Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Павильон Дианы. 4


Парк Фонтенбло. Павильон Дианы. 4

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

04.04.1661, после полудня

https://d.radikal.ru/d41/1902/d2/e47faf8b7e14.png

2

Отправлено: 25.08.16 00:55. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гардеробная герцога и герцогини Орлеанских. 2 //

Дневной свет, свободно проникавший сквозь легкие занавеси на окнах, лишил павильон Дианы значительной доли того сказочного очарования, которое навсегда сделало незабываемым вечер ее свадьбы. Генриетта обошла вокруг накрытого на один прибор стола, кончиками пальца лаская белоснежную скатерть из узорчатого штофа. Хрусталь и серебро, все как в прошлый раз. И все таки, не так.

Сегодня в павильоне не хватало главного. Нет, не света луны и густой тьмы за окнами. Не свечей, не обилия изысканных блюд и сладостей. Сказочным ее павильон сделали не они. Просто сегодня здесь не было Его.

Велев Бонэм принести из соседней каморки-буфетной второй прибор, принцесса опустилась в кресло у окна. Садиться за стол до прихода ее гостя не хотелось. Пожалуй, она даже не была голодна. Пожалуй, она даже не устала. Счастливое возбуждение, владевшее ей с той минуты, когда маркиз де Данжо принес приглашение на охоту, все еще не прошло, оно заставило ее вскочить и еще раз обойти маленький уютный павильон, медленно и вдумчиво, трогая, словно узнавая, знакомые и незнакомые предметы, вспоминая все, что было сказано в тот волшебный вечер наедине с Ним. Неужели Луи тогда действительно признался ей в любви? Стоял перед ней на коленях, сжимал в объятьях, говорил сладкие, опасные вещи? А может, все это ей только приснилось?

Генриетта замерла на миг, прикрыв глаза, тряхнула локонами и счастливо рассмеялась. Нет, тысячу раз нет! Это был не сон, не сон! Сбывшаяся греза, мечта ее печального детства, но не сон. Она была любима – наконец. Одного этого было довольно, чтобы чувствовать себя восхитительно живой, восхитительно красивой. И не раскаиваться ни в чем. В конце концов, в их с Луи любви не было ничего дурного. Она пришла к Филиппу такой же чистой, как была. Если это вообще что-то значило.

Вспоминать о Филиппе не хотелось. Физическая сторона любви пока еще не имела для Минетт особого значения. Супружеский долг, не слишком-то приятный, но обязательный. И не имеющий ничего общего с той нежностью, с тем опьяняющим волнением, которое охватывало ее от одной мысли о Нем. Разве это не счастье? Разве этого не будет им довольно? Разве, думая о ней, Луи не чувствует то же самое? Разве…

Она снова упала в кресло, прикрыла глаза, представила себе Его. Рядом. Совсем близко. Сидящим у ее ног, положив голову ей на колени. Она гладит густые, шелковистые волосы, больше похожие на гриву, и тает от неизъяснимого блаженства. О, Луи…

Часы на башне замка пробили один раз, но Генриетта, погрузившись в свои грезы, больше похожие на полуденную дрему, часов не наблюдала. Для этого, в конце концов, имелась Бонэм.

3

Отправлено: 25.08.16 23:19. Заголовок: // Фонтенбло. Новая ..

// Фонтенбло. Новая Псарня //

Едва лишь успев заглянуть в свою комнату, чтобы переодеть охотничий камзол, любезно одолженный ему Филиппом, де Гиш наскоро умылся застоялой водой из кувшина и умчался в парк.

Он бежал по гравиевой дорожке через сад Дианы, то и дело нащупывая в кармане бережно сложенную втрое бумажку. "Павильон Дианы. В час" повторял он содержимое записки, еще не поверив окончательно в свое внезапное счастье. А что если это снова был розыгрыш? После постыдной неудачной попытки объясниться с Генриеттой в буфетной, куда его также пригласили по, якобы, ее же просьбе, де Гиш с недоверием смотрел на перспективу нового свидания наедине.
И все же, ведь это должно быть была именно ее записка. И лакей сказал, что она была адресована именно ему, а не кому-нибудь еще - так и сказал: "Графу де Гишу". И граф хотел верить этому краткому посланию. И с легкостью позабыл бы свое прошлое фиаско. О да, он был готов простить Генриетте ее выходку и обиду, нанесенную его гордости. Если только она действительно ждала его на этот раз. И если она ждала его не затем, чтобы вновь оскорбить.

Добежав до Озера, де Гиш уже пребывал в полной уверенности в том, что его ждали. Теперь мысли его летели быстрее ветра, унося желания гораздо дальше, нежели только умолять о дозволении видеться с принцессой. Он желал возместить обиду, нанесенную его самолюбию. Для начала Генриетта должна будет выказать ему то же уважение, что и к Филиппу, в конце-концов, чем он хуже. Рассуждая так, де Гиш рассчитывал уже на девичий стыд за несуразную выходку в буфетной, раскаяние и что-то еще. Но именно на этом месте его воображение входило в ступор. Что же еще? Он успел привыкнуть к молчаливому поклонению перед герцогиней Орлеанской, а точнее, за ее спиной, и к взятой на себя роли рыцаря-невидимки, как бы плохо он с ней не справлялся. А что же он ожидал получить взамен? На этом моменте канву радужной картины их первого свидания прогрызал червь сомнений и вновь воображение посылало видения одно другого унизительнее - вот Генриетта гневно захлопывает перед ним дверь, вот ее служанка, эта сухопарая англичанка Бонэм, кричит ему что-то по-английски, грозя кулачками, а вот де Тонне-Шарант и эта выскочка мадемуазель Острый Язычок смеются в голос, наблюдая из кустов за его тщетными ожиданиями под дверьми пустого павильона.

- Ну, наконец-то, сударь! - послышался сдавленный шепот со стороны озера и де Гиш вздрогнул. Голос английской камеристки Ее Высочества прозвучал также явственно, как хриплые крики перепуганного утиного семейства, поднятого на крыло из камышей, поросших возле деревянного мостка, соединявшего павильон с берегом.

- Она ждет меня? - сглотнув тяжелый ком сомнений, спросил де Гиш.

- Ждут Вас, ждут, сударь. Только чего-то Вы не больно-то спешили, а? -
не слишком любезное приветствие со стороны служанки убедило де Гиша в реальности происходившего. Он перебежал по дощатому мосту, раскачав его настолько, что перила опасно задрожали. Стоявшая у самых дверей Бонэм бросила на нетерпеливого кавалера суровый взгляд и протянула руки.

- Шляпу и шпагу оставьте, сударь. Нечего врываться к Ее Высочеству как в кабак какой-нибудь. Ну же, давайте.

- Благодарю, - увлеченный предстоящим свиданием с Генриеттой, де Гиш не обратил никакого внимания на ворчания англичанки. Он всучил ей в руки шляпу, снял с себя перевязь и даже не поправил густые черные волосы, разметавшиеся от дуновения ветра.

- Идите уже... там, дверь... стучать сперва, - напутствовала его Бонэм.

Последовав ее совету, Арман подошел к двери в гостинную и осторожно постучал. Дожидаться приглашения войти оказалось смертельной пыткой после того, как он оказался всего лишь в шаге от желанной цели, даже если это и было всего навсего его собственным домыслом.

- Ваше Высочество, - позвал он, повторив стук, и нетерпеливо надавил на дверную ручку, - Это я.

4

Отправлено: 27.08.16 23:24. Заголовок: - Кто? Кто здесь? – ..

- Кто? Кто здесь? – встрепенулась Минетт, возвращаясь из волшебного мира тех сладких и невинных грез, которые возможны только в шестнадцать лет. Неужели... нет, голос был совсем не тем, от которого так сладко сжималось сердце. Ей потребовалась пара мгновений, чтобы вспомнить, кто должен скрываться за ничего не значащим «Это я».

- Граф? Ах, наконец-то! – принцесса выпрямилась было в своем кресле, но тут же передумала и вновь откинулась на подушки в томной позе. – Входите же, сударь, я ждала вас.

По-хорошему, следовало бы встать, но цепкие когти полуденной истомы, успевшие поймать Генриетту в свой плен, никак не хотели разжиматься, поэтому она всего лишь протянула вошедшему мужчине тонкую белоснежную руку, давая де Гишу возможность вдоволь налюбоваться живописной картиной под названием «Диана, утомленная охотой», которую принцесса, с ее точки зрения, представляла. По крайней мере, отражение ее в узком венецианском зеркале в простенке между высокими окнами павильона выглядело именно так: юная богиня, прилегшая отдохнуть и разомлевшая после долгой погони за дичью по густым лесам вокруг Олимпа.

- Я взяла на себя смелость угостить вас обедом, граф, - сообщила Генриетта, взглянув на Гиша из под полуопущенных ресниц. – Мой старший брат, Карл, любит повторять, что говорить с мужчинами о важном можно только на сытый желудок, поскольку голод имеет свойство портить нрав. Судя по вашему мрачному виду, вы слишком давно голодаете, граф, а это никуда не годится. Мне так хочется узнать, способны ли вы улыбаться, что я решила прибегнуть к крайнему средству: кухне господина Вателя. Как по-вашему, могу ли я рассчитывать на успех?

Не спеша отнимать у де Гиша руку, она улыбнулась ему, чуть смущенно, а может, и чуть виновато, как будто собственная попытка пошутить казалась ей самой чересчур смелой даже для замужней дамы и герцогини. На самом деле, то была чистейшей воды провокация: принцесса знала, что самый простой способ заставить человека улыбаться это начать первой.

5

Отправлено: 28.08.16 01:13. Заголовок: Не слишком ли быстро..

Не слишком ли быстро он склонился к руке Генриетты? В голове де Гиша блеснула непрошенная мысль о не проглоченной еще обиде за фиаско, которое он потерпел в буфетной, вот также слишком скоро оказавшись на коленях перед юной недотрогой. Недоверие сменило нетерпеливый порыв и граф медленно, нарочито отсчитывая про себя секунды перед ответом, ответил герцогине.

- Признаться, я не был уверен в том, что именно Вы ждали меня, Ваше Высочество, - лакей, принесший записку, не удосужился назвать Ваше имя... а догадываться столь неблагодарное занятие.

Думая, что его лицо выражает ту беспристрастность, которая так привлекает в нем женские сердца, де Гиш и не подумал взглянуть на собственное отражение в зеркале. Иначе бы он заметил, что взгляд его черных глаз был мрачнее тучи, а уголки губ показывали скорее надменную усмешку, нежели улыбку, способную если не впечатлить, то хотя бы расположить к нему собеседницу.

- Его Величество обладает незаурядным чувством юмора, - ответил он на шутку Генриетты и только когда она улыбнулась ему слегка смущенной улыбкой, ощутил тепло, разливавшееся в груди - о да, она смутилась собственной холодности, с которой обращалась с ним и теперь первая шла навстречу, разве не это предсказывала ему де Тонне-Шарант?

В глазах де Гиша блеснула догадка - так и есть, Франсуаза должно быть рассказала герцогине о его ночном подвиге, конечно же, попросив оставить их разговор в тайне от всех. Значит, Генриетта узнала о нем, и несомненно была впечатлена. Иначе и быть не могло же, мелькнуло в голове графа и он снова улыбнулся, на этот раз самодовольной улыбкой победителя.

- Для того, чтобы заручиться моей верностью, Ваше Высочество, Вам вовсе не нужно прибегать к услугам месье Вателя, -
с похвальной пылкостью произнес де Гиш, наконец-то обретший уверенность в себе и своем несокрушимом обаянии, - Серьезный разговор? - вдруг переспросил он, уловив незнакомое слово в речи принцессы - разве свидания за обедом подразумевали нечто более серьезное, чем легкий флирт, склонявший сердца еще ближе друг к другу. О чем же более серьезном хотела говорить Генриетта?

Задавшись этим вопросом, де Гиш не заметил, как его лицо вновь приняло суровый вид. Он снова протянул руку герцогине, чтобы помочь ей подняться, тогда только оценив всю прелесть ее позы. Наверное именно так должна была полу-возлежать полу-сидеть прекрасная Диана, встречая своего короля после охоты.

- Успех уже с Вами, Ваше Высочество, -
прошептал граф, снова целуя руку герцогини, - Я буду улыбаться гораздо чаще, когда буду знать, что полезен и нужен Вам.

6

Отправлено: 31.08.16 01:20. Заголовок: - Полезны и нужны? Б..

    - Полезны и нужны? Боже милосердный! – серебристый смех принцессы уже затих, а эхо его как будто продолжало тихонько звенеть под расписным сводом павильона. – Граф, вы просто невероятны! Любой другой кавалер на вашем месте наверняка пожелал бы быть интересным и приятным. Но вы, о, вы не любой кавалер, это очевидно. Право же, я начинаю догадываться, за что вас так ценит мой непостоянный в пристрастиях супруг.

    На самом деле Генриетта была уверена, что Месье обожает Гиша за красивое лицо и длинные ноги, но разве приличная женщина могла позволить себе не то, что высказать – даже подумать о подобных вещах? Так что оставалось расточать комплименты и рассчитывать на то, что не в меру самоуверенный граф проглотит их и не поморщится.

    Ну а пока она милостиво дала подвести себя к столу, опустилась на отодвинутый Гишем стул и принялась поднимать серебряные крышки, изучая спрятанные под ними блюда, источающие полные соблазна ароматы.

    - Надеюсь, мое скромное угощение придется вам по вкусу, - Минетт счастливо зажмурилась, вдохнув пряный пар, поднимающийся от супницы. – Говорят, нет лучшего способа помириться, чем дружеская пирушка, а я намерена предложить вам мир, граф. Мы дурно начали, но ведь ошибки следует исправлять, не правда ли? И если мы с вами стали жертвой чьей-то злой шутки… о, хотела бы я знать, чьей!

    Миролюбивое выражение на мгновение покинуло лицо Генриетты, она сердито нахмурилась и вонзила позолоченную двузубую вилочку в кусок ветчины с таким видом, будто перед ней был тот неизвестный шутник, по чьей вине ей пришлось пережить эту гадкую, отвратительную сцену в буфетной.

7

Отправлено: 31.08.16 23:07. Заголовок: Проглотив наживку в ..

Проглотив наживку в виде смущенной улыбки, де Гиш не заметил откровенную лесть в комплименте Генриетты. По его мнению, принцесса всего лишь констатировала очевидное и неоспоримо сильное преимущество графа перед всеми остальными кавалерами. О да, он был невероятен - герой настоящих, а не кабинетных сражений, галантный кавалер и бесстрашный игрок - он мог и умел быть полезным и нужным.

- Я оставляю другим быть интересными и приятными, - надменная улыбка, как ни странно, украсила лицо де Гиша, придав ему уверенности и толику самоуверенности, которая с лихвой компенсировала недостаток воли и настоящего обаяния.

Он помог принцессе занять место за столом и уселся сам, не дожидаясь вторичного приглашения. Сидеть напротив Генриетты за обеденным столом, позволить ей самой выбрать угощения для себя и для него - это ли не верх его фантазий? О нет, в глазах де Гиша мелькнула усмешка, он уже обдумывал последующие шаги, тогда как принцесса вновь заговорила с ним. И на этот раз речь зашла не просто о перемирии, а о причинах холодности, воцарившейся в их отношениях с недавних пор.

- Так то была чья-то шутка? - медленно проговорил он, следя за движениями Генриетты, - Признаюсь, мне тоже пришла в голову именно эта мысль. Дело в том, что я получил указание быть в буфетной, якобы исходившее от Вашего Высочества. У меня есть основания думать, что эту шутку со мной сыграл один из слуг Его Высочества.

Не зная точно, ожидалось ли от него что-либо за столом и следовало ли ему ухаживать за принцессой в качестве мажордома, де Гиш вперил в нее вопрошающий взгляд и замер в ожидании. Наконец, ему пришла в голову простейшая мысль, и он поднялся из-за стола.

- Позвольте, я наполню наши бокалы, - предложил он, предоставив все остальное самой принцессе, - Пустые бокалы в таком прекрасном обществе - это немыслимо, - он старался быть обходительным, хотя, видит бог, его мысли и настроение были значительно мрачнее, нежели в начале их встречи, - Я успел кое-что разузнать. Это мадьяр. Черный Андрэ, его еще прозвали Стервятником. Ума не приложу, чем я ему не угодил, - продолжал де Гиш, наливая вино в высокие стаканы из стекла на витых серебряных ножках, - Но, может быть, дело было вовсе не во мне, - черные глаза впились в лицо принцессы и красивые губы прирожденного соблазнителя сомкнулись в единственном слове, - Вы.

Заняв свое место за столом, граф потянулся к стакану и подвинул его к себе.

- Быть может, это Вы были целью какого-то злого розыгрыша, Ваше Высочество? Только молвите слово и я разберусь с шутником. Хотя мне бы хотелось, чтобы наши отношения начались не с разоблачений... -
он поднял стакан, - А с признаний. Я хочу поднять этот тост за Вас, Ваше Высочество, за новое светило на небосводе французского двора.

8

Отправлено: 04.09.16 00:43. Заголовок: Увы, катастрофа в бу..

Увы, катастрофа в буфетной, судя по всему, так ничему Гиша и не научила. Кто куда, а он по-прежнему ломился в закрытую дверь со своими признаниями, хотя Минетт не то, чтобы намекнула, а весьма ясно и откровенно заявила ему, что не желает слышать речи подобного толка, оскорбительные для счастливой новобрачной. Воистину, мужчины слышат только то, что хотят услышать, а что не хотят, то просто не замечают. Отчего бы и ей не воспользоваться этой тактикой и «не услышать» признания, приняв на свой счет один лишь комплимент?

- Полноте, граф, - воскликнула она с милым смущением, слегка пригубив вино в бокале, - какое из меня светило? Я только делаю первые шаги при дворе и страшно боюсь ошибиться и ступить куда-нибудь не туда. Правда, Месье охотно берется наставлять меня, но его наставления обыкновенно касаются одних лишь нарядов, а в остальном ему все равно, что я делаю и как. К тому же, я заметила, что и в вопросах моды он чаще всего прибегает к вашим советам. Так отчего бы и мне не припасть, так сказать, к первоисточнику, без посредничества моего дорогого супруга? Не зря ведь говорят, что вкус Грамонов безупречен. К тому же, я так сблизилась с вашей очаровательной сестрой, что желаю видеть и вас столь же близким другом и советчиком.

Показалось ли ей, или граф действительно поморщился при слове «друг»? Неужели он в самом деле рассчитывает на большее? Глупец, наглец или безнадежный романтик? Опять же, возможен и вариант без «или».

Генриетта вновь подняла почти полный бокал.

- Позвольте мне поднять этот бокал за то, что два лучших представителя семейства де Грамонов выбрали место при двух, надеюсь, не самых худших представителях Орлеанского дома. И никогда не пожалеют об этом. Что же до шутников…

Она чуть нахмурила тонкие брови, размышляя над словами Гиша.

- Вы и в самом деле полагаете, что его целью было навредить мне? Что ж, признаюсь, я не удивлена. Возможно, я преувеличиваю, но мне показалось, что женитьба Месье пришлась большинству его окружения не по вкусу. И не стану скрывать, меня это удручает. Можно подумать, что ваши сподвижники видят во мне угрозу, граф, но ведь это не так. Совсем не так, - с горячностью воскликнула принцесса. – Но что это со мной? Я совсем забыла про свои обязанности хозяйки этого обеда!

Вновь взявшись за вилки, она ловко нагрузила аппетитной снедью сначала тарелку Гиша, а затем и свою.

- Ну вот, так-то оно всяко лучше. Попробуйте эту томленую куропатку, граф, судя по запаху, она должна быть восхитительна. И нет, я не стану требовать от вас расправы с этим… как вы его назвали? Черный Андрэ? Если вы считаете, что он заслуживает наказания, бога ради, накажите его, но не за меня. Иначе этим шуткам конца не будет. К тому же, я вовсе не желаю видеть в вас карающую руку за моей спиной, эта роль вам не идет, граф.

Генриетта отправила в рот ломтик ароматной дичи, которую только что нахваливала Гишу, и зажмурилась от восторга.

- Боже мой, боже мой, только ради этого стоило вернуться из Англии домой! – воскликнула она и рассмеялась. – Я сказала «домой»? Но да, да! Мой дом здесь, в прекрасной Франции, и я так благодарна Месье за то, что он подарил мне возможность прожить всю жизнь здесь, а не в Лондоне!

Слышал бы ее Карл! Он наверняка припомнил бы ей и ее слезы, и просьбы оставить ее навсегда при себе, и клятвы в том, что ей не нужны никакие мужья, никто кроме обожаемого брата! И ведь она говорила это искренне – тогда. Как она могла быть такой глупой? Ее место здесь, и даже самый мрачный и самоуверенный француз был в тысячу раз милее мрачного и самоуверенного англичанина.

9

Отправлено: 07.09.16 01:02. Заголовок: Смущение Генриетты б..

Смущение Генриетты было немедленно воспринято де Гишем как очередной шаг юной принцессы к постижению искусства флиртовать. О, это было тонко задумано, подтолкнуть его к откровенности, чтобы затем сыграть роль наивной простушки, которую легко смутить даже самым неловким комплиментом. Граф улыбнулся, пряча усмешку за высоким стаканом, и кивнул в ответ.

- О, из Филиппа... простите, из Месье, выйдет отличный наставник по части тонкостей придворной моды. Пожалуй, с Его Высочеством не сравнится никто. И да, немаловажен и тот факт, что герцог прекрасно разбирается как в мужской моде, так и в женской.

Понимала ли сама Генриетта, на какую зыбку почву она только что ступила, заведя разговор о вкусах и познаниях Филиппа, этот вопрос де Гиш так и не успел обдумать. Уже в следующую минуту принцесса как ни в чем не бывало перевела разговор от герцога к самому де Гишу.

- О вкусах Грамонов и в самом деле принято говорить, - усмехнулся Арман и поморщился при слове "друг" - за кого же она его принимала? Неужели за тонконогого юнца вроде де Шатийона, который готов довольствоваться тем, что ему улыбнулись и подарили цветочек из утреннего букета?

- Моя сестра способна развлечь, - небрежно обронил он, окончательно разочаровавшись в тоне их беседы - ни признаний о сокровенных мыслях о нем, ни даже намеков на будущее сближение, о дружбе де Гиш конечно же не мог думать всерьез, принимая ее за чистую формальность.

- Близкий друг и советчик? - не скрывая разочарования, спросил он и поднял бокал вместе с Генриеттой, - Это честь для меня, Ваше Высочество. Но, я рассчитываю стать для Вас больше, чем просто близкий друг, - в глубине его черных глаз вспыхнул огонек вызова, - Я дерзну сделаться самым надежным Вашим защитником. И если Вас удручает кто-то, будь он из окружения Месье или самого короля, мой долг заставить этого человека молить о прощении и пощаде.

Черт, он только что пообещал вызвать негодяя на дуэль? Де Гиш молча отхлебнул вино из стакана, сделав это несколько менее галантно, чем следовало в присутствии дамы. С его языка слетали высокопарные глупости, тогда как по глазам Генриетты он видел, что каждое его уверение в преданности и надежности вызывало лишь недоумение. А то и вовсе испуг. И с чего вдруг ей думать об окружении Месье?

- Я полагаю... - Арман кашлянул, поймав себя на том, что и сам до не давних пор, а быть может и поныне, видел в супруге Месье угрозу отношениям с ним, с таким трудом отвоеванным у несносного де Лоррена, - Я думаю, - снова начал он, опустив вилку с нанизанными оливками и тонким ломтиком мяса, - Что некоторые друзья Месье приняли Ваше стремление сблизиться с Его Высочеством как вызов. Нет, не как вызов. Что я говорю. Но, как бы это сказать, - взгляд де Гиша помрачнел, - Это чисто дружеская ревность, Ваше Высочество. Это пройдет, как только они поймут, что Вы не собираетесь соперничать с ними. Ну да.

Сказал как бумажку с неприятным признанием скомкал. Теперь выбросить прочь и не возвращаться к этой теме. Де Гиш с наигранно снисходительной улыбкой следил за тем, как на его тарелке возрастала горка снеди, оценивая усердие принцессы накормить его. Когда же с ее уст слетело нежелание видеть в нем карающую руку, он самодовольно ухмыльнулся и приподнял стакан.

- Ваше слово, моя дорогая принцесса! Только Ваше слово способно заставить меня быть снисходительным к тем, кто удручил Вас.

Сказав это, де Гиш слегка покраснел. То ли от вина, то ли от действия невесть откуда взявшейся совести, некстати напомнившей ему об ответной шутке, которую он сыграл с Андрашем.

- Собственно, я должен повиниться перед Вашим Высочеством, - произнес он, повинуясь легкости языка, готового говорить без умолку обо всем на свете, - Я уже устроил небольшой розыгрыш с этим мадьяром. В результате он и его подручный паж попали под арест и были заточены на ночь в дворцовом подвале, - он небрежно подернул плечами, - Их выпустили еще до наступления утра, так что, никакой беды. Месье даже не заметил. Кажется.

А вот он кажется сболтнул лишнее. Как хорошо, что как раз в ту минуту Генриетта с явным и неподдельным наслаждением отвлеклась на дичь, лежавшую на тарелке перед ней.

- Я благодарен за возможность оказаться в Вашем обществе, Ваше Высочество, - отсалютовал он почти пустым стаканом и так же весело рассмеялся, поддавшись хмелю легкого вина и еще более легких мыслей, к которым вела его беседа с принцессой - он был ей нужен, а что до остального, то поделом Черному мадьяру, он поступит так же и еще суровее с любым другим, кто посмеет строить против Генриетты козни даже шутки ради.

Он поднялся из-за стола и слишком быстрыми движениями, выдававшими охватившее его хмельное веселье, заново наполнил бокалы.

- Нет, клянусь честью, Вы принадлежите Франции, Ваше Высочество. Разве можно усомниться в том, что Вы истинная француженка? С возвращением! Тост, Ваше Высочество! За то, чтобы больше ничто не омрачило Ваше возвращение домой, -
он сузил глаза, - И я клянусь, что буду коршуном следить за тем, чтобы так и было. Доверьтесь мне, моя принцесса, - прошептал он, после того, как выпил треть.

10

Отправлено: 16.09.16 23:29. Заголовок: «А граф-то мстителен..

«А граф-то мстителен», - подумалось Минетт, когда Гиш, потеряв осторожность, начал хвастать перед ней тем, как разделался с подловившим их шутником. С одной стороны, это было опасно, так что ей следовало бы сделать зарубочку на будущее и постараться не будить в де Гише желания отомстить за что-нибудь и ей. С другой, эту слабость (а мстительность принцесса, воспитанная монахинями в духе если не всепрощения, то милосердия, полагала именно что слабостью) можно было бы попробовать употребить себе на пользу. Однако ж, угадывая цену, которую граф непременно захочет получить, Генриетта колебалась.

- Ах, мой милый коршун, вы говорите так грозно, что на месте моих будущих недоброжелателей я бы уже готовилась к бегству от двора!
– вновь ограничившись одним глотком, она не без беспокойства следила за тем, как Гиш опустошает бокал. Хорошо, что слуги, не рассчитывая на то, что принцесса станет принимать кавалера, подали к обеду всего один кувшин с вином, но и того, что было в кувшине, ей теперь казалось слишком много – для одного.

- Однако, как бы ни льстила мне мысль о столь грозном защитнике, боюсь, ваше обещание выполнить будет невозможно. Не сомневаюсь, что одного вашего взгляда довольно, чтобы завязать языки и отбить желание шутить в ваших товарищах, но вряд ли он будет иметь такое же действие на моих дам. А они, скажу вам под страшным секретом, уже успели омрачить мое пребывание. Да.

Минетт горестно вздохнула и опустила глаза в тарелку, на миг утратив радостное оживление, сиявшее на ее лице и в глазах.

- Вы не поверите, как досадно с первых же дней обнаружить, что среди тех, кого мне назначили в спутниц при дворе, притаилась черная душа, желающая отравить мое существование. Но… - она быстро глянула в глаза де Гишу и вновь потупилась с виноватым видом, - Нет, я не стану портить нашу дружескую встречу моими жалобами, иначе вы решительно сочтете меня крайне скучной собеседницею, граф.

11

Отправлено: 17.09.16 00:44. Заголовок: Приняла ли Генриетта..

Приняла ли Генриетта всерьез его заявление? После выпитого тоста глаза де Гиша слегка затуманились и он с небрежной легкостью отставил свой бокал, чтобы приняться за закуски. Не следовало спешить с признаниями, коль скоро сама принцесса не торопилась со словами о своих девичьих мечтах о нем.

- Поверьте, Ваше Высочество, не только мои слова грозны, - проговорил де Гиш, поглощая положенные на его тарелку куски мяса с несколько большей расторопностью, чем это предписывали правила хорошего тона.

Закусив таким образом, он опустил голову и медленно обвел взглядом расставленные на столе блюда, составлявшие такой изысканный натюрморт, что он оказался бы шедевром, пожелай какой-нибудь заезжий голландский художник запечатлеть его на холсте.

- Невозможно? - переспросил он, вдруг осознав, что Генриетта только что отказалась от его услуг, от его, де Гиша, грозной силы!

- Но, право же, Вы только раззадориваете меня, Ваше Высочество, -
признался он как на духу, повинуясь искушению тут же пуститься во все тяжкие лишь бы доказать, что его разящая рука стоила десяти таких же как он, а то и двадцати разом.

- На Ваших дам? - пережевав неудобный кусок оленины, спросил он, расслышав обреченность в словах принцессы, - Так все дело лишь в том, что Вам досаждают Ваши дамы? И кто же?

Он слишком быстро и слишком прямолинейно задал этот вопрос и, как и следовало ожидать, спугнул крохотную птичку надежды оказаться полезным на деле, а не на словах. Сжав тонкую серебряную вилочку для фруктов в правой руке, де Гиш зло сверкнул глазами, прежде чем взять себя в руки. Кажется, именно об этом и пыталась предупредить его мадемуазель де Тонне-Шарант, когда убеждала его не спешить с признаниями.

- Нет, Вы не так меня поняли, Ваше Высочество, - в попытке пойти на попятную, де Гиш неловко ковырнул вилкой виноградину, выскользнувшую с тарелки и покатившуюся в сторону принцессы, - Простите меня. Да, Вы правы, все гораздо легче, когда в деле замешаны только лишь мужчины - дуэль, вызов... - о том, что сам он только что признался, что наказал своего обидчика, наведя на него поклеп, де Гиш конечно же благополучно позабыл, а под действием вина его мысли и желание выслужиться перед принцессой унесли его далеко прочь от воспоминаний о злосчастном инциденте в буфетной, - Но, с женщинами... да, все кажется сложнее. И все-же.

Он медленно положил вилку на салфетку и уперся обеими ладонями на стол.

- И все-же, я не хочу оставлять Вас один на один с Вашей досадой. Если Вы предложили мне дружбу в ответ на мое горячее желание быть полезным и необходимым Вам, то разве, как друг, я не имею права знать, кто именно явился причиной Вашей грусти? Кто смеет досаждать Вам, Ваше Высочество? -
спросил он, понизив тон до угрожающего шепота, - Быть может, вместе мы сумеем найти способ, как сделать так, чтобы впредь этой особе не было повадно? Кто же она, Ваше Высочество?

12

Отправлено: 20.09.16 01:48. Заголовок: - Ах, милый граф, ка..

- Ах, милый граф, как друг, вы, безусловно, имеете право знать про меня все-все! – выдохнула Минетт, спеша насадить на крючок свою доверчивую жертву.

Как и Гиш, она подалась вперед, и доведись кому оказаться в этот момент под окнами павильона, случайный прохожий непременно решил бы, что эти две склоненные друг к другу через стол фигуры замышляют некий заговор. И был бы недалек от истины, между прочим.

- Вы спрашиваете меня, кто? О, вы спрашиваете! Нет, я знаю, знаю, на самом деле вы давно и сами разгадали эту особу, оценив ее по достоинству. То есть, по заслугам, - трагическим шепотом произнесла принцесса, не столько для того, чтобы не дать дожидающейся в буфетной горничной услышать их с Гишем разговор, сколько для придания своим словам той толики интимности, которая превращает даже банальный пустяк в сокровенное признание.

- Да, я уже вижу по глазам вашим, граф, что вы все поняли! Вы правы, я говорю об этой Монтале.

Одного имени шпионки было довольно, чтобы по лицу Генриетты пробежала тень.

- Если бы вы только знали, как она мне досаждает. Представьте, каково это, с первых дней замужества быть окруженной креатурами собственного супруга. А ведь ни мне, ни... моим друзьям, - последнее было произнесено с особым выражением, - подобные соглядатаи и доносчики совершенно не надобны. Да это и оскорбительно, в конце концов. Будь моя воля, я бы немедля отставила эту девицу, но вы же видели, Месье даже не скрывает своего благоволения к Монтале и готов защищать ее перед кем угодно, начиная с королевы-матери, которая, как и мы с вами, сразу же прониклась к ней недоверием. А уж в интуиции Анне Австрийской не откажешь, она пережила столько интриг и злобных козней, что интриганок видит насквозь.

В запальчивости Минетт наклонилась к Гишу так близко, что винный дух защекотал ей ноздри, и принцесса невольно отшатнулась, упав обратно в кресло и спрятав лицо в ладони.

- Простите меня, граф, я снова увлеклась. Моя досада говорит за меня, а ведь это ужас как дурно. Само собой, как добрая жена, я буду молча терпеть подле себя эту нахальную особу, чтобы не сердить Его Высочество. Но это так удручает. Видит бог, я бы отдала все на свете за счастье более не дышать с ней одним воздухом. Но не могу придумать, как это устроить, чтобы Филипп на меня не рассердился.

13

Отправлено: 22.09.16 01:02. Заголовок: Как друг - де Гишу с..

Как друг - де Гишу стоило некоторого усилия, чтобы изобразить улыбку. В глубине души он все еще не отпускал мысль о том, что мог добиться более доверительных отношений с Генриеттой. Он смотрел в светлые глаза принцессы, разглядывая их рисунок и угадывая мысли, которые могли таиться в самой глубине ее сердца. Были ли они все о том, что досаждало ей и причиняло неудобства. Или среди всех мелочей таилось и кое-что еще, более сокровенное, о чем не говорят даже с друзьями? О, он бы дорого дал, чтобы узнать это, и еще больше, чтобы оказаться предметом тайных помыслов юной принцессы.

- Я понял, - прошептал он, спеша согласиться с выводом, сделанным Генриеттой, уверенный в том, что она была готова озвучить его сама.

Удивило ли его то, что он услышал имя де Монтале? И да, и нет. Разве не могла эта деятельная особа успеть досадить всем вокруг себя? И что только Филипп нашел в ней? Некрасивая усмешка искривила губы де Гиша, когда Генриетта заговорила о благоволении принца к неугомонной провинциальной выскочке.

- И что он только нашел в ней, - процедил граф сквозь зубы, выдохнув в лицо собеседницы.

Генриетта тут же откинулась назад в свое кресло, а де Гиш сделал вид, что не заметил эту реакцию, и невозмутимо нацепил на вилку парочку маслин из тарелки с кусочками сыра, красиво разложенными между маслин и пучков петрушки.

- Поверьте мне, Ваше Высочество, эта особа заставляет досадовать не только Вас, - ответил он и потянулся было к бокалу, чтобы запить очередной кусочек жаркого, - И я уверен, что Месье оказался невольно втянутым в интриги этой выскочки, - не слишком уверенно проговорил он, запив жаркое водой вместо вина, не следовало налегать на сей прекрасный напиток, коль скоро он мешал их беседе... по душам.

- И знаете. мы с Вами далеко не единственные, кому успела досадить эта особа... - он не смог заставить себя произнести имя мадемуазель Острый Язычок без того, чтобы не искривиться в неподобающей дворянину уничижительной ухмылке, - А что если мы направим на нее чей-нибудь гнев... кого-то, кого Его Высочество не заподозрит в предвзятости. Вы говорите, что были свидетельницей того, как Ее Величество королева-мать выразила свое недоверие к ней? Отчего бы не усилить это впечатление... Но как?

За рассуждениями де Гиш не заметил, как поглотил все содержимое своей тарелки и уже успел пополнить ее с нескольких общих блюд. Он лихорадочно рассуждал о том, что удалив из свиты Генриетты мадемуазель де Монтале, он выиграл бы вдвойне - освободил бы пространство для себя подле Филиппа, и заручился бы еще большим доверием, а может и более пылким расположением к себе со стороны Генриетты.

- Вот если бы мадемуазель... эта фрейлина вдруг сплоховала бы с каким-нибудь поручением. Да так, что это коснулось бы самой королевы-матери. Небольшой скандал отрезвил бы ее. А Месье, -
тут де Гиш коварно ухмыльнулся, - Не любит скандалов. И очень не любит, когда расстраивается королева-мать.

14

Отправлено: 24.09.16 01:26. Заголовок: - Поручение? – фыркн..

- Поручение? – фыркнула Генриетта, с трудом пряча разочарование.

Положительно, Гиш был горазд только на то, чтобы опустошать кувшины с вином и уничтожать закуски. Поразительно, как ему при этом удалось отправить кого-то в тюрьму. Звезды, видимо, сошлись как-то уж очень для него удачно. Надо было делать ставку на Шатийона, но тот, увы, не проявлял к новоиспеченной герцогине ни малейшего интереса, на котором можно было бы сыграть.

- И что же такого невозможного мне следует поручить мадемуазель де Монтале? – осведомилась она довольно холодно. - Добыть для королевы-матери слезы лурдской мадонны? Вышить за ночь покров с ликом Спасителя для тетушкиной часовни? Благодарю за бесценный совет, дражайший граф, но право же, боюсь, что моего скромного женского воображения не достанет на то, чтобы претворить его в действие.

Генриетта сердито скомкала салфетку и весьма метко запустила ее в бюст Сенеки, украшающий один из пристенных столиков. Салфетка мягко ударилась о полированный мрамор и живописными складками укутала философа по самые плечи.

- В одном вы, безусловно, правы, сударь. Мой супруг ненавидит скандалы. Что ж, придется мне уповать на то, что когда-нибудь эта особа умудрится оскандалиться с одним из тех господ, которым она так нахально строит глазки, и будет вынуждена покинуть двор с позором. О, как я буду признательна ее соблазнителю!

Она отодвинулась от стола, громко хлопнула в ладоши и указала появившейся горничной на свою почти полную тарелку:

- Бонэм, с меня довольно. Забери это и подай нам сладкое.

- Кофию, Ваше Высочество? – горничная хладнокровно лишила Сенеку импровизированной тоги и, забрав прибор принцессы, смахнула крошки салфеткой.

- Ну нет, - Генриетта поморщилась. – Только не эту новомодную горечь. Принеси кофе графу, а мне цикориевой воды. Вы ведь пьете кофе, граф?

И без всякого перехода, тем же любезным тоном, которым только что осведомилась об отношении де Гиша к напитку, недавно завезенному в Париж марсельскими торговцами и уже успевшему сделаться de rigueur среди великосветских модников, спросила:

- Кстати, граф, а вам нравятся брюнетки?

15

Отправлено: 25.09.16 19:23. Заголовок: Де Гиш все еще улыба..

Де Гиш все еще улыбался, упиваясь успехом своей затеи, которая казалась ему настолько же коварной, насколько и изящной, когда его слуха коснулся отрезвляющий холодок в тоне принцессы.

- Отчего бы и нет! -
едва не вскричал он. Улыбка на его лице мгновенно сменилась пренебрежительной усмешкой, дерзкой и вызывающей. О, де Грамоны никогда не потерпят, чтобы им указывали! Даже принцы и принцессы крови. Сверкнув недовольным взором из-под полуприкрытых век, он все-таки заставил себя выслушать возражения Генриетты и даже снисходительно ухмыльнулся ей, когда она снизошла до того, что согласилась с бесспорным фактом - Филипп ненавидел скандалы. О, куда как ненавидел, да Его Высочество скорее пустится верхом до самого Сен-Клу, чтобы укрыться там под сенью новых садов в подаренном ему поместье, чем выдержит еще хоть час при королевском дворе в случае скандала. А знала ли это Генриетта? Тут де Гиш был вынужден признать ее правоту - а ведь в случае скандала, связанного с королевой-матерью, Филипп и впрямь может захотеть удалиться от двора. А это значит, что и ему, де Гишу грозит забвение в скучном как необитаемый остров в тропическом океане Сен-Клу. О, Ее Высочеству нельзя было отказать в дальновидности.

- Вы правы, - глухим голосом проговорил де Гиш и посмотрел в лицо Генриетты, - Итак, что Вы предлагаете?

А предложили ему всего навсего чашку кофе! И кто сказал, что этот горький, пахнущий горечью и оставляющий горечь на языке напиток непременно должен был увенчивать все изысканные обеды?

- Мне тоже... цикориевой воды, пожалуйста, - ответил де Гиш, поздно спохватившись, что в качестве примерного кавалера ему следовало соглашаться на все угощения, предлагаемые ему предметом его обожания.

Он откинулся на спинку кресла и с наигранной безмятежностью сложил руки на коленях, стараясь проглотить собственные промахи и выдумать новый еще более коварный и изощренный способ избавиться от де Монтале. Любезность, с которой был задан следующий вопрос, обманула его и, желая загладить все предыдущие промахи, граф поспешил ответить с самой чарующей улыбкой:

- Конечно же, Ваше Высочество! Весьма, - а вот это было лишнее, если только Генриетте не вздумалось добиться его признаний в собственный адрес, то конечно же вопрос ее относился не к кому другой, как к де Монтале. Дьявол! - черные глаза де Гиша сверкнули огоньком недовольства, стоило ему только догадаться о еще невысказанной затее Генриетты.

- Правильно ли я понимаю ход Ваших мыслей, Ваше Высочество, -
медленно с еще более нарочитой небрежностью, чем прежде, осведомился де Гиш, - Следует добиться расположения одной брюнетки и использовать свое очарование, чтобы... - он красноречиво усмехнулся и взмахнул рукой, опустив ее ладонью вниз, - Унизить и погубить ее репутацию? - докончил он, решив быть откровенным до конца, чтобы вызвать Генриетту на ответную откровенность.

16

Отправлено: 28.09.16 00:28. Заголовок: Генриетта вновь весе..

Генриетта вновь весело рассмеялась, не скрывая своего удовольствия.

- Боже мой, граф, кто бы мог подумать, что вас так легко поймать! Зато теперь я наверняка знаю, какого дурного мнения вы обо мне, сударь, раз решили, что я намерена просить вас о подобной услуге. Но нет, я не в обиде, отнюдь, ведь основную мысль вы угадали верно, хоть выводы из нее и порочны.

Она подняла бокал, салютуя своему визави, и отпила еще один маленький глоточек. Совсем маленький, чтобы сохранить ясность мысли в этой беседе, принимавшей все более опасный оборот.

- Нет, друг мой, вы ошиблись, - принцесса покачала головой, с укоризной глянув на Гиша и тут же опустив ресницы. – Я бы никогда не стала поручать вам это дело, зная заранее, что вы обречены на поражение. Душечка Монтале вам не по зубам, она для этого слишком вас не любит, что видно даже слепцу. Да и вы не выказывали до сей поры ей никакого интереса, так что было бы крайне странно, если б…

Бонэм вернулась с напитками и десертом, неодобрительно покосилась на бокал в руках у Ее Высочества, но промолчала, как хорошо вышколенная горничная, и молча расставила свежие приборы.

- Но это не значит, что вы не можете быть мне полезны, граф, - уже почти серьезно продолжила Генриетта, когда они снова остались одни. – Вы с вашим придворным опытом и знанием людей, как никто, могли бы посоветовать мне кандидата на эту несложную проказу. Ведь я до сих пор знаю лишь свиту моего дорогого муженька, а в ней меньше всего следует искать кавалеров, способных вскружить голову девице, не так ли?

Не удержавшись от насмешливой улыбки, она поторопилась спрятать ее в чашке с подогретым цикорием.

- Хотя конечно же, для того, чтобы погубить репутацию, не так уж и надобно, чтобы кружилась голова. Этот ваш черный… как его? Андрэ, он ведь, на самом деле, подал нам хороший пример. Вовремя подкинутая записка, а точнее - две, и правильно выбранные место и время свидания: разве этого не достаточно? Ведь если бы нас с вами застали там, в буфетной, моя репутация погибла бы без всякой моей вины…

Мысль эта, высказанная самым беспечным тоном, на самом деле была крайне удручающей, и сияющий взгляд принцессы несколько омрачился, особенно когда она припомнила, что ее таки ж видели на месте преступления, пусть и не с Гишем. И кто же? Само собой, Та Самая Монтале. И ведь донесла немедленно Филиппу, тварь! Отвратительно. Этому шпионству решительно следовало положить конец, раз и навсегда.

17

Отправлено: 28.09.16 22:41. Заголовок: Брови Армана резко д..

Брови Армана резко дернулись и взметнулись вверх. Черные глаза вспыхнули, а в уголках губ мелькнула усмешка - вот как, его и в самом деле легко поймать? Веселый смех Генриетты заставил графа опустить свой бокал и с мрачным видом уставиться на кончики пальцев, сложенных между собой.

- Я ни в коей мере не полагал, что Вы... что я... -
оправдания, готовые сорваться с языка были одно нелепее другого, так что де Гиш просто отмел их все и выдавил из себя ответный смех, наигранный, да, но вполне веселый, чтобы посмеяться дуэтом, - Ха! Ну хотя бы я угадал направление. На войне этого бывает вполне достаточно, чтобы победить целую армию. А наш противник всего навсего зарвавшаяся провинциалка.

Он помолчал, взвешивая собственные слова, уже произнесенные, но не слишком убедительные даже для него самого - провинциалка из Блуа вообще-то успела заручиться не только благосклонностью Филиппа Орлеанского, но и освоилась при дворе.

- Не любит? - странное дело, эта фраза Генриетты как шип вонзилась в сердце де Гиша, точнее, в то место в его душе, которое занимало великолепное самолюбие графа. Он подался вперед и устремил на принцессу такой взгляд, будто ему только что бросили вызов. Но, серьезный тон Ее Высочества и последовавшие слова комплиментов помогли графу вернуть свою обычную пренебрежительность.

- Ха! Эта провинциалочка просто не успела еще как следует оглядеться, - процедил он сквозь зубы, вновь заняв вальяжную позу, откинувшись на спинку кресла, - Но, Вы правы, для того, чтобы погубить репутацию, не обязательно кружить голову и очаровывать самому. М-да, из свиты Месье, пожалуй, только красавчик Фило способен кружить головы, да и то, лишь впечатлительным престарелым матронам. Им нравятся такие, - презрительно поджатые губы должны были означать - слащавые мальчики, но граф не стал произносить это вслух.

Идея же, подсказанная самой Генриеттой была настолько проста, что по-началу вызвала усмешку - записочки, воистину, женская война да и только. Но, подумав с минуту, де Гиш не мог не согласиться с тем, что зерно истины лежало именно в эпистолярном характере розыгрыша, который учинил над ним Андрэ. Или тот, кто подговорил Черного Мадьяра.

- Да, - медленно протянул он, мрачнея на глазах при воспоминании о неприглядной сцене, свидетельницей которой, кстати, была та самая де Монтале, - Чернила могут нанести не меньший урон, чем острые клинки. А что если присмотреться внимательнее, может быть у известной нам мадемуазель уже имеется кто-то? - он прищурился, на красивых губах появилась улыбка, которую можно было бы назвать милой, если бы не коварный блеск в черных глазах, - Кто-то, кому она доверяет. И от кого, возможно, получает записочки, подарки, письма в конце-концов. Может быть среди горничных, прислуживающих Вашему Высочеству, есть пара честных и добрых...

Он хотел было сказать француженок, но во-время одумался - та же Бонэм была вполне честной в том смысле. который он вкладывал в это слово, но была до мозга костей англичанкой.

- Такая горничная могла бы случайно заметить, кто передает записки. И кто относит их. Может быть. И может быть она могла бы заменить одну записку на другую, в случае острой необходимости. Или передать лишнюю записку, - довершил он свою идею с видом настолько рассеянным и невинным, будто бы они все то время обсуждали рецепты конфитюра.

18

Отправлено: 30.09.16 01:07. Заголовок: Ага, это уже лучше: ..

Ага, это уже лучше: Мрачный Граф наконец сподобился на разумные советы, решив на деле доказать, что, в отличие от юной и неопытной (ха!) принцессы, является мастером интриг.

- Служанки, о да! Как замечательно вы это придумали, граф! – Генриетта бесшумно (чтобы не встревожить Бонэм, наверняка, чутко прислушивающуюся к каждому звуку, чтобы ее госпожу, не дай бог, никто не обидел) зааплодировала Гишу, изображая на лице приличествующее случаю восхищение его коварством.

– Осталось узнать, кому мадемуазель де Монтале успела подарить свое сердце. Или чье успела похитить. Пока я могу поручиться лишь за мадьярского шевалье… ну, того, который участвовал в турнире. Лазло, кажется, - имя Ласлова она произнесла на французский манер, с ударением на последнем слоге. – Он даже выпросил у нее ленточку и потом, на вечере в моих покоях, прямо таки пожирал эту Монтале глазами. В том, что он будет достаточно пылок, чтобы сгубить чью угодно репутацию в считанные минуты, сомневаться не приходится. Но вот вопрос, умеет ли он читать по-французски? И согласится ли наша красавица выйти к нему на свидание? Вдруг он ей совсем не мил? Ах, как все это непросто!

Принцесса задумчиво провела пальцем по белоснежной скатерти, поймала себя за тем, что чертит букву, которую никак нельзя было принять за «Г» или «Ф» (хотя при желании можно было спутать с недописанным «А»), и слегка порозовела.

- Со всех сторон выходит, что нам больше подошел бы более… искушенный кавалер. И в этом деле вовсе нет нужды полагаться на капризы девичьего сердца, ему всегда можно помочь. Знаете, когда я была у брата в Англии, он чуть ли не каждый вечер водил меня в театр. Правда, я мало что понимала, ведь я скорей француженка, и плохо знаю свой родной язык, но помню, один раз я видела пьесу, в которой главных героев, цапавшихся как… как вы с Монтале, мой милый граф, просто таки вынудили влюбиться друг в друга хитрые друзья. Причем так просто! Всего лишь убедив и даму, что кавалер сгорает от любви к ней, но не решается признаться, а кавалера – в том, что дама сохнет по нему давно, но в силу скромности скрывает это. И – вуаля! Бьюсь об заклад, таким нехитрым способом мы вместе с… ну, скажем, Тонне-Шарант могли бы влюбить эту недалекую провинциалку в кого угодно, даже…

Стоп, «даже» явно было лишним, теперь Гиш точно обидится, решив, что она держит его за кавалера второго сорта, в которого никто не влюбится по доброй воле. И будет недалек от истины, но это так недипломатично!

19

Отправлено: 01.10.16 00:14. Заголовок: Аплодисменты, пусть ..

Аплодисменты, пусть и негромкие, доставили де Гишу удовольствие, возвысив собственное умение строить коварные планы сразу же до небывалых высот. Он позабыл про фиаско с Андрашем, сумевшим не только сбежать из-под стражи, но и полностью обелить свое имя. Из его красивой головы выветрились и воспоминания о неудавшейся шутке над де Шатийоном, тогда он утвердился во мнении, что обладал бесспорным талантом выстраивать тактические планы и разрабатывать стратегии не хуже прославленного маршала Тюренна и даже самого Конде.

- Пустяки, - скривив губы в усмешке, произнес он, полагая, что сдержанная снисходительность была как раз подобающей моменту.

Медленно отпивая цикориевый напиток, он поглядывал в сторону Генриетты. Она упомянула имя мадьяра, которого де Гиш не только неплохо знал, но и успел выбрать в свои секунданты, когда в запале обиды и гнева решил вызвать на дуэль герцога Бэкингема.

- Хм... ха... надо же, - слетало с его губ, но он не спешил с откровениями, пока Ее Высочество излагала свои соображения, - Да... читать то он умеет. Этот мадьяр. Кстати, - он сделал последний глоток и поставил чашку на стол, - Он согласился быть моим секундантом. Дело не стоит Вашего внимания, Мадам. Так, пустяковая ссора, - мрачно улыбнувшись сказал он, опуская подробности и тем более нелепые подозрения, что архитектором розыгрыша с их столкновением в буфетной был никто иной как лорд-адмирал, - И кстати, утром я мельком видел этого шевалье. Между прочим в Вашей гостинной. Он и еще один дворянин из свиты князя развлекали беседой Ваших фрейлин.

Де Гиш сделал паузу и присмотрелся к незримому рисунку, который обводила пальцем Генриетта. Это заинтересовало его настолько, что он и думать позабыл о Ласлове и де Монтале. "Г" или "А"? И та, и другая буквы принадлежали ему... неужели она все-таки исподволь выводит его вензель, думая о их отношениях даже тогда, когда их разговор так далек от этого?

Он поднял глаза и встретился взглядом со светлыми глазами Генриетты. То, что она упомянула какую-то английскую пьесу, сначала сбило его с толку, но прислушавшись внимательнее к ее словам, он уловил намек. План. Вполне себе осуществимая стратегия как влюбить де Монтале в кого угодно, даже...

- Даже? - спросил он, сглотнув тяжелый ком.

Зачем это им понадобилась де Тонне-Шарант? Позабыв про мадьярского шевалье, слишком невзрачного и неприметного на его личный взгляд, де Гиш всем корпусом подался вперед, заинтригованный задумкой Генриетты.

- И в кого же Вы предполагаете влюбить эту провинциальную выскочку, Ваше Высочество? В Месье? - усмехнулся он, вдруг подумав о самом немыслимом, - Вот уж было бы чудо, - проговорил он, скорее самому себе, - О, это было бы весьма забавно понаблюдать. Я бы даже сумел подделать парочку записок от имени Его Высочества... так, шутки ради, - посчитал нужным добавить он.

20

Отправлено: 04.10.16 00:52. Заголовок: - В Месье? Ну уж нет..

- В Месье? Ну уж нет, только не это! - чуть было не взвилась Генриетта, услышав столь вопиющее предложение, но одним усилием воли удержалась на стуле, и лишь глаза ее гневно потемнели.

Нет, положительно, Гиш был непроходимо глуп. Может, ему и удавались злые шуточки в чисто мужском духе, но на настоящую интригу он явно не тянул. Месье! Это же надо было такое ляпнуть! Филипп и без того вился вокруг чернявой кокетки совершенно неприличным и неприемлемым образом, а та и радовалась. Минетт видела восхищенные взгляды, которые нахалка имела смелость бросать на чужого мужа.

Стоп. Что же это, она ревнует Филиппа к Монтале?

Да. Совесть требовала признать, что дело именно настолько плохо. Впрочем, отчего же плохо? Разве верная жена не вправе ожидать верности от собственного мужа? И разве не это чувство вкупе с подозрением стало причиной для этого, прямо скажем, начавшего затягиваться обеда?

Принцесса быстро глянула на часы, украшающие каминную полку. В дни ее детства, когда заброшенный в ту пору павильон был ее любимым прибежищем, никаких часов тут не было, но разве Луи может обставить любое помещение, не снабдив его точным мерилом времени? Точность – вежливость королей, о да. И принцесс, само собой.

- Я полагаю, нам надобно хорошенько подумать о том, кто мог бы стать наилучшим кандидатом для того, чтобы поставить мадемуазель Острый Язычок – так вы ее называете, граф? – на место. Само собой, эти размышления потребуют времени, - сухо констатировала Генриетта.

Игра в кошки-мышки с не желающим проявлять инициативу Гишем сделалась утомительной, а главное, бесполезной. А жаль, он казался таким перспективным кандидатом на гадости. Наверное, надо было приглядеться к Эффиа или Шатийону, но в этих молодчиках было что-то, что инстинктивно отталкивало Минетт.

- Однако мы с вами засиделись за приятным разговором, граф, а ведь нас еще ждет созерцание королевского обеда и, кажется, очередного парада турецких диковин. К счастью, нам с вами не придется смотреть на все это с пустым желудком, но надобно поторопиться.

Она поднялась из-за стола, не дожидаясь, пока Гиш вспомнит о своих обязанностях галантного кавалера.

- Мне пора. Как истинный рыцарь, вы ведь простите мне, что я оставлю вас и вернусь в замок первой? Не годится, чтобы нас с вами видели вместе, дражайший граф.

Надо было подать ему руку на прощание, но от одной мысли о том, как Гиш будет ее целовать, хотелось немедля распрощаться с только что съеденным обедом, и Генриетта попятилась к двери, надеясь достичь ее прежде, чем ее визави выберется из-за стола.

- Пришлите мне записку, как только что-нибудь надумаете о нашем маленьком деле, - она постаралась вложить в улыбку максимум тепла, на которое была сейчас способна. Главное, не зевнуть Мрачному Графу в лицо.

И только сейчас, уже практически на пороге (за спиной принцессы скрипнула открывшаяся дверь, и она могла бы поклясться, что слышит дыхание Бонэм, нетерпеливо ожидающей свою госпожу с плащом в руках), Минетт вспомнила, что не спросила у Гиша, чьи еще записки, кроме Месье, мог бы подделать сей гений злодейства.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 5 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Павильон Дианы. 4