвращении к себе? А может, дело не в здоровье? Что, если кто-то решил проверить, не спрятал ли дю Плесси шкатулку или что-нибудь еще у матери? Симонетта уже успела в красках рассказать гулявшие среди слуг подробности кражи из часовни королевы-матери, на которую утром посетовала мадам де Ланнуа. Тот, кто покусился на Анну Австрийскую, вряд ли стушевался бы перед апартаментами Сюзанны де Руже.

Напутствие маркизу она выслушала с каменным лицом – пусть отправляется куда хочет, без его предостерегающих взглядов вытрясти правду из Виллеруа будет проще простого. Но и тут маршал сумел ее удивить – Олимпия была уверена, что он передаст свою ношу маркизу и отправит того к королеве-матери вместо себя, но дю Плесси лишь коротко кивнул дамам и спокойно пошел прочь.

Поступок его поверг в изумление не только графиню, но и мадам де Ланнуа, которая попыталась воззвать к застывшему в недоумении маркизу. Олимпия не стала ждать, пока тот соберет мозги, столь очевидно растекшиеся от присутствия хорошенькой фрейлины Мадам, и кинулась следом за маршалом с проворством, которого обычно себе не позволяла, памятуя о своем статусе.

- Стойте! – едва успела выдохнуть она и молниеносно схватила маршала за рукав, не думая ни о чем, кроме одного – того, что было у дю Плесси под плащом.

- Стойте, прошу вас! Это же… вы с ума сошли! Оставьте…

Опасное слово не хотело идти с уст, но отпустить его вот так, с проклятой шкатулкой? Безумие – понимал ли он, что делает и как рискует? Или это все нарочно?

- Prego, Анрио! Mi lasci questo scrigno,* - взмолилась она, ненавидя себя за этот умоляющий тон и не зная, как еще образумить этого сумасшедшего героя.

* Анрио, прошу, оставьте мне эту шкатулку.

16

Отправлено: 24.01.17 00:39. Заголовок: - Как это? - чуть бы..

- Как это? - чуть было не возмутился Франсуа, когда Ора заявила ему на полном серьезе, что вовсе и не собиралась дожидаться его в приемной и вообще явилась туда ради другого дела.

- Вы? Вместе с графиней де Суассон? - удивление было таким искренним, а разочарование полным, что он едва не позабыл про то, что хотел рассказать своей ненаглядной де Монтале о том, как счастливо разрешилось дело с Люком, разумеется, без подробностей и под строжайшим секретом. Но тут прозвучало волшебное слово "турнир", заставившее Франсуа просиять воодушевленной улыбкой - ну не лучший ли способ доказать милой Оре, на что он на самом деле был готов ради нее.

- Турнир? Лучников? О, да я готов сделать хоть сотню выстрелов к ряду, чтобы завоевать для Вас первый приз. А когда же турнир? Вы записываете участников? - вопросы сыпались бы градом, если бы Ора не опередила его, указав на графа де Сент-Эньяна, учинившего строгий порядок очередности среди молодых дворян, чтобы записать их имена в маленький блокнотик, - О, так это Его Сиятельство занят набором участников? Так я же хочу. Я пойду, - запальчиво заявил Франсуа, не сразу поняв, в чем именно была причина внезапного расстройства Оры, - Дежурить? Да, Его Величество велел мне дожидаться его. Но, поверьте, король не откажет мне в милости. Я попрошу позволения участвовать в турнире. Даже если мне придется после этого дежурить в карауле всю ночь!

Радость от встречи с Орой удвоилась вместе с пришедшим в его душу облегчением от того, что план дю Плесси отвлечь на себя силы заговорщиков сработал. Франсуа хотел было расспросить маршала о его вылазке и рассказать в свою очередь о том, как он промчался через все галереи второго этажа буквально как ветер, чтобы поскорее доставить драгоценный груз к покоям королевы. О, с каким же удовольствием он бы поведал смешную историю о том, как им с Кольбером удалось заставить болванов швейцарцев, карауливших у дверей в опочивальню Ее Величества, позволить им пройти - всего то надо было сказать пароль!

- Наконец-то, господин лейтенант! Все хорошо? Скажите же скорее, что все хорошо, и вы отдали ее королеве-матери! - раздался голос графини де Суассон и Франсуа почувствовал, как загорелись кончики его ушей, о нет, не от смущения из-за дурацкой выходки, которую он позволил себе тем утром. О нет, в вопросе графини о услышал тот же страх и волнение, как и прежде в голосе маршал, когда тот убеждал его ослушаться приказа короля и отнести другую, как оказалось настоящую, шкатулку прямиком в покои королевы-матери. И точно такое же волнение было в голосе самой Анны Австрийской, когда она едва ли не потребовала у него шкатулку. Что же за такие сокровища несметные лежали в том старом ящике, что из-за них переживали и боялись? Тут же ему вспомнились слова короля: "Убейте любого, кто встанет у Вас на пути" и Франсуа нервно сглотнул, осознавая, что не знал истинного значения только что выполненной им миссии. Он не знал, зато, знала графиня де Суассон. И, он заметил это во взгляде мадам де Ланнуа, знала и герцогиня. Наверняка это было известно и самому маршалу.

- Так ведь... я... Его Величество, -
маркиз едва только раскрыл рот, чтобы ответить, когда к маршалу подошел старый слуга и что-то проговорил ему, глухо кашляя в ладонь. По лицу дю Плесси пробежала тень беспокойства и он тут же решительно откланялся, предоставив маркизу заботу передать королю его извинения.

- Да, я передам, - сказать, что Виллеруа был удивлен, было бы сродни молчанию - на его лице было удивление, смешанное с беспокойством, он переглянулся с Орой, а потом снова посмотрел на маршала, оставившего напоследок похвалы ему за блестяще выполненную миссию.

- Он же унес с собой шкатулку, - произнесла мадам де Ланнуа и заторопила Франсуа, чтобы тот отправился следом за маршалом.

- Шкатулку? - не понял тот, но вдруг вспомнил слова дю Плесси и весело ухмыльнулся, - О нет, это же пустышка, - заявил он и тут же состроил таинственную мину на лице, - На самом деле никто не знает, что шкатулку принес я. А у маршала была подмена. Месье Кольбер сказал, что кто-то хотел перехватить шкатулку с драгоценностями королевы по пути к ее покоям и потому.

Тут он поперхнулся и перевел взгляд от герцогини де Ланнуа вослед графине де Суассон, поспешившей за маршалом. Маркиз тихонько сжал в руке пальчики Оры и опустил глаза в пол.

- Вообще-то, у меня был приказ просто доставить шкатулку к Ее Величеству. И я его выполнил. Вот и все. И все хорошо. Но, мне наверное не следует об этом говорить.

17

Отправлено: 24.01.17 01:29. Заголовок: Стоило ли перекладыв..

Стоило ли перекладывать груз всех вопросов на плечи Виллеруа, толком не знавшего, что именно было на кону? Подавляя внутренний голос сомнений, дю Плесси едва ли не бегом удалялся подальше от того, чтобы невольно не выдать свою игру до ее настоящего финала. Фуке подослал к нему этого старика - сомнений быть не могло. Он решился на последнюю подлость, которую считал козырной картой в рукаве - воззвать к сыновнему долгу. О, если бы только господин виконт сумел глубже заглянуть в сердце своей бывшей любовницы, он не совершил бы эту очевидную глупость. Знай он мадам де Руже настолько же, насколько ее знали ее сыновья, то никогда не приказал бы слуге сказать, что мадам де Руже послала за ним. Вдова маршала и мать двух военных офицеров, маркиза де Руже никогда не позволила бы себе обременять кого бы то ни было своими недугами. Скорее уж ее престарелый мажордом послал бы за герцогом де Руже или за маркизом, но не она сама.

- Ну что же, месье, Вы желаете поиграть в кошки-мышки со мной, - прошептал про себя дю Плесси, на ходу перекладывая разряженный в стычке с заговорщиками пистолет из занемевшей левой руки в правую, - Я готов удивить Вас.

Кто-то с силой схватил его рукав и от неожиданности он едва не выронил пистолет. Увидев догнавшую его графиню, дю Плесси побледнел и на секунду замер на месте. Взяв себя в руки, он еще крепче сжал шкатулку под мышкой и осторожно заткнул пистолет за пояс, прежде чем высвободить правую руку из-под плаща.

- Я не знаю, что Вы думаете, мадам... - заговорил он, улыбаясь графине наверное самой безобразной в своей жизни улыбкой, - Но... - отчаяние в ее глазах прожгло бы дыру даже в холодном мраморе, а в сердце дю Плесси оно нашло отклик не меньшего, если не большего отчания и желания открыться, чтобы только в ее глазах снова заиграли огоньки торжествующей радости.

- Прошу Вас, не выдайте меня, - прошептал он, оглядываясь на притихших придворных, глядевших им вслед с нескрываемым любопытством, - Прошу Вас, мадам, я буду рад рассказать Вам этот маленький анекдот, - произнес он как ни в чем не бывало и подал Олимпии правую руку, а точнее, подхватил ее за локоть, увлекая за собой в тень двух широких колонн, украшавших углубление в стене перед окном.

- Прошу Вас, доверьтесь мне, - заговорил он изменившимся тоном, стоило им оказаться вне досягаемости чужих глаз и ушей, - Эта шкатулка подложная. Маркиз только что принес настоящую шкатулку королеве-матери. Поэтому его и Кольбера приняли при закрытых дверях. Я думаю, что именно сейчас Ее Величество прощается с этой недоброй памятью, - с горькой усмешкой проговорил он, - Представляете, себе, столько усилий сейчас сгорают дотла... но я рад. И Вы, мадам, радуйтесь. Все сделано. А это, - он приподнял плащ, усмехнулся при виде вспыхнувших глаз Олимпии, когда она увидела пистолет, заткнутый за щегольской шелковый пояс, - Эта шкатулка предназначена для одной мыши... точнее, грызуна, - он шутливо приподнял брови, - Вы ведь тоже поняли, что известия от моей матушки были ложными? Боже, как же я мог сомневаться в Вас, дорогая графиня. Вы гораздо более зорки, когда речь идет о благе государства. Но, Вы же не позволите мне безнаказанно осыпать Вас комплиментами, тогда как шанс поймать истинного вора за руку ускользает от нас насовсем? Я не сумел поймать того, другого... но ведь шанс привести в западню того, кто все это задумал, еще есть. Только не выдайте нас. Пусть пока никто не знает. Вы же согласитесь стать моей союзницей еще раз?

18

Отправлено: 24.01.17 23:47. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Комната маркиза де Курсийона //

Дружеская лесть де Вивонна заставила Филиппа ответить скромной усмешкой, он только еще начинал разбираться в истинном положении дел при дворе, но уже мог с уверенностью сказать, что место королевского секретаря требовало гораздо больших и сильных качеств от человека. Как долго он сумеет удержаться, балансируя на тоненькой веревочке между личной приязнью или ее отсутствием и слепым повиновением долгу? Это на армейской службе все было просто - враг там, за редутами, а тебя окружают такие же преданные королю и Франции честные люди, да и в посольской службе при испанском дворе было проще, когда не приходилось вникать во внутренние интриги. Но кто истинный друг, а кто враг тут, при королевском дворе - если все придворные являются подданными короля, давшими ему клятву верности и присягнувшими честью, кто из них таит личные интересы и насколько эти интересы могут идти вразрез с волей короля - как разобраться, как понять? Де Вивонн откровенно намекал на оскорбление, нанесенное его семье, но кто нанес это оскорбление - понимал ли граф, что от личности и положения, занимаемого обидчиком могло зависеть многое, если не все в этом деле? Сейчас ему кажется, что правота остается исключительно за ним, но как знать, как повернутся карты после переговоров с турками, захочет, нет, может ли король позволить себе прислушиваться к советам оскорбленного друга, если речь пойдет о разрыве дипломатических отношений?

- Ну, Вы уж совсем приуныли, друг мой, - дружелюбно заметил ему де Лозен, встретивший их с де Вивонном у входа в приемную королевы-матери, - Если бы я не попробовал сам то вино, которым Вы угощали нас, то подумал бы, что эта кислятина вызвала у Вас несварение, - он сощурил глаза и тихо поинтересовался, - Или это мысли после разговора с нашим другом? Вы как раз во-время, друзья, король все еще в покоях Ее Величества. А Вы как раз успеете записаться на участие в турнире, - он указал на толпу дворян, шумевшую вокруг высокого вельможи, склонившего голову над каким-то маленьким предметом, лежавшим у него на ладони, - Граф де Сент-Эньян как раз записывает желающих.

Де Курсийон кивнул пропустившим их караульным и отвесил вежливый поклон присутствовавшим в приемной дамам из свиты королевы-матери, тольпо потом он улыбнулся де Лозену, подивившись про себя тому, с какой легкостью маленький маркиз успевал оказаться повсюду в самой гуще событий.

- Простите, друг мой, а о чем именно идет речь? Новый турнир? - поинтересовался де Данжо, хотя по совести его больше интересовала взятое им на себя обязательство перехватить короля на выходе и заручиться согласием на аудиенцию для де Вивонна, - Неужели снова?

- Да где же Вы оба витаете? В каких облаках? - хохотнул де Лозен и взмахнул руками, - Де Вивонн, дружище, не говорите мне, что Вы забыли про турнир по стрельбе из лука. Вы же сами хотели сбить пару мишеней, - он заговорщически подмигнул графу, - В ложе турецкого посланника, м?

- Тихо, Лозен! -
шепнул ему де Курсийон, но шутка маленького маркиза уже была услышана другими придворными и передавалась от одной группы к другой, сопровождаемая тихим смехом и шутками, - Ну вот... теперь весь двор будет судачить об этой шутке, - он повернулся к де Вивонну, - Друг мой, прошу Вас, поостерегитесь предпринимать какие-либо шаги прежде чем Вы поговорите с королем. Иначе, именно эта шутка может оказаться весьма неприятной уликой... то есть... нет, Вы же не собирались... Это все какие-то мои дикие догадки. Может и правда из-за прокисшего вина. Идемте к графу. Лучше, чтобы эта наше появление здесь связывали только с турнирным списком и не более того.

Он протиснулся сквозь толпу и приблизился к графу де Сент-Эньяну, отсчитывавшему количество имен записавшихся.

- Дорогой граф, найдется ли в Вашем списке место для еще двух участников? - веселый тон де Курсийона был несколько натянутым, - Я конечно же не лучший из стрелков, но, отчего бы не попытать удачу. Сколько человек уже вызвались? А что насчет иноземцев, они тоже приглашены?

19

Отправлено: 25.01.17 01:00. Заголовок: - О, не стоит беспок..

- О, не стоит беспокойств, не стоит, дорогая графиня, - де Сент-Эньян улыбнулся в ответ графине де Суассон и указал в сторону Лаборда, но того и след простыл, - Я уже делегировал большую часть головных болей некоему Лаборду, новому управляющему месье Фуке. Все, что меня заботит сейчас, это составление списка. И кажется, маршал де Грамон окончательно потерял свою ставку, - он взглянул в записную книжку, - Если я впишу имена только тех, кто находится в этом зале, будет уже больше дюжины участников.

Но его уже не слушали, порывистая и пылкая как и все итальянцы, мадам де Суассон бросилась на встречу юному Виллеруа, как только тот вышел в приемную. Подумав про себя о том, в чем не признался бы даже на исповеди, господин обер-камергер лишь деликатно отвел взгляд от разыгравшейся у всех на глазах сценки у камина, и тут же громко провозгласил начало записи. Что бы не заставило Олимпию де Суассон пренебречь тем фактом, что за ней наблюдали несколько десятков глаз, де Сент-Эньян счел за необходимость отвести это внимание на себя.

- Господа, я прошу Вас внятно и громко изъявить свое желание участвовать в турнире, -
едва ли не выкрикнул он в толпу и повернулся так чтобы толпа молодых людей, окружившая его, отвернулась от камина, возле которого происходила весьма интересная сценка.

- Запишите меня, граф!

- Ваше Сиятельство, я здесь уже четверть часа околачиваюсь... впишите же и меня!

- Меня в первых списках!

- А сколько будет выстрелов?

- А можно ли будет пристреляться?

- Да, когда будут расставлены мишени?

- Где будет происходить турнир?

- Это будет большая охота?

- Ну, скажете тоже... еще вообразите, что мы всей гурьбой поднимем трехлетка!

Сражаясь с нараставшей головной болью от всех этих криков и обилия вопросов, де Сент-Эньян методично и аккуратно вносил имена желающих в записную книжку, сохраняя при этом поразительное внешнее спокойствие. Его брови приподнялись лишь однажды, когда он бросил удивленный взгляд в сторону троих молодых людей, громко говоривших о стрельбе по мишеням в турецкой ложе.

- Господин де Лозен, я надеюсь, Вы это не всерьез, - проговорил граф, урезонивая расхохотавшихся дворян тоном своего голоса, - Тише, тише, господа! Мы не в казармах и не на манеже! Я прошу всех соблюдать приличия, - призвал он разошедшуюся молодежь к порядку, тогда только заметив, что за спинами веселившихся дворян разворачивалась настоящая драма - мадам де Суассон что-то говорила спешившему удалиться маршалу дю Плесси, прежде чем они вдвоем удалились из виду.

- Месье де Данжо! Вас не хватало. И Вас, граф! - выкрикнул де Сент-Эньян, подзывая де Вивонна и де Данжо подойти ближе, - В моем списке еще довольно места и конечно же я буду рад внести ваши имена. Если только, - граф закусил кончик карандаша и посмотрел на де Вивонна, - Вы были арбитром на прошлом турнире, не так ли? Может быть Ваш опыт в судействе окажется куда полезнее, чем меткость в стрельбе? Не желаете ли снова занять место в числе арбитров, граф? Впрочем, это на Ваше усмотрение. Маркиз, - он вписал имя де Курсийона и грифель карандаша замер перед следующей строчкой, - Итак, дорогой граф? - вопросительный взгляд был обращен к де Вивонну, - Что Вы выберете?

20

Отправлено: 25.01.17 01:42. Заголовок: Франсуа-Анри Подло..

Франсуа-Анри

Подложная!

Олимпия покачнулась и закрыла глаза, упершись рукой в стену, чтобы не упасть. Выходит, она на глазах у всех кинулась за главным повесой двора ради подложной шкатулки? Фуке будет хохотать, как безумный, когда его шпионки доложат ему об интригующем поведении мадам де Суассон. Что ж, дядя не раз говорил ей, что стезя интриг не для тех, кто думает не головой, а сердцем, и бросается вперед, не просчитав всех последствий. Ей следовало брать пример с герцогини де Ланнуа, а не мнить себя спасительницей Франции. О, Луи…

Когда Он бросит меня, я научусь думать только о себе и собственном благе, не растрачивая силы и доброе имя на благо Франции. А пока…

- Вы желаете моей помощи, сударь? Хотите сделать меня пособницей вашего самоубийства? Право ж, не будь я племянницей Мазарини, то сейчас решила бы, что вы, наконец, придумали себе достойный способ умереть от неудавшейся любви, но я – циничная и развращенная мазаринетка, и потому могу предположить, что вам срочно надобен какой-нибудь особенно геройский поступок, чтобы оправдать все прошлые промахи. И что же – вы всерьез надеетесь, что в покоях вашей матушки вас дожидается сам господин Грызун с предложением состояния в обмен на шкатулку? Верится с трудом. Наверняка, вас встретит пара-тройка крепких молодцов с конюшен, с дубинками и ножами, а может, кое с чем похуже. Вы не поверите, третьего дня я видела, как здесь, в Фонтенбло, стреляют в людей отравленными иглами. И что у вас против них? Пистолет? Всего один?

Она презрительно фыркнула, но осеклась, заметив отведенные в сторону глаза.

- Нет, не говорите мне, что он не заряжен, - голос вдруг сел, сделавшись чуть слышным. – Это ведь правда, да? Звезды, я добрых полчаса умирала от тревоги за Виллеруа, и что, опять? О нет… Я пошлю за вами следом… нет, не гвардейцев, это будет слишком явно... ба, да хоть Лозена. Он мал, но весьма хорош со шпагой, а главное, исполнит любую мою просьбу без вопросов. И кого-нибудь из своих друзей прихватит. Ну же, скажите, что согласны. Не заставляйте меня вас просить, слышите! Не заставляйте!


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Приемная Ее Величества Анны Австрийской. 2