Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 4


Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 4

Сообщений 1 страница 20 из 50

1

Утро 04.04.1661

https://c.radikal.ru/c37/1902/8c/6ca8d78f4555.png

2

Отправлено: 17.01.16 22:36. Заголовок: Утро. Половина седьм..

Утро. Половина седьмого.

Разнос, учиненный Его Светлостью герцогом де Грамоном, не шел ни в какое сравнение даже с поражением при Вайсбахе, когда полк отборных солдат, ветеранов итальянской кампании, был окружен противником и бесславно пал под градом мушкетных пуль, выпущенных по их позициям с возвышенности по левую сторону реки. Даже вынужденное отступление под непрерывным артиллерийским огнем не оставило такого гула в ушах, как получасовой монолог батюшки, решившего ни свет ни заря навестить своего наследника.

О, эти похвальбы его дорогой сестрице Катрин и упреки в том, что в своей погоне за тенью славы он если и успел ославить себя, так только дюжиной нелепых слухов касательно неприличной для кавалера склонности к модной одежде и красивым юношам. Да, ему следовало вплотную заняться собственной судьбой, вместо того, чтобы пускаться во все тяжкие в сомнительных приключениях, в том числе и при участии клики Месье. И опять эти извечные напоминания о том, что при дворе помимо рекомендаций и толстого кошелька из родительского содержания ценятся связи, а еще большее значение имеет внушительное родословие, и лучше бы оно начиналось от самих Капетингов, если не от римских патрициев, не преминул вставить пояснение батюшка, намекая на необходимость помолвки с одной из девиц на выданье со звучным именем и длинной родословной.

Едва отделавшись от распеканий отца, обыкновенно со снисхождением относившегося к его похождениям и тем паче к слухам, де Гиш поспешил в покои герцога Орлеанского. После бездарно утраченного дня, всецело посвященного божку Скуки и Пессимизма, которым Месье поклонялся время от времени, при непременном участии всей его свиты, де Гиш надеялся на скорейшие перемены. Причин для того было множество - возвращение в Фонтенбло короля было не последней из них. К тому же, граф полагал, что внезапная апатия Месье крылась в его ссоре с герцогиней, и если Его Величеству вздумалось бы пригласить весь двор на какую-нибудь увеселительную прогулку или затеять большой прием, дувшиеся целый день друг на друга супруги не позволили бы себе отклонить королевское приглашение.

- Спешите к пробуждению Его Светлости? -
хмыкнул кто-то за его спиной, когда де Гиш едва ли не бегом спускался по лестнице.

Он обернулся и заметил де Лозена, спускавшегося по той же лестнице в сопровождении молодого человека из королевской свиты.

- А если и да, что с того? - огрызнулся де Гиш, которому не понравился тон маркиза.

- Не спешите, друг мой, Вам ли не знать, что Его Высочество никогда не встает к первому завтраку короля... у Вас есть время и на личные дела. Если конечно же у Вас они имеются. Поговаривают, что Вам отказали в помолвке? Какая досада... кто же обошел Вас на этот раз?

- Если Вы узнаете об этом больше, чем пустая болтовня прислуги, будьте любезны довести и до моего сведения, - парировал де Гиш, подходя к дверям в покои герцога и герцогини Орлеанских, - Я жажду услышать.

- Непременно, дорогой граф. Непременно же, - де Лозен отвесил шутовской поклон и продолжил свой путь вниз на первый этаж, бесспорно, надеясь успеть в числе первых к первой аудиенции у короля.

В приемной герцога было тихо и безлюдно, де Гиш мельком заглянул туда, но сразу же закрыл двери, чтобы не разбудить дремавшего за карточным столом де Шале. Вторую ночь подряд маркиза назначали дежурить у опочивальни герцога. В любое другое время это обстоятельство разозлило бы де Гиша, но теперь он был даже рад, что у него была некоторая свобода для себя самого. О, как ошибался де Лозен, намекая на отсутствие личных дел.

Он прошел в гостиную герцогини Орлеанской. Огромная зала, способная вместить до полусотни гостей на маленьком чисто семейном балу, была пуста. Эхо шагов отчетливо повторялось, отраженное от высоких потолков. Де Гиш прошелся по залу и остановился у дверей в комнаты фрейлин. Караульный мушкетер хмуро посмотрел на него, но не стал преграждать путь, так как из дверей как раз выбежала камеристка одной из фрейлин Мадам. Она осмотрелась в зале, как будто ожидая встретить кого-то, и с интересом воззрилась на де Гиша.

- Месье... -
не зная, как обратиться к видному господину, она присела в реверансе.

По ее лицу было видно, что она хотела спросить что-то и не решалась, то ли из-за стеснения, то ли из-за присутствия караульного мушкетера.

- Сударыня, знаете ли Вы мадемуазель де Тонне-Шарант? - спросил де Гиш, приняв нерешительность девушки на собственный счет.

- Я... да... я камеристка мадемуазель, -
ответила та, краснея и оглядываясь вокруг.

- Так она ждет меня? -
спросил де Гиш, снова делая скоропалительный вывод сугубо в собственную пользу. - Передайте же мадемуазель, что я жду ее здесь. Если Ее Высочество еще не изволила подняться и вызвать ее к себе.

- Не изволила еще,
-
снова присев в реверансе, ответила девушка и поспешила скрыться за дверью, так и оставив молодого человека в неведении - собиралась ли она исполнить его просьбу или нет.

3

Отправлено: 22.02.16 01:18. Заголовок: Одиночество графа пр..

Одиночество графа продлилось недолго. Не успела камеристка мадемуазель де Тонне-Шарант скрыться за дверью, как двери в гостинную с шумом распахнулись и на пороге возникла фигура высокого молодого человека с длинными волосами, такими блестящими и пышно уложенными, что Арман невольно сравнил их с конской гривой.

"Ну и красавчик... словно жеребец после груминга,"
- язвительно улыбнувшись одними уголками губ, подумал он про себя, искоса наблюдая за вошедшим.

Он без труда узнал маркиза де Нуармутье, кавалера из свиты Его Величества, известного своими блистательными проигрышами в карточных салонах и не менее блистательными победами на дуэлях. Впрочем, из-за строгости королевского эдикта о дуэлях слухи о них редко отличались точностью и скорее были призваны придать кавалеру ореол романтики и славы. Маркиз смерил де Гиша полным безразличия взглядом и остановился на середине залы, скрестив на груди руки. О, у него были прекрасные холеные руки с белоснежной кожей, которую маркиз не стеснялся демонстрировать, почти никогда не надевая перчатки. Де Гиш, чья гасконская кровь наградила его кожей оливкового цвета, становившейся смуглой от малейшего прикосновения к ней солнечного света, не мог смотреть на руки Нуармутье без зависти.

- О, вот Вы где! - громкий до неприличия голос Эффиа на этот раз был встречен де Гишем как глас ангела господня, знал бы рыжеволосый повеса, что только что избавил графа от неприятной необходимости выразить хоть толику уважения к ненавистному маркизу всего лишь на том основании, что тот состоял в свите короля и имел титул более звучный и длинный, чем его собственный.

- Эффиа! Маркиз! - воскликнул с деланной радостью де Гиш и устремился к дверям.

- Монсеньор ждет Вас, друг мой, -
на лице Эффиа было написано легкое удивление и более чем явная усмешка, - Мне кажется или Вы совершенно потерялись, граф? С каких это пор Вы стали оббивать порог покоев герцогини? О, только не Вы, граф... не говорите мне, что и Вы потеряли голову из-за пары каких-нибудь голубых или серых глаз. Или, - маркиз сощурил глаза и наклонил голову, готовясь поддеть де Гиша еще сильнее, - Это были карие глаза? О, друг мой, не говорите! - и он драматичным жестом прикрыл глаза, - Это из-за мадемуазель Острый Язычок Вы потеряли сон и покой? А? Сознайтесь?

Добившись ожидаемого эффекта, когда де Гиш вспыхнул до корней волос и был готов ответить ему резкостью, Эффиа весело расхохотался, обнял его за плечи и потащил к дверям к приемную герцога Орлеанского.

- И как Вы только умудряетесь все извратить, маркиз? - процедил сквозь зубы де Гиш, не в настроении ссориться с дерзким нахалом перед дверьми в герцогскую опочивальню, - Нет, я всего навсего сократил путь к покоям Месье. Идти напрямик через гостинную Мадам куда быстрее.

- О да да да... и Вы не ждали там добрых пол-часа, -
с готовностью подхватил Эффиа, повиснув на шее Гиша, - Если бы я не заметил Ваш приход, то поверил бы, - зашептал он в самое ухо, - Но я был там... точнее, заглядывал. Не волнуйтесь, граф, мы же друзья. Я нем как могила. До известных пределов. Ну, а каковы они, это мы обсудим позже. Герцог ждет Вас. Вы же знаете, что нельзя разочаровывать ожидания Месье с раннего утра.

// Дворец Фонтенбло. Покои герцога Филиппа Орлеанского. 4 //

4

Отправлено: 28.02.16 01:02. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Комната маркизы Габриэль де Тианж. 2 //

Завтрак в обществе маркизы де Тианж всколыхнул множество разрозненных идей в голове графини, напомнив ей о неразрешенных загадках последних дней и планах, которые приходилось откладывать из-за неотложных дел. Она любила такие беседы по душам обо всем на свете, когда, коротая время за завтраком, можно было расставить планы, совершенно независимо от содержания беседы. Собственно, очень часто сама по себе беседа за кружкой молока или стаканчиком приготовленного по собственному рецепту отвара была лишь фоном, тогда как в голове графини разворачивалась стратегия действий.

Она вышла из комнаты маркизы де Тианж, сияя энергией и решимостью. Те немногие из камеристок, кто попались ей по пути в комнату, спешили присесть в реверансе и тут же скрывались за дверьми, торопясь поскорее поднять своих хозяек, чтобы те, не дай бог, не опоздали к утреннему сбору. Между собой девушки уже успели окрестить этот обязательный ритуал "парадом Великой Армады".

- Полин, моя дорогая, в другой раз я прошу тебя, сообщай мне немедленно, что Мадам уже намереваются будить, - заявила графиня, едва переступив порог своей комнаты.

- Но я же сразу же доложилась Вам, мадам, - потупив глаза прошептала девушка.

- Вздор! Я видела эту англичанку, Мери Бонем, в коридоре. Она бежала к буфетной и даже не соизволила обернуться. Одеваться, Лизетт! Мое платье готово?

- Сию минуту, мадам, - шустрая камеристка подбежала к графине, с готовностью подставив шкатулку для папильоток, которые все еще висели на седеющих локонах графини, спрятанных под пышным чепцом.

Управившись с утренним переодеванием с военной точностью и быстротой, графиня де Лафайет была готова к выходу уже через двадцать минут. Все еще недовольная результатом стараний двух девушек, убравших ее прическу, как того требовала мода, на ровный пробор, разделявший пышно уложенные волнами волосы на две половины со свисавшими на плечи тоненькими змейками локонов.

- Похоже, придется смириться, - пробормотала мадам де Лафайет, как будто бы обращаясь к себе самой, - На выход! Полин, душечка, Вы идете со мной. Возьмите с собой вот тот томик с жизнеописаниями святых. Возможно, кому-то придется скоротать время за полезным чтением.

Когда она подходила к дверям в гостиную, до ее слуха донеслись сдавленные смешки и шушуканье девиц и средь всего этого глухой перезвон, напоминавший звон кавалерийских шпор, не иначе. Подобрав подол атласных юбок, мадам прибавила шаг, чтобы успеть застигнуть врасплох незваного вторженца. Возможно, очень даже, это мог быть и посланец от короля с известиями об утренних затеях, к которым Его Величество ожидал Месье своего брата и герцогиню Орлеанскую. Возможно, но не факт - говорило выражение лица суровой статс-дамы.

Двери с грохотом распахнулись, зазевавшийся в карауле мушкетер густо покраснел и тут же скрылся в тени, опасаясь попасть пред грозные очи графини. Но ее внимание было уже целиком поглощено молодым человеком, нетерпеливо прохаживавшимся в центре гостиной. Да что там! В центре внимания собравшихся на утренний смотр фрейлин.

Графиня окинула лица девушек по-ястребиному острым взглядом, выхватывая малейшие детали, способные подсказать ей, кем именно приходился им этот молодой человек. Но нет, ни одна из них не решалась обратить на него взор даже краешком глаз. И, судя по тому, как этот молодой человек отбивал такт снятыми с рук перчатками, похлопывая ими по бедру, он не видел предмет своих ожиданий в гостиной.

- Месье? - вместо обычных полагавшихся по этикету приветствий молодой человек вопросительно вскинул брови, обратив на нее внимание, как если бы она была одной из камеристок на посылках, - Я прошу Вас покинуть гостиную немедленно, если у Вас нет личного поручения к Мадам герцогине или к одной из мадемуазелей из свиты Ее Высочества.

Да, вот так, расставить все и сразу на места. Пусть теперь сам решает, назовет ли он цель своего прихода и соответственно имя провинившейся или же покинет место сражения. Тем более, что победа в несостоявшемся сражении всегда за тем, кто остается последним, таково было негласное правило графини де Лафайет.

5

Отправлено: 28.02.16 23:26. Заголовок: Чинно покинув полови..

// Дворец Фонтенбло. Комната герцогини де Ланнуа. 5 //

Чинно покинув половину королевы-матери, мадемуазель де Монтале вмиг утратила все внешние признаки смирения и благовоспитанности, стоило ей только завернуть в коридор, ведущий из покоев королев к лестнице. Здесь она подхватила юбки и резвой козочкой понеслась наверх, перепрыгивая через ступеньки и не обращая внимания на висящую на локте корзинку, пребольно бившую девушку по бедру.

Корзинку? Ора замерла буквально на лету и озадаченно нахмурилась. Зачем она несла корзинку обратно? Надо было оставить ее в комнате маркизы Отрив, чтобы у Франсуа таки ж случилась возможность перекусить после ухода герцога де Виллеруа. Экое недомыслие!

Погрустнев от осознания собственной недалекости и недостатка заботы о друзьях, Монтале несколько сбавила темп и к дверям в покои Мадам прибыла почти шагом. Беглый взгляд в зеркало, висевшее в небольшой передней, вызвал у нее горестный возглас: за время пребывания на озере кокетливая прическа мадемуазель успела подрастрепаться, и к тщательно завитым тугим локонам прибавились озорные кудряшки, обрамляющие головку фрейлины пушистым и в чем-то очаровательным, но увы, не предусмотренным модой ореолом.

Ора плюхнула корзинку на мраморный столик перед зеркалом, вынула из кармана крошечный гребень, а из волос – пару заколок и принялась приводить прическу в порядок, радуясь, что в передней никого нет. Причесываться под насмешливыми взглядами караульных было бы невыносимо стыдно. Она как раз вкалывала последнюю заколку, пытаясь приструнить особенно бойкий локон, когда за ее спиной распахнулись двери, и в приемную ввалился целый отряд слуг с подносами.

Ой, это, должно быть, завтрак для Мадам, и она уже оделась! – в панике пронеслось в кудрявой головке Монтале, и она, забыв о корзинке, кинулась в гостиную вслед за лакеями.

На ее удивление, все девушки и даже мадам де Бельвиль были еще в гостиной, а не в спальне герцогини Орлеанской. Но еще удивительнее был незнакомый молодой человек, явно чувствовавший себя среди фрейлин не в своей тарелке.

- Кто это? – шепнула Ора на ушко мадемуазель Артуа, стараясь не слишком откровенно глазеть на незнакомца, который, как назло, был ну очень видным кавалером.

- Понятия не имею, - так же шепотом отозвалась Артуа. – Этот тип уже был здесь, когда мы собрались, и наверняка успел пожалеть, что не сбежал вовремя.

- А что Арма… - стоп, лучше не кликать лихо, едва успела подумать Монтале, как с порога двери, ведущей в комнаты фрейлин, зазвучал грозный голос. К счастью, гроза на этот раз собралась не над ее головой, за что Ора была в душе благодарна незнакомцу.

- Но разве Мадам еще не встала? – продолжала она пытать подругу, пользуясь тем, что в их сторону никто не смотрел: все глаза были устремлены на захваченного врасплох кавалера, который, судя по всему, был слегка ошарашен недружественным приемом со стороны госпожи гофмейстерины. – Если все еще здесь, то отчего же завтрак?

Она кивнула в сторону торжественной процессии, застывшей перед дверьми опочивальни в ожидании… чего?

- Вот уж не знаю, - сделала кислую мордочку Артуа. – Все в какой-то панике и суете. Уж не заболела ли Ее Высочество всерьез?

Тяжело признаваться в собственной неосведомленности, это Ора знала по себе и не стала терзать Габриэль бесполезными расспросами. Вместо этого девушка завертела головой в поисках подруг. Луиза, что не удивительно, обнаружилась в укромном уголке у окна, устремившей взгляд в залитую утренним солнцем даль, как будто ее вовсе не занимал неожиданный сбой в привычном утреннем ритуале. Атенаис… взгляд Монтале напрасно скользил по гостиной, мадемуазель де Тонне-Шарант и ее старшая сестра пока не удостоили свет своим появлением. Зато из буфетной вынырнула мадемуазель Бонем и направилась прямиком к Великой Армаде, не обращая внимания на молнии, которые графиня метала в незадачливого вторженца.

Вспомнив утреннюю встречу со спаниелями Мадам, Ора зябко повела плечами и поправила все еще накинутую на плечи шаль. Интересно, успела ли Бонем ее заметить? И если да, сумела ли узнать? Не об этом ли она сейчас собирается поведать мадам де Лафайет?

Ора почувствовала, как холодеют щеки, спина и пальцы рук, и бочком, бочком попыталась спрятаться за спинами стайки фрейлин.

6

Отправлено: 01.03.16 23:15. Заголовок: Молодой человек с шу..

Молодой человек с шумом вдохнул и отвесил глубокий поклон, адресуя его всем дамам одновременно. Во взгляде его читались надменность и усмешка, однако же, он не произнес ни слова из того, что вероятнее всего вертелось у него на языке, пробормотав лишь безликое:

- Мое почтение, мадам.

Графиня только пожала плечами, недоумевая про себя, какой толк было поддерживать знакомство с таким неотесанным нахалом, если он действительно дожидался кого-то из фрейлин Мадам. Или же он искал встречи с самой герцогиней? Его лицо было смутно знакомым графине и скорее всего она встречала его мельком на больших приемах у короля или королевы. Но он мог бы и представиться, учитывая, что это было его первое появление при дворе герцогини Орлеанской. Или же нет? Легкое сомнение запало в душу мадам де Лафайет, когда она окинула взором своих подопечных. Кого же не было в зале, точнее, кого не дождался этот надменный нахал?

Не успела графиня отметить отсутствовавших в зале, как со стороны личных покоев Ее Высочества появилась ее личная камеристка, та самая англичанка Мери Бонем, и направилась прямиком к первой статс-даме. Поскольку мадам де Монако все еще не было среди присутствующих, графиня мысленно поздравила ее с отсутствием необходимости руководить утренним церемониалом завтрака и подъема герцогини Орлеанской.

- Мадам графиня, - Бонем подошла к графине так близко, что та невольно отступила на шаг, но поняв намерение камеристки поведать ей нечто конфиденциальное, она милостиво улыбнулась и придвинулась, так что та зашептала прямо ей на ухо, - Мадам и Месье завтракают вместе... - шептала она, тогда как глаза графини расширялись от удивления все больше и больше, - В постели, - изо рта мадам де Лафайет сорвалось непрошенное "Не может быть!", - И Мадам просила, - тут Бонем бросила красноречивый взгляд в сторону девиц негромко хихикавших над какой-то безделицей, - Чтобы утреннее приветствие за завтраком прошло как можно тише.

- Да, да. Конечно же, - пробормотала графиня, еще не вполне придя в себя от столь ошеломительной новости, - Да, я прослежу.

Да, такая новость требовала осторожности. Ей ли не знать, как легко смутить молодоженов, особенно молодых супругов, все эти хихиканья и перешептывания, а если кому-нибудь из девушек вздумается не дай бог заговорить слишком громко, то можно считать все утро, нет, весь день проваленным! Мадам де Лафайет прекрасно помнила, какими смущенными и испуганными были король и его молодая супруга в первые недели своей брачной жизни, когда двор по традиции приветствовал их прямо в опочивальне королевы каждое утро. О, она не пожелала бы такого собственным дочерям! И даже герцогине Орлеанской, к которой хоть и питала прежде всего уважительное почтение, но все же, чувствовала и толику материнской заботы, насколько это могла позволить себе графиня.

- Мадемуазели! - мадам де Лафайет громко хлопнула в ладоши, прерывая веселый щебет девушке, - Дамы, - поприветствовала она мадам де Тианж и мадам де Бельвиль, - Я вас приветствую! Встаньте все в один ряд, чтобы я могла видеть, все ли на месте. Кто отсутствует? - вопросительный взгляд был устремлен на Маргариту де Вьевиль, с готовностью оглядевшую ровную шеренгу своих подруг и уже раскрывшую рот, чтобы объявить имена опаздывающих.

- А впрочем не стоит. Отстающие пусть присоединятся к нам в опочивальне Мадам. В последних рядах. Мадемуазели, я хочу предупредить Вас, Ее Высочество принимает у себя Месье и нам выпала честь видеть их первыми в это прекрасное утро. Так я прошу вас, настоятельно прошу, мадемуазели, не испортьте это чудесное утро. Иначе, - холодный взгляд графини мог и кусок раскаленного железа обратить в лед, - Возмездие будет самым строгим. Идемте же, сударыни.

Отдав команду на выход, графиня первой же развернулась и величественно, как огромный фрегат, поплыла к дверям в опочивальню герцогини Орлеанской.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 4 //

7

Отправлено: 06.03.16 00:51. Заголовок: Судя по том, что за ..

Судя по том, что за все то время, что мадемуазель Бонем шептала что-то на ухо Армаде, та ни разу не глянула в сторону Монтале, гроза на этот раз миновала кудрявую темную голову. Но что же такого могла нашептать англичанка, что госпожа де Лафайет умудрилась пару раз перемениться в лице? Больше того, когда горничная Мадам, выполнив свою таинственную миссию, отступила в сторону, потупив смиренно глаза, графиня еще несколько мгновений безмолвствовала, глядя куда-то в пустоту, прежде чем шевельнуться, выпрямляя спину и суровея лицом.

- Интересно, что такого наговорила ей Бонем? – одними губами шепнула Габриэль д’Артуа. – Явно что-то шокирующее. Какая интрига!

Ора хотела было презрительно фыркнуть: откуда интриги в их маленьком сонном болотце, весь вчерашний день просидевшем взаперти вдали от солнца, свежего воздуха и прочих радостей жизни в мохнатых шапках и с лихими саблями на поясе. Ну или хотя бы на красных каблуках и с пучками лент на плечах и рукавах. Про шелковые халаты и поминать не стоит, после знаменательного вечера турнира Монтале больше не видела ни одного турка, а ведь ждала, ждала какого-нибудь посланца с просьбой таки ж устроить аудиенцию у маркизы де Тианж.

Девушка осторожно покосилась в сторону вошедшей в гостиную маркизы, но на ее красивом и спокойном лице невозможно было прочитать, успела ли она повидаться с турками, пока фрейлины были заняты прилежным уходом за болящей герцогиней Орлеанской.

- Только бы Мадам не вздумалось разболеться ни на шутку, - шепнула она в спину Артуа.

И в самом деле, какую еще новость могла сообщить Армаде горничная? Может, Луиза что-то слышала? Не так уж далеко она стояла от графини. Но вряд ли, ее подруга была не из тех, кто собирает досужие сплетни, напрягая слух.

Монтале поймала взгляд голубых глаз и бодро улыбнулась в ответ. Показалось ли ей, или в глазах Луизы и вправду мелькнул упрек за то, что она провела утро непонятно где вместо того, чтобы, как всегда, разделить с подругой скромный девичий завтрак? Ора начала было уже бочком, бочком пробираться в сторону Лавальер, когда командный глас первой статс-дамы пригвоздил ее к месту.

- Мадемуазели, я хочу предупредить Вас, Ее Высочество принимает у себя Месье и нам выпала честь видеть их первыми в это прекрасное утро. Так я прошу вас, настоятельно прошу, мадемуазели, не испортьте это чудесное утро. Иначе возмездие будет самым строгим, - сообщила графиня, сурово озирая свое маленькое войско, немедля кинувшееся строиться ровным рядом перед ее грозными очами.

Ошеломленная этим неожиданным «принимает у себя Месье», Ора едва не упустила момент подсуетиться и занять в утреннем построении место рядом с Лавальер. Креки, которую она довольно бесцеремонно отпихнула в сторону, готова была возмутиться, но перед лицом Великой Армады ограничилась испепеляющим взглядом, который Ора с удовольствием проигнорировала.

Надо сказать, что предупреждение графини подействовало: что бы ни думали про себя девушки (а, судя по розовым щечкам и закушенным губкам, мысли их носили весьма романтичный характер), ни одна их них не осмелилась ни перешептываться, ни хотя бы хихикнуть. Монтале розоветь не собиралась, отнюдь. В конце концов, что странного в том, что супруг встречает утро в покоях молодой жены? На самом деле, она куда больше удивилась, обнаружив Ее Высочество одну после первой брачной ночи. Вот это было странно, да. Так она и скажет любой (или любому), кто попробует ей что сказать на этот счет. Но потом, разумеется. Сейчас им всем было не до разговоров, таким запретительным сделалось выражение лиц не только у графини де Лафайет, но и у мадам Бельвиль и маркизы.

Мажордом Мадам распахнул дверь в ее опочивальню и как-то нарочито громко возвестил, стоя лицом не к невидимым супругам, а к затихшей свите:

- Завтрак для Мадам и Месье! – и громко стукнул жезлом в пол.

У кого-то из девушек все таки вырвался нервический смешок, но мадемуазель Бонем уже торжественно внесла в спальню поднос, а за ней следом двинулась и Армада. Зашелестели юбки, зашуршали по полу каблуки, и хорошо узнаваемый голос герцога Филиппа протянул капризно: «Доброе утро, сударыни».

- Доброе утро, душа моя! – воспользовавшись моментом, шепнула Монтале Луизе, украдкой пожав ей руку. – Прости, бога ради, что не разбудила тебя сегодня.

8

Отправлено: 07.03.16 15:09. Заголовок: Завтракают вместе? ..

    Завтракают вместе?

    Ротик мадам де Тианж уж было приоткрылся от удивления, но она тут же заставила его себя захлопнуть. Для обычных супружеских пар это, конечно же, было совершенно нормальным -почивать вместе и просыпаться в одной постели, но для особ королевской крови.. Кажется, на ее памяти она еще не слышала, чтобы Его Величество встречали утро в постели Ее Величества, но что было позволено Королю зачастую находило совершенно другой поворот у его брата, так что пора было бы запомнить об этом и с вежливой полуулыбкой на устах Габриэль наклонила голову, чтобы не вызывать вопросов своим выражением лицам. Возможно, проиграв турнир Филипп решил разнообразить размеренное течение придворного бытия свежим скандалом и порцией сплетен.
    Вобщем удивиться было чем, но вот заходить в спальню герцогов с открытым от удивления ртом было совершенно непозволительно, так что пока по стайке фрейлин как по взволнованному морю гуля шепоток любопытства и удивления, маркиза быстро взяла себя в руки и придвинулась ближе к мадам де Лафаейт,пользуясь общим замешательством, вызванным этой новостью. Не упустив напутствие, которые должно было призвать к порядку, маркиза хотела предположить что, возможно, Филиппу и Генриетте следовало б дать возможность хотя бы набросить халаты, но в конечном счете женщина решила промолчать. Интимность супружеской жизни обычных людей могла бы требовать такого уединения за весь день, но жизнь особ королевской крови была так строго и четко расписана, что вносить такие поправки для сумасбродных выходок не имела шанса на жизнь. Так что если юной Мэри Бонем велено было передать это предупреждение мадам де Лафайет и ничего больше, то по-видимому молодые вполне были готовы к вниманию со стороны придворных к их частной жизни. И такому неожиданному нарушению придворных условностей.
    - Девушки, - с укоризной обратилась Габриэль к паре девушек за своей спиной, которые все еще продолжали шушукаться, когда статс-дама двинулась вперед в отворенные двери и призвала остальных к порядку.
    Еще чего не хватало, так это как торговки зеленью глазеть на брата короля и его супругу под шелест смешков и сдавленных ремарок. Тогда их точно можно было отправить всех обратно в Сен-Клу или куда подальше от приличного общества за такое вопиющие поведение.
    Голос Филиппа, непринужденный как всегда, раздался из приоткрытых дверей, но достаточно было и минуты, чтобы маркиза де Тианж своими же глазами увидела молодых в их постели и со вздохом легко смущения она заняла свое место подле мадам де Лафайет, пока фрейлины с почтительными поклонами заполняли спальню Мадам. И среди этой милой стайки кружев, лент и локонов к своему большому удовлетворению Габриэль заметила двух неразлучных подруг. Ору де Монтале и Луизу де Лавальер.
    Что ж, по крайней мере, один из ее утреннего списка становился выполним.

9

Отправлено: 26.03.16 22:06. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои князя Ференца Ракоши. 3 //

- Впечатли их, Ласлов, - шевалье бурчал себе в усы, не слишком заботясь о том, что его ворчания, произносимые на мадьярском, привлекали любопытное внимание столпившихся в коридорах придворных.

На подступах к покоям герцога и герцогини Орлеанских было многолюдно, как на парижском рынке в ярмарочный день. Ласлов то и дело ловил на себе долгие взгляды расфранченных кавалеров, чьи костюмы пестрели лентами всевозможных цветов и кружевами самых замысловатых узоров.

- На себя бы посмотрели, клоуны, -
огрызнулся шевалье, когда ему показалось, что смех за его спиной, был вызван его нелепым видом, - Эти немецкие панталоны, как их там назвал Каринти... гореть мне в преисподней, если я еще раз надену этот срам на себя.

Шерегий шел рядом с шевалье и в противоположность своему другу светился благожелательностью. Он успевал отвечать кивками на сдержанные приветствия кавалеров и задорными улыбками на кокетливые ужимки дам, прятавших многозначительные улыбки за веерами, колыхавшимися в их руках.

- Главное, Ласлов, не выступай вперед меня. Я сам представлю нас и объявлю цель визита. Вот увидишь, все само собой образуется. Ну же, - он остановился перед последними дверьми на пороге гостинной герцогини Орлеанской и поправил кружевной шарф, сдавливавший шею Ласлова, взбил пышный бант на левом плече шевалье и поправил взлохмаченные кудри, - И не смотри таким взглядом. Ты словно лис, крадущийся в курятник. Ну же, чуть приветливее улыбку сделай. И не стреляй глазами. Поверь, для впечатлительных мадемуазелей это чересчур. Ну, готовы? Вперед!

Мушкетеры, стоявшие у дверей в покои герцогской четы распахнули обе створки дверей перед двумя кавалерами, как только Шерегий громко и с нарочитой торжественностью в голосе провозгласил:

- Граф Миклош Шерегий из Спаданицы и шевалье Ержи Ласлов из рода Орлицких властителей, с приветствиями для Их Высочеств от крон-принца Венгрии и князя Трансильвании Его Высочества Ференца Ракоши.

Ласлов поморщился, вновь услышав шепот и сдавленные смешки за своей спиной, но, следуя совету друга, гордо поднял голову, улыбнулся, как ему казалось, дружеской улыбкой и прошел следом за Шерегием, постреливая заинтересованными, а точнее. любознательными взглядами по рядам собравшихся в гостинной дам и кавалеров.

- Кажется герцог и герцогиня еще не выходили из своих покоев, - шепнул Шерегий, отметив веселое оживление.

- Ты только посмотри, а я то думал, что я один такой шут ряженый, - хмыкнул Ласлов, кивнув головой в сторону группы молодых людей в напудренных париках и с таким обилием мушек на щеках, подбородках и даже на губах, что их можно было принять за мух, облюбовавших для своего насеста медовые соты.

- Тихо, мой друг, это миньоны герцога. Говорят, они очень чувствительны ко вниманию. И к критике.

- А мне то что дела до них? Пусть только под ногами не путаются, - Ласлов демонстративно отвернулся от улыбчивого юноши и вперил взор в сторону дверей в личные покои герцогини, - Скорее бы уж. А то чувствую себя как в цветнике.

10

Отправлено: 24.04.16 00:34. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги. 3 //

- Ой, да это же… - охнула Ора, углядев возвышавшуюся над Артуа и Креки буйную копну смоляных кудрей, так хорошо ей знакомую. Ласлов! И Шерегий с ним!

В этот момент сердечку маленькой фрейлины следовало бы радостно забиться и преисполниться гордости, ведь у нее не было ни малейшего сомнения, что бравые мадьяры явились с утра пораньше ради них с Луизой. А оно вместо этого отчего-то сжалось и заныло. И Монтале, вместо того, чтобы влиться в веселый девичий круг, застыла на пороге, вцепившись в ручку корзинки с шитьем так, что аж пальчики побелели.

Но бежать было поздно, да и прятаться негде и не за кем, и девушка решительно тряхнула кудрявой головкой, переложила корзинку в левую руку (в расчете на то, что правую непременно сейчас же будут целовать с неподобающим, но таким приятным пылом) и отправилась спасать своих знакомцев от чересчур пристального внимания свиты Мадам.

- Шевалье! Граф! Вы здесь, у нас, в такую рань? – теперь, когда невидимый Руби-как-его-там был пройден, на душе у нее сделалось легче, и карие очи Оры вновь заискрились привычным жизнерадостным огоньком, а смешливый ротик сам собой сложился в довольную улыбку. – Да еще и при всем параде! Шевалье, эти ленты вам весьма к лицу. И эти рингравы тоже. Вот уж не думала, что вы такой щеголь и модник.

Если бы не эта несчастная корзинка! Нет, ну согласитесь, невозможно же выглядеть настоящей светской дамой, когда у тебя в руке вместо веера или розы корзина для рукоделия, из которой торчат ножницы и целый лес натыканных в атласную подушечку иголок. Не удивительно, что левая рука сама собой попыталась оказаться за спиной, хотя оба молодых человека наверняка уже разглядели ее неказистый боевой арсенал. А ведь еще и ленты будут. Да, между прочим, и где же они? Продолжая улыбаться, Ора огляделась, но Луизы не увидела.

- Кстати, вы уже видели мадемуазель де Лавальер? – на всякий случай поинтересовалась она. – Она, должно быть, прошла к себе, да?

Последний вопрос был адресован не столько мадьярам, сколько остроглазой де Креки, не слишком обрадовавшейся появлению на сцене еще одной претендентки на внимание завидных кавалеров.

11

Отправлено: 24.04.16 02:37. Заголовок: Не смотря на веселый..

Не смотря на веселый нрав и известную храбрость, Ласлов все-таки почувствовал робкий позыв в глубине души, ретироваться прочь в сторону уже знакомой ему двери в коридор для прислуги, откуда можно было пройти в буфетную. Уж там то наверняка было спокойнее и служанки не постреливали бы в него убийственно изучающие взгляды.

- Эй, не делай такую кислую минуту, -
Шерегий легонько подтолкнул друга под локоть, - Это же как поцелуй Фортуны - смотри, сколько очаровательных мадемуазелей готовы слушать твои россказни хоть целый час к ряду.

- Вот ты и рассказывай, - так же шепотом огрызнулся Ласлов.

- Шевалье, а правда, что Вы стреляете так метко, что попадете даже в летящую голубку? - прозвучал голосок, уже знакомой Ласлову мадемуазель де Креки, на этот раз выступавшей в роли гостеприимной хозяйки вместо отсутствовавшей герцогини, - Мадемуазели! - она жеманно рассмеялась журчащим смешком и захлопала в ладоши, призывая всех ко вниманию, - Шевалье согласился рассказать нам про соколиную охоту в их краях. Правда же, шевалье?

- Да да, расскажите, - сразу несколько голосков, среди которых к своему глубочайшему неудовольствию Ласлов расслышал и мужской тенорок, принадлежавший рыжеволосому молодому человеку, разодетому с такой пышностью, что рядом с ним блекли изысканные костюмы мадьяр, с таким тщанием подобранные специально для торжественного визита от имени князя.

Ласлов переглянулся с Шерегием и пожал плечами - ударить в грязь лицом перед свитой герцогини Орлеанской было немыслимым делом, а уж уступить первенство какому-то напыщенному дворянчику из тех, что воркуют вокруг Месье как стайка почтарей, ждущих корм с хозяйской руки - о, это смерти подобно.

- Ну-с, вы сами того просили, - широко улыбаясь, начал Ласлов и тут же, отбросив всякую робость и скромность, ежели таковая и мешала бы ему, принялся рассказывать о своих охотничьих подвигах. Когда же тема охоты показала себя исчерпанной, Ласлов подмигнул фрейлинам Мадам и заговорщическим тоном произнес так тихо, что те прислушались к его голосу, затаив дыхание.

- Но, мы, мадьяры, не только на лис, да на голубей охотимся, - сказал он и уже собирался начать новый рассказ, как Шерегий, уловивший недобрую шалость в намерениях друга, громко рассмеялся и перебил его.

- Да да. Дамы и господа, представляю Вам шевалье Ласлова - охотника, убившего последнего дикого буйвола в Пуште. Его шкура так велика, что ее хватило, чтобы укрыть от метели четверых дворян.

Смех и шуточки о "Последнем Буйволе Пушты" тут же наполнили гостинную и едва не упомянутый Ласловым обычай красть своих невест был позабыт. Шевалье оказался средоточием девичьего внимания, что раззадорило его еще больше и заставило посерьезнеть лица немногих кавалеров, оказавшихся в ранний час в гостинной герцогини Орлеанской.

Обласканный восхищением, которые обычно доставались князю по заслугам не только его рода и титула, но и того обаяния, которое обезоруживало даже самых стойких из дам, Ласлов сыпал шутливыми рассказами и каламбурами, доставая их из своего богатого арсенала, как фокусник, вынимающий платочки и веера из рукавов своего восточного халата. И вдруг глаза шевалье остановились на дверях коридора для прислуги. Лицо его посерьезнело, но тут же просияло улыбкой радости. Он двинулся на встречу вышедшей из дверей мадемуазель де Монтале, да так стремительно, что стоявшим перед ним мадемуазель де Креки и мадемуазель д'Артуа пришлось подвинуться, чтобы не оказаться сметенными в стороны.

- Мадемуазель де Монтале! -
воскликнул Шерегий, вежливо поклонившись оставленным Ласловым фрейлинам и сделал шаг на встречу Оре.

- О, а вот и наша Смугляночка! -
приветствовал Ласлов на мадьярском и добавил уже по-французски, - Это князь наказал нам явиться при полном параде. Так бы я никогда не расстался со своим жупаном и шапкой, клянусь Чистилищем! Но Вы! - в черных глазах мадьяра горело неподдельное восхищение, - Вы лучитесь как рассветное солнышко сегодня! - не теряя времени на славословия, Ласлов подхватил порхавшие в воздухе пальчики Монтале и прижал к своим губам с пылкостью и жаром, выражавшими куда как больше, чем все эпитеты и сравнения, выдуманные поэтами.

- Мы ждем Вас и мадемуазель де Лавальер, - ответил за себя и за друга Шерегий, галантно поклонившись, - Князь послал нас, - чуть тише произнес он, - Чтобы испросить Ваше соизволение прогуляться нынче в его обществе, - дождавшись, когда Ласлов отпустит ручку мадемуазель, а точнее, подтолкнув его в бок, граф тоже склонился к ней для поцелуя и едва слышно добавил, глядя в глаза Монтале, - В саду Дианы. Через два часа. Или когда вам будет угодно. Я надеюсь, что мадемуазель де Лавальер согласится составить Вам компанию и примет мое приглашение.

- И князя, - подсказал Ласлов, обращая на девушку умоляющий взгляд лучившихся улыбкой глаз, - Его Высочество велел не возвращаться без положительного ответа. Вы же не сделаете нас графом вечными странниками, мадемуазель?

12

Отправлено: 25.04.16 01:26. Заголовок: Как вовремя и как пр..

Как вовремя и как прозорливо она переложила корзинку в другую руку! Пылкие поцелуи и впрямь имели место быть, причем в двойном количестве. Краем глаза заметив, как вытянулось от досады лицо де Креки, Ора прямо таки засветилась в лучах внезапной славы. Завидно? А вот и пусть! Как-никак, Право Первой Встречи никто не отменял. Креки могла злиться сколь угодно, но очевидная истина была налицо: красавцы кавалеры явились ради Монтале с Лавальер, и даже ехидная ухмылочка на противной мордочке рыжего маркиза, который со скучающим видом полировал ногти у окна, ничуть не омрачила триумфа Оры.

Однако первые же слова Шерегия, заметно поубавили сияния в глазах кареглазой фрейлины. Чего-то такого она ждала – и страшилась.

- Помилуйте, любезный граф, как я могу отвечать вам за мою подругу Лавальер? Вам лучше повторить свою просьбу… приглашение ей лично, - уклончиво начала она, опасливо косясь в сторону недовольных ее популярностью девушек, у которых вслед за лицами начали вытягиваться и шеи, а уши и вовсе должны были принять неприличные размеры, вот только пышные завитки локонов, собранных в пучки на висках, не давали в этом убедиться.

- И поверьте, шевалье, я буду искренне сочувствовать вам, если мой ответ вновь превратит вас в вечного скитальца, но, увы, я служу Ее Высочеству и не вольна в своем времени и своих прогулках. Если Мадам по возвращении с охоты будет угодно прогуляться в саду Дианы, мы с Луизой непременно последуем за ней, но когда это случится и случится ли вовсе, мне неведомо. Впрочем, нас всегда можно увидеть здесь, в гостиной Ее Высочества, когда герцогине будет угодно принимать. И думаю, что не погрешу против истины, если попрошу вас передать князю, что в покоях Мадам он всегда желанный гость.

Конечно же, Ора лукавила: на самом деле она вовсе не была уверена, что принцесса Генриетта с радостью будет принимать у себя того, кто лишил ее такого близкого уже титула Королевы красоты. Но это же была дипломатия, а она, как известно, ложью не является.

- Однако где ж Луиза? – вновь вопросила она, завертев головой с тайной целью не увидеть разочарования на лицах двух мадьяр. Сердце у нее было доброе, и мысль о том, что она обрекает Ласлова на тяжкую участь гонца, несущего своему господину, прямо скажем, дурную весть, девушку не радовала.

- Лавальер? Она еще не выходила. Должно быть, все никак не отыщет ленты нужного оттенка, - Габриэль д’Артуа, радуясь поводу вклиниться в образовавшийся междоусобчик на троих, подошла к Монтале и заглянула в корзинку. – Хм, не многовато ли иголок на то, чтобы сшить три розетки?

- Ее Высочество поручила нам с Луизой сделать для нее и фрейлин, которые поедут с ней, такие же розетки, что были на нас на турнире, - поторопилась объяснить Ора в ответ на вскинувшиеся удивленно брови Шерегия.

- Слава богу, - преувеличенно вздохнул граф, хотя ни в грустном взгляде его, ни в голосе Монтале не заметила ни капли облегчения. – А я уж было подумал, что эта подушечка – намек тем несчастным, которым не дают покоя ваши жестокие глаза, мадемуазель.

13

Отправлено: 25.04.16 22:54. Заголовок: Уклончивый ответ мад..

Уклончивый ответ мадемуазель заставил померкнуть улыбки на лицах мадьяр и они переглянулись между собой. Шерегий подмигнул другу, пытаясь дать ему понять, что знает, как обставить дело так, чтобы заручиться согласием подруг на прогулку. Но Ласлов не был сведущ в тонкостях плетения хитроумных заговоров, тем более когда дело касалось желаний князя - что для него было понятным и простым, так только то, что Ракоши желал видеть мадемузаель де Монтале в саду и велел им не возвращаться без ее согласия. Шерегий мог сколько угодно подмигивать ему и рассылать любезные улыбки направо и налево, а он с месте не сдвинется, пока не получит желаемое.

- Но, мадемуазель, как же мы теперь вернемся к князю, даже с такой восхищающей душу новостью? -
возразил Ласлов, не обращая внимания на покашливания Шерегия, - Вот если бы Вы послали меня сообщить князю, что будете прогуливаться в саду, да хоть в каком саду, - с намеком проговорил он, надеясь, что если бедным фрейлинам снова грозил день взаперти, то Ора с Луизой хотя бы смогут спуститься в оранжерею, - Тогда я буду рад добавить к этой новости еще и то, что князь желанный гость в этой гостинной. Пусть он сам тогда и явился бы.

Не успел Ласлов дождаться ответа на свое предложение, как в их разговор вступила еще одна мадемуазель, обладательница пшенично русых локонов Габриэль д'Артуа. О, Ласлов прекрасно помнил эту мадемуазель, ведь она стояла вместе с подругами на пикнике, когда их буквально атаковали английские лорды, стараясь каждый вырвать по ленточке для сражений на турнире. И кажется, мадемуазель д'Артуа встретила нежданного спасителя в лице монакского князя.

- Мадемуазель, - щелкнув каблуками туфель, Ласлов поклонился д'Артуа, как только вспомнил про инцидент на пикнике, - А что такое розетки? - краснея спросил он де Монтале, не поняв, зачем для ношения цветов нужны были нитки и иголки, тем более в столь внушительном количестве.

– А я уж было подумал, что эта подушечка – намек тем несчастным, которым не дают покоя ваши жестокие глаза, мадемуазель.

Пока Ласлов испепелял друга обжигающими взорами, тот весело посмеивался, покручивая тонкий ус, и переглядывался с д'Артуа, видимо, оценившей шутку.

- А что такое, месье, Вы и в самом деле не знаете, что такое розетки? - спросила сквозь смех Габриэль и выдернула из рукава свободно висевшую ленточку, - Смотрите же, все делается просто, присбориваете, собираете концы, прошиваете ниткой... да любая девица умеет делать такие забавные штучки.

- Ну так... девицы же, - хмыкнул пристыженный Ласлов, чувствуя, как начищенный до блеска паркетный пол загорелся у него под ногами, - Нет, нам такие забавные штучки не знакомы. Зато, ленточки наших мадемуазелей мы носим вот так, на рукавах, - и он горделиво продемонстрировал Орину ленточку красовавшуюся среди прочих лент на рукаве его курточки французского фасона.

- Но что же, мадемуазель, - решился он на повторный штурм, обращаясь напрямик к де Монтале, чтобы Шерегию не вздумалось вновь обернуть все в шутку, - Могу ли я передать князю, что вы и мадемуазель де Лавальер, - он улыбнулся и уточнил, словно в том был величайший смысл, - Что Вы согласны увидеться с князем, когда у Вас будет на то возможность и время? Если согласитесь, то я передам ему и то, что он желанный гость, - в дальнем конце залы громко хмыкнули и Ласлов бросил гневный взгляд на наглеца, посмевшего прервать его речь.

Шерегий тихо положил ладонь на плечо друга.

- Простите шевалье, он привык во всем сражаться до победного конца. Но, слышать, не всегда значит, слушать, не так ли, мадемуазель? Я поясню ему, - пообещал он и повернул лицо к Ласлову, - Нам уже ответили. Теперь идем и передадим все князю.

- Так нам же не сказали, - протестующе возразил Ласлов и рванул плечом, освобождаясь от сдерживавшей руки графа, - И да, там... маленькие весточки для Вас. У самых дверей, - старательно намекая на букетики цветов, которые садовник должен был уже пронести в коридор фрейлинских комнат, Ласлов едва не выдал весь их замысел, - Ну, в общем, то от князя. И меня. И ответ мы ждем, - настойчиво повторил он, не внимая вежливым попыткам Шерегия возыметь совесть и резон - а ну как строгая гофмейстерина свиты Мадам явится собственной персоной.

14

Отправлено: 26.04.16 10:22. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги. 3//

Какой контраст  являла собой гостиная Ее высочества по сравнению с коридорами, погруженными в тишину!
Конечно, будь мадам более внимательной к деталям, то она бы не преминула заметить странную тень и звук робких шагов, раздавшихся в коридоре для прислуги, где они с Орой имели разговор, но Габриэль де Тианж была слишком раздосадована происшествиями недавней ночи чтобы обратить маломальское внимание на такие мелочи.
А потому, когда двери в гостинную отворились и две барышни вошли внутрь,  звук женского смеха перемешивающийся  с деликатными, но легко различимыми тяжелыми звуками мужских голосов , едва не оглушил Габриэль, возвращая обратно в светское общество из мира тайн. Что ж, следовало действовать согласно собственным же правилам и женщина намеревалась уже проводить Ору к мадам де Лафайет или в гардеробную Мадам чтобы заняться розетками (или чем-то иным, чтобы отвлечься в мишуре сборов на выезд), но вместо этого маркиза по первой немного растерялась когда юбки де Монтале в момент взметнулись и маленькая фрейлина, напрочь забыв в секунду о маркизе, без обиняков направилась прямо к группке своих товарок,  окруживших двух импозантных молодых господ, смоляные кудри которых, усы и заметный акцент которых с лихвой выдавал в них мадьяр, о которых мадам де Тианж в последние дни так много слышала, но увидела только на турнире. Вот только то, что маленькой Оре эти двое господ были хорошо знакомы она и не догадывалась, а потому искренне удивилась, увидев случившуюся с девушкой перемену. Глаза ее заблестели, голос зажурчал как родник, а всякую серьёзность как рукой сняло. Интересно, когда же скромная провинциалка успела завести такие знакомства?
Отрадно, конечно, что девушка не тушуется,  подумалось Габриэль, припомнившей что такое молодость при дворе в окружении столь блестящих кавалеров, но кажется еще был долг, а он не ждал. Особенно учитывая как они задержались.
- Мадмуазель де Монтале, не будет ли вам угодно представить меня вашим знакомым? - дав девушке пару минут на обмен любезностями и кажется еще чем-то, более интимного толка и в чем была замешана еще и белокурая Луиза (благо, других Луиз в свите герцогини Орлеанской пока не наблюдалось), маркиза все-таки посчитала нужным вмешаться в эту бойкую беседу. Свидания свиданиями, вот только мадам де Лафайет за опоздание по головке не погладит, да еще может наказать за нарушение распорядка..
Оглянувшись на притихших барышень, окруживших стайкой двух иностранных гостей, Габриэль ,наконец, остановила свой взгляд на Оре и дружески ей улыбнулась, давая свое тихое одобрение, но и напомнив о своем присутствии.

15

Отправлено: 26.04.16 19:00. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 4 //

Де Монтале опаздывает, но об этом после. Мадам вот вот будет одеваться. Немедленно отыщите Вашу подругу, мадемуазель, и принимайтесь за шитье. Боюсь, что на переодевания у вас двоих времени уже не достанет. Мне очень жаль, - процедила мадам де Лафайет, словно подписывая приговор. Луиза поджала губы, крепясь от желания возразить такому несправедливому решению, и хотела была немедля повиноваться, но была задержана порозовевшей от купаний Генриеттой.

Принцесса щебетала как птичка в райском саду, от утреннего недовольства не осталось и следа. Луиза улыбнулась похвале, окунаясь в реверанс. Ах, если бы Грозная Армада всегда была так приветлива и справедлива как Мадам. Куда охотнее исполняются поручения сопровожденные добрым словом и улыбкой.

Бонэм отправилась в гардеробную, и Лавальер тут же ретировалась прочь из покоев, лишь на мгновение застыв на пороге. Кажется, все тихо. Девушка очень надеялась, что ее новоиспеченный друг хорошо спрятался или даже успел покинуть комнату-ловушку. Коротко вздохнув, она прикрыла за собой дверь и слегка прищурилась столпившимся придворным в гостиной. Внимание девушки привлекло вытянутое лицо де Креки, которая заметив товарку, приняла еще более скорбный вид.

- Ах, Луиза. Ты так тщательно искала ленты Мадам? Разнообразие выбора должно быть впечатлило Ее Высочество. Только вот пока ты занимаешься лентами, твоя драгоценная разбирается с кавалерами. Смотри, прозеваешь свое счастье, - с хохотком добавила она.

Лавальер вспыхнула. Теперь отыскать смуглую головку подруги в толпе не сыскало труда. Луиза не знала, что раздосадовало ее сейчас больше - неисправимая Монтале, нежданные шевалье с графом или присоединившаяся к их стайке мадам де Тианж. Девушке до ужаса захотелось утащить подругу за рукав прочь в комнаты прислуги и пребольно ущипнуть.

- А ты смотри, не прозевай выход Ее Высочества. Мадам де Лафайет распорядилась свите сменить туалеты, но ты боюсь уже точно не успеешь, -
дерзко возразила она вездесущей де Креки, не обращая внимания на ее изумленное такому тону лицо, и отправилась в сторону кружка ценителей Оры.

16

Отправлено: 27.04.16 00:50. Заголовок: Вообще-то, выражая с..

Вообще-то, выражая свой завуалированный отказ, Ора совсем не ожидала, что посланцы Ракоши воспримут его как руководство к действию и засобираются прочь. Вот уж что точно не входило в ее планы. Лишиться своего внезапного триумфа, не успев им толком насладиться? Нечестно!

- Как, вы уже уходите, господа? – всплеснула она руками с неподдельным изумлением, чуть не высыпав из корзинки с рукоделием весь боевой арсенал мадемуазель Бонтан. – Да полноте, вы ведь еще и Луизы не дождались, граф. Нет, ну право же, вы ведь не хотите уйти, не услышав ее ответ, не так ли?

Она обратила свои «жестокие» глаза на более сдержанного Шерегия, женским чутьем угадывая, что Ласлова уговаривать остаться нет нужды, он и сам готов встать на постой в приемной Мадам под любым предлогом и не сдавать позиций до тех пор, пока либо она не смилостивится, либо Ракоши не возьмет свое приглашение в сад обратно.

- Мне отчего-то кажется, что ответ мадемуазель де Лавальер будет мало отличаться от вашего, - в темных глазах Шерегия царила вселенская грусть, должно быть, граф уже безрадостно предвкушал свой доклад князю и не стремился усугубить его еще одним отказом, на сей раз от голубоглазой красавицы.

- Нууу,
- неуверенно протянула Монтале, лихорадочно придумывая повод задержать мадьяр хотя бы до тех пор, пока им не представится возможность поприветствовать Луизу и тем самым поднять престиж и ее белокурой подруги.

И в этот самый момент судьба сама пришла ей на помощь! Ну, если уж соблюдать точность во всем, то не совсем сама, а в лице мадам де Тианж, но Ора уже привыкла взирать на маркизу, как на посланницу Благого Провидения.

- Мадмуазель де Монтале, не будет ли вам угодно представить меня вашим знакомым? – маркиза смотрела на их троицу с дружеской улыбкой, и Монтале мысленно порадовалась, что оба мадьяра были наряжены сегодня по последней моде. Будь на них обычные долгополые одеяния с множеством золотых и серебряных шнуров и галунов, Тианж наверняка записала бы их в близкие родичи турок с малопонятными, но явно малоприятными последствиями.

- Ой, конечно же, мадам! Позвольте представить вам кавалеров из свиты князя Ракоши. Шевалье Ласлова вы должны были заметить на турнире, он сражался под маской вместе с князем, - с губ так и рвалось добавить «за мои цвета», но благоразумие в кои-то веки взяло верх, и Ора решила не поминать эту пикантную деталь. Так, на всякий случай.

- А это граф Шерегий, – она произнесла фамилию графа правильно, не коверкая ее в «Шережи», как большинство французов. – Самый любезный и доблестный рыцарь на свете. Господа, я имею честь – и удовольствие – представить вам маркизу де Тианж, мою благодетельницу и ангела-хранителя и, безусловно, самую мудрую из дам при Орлеанском дворе.

Гордая своим знакомством, Монтале сделала шаг в сторону, уступая молодым людям возможность раскланяться перед мадам де Тианж, и тут же просияла: к ней спешила Луиза!

- Ой, наконец-то! – она шагнула навстречу, на радостях не заметив, что Лавальер вовсе не горит счастьем при виде двух мадьяр. – Сколько лент! Да тут хватит на розетки для целого эскадрона королевской конницы, не говоря уже о наших прекрасных охотницах. Надеюсь, размер заказа не изменился, и от нас по-прежнему ждут всего три розочки?

Карие глаза Оры смеялись, когда она, взяв Лавальер за руку, повернулась к Ласлову с Шерегием.

- Смотри, какие у нас гости! Приятный сюрприз, не правда ли? Вот только они уже собрались уходить, чем страшно меня разочаровали. Но мы ведь им не позволим, правда? Ах, идем скорее к окну, сгоним Шатийона с банкетки и сядем шить поближе к свету, чтобы поскорее управиться. Мадам ведь еще не выходит? – Монтале бросила взгляд на каминные часы и смешно наморщила носик, пытаясь припомнить, на какое время был назначен торжественный исход.

17

Отправлено: 27.04.16 02:49. Заголовок: Ласлов чуть было не ..

Ласлов чуть было не вспылил по-настоящему после очередной дипломатичной попытки друга увести его из гостинной. Он смерил Шерегия гневным взглядом, но сдержался при виде изумления, с которым смотрела на них обоих мадемуазель де Монтале. Стушевавшись под взглядом карих глаз, способным заставить и мраморную статую исторгнуть просьбы о прощении, граф опустил голову, видимо, подыскивая в своем арсенале подходящую к случаю шутку.

- Мадмуазель де Монтале, не будет ли вам угодно представить меня вашим знакомым? -
прозвучал голос подошедшей к ним дамы и оба кавалера с удивлением, смешанным с почтением воззрились на нее. Впрочем, к чести обоих, они тут же почти одновременно сорвали с голов шляпы с пышными плюмажами и подмели ими паркет перед самым подолом платья маркизы.

- Граф Миклош Шерегий из Спаданицы, -
торжественно провозгласил свой титул Шерегий сразу же после того, как был представлен Орой, - Имею счастье быть знакомым с мадемуазель де Лавальер, во славу глаз которой князь Ракоши победил на турнире.

Напоминание о недавнем турнире и завоеванном белокурой фрейлиной титуле Королевы Красоты всколыхнуло волну приглушенных пересудов. Отдельные смешки, треск раскрывающихся вееров и топот каблучков любопытных мадемуазелей, спешивших приблизиться к виновникам внезапной суматохи. Для Ласлова все это было сродни громам надвигающейся грозы, тогда как Шерегий буквально лучился от блаженства, купаясь в восхищенном внимании романтично настроенных девиц.

- Шевалье Ласлов, - коротко представился Ласлов, не считая необходимым напоминать про турнир, в котором он проиграл полу-финальное сражение, уступив титул второго лучшего игрока хмурому графу де Гишу, так и не соизволившему обмолвиться с ним хоть бы одним вежливым словом, - Мадам, я счастлив, что у мадемуазель де Монтале такая прекрасная благодетельница.

Уловив в словах шевалье скрытый комплимент, Шерегий тут же поспешил добавить и свою часть, склонившись к руке маркизы де Тианж.

- Никогда еще свет не видел столь очаровательное воплощение ангела-хранителя. Мадам, я весьма польщен знакомством с Вами.

Выпрямившись вновь, граф заметил, что пока они с Ласловым соревновались в учтивости, две неразлучные подруги, ради которых они и явились к Орлеанскому двору, успели воссоединиться и уже весело смеялись над чем-то.

- О! А вот и Вы, мадемуазель! - воскликнул Ласлов, менее всего любивший официальности в обращении с друзьями, а Шерегий же поспешил обратить самый галантный поклон к мадемуазель, не уставая подметать паркет перьями своей шляпы.

- Мадемуазель Луиза, я рад снова видеть Вас. И на этот раз явился просить Вас от своего имени, не соблаговолите ли Вы выйти на прогулку в обществе Вашей подруги и самого преданного друга, меня.

Ласлов едва не поперхнулся от смеха, дослушав до конца лихо закрученное едва ли не в стихотворную форму приглашение. Он смешно закатил глаза и подмигнул де Монтале.

- Так что же с этими розочками, мадемуазель?

- Розетками, - поправил его Шерегий, ни на минуту не упускавший нить беседы.

- Ах да, розетки, - улыбнулся Ласлов и пошел вслед за подругами, зажав свою модную шляпу под мышкой, чтобы не мешала и не закрывала ему обзор непомерно широкими полями, - Ведь Вы покажете нам, как они делаются? - спросил он с неподдельным любопытством.

- А что это за разговоры про охоту здесь ведутся? - спросил меж тем Шерегий, предлагая руку Луизе, тогда как Ласлов уже подставил полусогнутую в локте руку, приглашая Ору опереться на нее.

- Неужели вся свита Мадам отправится? Так быть может князь сможет свидеться с Вами во время охоты? - в черных глазах шевалье загорелся огонек неунывающей надежды.

18

Отправлено: 27.04.16 10:56. Заголовок: - Господа, - маркиза..

    - Господа, - маркиза наградила каждого из теперь уже знаменитых мадьярских дворян из свиты принца Ракоши учтивым кивком головы, - я чрезвычайно рада знакомству и благодарю за лестные комплименты. Полагаю, что такие милые создания, как фрейлины Ее высочества герцогини просто нуждаются в дружеской поддержке, но не более.

    Впрочем , в том особой нужды не было. Глаза двух кавалеров загорелись ярче едва к ним присоединилась белокурая Луиза де Лавальер и вся четверка совершенно позабыла и о маркизе де Тианж, о времени, и об охоте, и о том, что грозная мадам де Лафайет в своем праведном гневе способна была перечеркнуть все милые глупости и планы которые они тут задумали. Маркиза, к слову, немного опешила от такой живости от обеих девушек ( не от Ориной, а скорее от того, как оживилась Луиза, обычный образчик скромности и благоразумия).
    Но дав молодежи немного времени поболтать, она все же уловила момент и вмешалась, когда обсуждения планов затронуло деликатный момент времени. Вещи, которой у них оставалось очень мало и о котором молодые барышни совершенно позабыли. Точнее, о своих прямых обязанностях и раз мадьяры были поручены сами себе, то вот о двух девушках такое сказать было невозможно и на правах провозглашенного ими же ангела-хранителя Габриэль де Тианж позволила себе решительно вмешаться.
    - Мм... мадмуазель де Лавальер, мадмуазель де Монтале, не забыли ли Вы, что Вам еще следует приготовить розетки к выходу Ее Высочество? - деликатно откашлявшись, Габриэль обратилась к фрейлинам, которые как показалось женщине позабыв обо всем на свете , подали руки двум венгерским господам и в такт качанию на руке у де Монтале корзинки со швейными принадлежностями, выдвинулись куда-то в противоположную от покоев Мадам сторону.
    - Нас ждут. И к тому же мадам де Лафайет велела Вам, моя милая Ора, сменить наряд. Думаю, у нас всех не так много времени, чтобы выполнить это поручение. Господа, прошу нас простить, но долг.. - и женщина наградила Ору и Луизу выразительным строгим взглядом.
    Она постаралась придать голосу строгости, но разве она сама не была такой же легкомысленной в их годы? Габриэль отчаянно боролась с желанием улыбнуться настолько забавной она находила эту ситуацию, но одного бегло взгляда на циферблат часов было достаточно, чтобы оживить в памяти недавние недовольство Армады девушками и ее щепетельность к дисциплине. Каково ее будет мнение о провинциалках, если послав одну за лентами, а вторую за нитками Франсуаза ненароком обнаружит двух барышень мило воркующими с победителями турнира? Бог с ним, со скандалом и сплетнями, но вот вряд ли обе девушки мечтали вернуться в Блуа или еще в какую-то глухомань только из-за пленительных черных глаз первых двух кавалеров, которые оказали им столько внимания.
    К тому же где-то в недрах дворца сестру ждала Франсуазе де Тонне-Шарант и Габриэль охватывало все большее желание перепроверить все ли хорош с ее нарядом, настроением и прочими мелочами, которые должны были произвести хорошее впечатление на Генриетту Анну. Прискорбно было бы упустить такой блестящий шанс проявить себя перед молодой герцогиней, особенно если ты разделяла ее увлечения - и маркиза де Тианж нетерпеливо сжала складки верхней юбки, делая решительный шаг в сторону внутренних покоев.
Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 4

19

Отправлено: 29.04.16 22:18. Заголовок: - Ну что вы, мадам, ..

    - Ну что вы, мадам, как можно забыть о поручении Ее Высочества, тем более, что о нем знает уже не только вся свита, но и наши гости, - беспечно отозвалась на увещевание маркизы Ора.

    На сей раз вмешательство Габриэль де Тианж вовсе не показалось ей гласом спасения, отнюдь. Скорее, в голосе маркизы девушке послышались нотки, неприятно напомнившие назидательный тон Великой Армады, а также явное стремление увести их с Луизой подальше от черноглазых ухажеров. И если внутренний глас разума в этот момент безмолвствовал, то лукавый бес противоречия уже нашептывал Монтале, что лишаться приятного общества и завидного внимания не только бессмысленно, но и просто-напросто глупо.

    - Розетки будут готовы через пять минут, мадам, уверяю вас! - она обвела свою маленькую компанию смеющимися глазами. - Позавчера мы справились с ними вовсе без ниток, с одними булавками, ведь у Луизы просто волшебные пальчики. А сегодня у нас, к тому же, столько помощников, горящих желанием ознакомиться с маленькими секретами дамского рукоделия. Ведь вы же будете нам помогать, господа, не так ли?

    В карих очах маленькой кокетки, обращенных на обоих мадьяр, плясали куранту веселые бесенята: Ора ни мгновения не сомневалась в том, что молодые люди дружно закивают в знак согласия, но все же не удержалась от триумфальной улыбки при виде похвального рвения, немедля выказанного Ласловом.

    - Мы сядем прямо здесь, у окна, чтобы не терять времени, да-да.

    Монтале умильно захлопала ресницами, как бы намекая на очевидное преимущество ее решения, ведь на то, чтобы дойти до ее или Луизиной комнаты, а потом вернуться с готовыми бантами для охотниц, будут потрачены драгоценные минуты.

20

Отправлено: 29.04.16 23:19. Заголовок: По мере того, как ма..

    По мере того, как маркиза де Тианж продолжала свою речь на лицах друзей сменялись выражения от восторженного веселья к удивлению и протесту. Шерегий первым взял себя в руки и склонил голову в знак полнейшего согласия с маркизой.

    - Долг прежде всего, безусловно, мадам. Вы правы, мы не должны отвлекать мадемуазелей от первейшей их обязанности служить во всем Ее Высочеству.

    Он кивнул притихшей было Лавальер и усмехнулся, увидев решительный протест в глазах друга.

    - Но, разве мы здесь затем, чтобы помешать мадемуазелям в исполнении порученного им задания? О, мадам, поверьте, я самый последний из всех, кто посмел бы.

    Грозное хмыканье Ласлова в сжатый кулак заставило Шерегия прервать поток любезностей и он поспешил к окошку следом за де Монтале. Сидевший на подоконнике рыжеволосый юнец с вызовом уставился на фрейлину, явно не горя желанием уступить согретое солнцем местечко, но граф отвесил ему такой галантный поклон, в котором читалась вся петушиная натура мадьяр - попробуйте не уступить, сударь, и пожалеете. Рыжий тут же стушевался и спрыгнул с подоконника, чтобы удалиться. Он поклонился маркизе де Тианж и, Ласлов был готов поклясться, что заметил это, послал черта Шерегию, сжав в кулак левую руку и отогнув два пальца рожками. Но, прежде чем, шевалье подошел ближе, наглец успел раствориться в толпе разодетых франтов, умильно ворковавших о каких-то неординарных событиях, переполошивших Орлеанский двор в то утро.

    - Садитесь здесь же, мадемуазели, - пригласил подруг Шерегий, а Ласлов тут же спихнул с диванчика двух дремавших там собачек и предложил отвоеванные трофеи в виде атласных подушечек обеим девушкам.

    - Не волнуйтесь, мадам, мы всячески будем помогать, - заверил Ласлов, глядя на маркизу такими глазами, что видно было, что он был готов умалять маркизу не отсылать девушек ни под каким предлогом, - Да хоть бы и в качестве игольницы для этих булавочек и иголок. А хоть бы и ленточки сматывать. Вы ведь нас научите, мадемуазель? - озорной взгляд, брошенный в сторону Оры, свидетельствовал о совершенно противоположном - не мужское это дело розочки шить, то да, но всячески поддержать беседой и шутками - о, вот к этому шевалье был готов.

    - В качестве игольницы? - смеясь прервал браваду друга Шерегий и переглянулся с Луизой де Лавальер, - Пожалуй, я воздержусь. Но готов подержать ленточки и все необходимое. Да вот хоть бы и корзинку, - и чуть тише спросил, глядя по очереди в голубые глаза де Лавальер и карие де Монтале, - А какой же повод, мадемуазели? Зачем Ее Высочеству понадобились эти розетки именно сейчас? Не собирается ли герцогиня на прогулку? Мы могли бы предупредить князя.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 4