Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Павильон Леды. 3


Парк Фонтенбло. Павильон Леды. 3

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

После полудня, 04.04.1661

2

Отправлено: 16.09.16 00:45. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги. 3 //

- Ласлов! Стой же! Стой, голова бедовая! - выкрикнул Шерегий, пренебрегая правилами хорошего тона. Ему пришлось пробежать через несколько галерей и целую анфиладу залов, прежде чем он успел ухватить шевалье за руку и заставить остановиться.

- Мы... нам приказано привести девицу, - прошептал он, оглядываясь на стоявших в двух шагах от них провинциалов, с нескрываемым любопытством рассматривавших их и явно ожидавших увидеть настоящий спектакль с развязной ссорой и вызовом на дуэль.

- Что? - не сразу сообразив, о чем говорил ему Шерегий, Ласлов сдвинул брови, из-за чего его лицо обрело грозное выражение.

Дворянчики, наблюдавшие за ними, оживились и склонив друг к другу головы, начали о чем-то шептаться, показывая на пальцах какие-то знаки.

- Вызовет... ставлю два к пяти, -
сказал один из них, показывая на пальцах свою ставку.

- Не, ударит по лицу... а тот, второй вызовет, -
говорил другой.

Услыхав эти слова, Шерегий оглянулся на игроков и зло сощурил глаза, так что, двое из делавших ставки, тут же отступили назад, сделав вид, что разглядывали что-то за окном.

- Идем. На нас смотрят, -
шепнул Шерегий и потянул Ласлова назад к лестнице.

Подчинившись силе, с которой граф тянул его за рукав дорогого камзола, Ласлов нехотя пошел следом за ним. Дойдя до широкой лестницы, спускавшейся к вестибюлю главного выхода из дворца, он хлопнул себя по лбу и закатил глаза, скривившись так, словно его поразила внезапная зубная боль.

- Вот же осел... вот же дурак... черт подери, Шерегий, если бы мы не вспомнили о приказе, то так и явились бы к князю с пустыми руками.

- Не вернулись бы. Я помнил о приказе,
-
буркнул Шерегий, не собиравшийся причислить себя к ослам, - Теперь идем в парк. Карлик сказал про главную аллею.

- Это та, что ведет к казармам мушкетеров?

- Кажется, она самая. Но мы то пройдем мимо. До самой лужайки
.

Отправившись по указанному им маршруту, мадьяры свернули с аллеи, как только перед ними замаячили высокие трубы двухэтажного здания казарм. Пройдя сквозь плотный ряд кустов боярышника, они оказались на большой лужайке, раскинувшейся между двумя аллеями парка и скрытой от глаз высокими рядами кустов.

- Черт... эти проклятые манжеты только на пугала одевать, -
проворчал Ласлов, без всякого сожаления избавившись от полоски кружева, зацепившейся за веточку остролиста, - Я весь исцарапался... а ведь нам еще девицу надо будет нести назад.

- Думаешь нести ее на руках? Рискованно.

- С чего бы? Ты же сам говорил, сейчас все уйдут смотреть на турецкое посольство, так что в коридорах никого не будет. Из окон нас не заметят. А потом, я знаю, где есть потайной вход. Мы пройдем прямиком к лестнице, которая выходит к покоям князя.

Шерегий только пожал плечами в ответ на самоуверенность Ласлова, но уже через минуту озвучил свои сомнения.

- Эта девица может и не согласиться на то, чтобы ее несли на руках. Это только в романах женщины любят похищения. А на деле она исцарапает тебя похуже чем те кусты у казарм. Да еще и кричать вздумает.

- Это вряд ли, - не унывая, возразил Ласлов, - Она то скрывается от Ла Рейни и его ищеек. Вздумает кричать и сразу же привлечет к себе внимание. Вряд ли ей покажется наша компания хуже, чем та, что ожидает ее в Канцелярии.

- А ежели нет? Тут надо действовать деликатно... вот если бы ее можно было спрятать.

- Посмотрим. Вон тот павильон. Смотри-ка, а ведь карлик не соврал, все как он описывал.

Заброшенный с виду павильон и впрямь оказался в самом конце маленькой аллеи, обсаженной раскидистым кустарником, давно не знавшими садовых ножниц и резаков. По виду это был неказистый домик, похожий на лачугу, которую мог занимать один из садовников или смотрителей королевской псарни. Молодые люди осторожно подошли ближе, передвигаясь как можно ближе к кустам, чтобы не оказаться замеченными изнутри. В два прыжка Ласлов оказался о ближайшего окошка и осторожно заглянул внутрь. Заметив, что павильон не пустовал, он тут же отпрянул в сторону и прижался к стене, сделав знак Шерегию, чтобы тот оставался в укрытии в кустах. Внутри павильона он заметил двух женщин и мужчину, видимо, их охранника.

3

Отправлено: 16.09.16 23:37. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги. 3 //

Войдя в павильон, Маритана наскоро перекрестилась и тихо прошептала молитву Деве Заступнице, чтобы оградила их с Мирелой от лиха. Она уже во второй раз оказалась невольной гостьей в этом странном месте и, как и в прошлый раз, чувствовала себя пленницей, разменной пешкой, которую готовят к неведомой ей комбинации с разменом.

Ее подруга украдкой повторила вслед за ней короткую молитву и так же украдкой перекрестилась. В больших зеленых глазах все еще царил страх перед мучителями из королевской полиции, смертных врагов всех таборян, но она старалась не подать и виду, что боялась. Не при высоком молчаливом человеке, приставленном к ним, чтобы они не потерялись в огромном, похожем на лес парке.

- Маритана, смотри-ка, вон там виднеется крыша, - Мирела указала в окно на видневшееся далеко за деревьями двухэтажное здание, - Это похоже на казармы мушкетеров. Разве не опасно нам здесь?

- Успокойся, Мирела. Они ведь не знают, где мы, - ответила Маритана и показала подруге пример, устроившись на стуле перед давно потухшим камином, - Господин Ватэль успел выпроводить нас прежде чем полицейские вломились в его кухню.

- Да. Я слышала, -
прошептала Мирела, продолжая смотреть в окно, - Какой грохот они там устроили... неужели они готовы разгромить даже королевские кухни?

- А что им, королевские то кухни или герцогские или еще какие, - произнесла Маритана, взяв в руки тяжелую кочергу, - Они и в покоях мадам де Руже, помнишь, какой погром устроили, - она поворошила угли в надежде, что те еще тлели, - Смотри-ка, здесь недавно жгли камин... может мне удастся занять огонь. Согреемся хоть.

Она подсела на корточках ближе к камину и принялась ворошить угли, разметав собравшийся в глубоком чреве камина пепел. Клочек обгоревшей бумаги мелькнул перед ее глазами, но она только успела увидеть размашистый автограф автора письма и короткую приписку внизу "в трактире "Три шишки" в десять", когда листок рассыпался и смешался с серой золой.

- Здесь жгли какие-то бумаги, - прошептала она и тут же посмотрела через плечо на высокого мужчину, стоявшего со скрещенными на груди руками подобно церковной статуе, обряженной в тканевые одежды в честь праздника.

- Ой, мамочки! -
вскрикнула Мирела и тут же бросилась к подруге, упав на колени рядом с камином, - Там... там кто-то есть. Они следили за нами, Маритана. Нас найдут!

- Тихо, - шикнула на нее невеста барона и крепче сжала кочергу, - Может, случайно идут мимо. Здесь же парк. Мало ли кто гуляет. Ну, кто за нами следить станет? Префект небось на Королевскую дорогу за нами послал. Ты же помнишь, господин Ватэль телегу велел запрячь и вывезти со двора, как будто бы нас в ней увозили.

4

Отправлено: 21.09.16 00:14. Заголовок: Где-то застрекотала ..

Где-то застрекотала болтливая сорока, а в ответ ей зажурчали веселым свистом пересмешники. Со стороны казарм слышались короткие выкрики команд и ржание лошадей, господа мушкетеры вряд ли наслаждались такой же беззаботной жизнью в Фонтенбло, как гостившие при дворе французского короля мадьяры. Ласлов тихо хмыкнул, подумав о том, что в столице в распоряжении мушкетеров были хотя бы таверны. Отвлекшись на мысль о уютном зале в "Боевом Петухе" с низким закопченным потолком и жарко горевшими поленьями в огромном очаге, над которыми красовался румяный поджаристый барашек на вертеле, Ласлов чуть было не позабыл напрочь о своей цели.

Провидение напомнило ему о ней так внезапно, что это едва не привело к кровопролитию. Слуга, охранявший девушек, подошел к окну, возле которого притаился Ласлов, и прижался к стеклу, высматривая что-то, что зацепило его взгляд. Заметив подозрительное движение в кустах, он ударил в стекло и скрылся в комнате. Не успел Ласлов оказаться возле двери в павильон, как она распахнулась.

- Ни с места! -
тяжело дыша после нескольких минут, проведенных в полусогнутом положении, проговорил Ласлов и ткнул в грудь слуги.

Тот замычал что-то угрожающее, но руки поднял. Его лицо перекосилось от злобы, но Ласлов молча указал ему продвигаться внутрь.

- Шерегий! Где ты? - позвал он друга, оглянувшись на кусты, но тот выскочил со стороны аллеи, да так неожиданно, что рука Ласлова невольно дернулась и острие его шпаги оцарапало ткань на камзоле слуги.

- Черт, -
выругался Ласлов и прошел в павильон.

- Там кто-то шел со стороны казарм, вот я и пошел посмотреть, кто и куда, - пояснил Шерегий, входя в гостинную.

Слуга промычал что-то нечленораздельное и поклонился замершим в удивлении гостьям. Ласлов шикнул на него и спрятал шпагу в ножны, тогда как Шерегий с неизменной вежливостью снял свою шляпу и отвесил поклон, достойный придворных особ.

- Сударыни, мы здесь по очень важному и срочному делу, -
заговорил он, прежде чем Ласлов успел открыть рот, - Я прошу вас довериться нам. Я граф Шерегий, а это шевалье Ласлов. Мы из свиты князя Ракоши. Да вы ведь помните нас. Мы встречались в деревушке, что на королевской дороге. Другого дня. Вы еще угостили князя вином.

Дружелюбный тон и улыбки Шерегий могли бы и февральские сугробы растопить. Ласлов насмешливо хмыкнул, желая сказать что-нибудь и от себя тоже, но заметил неловкое движение слуги в сторону двери.

- А ну, стой! Еще шаг, - рыкнул шевалье и бедняга остановился, прижавшись спиной к стене, - Не вынуждай меня изрезать твою ливрею на ленты, - пригрозил Ласлов и вгляделся в лицо слуги, - Что мычишь то? Язык отнялся что ли? Где твой хозяин? Кто тебя приставил следить за этими женщинами?

В ответ послышалось лишь выразительное мычание и Ласлов нетерпеливо схватился за эфес шпаги, вынув ее на три пальца из ножен и с громким лязгом вогнав назад.

- Оставь его, Ласлов, - посоветовал Шерегий, после того, как переглянулся с беднягой, - Не видишь что ли, немой он. А может и глухой к тому же. А? Точно? - слуга энергично закивал головой, уловив значение вопроса в выражении лица графа, - Вот видишь. Этот Фуке тот еще прохвост. Даже слуг глухонемых подбирает для себя, чтобы о его темных делишках никому не рассказывали.

5

Отправлено: 21.09.16 01:00. Заголовок: Не умевшая читать Ми..

Не умевшая читать Мирела лишь качнула головой, не придав значения тому, чем господа растапливали камин в павильоне. Какой интерес читать эти записочки, письма, книжки. По словам Алеша никакой правды в написанных словах не было, не то что в сказанных глаза в глаза. Зениш хоть и умел разбирать худо-бедно буквы по слогам, но никогда не гордился этими познаниями, полученными им ценой тумаков и исполосованной методичными порками спины. Его отец хотел выучить его грамоте, чтобы передать не только профессию шорника, весьма полезную для кочевого народа, случись им остановиться табором при каком-нибудь постоялом дворе, но Алеш предпочел всем грамотам и умениям скрипку, сделавшись музыкантом.

Странно, с чего бы ей вдруг вспоминать его? Мирела провела пальцем по стеклу, устремив задумчивый взгляд в густой ряд кустов, окружавших павильон с трех сторон. Тут то она и заметила тень, мелькнувшую средь листвы.

- Ой... - произнесла она, обернувшись к молчаливому слуге, а тот, прочтя в ее лице опасения, тут же пошел к двери.

Не прошло и минуты, как в прихожей послышался грубый мужской голос, звавший кого-то по имени, а еще через минуту в гостинную комнату вошли двое мужчин. Один из них угрожал их охраннику шпагой. Увидев клинок в его руке, Мирела громко вскрикнула, но Маритана тут же схватила ее за руку, предупреждающе поднеся палец к губам.

- Тише. Разве ты не узнала этих кавалеров? Это же друг князя Сокола, - прошептала она и показала на черноволосого мужчину, грозно сверкавшего глазами на попятившегося к стене слугу, - И второй должно быть тоже.

Так оно и было - второй мужчина вежливо представился цыганкам, словно они были какими-нибудь дамами из благородного сословия. Мирелу его поведение успокоило, но она по-прежнему опасливо косилась на черноволосого.

- Господа, я помню вас, - ответила на приветствие графа Маритана и с достоинством кивнула ему, - Вашего друга даже несколько лучше. Ведь это Вы так лихо кружили юных барышень в танце у костра в нашем таборе? Вот только не знала я, что Вы столь грозны, что готовы угрожать клинком безоружному человеку.

Она с упреком посмотрела в лицо мадьяра и уперла руки в бока.

- Оставьте его в покое, сударь. Он нем и глух от рождения, - потребовала она, догадавшись, что тоже самое только что сказал и Шерегий.

- С чем пожаловали, господа? Неужели князю Соколу снова вздумалось развлечь своих гостей диковинными плясками и песнями? Или кому-то из его друзей захотелось взглянуть в лицо судьбе? -
спросила Мирела, осмелев после вежливого обращения к ним Шерегия.

- Мы не вольны располагать собой, - Маритана глянула в глаза графа и жестом указала на стул, стоявший возле широкого стола, уставленного золочеными канделябрами, кубками и серебряным кувшином с длинным носиком, - Хоть меня и уверяют, что я всего лишь гостья в этом павильоне и могу принимать любого, кого мне вздумается, выйти отсюда я не могу, - она кивнула в сторону глухонемого слуги, - Бриан не слуга нам, а сторож. Берегитесь его. Он хоть и не слышит, но прекрасно читает по губам и по лицу.

6

Отправлено: 21.09.16 22:38. Заголовок: Напоминание о танцах..

Напоминание о танцах, устроенных мадьярами у таборного костра вызвало улыбку на смуглом лице Ласлова. Он вспомнил, как кружил в лихом танце Луизу де Лавальер, как блестели озорным огоньком черные глаза Оры де Монтале, как высоко и зажигательно пела скрипка в руках цыганского скрипача.

- Да, то верно. Я был там. В таборе вашем, - ответил Ласлов.

- Сударыни, дело спешное, -
перебил его Шерегий и посмотрел в сторону окна.

Предупреждение Маританы о глухонемом слуге оказалось своевременным, тогда только Ласлов заметил, что немой не спускал с него глаз и как будто бы читал даже его мысли.

- Что с ним делать будем? - спросил Ласлов на венгерском и отвернулся от слуги, чтобы тот не мог прочесть его намерения.

- Свяжем, -
коротко ответил граф и оглядел комнату, - Интересно, есть ли здесь какая-нибудь веревка?

- Да что там, возьмем его же поясом и свяжем, - заявил Ласлов и подошел к Бриану, - А ну, смотри мне в глаза. Снимай пояс. Понял? Ну! - приказал он, между тем, как Шерегий отошел подальше от окна и заговорил с Маританой.

- Поверьте, если бы князю понадобились скрипачи или танцоры, так он бы сам за ними приехал. Не в его обычаях рассылать приглашения через третьи руки. Но речь идет не о званном вечере. И даже не о развлечениях князя. Его очень беспокоит Ваша судьба, сударыня. Так уж вышло, что ему стало известно о том, что человек, которому Вы доверились, намерен сделать Вас предметом торга. Вы здесь не просто в западне. Нет, вас обеих сторожат до того, как отправить взамен выторгованных этим господином услуг. Мне не нужно напоминать Вам о том, к чему привели услуги, которые оказал барон вашего табора этому человеку. Разгром и арест почти всех таборян - это расплата за убийства и хищения во дворце. Ваших таборян ожидают серьезные испытания. сударыня. Но, вы обе пока еще на свободе. Так вот, князь предлагает вам защиту. Если вы согласитесь пойти с нами.

Пока Шерегий говорил с Маританой, Ласлов стянул со слуги кожаный тонкий пояс и связал ему руки. Усадив пленника на стул, шевалье порылся в сундуках с посудой и утварью и отыскал там крепкую бечевку, чтобы привязать ноги пленника к стулу, заставив его сидеть без движения и возможности сбежать.

- Так то будет лучше. Хм... Бриан. Надо запомнить эту рожу, Шерегий. Помяни мое слово, мы еще встретим этого малого где-нибудь на темной улочке в Париже. Смотри, как зыркает, а. Ставлю два золотых, что он соображает куда больше, чем ему следует.

- Оставь его, Ласлов. Связали и хватит
.

Шерегий дожидался ответа Маританы, стараясь ни чем не выдать нетерпение, он то и дело поглядывал в сторону шевалье. Тот отмерял шагами комнату от входа до противоположной стены и обратно.

- Сударыни, ваш друг, карлик королевы, рассказал нам о том, что сам слышал. Если вы не поспешите с решением, то мы будем вынуждены остаться с вами здесь. Потому что, как дворяне, как мужчины, наконец, мы не можем допустить, чтобы двух невинных женщин превратили в товар и предмет торга в заговоре против короля.

Это было через-чур, Ласлов даже не был уверен в том, что Фуке мог затеять нечто подобное - не того полета птица, как показалось шевалье, но он промолчал, чтобы не испортить Шерегию эффект от его пламенной речи. Да и в том, что за цыганками неминуемо придут либо люди Фуке, либо гвардейцы префекта, сомнений не было. Проходя в очередной раз мимо окна, он заметил мелькавшие за плотным рядом кустарников фигуры на главной аллее парка. Это могли быть и просто прогуливавшиеся в парке придворные. А могли быть и те, о ком говорил Шерегий.

- Ну же, решайтесь! - вскричал Ласлов, сверкнув глазами, - Каждая минута дорога!

7

Отправлено: 22.09.16 23:22. Заголовок: Связанный по рукам и..

Связанный по рукам и ногам Бриан замычал что-то и бросил на Маритану отчаянный взгляд. Если бы этот бедняга мог говорить, возможно, он и сумел бы предупредить гостий господина Фуке о том, что по их души велась охота и парижский префект был далеко не единственный, кто хотел получить столь ценный приз. Служа Миллионщику, Гошер перешел черту воровского закона и отныне его имя было в числе непроизносимых, тех, кого прокляло братство парижского Двора Чудес. Проклятый изгнанник, вот кем стал баро исчезнувшего табора. Маритана не знала о его делах, как и не знала того, что грозило ей, невесте барона, разменной пешке в игре людей, коварных и вероломных. Не был ли и мадьярский князь одним из таких игроков, нацелившихся достичь свои цели ценой свободы дочери Чареллы? Но, ирония была в том, что, даже видя судьбы других и умея предугадать их беды и благословения, Маритана была слепа к собственной судьбе. Туман застилал ее взор каждый раз, стоило ей подумать о своей участи.. А если мысли ее уносились к возлюбленному, то слезы наворачивались на глаза и сквозь пелену их ей виделось только их общее несчастье, а не то, что именно могло быть причиной тому.

- Взамен? Нас обеих? - медленно повторяла Маритана, все теснее сжимая скрещенные на груди руки, - Расплата? - зябко и холодно сделалось ей, она приблизилась к камину, пытаясь согреться, но холод, обнявший ее был вовсе не от сырости и внезапно подувшего из дверей сквозняка, - Значит, табор сожгли из-за его прегрешений? Или... или они так думали, - она вскинула голову и посмотрела в глаза графа Шерегия, - Они всегда думают на цыган. Кто бы ни был убит или ограблен, всегда укажут на бедных романов. Ведь нас и закон не защитит, и даже святые отцы в церкви не позволяют нам пройти к алтарю ближе чем на пять шагов от входа. Кто мы для вас, судари? - спросила она с вызовом, - Кто мы вашему князю? Почему король Франции посылает своих личных солдат арестовывать моих таборян и жечь наши кибитки, а ваш князь предлагает защиту? Кто мы ему, сударь?

- Маритана, - тихо позвала Мирела и на ромалэ сказала еще тише, - Тот человек, Миллионщик, он не друг нам. Ты знаешь. А князь Сокол добрый человек. От него худа не может быть.

- Ты что же, это с его слов поняла? - жестко возразила Маритана.

Черноволосый что-то громко крикнул и обе цыганки обернулись к нему с испугом в глазах. Что-то недоброе было в нетерпении того человека. Скрытая угроза. Им или кому-то еще?

- Значит, тот карлик, Баркароль сказал вам, что нас намерены выторговать? -
уточнила Маритана и медленно отошла от камина к Шерегию, - А если, пойдя с вами, мы сменим одну тюрьму на другую, сударь? Что скажете? Можете ли вы дать слово, что ни вы, ни ваш господин, не поступят с нами бесчестно?

- Сестра, смотри! - воскликнула Мирела, показав на мелькавшие на аллее фигуры.

- Это люди префекта! - не удержалась от испуганного возгласа Маритана и под смуглым оттенком кожи на ее лице проступила бледность, - Какими бы не были ваши намерения, господа, нам не доведется узнать это. Бегите отсюда. Вашему господину незачем связывать свое имя с бедными цыганками.

8

Отправлено: 23.09.16 23:37. Заголовок: - Сударыня, сейчас н..

- Сударыня, сейчас не время для препирательств! - взмолился Шерегий, так же заметивший фигуры на аллее.

- Дьявол! - Ласлов добавил еще парочку грозных ругательств на венгерском и толкнул табурет, на котором сидел связанный Бриан, - Слушай сюда, - приказал он, глядя в бесцветные невыразительные глаза немого, - Я развяжу тебя. Ты будешь прислуживать мне и графу за столом. Понял? Мы гости суперинтенданта Фуке. Если спросят тебя, то кивнешь. Если сделаешь хоть одно лишнее движение, ты покойник. Понял? Кивни, если да.

Бриан коротко кивнул. В его глазах появилось чуть более осмысленное выражение, а когда он увидел нож в руке мадьяра, то закивал еще отчаяннее, давая понять, что был согласен на все.

- Ласлов, что ты собираешься делать? - спросил Шерегий, прячась за гардину, чтобы его не заметили снаружи.

- Сударыни, Вам придется спрятаться на некоторое время, - не отвечая другу, распорядился Ласлов и осмотрелся вокруг. Его взгляд привлекла невзрачная на вид дверь, которую он тут же отворил настежь, открыв достаточно просторную спальню, которая, видимо, служила господину суперинтенданту прибежищем в те ночи, когда он был особенно занят государственными делами.

- Нет, Ласлов, это безумие! Если они идут за ними, то учинят обыск. Черт возьми, нам надо бежать отсюда! - запротестовал Шерегий, - Здесь есть второй выход? Наверняка ведь есть, а?

- Поздно, Шерегий. Садись за стол, - проговорил Ласлов, пыхтя над узлами на ремнях, которыми был связан Бриан, - Поспешите, сударыни! И ни слова там. Что бы вы ни услышали, не смейте и звука проронить.

Выпроводив цыганок в опочивальню Фуке, шевалье снял с себя верхний камзол и перевязь с внушительного вида турецкой саблей и со всей небрежностью на какую был способен бросил их на одно из кресел у камина. Сам он уселся за стол напротив графа и как только Бриан успел наполнить его стакан вином, раздался грубый стук в дверь.

- Кого там черти несут? - выкрикнул Ласлов, как ни в чем не бывало наваливая закуски на свою тарелку, - Входите, коли по добру явились!

В маленькой прихожей послышался топот сразу нескольких пар ног и лязг ударявшихся друг о друга шпаг. Кто-то пробежал вдоль стены павильона и Шерегий мельком увидел, как чья-то голова мелькнула возле окошка.

- А они догадаются задвинуть гардины там? - спросил он шепотом, на что Ласлов лишь неопределенно взмахнул рукой - что сделать, теперь безопасность цыганок зависела и от их смышлености.

- Господа, мы явились с приказом обыскать этот павильон. Именем короля, - провозгласил цель прихода высокий мужчина в гвардейской форме и вытащил из-за пазухи сверток с приказом, - Господа? - спросил он, удивленно воззрившись на двух дворян, чей безмятежный обед он только что прервал, - Позвольте... но мне было приказано... нам сказали, что здесь прячутся две беглые цыганки. Мы должны были увериться.

- Должны? - спросил Ласлов с усмешкой оглядывая выстроившихся у входа четырех гвардейцев, - Хм... это что же, розыгрыши такие нынче? Я что-то не припомню, чтобы месье Фуке предупреждал нас об этом.

- Месье Фуке пригласил вас? -
осторожно переспросил гвардеец, тупея на глазах, - А где же он сам?

- Я не сторож господину Фуке, сержант, - заговорил Шерегий своим вкрадчивым вежливым тоном, - Но вот покой моего князя лежит всецело на моей ответственности. Вы же не намереваетесь потревожить Его Высочество? Это будет крайне неучтиво... не говоря уже о той, кто с ним.

Понимающие взгляды и сальные ухмылочки были тем ответом, на который и рассчитывал Шерегий. Он жестом указал Бриану на две непочатые бутылки из личной коллекции суперинтенданта и кивнул ему:

- Подайте вина господам гвардейцам, Бриан. Мне очень жаль, господа, что вас послали сюда без надобности. Пусть этот вино послужит утешительным призом.

- Вы слишком любезны, месье, - замялся сержант, но тут же кивнул стоявшему справа от него гвардейцу, чтобы принял подарок, - Месье?

- Граф Шерегий. К Вашим услугам, - ответил тот и поднял стакан, салютуя всей компании, - Поднимете стаканчик и за нашего князя! Всего доброго, господа. Не станем вас задерживать. И пусть этот инцидент останется между нами. Его Высочеству ведь незачем знать о том, что над ним пытались так некрасиво подшутить.

- Да, да, месье... да, Ваше Сиятельство, - заторопился с ответом сержант и первым вышел прочь из павильона. Уже снаружи друзья снова услышали его грубый голос, отдававший команды и проклинавший кухонную братию на все лады.

9

Отправлено: 25.09.16 19:28. Заголовок: Страх, леденящий кро..

Страх, леденящий кровь в жилах, сковал все ее тело, заставив замереть на месте. Она не слышала криков мадьярских дворян и перепуганной насмерть Мирелы, все, что доносилось до ее слуха, был грохот шагов, приближавшихся к павильону гвардейцев. И бой ее собственного сердца. Вот еще, еще... и еще. Если застыть на месте, то быть может оно не выскочит из груди, не разорвется...

- Что? - очнувшись от оцепенения, спросила она, и выдернула руку из крепкой ладони Ласлова, - Нет! Пустите!

- Маритана, это единственный выход,
-
шепнула ей Мирела и ласково, словно тяжело больную взяла ее за запястье, - Идем, моя хорошая. Если мы хотим спастись, то надобно слушаться этого кавалера. Ты же знаешь, князь Сокол никогда не пожелал бы нам зла. Он... такой же. Он ведь тоже безземельный.

Поддавшись на мягкие уговоры Мирелы и настойчивость Ласлова, Маритана вошла в соседнюю комнату, такую просторную, что в ней могли бы разместиться сразу несколько цыганских шатров и даже осталось бы место для кострища в самом центре. Высокий потолок, уходивший под покатые своды крыши павильона, был украшен словно купол античного храма фресками с греческими небожителями и херувимами, порхавшими между воздушных облаков. Засмотревшись на диковинные картины, нарисованные талантливой рукой художника, нанятого суперинтендантом, Маритана как зачарованная смотрела в потолок. Мирела наспех прикрыла дверь и придвинула к ней массивное кресло на случай штурма.

- О, Пресвятая Дева! -
охнула она, оглянувшись на окно, сделанное в виде застекленных дверей, выходивших к маленькому цветнику, разбитому напротив задней стены павильона.

Она тут же задернула тяжелые гардины из плотной ткани темно-бордового цвета и комната погрузилась в ночной сумрак. Не прошло и минуты, как за стеной послышались грубые мужские голоса, требовавшие немедленной выдачи беглых цыганок!

- Откуда же они узнали? -
едва не задохнувшись от ужаса проговорила Маритана.

- Ой, сестрица, да мало ли кто мог проговориться то? Там же на кухнях сколько народу, -
прошептала ей Мирела и, обняв за плечи, заставила сесть на высокую постель, - Там ведь могли быть и соглядатаи префекта.

- Мне не страшно, нет, -
прошептала Маритана, вцепившись в руку подруги, - За себя нет. Но, Мирела, если они захватят нас, разве не станут вынуждать Гошера сдаться? Ведь на что им я или ты? Им он нужен, - простонала она и тут же испуганно зажала рот ладонью.

Из гостинной послышался грубый смех, заставивший двух беглянок еще теснее прижаться друг к другу. А в оконном просвете за гардинами показался силуэт человека, пытавшегося подсмотреть внутрь комнаты.

- Знаешь, Мирела, что бы не хотел от нас князь, но нам выбора нету. Лучше отдадимся на его милость, чем останемся в руках этого страшного человека, -
она подняла глаза на потолок, словно увидела среди изображенных там олимпийских богов образ Миллионщика, - Или того хуже, оказаться в лапах ажанов.

// Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 6 //

10

Отправлено: 25.09.16 23:38. Заголовок: - Ушли? - спросил Ла..

- Ушли? - спросил Ласлов у Шерегия. Тот подскочил к окну, как только стихли шаги последнего из гвардейцев, покинувшего павильон.

- Нет еще... в кустах высматривают. Должно быть парк прочесывать начнут.

Не успел он обернуться, как глухонемой слуга одним прыжком набросился ему на плечи и схватил за горло, пытаясь придушить. Увидев это, Ласлов резко отодвинул стол от себя и навалился на Бриана со спины и накинул ему на шею перекрученную наспех шелковую салфетку, туго затянув ее, пока побагровевший от удушья Бриан не расцепил руки.

- Черт... - откашливаясь, прохрипел Шерегий и провел рукой по шее, стараясь развязать стянувшийся в узел шнур от рубашки, - Потише его, Ласлов... трупов нам здесь не хватало... и не шумел бы ты. А то, неровен час услышат и вернутся на веселье.

- Ты... ты лучше ремни давай. Свяжем его, - ответил Ласлов, чуть ослабив самодельную удавку, - Вот же скотина... мы ему руки развязали и вот она благодарность.

- Тихо ты, - Шерегий отыскал веревки, спрятанные в одном из сундуков и поставил на середину комнаты стул с высокой спинкой, - Он нас не выдал, значит, нету причин сдавать нас префекту.

- Не нас, а девушек этих, - возразил Ласлов и подтолкнул Бриана, заставив его сесть на стул лицом к спинке, - Давай, вяжи его руки к низу, чтобы не повадно было распускать впредь. И ноги... ноги тоже вяжи. Он нас не выдал только потому что хозяин ему платит за них, - он кивнул на дверь в соседнюю комнату, - Ежели б гвардейцы обнаружили их здесь, так ведь и к Фуке вопросы были бы. И немало их. А? Верно ведь говорю? - спросил он глухонемого, наклонившись к нему лоб в лоб, - Ага. Ну так посидишь здесь, покуда твой хозяин не явится.

- А мы то что? Нам ко дворцу не пробраться теперь, вон, гвардейцы на главной аллее рыщут.

- А мы и не пойдем во дворец, - ответил Ласлов и открыл дверь в опочивальню, - Выходите. Надеюсь, вы не слишком то от страха обомлели? Выпейте по глотку вина, поможет.

Он со знанием дела откупорил бутылку и разлил вино в четыре стакана. Затем он подал два из них в трясущиеся руки девушек и взял один для себя.

- Прорвемся. Не впервой. У меня есть на этот счет кое-какие соображения, - сказал он и залпом осушил свой стакан.

// Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 6 //

11

Отправлено: 08.11.16 00:08. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 3 //

Тревожное чувство не оставляло виконта все время, пока он шел к павильону. Следовало отдать приказ, чтобы для него приготовили портшез, а не бежать сломя голову через весь парк, но он так спешил поскорее увидеть своими глазами, что натворили мадьяры под предводительством самого беспринципного и бесцеремонного из принцев князя Ракоши. Позади него бежали трое слуг, которым он приказал следовать за собой на случай, если павильон был все еще занят и его придется отвоевывать силой.

- Силой? - спросил самого себя виконт, ускоряя темп шагов, - Чего только не взбредет в голову. Силой вынуждать этого мадьярского варвара уступить! Подумать только, месье Фуке, где Ваше хваленое благоразумие. С принцами, даже с безземельными, не спорят. Их убеждают. Их уговаривают. Их подкупают, - твердил он себе вполголоса, отчеканивая на каждом слове печатный шаг по гравиевой дорожке.

- Месье, смотрите... дверь распахнута, - сказал один из его спутников, бежавший на несколько шагов впереди, - Там кто-то есть.

- Прекрасно. Сейчас все выясним, -
холодно отрезал Фуке, в глубине душы полыхая ярчайшим пламенем ярости.

Слуга вошел первым, тогда как суперинтендант чуть сбавил шаг, чтобы дать случиться всему неожиданному и неприятному до того, как сам он окажется на пороге. Однако, из павильона доносилось только сдавленное мычание и звук шагов вошедших туда слуг.

- Никого? - спросил Фуке, остановившись перед распахнутой настежь дверью.

- Только Ваш слуга, месье. Его крепко связали, беднягу, - ответил один из вошедших, - Сейчас поищу нож, чтобы разрезать веревки.

- Никого значит, -
выдохнул Фуке и обвел комнату убитым взором. Глухонемой слуга жалобно мычал, вращая глазами и тщетно пытаясь довести до хозяина, что именно произошло, - Да я и так все понимаю, - ответил на эту отчаянную попытку виконт и прошел в спальню.

Как ни странно, но в отличие от гостиной, в которой все свидетельствовало о веселом дебоше молодых дворян из свиты трансильванского князя, спальня выглядела не только нетронутой, но даже более строгой и прибранной, чем раньше. Фуке с удивлением огляделся, даже приподнял покрывало на постели, пытаясь найти хоть малейшее доказательство пьяного разгула и насилия над несчастными девицами, которое мог устроить князь, по его мнению, не имевший никакого понятия о благородстве и дворянской чести.

- Быть такого не может, - пробормотал озадаченный Фуке, заглянув для верности в маленькую комнатку для камердинера, в которой обычно ночевал его личный слуга.

- Все может быть, все может быть, - послышался знакомый голос и в темноте он разглядел силуэт человека, смотревшего в окно сквозь наглухо задвинутые ставни.

- Виллэм? Вы здесь? Но как? Разве Вас не... -
красноречивый жест у основания шеи заставил голландца рассмеяться противным скрипучим смешком.

- Нет, ну это уж слишком. Я рассчитывал на Ваше удивление, господин виконт. Но хоронить меня заживо - это уж слишком, -
Виллэм подошел ближе и в полосе света Фуке мог разглядеть осунувшееся лицо и неестественно черные с неприятным фиолетовым оттенком волосы.

- Что с Вами произошло, Виллэм? И объясните мне, бога ради, что здесь стряслось? Вы видели невесту барона? А девушка еще с ней была, что с ними обеими? Здесь ведь был Ракоши со своими людьми?

- Сколько вопросов! А я то ожидал, что Вы внесете ясность в то, что происходит, господин виконт. Почему обоз прибыл в Фонтенбло целехонек? Трудно отправиться на тот свет, если в наши планы так грубо вмешиваются, согласитесь. Почему цыгане пропустили указанный им обоз и напали на мадьяр?

У Виллэма были свои вопросы, на которые виконт не мог и не собирался давать ответы до поры до времени, пока сам не получил ясные отчеты. Он устало провел ладонью по лицу и вернулся в гостиную. Сев в одно из кресел возле камина, он мельком глянул на угли, утопавшие в горке свежей золы, и поворошил ее кочергой.

- Вы что-то пытались сжечь, Виллэм?

- Записка, которую прислали с голубиной почтой, -
ответил тот и устроился в кресле напротив, - Ненадежный, как видно, способ. Наши послания перехватывают, я в этом более чем уверен. Но можете быть покойны, я успел все уничтожить. Когда сюда привели этих цыганок, все эти записки были пеплом, не более того. А я скрылся в той комнате и пробыл там все время до Вашего появления.

- Вам очень повезло, как я посмотрю. Люди префекта всюду ищут Вас, - проговорил Фуке, складывая кончики пальцев между собой, - Какое-то странное везение я бы сказал... даже не верится.

- Здесь были два мадьяра. Благодаря им я и остался на свободе, -
ответил на не заданный вслух вопрос Виллэм и откинулся в кресле, с удовольствием вытянув ноги, - Они спрятали цыганок в спальне и не впустили гвардейцев обыскивать павильон, сославшись на то, что это могло бы помешать их князю развлекаться с любовницей.

- Так он был здесь? - серые глаза Фуке холодным огнем полоснули самодовольно улыбавшегося управляющего от самой макушки крашенных волос до кончиков щегольских туфлей.

- Нет. Представьте себе, его здесь не было. Но гвардейцы твердолобы и тупы. Они поверили в эту байку и убрались прочь. Видимо, им уже досталось за арест князя и еще одного дворянина накануне.

- Надо же, - прошептал Фуке, закатив глаза к потолку - выходило, что не только он сам сделался жертвой скандального слуха, поползшего по дворцу, но и князь Ракоши, - Умные они... дьяволы.

- О да, умны. Они увели цыганок после того, как гвардейцы ушли.

- Куда увели? Неужели князь посмеет прятать у себя в покоях беглецов вне закона?

Виллэм насмешливо хихикнул, подвинулся ближе к столу, на котором еще оставались остатки пиршества, доставшегося мадьярам, и взял с тарелки куриную ножку, все еще теплую и истекавшую соком.

- Думаю, что они не станут так рисковать, господин виконт. Скорее всего, они попытаются вывезти девиц в Барбизон. Так, чтобы не привлекать внимания к князю, -
сказал он, громко облизывая жир с пальцев, и с жадностью впился зубами в мясо.

- Бриан, - Фуке махнул глухонемому, который уже стоял позади него, потирая запястья, исполосованные грубой веревкой, - Налей мне и господину Виллэму.

- Эти господа знатно опустошили Вашу коллекцию вин, как я посмотрю, - усмехнулся Виллэм и покосился на красовавшиеся на столе три початые бутылки лучшего вина из личного погребка виконта.

- Я все это внесу в счет, в свое время, - проговорил Фуке и резко поднялся из кресла, - Что Вы намереваетесь делать дальше, Виллэм? Вы знаете, что Вас сочли убитым?

- Как? Но ведь наш план с нападением не сработал, - удивленно уставился на него фламандец и перестал жевать.

- Нашли тело какого-то малого, переодетого в турецкое платье... у него, кажется, тоже были выкрашены волосы. Вы же ничего не знаете о нем?

Виллэм тяжело сглотнул под пристальным взглядом серых глаз суперинтенданта и молча кивнул головой. Он выждал момент, когда все слуги, явившиеся в павильон вместе с виконтом, вышли из комнаты, и тихо проговорил:

- Вас это не касается, господин виконт. Это Ларош. Он промышлял кражами еще когда двор был в Лувре, да и в Сен-Жермене тоже. Висельник он на самом деле. Получил то, что заслуживал. Не стоит печься о нем.

- Висельник? -
прошипел Фуке и зашагал по комнате, нервно сцепляя и расцепляя пальцы, - И это говорите Вы, попавшийся на краже в королевской гардеробной!

Помолчав с минуту, он подошел к Виллэму, продолжавшему как ни в чем не бывало набивать живот, и наклонился к его лицу, испепеляя его взглядом.

- Вы убили его?

- Не убил... право слово... это несчастный случай. Бедняга упал с высоты третьего этажа. Чудо было бы, если бы он выжил с вывернутой шеей. Я по-доброму хотел помочь ему сбежать из Фонтенбло, а он, смекнув, что за мной тоже устроили розыск, решил заняться ко всему прочему еще и мелким шантажом. Поверьте мне, господин виконт, нам же только лучше, что он свалился с лестницы. Иначе он потянул бы и меня... и вас. И бог знает что еще наговорил бы.

- Вы чудовище, Виллэм! - вскричал Фуке и отошел к двери, - Оставайтесь здесь. После случая с князем, гвардейцы не посмеют заглянуть сюда снова. Я дам вам знать, когда можно будет уехать. Вы покинете Фонтенбло.

- Конечно же, - спокойно ответил Виллэм, и едва уловимая угроза в его тоне заставила Фуке обернуться, - С вами или без вас, я уеду отсюда. Надеюсь, вы понимаете, насколько обстоят наши с вами дела, господин виконт? Посыльный будет от вас, а не от господина де Ла Рейни, ведь так?

- За кого вы меня принимаете! - снова вскричал Фуке и, раздраженный, вышел прочь из павильона.

// Дворец Фонтенбло. Обеденный Зал. 3 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Павильон Леды. 3