Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 2


Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 2

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

После полудня, 04.04.1661.

2

Отправлено: 20.08.16 01:15. Заголовок: Как спуститься по мр..

// Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната маркиза де Виллеруа //

Как спуститься по мраморным ступенькам в новых ни разу не надеванных туфлях с такими скользкими каблуками, что удержаться на них не было никакого шанса - это настоящее искусство и господа пажи из года в год выводили его на новые высоты. Маркиз де Виллеруа даром что сделался лейтенантом королевской гвардии, а старые привычки не позабыл и навыков скоростного спуска по лестницам не утратил. Как только он оказался за дверьми длинного коридора гостевых покоев, всю напускную важность как рукой сняло - голубые глаза юного маркиза блеснули мальчишеским озорством, на щеках вспыхнул румянец. Он мигом оседлал широкие мраморные перила лестницы и с веселым гиком слетел вниз до второго этажа, сорвав громогласное эхо громкими ударами шпаги, ударявшейся о перила.

И только оказавшись уже на ногах на площадке второго этажа, господин лейтенант первой роты конной гвардии Его Величества отряхнулся и выпрямился, чтобы тут же оказаться нос к носу с насупленным от сдерживаемого негодования старшим лакеем Орлеанского дома.

- Месье! Здесь не положено, месье!

Но тут же из-за спины мажордома показалось смеющееся лицо одного из гвардейцев:

- О, господин лейтенант! Да Вы и во дворцах привыкли верхом передвигаться.

- Лейтенант? - в повинном жесте мажордома, не разглядевшего в сумерках темной лестницы, что говорил не с нашкодившим пажом, а офицером королевской гвардии, читалась отчаянная мольба, - Я прошу прощения, месье. Ходят здесь всякие... пажи бегают... шею же сломать недолго.

- Забудьте, - буркнул Франсуа, на самом деле едва сдерживаясь, чтобы не расхохотаться.

Он бросил на проштрафившегося мажордома взгляд с высоты своего роста и, не менее того, положения, и величественно кивнул, отпустив с миром.

- Будете проверять караулы, господин лейтенант? - спросил гвардеец, кивнув в сторону коридора, ведшего к галерее, разделявшей покои герцога Орлеанского и князя де Монако.

- Позднее. Я загляну в гостинную Ее Высочества для начала, - отрицательно замотал головой Франсуа, взявшись за дверную ручку.

- Так это... буфетная в апартаментах Мадам, - подсказал гвардеец, но тут же сделал вид, что не заметил ничего странного и вышел прочь, предоставив лейтенанта самому себе.

"Ага, а как же," - подумал Франсуа и быстро, пока не передумал, испугавшись собственной решительности, рванул на себя золоченую ручку двери и оказался в просторной зале, уставленной столами со всевозможными закусками и блюдами, приготовленными для поддержания сил, не только физических, но и моральных, судя по обилию сладостей. В конце-концов, это же был кратчайший путь к гостинной Мадам, разве нет. И вовсе его не интересовали кремовые пирожные и булочки, источавшие умопомрачительный аромат из-под льняных салфеток, которыми их прикрыли заботливые служанки.

3

Отправлено: 22.08.16 01:46. Заголовок: - Нет, нет, Мишу, по..

- Нет, нет, Мишу, поздно, я сама, - Монтале сердито смахнула со щеки выскочившую из плена булавок кудряшку и рванула на себя дверь буфетной. – Не знаю, где вы обе пропадали, но мы с мадемуазель де Лавальер в конце концов раскусили ваш коварный замысел уморить нас голодом.

Девица Мишу, пряча озорные, как у хозяйки, глазки под пышной оборкой накрахмаленного чепца, оправдываться не пыталась, зато с невиданным проворством юркнула в буфетную вперед хозяйки. Должно быть, решила загладить свое преступное отсутствие скоростью сбора снеди для двух изнемогающих от недоедания фрейлин.

Ора, все еще фырча себе под нос на нагнавшую ее у самой буфетной горничную, готова была уже последовать за ней в обитель вкусных ароматов, когда из недр комнаты донесся испуганный возглас:

- Ай, мужчина!

- Подумаешь, невидаль, - хихикнула Монтале, бесстрашно шагнув внутрь. – Да тут кого только не бывает. На наши вкусности охотников всегда полно. Но ничего, сейчас я с ним разберусь.

Однако при виде вторженца, приведшего в такое волнение девицу Мишу, она и сама изумленно всплеснула руками и ахнула, правда, не испуганно, а скорее радостно. Ну или просто удивленно.

- Франсуа? Боже ж ты мой, что вы тут делаете? – и, приметив спрятанную за спиной молодого человека руку, понимающе улыбнулась. – А, полагаю, Его Величество не заказывает у месье Вателя пирожных для своей свиты? Я угадала, правда же?

Девица Мишу захихикала, видимо, наслаждаясь смущением застигнутого с поличным юноши не меньше своей хозяйки, но Ора, весьма ревностно относящаяся к своему праву единолично подшучивать над друзьями, сердито шикнула на горничную.

- Ну вот что, быстренько собери поднос для мадемуазель де Лавальер и брысь отсюда!

После чего вновь обратила смеющийся взгляд на новоиспеченного лейтенанта, благо посмотреть было на что: Виллеруа был хорош, невероятно хорош. Даже обидно, что они встретились здесь, а не в гостиной, на глазах у всех, кто мог по достоинству оценить все великолепие ее друга.

- Это ваш новый мундир, Франсуа? Он вам к лицу, - озорница протянула молодому человеку руку. – Вы ведь позволите поздравить вас с производством в чин, господин лейтенант?

И, чуть обернувшись, грозно бросила через плечо:

- Я же сказала, брысь!

Шуршание и звяканье за ее спиной прекратилось, деревянные каблуки застучали по паркету, скрипнула и затворилась дверь. Ора подняла глаза и, улыбаясь, поинтересовалась с невинным видом:

- Вы же пришли не ради пирожных, да?

4

Отправлено: 22.08.16 21:53. Заголовок: От обилия всевозможн..

От обилия всевозможных пирожных, разложенных аккуратными пирамидками на трехъярусных подносах и серебряных блюдах у Франсуа предательски засосало под ложечкой. Да и мудрено ли, ведь прошла целая вечность со времени завтрака на берегу озера, к тому же, всем известно, что конные прогулки по лесам пробуждают изрядный аппетит. Оправдывая свой порыв благими намерениями только перебить внезапно обнаруживший себя голод, Виллеруа потянулся к ближайшему подносу и стянул вафельную трубочку, наполненную взбитым кремом, с верхнего яруса. Малиновый соус, которым была щедро полита верхушка вафли, медленно потек вниз, грозя оказаться на белоснежной перчатке юного лейтенанта.

- Ай, -
вскрикнул Франсуа, опасаясь, что капли сиропа с головой выдадут его похождения. Он надкусил трубочку и  старательно слизнул сироп, успев как раз подхватить языком сорвавшуюся вниз каплю.

- Надо же, повезло, - проговорил он, с наслаждением надкусывая следующую порцию и точно также отлавливая вездесущие струйки густого сиропа, так и норовившие стечь по остававшейся в его пальцах вафле, - Еще одну, - взмолился молодой человек, пытаясь убедить строгий голос совести, призывавшей его двигаться дальше к цели, - Не хорошо будет, если посреди гостинной Мадам мой живот издаст такое урчание, будто я два дня к ряду не ел.

Убедительно или нет прозвучало это оправдание, а Франсуа покончил с вафлей и подхватил с соседнего подноса бисквитную корзиночку, наполненную засахаренными фруктами и взбитым кремом. Он уже собрался запустить лакомство в рот, когда дверь распахнулась и в буфетную вошла девица в чепце камеристки. Не успев разглядеть толком, кто именно посягнул на приготовленные для свиты Мадам закуски, девушка громко взвизгнула и попятилась назад.

- Ай, -
вскрикнула она и Франсуа не успел умоляюще приложить палец к губам, - Мужчина!

Издав нечто подобное горестному "О, боже!", маркиз попятился к центральной двери, ведущей в коридор, примыкавший к гостинной Мадам. Он был наказан и поделом за неуместную жадность. Следовало прислушаться к совести или хотя бы к голосу разума, предупреждавшему его, что в буфетную могли заглянуть кто угодно, даже...

Голос, раздавшийся из коридора, заставил молодого человека просиять от радости. Позабыв про всякую осторожность, он бросился навстречу к девушке.

- Ора! Какое счастье, что это Вы! А я то уж испугался, что оказался пойман как в мышеловке, - он рассмеялся и хотел было протянуть руки к де Монтале, тогда только обнаружив, что в правой руке все еще держал надкусанное пирожное, - Ой, - густо покраснев, Франсуа улыбнулся вежливому вопросу и, не зная, как быть, не нашел ничего лучше, чем запустить все пирожное целиком в рот.

- Я собрался в гостинную Мадам, чтобы встретиться с Вами, Ора, - объяснил он, облизывая с губ пышные хлопья крема, - А тут такое... Я здорово проголодался на охоте, - скромно опустив глаза, добавил он и снял с руки перчатку, чтобы взять Орину руку, - Я хотел Вам первой сказать. Я получил... Но, постойте, Вы уже все знаете? Но как же? Его Величество обещал не объявлять ни о чем прежде чем я расскажу Вам обо всем.

Сиявшее улыбкой и озорством лицо Оры было так близко, что Франсуа успел почувствовать легкий укол смущения, глядя в карие глаза. Но он и виду не показал, постаравшись придать своему голосу солидность и уверенность.

- Вы можете поздравить меня первой, Ора. Я теперь лейтенант королевской гвардейской роты легкой кавалерии, - объявил Виллеруа.

Но заряда серьезной торжественности хватило лишь на это заявление, а когда не насытившийся двумя пирожными живот предательски заурчал, Франсуа и вовсе расхохотался и пожал руку Оры вместо задуманного рыцарственного поцелуя.

- Ох, как же я голоден! А давайте поедим прямо здесь, Ора? Мы ведь еще успеем до выхода к королевскому обеду? Я провожу Вас потом в гостинную Мадам и Вы представите меня... - он запнулся на секунду, задумавшись, и добавил, - Вашим подругам. И Ее Высочеству... Может быть?

5

Отправлено: 23.08.16 01:23. Заголовок: Какая-то из многочис..

Какая-то из многочисленных родственниц Оры (точно не сестра, но кто именно, она не помнила и не собиралась вспоминать) обронила однажды в ее присутствии фразу, которую юная насмешница, как ни странно, запомнила: мужчины не понимают намеков, о том, что важно, их следует спрашивать в лоб. Права была мудрая женщина, думала душечка Монтале, против воли розовея от пусть и очевидного, но все равно крайне приятного ответа на вполне конкретный вопрос. Нет, по-хорошему, можно было и не спрашивать, и без того все было понятно, но отчего же не доставить себе маленькое удовольствие? Маленькие удовольствия Ора любила и ценила и отказывала себе в них с куда большим трудом, чем в тех же пирожных, которыми совсем не трудно было жертвовать в пользу друзей.

- Я уже знаю о вашем назначении, да, - созналась она, когда маркиз перешел от торжественной части к куда более прозаичным и практичным вещам. – Но вы не должны сомневаться в слове Его Величества, о вашей удаче рассказал мне господин де Сент-Эньян. Его-то вы, должно быть, позабыли упросить хранить вашу тайну, не так ли? И слава богу! Вы не поверите, эта глупышка Артуа увидела вас под конвоем швейцарцев и раззвонила всем, что вас опять арестовали. Я чуть было… а впрочем, не важно. Довольно и того, что граф де Сент-Эньян указал Артуа на ее заблуждение, а заодно и поведал, как отличил вас король. Ох, чувствую, вы не рассказали мне и половины о своих подвигах в Версале, ужасный вы скромник! Но идите же сюда, давайте отметим ваше назначение чем-нибудь посерьезнее взбитых сливок месье Вателя.

Воспользовавшись тем, что Виллеруа все еще держал ее за руку, Ора потащила его к буфетной стойке, где были расставлены накрытые серебряными крышками блюда с холодной дичью и мясом, ранние овощи, корзинки с хлебом, укутанные в белоснежные салфетки, и кувшины лимонада и цикориевой воды.

- Ну, так чем же мы отпразднуем этот знаменательный день? –
вооружившись длинной серебряной лопаткой, Монтале приготовилась угостить своего героя лучшим из того, что могла предложить кухонная служба Фонтенбло. – Вы правы, представляться дамам на голодный желудок никуда не годится.

Она уже рисовала себе сладостные картины завистливых взглядов, охов и ахов, когда вспомнила:

- Да ведь Мадам сегодня обедает в парке! Вот досада! Это значит, что мы никого не сыщем в ее гостиной, разве что мадам де Лафайет, следящую, как сыч, за тем, чтобы и мы никуда не разбежались за принцессой. Но вы ведь не расстроитесь из-за такого пустяка? Правда же, не расстроитесь? Зато…
- Ора лукаво улыбнулась, предвкушая пришедшую ей в голову проказу, и положила лопатку на место. – Зато я могу поздравить вас куда лучше их всех, причем прямо здесь, месье лейтенант королевской гвардии.

И, положив руки на плечи Франсуа, она привстала на цыпочки и поцеловала его прямо в пахнущие ванилью и малиновым сиропом губы, местами все еще перепачканные кремом.

6

Отправлено: 23.08.16 23:13. Заголовок: - Граф де Сент-Эньян..

- Граф де Сент-Эньян рассказал Вам? Но почему же?

Последовавшее объяснение оказалось гораздо более невероятным и все-таки, именно так, а не иначе можно было расценить произошедшее перед дверьми в гостинную Мадам. Конечно же, мадемуазель дАртуа приняла увиденное за арест - много ли молодых людей при дворе удостаиваются чести быть сопровождаемыми почетным эскортом швейцарской гвардии.

- А знаете, я теперь понял, отчего мой батюшка выглядел таким опечаленным, когда увидел меня в кабинете Его Величества, - со смехом сказал Франсуа и потряс кончики пальцев Оры, - Ну конечно же, он тоже подумал, что меня арестовали. Ой, видели бы Вы Его Светлость, когда король объявил свою волю! - заливистый смех маркиза прервался стоило его очаровательной визави спросить его о подвигах в Версале.

- Я рассказал Вам обо всем, милая Ора, -
с посерьезневшим лицом ответил Виллеруа и покраснел, - Почти все. Мне строго настрого не велено говорить о некоторых вещах. Но, поверьте, это вовсе не подвиги. А лейтенантский чин мне дали скорее всего, чтобы позлить кого-нибудь при дворе. За этим патентом уже второй месяц шла подковерная борьба. Я и не думал никогда, что король решит этот вопрос.

Но какие могут быть вопросы, даже если они касались высокой политики или военных назначений, когда они с Орой совершенно случайно отыскали друг друга и даже оказались наедине? Разве не лучшее время для более серьезных бесед, нежели полученный им патент на лейтенантский чин? Франсуа посмотрел в карие глаза девушки, лучившиеся теплом улыбки и теми озорными огоньками, уже знакомыми ему, в которых сквозило обещание... что же на этот раз? Какую шалость задумала его очаровательная подруга?

- Ну, так чем же мы отпразднуем этот знаменательный день? - вопрос Оры не застал маркиза врасплох, он протянул вторую руку к девушке, чтобы взять ее свободную руку.

- Мадам обедает в парке? - сглотнув спросил он, разглядывая огоньки в блестящих карих глазах, - Значит, Вас никто не хватится? Как будто бы Вы и вовсе не выходили из Вашей комнаты? - он позволил увлечь себя в буфетной стойке в дальнем конце комнаты, - И я вовсе не расстроюсь, если не встречу больше никого... никого кроме Вас, милая Ора, - заверил он девушку, отчего-то не спуская глаз с серебряной лопатки, поблескивавшей в ее руке, - Ваши поздравления для меня дороже всех на свете.

Приподнявшись на цыпочки, Ора приблизила свое лицо к нему и, прежде чем юный лейтенант издал счастливый вздох, их губы встретились в скромном поцелуе. Поздравление было неожиданным, но не нежданным. Виллеруа грезил об этой встрече и о том, как увлечет Ору в одну из ниш, завешанных гардинами, в коридоре дворца, или в какую-нибудь пустынную аллею в парке... или...

- Ора, - только и прошептал он, обхватив девушку за талию. Поздравительный скромный поцелуй оказался более сладостным и головокружительным искушением, нежели все пирожные и крема господина Вателя. Франсуа увлеченно пробовал губы Оры, снова и снова захватывая ее поцелуи, перестав отмечать мгновения коротких передышек между ними. Жадность, с которой он прижимал ее к своей груди, уступала только нетерпению, с которым он снова и снова ловил губами короткие вздохи в передышках между поцелуями.

- Я так счастлив, - наконец выговорил он то, что теснилось в его груди, - Вы же знаете, да?

Открыв глаза, он смотрел в лицо Оры, медленно приходя в себя от самого головокружительного поздравления в его юной жизни. Тихий шелест отворенной двери застал их врасплох. Обернувшись, Виллеруа покраснел в тон своего нового гвардейского камзола. Он загородил собой девушку, остававшуюся в тени, и бросил не слишком учтивый упрек вошедшему.

- Месье Лионель, мы заняты.

- А я уж обыскался Вас, месье, - как ни в чем не бывало доложил о себе второй камердинер Его Величества и попятился спиной к двери, успев при этом схватить булочку с ближайшего стола, - Не отыскал я Вашу мадемуазель. Ну да пойду... поищу еще где-нибудь.

- Не нужно, - отрезал Виллеруа, во второй раз уже проявив наличие не только воли, но и должной твердости в характере.

- Как Вам будет угодно, -
поклонился Блуэн и, не показав и виду, что заметил юбки прятавшейся за маркизом мадемуазель, отворил дверь в коридор на лестницу, - В таком случае освобождаю Вас, месье, от моих услуг.

Дверь раскрылась почти беззвучно - королевские камердинеры умели передвигаться бесшумно, как тени. Франсуа только и успел ободряюще улыбнуться Оре, а когда обернулся снова, дверь была уже закрыта, как будто никого и не было.

- Его Величество приставил ко мне своего камердинера, - счел нужным объяснить это странное появление Виллеруа, сцепляя руки на талии девушки, - Потому что моего камердинера обвинили в чем-то несусветном, в кражах кажется. И все так закрутилось. Люка арестовали, но он сбежал. А теперь оказалось, что его схватили по приказу герцога де Руже, - он вздохнул, обнял Ору и прошептал, - Как же все странно - мне лейтенантский чин, а моему слуге карцер... я должен в этом разобраться сам. Правда же? Вы бы не оставили своего слугу в беде? Правда же, Ора?

7

Отправлено: 26.08.16 23:37. Заголовок: Просто поразительно,..

Просто поразительно, как это ей удалось дожить аж до восемнадцати лет, даже не подозревая о том, сколь приятна наука сладких поцелуев. Луиза, и та уже успела ее постичь, а ведь она на целых два года моложе. Ох, сколько лет было потеряно зря!

Осознание сей прискорбной потери так глубоко поразило мадемуазель де Монтале, что она тут же клятвенно пообещала себе как можно скорее наверстать упущенное. А посему маркизу было милостиво позволено оттачивать свое мастерство на податливых устах любознательной и жадной до всякого нового опыта фрейлины. В конце концов, если они с Франсуа и были пока еще слишком торопливы и не особенно умелы, то ведь количество рано или поздно непременно должно было перейти в качество, убеждала себя Ора. Ракоши наверняка не один год практиковался, прежде чем достичь нынешнего совершенства, так что и Виллеруа когда-нибудь научится целовать ее так, чтобы сладко плавились все косточки в теле, а разум отлетал прочь, далеко и надолго. Ну а пока… пока она с азартом отвечала на нетерпеливые поцелуи маркиза, чтобы, не дай бог, не отбить у него охоту к этому увлекательному занятию.

И все таки, учебный процесс был прерван – не по ее вине. Расслышав сквозь стук собственного сердца чужой мужской голос, Ора испуганно пискнула, широко распахнула зажмуренные от удовольствия глаза и прянула бы прочь, если бы не широкая спина Франсуа, за которой, оказывается, можно было так удобно спрятаться.

- Кто это был? – шепотом спросила она, услышав легкий скрип закрываемой двери. – Камердинер короля? Ой…

Целовательное настроение безнадежно улетучилось, и девушка легонько уперлась ладонями в грудь своего кавалера, не давая обнявшим ее рукам прижать ее слишком сильно.

- Однако, месье лейтенант, вы уже не только гвардейцами, а и королевскими камердинерами командуете? Вот это фавор! – прирожденная склонность к озорству и смеху окончательно взяла в Монтале верх над романтичным настроем, и если бы не серьезное лицо маркиза, заговорившего об аресте своего лакея, она непременно пошутила бы по поводу далеко идущих последствий пребывания в домашних туфлях и халате короля.

- Ну конечно же, вы должны с этим разобраться, мой друг, - Ора ловко взбила смятые их объятьями кружева на груди Виллеруа, удерживая его на том же безопасном расстоянии. – Но ведь это не так страшно, как если бы вашего Люка арестовал префект, правда же? Де Руже… это кто? Ах да, вспомнила, это тот молодой генерал, который…

Она закусила соблазнительно припухшую от поцелуев губу, проглотив «который строил влюбленные глаза нашей Мадам». С одной стороны, ее правдивое во всех отношениях замечание могло дать весьма интересное направление их беседе, но с другой, Монтале вовсе не хотелось предстать перед Франсуа в амплуа досужей придворной сплетнице. Нет уж, пусть тайные поклонники принцессы Генриетты остаются тайными и дальше.

- Так что же, вы собираетесь доказывать невиновность вашего слуги совсем один? А я? Я бы могла… Мадам все равно нет у себя, и не известно, когда она вернется из павильона Дианы, так что… - фрейлина выразительно кивнула в сторону двери на лестницу для прислуги, но тут же скромно добавила, дабы Франсуа, не дай бог, не решил, что она ему навязывается. – Разумеется, если моя помощь была бы вам полезна и уместна. Но что же это мы все болтаем, а вы так и не съели ни кусочка. Да и я ужасно голодна. Давайте, мы сначала подкрепимся, а потом подумаем, что вам делать дальше, мой милый Франсуа.

8

Отправлено: 27.08.16 23:45. Заголовок: Услышав о фавор, Фра..

Услышав о фаворе, Франсуа весело подмигнул и усмехнулся, он и не задумывался о таком значении его дружбы с королем. С тех самых пор, когда он пятилетним мальчиком был представлен юному королю и его брату, многие вещи сделались для него обыденными и привычными. Если ему случалось изорвать платье во время мальчишеских потасовок и военных игр, в которых маленькому пажу частенько доставалось от более рослых и сильных товарищей из королевской свиты, то месье Бонтан, а позднее и Лионель Блуэн незаметно и с неизменной сноровкой исправляли нанесенный урон. Впрочем, эта забота относилась не только к Виллеруа, но и ко всем друзьям Людовика, требовавшего от своих камердинеров приглядывать не только за его обликом, но и за его товарищами, дабы их родителям не сделались накладными игры их отпрысков с королем.

- Да что там, какой же это фавор, - усмехнулся маркиз, с удовольствием позволив Оре взбить кружева на его груди, чтобы тут же попытаться вновь привлечь ее к себе, - Это из дружбы. Разве нет? Ну, и к тому же, я теперь не просто придворный танцмейстер, я лейтенант гвардии. Будет просто ужасно, если я появлюсь во главе почетного караула в измятом камзоле и в перепачканных в грязи ботфортах.

Тонкие запястья девушки дразняще мелькали из-под воланов и кружев и Франсуа уже не раз поймал себя на желании поймать их поцелуем. Но изловчиться так, чтобы наклонить голову и коснуться оливковой кожи губами, ему так и не удавалось - он тут же встречал отпор острых локотков, которыми Ора умудрялась упереться в его грудь. Она продолжала беседу, как ни в чем не бывало, тогда как глаза юноши загорались нетерпеливыми огоньками всякий раз, когда то ее пальчики порхали слишком близко от его губ, то ее разрумянившиеся щеки.

- Поцелуй, -
прошептал Франсуа, выдав наконец желаемое, и тут же прищурил глаза, - Так что, сначала поцелуй, - повторил он вслух и наклонился к лицу Оры так близко, что мог вдыхать аромат ее кожи, - А потом... да, я буду очень признателен Вам, если Вы пойдете со мной. Признаюсь, я и сам то попал к префекту впервые тогда. Тем вечером, когда мы с Вами танцевали на балу. Так что, я совершенно не знаю, что нужно делать. Может быть, - искушение поцеловать соблазнительные губки, улыбавшиеся ему, было так велико, что маркиз закрыл глаза и поддался этому захватывающему дух чувству целиком и полностью.
На этот раз поцелуй длился недолго. По странности, именно волнение помешало наслаждению и у Франсуа перехватило дыхание.

- Вы чудо, Ора, - выдохнул Франсуа, чуть ослабив ладони, скользившие по спине девушки, - Я понял, что нужно делать. Ведь Люка обвинила одна из служанок Мадам. Он сказал, что это была ложь. Так вот, нам нужно отыскать главную камеристку, она то точно знает, кто эта служанка. И наверняка они знают гораздо больше, чем признаются. Вы ведь поможете мне отыскать ее? Кажется, она кузина месье Бонтана.

Утробное урчание в животе Виллеруа заставило его рассмеяться. Он отпустил Ору из объятий и последовал за ней к столу, на котором стояли более серьезные закуски, нежели легкомысленные креманки со взбитыми сливками и пирожными. При виде ломтиков сочной ветчины и холодного жаркого из оленины аппетит разыгрался с нешуточной силой и маркиз тут же схватил первую попавшуюся тарелку тончайшего фарфора, чтобы набрать съестного.

- Это хорошая мысль, - заговорил он уже с набитым ртом, - Я про мадемуажель Бонтан... - пояснил он, жуя оленину, - Ешли она жнает что-то, то нам то точно скажет... а ежели нет, - он с налил воды в стакан и запил огромный кусок паштета, подхваченный из горшочка, - Тогда мы пойдем к месье Бонтану. Он знает... он то наверняка знает что делать.

Не прошло и десяти минут, как содержимое целого горшочка с паштетом, блюда с нарезками из ветчины и сыра, холодной олениной, глазированными в карамели ножками каплунов и луковых колечек запеченных в кляре были опустошены дочиста. Бросив сытый взгляд в сторону стола с пирожными, Франсуа проявил стойкость и решительно вытер губы попавшейся под руку салфеткой.

- Пожалуй... я уже сыт, - сознался он и улыбнулся своей милой подруге, - Не торопитесь, Ора... я просто... нас еще в пажеском корпусе приучили уничтожать все что на обеденном столе прежде чем главный надзиратель не ударит в колокол. Дурная привычка спешить... батюшка всегда ругается из-за этого. Говорит о манерах... и все такое.

Как ни странно, но с некоторых пор при мысли о герцоге у Франсуа не было больше нервозного ощущения неуверенности в себе. Да и к чему же, если теперь не батюшка, а король выделял его среди всех? И к тому же... тут на лице Виллеруа появилась та улыбка, которую поэты называют обожанием. Он смотрел на свою подругу и странное ощущение всемогущества росло из глубины его души - разве можно было чего-то не добиться, когда рядом с ним была Ора? Все просто обязано было получиться самым лучшим образом.

- Мы еще устроим настоящий пикник с Вами, милая Ора. А Люк будет носить нашу корзинку. Да да! И если Вам захочется, мы можем позвать Ваших подруг... Луизу или Габриэль... - он задержал взгляд на карих глазах Монтале и, чуть помолчав прошептал, - Или только вдвоем. Только мы.

Бой часов раздался откуда-то издалека - то ли это были огромные напольные часы в гостинной Мадам, то ли это доносился бой башенных часов Фонтенбло. Их мерный гул еще несколько секунд повторялся гулким эхом дворцовых коридоров, отдаваясь тревогой в груди счастливого молодого лейтенанта.

- Нам пора, - с сожалением проговорил он, но не утверждая эту мысль, а прося оттянуть этот момент еще на несколько мгновений, - Пора? - спросил он, беря руки Оры в свои.

9

Отправлено: 31.08.16 01:14. Заголовок: Перспектива отправит..

Перспектива отправиться к Ла Рейни, пусть даже и в обществе грозного лейтенанта королевской гвардии, как-то совершенно не улыбалась мадемуазель де Монтале. Предлагая свою бескорыстную помощь в спасении оклеветанного камердинера, она вовсе не предполагала, что от нее потребуется подобная самоотверженность, и уже готова была смалодушничать и отказаться от этого сомнительного предприятия под любым благовидным предлогом, когда неожиданный поцелуй повернул мысли Франсуа в другую, куда более благоприятную и (на сугубо женский взгляд Оры) более плодотворную сторону.

- Вот да, я как раз хотела предложить начать с горничных, - радостно подхватила она, опасаясь, как бы маркиз, остыв, не вернулся к опасной мысли нанести визит префекту. – В конце концов, прежде чем кого-либо защищать, надобно сначала выяснить, в чем его обвиняют. Тем более что мне как раз надо было навестить Бонтан и кое-что вернуть ей. Отличный предлог для разговора. Но вы ешьте, ешьте, Франсуа.

Смотреть на то, как юноша расправляется с обильным угощением, рассчитанным явно не на скромные аппетиты фрейлин, а как минимум на взвод изголодавшихся гвардейцев, было сущим удовольствием, и Ора поймала себя на мысли о том, что готова любоваться этим умиротворяющим зрелищем ежедневно. А то и по три раза в день, что уж там. И почему Франсуа угораздило родиться в семье герцога? То есть, конечно же, на момент своего рождения он еще не знал, что буквально через несколько лет сделается герцогским сынком, но ей-то от этого было не легче.

Так, умиротворение явно грозило скатиться в меланхолию. Монтале заставила себя проглотить кусочек хлеба, густо намазанный свежайшим ароматным сыром, и ломтик холодного мяса, но даже не почувствовала их вкус. Надо было срочно подумать о чем-нибудь позитивном. Вот например, о пикнике.

- Какая прекрасная мысль, - с чуточку преувеличенным воодушевлением воскликнула она. – Разумеется, мы непременно должны устроить пикник. Мы с Луизой отыщем самую красивую полянку в Фонтенбло, нарвем цветов и…

Бой часов прервал ее восторги, и даже ее жизнерадостная натура не могла помешать Оре почувствовать, как резко изменилось настроение. Время шло, камердинер Франсуа томился под стражей, а они беспечно пировали, мечтая о приятностях. «Нехорошо», - упрекнул ее внутренний голос, и вслед за ним девушка повторила вслух:

- Ой, мы совсем забыли про вашего беднягу Люка. Нехорошо.

Пора. Надо было приниматься за дело, но как же не хотелось… Монтале решительно тряхнула головой.

- Пора! Пока Ее Высочества нет, и комнаты пусты, а прислуга болтается без дела. Потом будет сложнее.

И тут же хлопнула себя по лбу.

- Бог мой, а корзинка-то? Франсуа, подождите меня пару минут, я сейчас – только возьму корзинку с шитьем из спальни Мадам и ножницы у Луизы. Бонтан первым делом спросит, куда я дела ее швейное богатство: говорят, она страшно строга. Я на минутку, а вы никуда не исчезайте, хорошо? И будьте умницей!

Оставив на щеке своего героя легкий поцелуй, Ора вихрем метнулась к двери, ведущей в опочивальню Мадам. Схватить оставленную на подоконнике корзинку, заскочить к Луизе за ножницами (ох, болтушка Мишу наверняка уже насплетничала о том, что ее хозяйка милуется в буфетной с молодым человеком) – все это не должно было занять больше пары минут, за это время с маркизом не должно было случиться никаких недоразумений.

10

Отправлено: 01.09.16 00:28. Заголовок: - Пора, - эхом отозв..

- Пора, - эхом отозвался Франсуа, нехотя выпуская руку Оры из своей. Легкий поцелуй не обжег и не смутил его, но зародил в душе приятное ощущение тепла, поднимавшегося из самого сердца, от которого щеки зарделись румянцем, а голубые глаза осветились счастливой улыбкой.

- Пора! - согласился он и поспешил было следом за Монтале, но у самой двери остановился, - Ой. Наверное, мне лучше туда не ходить? - нерешительность претила молодому человеку и он изо всех сил старался вести себя как можно увереннее, - А я Вас здесь дождусь. Ну что же со мной может приключиться, - улыбнулся он и в доказательство своей полнейшей благонадежности, уселся на первый попавшийся табурет, как раз когда Ора осторожно приоткрыла дверь, чтобы выйти.

Какими бы благими не были намерения маркиза, на беду он выбрал из всех табуретов именно тот, с треснувшей ножкой, который мажордом Его Высочества распорядился поставить особняком, чтобы его унес плотник. Треснувшая ножка надломилась и табурет покачнулся, прежде чем повалиться на бок. Неловким движением руки Франсуа задел стоявшие на соседнем столе стеклянные бокальчики и те с мелодичным перезвоном ударились друг о друга, подтолкнув  на пол. Звон бьющегося об пол стекла мелодичным эхом раздался по всей буфетной и вырвался в приоткрытую Орой дверь. Густо покраснев, Виллеруа зажал себе рот и кинулся собирать осколки стекла, не замечая тоненьких и довольно глубоких царапин, которые они оставляли на его пальцах.

- Идите, идите, Ора, - прошептал он, закусив ранку на указательном пальце, - Я сейчас все уберу. Все будет как было. Почти, - заверил он девушку, составляя остатки стаканов на столе и выкладывая рядом с ними прозрачную горку из обломков и осколков, - Эх... беда то какая. А ведь говорят, битая посуда это на счастье.

Справиться с невольно учиненным разгромом было бы просто, если бы маркиз догадался воспользоваться салфеткой или хотя бы одеть свои кожаные перчатки. Но как избавиться от неминуемого вторжения прислуги, наверняка услыхавшей грохот из буфетной? Озираясь на двери, которых к несчастью было слишком много, Франсуа решил, что в случае чего бежит прямиком в тот коридор, в который только что вышла Ора. Была ни была - а уж лучше он будет замечен рядом с покоями Мадам, чем у стола с разбитой посудой. Маркиз замер в ожидании, готовый в один миг рвануть на себя дверь и скрыться за ней, прежде чем кто-нибудь успеет войти.

11

Отправлено: 07.09.16 23:15. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Чуланчик с садовым инструментом. 2  //

- Да как же, живо, - огрызнулся мальчишка и он кивнул на дверь в каморку, - Мэтр заботами завалил выше крыши. Так что, милсударь, раньше чем после обеда не выйдет.

Князь наклонил голову и посмотрел в глаза садовника, знавал он таких, что были заняты ровно настолько, сколько им платили - кто больше даст, тому и служат проворнее.

- После обеда, стало быть? -
вздохнул Ференц, сделав вид, что собрался уходить, - Ну, значит, после обеда, - повторил он, обреченно хлопнув себя по поясу, к которому был пристегнут набитый монетами кошель, - Не стану обременять тебя сверх меры.

- Так это, - мальчишка жадно облизнул пересохшие губы и крикнул уже вдогонку поднимавшемуся по лестнице князю, - Я бы мог и поспешить... негоже отказываться услужить такому щедрому господину.

- Ага! - князь остановился на ступеньках и вынул еще пару монеток из кошеля, - Держи! Постарайся успеть до обеда.

Гаспар поймал брошенные монетку на лету и тут же скрылся за дверью, услыхав грозный окрик мэтра.
Мадьяры направились вверх по лестнице, посмеиваясь над предприимчивым мальчишкой, пока не дошли до второго этажа. У дверей в буфетную князь остановился и прислушался. Грохот разбитой посуды заставил его вздрогнуть, но последовавшие за тем не менее громкие извинения вызвали на его лице улыбку.

- Ставлю золотой, что это голос нашего юного друга Виллеруа! - сказал Ференц и, ни секунды не медля надавил на дверную ручку, чтобы отворить дверь.

- Погодите, князь! Как Вы думаете, зачем молодой маркиз явился в буфетную в апартаментах герцогини Орлеанской? -
прошептал Каринти, перехватив княжескую руку.

- Зачем? - пожал плечами Ференц и попытался надавить на ручку сильнее.

- Да ведь не пирожными же угощаться! - Каринти посмотрел на него со вселенским укором.

- Да хоть бы и нет, - не понял намека Ференц и решительно рванул дверную ручку, заставив обе створки двери задрожать и распахнуться, - О, маркиз! Учиняете набег на буфет?

Перед взорами искушенных по части разграбления погребов и провиантских складов мадьяр предстала весьма живописная картина небольшого разгрома, устроенного на столе с холодными закусками. Возле стола валялись рассыпанные из вазы бисквиты вперемежку с вареными креветками и раковинами от фаршированных мидий. Среди осколков стекла князь заметил тускло поблескивавшую багровую лужицу.

- А как тут по части вин? - спросил он, подавая руку ошеломленному Виллеруа, - Надеюсь, не все настолько же плохи, чтобы оказаться на полу? А мы тут с Каринти мимо проходили... решили навестить друзей. Шевалье, плесните-ка нам с маркизом по стаканчику вот из той бутылки, - князь показал на запыленную бутылку со свернутым на бок горлышком, скромно занимавшую самый последний ряд позади кувшинов и бутылок с розовыми и белыми винами.

- Выпьем за встречу, маркиз! Мы не виделись с того славного обеда в королевских покоях, а? Как Ваша поездка в Версаль? - Ференц весело подмигнул маркизу и кивнул в сторону двери, - А что наши очаровательные мадемуазели? Вы виделись с ними? Как поживают неразлучные подруги, Монтале и Лавальер?

12

Отправлено: 08.09.16 01:11. Заголовок: Вторжение мадьярског..

Вторжение мадьярского князя оказалось настолько внезапным и неожиданным, что Франсуа напрочь позабыл о своем решении скрыться в коридоре фрейлинских покоев. Он застыл на месте с кусками битого стекла в руках, не зная толком, что с ними делать.

- Князь! Вот это неожиданность, - воскликнул маркиз и протянул было руку навстречу, - Ой... тут у меня оказия случилась. Неудача как есть.

- Да уж, - подтвердил степень его неудачливости спутник князя и наклонился, чтобы помочь собрать остатки битого стекла.

Покраснев в тон своему алому камзолу, Виллеруа неловко отступил назад. Раздался хруст раздавленного стекла. Смутившись, Франсуа чуть не выронил уже собранные им осколки и неловко улыбнулся.

- Да, мы... -
замявшись, Франсуа вдруг задумался, а следовало ли посвящать князя в их с Орой планы. Он ссыпал осколки стекла на серебряное блюдо и потер тонкие порезы на ладонях, растирая собравшуюся в них кровь - не хватало еще перепачкать новый камзол!

Пока он озирался, следя за тем, как шевалье Каринти ловко уничтожил следы несчастного случая, князь успел заприметить бутылку превосходного вина, явно дожидавшуюся настоящего знатока вин. Франсуа никогда не согласился бы с утверждением, что не умел пить, скорее он бы принял вызов и пил бы на спор один стакан за другим, пока не упадет замертво. Но ведь он обещал Оре, что с ним ничего не стрясется и он дождется ее, чтобы вместе пойти к старшей камеристке Мадам. А раз так, значит, пить ему не следовало. Особенно то превосходное вино, на которое так метко указал князь.

Маркиз с сомнением оглянулся на дверь, за которой скрылась Ора. Может быть, один стакан за их встречу с князем не помешает? Конечно же, это было далеко не то разбавленное водой розовое вино, которым он запивал свой обед на скорую руку. Но с другой стороны, что могло случиться всего лишь от одного единственного стакана? От принятия решения его отвлекли вопросы князя и Франсуа замотал головой в ответ Каринти, уже протягивавшему ему полный стакан вина.

- О нет нет, я не могу пить сейчас! -
решительно запротестовал маркиз, - Как раз ради мадемуазель де Монтале я и не могу принять Ваше приглашение, дорогой князь. Ничего личного... то есть, я ужасно рад нашей встрече. Но мне сейчас потребуется ясная голова как никогда.

Видя удивление на лицах Ракоши и Каринти, Франсуа выдохнул и выпалил на одном дыхании:

- Потому что мадемуазель де Монтале вызвалась помочь мне вызволить моего камердинера. Его арестовали сегодня утром. Господа мушкетеры утверждают, что Люк виновен в кражах драгоценностей из комнат фрейлин Ее Высочества. Нам нужно найти доказательства того, что это был другой человек. Простите, князь, в другой раз я непременно выпью вместе с Вами. За встречу. И за дружбу.

13

Отправлено: 15.09.16 00:12. Заголовок: Оре казалось, что он..

Оре казалось, что она движется медленно, слишком медленно, будто пытается идти по дну реки, да еще и против течения. На самом же деле девица Монтале пронеслась из конца в конец по покоям Мадам подобно самуму над Сахарой: молниеносная, неудержимая и, главное, окутанная густым облаком пыли, поднятым юбками, которые вихрем вились вокруг стройных ножек, едва поспевая за своей стремительной хозяйкой.

Ворваться в опочивальню Мадам (по счастливому совпадению пустующую в этот момент), схватить мирно почивающую на широком подоконнике корзинку с шитьем, напомнить себе, что ножницы остались у Луизы, промчаться с дробным топотом по коридору промеж отведенных свите герцогини комнат, влететь в состоянии полной растрепанности и отсутствия дыхания в гнездышко Лавальер (почти уютное стараниями умелых рук Луизы), выдохнуть: «Ножницы!», схватить смертоносное орудие кройки и шитья, затрясти головой в ответ на немой (а затем и озвученный) вопрос подруги, развернуться на каблучках, едва не сломав при этом правый, и с криком: «Потом, потом, я потом все расскажу, только пошли Мишу в буфетную, пожалуйста», броситься обратно.

И все это под неумолчное понукание внутреннего голоса: «Скорей, скорей, еще скорей, пока в буфетной еще сохранилась хоть толика стекла!»

И только на пороге этого святилища булочек и пирожных Ора, наконец, остановила свой лихорадочный бег и перевела дух. То есть, попыталась перевести, но осознала, что на это уйдет слишком много времени, которых у них с Франсуа не было совершенно, и лишь торопливо поправила кружева на груди и кудряшки на висках, чтобы не напугать маркиза своим видом.

Вдох-выдох-вдох! Прижав одной рукой драгоценную корзинку, а другой – норовящее выпрыгнуть из груди (не от волнения, упаси господь, всего лишь от неумеренной скорости) сердечко, Монтале собралась уже открыть дверь в буфетную, когда сообразила, что третьей руки – к вящей досаде деловитой фрейлины – у нее нет, так что сердцу придется биться без удержу.

- А вот и я! – весело объявила она совсем чуточку запыхавшимся голосом и самым чинным образом вплыла в буфетную. – Надеюсь, посуда еще осталась? И закуски тоже?

Но в ответ на ее шутливый возглас к девушке обернулись сразу три пары глаз, и, охнув и заморгав от неожиданности, она таки ж выпустила корзинку. Звякнули о плиты пола злополучные ножницы, покатились во все стороны пуговки, катушки и клубочки пряжи.

- К-к-князь? К-к-каринти? – пролепетала Ора, напрочь забыв о хороших манерах и уставившись на нежданных пришельцев если не с ужасом, то с крайним изумлением.

«Должно быть, извиняться пришли за свидание», - сделал вывод внутренний голос, по своему обыкновению куда более невозмутимый, чем душечка Монтале. «Но как же… Франсуа же! Ах, как это некстати!» - мысленно возмутилась Ора. И в самом деле, трудно было выбрать более неподходящий момент, однако Ракоши это каким-то образом удалось.

- Помилуйте, господа, каким же образом вы тут оказались? И зачем?– воскликнула она, но тут же спохватилась и постаралась принять самый что ни на есть светский вид: как никак, она была фрейлиной, другими словами, теперь представляла Мадам. – Ежели вы к Ее Высочеству, князь, то вынуждена вас огорчить, Мадам обедает в парке, в…

Стоп, стоило ли сообщать Ракоши о павильоне Дианы? А вдруг внезапная тяга принцессы к одиночеству требовала тайны, по крайней мере, от предприимчивых кавалеров, к которым князь, без всякого сомнения, относился?

Пока Ора размышляла над этой проблемой, дверь за ее спиной скрипнула, и в буфетную просочилась девица Мишу, которую представшая ее глазам картина повергла в не меньшее замешательство, чем ее хозяйку, хотя и по иной причине.

- Боженьки ты ж мой, да наш кавалер, никак, утроился, - пробормотала озадаченная горничная. – Недаром, видать, говорят, что бог троицу любит. Да только что ж это господа хорошие столько посуды перебили? И ведь не впервой ужо!

Мишу с недовольством глянула на Ракоши, единожды уже замеченного прислугой за битьем бокалов здесь, в буфетной. По всему выходило, что поговорка про то, что тать всегда на место преступления воротится, тоже не на пустом месте взялась.

- Вот у себя и били бы. Но нет, поди ж ты, непременно надобно к нам,
- проворчала она совсем тихо, на всякий случай оставаясь за спиной Монтале.

14

Отправлено: 15.09.16 01:37. Заголовок: - Вызволить Вашего к..

- Вызволить Вашего камердинера? - с сомнением переспросил Каринти и посмотрел на князя, - Стоит ли вмешиваться в дела королевского двора, мой князь? - красноречиво говорил его взгляд, но вежливость и дружеское расположение к юному маркизу снова помешали советнику князя проявить должную настойчивость.

- Ваш камердинер попал в лапы к этому полицейскому прохвосту? -
спросил в свою очередь князь и медленно поставил стакан с вином на стол, - Что-то я уже слышал про эти драгоценности.

- Ласлов, - шепнул Каринти и поставил второй стакан, предназначавшийся маркизу, на стол, - Кажется, он что-то говорил о краже и погоне в покоях Мадам во время турнира.

Ференц покачал головой, ему слишком хорошо было известно, что случилось в коридоре фрейлинских комнат в тот вечер. Он не хотел упоминать о вылазках Ласлова за цветами и тем более о собственных похождениях в королевской оранжерее. Но и молчать было не лучшим выходом. А что если рассказ Ласлова помог бы пролить свет на это дело и более того, спас бы камердинера Франсуа от ареста и осуждения за кражу?

- Вы правы, дорогой маркиз, это дело требует всей серьезности. Выпьем позднее. Могу ли я чем-то помочь Вам? Может быть господин префект сочтет показания моего шевалье достаточными для того, чтобы отпустить невиновного?

- Князь, - снова зашептал шевалье, - Но ведь тогда Вам придется выдать себя. И кое-кого еще.

- Черт... да не свисти ты в ухо, как змей, Каринти! - одернул его Ференц.

Странное эхо гуляло по апартаментам Ее Высочества - оно было до невозможного похоже на голос Оры де Монтале и повторило восклицание князя в точности, но только чуть тише и менее внятно. Зато эхо от звона осколков, выпавших из рук Каринти, собравшего их с места крушения, повторился куда громче и отчетливее... трам-там-там-та-там! По паркетному полу покатились пуговицы, маленькие похожие на жемчужинки бусины поскакали в разные стороны, длинные ножницы звякнули последними, ударившись о ножку ближайшего табурета.

- Ора! - все трое обернулись к дверям и застыли от неожиданности. Впрочем, Каринти тут же метнулся к выпавшей из рук девушки корзинке, чтобы помочь собрать выпавшее шитье и клубочки драгоценной пряжи.

Ференц весело встряхнул головой, сорвав с себя шляпу, и поклонился с видом завсегдатая гостинных принцесс крови. На лице его появилась вежливая улыбка, так не вязавшаяся с плескавшимся в синих глазах смехом.

- И мы весьма рады видеть Вас, мадемуазель, - ответил он, с удовольствием наблюдая за очевидным, хоть, и недолгим замешательством Оры, - И будем крайне огорчены, если и Вас дела уведут в сторону парка...

Интересно, а куда именно отправилась герцогиня Орлеанская к обеду? И не значит ли это, что и Ора должна сопровождать ее? Тогда отчего же она все еще во дворце?

- А отчего же Вы не с Ее Высочеством? - князь позволил себе полюбопытствовать и тут же пожалел о своей бестактности - ведь очевидно же, что Ора осталась во дворце ради того, чтобы помочь делу маркиза де Виллеруа, - Впрочем, что же я спрашиваю. Маркиз уже рассказал нам про арест его камердинера. Так вышло, что я немного в курсе, - Ференц сощурил глаза и наклонил голову, словно готовый повиниться перед судом праведников, - Шевалье Ласлов рассказывал о каком-то недоразумении, которое приключилось с ним. Во время турнирного матча.

- Он видел, как из коридора фрейлинских покоев выбежал мужчина. Тогда же одна из служанок подняла крик о помощи, - рассказал Каринти, припоминая сбивчивый и по его мнению крайне бестолковый рассказ Ласлова.

Тихое бормотание служанки, явившейся следом за де Монтале, заставило Каринти покраснеть от досады и стыда. Хоть, он и понятия не имел, как Виллеруа умудрился разбить такое количество посуды, совесть заставляла его принять на себя всю ответственность за произошедшее.

- Прошу простить нас, мадемуазель, -
пробормотал он также тихо, как и девица, - Надо бы для перевязки что-нибудь. Или хоть бы чистый платок, - он указал девушке на Виллеруа, - Маркиз поцарапал себе ладони, когда собирал осколки.

15

Отправлено: 15.09.16 23:12. Заголовок: Ора появилась в буфе..

Ора появилась в буфетной так неожиданно, что Франсуа едва не подпрыгнул на месте. О, нет, конечно же он ждал, когда же она вернется, и даже был готов бежать навстречу, позабыв про всяческую осторожность. Но ведь случилось же Оре войти именно в тот момент, когда князь и шевалье Каринти едва не уговорили маркиза выпить за их дружбу.

- Фу, - тихо выдохнул Франсуа и поблагодарил своего ангела за службу - а ведь все-таки ему хватило воли и чувства долга, чтобы отказаться от соблазнов. Правда, следовало отметить, что и сам Ракоши с легкостью отказался от дружеской попойки, стоило лишь Виллеруа рассказать о бедах своего камердинера. Франсуа потер ухо, полыхавшее так, словно его оса укусила, и задумался о произнесенной князем фразе: "может быть господин префект сочтет показания моего шевалье достаточными для того, чтобы отпустить невиновного?"

- Как? Вы уверены в том, что Люк невиновен? -
спросил маркиз, с удивлением глядя на князя, - Шевалье Каринти, Вы знаете что-то об этом деле?

Ответ Ракоши внес некоторую ясность, но вместе с тем и еще больше путаницы. Франсуа недоумевал, как мог шевалье Ласлов быть во фрейлинских покоях во время турнира, если он, по рассказам Оры, сам принимал участие в состязаниях?

- Но, как же турнир? -
спросил он, недоверчиво глядя на Каринти, подхватившего рассказ князя, добавив к нему еще несколько штрихов, - Нет, князь, этого быть не может. И Ла Рейни вовсе не такой тупица, чтобы поверить нам на слово. Даже Вам, - добавил он извиняющимся тоном, - Но, вот что, мы решили наведаться к старшей камеристке, мадемуазель Бонтан. Она наверняка знает, кто из служанок видела вора. Ее то мы и расспросим. Пусть опишет того человека, а уж мы то отыщем его.

Кажется, его недоверчивость задела мадьярского принца и его спутника. Франсуа заметил, как шевалье Каринти досадливо прикусил губу и посмотрел на князя, как будто говоря ему - "Ну, что я говорил"

- Не поймите меня неправильно, господа, - поспешил исправиться маркиз, - Я от всей души благодарен Вам, князь, за желание помочь. И Вам, месье Каринти. Но, если обнаружится несоответствие... ну, вы же понимаете, там были свидетели. Шевалье Ласлов будет обвинен в лжесвидетельстве и это обернется против него же. Ведь правда, Ора?

Он повернулся к де Монтале, прося о помощи. Ведь наверняка она знала, что именно сказать князю так, чтобы не обидеть его. Краем глаза он заметил, как шевалье Каринти присел на корточки и принялся собирать рассыпавшиеся по полу бусины и кружева из корзинки, тогда как служанка Оры с тихим ворчанием убирала осколки из-под стола.

- Ой... простите меня, мадемуазель. Это я виноват, - проговорил он, краснея еще гуще прежнего, когда Каринти указал на царапины на его ладони, - Немножко поцарапался, не беда. А вот посуду разбил, - он вздохнул, - Это нечаянно, право слово. Я так неловок.

Ну вот, теперь они вместо того, чтобы бежать выручать Люка, будут заняты его ладонями. Виллеруа сжал губы и пошарил левой рукой в кармане. К еще пущей досаде маркиза вместо искомого платочка он выудил из кармана злополучную тряпицу, подобранную им на том месте, где была похищена неизвестная девица.

- Это не мое, - проговорил он, отвечая на вопросительный взгляд Каринти, - Я нашел его в траве. Я не говорил никому кроме самого короля и месье Бонтана, - доверительным шепотом добавил он и покосился на девицу Мишу, энергично сметавшую осколки в одну блестящую горку, - Я оказался свидетелем того, как похитили женщину. Это был ее платок. Она обронила его, - он счел необходимым повторить это дважды, чтобы князю и его другу не вздумалось прийти к тому же выводу, как и его отцу, - Ора, Вы бы смогли догадаться, кому может принадлежать такой платок? Или это была накидка... я совсем не помню, как была одета та женщина, - он хотел было добавить, что не разглядел ее из-за темноты, царившей в потайном коридоре, но во-время закрыл рот - месье Бонтан строго настрого запретил ему говорить о том коридоре и тем более о том, куда именно они ходили.

16

Отправлено: 17.09.16 00:48. Заголовок: Стоило встретиться в..

Стоило встретиться взглядом с синими, как васильки, глазами Ракоши, и бедное сердечко мадемуазель де Монтале отправилось в короткий, но стремительный путь куда-то вниз – бух! А вслед за ним и колени подломились сами собой. На счастье Оры, россыпь пуговиц, бусин и иголок была вполне извинительным предлогом для подобной слабости и еще лучшим поводом не поднимать ни головы, ни глаз, сосредоточенно собирая раскатившиеся по полу сокровища.

- Ах, ну что вы, сударь, право же, не надо, я сама, - шепнула она подоспевшему на помощь Каринти, но собранные пуговки и бусинки приняла у него с благодарностью, тем более что светловолосый мадьяр и сам был смущен не менее ее, хотя уж его-то вины в неловкости Монтале не было вовсе.

- Ее Высочество не взяла с собой никого из нас. Вообще никого не взяла, - объясняя свое пребывание в замке, она продолжала пристально разглядывать пол в поисках какой-нибудь закатившейся бусинки. – Так что я совершенно свободна и обещала маркизу свою помощь в его деле, князь.

А если вы пришли за опоздание извиняться, то сами видите, уж поздно, и я занята.

Похоже, все было собрано. Ора тихонько вздохнула и легко поднялась с колен. Чему быть, тому не миновать.

Видеть двух Францисков рядом было мучительно. Но не смертельно, и это радовало.

- Шевалье Ласлов тоже видел этого вора? Да когда же он успел? Вот же ветрогон!
– она невольно улыбнулась, вспомнив утреннее рвение Ласлова, но тут же посуровела, потому как обида на не явившихся на свидание мадьяр была еще свежа. – Франсуа, вам надобно непременно выслушать и Ласлова. Само собой, мы начнем со служанок, но кто знает, вдруг этот вор с ними сообща? Они и соврут, не поморщатся. А слову шевалье я поверю, да и господин Ла Рейни, в случае чего, тоже поверит, думаю. Но только это уж совсем крайнее средство будет, к префекту Ласлова посылать. А вот поговорить с ним, это обязательно, ведь правда же?

Смотреть в чистые глаза Франсуа было легко и спокойно. Ни уши, ни щеки, ни другие части тела не собирались предавать Ору, и в этом был несомненный плюс маркиза. Если б только он не был таким растяпой! Хотя разве не в этом было главное очарование Виллеруа? Вот и сейчас…

- Как, вы еще и порезаться умудрились? – ахнула она в ответ на просьбу Каринти отыскать тряпицу для перевязки рук и засмеялась, когда Виллеруа обиженно нахохлился и спешно сунул руки в карман с видом нашкодившего сорванца. А затем – о, кладезь сюрпризов! – вытянул из кармана какую-то тряпицу. На мгновение Монтале напряглась, испугавшись, что сейчас он развернет ее платок, но тряпица оказалась чужим, незнакомым куском тончайшего газа.

- Какая прелесть! – Ора взяла платок, начисто позабыв про изрезанные пальцы Франсуа, и поднесла невесомую ткань к лицу, вдыхая непривычный, пряный аромат. – Не представляю, кто мог обронить такую дорогую вещь. Не француженка, это точно. И не англичанка. Если бы турки не держали своих женщин взаперти… ой, Франсуа, вы же не видели турок! Они такие чудные, нету слов! И от них… - она снова поднесла платок к носу. – Да, от них так именно и пахнет. Ну или не совсем так, но похоже. Я… я ведь права, князь?

Монтале, наконец, повернулась к Ракоши и протянула ему находку. Вот, и не страшно совсем. Только неловко. Слишком далеко они зашли позавчера, недопустимо далеко, чтобы сегодня она могла чувствовать себя рядом с князем так же просто и непринужденно, как раньше. Но надо стараться. Понятно, что у него получается лучше, мало ли девиц перецеловано на княжеском веку, а вот ей так отчаянно не хватает опыта. Ох, только б не краснеть. И зачем только Франсуа достал этот платок? Скорее бы уже сбежать… нет, уйти.

- Ой, да что ж мы медлим? – вырвалось у Оры против воли. – Ведь вам надобно поспеть к королевскому обеду, Франсуа.

17

Отправлено: 17.09.16 23:05. Заголовок: - Ну вот, что я гово..

- Ну вот, что я говорил! - победно воскликнул князь, приняв слова Оры как безоговорочную поддержку, - Ласлов точно видел того проходимца... да они же тогда едва лоб в лоб не столкнулись, правда же, Каринти?

- Не совсем, мой князь.

Ференц не ожидал возражений со стороны шевалье, а потому удивленно вскинул брови и обернулся вполоборота, чтобы проверить, не шутил ли тот.

- Что значит, не совсем? - спросил он и  посмотрел сначала на Каринти, а потом на де Монтале, - И Вы тоже так считаете, Ора? Да, что нам этот префект! Мы с Ласловым сегодня утром разгромили его кабинет так, что ему еще долго не придется взаперти по душам беседовать. Его хваленым гвардейцам пришлось стрелять из аркебузы, чтобы взломать замок. Эх, жаль, что Вы этого не видели, Франсуа, презанятное зрелище было. А уж какие вопли мы услышали, когда господин Ла Рейни ворвался в собственный кабинет и не застал нас.

- Вряд ли это утреннее происшествие добавит веса к Вашим словам, мой князь. И тем более к свидетельству Ласлова, - снова возразил Каринти. Он собрал остатки осколков в корзинку и передал ее служанке, а затем подошел к Виллеруа и взглянул на кусочек материи, которую тот вытащил из кармана.

Оказавшись в меньшинстве, да еще и против Смугляночки и своего лучшего друга, Ференц слегка опешил, но даже виду не подал, что это смутило его. Он ухмыльнулся и прищурился, глядя в лицо де Монтале, но та даже глаз не подняла, как будто нарочно избегая встретиться с ним взглядом. Это насторожило князя, но не задело, а всего лишь раззадорило. Известное дело, любая девушка старается прежде всего не смотреть в глаза тому, на кого ей хочется смотреть больше всего. А значит...
На губах трансильванского князя заиграла теплая улыбка. О да, он понял все. Будь его присутствие безразличным или нежелательным, то Ора говорила бы с ним по-другому. А ведь она только что посоветовала Виллеруа принять помощь, предложенную князем.

Где-то за стеной тихо звякнули колокольчики часов. Ференц мысленно отсчитал две четверти и тут его осенило. Ведь Шерегий предупреждал о назначенном от имени князя свидании! Два часа тому назад его ждали на скамеечке в саду возле фонтана Дианы, и Шерегий взял слово с Луизы де Лавальер, что та приведет с собой де Монтале, даже если она будет изо всех сил упираться.

Тень вины легла на княжеское чело, вмиг стерев прежнюю самоуверенность и веселье. Как раз в тот самый момент в руках Виллеруа появился спасительный предмет, отвлекший всеобщее внимание. Ференц был готов обнять маркиза и пожать его исцарапанные руки, если бы между ними теперь же не оказалась сама Ора, с интересом и удивлением разглядывавшая необычный трофей.

Ему и самому было любопытно взглянуть на находку и он заглянул через плечико де Монтале, невольно вдохнув аромат ее локонов, выбивавшихся из прически самым причудливым образом. Не удержавшись от соблазна, он украдкой подул, заставив локон всколыхнуться словно на ветру. И тут же улыбнулся, сделав вид, что был всецело поглощен рассматриванием платка.
Да и было на что посмотреть, ведь это была часть вуали из тончайшего газа, вроде тех, которыми восточные женщины прикрывали лица, выходя на солнечный свет.
Ференц присвистнул.

- Вот так так! Ну и находка, маркиз. Право слово, Вам несказанно повезло. Дважды причем, - сказал он с легкой усмешкой.

- Повезло? Не то слово, - проговорил Каринти и громко хмыкнул в кулак, - Это наверняка принадлежало какой-нибудь наложнице из гарема турецкого паши. Очень дорогая ткань... такую мог подарить сам великий визирь султана или Осман-паша своей любимой наложнице.

Заметив недоумение на лице маркиза,он пояснил:

- Это часть от вуали. А наложниц, сами понимаете, маркиз, просто так в дворце не повстречаешь. Видеть их для турок сродни смертному греху у христиан. Немедленная расправа ждет смельчака, посмевшего нарушить запрет на вход в гарем.

Каринти рассказывал маркизу о ценности находки, тогда как Ференц не спускал глаз с затылка Оры, пока та не повернулась к нему. Вот же они, милые его сердцу глаза смотрели на него. Что же в них? Упрек или вопрос? Мягкая ткань, еще теплая от державших ее рук, легла на его ладонь. Он улыбнулся в ответ, но уже без прежней самоуверенности.

- Вам повезло, дорогой маркиз. Дважды, -
сказал князь и снял кольцо с безымянного пальца на левой руке, - Находка эта стоит как минимум двух объезженных арабских скакунов. Смотрите, - он продел кончик ткани через кольцо и потянул за него, так что вся ткань целиком легко проскользнула, струясь словно вода прозрачного ручья, - Это во-первых. А во-вторых, друг мой, Вы остались живы, - уже серьезным тоном закончил он, глядя в карие глаза де Монтале, - Турки не оставляют в живых тех, кто нарушают их законы. Нам несказанно повезло, что они не заметили пропажу и наш друг сегодня с нами.

- Ой, да что ж мы медлим? Вам надобно поспеть к королевскому обеду, Франсуа.

- Королевский обед? - серьезность вновь покинула лицо Ференца, стоило ему вспомнить королевский обед, которым угощал их Виллеруа, разыгрывая роль Людовика в королевских покоях, - Неужели кузен Луи снова пустился в бега, оставив Вас вместо себя?

// Дворец Фонтенбло. Покои князя Ференца Ракоши. 3 //

18

Отправлено: 18.09.16 00:38. Заголовок: - Разгромить кабинет..

- Разгромить кабинет Ла Рейни? Как же Вам это удалось? - спросил Франсуа сквозь смех, - Неужели господин префект умудрился арестовать и Вас? О, теперь-то я понимаю, почему Его Величество был так суров с ним. Уж поверьте, князь, господину префекту досталось по первое число. Теперь он не то что поверит, он в отчетах королю Ваши слова цитировать станет, как Библию. Но как, почему же Вы оказались под арестом?

Расспросить князя о подробностях не удалось, так как все внимание вдруг переключилось на него самого и маркиз почувствовал, как его щеки зарделись. То ли от смущения, то ли от удовольствия. Сердце горячо сжалось и екнуло, когда Ора ахнула, увидев царапины на его ладонях. Волнение, еще не привычное ему, но приятное и невесть отчего окрыляющее вдохновением, разлилось в груди Франсуа. Опасаясь, что блеск в его глазах будет истолкован, как слезы досады, он опустил глаза. Но тут же любопытство пересилило осторожность и он с интересом уставился на платочек, который его батюшка герцог де Невиль принял за знак внимания владетельной и высокородной особы, имя которой он даже не произнес вслух, чтобы не испортить момент своего отеческого торжества.

- О нет, она была не француженка, это точно, - подтвердил Франсуа, забыв о благом намерении умолчать о своих приключениях в потайном коридоре, - Она сбежала от своего господина и искала спасения. Я случайно наткнулся на нее.

Пристальные взгляды заставили маркиза опомниться и умолкнуть.

- Да, турок то я не видел. До сегодняшнего утра, - пояснил он, тушуясь под внимательным взглядом русоволосого мадьяра. Тот, по-видимому, решил, что маркиз не был знаком с нравами и обычаями басурман, и на полном серьезе принялся выговаривать ему за находку, будто подозревая, что Франсуа стянул вуаль с лица одной из наложниц прямо в посольских покоях.

- Да нет же, князь... - запротестовал Франсуа, - Шевалье, Вы не поняли меня. Я нашел этот платок... то есть, эту вуаль. Она слетела с лица той женщины, когда ее похитили. Или поймали, - уже не столь уверенно сказал он, силясь припомнить, что же он видел на самом деле, - Я не успел толком все понять. Меня оглушили ударом сзади. Все, что я увидел, это остроносые туфли прямо перед моим лицом. Я упал, - пояснил он и тогда только понял всю правоту слов Ференца Ракоши - его ударили не с целью оглушить, а чтобы убить на месте за то, что он невольно увидел одну из наложниц посла.

- Ух, ничего себе, - проговорил маркиз и глаза его расширились от удивления, - Вот никогда бы не подумал, что при королевском дворе такое случится. Прямо как в историях той восточной царицы... как же ее звали? - он потер затылок, на котором еще оставалась шишка от удара, - Вот так история.

Веселья добавил и вопрос князя о королевском обеде. А что, если бы королю и впрямь вздумалось бы снова разыграть всех, оставив вместо себя Виллеруа? Но он тут же уловил озабоченный взгляд Оры и вспомнил о главном и важном.

- Люк! Он же сидит невесть в каких подвалах. Нужно скорее отыскать мадемуазель Бонтан. Даже если камеристка, указавшая на Люка, и солгала, она не посмеет повторить свою ложь перед кузиной королевского камердинера. Мы добьемся правды! Идемте же!

Позабыв про найденный им платок, про исцарапанные ладони и разбитую посуду, Франсуа кинулся к дверям в коридор. Он бы так и выбежал прямиком навстречу какой-нибудь из фрейлин или хуже того, самой Великой Армаде, графине де Лафайет, если бы Каринти не остановил его.

- Ах да... я ведь совсем не знаю, куда нам нужно идти, - спохватился он, - Князь, а что же Ваш друг, шевалье Ласлов? Вы приведете его сюда, в буфетную, или будет лучше, если мы вместе с мадемуазель Бонтан придем в Ваши покои? - маркиз посмотрел на де Монтале и протянул ей руку, - Вы ведь пойдете со мной, Ора?

19

Отправлено: 20.09.16 00:29. Заголовок: - П-п-пойду куда? В ..

- П-п-пойду куда? В княжеские покои? – переспросила Монтале, не поверив своим ушкам. Неужели Франсуа всерьез предлагал ей отправиться в логово мадьярской вольницы?

– Ой нет, лучше уж в канцелярию! – в запальчивости воскликнула она, послав своему легкомысленному подзащитному убийственный взгляд, который должен был испепелить его на месте, но не возымел никакого действия, потому что Виллеруа смотрел на кого угодно - на князя, Каринти, снова на князя – только не на нее, хоть ногами топай от возмущения. Она и притопнула, негромко так, но заслужила лишь сочувственный взгляд светловолосого мадьяра.

Обиженно дернув плечиком, Ора покрепче прижала к себе злополучную корзинку, чтобы не рассыпать ее содержимое в третий раз, и решительно направилась к той из четырех дверей, что вела в коридор для прислуги. Пусть эти умники сами договариваются меж собой, где и когда встречаться. Что до нее, то лишняя встреча с черноглазым шевалье привлекала ее менее всего, ну разве что нотацию ему прочитать о том, как недостойно кавалера обманывать честных девушек, заманивая их в сады и оставляя там дожидаться третьих петухов в гордом, но чрезвычайно скучном одиночестве. Хотя если князь пришлет Ласлова в буфетную… или сам придет с ним… нет, нет и тысячу раз нет, никаких хотя! После визита к мадемуазель Бонтан она умывает руки и ни на какие авантюры более не соглашается. Не ровен час, Мадам вздумает наскучиться своим уединением в парке и возвратится к себе, а ее не окажется на месте!

- Маркиз? Вы идете? – обернулась Монтале на пороге и, решив после секундного раздумья, что недовольство князем не должно быть поводом для невежливости, добавила: - До скорой встречи, господа.

А про себя понадеялась, что оная встреча не будет слишком скорой, ведь на королевский прием турецкого посла трансильванского наследника опять не пригласят, а вот Месье с Мадам отправятся туда всенепременно.

20

Отправлено: 20.09.16 22:56. Заголовок: Глаза Франсуа расшир..

Глаза Франсуа расширились от удивления, вот уж чего он не ожидал, так это того, что Ора предпочтет отправиться в логово префекта полиции, чем навестить княжеские покои. Он было раскрыл рот, чтобы так же запальчиво возразить, но тут же встретился взглядом с шевалье Каринти и промолчал. По лицу мадьяра было видно, что он был готов прочесть очередную отповедь маркизу, на этот раз о несуразности приглашений юных девиц в чьи бы то ни было покои, а по скорбно поджатым губам, явно читалось, что княжеские покои и вовсе стояли первыми в списке нерекомендуемых.

Франсуа виновато посмотрел в сторону князя, уж кого кого, а Ференца Ракоши он ни за что не хотел обидеть. Коротко улыбнувшись ему, Виллеруа пожал плечами и, прежде чем устремиться к дверям, сказал достаточно громко, чтобы и Ора могла его услышать:

- В таком случае, мы будем ждать Вас вместе с шевалье здесь же, князь! Только уже после королевского обеда и после приема посла. Может быть я пришлю кого-нибудь из моих гвардейцев за Вами? -
спросил он, вдруг вспомнив, что под его командованием отныне была целая рота гвардейцев, королевских, конечно же, но преданных ему не меньше, чем самому королю.

Отвесив дружеский поклон обоим мадьярам, маркиз поспешил к дверям.

- Я бегу! - едва ли не вслух выкрикнул он, но с языка слетело только, - Ора! Погодите!

// Фонтенбло. Комната для прислуги в апартаментах фрейлин Ее Высочества, 2 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Буфетная в покоях герцогини Орлеанской. 2