Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Обеденный Зал. 3


Дворец Фонтенбло. Обеденный Зал. 3

Сообщений 21 страница 40 из 82

1

04.04.1661

    Огромный зал для парадных обедов королевской семьи и особых гостей.

21

Отправлено: 09.12.16 02:04. Заголовок: Великая Мадемуазель ..

Великая Мадемуазель

Явление племянницы весьма некстати прерывает рассказ о великолепном хоре монахинь из близлежащего монастыря урсулинок, который Анна посещает всякий раз, когда двор переезжает в Фонтенбло. Не удивительно, что в ответном приветствии королевы-матери не слышится особого тепла. Неловкая попытка Мадемуазель польстить лишь усугубляет плохо спрятанное раздражение: Анне не надобно зеркала, чтобы убедиться в том, как плохо она выглядит, несмотря на белила и румяна, неровно бьющееся сердце и ледяные пальцы говорят об этом так же красноречиво, как и сочувствие в мягком взгляде Марии-Тересы. Бедная девочка, хорошо, что она не до конца понимает, о чем ей так громко и бесцеремонно сообщает Монпансье. Еще лучше то, что бледный и измученный вид невестки так удобно списать на тяготы первых месяцев беременности, не задаваясь неловкими вопросами, и это как раз тот редкий случай, когда эгоистичная недальновидность Мадемуазель более чем кстати.

- У герцога де Виллеруа сегодня счастливый день, Его Величество самолично посватал его вдовую дочь за гене... герцога де Руже, - радуясь перемене щекотливый темы, торопится объяснить старая королева. - Стоит ли удивляться тому, что герцог бурлит, подобно вулкану, ведь две королевские милости за день случаются не часто. Вы, должно быть, уже слышали, что утром король пожаловал молодому Виллеруа патент лейтенанта гвардии, моя дорогая? Согласитесь, тут есть от чего потерять сдержанность. Хорошо, что у де Руже ее довольно на двоих, так что смерть от удушья в обьятиях будущего свекра ему не угрожает. Да где он, кстати?
Анна щурится, но напрасно, высокой фигуры генерала, только что говорившего с мадам де Ланнуа, уже нигде не видно. Должно быть, предположение герцогини было принято им настолько серьезно, что де Руже решил действовать немедленно. Прекрасный молодой человек, порядочный и ответственный, не чета младшему брату. Жаль, что Людовик выбрал не его. Любимцы сына всегда вызывали у Анны недовольство: сначала Гиш, затем Вивонн с дю Плесси, а теперь еще и Лозен, с которым Луи сдружился в отеле Суассон. Повесы, гуляки и безбожники, как один! С другой стороны, если взять дружков Филиппа...

- Их королевские Высочества герцог Филипп Орлеанский и герцогиня Генриетта Орлеанская! - проносится над залом, и шелест приглушенных голосов вмиг стихает, сменяясь почтительным шелестом юбок и скрипом затянутых до предела корсетов.

- Ну вот и наши молодожены, - оживляется королева-мать, любуясь нарисовавшейся в дверях парой. - Очаровательный дуэт, не правда ли? Кстати, о пении - я только что рассказывала Ее Величеству о том, как божественно поют урсулинки в монастыре Ля-Шапель-де-Рен. Вы ведь составите нам компанию, моя дорогая? Помнится, когда-то вы с большим усердием посещали со мной монастыри, и я буду рада взять вас с собой и в этот раз.

Лицо ее расцветает теплой улыбкой, которая, впрочем, не имеет ни малейшего отношения к Мадемуазель: все внимание Анны переключилось на младшего сына, красивого и сияющего, как ангел господень.

22

Отправлено: 09.12.16 22:33. Заголовок: - Шантаж? О, моя дор..

- Шантаж? О, моя дорогая графиня, Вы должно быть путаете меня с миланскими брави, столь искусными в этом деле. Мне чужды подобные методы. Хотя бы потому, что я свято верю в правду и в то, что ее торжество всегда неизбежно. Рано или поздно.

Так значит, все-таки война? В серых глазах виконта на секунду блеснул холодок, но он продолжал держать себя в руках, точнее, стискивать, если уж говорить о таком сравнении. Наблюдавшая за этой сценой мадемуазель де Менневиль краснела и бледнела поочередно, переводя испуганный взгляд на собеседников. Прекрасный ориентир для того, чтобы оценить свои шансы на публике, подумалось Никола. Ведь в этой игре участвовали далеко не только они с Великой графиней, но и также все те, кто оказался косвенно или прямо причастными к невинной на первый взгляд шутке виконта. Если Ее Светлости вздумается превратить это недоразумение в повод для войны, то виконт был готов и к тому. Рассчитанный с ювелирной точностью удар попадет в цель, если ей действительно небезразличен тот, с кем ее связывают придворные сплетни. Фуке прекрасно знал, на что шел и что было на кону - стоило лишь бросить взгляд перед собой, чтобы вновь увидеть мелькавший в толпе силуэт Сюзанны де Руже. Игра против маршала двора уже поставила их отношения на край пропасти, но в деле, которое Никола считал своим священным долгом, не могло быть ничего личного. Интересы государства - вот что должно было волновать его более всего, вот то, чего не доставало ни молодому королю, с легкостью менявшему старых и проверенных людей в своем окружении на вертопрахов вроде того же дю Плесси-Бельера или едва только оперившегося юнца, сына герцога де Невиля. Не доставало этого чувства обязательства и долга и той, кто не упускала ни единой возможности упомянуть о своем родстве с покойным кардиналом. Не удержав презрительную мину, Фуке поджал губы и вымученная улыбка в ответ графине де Суассон получилась похожей на гримасу проклятия, нежели добрых пожеланий.

- О, Вы хотите напомнить мне о чести, мадам? Поверьте, я знаком с этим понятием несколько дольше, чем Вы подозреваете. Титул виконта де Во, пусть и купленный мной, не явился мне откровением о чести и дворянском кодексе. Вот только, вряд ли наш государь согласится с Вами в том, что эту самую честь следует отстаивать варварскими методами в рукопашном бою. Пусть победит сильнейший, не так ли? Как это похоже на дикарей, право же. Я не думал, что воспитанница великого кардинала сделает ставку на грубую силу. И в столь мелком вопросе... - он наигранно вздохнул, как будто сожалея о сказанном - не им, а графиней, - Право же, дорогая графиня, я не знаю, что именно вызвало Ваше неудовольствие нынче. Но, поверьте, я считаю своим личным долгом, как верный слуга короля, служивший некогда и Вашему покойному дядюшке, дознаться до сути и исправить это недоразумение. Вы сердитесь, а значит, повод есть. Вот только, - мелодраматичная пауза, призванная заставить собеседницу прислушаться к себе, затянулась бы еще на несколько мгновений, если бы не прозвучало объявление о приходе герцога и герцогини Орлеанских, - Ах, мадам, делать ставки принято за карточным столом. Но, в служении государству, упаси бог, упаси меня бог! Служа Его Величеству, я всецело ратую за благо Франции. И если мне довелось заслужить доверие обеих королев, также как и самого короля, так я намерен направить это только во благо государства.

Пожалуй, он произнес даже слишком хорошую оправдательную речь. О, его друг Ларошфуко не преминул бы сказать что-нибудь одобрительное в его честь и столь же язвительное в адрес слушателей, вынудивших бедного слугу Его Величества пуститься в столь пространные речи.

- Остаюсь Вашим покорным слугой, дорогая мадам, - не осмелившись прикоснуться к руке графини, все еще пылавшей гневом, он поклонился со смирением монаха-картезианца. На его губах мелькнула улыбка, годами заученная перед зеркалом, та, которую он всегда приберегал для недругов - того сорта людей, которые уже не были открытыми его друзьями, но и врагами быть не могли - Фуке редко позволял себе роскошь признать кого-либо своим врагом.

- И все-же, дорогая графиня, я смиренно прошу Вас пересмотреть... Ваши приоритеты, - улыбнулся он напоследок, прежде чем склониться в низком поклоне перед вошедшей в зал молодой четой брата и невестки короля, - И список приглашенных на Ваши вечера. Я все еще надеюсь, что все недоразумения между нами будут разрешены.

23

Отправлено: 10.12.16 01:42. Заголовок: Никола Фуке - Вы - ..

Никола Фуке

- Вы - и правда?! - вырвалось у графини против воли.

Нет, это было слишком вопиюще, слишком смехотворно, чтобы смолчать, но уже в следующую минуту она совпадала с собой и не рассмеялась в лицо человеку, которого покойный кардинал с циничной усмешкой именовал вторым лжецом королевства - после себя, разумеется.

Глупец, он, похоже, всерьез решил, что Олимпия намерена натравить на него маршала или собственного супруга, а ведь это всего лишь было дружеским предупреждением. Фуке был прав, подобно дяде, Олимпия презирала грубую силу и только раз пожелала смерти человеку - если Ла Валетта можно было таковым назвать - и то не ради себя. Но как странно и как страшно сбылось ее пожелание! Нет, суперинтенданту она такого не хотела, и если, не дай бог, дю Плесси, оправившись от раны, действительно ударится в рыцарственный раж, она сама потребует от него...

Ничего. Я ничего не стану требовать - ибо не желаю быть обязанной ничем. И никогда.

Олимпия поймала себя на том, что сердито хмурится - наверняка, Фуке записал ее недовольство на свой счет. Пусть. Пусть считает ее гневливой дурочкой, способной испугаться намека на желание докопаться до... правды? Ба, для этого не в меру деятельному виконту придется сменить белку в своем гербе на крота.

Она отвернулась, делая вид, что не слышит настойчиво повторяемой просьбы о приглашении на карточный вечер. Ждите, милостивый государь - скорее белки научатся каркать.

- А, вот и Их Высочества. Идемте, Катрин, нам не годится держаться в стороне от друзей, - последний выстрел Фуке остался без ответа: мадам де Суассон покинула укромный уголок у окна, чтобы присоединиться к королеве-матери, пока расступающиеся двумя волнами придворные не перекрыли ей дорогу.

Собственно, ее не слишком волновало, последует ли за ней Менневиль - если бедняжке было важнее сохранить приязнь суперинтенданта, пусть. Но легкое прикосновение к локтю означало, что Катрин выбрала путь послушания - возможно, с единственной целью узнать что-нибудь полезное для своего щедрого спонсора, теперь, когда война между ним и графиней сделалась неизбежностью.

- Стоило ли дразнить виконта? - шепнула Менневиль, должно быть, представляющая суперинтенданта львом. - Он и сейчас всесилен, а когда сделается первым министром...

Олимпия усмехнулась. Какая трогательная забота, право.

- Первым министром? Ба, вот уж кем Фуке не будет никогда, поверь мне.

В глазах фрейлины читалось сожаление - Катрин ей не верила. Что ж, как говорится, поживем - увидим.

Выкинув назойливого грызуна из головы, мадам де Суассон требовательно постучала веером по плечу кавалера, заступившего было ей дорогу, и, оказавшись подле Марии-Терезии, склонилась в реверансе перед молодой четой. Сейчас ей куда важнее было завладеть вниманием Филиппа, прежде чем в зале появится последнее действующее лицо объявленного зрелища.

24

Отправлено: 10.12.16 02:53. Заголовок: Анна Австрийская Пр..

    Анна Австрийская

    Приглашение в монастырь хотелось бы пропустить мимо ушей, но тетушка с ее истовой испанской набожностью наверняка поймет это неправильно. И надо же было в годы глупой молодости заработать репутацию любительницы монастырских бдений! Кто мог подумать, что через столько лет ей припомнят этот приступ религиозности, вызванный дурацкой шуткой про сватовство императора. Тогда Мадемуазель поверила в ослепительную возможность и постаралась сделаться идеальной невестой для помешанного на молитвах Фердинанда Австрийского, исправно соблюдая все предписания церкви и демонстрируя беспримерное благочестие на радость Анне Австрийской. Но мечты развеялись, как дым, а с ними исчезла и необходимость притворяться - до нынешнего дня.

    - Благодарю за приглашение, Ваше Величество, - Мадемуазель кисло скривилась, мысленно представляя себе тысячи язвительных шуточек, которыми разразится на этот счет Нинон, ненавидящая монашеское ханжество, особенно после продолжительного "отдыха" в монастыре. - Сопровождать вас с кузиной большая честь, не говоря уже об удовольствии от ангельского пения. Однако каков Виллеруа! Весь замок целый день шептался о его дочери и дю Плесси-Бельере, а он, оказывается, поймал в свои сети не маркиза, а целого герцога. Бедняга де Руже. Я вспомнила его, он ведь, кажется, успел блеснуть на турнире, затеянном Филиппом, не так ли?

    Показалось ли ей, или Мария-Терезия еще сильней надулась, услышав имя дю Плесси? Анне чертовски хотелось узнать, чем закончилось покаяние блудного маршала, отправленного на перевоспитание в Бастилию (чем не монастырь для нераскаявшихся грешников?), но интуиция подсказывала, что эту тему лучше не трогать вовсе. Надо будет подослать к маршалу Нинон, пусть та его расспросит. Если надо, с пристрастием. А в монастырь взять с собой вдову Скаррон, это должно произвести хорошее впечатление на тетушку. Да, так она и сделает, и заодно оправдается перед Нинон за эту слабость.

    Монпансье довольно усмехнулась, найдя столь изящное решение. Теперь можно было вернуться и к делам насущным.

    - Пожалуй, мне следует поздравить герцога. А заодно и с генералом де Руже познакомиться, - она довольно потерла руки, радуясь поводу сбежать от унылых испанок.

    Но сначала приличия - следовало раскланяться с молодоженами, как будто они уже не виделись сегодня на охоте. Порой этикет казался Анне крайне занудным и утомительным, но воспитание и, главное, фамильная гордость не позволяли ей пренебрегать даже сущими мелочами.

25

Отправлено: 11.12.16 01:09. Заголовок: Интересно, приняла л..

// Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 4 //

Интересно, приняла ли Генриетта его советы? Филипп еще раз посмотрел в ее глаза, прежде чем переступить порог обеденного зала. Все, что он говорил, было скорее способом умерить собственное волнение перед очередным экзаменом на зрелость, который ему устраивали в присутствии всего двора. Конечно же, как еще доказать, что королевская власть зиждилась на достойных и надежных плечах, как не продемонстрировав всем, что все члены королевской семьи с достоинством и ответственностью готовы исполнять свой долг. О да, Филипп прекрасно помнил наставления графа де Сент-Эньяна и других воспитателей. Ведь он, как Единственный брат короля, до недавних пор Дофин Франции и прочая и прочая, был обязан выступать не как отдельная персона, человек, наделенный собственной личностью и характером, а прежде всего как Брат короля. Извечно Второй - вот титул, прилипший к нему намного прочнее, чем все остальные. Разглагольствуя перед Генриеттой об осторожности, на самом деле Филипп прежде всего обращался к себе самому - это ему следовало быть настороже и отмечать каждый свой шаг, чтобы не дать новый повод для пересудов и, как следствие, упреков со стороны Людовика и матушки.

- Но ведь, клянусь святым Мартином, они все равно найдут к чему придраться, - процедил сквозь натянутую улыбку Филипп и после того, как они на мгновение задержались в дверях, чтобы дать возможность всем собравшимся склониться в почтительных поклонах и реверансах.

- Только посмотрите на них, - уже с более веселой и естественной улыбкой, шепнул он Генриетте, когда они проходили мимо чинно выстроившихся в линейку статс-дам из свиты королевы-матери, - Так и выискивают что-нибудь скандальненькое... я прямо читаю в их глазах желание увидеть, как у меня белила потекли или мушка вспорхнула со щеки на нос. Это доставило бы им неизгладимое удовольствие. И впечатление конечно же.

Если бы не этикет, требовавший от них чинного шага, так чтобы все верноподданные короны успели налюбоваться на образец изыска и вкуса в лице молодых супругов, Филипп с радостью пробежал бы через весь зал прямиком к своему месту подле кресла, приготовленного для короля.

- А Людовика все еще нет, - снова зашептал он, кокетливо наклонив голову к плечу, так чтобы со стороны всем казалось, что молодые воркуют о чем-то приятном и милом сердцу, - Ну что же, очень предусмотрительно с его стороны немного задержаться, чтобы не показывать, что на самом деле мы опоздали. Я поблагодарю его за эту милость. Позднее.

Качнувшись на высоте своих туфель с немного более высокими каблуками, чем обычно, Филипп остановился перед обеими королевами и отвесил поклон, точь-в-точь повторяя движения из балетной партии, заученные им под пристальным, даже чересчур требовательным, руководством маэстро Бошана.

- Ваше Величество, я счастлив приветствовать Вас! - заговорил он с королевой, отметя в сторону медовый тон, каким обычно беседовал с дамами, - Как Вы себя чувствуете? Будет ли невежливым посетовать на то, что мне не довелось увидеть Вас утром на выезде на охоту? Надеюсь, что Вы не откажете себе в прогулке в садах после приема послов. Мы с Его Величеством намерены удивить и порадовать Ваше Величество и весь двор, - тут он с комичным видом прижал тонкие пальцы к губам и зашептал в голос, так что даже в самых отдаленных рядах его могли услышать дремавшие в ожидании обеденного представления провинциальные дворяне, не привычные к столь долгим церемониям, - Но, чур меня чур! Эту новость должен сообщить Его Величество! Кто я, чтобы перехватить все лавры главного затейника двора!

Склонившись к пухлой руке Марии-Терезии, Филипп нежно поцеловал ее короткие пальчики, вкладывая в этот жест всю братскую любовь, которая отчего-то воспылала с еще большей силой именно в эти дни после его собственной свадьбы. Затем он также церемонно склонился к материнской руке и позволил себе кроме поцелуя прижаться щекой к ладони Анны Австрийской, прежде чем выпрямиться во все рост.

- Матушка, Вы же не будете сетовать на нас с Луи за то, что мы снова что-то затеваем? Погода великолепная, а Фонтенбло особенно прекрасен в апреле. Мы должны воспользоваться всеми благами... и кроме того, здесь с нами лучший распорядитель празднеств... месье Фуке! - он оглянулся, но не отыскав в толпе фигуру суперинтенданта, встретился взглядом с графиней де Суассон, вернувшейся на свое место подле королевы, - Да и вообще, теперь, когда все самое блистательное общество здесь, а не в Париже, стоит ли упускать возможность развлечься. Не так ли, дорогая графиня?

С ловкостью, которой позавидовал бы балаганный актер, умудрявшийся одновременно быть сразу в нескольких местах и ипостасях, Его Высочество обошел за спиной герцогини Орлеанской, оставив ее рядом с обеими королевами, и встал на ее место, оказавшись справа от графини де Суассон.

- О, скажите мне, скажите же, какие новости от Вашего парфюмера? - заговорщически зашептал он, привлекая к себе еще больше внимания, - Я сгораю от нетерпения, а Луи... о, он так жесток в своем эгоизме - не дал нам и минуты перемолвиться друг с другом. Но уж теперь то я воспользуюсь его задержкой, - в медовых глазах принца плескались озорные огоньки, - Я весь внимание, дорогая графиня. Расскажите же, что нового в Марэ? Поступили ли новые кружева из Брабанта?

26

Отправлено: 11.12.16 02:18. Заголовок: Филипп I Орлеанский ..

    Филипп I Орлеанский

    Бурбоны, в целом, не отличались особой чуткостью, как и Габсбурги - видимо, королевская кровь, смешиваясь снова и снова, превратила закоренелый эгоизм в фамильную черту всех королевских домов Европы. Но порой и Луи, и Филиппу удавались прямо таки чудеса проницательности. Вот и сейчас Месье будто прочитал ее желание - а может, просто поддался силе ее призывного взгляда? Но нет, не стоило обольщаться насчет притягательности ее очарования - с первых же слов Олимпия поняла, что Филиппа интересовали исключительно парижские новости.

    Рассказать ему про меню коменданта Бастилии? Пожалуй, это была единственная светская новость, которой могла похвастаться графиня. Между визитом в Бастилию и отъездом из Парижа она успела выспаться, наиграться с детьми и перекинуться двумя дюжинами слов со свекровью и сестрами: посещение модных лавок в планы мадам де Суассон просто не вместилось. Но не признаваться же в этом душечке Филиппу, в самом деле? Он все равно ей не поверит, как не верит в то, что ни одна из мазаринеток не пользуется услугами парижских парфюмеров - только француженки бегают в лавки за духами, притираниями и мылом, не умея изготавливать настоящий эксклюзив. И пусть не верит.

    - Ах, Ваше Высочество, вы неисправимы, - графиня развернула веер и наклонилась к Месье, благоухавшему, как королевский розарий. - В городе не осталось ни клочка кружев, ни штуки шелка, ни кусочка золотого шнура после ваших приготовлений к свадьбе. Парижские модницы кусают ногти и перелицовывают прошлогодние наряды, пока галантерейщики ждут новые партии товара, а вы уже готовите очередной набег? Но...

    Она подвинулась еще ближе и еще более приглушила голос, будто собиралась раскрыть Филиппу как минимум государственную тайну:

    - Я назову вам имя, Ваше Высочество - имя, которое умоляю не открывать никому! Лавка синьора Гатто - вот где можно отыскать настоящие сокровища. Таких дивных венецианских кружев, итальянской лайки и флорентийской жемчужной пудры в Париже нет ни у кого, поверьте. А духи... О, это просто сказка!

    Ну вот, и от дю Плесси была хоть малая, но польза. Как он отыскал в Париже настоящего итальянского парфюмера - загадка, но посодействовать соотечественнику всегда приятно.

    - И раз мы заговорили о духах, позвольте мне сделать вам маленький подарок, Ваше Высочество - по случаю свадьбы и в знак нашей доброй дружбы, - на щеках итальянки расцвели очаровательные ямочки. - Само собой, мой супруг позаботился о свадебных подарках, достойных вас и мадам Генриетты, но это - лично от меня. И только для вас.

    Олимпия вложила в руки принца парчовый мешочек с вычурным флаконом, полученным в подарок от турецкого посла на постоялом дворе. Если турок рассчитывал опознать по необычному аромату ту, кого встретил на парижском тракте, его ожидал презабавный сюрприз. Опять же, Филипп был черноволос, тонок и невысок ростом...

    - Ручаюсь, что подобного парфюма нет ни у кого в Париже, - улыбнулась она. - Да что там, во всей Франции. Вдохнув этот изысканный аромат, я сразу же подумала о вас.

27

Отправлено: 11.12.16 22:32. Заголовок: Новые милости, расто..

    Новые милости, расточаемые на этот раз герцогиней де Ланнуа от имени королевы-матери, вызвали бурный восторг маршала де Невиля. Он снова и снова прикладывал правую ладонь к сердцу, посылая в сторону Их Величеств пламенные взоры, и желал здоровья и благоденствия королевской семье и обеим королевам в частности, перекрикивая всю толпу, собравшуюся в зале. Отрешенность, написанная на лице мадам де Руже, вовсе не смущала его и он с возраставшим энтузиазмом принимал ее короткие фразы, произнесенные с таким ледяным холодом, что заморозили бы любого.

    - Да да, мадам, прежде всего счастье детей. Вот именно поэтому я и передал Его Величеству полный карт-бланш в переговорах о сватовстве и приданном за моей дочерью. Я готов согласиться на все условия, которые король сочтет уместными, - лукавил почтенный маршал, уверенный в том, что король имел полное представление о истинных условиях сватовства и размерах предполагавшегося приданного невесты.

    - Вот и мадам герцогиня, - он кивнул в сторону мадам де Ланнуа, но та отвлеклась на беседу с де Руже и совершенно потеряла интерес к его персоне, что, впрочем, нисколько не смутило герцога. Он тут же повернулся к окружавшим его со всех сторон почитателям, отвесил легкий поклон головой почитательницам, особенно прицеливаясь орлиным взором в тех из них, на чьем попечении были молодые девицы на выданье.

    - Но, не следует забывать, что мой сын, лейтенант гвардии маркиз де Виллеруа пока еще не женат. И даже не помолвлен. Да, да, это упущение со стороны отца. Не спорю, мальчик уже давно в том возрасте, чтобы представить его обществу не только в качестве преданного дворянина Его Величества. Ах, молодежь, им все бы войны, подвиги. Свершения. А думать о своем будущем они предоставляют нам, родителям.

    Под умильный взор голубых глаз герцога попали появившиеся в дверях герцог и герцогиня Орлеанские, а точнее, мелькавшие позади них лица маркизы де Тианж и графини де Лафайет. О, вот с кем следовало переговорить, как только предоставится подходящая минутка. Если помолвка и повторное замужество Фанни было уже решенным делом, то о будущем герцоге де Невиле, его дорогом мальчике, следовало еще позаботиться.

    - А вот и они! - радостно воскликнул герцог, то ли подразумевая приход герцогской четы, то ли шедших позади них статс-дам и фрейлин, - Да, какая партия... как они прекрасны, - прошептал уже чуть тише де Невиль, умудряясь даже в низком поклоне перед Братом и невесткой короля разглядывать шедших стройными рядами юных дебютанток - де Тонне-Шарант, младшая из дочерей Габриэля де Мортемара, хороша, спору нет, но какое за ней дадут приданное? Арлет де Креки, оба ее дяди занимали видные должности - один в Королевском совете, другой в качестве посла при папском престоле, она быть может и не обладала столь же яркой внешностью, как некоторые ее подруги, да и приданное было не ахти, но связи! А вот и Габриэль дАртуа, белокурая девушка с озорным взглядом зеленых глаз. Губы маршала дрогнули в улыбке, ах, хороша! Хороша же! И приданное за ней обещано немалое - единственная наследница своего отца, как никак. А кто это за ней, ах да, черноволосая и зеленоглазая душечка Маргарита де Вьевиль. Старый герцог де Вьевиль умер, оставив своему наследнику больше долгов, чем титулов, но все же успел недурственно устроить его карьеру - лейтенант королевских мушкетеров, не абы кто. А дальше... де Невиль выпрямился вслед за всеми остальными, сетуя на то, что из-за столпившихся возле королевского стола зевак, не мог разглядеть остальных фрейлин из свиты Мадам. Лишь мельком он отметил золотистый словно поле спелой пшеницы цвет волос шедшей одной из последних девушек. А рядом с ней шла еще одна брюнетка, постреливавшая во все стороны озорным взглядом карих глаз. Где-то он уже встречал эту бойкую мадемуазель, де Невиль уже хотел было спросить у стоявшей рядом герцогини де Ланнуа, кто была та вертлявая особа, что стояла между двух блондинок, но герцог Орлеанский соизволил заговорить и весь зал тут же заколыхался и зашелестел в ответ, наперебой передавая только что сказанные им шутки.

    - Интересная особа, однако же, - пробормотал про себя де Невиль, решив отложить наблюдения на другой более удобный момент.

28

Отправлено: 13.12.16 23:16. Заголовок: И все-таки последнее..

    И все-таки последнее слово осталось за этой надменной римлянкой. Фуке даже мысленно похлопал в ладоши в адрес таланту графини отвечать, не произнося вслух ни слова из того, что ей действительно хотелось выкрикнуть ему в лицо. Несомненно, это был их семейный талант - ведь и сам покойный кардинал, сколько его помнил Никола, крайне редко позволял себе произносить вслух то, о чем думал на самом деле.

    Фуке проводил удалявшуюся под руку с Катрин де Менневель графиню де Суассон взглядом полным насмешки, единственное, что он пока что мог позволить себе в адрес фаворитки на глазах у тех немногих, кто еще оглядывались в его сторону, тогда как большинство собравшихся в зале склонились в поклонах перед входившей молодой четой.

    Воспользовавшись сиюминутно возникшей суматохой из-за ажиотажа в правой части зала, куда устремились те, кто хотел следить непосредственно за Филиппом Орлеанским и его супругой, ловя каждое их слово или жест, Фуке продвинулся к первым рядам в левой стороне, рассчитывая на то, что королю придется пройти рядом с ним, а потом смотреть на него в течение всего обеда. Оказаться в правильном месте и в верное время - вот кредо опытного царедворца, и в этом Фуке вовсе не был первым, судя по тому, сколько почтенных сановников из Королевского совета и дворян, носивших не только звучные титулы, но и широкие полномочия, наложенные на них придворными обязанностями, собралось в той части зала.

    - Кажется, Вам не очень повезло с нынешней фавориткой, месье виконт, - прошептал оказавшийся рядом с ним барон де Бриссак, большой любитель женского внимания, однако же, одерживавший все свои победы скорее в собственном воображении, нежели на яву.

    - Вы не поверите, но мадам де Суассон обладает феноменальной способностью оттолкнуть от себя любого доброжелателя, - проговорил Фуке, принимая сочувствующий вид.

    - Я бы сказал, отпугнуть, - тихо хохотнул де Бриссак и Фуке тут же вперил в него изучающий взгляд - как много успел заметить этот толстяк с сальным взглядом и как много уже наплел сплетен о его ссоре с графиней.

    - Отпугнуть? Помилуйте, да чем же? Разве что обычными женскими капризами, но это же не в счет, не так ли, барон?

    О нет, для того, чтобы по-настоящему напугать его, графине потребовалось бы нечто гораздо существеннее намеков на возможную дуэль с кем-нибудь вроде графа де Суассона и даже маршала дю Плесси-Бельера. Впрочем, возможно это был всего навсего ложный выпад, а настоящая угроза так и не прозвучала вслух - зато, ударила гораздо ощутимее. Его так и не пригласили на карточный вечер! Вот по этому поводу в груди Никола Фуке закипала давно уже зародившаяся общая обида на всех наследников Мазарини. Ни один из них не счел своим долгом обратиться к нему, к самому преданному слуге их покойного дядюшки. Да каким было бы все их наследство, не будь рядом с Мазарини столь ловкого и опытного в устроительстве финансовых дел человека? Воистину, неблагодарность прежде всего глупа, тихо прошептал про себя Фуке и дал себе зарок более не возвращаться к этому вопросу вплоть до окончания королевского обеда. У него будет еще время обдумать, стоила ли фаворитка Людовика действительной войны.

    Между тем все вокруг вежливо хихикали в веера и ладони над очаровательными репликами Месье, тут же открыто обсуждая его новый костюм и выбранный Ее Высочеством гарнитур из украшений. Фуке бросил усталый взгляд на лица обеих королев, заметил искорку скучающего задора в глазах де Монпансье, шепнувшей что-то королеве-матери и направившей свой взгляд на собравшихся в зале дворян. Фуке даже невольно приподнял брови - не его ли высматривала Великая Мадемуазель? Она не из тех, кому нужны бессрочные кредиты и помощь в погашении долгов, но ведь у господина суперинтенданта имелись козыри и помимо финансовых услуг. Он просветлел лицом, изображая веселье, что болтун де Бриссак тут же принял на собственный счет, буквально насев на уши бедного виконта с рассказами о своих похождениях. Пусть его думает, что Фуке снизошел до его россказней, лишь бы считал его своим другом и наперсником, таких недалеких людей, наделенных звучными титулами и положением при дворе, не грех водить за нос, убеждая их в том, что они что-то значат. Но, на самом же деле весь магнетизм взгляда, кажущегося веселым и торжествующим, Фуке направил на герцогиню де Монпансье. Может быть ему удастся выяснить, чем еще он внезапно мог оказаться угодным и полезным внучке Генриха Великого... а чем не гениальная идея подсказать Ее Высочеству мысль созвать у себя званный вечер в пику надменной графине де Суассон?

29

Отправлено: 14.12.16 22:41. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Чуланчик с садовым инструментом. 2 //

Пока собравшиеся в зале придворные суетились, занимая стратегически важные места поближе к королевскому столу, герцог де Грамон задержался в Большом Вестибюле перед выходом во двор Белой Лошади. Это была действительно роскошь опоздать к разделу мест в первых трех рядах и герцог позволил ее себе лишь потому, что в силу своего титула и положения при дворе имел все права на почетное центральное место в первом ряду.

Некоторое время он терпеливо дожидался возле дверей на высокую лестницу в форме подковы, поглядывая то во двор, то в сторону Большой Лестницы, заполненной непрерывным потоком спускавшихся к обеденному залу придворных.

- Ваша Светлость, он уже прибыл, - шепнул кто-то из-за спины, когда герцог в очередной раз отвернулся, чтобы посмотреть сквозь застекленные двери на старинный парк, темной полосой разграничивший нависшие темно-фиолетовые тучи и зеленую лужайку залитую пробивавшимися сквозь эти тучи лучами солнца.

- Прибыл? - де Грамон обернулся и увидел своего личного секретаря, с поклоном отдавшего ему свернутую вчетверо бумагу.

Это была его собственная записка, посланная в трактир на перекрестке дорог у Барбизона. Только печать была вскрыта, а внизу под его подписью была приписка, нацарапанная плохо заточенным пером рукой получателя: "Возвращаю вашего слугу и ваше письмо. Буду во дворце. Благодарности принесу лично"

- Какие еще к черту благодарности? - спросил де Грамон, приподняв брови.

- Кажется, у месье Сиднея... прошу прощения, у адресата, - быстро поправился секретарь и оглянулся, чтобы убедиться, что никто его не подслушивал, - У него было что-то важное среди вещей, которые он решил захватить с собой.

- Он перевез не весь свой багаж?

- Да какой там багаж, - пожал плечами секретарь и показал руками, - Всего то маленький саквояж навроде тех, что аптекари или хирурги возят. Ничего особенного, если не считать кожаную седельную сумку. Ее он особенно берег. Никому не доверил нести.

- Его разместили?

- Как Вы и приказали, Ваша Светлость, рядом с комнатой графа де Гиша, -
поспешно ответил секретарь, услыхав громкое объявление о выходе герцога и герцогини Орлеанской в обеденный зал.

- Мне пора. Благодарю за известия, - сказал де Грамон и быстрым шагом направился прямо через толпу провинциальных дворян, не удостоившихся удачи попасть не только в обеденный зал, но и в прилегавшую к нему галерею.

Весь путь через галерею де Грамону пришлось проделать, буквально протискиваясь сквозь сплоченные ряды не терявших надежду если не узреть монарший обед, то хотя бы услышать из первых же уст все комментарии о происходившем. Перед ним нехотя расступались, как только видели голубую ленту ордена Святого Духа, одетую через правое плечо, узнавая в ее обладателе одного из самых значимых сановников при дворе.

Уже войдя в зал, герцог мельком огляделся, воспользовавшись короткой заминкой, пока все придворные оставались склоненными перед молодой четой герцога и герцогини Орлеанских. Он без труда разглядел золотоволосый парик моложавого маршала де Невиля, занявшего самый выгодный пост в первом ряду - прямо перед креслом, предназначавшимся для короля.

- Благодарю... прошу покорно простить... тысячу извинений, -
проклиная необходимость выказывать едва ли не блеящую покорность перед теми, кто был значительно ниже его по положению и заслугам перед королем, де Грамон проторил себе путь вплоть до самого герцога де Невиля и остановился справа от него, уступив лишь стоявшим рядом с герцогом вдовствующей маркизе де Руже и герцогине де Ланнуа.

- Мадам, - черные глаза старого гасконца блеснули в улыбке, когда герцог по очереди склонился к руке статс-дамы королевы-матери, а затем Сюзанны де Руже, - Я счастлив видеть Вас, дорогая мадам, - позволил он себе скупое приветствие, повременив раскрывать все свои карты.

Что именно делало его счастливым в этом внезапном свидании с маркизой, герцог не стал озвучивать в присутствии герцогини де Ланнуа. Не говорить же ему с первых же минут встречи о выгодах замужества старшей из двух дочерей маркизы де Руже за шалопаем полковником королевских драгун, по совместительствую занимавшему положение близкого друга и наперсника Филиппа Орлеанского.

- О, дорогой герцог, - адресуя короткий кивок де Невилю, де Грамон вновь улыбнулся мадам де Руже, - Я рад поздравить вас обоих со счастливой помолвкой. Право же, какая блестящая партия, давно не было браков столь подходящих друг к другу людей.

30

Отправлено: 15.12.16 00:09. Заголовок: Кто бы мог подумать,..

    Кто бы мог подумать, что Филипп так боится престарелых ворон из свиты своей матушки! Это маленькое открытие так позабавило Минетт, с момента замужества (да что там, помолвки) преспокойно позабывшую, зачем и как бояться злых языков, если они не принадлежат тем, кто имеет при дворе реальный вес, что пред светлые очи обеих королев и кузины Монпансье она прибыла разрумянившейся, аки маков цвет, и улыбчивой. В юной принцессе смеялось все: и блестящие глаза, и губы, и даже кудряшки, задорно взбитые над ушами и подвязанные лентами и жемчужными нитями и подпрыгивающие в такт каждому грациозному шажку.

    - Ваше Величество, вам надобно скорее поправляться, чтобы выезжать на охоту вместе с нами, - сочувственно заметила она в ответ на маловнятное приветствие, прошелестевшее с уст Марии-Терезии. – Прогулки по весеннему лесу в карете непременно пойдут вам на пользу куда более, чем все лекарства и снадобья, на которые так горазды придворные лекари.

    Маленькая королева действительно заслуживала сочувствия и нуждалась в свежем воздухе: Минетт еще ни разу не видела ее в таком ужасном состоянии. Впрочем, она вообще редко видела Марию-Терезию до замужества, разве что на торжествах по случаю возвращения брачного кортежа короля в Париж в конце прошлого лета. Только эти последние дни после свадьбы свели принцессу, наконец, с той, которая (по мнению вдовой английской королевы) узурпировала место Генриетты-Анны на французском троне. Глядя сейчас на унылое, по детски пухлое и бесформенное лицо инфанты, Минетт не могла не вспомнить матушкино ворчание. Вот уж точно, квашня. Будь королевой Франции Генриетта, то никогда, ни за что не представила бы собой столь же плачевное зрелище. Не удивительно, что Луи все эти дни старался держаться подальше от супруги, вплоть до бегства в этот свой загадочный Версаль.

    - Однако мне послышалось, или вы и в самом деле только что поминали господина де Руже, кузина, - принцесса повернулась к герцогине де Монпансье, горя желанием утолить свое более чем пристрастное любопытство. – Чем это вас вдруг заинтересовал мо…лодой генерал? Между прочим, я бы могла вас познакомить, ведь герцог де Руже – один из моих ближайших друзей, сопровождавший меня из Лондона по поручению Месье.

    Да что же это, она чуть было не сказала «мой Арман», да еще при тетушке и муже! Какая пагубная неосторожность, тем более, сейчас, когда де Руже уже не мог претендовать на звание «ее Армана», поскольку она сама освободила его от всех клятв и обещаний. Быть может, несколько поспешно, если принять во внимание чувствительный укол в сердце, который Минетт ощутила в тот момент, когда Монпансье произнесла имя генерала.

    Но это же и в самом деле несправедливо: стоило ей добровольно отказаться от поклонника, как эта перезрелая дылда уже положила на него свой рыбий глаз? Нет, кто угодно, только не кузина! Пусть это было неблагоразумно и не совсем честно, но в этот момент Генриетта готова была пустить в ход все свои новообретенные чары, чтобы спасти Армана от нависшей над ним угрозы. Ради его же блага, само собой, и пусть “honi soit qui mal y pense”, как говорят в Англии.

31

Отправлено: 15.12.16 00:11. Заголовок: Поучительная ремарка..

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 5 //

Поучительная ремарка графини де Лафайет была принята графом со смиренно склоненной головой, но стоило суровой мадам отвернуться, как де Гиш тут же состроил физиономию и показал бы язык, но от этой вольности ему пришлось отказаться, так как вся процессия уже двинулась дальше и ему следовало поспешить, если он хотел выбрать для себя наиболее выгодную позицию в зале. Стоять за спинами королевских фаворитов и принцев крови не было столь уж завидной удачей, по мнению де Гиша. И вовсе не от того, что он пренебрегал шансами услужить королю или его приближенным. Он хотел быть на виду, но не просто на виду у завистников и всего двора, а на виду у Филиппа и Генриетты, и в том числе и самого короля, пренебрегать благоволением которого он вовсе не желал. И потому, лучшим для себя местом он считал не позади королевского стола, а перед ним.

Де Гиш решил воспользоваться заминкой, случившейся во время торжественного входа свиты Месье и Мадам, не столь же внушительной, как королевская, но все же заставившей потесниться едва ли не четверть всех собравшихся. Он прошел почти шаг в шаг позади Филиппа вплоть да первого ряда придворных, среди которых заметил и своего отца, только что успевшего занять место рядом с герцогиней де Ланнуа. Чем не удача, встретиться с отцом, да еще и столь близко стоявшим от королевского кресла. Арман ловко проскользнул наперерез через всю шеренгу, следовавших за Филиппом и Генриеттой фрейлин, едва не наступив при этом на носки туфель мадемуазель де Монтале.

- Простите, - буркнул он извинение, но, заметив, что потерпевшей оказалась мадемуазель Острый Язычок, устремил пронзительный взор вперед, словно отвечал на чье-то приглашение занять место рядом, и продолжил свой путь, еще решительнее расталкивая локтями не успевших уступить ему дорогу зевак.

- Какая удача встретиться, господин герцог, -
с притворным почтением проговорил он, склонившись в поклоне перед Филиппом, демонстрировавшим всему двору свой новый костюм, изобиловавший лентами и драгоценностями, словно жертвенный алтарь в дни сокровенных празднеств.

- Я подумал, что не будет большого греха оказаться в скромных рядах служителей короны, как Вы и герцог де Невиль, - произнес де Гиш, когда после короткой паузы в зале возобновился гул голосов в ожидании главного действующего лица, - Кстати, Ваша Светлость, а не доходил ли до Вас слух о том, что некий беглец из свиты герцога Орлеанского вернулся ко двору? - как бы невзначай поинтересовался Арман, прекрасно знавший, что в силу своего положения герцог де Грамон часто знал гораздо больше о происходящем, нежели любой другой придворный, - Поговаривают, что в парке видели кого-то переодетого... то ли актера, - он сделал паузу, как будто вспоминал, что именно было на языках у придворных сплетников, - То ли турка... хотя, все в один голос утверждают, что он скорее блондин, нежели брюнет... но, мало ли что говорят, не так ли? - он понизил голос до шепота, - Ведь если бы де Лоррен вернулся в Фонтенбло, он бы непременно дал знать о себе герцогу. Они ведь так близки.

32

Отправлено: 16.12.16 00:48. Заголовок: - Однако мне послыша..

- Однако мне послышалось, или вы и в самом деле только что поминали господина де Руже, кузина? Чем это вас вдруг заинтересовал молодой генерал? - неожиданный вопрос герцогини Орлеанской заставил Мадемуазель насторожиться.

Экий у вас острый слух, душенька, надо будет запомнить. Мадемуазель с легкой ухмылочкой наклонила голову, едва не ослепив кузину рассыпающими искры бриллиантовыми заколками в волосах.

- Вы в самом деле готовы меня познакомить со счастливым женихом, Мадам? – она чуть прищурилась, следя за переменчивым выражением лица принцессы. Удивлена? Озадачена? Рассержена?

- Какая жалость, что господин де Руже так поторопился покинуть залу, я бы с удовольствием воспользовалась вашей протекцией, чтобы принести ему поздравления с помолвкой. А теперь, увы, придется поздравлять одного только отца невесты, а он так утомительно говорлив. Какая жалость, что никому до сих пор не пришло в голову намекнуть славному Виллеруа, какой он душка, когда молчит. Хотя добрейший герцог вряд ли понял бы подобные намеки, ведь он так любит слушать самого себя.

Герцогиня лениво обмахнулась веером и покосилась в сторону Филиппа, покинувшего их тесный дамский кружок с непривычной поспешностью – и ради кого? Ради мазаринетки, помилуй господи. Интересно, о чем они шепчутся с таким интимным видом? Должно быть, о кружевах или румянах. Или о драгоценностях.

Анна-Мари мысленно оценила стоимость бриллиантов, которые нацепила на себя мадам де Суассон, и невольно нахмурилась. А ведь они с Нинон были уверены, что Мадемуазель будет самой ослепительной из дам на сегодняшнем приеме. Чертова итальянка с ее ворованными драгоценностями.

Настроение было испорчено, и герцогине в самом деле захотелось отойти подальше: рядом с Виллеруа ее великолепие будет куда заметнее.

- Пожалуй, мне следует поторопиться, чтобы успеть поздравить герцога с помолвкой его старшей дочери. Надо же, я-то и вправду поверила, что он согласится видеть ее маркизой дю Плесси-Бельер. Но нет, Невили никогда не дешевят. Интересно, кого он сосватает своему наследнику, если для дочери добыл герцога? Незамужних принцесс при дворе, вроде бы, не осталось, а на меньшее Виллеруа уж точно не согласится, особенно теперь, когда его отпрыск начал столь прытко взбираться по военной лестнице. Ваши Величества…

С легким поклоном Мадемуазель отплыла в сторону де Невиля, который уже успел обзавестись достойным соседом в лице герцога де Грамона.

- Приветствую вас, господа! – Монпансье расплылась в улыбке, которую не смог загасить даже прохладный взгляд маркизы дю Плесси-Бельер. – И вас, мадам. Грамон, вы уже поздравили нашего дорогого герцога с новой удачей? Правда ли, что Его Величество сам просил руки вашей дочери, герцог? Какая жалость, что ваш сын успел покинуть зал, мадам де Руже, я собиралась… но вы ведь передадите ему мои искренние поздравления, не так ли? Подумать только, я видела ваших сыновей каких-нибудь полтора часа тому назад и даже не подозревала, что у генерала такие далеко идущие планы!

- Я тоже, - тихо произнесла маркиза. – Это стало сюрпризом для всех нас, Ваше Высочество.

- Но, слава небесам, приятственным сюрпризом, - снисходительно заметила Мадемуазель, пытаясь отыскать в лице или голосе маркизы хотя бы толику радости за сына. Точнее, за обоих, ведь младший был прощен и возвращен ко двору. Или нет? В зале его видно не было, но стоило ли интерпретировать сей факт как признак продолжающейся королевской немилости?

33

Отправлено: 18.12.16 00:00. Заголовок: Франсуаза де Рошешуа..

Франсуаза де Рошешуар

Минетт не сразу сообразила, о каком это счастливом женихе лопочет кузина Монпансье, и несколько секунд лишь озадаченно моргала. А когда сообразила, не поверила своим ушам. Не могла же Мадемуазель всерьез говорить о де Руже? О человеке, каких-нибудь три дня назад клявшемся ей в вечной любви. Немыслимо, тут должна была быть какая-то ошибка.

- Да нет же, не может... - начала было Генриетта слабым голосом, но кузина говорила, не останавливаясь, и чем дальше, тем труднее было усомниться в том смысле, который она вкладывала в свои слова. Маркизу дю Плесси-Бельеру предпочли герцога. Его брата. Армана.

Боже!

Это был удар. Из тех, от которых перехватывает дыхание и кажется, что мир вот-вот рухнет.
Возможно ли?

Возможно ли, что меня забыли в одночасье? Да любил ли меня Арман вовсе? Да…

Пока принцесса глотала воздух, пытаясь справиться с захлестнувшими ее чувствами, в которых негодование явно преобладало над расстройством, Мадемуазель как-то внезапно исчерпала запас своего красноречия и надумала податься в другие края. Должно быть, решила, что нанесенного ущерба более чем довольно. Или нет, откуда бы ей знать? С тех пор, как герцогиня появилась при дворе, де Руже не успел обменяться с Генриеттой ни одним нежным взглядом, ни одним вздохом. Нет, это всего лишь любовь к сплетням, без всякого злого умысла. Спокойствие, только спокойствие.

Она сделала маленький шажок назад, затем еще один, словно хотела пропустить кузину, взявшую курс на герцога де Виллеруа, который красовался в первых рядах придворных под руку с очень бледной дамой, лицо которой неуловимо напомнило Генриетте ее неверного генерала. Должно быть, его мать.

Еще один шажок назад, и протянув руку за спину, Минетт коснулась руки мадемуазель де Тонне-Шарант. Слава богу, рядом был хоть кто-то, на кого она могла опереться в эту, прямо скажем, ужасную минуту. И что с того, что ее сердце не было разбито? Уязвленная гордость в тысячу раз хуже, это вам скажет любая женщина, узнавшая, что мужчина, еще вчера обещавший любовь до последнего вздоха, сегодня собирается жениться на другой.

- Только посмотри, как Мадемуазель спешит к маршалу де Виллеруа, - шепнула Генриетта, чувствуя, что голос дрожит, и не имея сил что-либо с этим сделать. – Неужто хочет напомнить герцогу, что одна незамужняя принцесса при дворе все-таки осталась?

Выплеснуть весь яд не удалось. Злость на кузину вот-вот должна была удушить. Минетт быстро прикусила губу, которая начала дрожать вслед за голосом, и нервно щипнула тяжелый шелк юбки.

- Что это за история про помолвку генерала де Руже? – выдавила она из себя наконец. Атенаис можно было не остерегаться, не она ли позавчера устроила госпоже свидание с Арманом. Даже с двумя, если уж на то пошло. – Вчера еще все в один голос шептались о том, что дочери де Виллеруа удалось подцепить первого сердцееда двора, маршала дю Плесси-Бельера, а теперь выходит… О, Атенаис, я должна, должна знать правду! Это или чудовищная ошибка или…

Генриетта осеклась. Озвучивать столь некрасивое слово, как «предательство» не хотелось. Принцесс не предают. К тому же, она "бросила" де Руже первой, но отчего это так мало утешало?

34

Отправлено: 18.12.16 00:56. Заголовок: - Вот же барсук! – в..

- Вот же барсук! – возмутилась Ора, едва успев отскочить (что, прямо скажем, было не самым простым делом в плотной толпе), чтобы не быть растоптанной несущимся мимо де Гишем.

- Барсук? – хохотнул рыжий д’Эффиа. – Только не повторите сей нелестный эпитет при нашем графе, милочка, он мнит себя по меньшей мере львом.

- Барсук с манией величия, помилуй нас боги!

Монтале картинно закатила глаза, стараясь не замечать укоризненного взгляда голубых глаз. Луиза, добрая душа, готова была защищать даже такого самовлюбленного индюка, как де Гиш, но никакие призывы к человеколюбию не могли заставить Ору полюбить Мрачного Графа, пускай всего лишь по-христиански.

Свита Мадам сбилась в кучку за спиной у своей герцогини, и из этого выгодного места Ора могла свободно разглядывать придворных. И конечно же, первым, кого она увидела, был герцог де Виллеруа, оживленно жестикулирующий и румяный.

- Смотри, это отец маркиза де Виллеруа, - шепнула она подруге, кивнув в сторону моложавого герцога. – Я видела его сегодня у мадам Отрив, сестры Франсуа, но сдается мне, что он меня не признал. А ведь я всего лишь шаль сняла, да волосы перечесала. Ох уж эти мужчины! Ох уж эти герцоги!

На всякий случай Монтале все же улыбнулась маршалу – а вдруг признал? Это было бы весьма некстати, не дай бог, начнет расспрашивать Армаду про нее, узнает, что за Орой не дают ни гроша, и запретит единственному сыну с ней встречаться. Вот будет ужас-то? Не то, чтобы она особенно боялась, что Франсуа окажется послушным сыном, но больно не хотелось видеться украдкой и вообще. В конце концов, она фрейлина Мадам, а не горничная какая-нибудь.

Мадам, меж тем, шушукалась с Тонне-Шарант. Значит, и правда, у герцогини Орлеанской появилась таки наперсница, и это, увы и ах, не Ора. Будь сейчас на месте Франсуазы какая-нибудь де Креки, с ней можно было бы и поспорить за место в сердце Мадам, но соперничать с Тонне-Шарант ей не хотелось. Это было бы некрасиво, не по дружески. Монтале взохнула, прощаясь с надеждой на блестящую придворную карьеру, но тут же воспряла непотопляемым духом, заметив, какие взгляды бросают на золотоволосую красавицу толпящиеся в ближних рядах мужчины. С таким лицом и фигурой Тонне-Шарант не долго засидится в девицах, а когда она выйдет замуж, оставив свиту Мадам ради семейного счастья, придет время Монтале. К тому времени герцогиня уже наверняка успеет оценить и ее ум, и ловкость, и, главное, безупречную верность, да! Главное, не отчаиваться и демонстрировать эти несомненные достоинства при всяком удобном случае.

Составив в голове этот блестящий план, Ора успокоилась на счет своей будущности и озадачилась другим вопросом: как бы это понравиться папеньке Франсуа? А что, а вдруг? Судя по виду маршала, он был жуир, бонвиван и дамский любимчик, так что вполне мог пасть жертвой ее очарования. На всякий случай, Монтале стрельнула в его сторону смеющимся взглядом и тут же приняла самый скромный вид, способный, впрочем, обмануть лишь полного слепца.

35

Отправлено: 18.12.16 22:59. Заголовок: В приветственной улы..

В приветственной улыбке де Невиля, обращенной к появившемуся невесть откуда герцогу де Грамону, еще светилась теплота, с которой он ответил на взгляд кареглазой мадемуазель. Очаровательная кокетка даже улыбнулась и именно ему, герцог ни секунды в том не сомневался и его рука уже искала поля шляпы, чтобы вновь снять ее для галантного поклона.

Однако же, с появлением де Грамона этот обмен улыбками и поклонами был вынужденно прекращен. Герцог все еще улыбался, но взгляд уже был обращен на де Грамона, а с губ сами собой слетали требуемые этикетом приветственные любезности.

- Мой дорогой маршал, я рад, что Вы один из первых, кто узнал эту ошеломительную новость, - воскликнул быть может чуть громче, чем следовало бы де Невиль-старший, нисколько не подозревая о разговоре, состоявшемся между де Грамоном и его дочерью всего за несколько минут до того, как королева объявила о ее помолвке. О, если бы почтенный отец невесты знал о планах, которые лелеял другой почтенный отец относительно руки его дочери, то быть может проявил бы больше такта и деликатности.

Подошедший к ним молодой человек, хоть и выглядел полной противоположностью цветущему радушием и благожелательностью ко всем окружающим Антуану де Грамону, был на самом деле его сыном. Герцог де Невиль прекрасно знал графа де Гиша, но предпочел дождаться, когда молодой человек первым выкажет знаки почтения и поприветствует его. Ждать пришлось бы очень долго, так как граф, едва лишь взглянул в его сторону, вскользь помянув его имя в разговоре с отцом. Поджав губы, так что они превратились в неестественно узкую полосочку, де Невиль наклонил голову на бок и пышный плюмаж на его шляпе всколыхнулся, заставив стоявших позади него отчаянно завертеть головами, чтобы разглядеть все то, что творилось возле королевского обеденного стола.

К счастью, ни молодой де Гиш, ни его отец герцог де Грамон не были единственными, кто привлекал к себе внимание. Уже через секунду другую все мысли и взоры герцога де Невиля вернулись к свите Мадам. Он снова и на этот раз более внимательно разглядывал лица и фигуры девушек, теперь уже выстроившихся в нестройную шеренгу позади обеих королев и принцессы Генриетты. И вот снова этот смеющийся озорной взгляд карих глаз той брюнетки попал прямо в цель, скрестившись с взглядом почтенного маршала. Будучи человеком впечатлительным и что уж там, чувствительным не только к красоте, но и ко вниманию к себе со стороны красивых женщин и девушек, герцог де Невиль послал ответную улыбку. Скорбно поджатые губы сами собой растянулись в мягкую доброжелательную улыбку, а голубые глаза заискрились теплотой и вниманием.

- Однако же, я и не представлял себе, что ко двору прибыло столько новеньких дебютанток, - проговорил герцог, повернувшись к герцогине де Ланнуа, наверняка знавшей если не всю родню каждой девушки из свиты Мадам наперечет, то хотя бы их имена и происхождение, - Вот... - он бросил многозначительный взгляд в сторону девушек, но остерегся заострять внимание герцогини на одной, - Вот те две блондиночки хороши... рядом с ними зеленоглазая брюнетка... кажется, дочь герцога де Вьевиля... а рядом с блондинкой, вот та с карими глазами... запамятовал, - хитрость военного стратега была в том, чтобы разговорить Тетушку Всея двора и выведать у нее имена заинтересовавших его более остальных брюнетки, постреливавшей глазами, и склонившей к ней голову блондинки, тихони, судя, по ее растерянному виду, но тоже хорошенькой.

Однако же, этому маневру не суждено было принести успех, так как их разговор был прерван подошедшей к ним герцогиней де Монпансье. Застигнутый врасплох де Невиль едва только успел отвесить глубокий поклон перед герцогиней, так и не успев перехватить ручку Великой Мадемуазель для поцелуя. О, если бы - читалось в его широко раскрытых от радости глазах, но нет нет, мысль о такой удаче для его сына была слишком амбициозной и заносчивой. В конце-концов, король и без того благоволил ему, не нужно забывать о том, что вопрос о замужестве кузины был для Его Величества по своей важности сродни государственным.

- Ах, дорогая герцогиня, я благодарен судьбе и королю прежде всего. Прежде всего. Боюсь, что генерал и сам не знал о том, какая удача ждала его, все решилось так внезапно, -
герцог лукаво подмигнул де Монпансье и и де Ланнуа, избегая холодного взгляда мадам де Руже, - Мне кажется, герцог де Руже сам просил короля об этой чести, но немного загодя. И вот свершилось. Я так рад. Так рад!

36

Отправлено: 18.12.16 23:52. Заголовок: Бурные заверения гер..

Бурные заверения герцога де Невиля в своем полнейшем счастье по поводу состоявшейся помолвки с лихвой искупали холодную сдержанность и скупость ответов матери жениха. В глазах мадам де Руже герцог видел все кроме радости. Для него так и осталось загадкой - почему произошла столь разительная перемена с женихами и отчего это перестало устраивать саму вдовствующую маркизу де Руже. Но, в такой толпе, да еще и с герцогом де Невилем прямо перед ними, было невозможно деликатно поинтересоваться истинным мнением о состоявшейся помолвке. А с приходом сына, герцогу и вовсе перестало быть интересным все - Арман требовал все больше его внимания и даже не столько ради отцовской любви, сколько ради порядка при дворе. Слишком свободолюбивый и череcчур самовлюбленный граф де Гиш считал себя в праве совершать любые глупости и проступки, даже не подозревая о том, скольких усилий стоило его отцу, чтобы замять скандалы.

- Граф, - сухой тон герцога и короткий кивок более чем красноречиво свидетельствовали о неудовольствии де Грамона о последних слухах, ходивших при дворе о фаворите герцога Орлеанского, - Нет никакого греха в том, чтобы брать пример с верных слуг Его Величества, - холодно отвечал он и с подчеркнутой вежливостью кивнул в сторону де Невиля, уже как ни в чем не бывало разглядывавшего девушек из свиты Мадам.

Наглец вздумал расспрашивать его делах! Как посмел! Де Грамон сверкнул полным неудовольствия взглядом на сына, но сдержанно и тихо ответил:

- Нет, никаких подобных слухов до меня не долетало, - но когда сын заговорил о переодетом в турка актере, герцог едва не покраснел, заставив себя выдавить улыбку, и сквозь плотно сжатые зубы процедил, - Это не Вашего ума дело, граф. Дело о том турке уже разрешено. Понятно Вам? И я не думаю, нет, - тут герцог почувствовал, как червь сомнения поселился в его душе, а что если убитый был шевалье де Лоррен? Вот это был бы неописуемый скандал - отпрыск одной из самых влиятельных семей Франции, в бегах, обвиненный в государственной измене, убит как какой-то проходимец, бродяга! И лежит на столе в фельдшерской.

- Боже мой... - прошептал де Грамон, чувствуя жар во всем теле, как будто паркет загорелся прямо у него под ногами.

- О, Ваше Высочество, - он с облегчением перевел все внимание на де Монпансье, решив про себя не думать более о несчастном, кто бы он ни был, пока не встретится с дю Плесси-Бельером или лейтенантом д'Артаньяном с глазу на глаз, - Да, я узнал о счастье герцога... де Руже, - язвительная улыбка говорила о том, что из всех, конечно же именно герцог де Невиль испытывал больше всех радости, - Почти из первых же рук. От счастливого отца. Да. Его Величество заручился его согласием на помолвку дочери буквально у меня на глазах. Приятный сюрприз, что и говорить. Для семьи. Для друзей, - жадный блеск в глазах де Невиля не ускользнул от де Грамона и он снисходительно усмехнулся - некоторые гонятся за выгодными браками даже тогда, когда речи о них и быть не может даже на тысячу лет вперед.

- Вы видели обоих братьев, Ваше Высочество? О да, я встречал уже маршала дю Плесси-Бельера, - вставил он свои пять су, поздно заметив еще больше побледневшее лицо мадам де Руже, - Маршал вновь целиком и полностью погружен в дворцовые дела на службе Его Величества. Вы должны гордиться своими сыновьями, мадам, - это была неприкрытая лесть - еще бы, дю Плесси-Бельера только что освободили из Бастилии, но его имя все еще связывали с недавним скандалом и именем невесты его брата, и все же, сам герцог де Грамон чувствовал больше симпатий к нему, нежели предубежденности.

37

Отправлено: 19.12.16 14:15. Заголовок: // Дворец Фонтенбло..

// Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 4 //

Генриетта Орлеанская

Войдя в обеденный зал, мадемуазель де Тоне-Шарант в первую очередь позаботилась занять место недалеко от Мадам, а потом, окинув взглядом присутствующих, постаралась увидеть Луи-Виктора, которого не видела со вчерашнего дня. Графа де Вивона в зале еще не было, и Франсуаза решила, что ее брат появится позднее среди свиты короля.
В ожидании выхода короля придворные обменивались приветствиями, ничего не значащими (на первый взгляд) фразами. Мадемуазель де Тоне-Шарант не могла не воспользоваться случаем сравнив фрейлин королевы, королевы-матери с фрейлинами малого двора и сделала неожиданный вывод. Пусть быть фрейлиной королевы более почетно, чем состоять в свите Мадам, но от такой чести можно было умереть с тоски. Нет, она пока предпочтет молодость и веселье чопорным доннам. Как бы Франсуаза не уважала королеву Марию-Терезию, но принцесса Генриетта ей нравилась куда больше. И что толку быть в свите королевы, когда король, как говорят, не часто проводит вечера у супруги.

Сделав вывод, что она вполне довольна своей судьбой, Атенаис постаралась попасть в поле зрения герцогини де Ланнуа и сделала едва заметный поклон в ее сторону. Если герцогиня ее увидела, то может быть упомянет о ней в письме к Диане де Грансен де Мортемар, матушке будет приятно. Еще в монастыре Франсуаза сделала вывод, что все почтенные дамы любят к себе внимание. А что им еще остается, если молодость прошла и какой-нибудь вельможа пригласит скорее на партию в карты, чем на танец.

Прикосновение к ее руке было столь неожиданным, что Франсуаза де Мортемар чуть не вздрогнула. Слова Генриетты о Великой Мадемуазель застали Атенаис врасплох, и она даже сразу не нашлась что ответить.

- Разве герцог сможет исправить это положение и предложить ей в мужья своего сына? – фрейлина герцогини Орлеанской обронила колкую фразу, словно ненужную шпильку. От своей матушки Франсуаза знала, что Великая Мадемуазель одно время видела себя невестой Фердинанда III и пыталась привлечь его внимание, но тот женился на эрцгерцогине Тирольской. Не удалось ей выйти замуж и за своего кузена Людовика. «Неужели принцесса выйдет замуж за сына герцога де Невиля? Да тот умрет от счастья породниться с Бурбонами», - съязвила про себя Франсуаза.

- Я ничего не понимаю, Мадам, - Атенаис и сама не могла поверить, что вдова маркиза д`Отрив выходит замуж не за маршала дю Плесси-Бельера, а за  генерала де Руже. «Это вообще несправедливо выходить замуж во второй раз, когда некоторые мадемуазель еще ни разу не предстали перед алтарем».

- Ваше высочество, если герцог де Невиль принимает поздравления о помолвке своей дочери с генералом де Руже, значит это правда, - Франсуаза сделала нехитрый вывод, но все еще терялась в догадках, почему еще позавчера ходили разговоры об увлечении мадам д`Отрив маршалом дю Плесси (или наоборот). «Неужели все изменилось буквально вчера? Вот, стоит на один день заболеть, как остаешься в полном неведении о происходящем при дворе». – Винить в этом мадемуазель де Тоне-Шарант могла лишь турка. А кого еще? По чьей вине она оказалась больна? Не по своей же.

- Ох, а вдруг генерал де Руже лишь жертва? Если маршал отказался в последний момент жениться на дочери де Виллеруа, тогда его брату пришлось пожертвовать собой ради чести семьи? – прошептала Атенаис, пытаясь дать хоть какое-то объяснение такой резкой сменой женихов.

38

Отправлено: 21.12.16 00:30. Заголовок: Франсуаза деРошешуар..

Франсуаза деРошешуар

Тонне-Шарант была права, если герцог де Виллеруа лучился довольством и принимал поздравления (ишь, как просиял с подходом кузины Монпансье), значит, в счастливом событии и его публичном оглашении сомневаться не приходилось. Но до чего же хотелось!

- Жертва? – недоверчиво протянула Генриетта, обернувшись к своей фрейлине.

Не шутит ли Атенаис? Но нет, в голубых глазах младшей из Мортемаров не плясали смешливые или ироничные искорки, скорее то же недоумение, которое испытывала и молодая герцогиня. Да и на попытку выгородить де Руже это предложение не походило. С чего бы фрейлине заступаться за генерала, который сам сознавался, что не знает в парижском свете практически никого. Что, с другой стороны, вполне могло оказаться всего лишь еще одной ложью, такой же, как клятвы в нежных чувствах.

Она уже собиралась возразить, что из де Руже жертва не получится, не тот он человек, но поймала себя на том, что не настолько хорошо знает молодого генерала, чтобы делать подобные заявления. К тому же, в теории Тонне-Шарант положительно что-то было. Семейная честь, честь дамы – все это вполне могло сподвигнуть ее рыцарственного воздыхателя на героический подвиг. Тем более, что его надежды (если таковые вообще были) на любовь в высших сферах потерпели в ночь турнира такое сокрушительное фиаско. Да, точно, то, что она в первый момент приняла за предательство, вполне могло оказаться жестом отчаянья со стороны Армана.

Так что же, выходит, это ее жестокость толкнула де Руже к алтарю?

Генриетта нахмурилась, пытаясь разбудить в себе угрызения совести, но совесть спала без задних ног. А может, все еще лежала в глубоком обмороке после внезапного объявления о предстоящей женитьбе Армана.

- Да. Да, это должно быть так, вы правы! – с плохо скрытым довольством ответила она, наконец, на предположение Атенаис. – Должно быть, между этим знаменитым – прискорбно знаменитым - дю Плесси и дочерью герцога и вправду произошло что-то скандальное, а тот вполне мог отказаться сделать вдову честной женщиной. По крайней мере, у меня сложилось именно такое впечатление об этом человеке. Что же до де Руже, то в его благородстве сомневаться не приходится, не удивительно, что он поспешил взять неугодную брату помолвку на себя. Мне надо было сразу догадаться. Бедный. Право же, вместо того, чтобы осыпать его поздравлениями, кто-то должен бы посочувствовать генералу. Я непременно должна написать ему утешительное письмо. Да, сегодня же! Представляю, как у него тяжко сейчас на душе.

Вот так стремительно перейдя от негодования к искреннему сочувствию, Минетт чуть не прослезилась от одной мысли об испытываемых де Руже страданиях. Не удивительно, что он покинул зал, едва объявили их с Филиппом. Видеть сейчас ту, которую потерял, было, наверное, совсем невыносимо.

- Однако каков этот дю Плесси-Бельер! – прошипела она, готовая уже возненавидеть того, кто причинил ее Арману столько страданий (пусть и существующих лишь в ее воображении). – И Месье еще смел делать ставки на то, что этот тип вскружит мне голову? Вот уж не знаю… его репутация действительно так ужасна, что дамы не могут устоять перед соблазном быть скомпрометированными столь известным сердцеедом? Вы ведь наверняка знакомы с маршалом, Атенаис – я слышала, что он завсегдатай всех самых модных домов и салонов Парижа. Следует ли мне опасаться этого человека? Месье – он такой несносный – уверял нас с кузиной Монпансье, что дю Плесси имеет виды на Ее Величество, и что этот его внезапный арест и Бастилия были вызваны ревностью в адрес мадам Отрив, но я решительно не могу в это поверить. А вы? Наверняка тоже нет. С очевидностью, это только злая шутка!

Упс, зачем она это сказала? Можно ли было произносить вслух столь крамольные вещи? Но если Филипп мог, то отчего же нельзя ей? Ведь это шутка, всего лишь шутка – даже если верить мудрецам, уверяющим, что в любой шутке отыщется хотя бы крупинка правды.

39

Отправлено: 21.12.16 20:17. Заголовок: - Ах, Ваше Высочеств..

- Ах, Ваше Высочество, вы неисправимы, - с первых же слов графини де Суассон, Филипп уловил столь желанное поощрение - вот оно, хоть кто-то не станет выговаривать ему за то, что он и в самом деле неисправим! Глаза Единственного Брата короля вспыхнули огоньками, на этот раз неподдельной радости. Он оглянулся было, чтобы по привычке отметить, какое впечатление создавало его божественное явление на присутствующих, но слова Олимпии заинтересовали его гораздо больше.

- Как? Неужели ничего новенького не осталось? - лицо принца вытянулось в удивлении, а указательный палец по привычке потянулся к тому месту на щеке, где красовалась кокетливая мушка, - Не может быть... но, ведь Барберини... он обещал припрятать что-нибудь, - тут он заговорщически стрельнул глазами в толпу и коротко шепнул, - Строго между нами. Кое-что осталось.

Уже намереваясь упорхнуть дальше и присесть к чьим-нибудь еще ушам, а точнее, языку, чтобы собрать новые сведения, Филипп выпрямился и встряхнулся, издав при этом мелодичный перезвон многочисленных застежек и подвесок, украшавших каждый бант и ленточку. закрепленные на плечах и рукавах его камзола. Но запас новостей графини оказался далеко не исчерпан. Она придвинулась еще ближе и еще более приглушенным голосом сообщила ему наиболее важную часть.

- Клянусь чревом Богоматери, я буду нем как могила! - чуть было не вскрикнул принц, тут же закрыв рот ладонью, - Ни одной душе, слово принца! - прошептал он, даже не подумав о том, что непременно же скажет Эффиа и де Лоррену, где спрашивать для него новые духи, а еще Дюпону, когда пошлет его в Марэ, а еще, да мало ли кому еще - ведь то были самые близкие друзья, такие же преданные моде и высокому стилю, как и он сам. А значит - сказать им, не сказать никому. Уж они то не выдадут. Впрочем, все эти мысли даже не коснулись чела Месье - об этом он если и задумается, то гораздо позднее.

- Жемчужная пудра? - выстрел был наповал! Как раз запасы белил и пудры стремительнейшим образом исчезали из его арсенала, а ведь они не пробыли в Фонтенбло и недели!

- О, моя дорогая, Вы избавительница! Нет, Вы больше чем избавительница, Вы возрождаете меня к жизни, - патетическим голосом прошептал Филипп и взмахнул красивой кистью руки, так что драгоценные перстни, унизывавшие его длинные пальцы засверкали всеми цветами радуги в свете падавших на них лучей.

- И духи? - стараясь не кричать от перевозбуждения, переспросил он, просияв белозубой улыбкой, - О, если бы Вы только знали, какое несчастье со мной приключилось, дорогая графиня, Вы бы поняли причину моей радости. Мой парфюмер умудрился заблудиться где-то по дороге из Парижа и так и не доставил мне мой последний заказ. Ах, если бы не дамы вокруг, - красивые умело подведенные кармином губы принца скривились в недовольную усмешку, - Я бы сказал о нем все, что он заслуживает. А ведь я заметил, о да, я заметил, что именно эти духи он передал одному из маркизов в свите Людовика. И если все эти болваны не могут отличить аромат "Королевы Юга" от банальной воды Венгерской Королевы, так я Вам скажу, меня не проведешь. Он передал мой заказ. Лично мой, да.

Но, кажется, графине де Суассон и дела не было до какого-то там ушлого парфюмера, посмевшего смешать заказанные ему самим принцем духи для кого-то третьего. Впрочем, это тут же перестало занимать и самого принца, как только перед его глазами оказался маленький мешочек с флакончиком духов внутри.

- Ах... - только и выдал Филипп, уже потянувшись к подарку, - Вы сразили меня наповал. Вы ангел, дорогая моя. Какая прелесть, - он тут же извлек из горлышка пузырька маленькую похожую на черный жемчуг крышку, удерживавшую легкий, но поразительно запоминающийся аромат, - Божественно, - прошептал принц, закрыв глаза, словно вчитываясь в услышанный его тонким обонянием аромат, - Это неповторимо... это бесценно!

- Ручаюсь, что подобного парфюма нет ни у кого в Париже, - улыбнулась ему графиня и добавила еще более лестный комплимент, указав на то, что этот аромат тут же напомнил ей о принце.

- О, это стоит всех тканей, который подарил мне... нам то есть этот турецкий посол. О, моя дорогая... - впечатленный новым открытием Филипп не спешил открыть глаза, что было непредусмотрительно с его стороны, так как их оживленная беседа с графиней де Суассон уже начала привлекать внимание зрителей, в коих недостатка не было, - Вы должны, непременно же должны заглянуть к нам, дорогая графиня. Как друг и как лучший знаток в тканях, уж я то знаю, о чем говорю, поверьте. Я хочу показать Вам подарки от турецкого посла. Мы правда еще не решили как поделим их. Но я думаю, что Анриэтт не будет против маленького подарка, - он стрельнул горящими от азарта глазами в сторону супруги, стараясь вызвать согласную улыбку на ее задумчивом лице - о чем таком могла размышлять Генриетта, когда речь шла о столь важном, - Я хочу, чтобы Вы выбрали что-нибудь для себя, моя дорогая. Но... - тут на лице Филиппа показалось скучающее выражение, - Начинается, - протянул он, после того, как церемониймейстер объявил о приходе Его Величества.

40

Отправлено: 21.12.16 22:49. Заголовок: Немногословный как и..

Немногословный как и всегда Арман де Руже успел всего в нескольких словах довести до сведения тетушки все то, что было наиболее важным - о пропаже документов из королевского архива, и о том, что ее крестнику необходим ее совет. Естественно, мадам де Ланнуа будет рада встретить своего любимца за чашкой горячего отвара - Мари-Луиза улыбнулась генералу, принимая прощальный поклон с поцелуем руки.

Пока герцог де Невиль щебетал на все лады о счастье своих детей и больше всего о своем собственном, мадам де Ланнуа делала вид, что прислушивалась и время от времени вставляла глубокомысленным тоном совершенно бесцветные фразы вроде "о да, я всегда говорила" или "Ее Величество так и сказала" или же просто кивала головой в такт словам герцога, вполне резонно отмечая, что тому не были нужны даже ответы собеседников для того, чтобы поддерживать пыл. Разговор бы так и не угас, если бы не выход герцога и герцогини Орлеанских. И вот когда внимание словоохотливого герцога переключилось на юных дебютанток из свиты Мадам, Мари-Луиза позволила себе снисходительно улыбнуться и отойти на шаг в сторону от де Невиля, чтобы сосредоточиться на собственных мыслях. Не тут-то было - беспокойный отец семейства тут же вспомнил о ее присутствии, обращая короткие и весьма цветистые комментарии к ее вниманию:

- Да, какая партия... как они прекрасны, - мадам де Ланнуа ни на секунду не сомневалась, что речь шла вовсе не о блиставших счастьем и красотой молодоженах.

Было забавно наблюдать со стороны за помолодевшим буквально на глазах маршалом, разве что только ус не закручивавшим на манер тех лихих вояк, которые буквально наводняли Лувр во времена молодости и юности самой герцогини. О да, можно было подумать, что сам герцог говорил себе нечто вроде "будь я моложе", глядя на хорошеньких девиц. Но, для такой опытной посредницы в устроительстве судеб молодых особ и неженатых кавалеров, взгляд маршала де Невиля более чем красноречиво выдавал его чаяния устроить помолвку и своему сыну.

- Да, все они весьма хороши, - согласилась с герцогом мадам де Ланнуа, когда тот обернулся к ней с очередным комментарием.

- О, герцог, Вы как всегда появляетесь едва ли не минута в минуту, -
ответила герцогиня подошедшему де Грамону и в ее глазах мелькнула веселая усмешка, стоило ей перехватить лукавый взгляд маршала, брошенный в сторону де Невиля, о да, про охоту герцога за невестой для своего сына, стремительно взбиравшегося по карьерной лестнице, уже давно ходили шутливые слухи, а теперь это грозило сделаться притчей во языцех.

Однако же, расчет мадам де Ланнуа на то, что с появлением де Грамона интерес де Невиля к дебютанткам остынет, не оправдался. Герцог не только не отвлекся от созерцания стройной шеренги девушек, выстроившихся в ряд позади королевской семьи, но и принялся задавать наводящие вопросы.

- Да, это дочь герцога де Вьевиля, верно, - подтвердила Мари-Луиза очевидное, но не стала продолжать обсуждения, ограничиваясь лишь выдачей имен, - А та блондинка, да да, это мадемуазель де Лавальер. Она прибыла из Блуа. Вместе с той брюнеткой, что стоит рядом с ней, мадемуазель де Монтале. Обе получили лучшие рекомендации от вдовствующей герцогини Орлеанской, - сочла за необходимое добавить герцогиня, отметив особенный интерес, который де Невиль старший так тщательно пытался замаскировать.

А ведь именно эти две девушки из всей свиты Мадам попали в поле зрения Ее Величества, совпадение или это случайность, что интерес де Невиля также был обращен именно к этой парочке? И кажется, не только его, подсказала ей память, стоило герцогине де Ланнуа присмотреться к лицам подруг - это ведь та самая фрейлина из свиты Мадам, которая получила корону Королевы Красоты после турнира по игре в мяч! Интерес мадьярского князя был также обращен к этой голубоглазой блондинке. А что же ее кареглазая подруга? Не ей ли послал улыбку старый волокита, делая вид, что силится вспомнить кого-то из ее дальней родни?

Появление герцогини де Монпансье оживило их маленькую компанию еще больше. И вот уже герцог с пылом, которому позавидовали бы и молодые офицеры, бросился к рукам Ее Высочества и облобызал бы их до покраснения даже сквозь тонкие лайковые перчатки, если бы та заблаговременно не всплеснула ими в воздухе. Под неслышный смешок мадам де Ланнуа, скромно спрятавшей свою улыбку за раскрытым веером, чтобы не оконфузить чрезмерно пылкого маршала, тот успел высказать с три короба лести и комплиментов в адрес кузины короля, сдобрив все это восторгами о собственном счастье.

- Ваше Высочество, - мадам де Ланнуа чинно присела в реверансе, надеясь на то, что Великая Мадемуазель сумеет отвлечь разговором болтливого де Невиля и это позволит ей самой ретироваться в более спокойное место в свите королевы-матери. Новость о бумагах, выкраденных из реестра в королевском архиве не давала ей покоя, но из-за непрерываемой болтовни де Невиля и общего гомона голосов вокруг ей так и не удалось как следует обдумать ее. Если Франсуа-Анри уже успел доложить об этом королю вперед всех остальных новостей, значит, это имело гораздо большее значение. "Эти бумаги касались свиты королевы" - о, королеве-матери следовало узнать об этом раньше, чем об этом заговорят при дворе, а может быть еще удастся задушить слухи прежде, чем Канцелярия упустит и эту новость из своих рук.

// Дворец Фонтенбло. Приемная Ее Величества Анны Австрийской. 2 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Обеденный Зал. 3