Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Новая Псарня


Фонтенбло. Новая Псарня

Сообщений 1 страница 20 из 39

1

04.04.1661, после полудня.

2

Отправлено: 28.07.16 01:42. Заголовок: // Двор Источника (C..

// Двор Источника (Cour de la Fontaine) 5 //

- Прекрасно, прекрасно, господин де Вилларсо, - повторял Людовик, бросая куски требухи в пеструю свору гончих псов, отвечавших на угощение протяжным воем и хищным хрустом перегрызаемых хрящей, - Вон тот, с белым пятном через всю спину, особенно хорош. Я уже второй раз замечаю его впереди всей своры.

- Да, это Булгар, - ответил маркиз, подавая королю новое блюдо с потрохами.

- Он вполне оправдывает свою кличку, - усмехнулся король и бросил ироничный взгляд в сторону князя де Монако, со скучающим видом взиравшего на ритуальную кормежку своры, - Ну ну, кузен, не огорчайтесь так. Ваши гончие отстали от моих всего то на пол-хвоста.

- Ага, на один волосок, -
поддакнул де Лозен, протянув руку к блюду, но Людовик намеренно отодвинулся в сторону, оставив маркиза ни с чем.

- Досадно, господа, но трофей пока что остается у меня. Точнее, у господина лейтенанта. Кстати, кто-нибудь видел графа де Ресто после охоты?

Людовик был в прекрасном расположении духа - охота не только принесла ему трофейный выстрел и победу, но и позволила разогнать скуку хорошим галопом через леса практически бок о бок с Олимпией. Если бы не гнавшиеся за ними по пятам охотники и не случайность, выведшая их на тропу, по которой гончие псы преследовали кабана, они быть может и смогли бы потеряться в огромном охотничьем лесу. Но случай оказался куда более прагматичен, чем желания двух влюбленных сердец - вместо уединенной прогулки они получили удовольствие от погони и избежали неудобств с объяснениями своего внезапного исчезновения из поля зрения остальных охотников. Конечно же, триумф удачной охоты и веселой скачки был слегка подпорчен унылыми лицами Месье и князя де Монако, которые также как и король подоспели к травле зверя как раз во-время, чтобы произвести решающий выстрел. И что же, разве он был обязан уступать им хоть в чем-нибудь?

- Прекрасная была охота, не так ли, Филипп? -
проговорил Луи, бросив на брата скорее убеждающий, чем вопросительный взгляд, - Согласитесь, нам нужно чаще выезжать на свежий воздух... всем вместе. Это дает пищу для обсуждений при дворе, но не оставляет и малейших сомнений в том, что в королевской семье царит полнейшая гармония. А, что скажете, дорогой кузен?

Насмешливый взгляд де Лозена, крутившегося рядом с охотниками королевской крови, досказывал то, о чем сам Гримальди предпочитал угрюмо молчать.

- Вилларсо, передайте блюдо нашему кузену, - распорядился король, отдав свое блюдо слуге, - Его гончие заслуживают не меньшей награды. Особенно тот, поджарый. Кажется, его кличка Гестион, не так ли? - Людовик улыбнулся кузену той дружеской улыбкой, которой обычно располагал к себе собеседников, демонстрируя им, что во всем кроме управления государством был всего навсего первым из равных, - Прекрасный пес. Решительно, мне нужно позаимствовать Вашего главного ловчего для воспитания моей охотничьей своры. А, что скажете, Вилларсо?

- Я совершенно согласен с Вашим Величеством, - маркиз с готовностью отвесил поклон и передал блюдо с новой порцией требухи князю де Монако, - Выучка гончих Его Высочества на высоте. А как эти бестии, прошу простить за выражение, как они берут след! Загляденье и только.

- Да. И не сбиваются со следа... - задумчиво произнес Людовик, отвечая своим мыслям, - Да. Кстати, о следах, господа. Неужели следы моих гвардейцев во главе с лейтенантом де Виллеруа так и потерялись в лесу? Кто-нибудь слышал об их возвращении?

3

Отправлено: 28.07.16 22:26. Заголовок: // Двор Источника (C..

// Двор Источника (Cour de la Fontaine) 5 //

Незамеченный никем де Гиш бездельно слонялся на задворках псарни, развлекая себя тем, что прицельно пинал камешки щебня во дворе, стараясь попасть в воображаемые фигуры в ограде. Иногда камешки пролетали сквозь прутья и вызывали истошный лай собак, запертых в вольере. Де Гиша злило все - вой гончих, получавших потроха с кровью из рук короля и принцев крови, лай собак и крики егерей, ржание лошадей, которых не успели увести в конюшни. Даже щебетание стрижа, случайно залетевшего во двор псарни, заставило Армана зло ухмыльнуться и приглядеться к камешкам под ногами.

- А что, стреляйте по стрижам, Ваша Милость, нечего собак дразнить то, -
окликнул его пожилой егерь, раздававший требуху псам из второй своры гончих, которых обычно держали в резерве на случай, если зверю удастся запутать следы и сбить с толку взявших его след собак из первой своры.

Де Гиш ничего не ответил шутнику. Он развернулся на каблуках, почувствовав при этом что-то подозрительно мягкое и податливое под своей подошвой, криво усмехнулся своему невезению, и вошел внутрь зала, где собрались охотники. Постояв некоторое время у дверей, граф широко зевнул, не прикрывая лицо ладонью. Тяжелая апатия накатилась черной волной, обволакивая безудержной ленью сознание графа и притупляя все желания, равно как и манеры элементарной вежливости. Очередной зевок привлек внимание слонявшегося так же как и он без дела Эффиа. Тот бросил на любимца Месье сначала неодобрительный взгляд, но потом, заметив, что никто не обращал внимания на скучавшего у дверей графа, подошел ближе и занял симметричную позицию, подперев плечом другую дверь.

Слуга одетый в синюю ливрею с серебряными галунами и тремя алыми шевронами на предплечьях, обозначавшими принадлежность к свите герцога Орлеанского, вошел внутрь и остановился между двух молодых людей, пристально вглядываясь в спины стоявших возле вольера охотников.

- Ищете кого-то, милейший? -
наконец спросил его Эффиа, не меняя ленивой позы.

- Я ищу графа, - ответил лакей и тут же поправился, заметив, что заговорил с маркизом, -  Графа де Гиша.

- Что Вам от меня нужно, любезный? - таким же ленивым тоном поинтересовался де Гиш, не спеша оторвать свои плечи от дверного косяка.

- Для Вашего Сиятельства записка, - шепнул лакей и повернул голову в сторону двора, - Пожалуйте получить. Лично.

Хмыкнув для приличия - мало ли какая красотка писала ему, де Гиш посмотрел на Эффиа, оценивая произведенный эффект, а затем на Месье, оживленно спорившего о чем-то с королем.

- Ну, давайте что ли, - лениво проговорил он и вразвалку, как полагалось уставшему от долгого гона охотнику, направился во двор, - От кого?

Лакей подтянулся на цыпочках и шепнул ему в самое ухо: "Не велели говорить. Сказали, и так поймете, от кого" и отдал свернутую втрое записку, ткнув при этом толстым пальцем на сургучную печать в виде лилии.

- Что? От нее? - вырвалось из груди де Гиша и томная лень мгновенно исчезла из его просветлевшего взора.

Он надломило печать, развернул лист бумаги и быстро выхватил глазами написанные в ней слова: «Павильон Дианы, час дня». Всего лишь четыре слова, написанные нетвердым почти детским почерком заставили его сердце забиться втрое чаще. На бледных щеках де Гиша появился румянец, а черные глаза загорелись огоньком. Он резко повернул голову в сторону дворца, тщетно пытаясь разглядеть циферблат на часовой башенке.

- Неужто и впрямь свидание? -
послышался голос Эффиа. Движимый любопытством он вышел во двор, лениво волоча ноги в огромных кавалерийских ботфортах, в голенищах которых утопали украшенные лентами яркие панталоны его охотничьего костюма.

- И впрямь, -
уклончиво ответил де Гиш, пряча записку за отворотом камзола, - Эффиа, будь душой, передай Его Высочеству, что я буду у него позже...

- Гораздо позже, я полагаю. Ну ну. Что ж, ступай, сын мой, и не делай того, чего не сделал бы я,
-
добродушно ответил ему маркиз и, закинув сцепленным меж собой руки за голову, вернулся к остальным охотникам.

// Парк Фонтенбло. Павильон Дианы. 4 //

4

Отправлено: 29.07.16 00:10. Заголовок: - Ну что же Вы, Луи...

// Двор Источника (Cour de la Fontaine) 5 //

- Ну что же Вы, Луи... король ждет, - вкрадчиво шепнула супругу Катрин де Монако, отвлекая от досаждавших ему мыслей о неудачном выстреле, срезавшем клок шерсти с загривка кабана, но так и не пробившего его шкуру.

- Да? - Луи обернулся к княгине и смущенно опустил голову, встретив укоризненный взгляд изумрудных глаз, - Простите, я задумался.

- Его Величество ждет, - шепнула Катрин, мягко дотронувшись до локтя князя.

Тот повернулся к стоявшим рядом с вольером Людовику и Филиппу и с нескрываемым отвращением посмотрел на кровавое месиво, лежавшее на огромном золотом блюде, которое Людовик держал одной рукой, другой подбрасывая куски мяса собакам, встречавшим каждую такую подачку восторженным грудным лаем.

- Вилларсо, передайте блюдо нашему кузену, -
распорядился король и маркиз де Морней тут же щелкнул пальцами, указав егерю на княжескую чету.

- Не кривитесь, дорогой мой, это королевский обычай награждать отличившихся собак, -
снова шепнула Катрин и благоразумно отступила на несколько шагов назад, чтобы брызги крови от свежей требухи не попали на ее драгоценный наряд.

Хотя, князь и обожал охоту и почитал ее превыше многих других добродетелей истинного дворянина и принца, он ненавидел варварский обычай раздирать еще теплую тушу убитого на охоте зверя и кормить его внутренностями собак. Его гончие содержались на одной псарне с королевскими, но князь тщательно следил за тем, чтобы их кормили отборными кусками мяса и скармливали требуху, развивая в них дикую жажду крови.

Король снова заговорил с ним и Луи совершенно стушевался, словно застигнутый врасплох за самыми непотребными мыслями. Что бы сказал его царственный кузен, узнай он его истинные мысли? Вряд ли Людовик обрадовался бы, если бы сумел прочесть в глазах Гримальди, что трофейный выстрел оказался чистой случайностью и не был бы победным, если бы не осечка, данная мушкетом Филиппа и не досадная промашка самого Луи де Монако.

- Да, его кличка Гестион, - подтвердил князь, взяв двумя пальцами самый крайний кусок мяса и с отвращением швырнул его в самую гущу королевской своры гончих, - Но, я боюсь, что мой егерь окажется Вам не по нраву, дорогой кузен. Он не сторонник этих... кровавых обычаев, которых придерживаетесь вы, французы. Мы воспитываем в собаках послушание и дисциплину прежде всего. А не любовь к кровавой бойне.

Взгляды окружавших их французских дворян из свиты Людовика и Филиппа тут же сделались колючими и надменными, но это выражение тут же сменилось снисходительным, стоило княгине де Монако весело пожурить супруга за излишнюю строгость.

- Ну что Вы, мой дорогой, это же всего навсего награда за верную службу. Вы просто слишком огорчены тем, что удача отвернулась от Вас, всего лишь мазнув кончиком хвоста по носу. Не так ли, друг мой? -
кокетливо улыбнувшись обоим братьям Бурбонам, Катрин щелкнула веером и прошлась между супругом и графом де Сент-Эньяном, стоявшим рядом с королем, - Мне кажется, или граф де Сент-Эньян так пагубно влияет на всю придворную молодежь? Еще немного и Ваш двор, Сир, превратится в братство рыцарей Иоаннитов или другого воинствующего ордена. Что же останется нам, бедным женщинам? Ни восхищения, ни почитания... ни трофеев в нашу честь? - красавица княгиня прекрасно знала силу своего дара убеждать не только словами, но и взглядом, брошенный из-под ресниц взгляд изумрудных глаз, стрельнул в короля, а затем дал такой же но чуть более веселый залп в адрес обер-камергера, - Неужели же никакого турнира, даже самого мало-мальски значимого соревнования во славу прекрасных дам, господа? Не поверю, - она картинно покачала головой и бросила взгляд на зрителей, словно ища поддержку.

- Турнир? -
удивленно переспросил Луи и переглянулся с королем и Месье.

5

Отправлено: 29.07.16 22:51. Заголовок: // Двор Источника (C..

// Двор Источника (Cour de la Fontaine) 5 //

Хотя роль прекрасного принца еще не была окончательно загублена, с амплуа удачливого охотника ему хотелось расстаться раз и навсегда. Филипп Орлеанский стоял чуть поодаль от брата, щедро раздававшего своим гончим мясо только что выпотрошенного кабана, и кусал губы, тщетно пытаясь скрыть свою досаду. Что было виной его проигрышу и в то же время причиной триумфа Людовика? Только ли досадная неудача или же его подозрения насчет заряда в мушкете имели реальную почву, а не дурное настроение из-за томительного и долгого ожидания выезда на охоту? Если бы только Эффиа вместо того, чтобы бездельничать самолично проверил его мушкет! А еще лучше, если бы де Гиш, вместо того, чтобы вымещать невесть откуда взявшуюся обиду на фрейлинах Анриэтт, сам приготовил и лошадь, и амуницию для своего обожаемого принца.

"Обожаемого, как же," - скривил губы Филипп, неудачно прикусив кончик ногтя на правой руке, и обернулся к дверям, где стояли оба его миньона, подпирая стены, подобно статуям атлантов, которых скульпторы времен Ренессанса любили ставить у дверей вместо колонн, - "Да этим господам решительно наплевать на все, что связано с моим именем, со мной, с моим настроением."

- Досадно, господа, но трофей пока что остается у меня. Точнее, у господина лейтенанта. Кстати, кто-нибудь видел графа де Ресто после охоты?

В тоне Людовика не было и тени досады, ехидно отметил про себя Месье, не потрудившись изобразить даже самое отдаленное подобие улыбки. Он снисходительно кивнул в ответ старшему брату и скрестил руки на груди - не дай бог, тому вздумалось бы поделиться с ним честью раздать награду голодной своре гончих, подвывавших при виде очередного куска требухи.

- Прекрасная была охота, не так ли, Филипп? -
проговорил Луи, бросив на брата скорее убеждающий, чем вопросительный взгляд, - Согласитесь, нам нужно чаще выезжать на свежий воздух... всем вместе.

- Свежий воздух вообще... крайне полезен для здоровья, - нехотя поддакнул Филипп, закатив глаза ввысь, - Я бы даже сказал, он необходим нам.

Еще бы, уж кто кто, а король в эту минуту являлся олицетворением счастья и здоровья, если не сказать божественности, которую ему приписывали придворные льстецы. То ли его действительно воодушевила победа в маленьком состязании, которое он сам же затеял, то ли всему виной возвращение Великой Графини, которая не отставала от него ни на шаг во время гона зверя. То ли это следствие того немого восхищения, сродни обожествлению, которым одаривали Людовика герцогиня Орлеанская и юные девицы из ее свиты? Даже если бы правда лежала именно в той плоскости, Филиппа мало волновало самочувствие и расположение духа короля. Куда больше его беспокоило возбужденное состояние супруги, которую еще с раннего утра окрылила весть о приглашении на королевскую охоту. Филипп едва удержался от язвительных намеков и реплик в адрес супруги, стараясь и виду не показать, что был задет тем восхищением, которым Анриэтт одаривала его старшего брата, оставляя его, своего законного супруга, без внимания. Оставаясь на виду у Генриетты-Анны и ее свиты, он с переменным успехом играл роль увлеченного охотника, смеялся и шутил, избрав мишенью для язвительных шуточек мрачного как Тень Командора де Гиша. И только когда Генриетта Орлеанская упорхнула вместе с сопровождавшими ее Маргаритой де Вьевиль и Франсуазой де Тонне-Шарант, Филипп преобразился, перестав разыгрывать весельчака и балагура. Досадливо кусая губы и ногти, он стоял поодаль от брата и с безразличием наблюдал за его триумфом, лишь изредка подавая реплики в ответ.

Насмешливое воркование Катрин де Монако развлекло Филиппа и отвлекло от мрачных мыслей. Он даже улыбнулся исподволь в ответ на очередную шутку княгини, когда та посетовала на пагубное влияние графа де Сент-Эньяна на молодежь. Когда же красавица княгиня во-всеуслышание спросила присутствовавших кавалеров о готовности состязаться в очередном турнире, лицо Филиппа вытянулось в удивлении. И, как оказалось не только его.

- Неужели же никакого турнира, даже самого мало-мальски значимого соревнования во славу прекрасных дам, господа? Не поверю.

- Турнир? - вместе с супругом Катрин переспросил Филипп и посмотрел на Людовика, невозмутимо выбиравшего кусок получше для любимого пса.

- Ну, если дамы пожелают, - протянул Филипп, до последнего момента надеясь, что Людовик сам предложит достойное королей и принцев крови состязание, - Если это настолько развлечет Вас, моя милая княгиня, и всех дам при дворе, - нет, кажется, Людовик намеренно тянул с реакцией на эту провокационную идею, чтобы заставить его, Филиппа, с головой окунуться в очередную авантюру, - Назначим новый турнир! Мы как раз собирались устроить состязания по стрельбе из луков... можно взять арбалеты. А что, господам англичанам эта затея должна понравиться. Я слышал, они горят желанием отыграться за проигранный турнир по игре в мяч.

6

Отправлено: 01.08.16 00:14. Заголовок: - Хорошая, красивая ..

- Хорошая, красивая девочка! Умница. Ах, какая умница, - ворковала Мадемуазель с почти материнской нежностью, пока крупная породистая гончая слизывала последние капли свежей крови с ее перчатки.

Собак, в отличие от людей, Ее Высочество любила искренне и горячо, и штат ее «придворных» любимцев, кочевавших вслед за герцогиней от одного замка к другому, был достаточно велик и разношерстен, чтобы со стороны смахивать на бродячий зверинец. Она и сама сознавала, что слабость ее к собакам, лошадям и соколам несколько чрезмерна и попахивает смешным чудачеством, но прилежно заводила все новых и новых четырехлапых «домочадцев». Вот и сейчас в душе у Анны медленно, но верно разгоралось чувство, весьма похожее на любовь с первого взгляда, а в голове начинали вертеться мысли о том, каким бы образом приобщить крутолобую крапчатую суку к своей коллекции.

Выжидательное молчание, последовавшее за предложением Филиппа, отвлекло Мадемуазель от любования собачьей статью.

Эх, кузен, кузен, все бы тебе с другими меряться. И, главное, с кем!
– подумала она про себя, но вслух, само собой, произнесла совсем иное.

- Стрельба из лука? Полноте, Ваше Высочество, неужто при дворе еще забавляются этим древним оружием? Помнится, когда я была ребенком, ваша матушка очень любила стрельбу из лука, и все дамы дружно дырявили мишень вслед за Ее Величеством, но право же, не припоминаю, чтобы этим увлекались и мужчины.

- Но может, тогда нам лучше устроить турнир по стрельбе для дам? – жизнерадостная мадам де Монако поддела Анну под локоть, будто закадычная подруга. – Хотя нет, вряд ли мы наберем столько желающих, да и мужчинам будет скучно смотреть на наши жалкие потуги.

- Ну отчего же для дам? - Мадемуазель обиженно поджала губы и собиралась уже возразить, что готова состязаться в стрельбе из лука наравне с любым мужчиной, когда взгляд ее упал на лицо Филиппа.

И словно ледяной рукой провели по позвоночнику.

Кровь Христова! Как это она раньше не замечала этот красиво изогнутый пухлый рот (такие еще зовут «луком Купидона) над мягким подбородком, эти гладкие щеки, эти томные глаза под тяжелыми веками? Если все эти локоны и кудряшечки собрать в высокий шиньон на затылке, открывающий шею, и выпустить пару локончиков-спиралек вдоль лица… Черт, черт, черт!

Катрин что-то жизнерадостно чирикала, но герцогиня не слышала ее. Из всех мыслей в опустевшей внезапно голове осталась лишь одна. Узнал? Или нет? Случайно ли заговорил про лук или это ловушка? Намек? Черт, черт, черт!

- Ваше Высочество, вам нехорошо? – на красивом лице княгини де Монако читалась неподдельная озабоченность. – Да на вас лица нет! Вот, возьмите соли, прошу вас.

- Пустяки. Солнце, - Мадемуазель вымученно усмехнулась и потерла висок, оставив на белой коже бурый след крови. – Апрельское солнце, оно такое… Пожалуй, мне лучше вернуться к себе. Вы не проводите меня, дражайшая Катрин? Разумеется, если мужчины не станут протестовать против такого вопиющего похищения.

- А и пусть протестуют, - княгиня беспечно отмахнулась и крепче сжала локоть Анны. – Идемте, Ваше Высочество, я провожу вас до ваших покоев, а вы в награду угостите меня вашим знаменитым божоле, о котором столько говорил Месье.

Нет, общество легкомысленной пустышки Катрин де Грамон было далеко не тем, которое предпочла бы Мадемуазель, но выбирать не приходилось. На самом деле, ей страстно хотелось уединиться с Филиппом в каком-нибудь укромном уголке, взять его за грудки и как следует встряхнуть пару раз, а затем задать пару-тройку животрепещущих вопросов. Но допрос принца крови с пристрастием был недостижимой мечтой. Хотя будь на ее месте Конде…

Анна внутренне содрогнулась. И, пряча смятение на лице, склонила голову перед королем.

- Сир? Позвольте вашей покорной слуге удалиться и лишить вас общества мадам де Монако.

7

Отправлено: 01.08.16 22:53. Заголовок: Стоило ли удивляться..

Стоило ли удивляться тому, что не последовало ответов ни на вопрос о его мушкетерах, ни на вопрос о личной гвардии? Людовик еще с детства привык к тому, что при дворе мало кто решался дать ему неудовлетворительный ответ, а тем более докладывать о неприятных инцидентах. Молчание могло означать только одно - господа гвардейцы во главе с Виллеруа попали в какую-нибудь передрягу, а мушкетеры последовали за ними. Или же вовсе сбились с тропы и заблудились в лесу. Естественно, об этом он услышит лишь задним числом. Интересно было угадать, кто именно решится взять на себя миссию разносчика дурных вестей. Взгляд голубых глаз скользнул по лицам стоявших поодаль придворных из его свиты. Де Лозен быть может, ему то доставит удовольствие рассказать о злоключениях новоиспеченного лейтенанта в самых ярких красках. Или же де Сент-Эньян? Людовик обернулся, чтобы присмотреться к графу, стоявшему за его спиной с отрешенным лицом. Да, пожалуй, будет лучше, если это будет  граф, по крайней мере у де Сент-Эньяна нет причин усугублять неприятности, в которые попадали другие и придавать себе важность за счет раздутых до невероятного слухов.

- Но, я боюсь, что мой егерь окажется Вам не по нраву, дорогой кузен. Он не сторонник этих... кровавых обычаев, которых придерживаетесь вы, французы. Мы воспитываем в собаках послушание и дисциплину прежде всего. А не любовь к кровавой бойне.

Слова князя де Монако прозвучали бы как вызов, если бы не кокетливые улыбки его супруги и ловкое пояснение, с которым она прервала откровения. Людовик лишь усмехнулся, оценив про себя истинно придворную находчивость Катрин де Монако. Когда же княгиня ввернула в разговор предложение устроить турнир в честь прекрасных дам, Людовик удивленно переглянулся с Филиппом и Луи де Монако.

- Турнир? -
он повернулся в левую сторону, по привычке ища глазами графиню де Суассон, чтобы встретить одобрение в ее глазах или же напротив молчаливое предупреждение не ввязываться в новую авантюру.

Но Филипп как ни в чем не бывало уже поддержал идею Катрин с даже большим энтузиазмом, который можно было ожидать от него в том настроении меланхоличной грусти, которому он с таким упоением предавался все время после охоты.

- Стрельба из луков? - насмешливо переспросил Людовик и тихо рассмеялся, представляя себе, сколько вазонов с цветами будет разбито в садах Фонтенбло незадачливыми стрелками, - А мишени, дорогой брат, какими будут мишени? Не хотите же Вы стрелять по голубям, право слово?

- Соломенные болваны подойдут, - вставил де Лозен и тут же отвесил глубокий поклон, встретив холодный взгляд Людовика, - Я видел за мушкетерскими казармами несколько штук. Видимо, они остались еще со времени осенних учений, которые проводил господин д'Артаньян с новым пополнением своей роты.

Людовик снисходительно кивнул шутнику, не удостоив его предложение ответом. В глубине души он с удовольствием подхватил бы идею нового турнира, но со времени детских игр прошло достаточно времени, чтобы понять, что все или почти все состязания так или иначе заканчивались его бесспорной победой. Вот если бы при дворе был дю Плесси-Бельер, вдруг подумал Людовик и задумчиво провел по подбородку рукой все еще затянутой в окровавленную перчатку. Господин маршал никогда не утруждал себя играть в поддавки с королем и если выигрывал, то искренне радовался победе, не преступая границ приличий при этом, когда же он проигрывал, то сетовал на неудачу с еще большей искренностью, что доказывало его честную игру. А кто же еще? Де Вивонн? Но он скверный стрелок и если кто и перебьет все статуи в садах, так это граф. Быть может... взгляд короля упал на де Сент-Эньяна, державшегося с обычной для него невозмутимостью, даже не смотря на провокационный улыбки и посылы лукавых глаз княгини де Монако.

- А что Вы скажете, граф? -
обратился король к обер-камергеру, решив про себя, что согласится с его советом, каким бы он не был, - Считаете ли Вы стрельбу из лука достаточно подходящей для придворного состязания?

- Сир? Позвольте вашей покорной слуге удалиться и лишить вас общества мадам де Монако.

Вдруг герцогине де Монпансье понадобилось оставить их общество, Людовик даже не нашелся сразу, что ответить кузине, смиренно склонившей голову перед ним и ожидавшей ответа.

- Я бы ни за что не позволил Вам, дорогая кузина, вновь лишить нас удовольствия видеть Вас, - мягко возразил он, подчеркивая важность общества герцогини, и не удержался от улыбки, заметив лукавый прищур зеленых глаз Катрин де Монако, сочувственно поддерживавшей герцогиню под руку, - Но, как я могу отказать Вам? Прошу только, не забывайте нас надолго. После обеда я планирую оказать прием турецкому послу. Ваше присутствие и присутствие княгини де Монако придаст еще больше блеска нашему двору. И если мы решим устроить состязания, я пришлю к Вам моего гонца, - он обвел глазами окружавших их кавалеров и указал взглядом на де Лозена, готового буквально выпрыгнуть из собственного камзола, лишь бы его приметили, - Да вот де Лозена хотя бы. Он доложит Вам о правилах и условиях турнира. Думаю, это будет хорошим развлечением для двора после утомительных церемоний с приемом посольских грамот у господ, прибывших из Порты.

8

Отправлено: 02.08.16 00:08. Заголовок: - А что такого? - вс..

- А что такого? - вспетушился было Филипп, превратно истолковав скептичный тон кузины де Монпансье, - Поверьте мне, дорогая кузина, во Франции еще не перевелись стрелки. Да я и на охоту брал бы только арбалет, если бы не состязание, предложенное сегодня... - он покосился на старшего брата, - Его Величество решил состязаться в меткости, так что, я согласился на мушкет.

Опустив глаза, будто бы его отполированные до блеска ногти требовали немедленного и тщательного изучения, Филипп не заметил долгий и пристальный взгляд де Монпансье, который та устремила на него. Между тем Катрин не унималась, предложив турнир амазонок, а негодник де Лозен подлил масла в огонь, предложив стрелять по соломенным болванам из арсенала мушкетеров.

- А почему бы и нет! - вставил свое веское замечание Месье, но его уже не слушали, Людовик обратил свое королевское внимание на де Сент-Эньяна и все лица как по команде обратились в сторону бывшего воспитателя Его Величества.

Ну и пусть, решил про себя Филипп, сосредоточившись на шнурах из золотой нити, украшавших его охотничий камзол. Он изо всех сил делал вид, что ему совершенно не было никакого дела до каких-то там состязаний - что бы не задумал Людовик, он все равно не уступит ему ни шаг ни в чем и пусть потом матушка хоть сколько упрекает его за нежелание уступить старшему брату. В конце-концов он тоже Бурбон.

Вскинув тонкие брови, Филипп воззрился в потолок, старательно избегая смотреть в сторону короля и просившей позволения удалиться кузины де Монпансье. В словах Людовика он слышал фальш и наигранную братскую любовь, намеренно или нет, но король явно переигрывал в дружеском обхождении с Великой Мадемуазель, которой сам же до недавнего времени запрещал появление при дворе и в столице. От Филиппа также не укрылось и то, с каким энтузиазмом Катрин де Монако ухватилась за идею новых состязаний и кокетливо постреливала глазами то в сторону графа де Сент-Эньяна, то в адрес самого короля.

- Право же, что такого? - не выдержал долгой паузы Филипп, снова обращая всеобщее внимание на свою персону, - Давайте устроим состязания и мужчин, и женщин... кто окажется более метким стрелком - греки или амазонки. Ха! Назовем это состязание турниром Древней Эллады... вот! - он взмахнул вверх тонкой кистью, так что белоснежное точеное запястье обнажилось из-под пены кружев в широком рукаве охотничьего камзола, - А что поставим на кон, господа? - спросил он с новым приливом энтузиазма и тут же посмотрел в сторону княгини и Великой Мадемуазель, - Дамы? Какие будут предложения?

9

Отправлено: 02.08.16 01:00. Заголовок: Кого, кого кузен за ..

Кого, кого кузен за ней пришлет? Мадемуазель расхохоталась бы, не выбери она роль измученной слабой женщины. А так пришлось ограничиться еще одним реверансом в адрес Его Заботливого Величества.

- Я непременно воспользуюсь вашим приглашением, сир, - скромно заметила она. – Хотелось бы увидеть, как этим басурманам удастся превзойти себя ради Вашего Величества после того, как они буквально ослепили двор ради королевы-матери. Что же до турнира, то я полагаюсь на желания моих кузенов во всем. Пожалуй, кроме выбора гонцов. Нельзя ли отрядить ко мне кого-нибудь… кхм, позаметнее?

Она чуть повернула голову в сторону де Лозена, уже успевшего довольно осклабиться, размазала нахала взглядом по затоптанному людьми и собаками полу псарни и начала было улыбаться Людовику, когда Месье вдруг снова влез в разговор со своими греками и ама... кем?

Узнал. Как пить дать, узнал.

Улыбка застыла на губах герцогини вымученной гримасой.

- Как, неужели нам придется что-то ставить? – недовольно нахмурилась Катрин де Монако, бросив встревоженный взгляд на вновь переменившуюся в лице Мадемуазель. – Ну уж бриллианты де Грамонов я точно на кон ставить не буду, Ваше Высочество, не надейтесь. И потом, раз уж речь зашла о греках, мне кажется, что самой уместной наградой на таком состязании был бы лавровый венок триумфатора, возложенный королевой... турнира, а не вульгарные драгоценности. Не правда ли, граф?

И она, вслед за королем, тоже обернулась к Сент-Эньяну, как будто мнение обер-камергера на сей счет было последней и единственной истиной.

Каким образом королевскому воспитателю удалось возвыситься до роли высшего арбитра в щекотливых вопросах светского этикета, Монпансье не знала. Но догадывалась, что пока сей авторитетный оракул не изречет свой вердикт, уйти потихоньку не получится. Мадам де Монако висела у нее на руке мертвым грузом и не желала понимать легких движений локтя, тонко намекавших княгине, что кое-кому абсолютно все равно, состоится ли сегодня очередное игрище или же двору предложат менее воинственные развлечения. Про себя Мадемуазель уже решила, что за лук не возьмется, чтобы окончательно себя не выдать. Но, как ни странно, она вдруг поймала себя на желании увидеть, как кузен Ракоши и его лихие приятели обстреляют в пух и прах на сей раз сразу двух Бурбонов, причем трезвых. О, это было бы достойное зрелище!

10

Отправлено: 02.08.16 01:31. Заголовок: Сколько бы раз герцо..

// Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4 //

Сколько бы раз герцог не повторял брату не спешить, будь то просьба, совет и даже настоятельный приказ, все было тщетно. Франсуа-Анри был глух ко всем словам старшего брата, устремившись вперед чуть ли не бегом, а Арману только и оставалось следовать за ним, ускоряя шаги с каждой минутой. Про себя герцог несколько раз помянул недобрым словом горячность дю Плесси, унаследованную им от их матери, женщины, которую он любил и почти боготворил бы, если бы не порывистый и совершенно безответственный характер, заставлявший Сюзанну де Руже совершать неординарные, благородные - да, но совершенно необдуманные и необратимые поступки. Да что там - одна помолвка брата с маркизой д'Отрив чего стоила! Эта последняя мысль так подстегнула герцога, что он на несколько шагов обогнал брата и добежал до огромного павильона королевской псарни первым.

- Стойте, Анрио, - он протянул руку и уперся в грудь маршала, не давая ему ступить дальше распахнутых настежь дверей, - Отдышитесь, ради бога. И возьмите себя в руки. Вы не в трактир идете, ради всего святого. Ну же.

Твердость его тона и непреклонный вид заставили бы любого отступить, но де Руже прекрасно знал своего брата и для пущего убеждения крепко сжал его руку за предплечье.

- Вы маршал Франции и королевского двора, месье. Все еще. Если бы Вы могли взглянуть на себя со стороны, то усомнились бы в том, - прошептал он, приблизившись к дю Плесси настолько, что поля их шляп задевали друг друга, - Вы не в том состоянии, чтобы появиться перед всей свитой короля. Одумайтесь, пока еще не поздно, и вернемся во дворец. Вы приведете себя в порядок с дороги и будете готовы к аудиенции у короля.

Аргументы для уговоров иссякали и таяли со стремительностью утренней росы под яркими лучами солнца, и возможности остановить решительно настроенного на опрометчивые поступки маршала не предвиделось никакой. Де Руже тяжело вздохнул и с видом Понтия Пилата опустил руки, отпуская брата собственноручно губить свое положение. Он проводил маршала долгим полным гнева и упреков взглядом и тут же последовал за ним, чтобы выполнить до конца свой долг временно исполнявшего обязанности маршала двора и более того, ответственности за брата.

Войдя в павильон, де Руже сразу же ощутил металлический вкус на языке из-за запаха свежей крови, ударившего ему в нос. Разделанная туша кабана лежала на огромном столе с мраморной столешницей в стороне от загона, в котором помещалось несколько десятков собак. Герцог не сразу разглядел стоявшего у самого барьера короля, окруженного свитой придворных среди которых легко было признать разодетого как на праздничное шествие Месье. А рядом с Его Высочеством высилась внушительная фигура дамы в охотничьем платье, не признать в которой Великую Мадемуазель было невозможно.

- А ведь герцогиня де Монпансье не только вернулась ко двору, но и выезжает на охоту в компании короля и Месье, -
прошептал де Руже, тронув маршала за локоть, - Обождите, умоляю. Обдумайте еще раз, что именно Вы хотите рассказать королю. Здесь слишком много заинтересованных лиц.

11

Отправлено: 02.08.16 22:34. Заголовок: Шутливые обращения в..

// Двор Источника (Cour de la Fontaine) 5 //

Шутливые обращения в его сторону красавицы графини льстили де Сент-Эньяну и заставили бы его зардеться от удовольствия, будь он чуть помоложе. Но, с высоты своего опыта и натренированного с годами умения оставаться невозмутимым в любой ситуации, граф позволял себе лишь тонкую улыбку одними уголками губ, тогда как лицо его оставалось хладнокровным.

Намереваясь оставаться в стороне от братских споров и пересудов о том, чья собака первой схватила загнанного зверя за хвост, чей выстрел дал осечку и чья пуля проделала брешь в толстой кабаньей шкуре, де Сент-Эньян молча наблюдал за происходившим издалека. Он стоял за спиной у короля и Месье, скрестив руки, и ожидал, когда ритуал кормления трофейными потрохами подойдет к завершению. Вызов, брошенный Катрин де Монако, стал для него полной неожиданностью, граф даже встрепенулся, расцепив руки и удивленно посмотрел на смеявшуюся Катрин, не шутила ли она насчет стрельбы из лука. Но, отговаривать лукавую проказницу было поздно - Филипп Орлеанский мертвой хваткой уцепился за идею нового состязания и уже через минуту обернул дело так, будто бы это была целиком и полностью его затея.

Герцогиня де Монпансье неожиданно приняла сторону княгини и Месье, но уже через минуту в ее словах послышался здоровый скептицизм, который, как предположил де Сент-Эньян, исходил из соображений соблюдения приличий. Да и виданное ли дело дамам вступать в открытые состязания с мужчинами на глазах у всех. Не будучи святошей и поборником строгой морали, тем не менее, граф однозначно считал состязания и всяческие выступления на людях прерогативой мужчин.

И все же, последним значимым словом обладал сам король. Все взоры были обращены на Людовика. Де Сент-Эньян безошибочно угадал по блеску его глаз и той лукавой усмешке, с которой он встретил предложение Месье включить в состязания и дам, что король был настроен скорее положительно. Но Его Величеству требовалось одобрение кого-то стороннего, незаинтересованного лица. И де Сент-Эньян принял эту миссию на свои плечи, прекрасно зная, что даже в случае его несогласия Людовик поступит по-своему.

- Сир, стрельба из лука столь же древний вид рыцарских состязаний, как и копейный бой, и сражение на мечах. Если мы допускаем соревнования в фехтовальном зале как достойное развлечение для придворных, то отчего же стрельбе из лука не считаться таковой же.

Ответ был однозначным и достаточно обтекаемым - ни да, ни нет, ведь граф не сказал ничего про Амазонок. Да и не хотел. Но его надежда на то, что эта часть вопроса сама собой отпадет, утекла сквозь пальцы как вода - Филипп не только не забыл о брошенном Великой Мадемуазель комментарии по поводу стрельбе по мишеням, имевшей некогда большую популярность в свите королевы-матери, но и подумывал о том, что можно было поставить на кон состязаний.

- Турнир Древней Эллады? - в голосе де Сент-Эньяна сквозила явная усмешка, но он не успел прокомментировать эту затею, как на него снова возложили бремя принятия решений. На этот раз княгиня де Монако обратила на него такой умоляющий взор, что возражения были неуместны и излишни - требовался лишь утвердительный ответ и только.

- Однако же, сударыни, -
мягко возразил граф и поклонился королю и Месье, - И Ваши королевские Высочества, позвольте напомнить, что если это состязание будет включать и мужчин, и женщин, то в результате победителем может стать и дама, - на лицах обоих братьев Бурбонов было написано явное недоверие, тогда как их кузина ответила вымученной улыбкой, которую граф пусть и ошибочно, принял на свой счет, - Я только осмелюсь предложить посвятить этот турнир королеве, которой и будет отдана честь награждать победителя или победительницу. Лавровый венок, - глаза графа сузились в улыбке, - Пожалуй, у месье Вателя найдется достаточно лавра на кухне, - увидев вытянувшееся лицо Месье, де Сент-Эньян склонил голову и закончил свою мысль, - Но, быть может, призом может стать почетная стрела или даже арбалет из коллекции, которая помещена в галерее Франциска. Там есть прекрасные образцы, достойные короля или королевы стрелков, - тут граф краем глаз заметил вошедших в павильон маршала дю Плесси-Бельера и герцога де Руже, - Не так ли, месье маршал? - обратился он к маршалу, лицо и походка которого говорили о нетерпении быть принятым королем незамедлительно.

12

Отправлено: 02.08.16 23:31. Заголовок: Последний рубеж был ..

// Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4 //

Последний рубеж был пересечен - они переступили порог Новой Псарни и теперь даже при всем желании поворачивать назад не имело смысла, слуги и сопровождавшие короля придворные заметили их появление. Стоявший у дверей маркиз Эффиа лениво отделился от дверного косяка, который лениво подпирал с вальяжным видом, и кивнул маршалу. В его глазах мелькнул интерес. Дю Плесси ответил ему таким же коротким кивком и направился к королю, но железная рука старшего брата остановила его, схватив за предплечье.

- Нет, герцог, - ответил дю Плесси и одернул руку, чтобы высвободиться, - Поздно отступать. Сейчас. Или будет поздно.

Он проследил за взглядом де Руже, указавшего ему на Великую Мадемуазель, которая стояла рядом с королем и Филиппом Орлеанским, и коротко усмехнулся.

- Вот у нас и будет возможность проверить, настолько ли это заинтересованное лицо. А теперь, смотрите и слушайте. То, что не увижу я, сумете заметить Вы. Здесь важны не только принцы крови.

Мягкой поступью, как будто бы он и не трясся в седле все утро, Франсуа-Анри прошел к вольеру, возле которого стояли король, Месье, княжеская чета Монако и Великая Мадемуазель, окруженные королевской свитой. Маркиз де Лозен заприметил его приближение издалека, смешно встряхнув высоко взбитыми кудрями своего белокурого парика. Граф де Сент-Эньян также заметил вошедших братьев, не подав и виду, что был удивлен откровенно неряшливым видом их измазанных в грязи дорожных плащей и покрытых пылью ботфорт. Франсуа-Анри усмехнулся про себя, подумав о том, что вопреки предупреждениям брата, его внешний облик как раз очень гармонично вписывался в общую картину - господа охотники хоть и были одеты с большим шиком, однако же, после скачки по охотничьим тропам выглядели нисколько не менее небрежно, чем маршал и генерал, прибывшие с королевского тракта.

Приглашающий к дискуссии вопрос де Сент-Эньяна был встречен благодарным взглядом со стороны дю Плесси, но он и виду не подал, что не знал, с чего начать.

- Сир, - проговорил он, вопреки всем правилам, обращаясь к королю первым, - Я как раз хотел сказать, что как и всегда Его Сиятельство изрек самую верную мысль. Арбалет из коллекции короля Франциска Первого, да еще и врученный самой королевой - это приз, от которого не откажется никто. Я бы почел за честь, если бы мне позволили участвовать в таком турнире. Если Вашему Величеству будет угодно, чтобы я остался, - если скромность и смирение в его взоре не прибавляли никакие старания, то единственное, что он мог сделать, это отвесить глубокий поклон перед королем, как бы не противился тому раненый бок и туго стягивавшая его повязка, - Я прибыл по Вашему приказу, Сир.

13

Отправлено: 03.08.16 01:00. Заголовок: "Ну, что я говор..

"Ну, что я говорил!" - Филипп всем своим видом выражал неоспоримое торжество мужской логики и особенно же собственной правоты. Беспристрастный тон графа де Сент-Эньяна служил тому подтверждением. Герцог даже не заметил осторожный взгляд, брошенный обер-камергером на короля и ту понимающую улыбку, которой он ответил на призыв Катрин де Монако. Да и к чему замечать что-то кроме собственной правоты и превосходства предложенной им идеи? Филипп уже был уверен в том, что идея турнира принадлежала целиком и полностью ему и был готов предложить свои услуги в качестве арбитра. Однако же, подумав с секунду, он взмахнул руками, возражая своему внутреннему я - с какой стати ему быть арбитром, если он намерен выиграть. Хоть бриллианты, хоть венок из лавра. Да хоть что!

- Да да, у греков были венки, - подхватил он подброшенную лукавой княгиней мысль и разрумянившись буквально на глазах, успел представить самое себя в великолепной тоге и лавровом венке, украшавшем его кудри, - Будет очень даже прекрасно смотреться, - проговорил он, будто бы речь шла о уже выигранном им трофее.

Закатив глаза кверху, Филипп не заметил перемену в лице кузины де Монпансье и продолжал бы строить радужные планы, если бы его не отвлек холодный и рассудительный тон графа де Сент-Эньяна.

- Королеве? - ну да, после объявления о ожидавшемся наследнике Мария-Терезия сделалась центром всеобщего внимания, затмив торжества, связанные со их с Генриеттой свадьбой. А он уже лелеял надежду увидеть герцогиню Орлеанскую в роли Королевы Турнира, который он безусловно выиграет у Луи. Уголки красивых чуть изогнутых в форме лука губ герцога Орлеанского поникли, превратив живое лицо в маску печального паяца с подмостков балаганчика бродячих комедиантов. Что скрывать тяжкие вздохи горечи, когда его все равно не слышат? Филипп поник челом и ковырнул присохшую к перекладине барьера грязь. От печального созерцания вороха соломы, разбросанной на полу павильона его отвлекло предложение графа сделать призом один из коллекционных арбалетов.

- Да? А что! Вот это блестящая мысль! - подхватил он, мгновенно позабыв о печали, новая идея о прекрасном образчике военных трофеев, которыми он украсит свои покои, воодушевила Месье и он весело встряхнул головой, обдавая стоявших рядом с ним короля и Великую Мадемуазель тонким ароматом драгоценного масла, - И правда, надежный арбалет - лучший приз меткому стрелку.

Появление дю Плесси-Бельера заставило всех обернуться, и Филипп тут же отметил более чем потрепанный вид маршала, обычно с почти неподражаемым тщанием следившего за своим гардеробом.

- Ого, господин дю Плесси... да Вы никак тоже охотились? - хохотнул Филипп, заметив слой пыли, которым покрылись маршальские сапоги явно не от сидения в удобной карете, - И где же Ваши трофеи?

14

Отправлено: 03.08.16 17:33. Заголовок: У господина обер-кам..

У господина обер-камергера даже голос был скучным: ровный, мягкий, рафинированный до отвращения. Но вот слова…

От неожиданно захватывающего предложения даже страх куда-то испарился, и Мадемуазель вдруг поняла, отчего этот тихий и ничем не примечательный (помнится, танцевал неплохо, впрочем) кавалер пользуется авторитетом даже у Людовика. Арбалет из королевской коллекции! Глаза Великой Амазонки азартно вспыхнули. Какая жалость, что она решила не рисковать! А может, к черту страхи?

- Надо же, а граф де Сент-Эньян у нас настоящий змей-искуситель, - задумчиво констатировала она. – Опасное качество в мужчине, не так ли, дорогая Катрин?

Забавно, показалось ли ей, или в быстро отведенном взгляде княгини действительно мелькнул испуг? Или смущение? Что-то определенно мелькнуло, факт.

Жизнь при дворе с каждой минутой делалась все интереснее и интереснее.

- И правда, какое искушение, - тем временем бодро (пожалуй, как-то чересчур бодро) прощебетала Катрин. – Граф, вы предложили приз, перед которым никто не сможет устоять.

Слова ее, будто эхо, повторил приятный мужской баритон, заставивший обеих женщин дружно обернуться.

- Маршал? Но... как? – красивые глаза мадам де Монако округлились от изумления, и ее удивленное лицо было далеко не единственным.

Что то герцогини, то ее взгляд, напротив, сделался жестким: в королевской псарне положительно сделалось тесно от любителей стрельбы из лука. Надо было уходить, как можно быстрее. Но с другой стороны, разве могла она пропустить спектакль, который разыгрывался прямо на ее глазах? Опальный царедворец и суровый, но справедливый монарх: как поведет себя Людовик? Разумеется, случись явление дю Плесси-Бельера в более официальной обстановке, сцена, быть может, была бы еще увлекательнее и драматичнее, но выбирать не приходилось.

Анна рассеянно вытерла перчатки поданной егерем тряпицей, не сводя холодных, все замечающих глаз с кузена и склонившегося перед ним мужчины. Что, если шутка Филиппа действительно была правдой, и перед королем стоял любовник Марии-Терезии, наказанный королевой в минуту слабости за мнимую или реальную измену? Что, если Людовику это известно? Но нет, с чего бы он тогда вернул дю Плесси из Бастилии? Только для того, чтобы пресечь слухи, прежде чем они поползут по замку? Ведь маршал вполне мог сделаться «утешителем» Ее Величества по приказу короля, чтобы развязать тому руки и позволить безнаказанно наслаждаться милостями госпожи де Суассон.

Она поймала себя на том, что не дышит, ожидая ответа короля – и не она одна. Только Месье попытался пошутить в своей обычной развязной манере, зачем-то вспомнив про трофеи. Второй раз за эти несколько минут по спине герцогини пробежала ледяная дрожь. Вот сейчас маршал сунет руку за полу камзола и вынет… что, она не знала, но вся застыла от недоброго предчувствия.

15

Отправлено: 03.08.16 22:02. Заголовок: Ага, если речь зашла..

Ага, если речь зашла о состязании, то не могло обойтись без призов. Людовик чуть приподнял брови, послав снисходительную усмешку в адрес Филиппа. Месье был предсказуем в своем азарте и жажде непременно утереть нос всем и ему прежде всего. Интересно, как он будет объяснять свой очередной проигрыш? Поговаривали, что матч по игре в мяч он проиграл якобы из-за вывиха лодыжки. Людовик подавил усмешку, вспомнив рассказанную в мельчайших подробностях историю и особенно тот момент в рассказе, когда де Лозен смешно жеманился, изображая героический уход Его Высочества с корта - принцы бывает вынуждены уступить, но никогда проиграть.

- Да, нам понадобится приз, достойный королевского турнира, - проговорил король.

- У греков были венки! - поделился своим ценным мнением Филипп, вызвав у Людовика очередной приступ усмешки, он представил как будут пахнуть его волосы после целого вечера проведенного в лавровом венце победителя и что скажет ему на то Олимпия. От шуток, которыми отозвалась как-то его возлюбленная о традициях древних греков, было трудно не улыбаться и Людовику стоило немалых усилий сохранять бесстрастное лицо.

- ну, уж бриллианты де Грамонов я точно на кон ставить не буду! - заявила Катрин, бросив вызывающий взор в сторону Месье.

Если бы Ла Рейни не докладывал ему что-то о найденных на месте предполагаемой дуэли бриллиантах, подозрительно похожих на бриллианты Катрин де Грамон, Людовик не обратил бы никакого внимания на ее слова. Но тревоги красавицы княгини были тут же развеяны мудрым и воистину соломоновым решением, предложенным графом де Сент-Эньяном. Сам король был готов аплодировать находчивости обер-камергера, столь ловко и изящно обошедшего неудобные вопросы относительно королевы турнира и приза. Но тут граф развернулся в сторону от короля и обратился к кому-то, стоявшему позади него.

- Не так ли, месье маршал?

- Что? - этот вопрос хоть и не сорвался с уст Людовика, но застыл на его лице, когда он вслед за остальными обернулся назад.

Склоненная в глубоком поклоне фигура, этот уверенный в себе тон и голос придворного вельможи из всех, пожалуй, единственного кроме только Филиппа и графа д'Артаньяна, кто смел обращаться к королю первым. Маршал дю Плесси-Бельер собственной персоной стоял перед ним и удивлял Людовика вовсе не своим скорым прибытием, а тем самомнением и уверенностью, с какой он позволил себе заявить о желании состязаться на турнире прежде, чем доложить о своем прибытии.

- И Вы как раз во-время, месье маршал, - проговорил Людовик с долей прохладцы в тоне, не улыбнувшись и не подав руку, - Мы как раз обсуждаем новое развлечение для двора. Состязания по стрельбе из луков. Я и не сомневался, что Вы не пропустите эту забаву.

Маршал оставался склоненным, что наверняка было болезненно для его гордости, но еще больше для раны в левом боку. Людовик никогда не считал неоправданную спесь и жесткость достойными короля методами, но господину дю Плесси-Бельеру вздумалось устроить целое представление из своего возвращения и это доставило неудовольствие королю. В чем был расчет маршала? Он прознал о удачном выезде на охоту и решил воспользоваться моментом, чтобы загладить свою вину перед ним? Но именно этот вывод не вязался с логикой - Людовик помнил неприятный разговор с королевой, когда на требование вернуть ко двору Олимпию де Суассон и расспросы о причинах ареста маршала, Мария-Терезия как ни странно, проявила куда больше упорства в отношении последнего, а вовсе не королевской фаворитки, гораздо сильнее ненавидимой ей. Но в чем бы ни была вина дю Плесси-Бельера, Людовик более чем уверен в том, что это должно было остаться строго между ним и маршалом. И королевой, подсказал неприятный внутренний голос, который захотелось тут же заглушить и убить.

- Дамы и господа, я благодарю вас всех за прекрасный выезд. Охота не была бы столь же захватывающей без вашего участия в ней, - радушно заявил король, обращаясь к свите, словно и не было этой тягостной паузы со встречей дю Плесси, - Господин маршал, я должен огорчить Вас, - он медленно протянул руку к маршалу, вынуждая его коснуться губами окровавленной перчатки и после этого жестом приказал выпрямиться, - Вы пропустили весьма занимательное приключение. Милые дамы, я не смею задерживать Вас дольше, - не дожидаясь вежливого выражения сожалений со стороны последнего, Людовик тут же переключил все внимание на Мадемуазель и княгиню, - Я надеюсь, дорогая кузина, Ваше одобрение выбора приза означает и Ваше согласие принять участие в турнире? И Ваше, Катрин? - он одарил обеих той обезоруживающей улыбкой, на которую мало кто из женщин смогли ответить отказом, - Граф, я прошу Вас отдать все необходимые распоряжения о организации турнира от моего имени. Филипп, - короткий кивок брату был бы дружелюбнее, если бы не усмешка в голубых глазах, - Мы давно не соревновались плечом к плечу. С нетерпением жду начала состязаний.

Величественный жест и слегка склоненная на левый бок голова - король отпускал своих верноподданных, отдавая должное их желанию угодить ему во всем. И только тогда взгляд его снова встретился с дю Плесси-Бельером.

- Маршал, я прошу Вас задержаться немного. И Вас, генерал, - он подозвал к себе егеря, подавшего ему платок, чтобы вытереть перчатки от крови.

16

Отправлено: 04.08.16 02:16. Заголовок: После окончания охот..

После окончания охоты Нинон, напомнив себе, что состоит в свите Его высочества, а не герцога Бэкингема, последовала к псарне. На прощание она заверила Джорджа, что вечером они непременно увидятся, а время ожидания встречи, как сладкая пытка, лишь усилит радость встречи.

Вопреки предупреждениям герцога, никто на утренней охоте не узнал ее инкогнито, даже распорядитель охоты маркиз де Вилларсо. Нинон еще не решила быть благодарной за это маркизу или считать себя обиженной. Подумать только, она любила его целых три года. Это вечность. Ради него она покинула Париж и наслаждалась счастьем среди старых стен замка Вилларсо.

Все разрушилось в одно мгновение, когда она прочла четверостишье, принадлежавшее перу ее старого друга Сент-Эвремона:
"Дорогая Фелида, какой Вы стали? Этот волшебник, что Вас скрывал три года подряд, удержит ли он еще Вас новым очарованием в старых замках?"
Волшебника из Луи де Морне, маркиз де Вилларсо не вышло, но он остался ее добрым другом. Нинон вернулась в Париж на улицу Турнель, а Вилларсо вернулся к своим обязанностям и занялся собаками Его Величества.

Все еще улыбаясь под впечатлением охоты, заменившей утреннюю прогулку и подарившей ей чудесное ощущение азарта, мадемуазель де Ланкло спешилась около новой псарни и отдала поводья своего жеребца подоспевшему конюшему.
- Прогуляйте его еще и хорошенько вытрите. Ловелас сегодня отличился во время охоты, преодолевая с легкостью любые препятствия, - мнимый паж одобрительно похлопал по шее красавца жеребца со звездочкой во лбу, жалея, что нет для угощения ни яблока, ни куска хлеба.

Судя по оживленным голосам, доносившимся из псарни, кормление собак было в самом разгаре, но Нинон не спешила присоединиться к этому охотничьему ритуалу. Не стоит привлекать к себе излишнего внимания, тем более, что там находится король. Более того мадемуазель считала дурным тоном появляться под занавес и вызывать лишние догадки о столь позднем появлении.
Месье де Жуайез, как уже привыкла называть себя еще недавняя монастырская затворница, решил подождать, когда участники охоты начнут расходиться. Это будет удобный случай встретиться с герцогиней де Монпансье. Чтобы скрасить свое ожидание паж Его высочества подозвал служащего псарни и в обмен на пару су получил отличного собеседника, который поведал ему и о достоинствах своры Его величества, и о том, что, как говорят господа, будет турнир по стрельбе.

17

Отправлено: 04.08.16 23:57. Заголовок: "О, неужто гроза..

"О, неужто гроза?" - тонкие брови иронично взмыли вверх, Филипп даже не потрудился скрыть насмешку, предвкушая пикантные вопросы, которые наверняка вертелись в голове Людовика. Но, холодная сдержанность короля не оставила ни одного шанса сделаться свидетелем новой скандальной сенсации. Нет, Людовик был слишком предусмотрителен, чтобы показывать свои намерения и чувства при посторонних, а это число, кажется, включало всех, даже его фавориток. Филипп разочарованно поджал красивые губы и облизал их, поморщившись от солоноватого вкуса. Кажется, несколько капель от брызг разделанной тушки кабана попали ему на лицо.

- Досада какая, -
прошептал он, пытаясь утереть лицо платком.

- Позвольте, - прелестная Катрин с улыбкой ангела промокнула своим белоснежным платочком уголок губ Филиппа и провела рукой по его щеке, смывая ей одной видимые капельки крови, а может быть ту самую досаду, которую Месье не успел спрятать за дежурной маской неугомонного искателя развлечений, - Вот так, Ваше Высочество.

- Да, пустяки, -
встряхнув густые кудри с плеч, Филипп с готовностью отвесил поклон Людовику, - Сир, я вынужден откланяться, - заявил он, будто бы у него и в мыслях не было подчиняться приказу короля, а напротив же, он сам собирался поскорее отправиться к себе, - Я еще должен оповестить Мадам о Вашей затее. И подготовиться к приему турецкого посла, - медовый взгляд принца сделался еще более сладостным при мысли о том, что турецкому паше вздумается задобрить его лично новыми подарками, чтобы замять неудобные скандалы, связанные с утренними визитами, - Мне любопытно узнать, какие объяснения он предложит по поводу недавних происшествий, - шепнул он Людовику, проходя близко от него, - Ла Рейни уже доложил Вам? Если нет, то потребуйте у него отчет до обеда, Сир. Потребуйте. Это развлечет Вас.

Играть в коварного искусителя, предлагающего ничего не подозревавшей жертве открыть шкатулку с неприятным секретами - о, Филипп отточил это искусство до ювелирной тонкости и теперь наслаждался произведенным эффектом - смятение, тщательно скрываемый интерес и, о да, раздувавшиеся ноздри и слегка оттопыренная нижняя губа - Людовик был пойман на удочку!

- Эффиа, де Гиш! -
позвал Филипп, едва ответив небрежным кивком герцогу де Руже, оказавшемуся у него на пути, - Идемте же, мои милые бездельники. Я хочу успеть побранить вас обоих за то, что я упустил шанс принести Анриэтт трофейный перстень. Впрочем, я не стану ругать вас слишком долго, ведь вы освободили меня от дилеммы - отдать ли перстень Анриэтт или носить его самому. Эффиа!

- Здесь, Монсеньер, - лениво ответил маркиз, вновь отлепившись от дверного косяка.

- А где де Гиш? -
спросил Филипп, задержавшись у дверей, чтобы пропустить кузину де Монпансье вперед себя.

Странные взгляды, которые герцогиня время от времени бросала в его сторону должны были бы насторожить любого, но не Месье. Все его мысли были поглощены предстоящей церемонией приема послов и последующим турниром - что одеть, как подать себя, как взбить волосы, стоит ли одевать камзол строгого военного кроя для удобства стрельбы или новый костюм немецкого кроя со штанами ренгравами и курточкой легкомысленно короткой и усеянной всевозможных форм и размеров бантами и ленточками.

- Кузина, - вежливый поклон мог бы показаться шутовским в исполнении любого другого кавалера и только Филипп умел очаровать и обезоружить манерами паяца и при этом оставаться самим собой - Братом Его Величества, - Так Вы будете участвовать в состязании? На легкую победу даже не надейтесь. Ибо, я не уступлю! - хохотнул он, весело подмигнув дожидавшемуся их у дверей де Жуайезу, - О! Граф, я как раз хотел, - интуиция была тем даром, которым природа щедро наградила Филиппа в отличие от старшего брата, он поймал взгляд Нинон, который она бросила в сторону герцогини де Монпансье, и тут же качнул головой, принимая неизбежное, - А впрочем, я сам разберусь. Де Гиш! Где он?

- Кажется, он отправился вперед, -
неуверенно ответил Эффиа, судя по всему, на ходу пытаясь сочинить благопристойный предлог для отсутствия красавца-графа, - Наверное, предупредить Дюпона о Вашем возвращении, мой принц.

- Да? - недоверчиво протянул Филипп и с наигранно безразличным видом натянул перчатки едва ли не до середины запястий, - Ну что же... тогда вперед!

// Дворец Фонтенбло. Покои герцога Филиппа Орлеанского. 5 //

18

Отправлено: 05.08.16 01:11. Заголовок: Король не сразу пода..

Король не сразу подал вид, что заметил и принял смиренный поклон маршала. Прошло несколько утомительных минут, в течение которых дю Плесси оставался склоненным в глубоком поклоне в ожидании милостивого разрешения разогнуться и присоединиться к общей беседе.

Не имея подходящих козырей, чтобы подивить собравшуюся публику, маршал тонко улыбнулся шутливому вопросу герцога Орлеанского и с таинственным видом заложил руку за пазуху. Какой разной была реакция у троих Бурбонов - во взгляде Людовика сквозила холодная вежливость, в лице Месье играл нескрываемый интерес и ожидание, тогда как в глазах Мадемуазель был лед и жесткость. А что успел заметить Арман, пока сам Франсуа-Анри был сосредоточен на реакции Людовика?

Он мельком обвел взглядом лица собравшихся и на мгновение остановился на изумрудных глазах Катрин де Грамон. Была ли княгиня все еще в дружеских отношениях с графиней де Суассон, задался он вопросом, отметив, как Ее Высочество льнула к Великой Мадемуазель, буквально повисая на ее руке. Это было по меньшей мере странно, но женщины настолько же непостоянны, сколь и непостижимы - они могли делить дружбу с двумя самыми заклятыми врагами и при том не испытывать никаких неудобств.
А могли и... две глубоких бороздки пролегли над переносицей, выдав горечь, поселившуюся в душе маршала с тех пор, как на подступах к парижской заставе он прочел письмо графини. Металлический привкус тяжелым комом подкатил к горлу, заставив его пожалеть о том, что он вновь вспомнил о ней и о ее резком письме, до боли похожем на прощальное, вопреки решению не вспоминать ни о чем сокровенном до той поры, пока он не останется наедине с собой.

Как и предполагал маршал, Его Величество решил немедленно выслушать его отчет и потому отпустил всю свою свиту, оставив только их с герцогом. Но, не ошибся ли он в своих расчетах? А что если Людовик имел совсем другие планы и намеревался допросить его о причинах гнева Марии-Терезии, побудившего ее воспользоваться летр-каше, чтобы отправить не много не мало, а прямиком в Бастилию? Неуверенность и томительное ожидание, чем на самом деле обернется для него эта встреча с королем, снедали его изнутри, заставив даже позабыть о ране, начавшей ныть из-за долгих экзерсисов в седле и последующих упражнений с поклонами.

- Сир, я надеюсь, что у Вас есть время выслушать Вашего покорного слугу, - произнес дю Плесси обычную для подобных аудиенций преамбулу, к которой сам он прибегал настолько редко, что проговаривая ее, в буквальном смысле ощущал всю тяжесть каждого слова, - Я постараюсь быть кратким. Потому что дело требует Вашего безотлагательного решения, - и это не было попыткой набить цену своему отчету, в ту самую минуту он выпрямился перед королем и в глубине души был готов принять любой приказ Людовика, даже вернуться обратно в Бастилию и ожидать позорного суда за Оскорбление Величества.

- Мой брат, герцог де Руже подтвердит правдивость моего рассказа. И если я что-то упущу, Его Светлость дополнит меня.

19

Отправлено: 05.08.16 01:36. Заголовок: Нинон де Ланкло Фили..

Нинон де Ланкло
Филипп I Орлеанский
Франсуа деСент-Эньян

- Маршал, я прошу Вас задержаться немного. И Вас, генерал, - Его Величество слегка шевельнул рукой, давая знак всем остальным покинуть псарню.

Тысяча чертей и котел с горячим дегтем!

Непоследовательная, как все женщины, Мадемуазель вмиг позабыла обо всех своих опасениях, едва Людовик с оскорбительной любезностью попросил присутствующих убраться вон и оставить его наедине с дю Плесси-Бельером. Как, спрашивается, должна была принять это Внучка Франции? Само собой, как вызов для своей любознательности и посягательство на ее кровное право участвовать в делах государства наравне с другими принцами. Однако оные принцы (и конкретно, Филипп, потому как сопляка монегаска она и за принца не считала) безропотно засеменили прочь, бормоча что-то невразумительное о кольцах и дележе. Герцогиня помедлила немного, но, заметив чуть приподнявшиеся брови Людовика, нехотя присела в реверансе и величаво (а потому медленно) поплыла к выходу, все еще надеясь уловить хоть краешек того, о чем маршал спешил поведать государю.

Немногочисленные охотники, последовавшие за королем на псарню, уже успели ретироваться, и им с мадам де Монако фактически пришлось оказаться в арьергарде, замыкаемом невозмутимым графом де Сент-Эньяном.

Филиппа они нагнали уже у самых дверей, и он немедля пристал к Мадемуазель со своим турниром.

- Право же, не знаю, Ваше Высочество, стоит ли мне участвовать, - Анна неуверенно качнула головой. – Как бы мне не хотелось уважить просьбу Его Величества, я что-то неважно чувствую себя сегодня.

- Но ведь до вечера еще далеко, - вмешалась Катрин де Монако. – Мы же не станем состязаться днем. Или станем? Что вы на это скажете, господа? На какой час назначен прием турок и сколько он может продлиться? Не будет ли после этого уже слишком темно для стрельбы по мишеням?

- Мишени можно установить в зале для игры в мяч, - заметил подошедший Вилларсо. – Не пропадать же тому роскошному убранству, которое появилось там по мановению волшебной палочки господина суперинтенданта.

- Кстати, вот кого надо предупредить в первую очередь, чтобы подготовить все, что нужно. Боже, но ведь кто-то должен все организовать! Придумать правила, и все такое. Граф, - кокетка с чарующей улыбкой обернулась к Сент-Эньяну, - мы ведь можем положиться на вас в этом деле? Кто лучше вас может все устроить? И знаете что? Раз Месье уже сбежал, мы с моим мужем готовы вам помочь. Луи? Луи?

Катрин завертела головой, но князь со своими людьми уже вышел во двор.

- Ну вот, - она обиженно надула губки. – Все нас покинули. Что ж, тогда нам с вами, граф, придется взять все на себя. Мы сейчас же пойдем ко мне и составим план.

- Кхм, - подала голос Мадемуазель. – С вашего позволения, дражайшая Катрин, я малодушно уступлю все лавры организаторов турнира вам и графу и ворочусь к себе. Мне и впрямь неважно.

- Но… Я собиралась проводить вас, - озадачилась княгиня. – Как же…

- Ничего страшного, мадам, я справлюсь, - ухмыльнулась Монпансье, успевшая не только заметить изящную фигурку пажа у дверей, но и поймать выразительный взгляд голубых глаз, направленный в свой адрес. – Неужто мне не сыщется провожатый?

Ухмылка ее сделалась шире при виде дернувшегося в ее сторону блондина.

- Вот этот милый юноша, к примеру? Кузен Филипп простит мне похищение своего пажа, ведь так. Месье де Жуайез, будьте так любезны.

Герцогиня подхватила Нинон под руку и, величественно кивнув всем оставшимся у дверей псарни, показала на гостевой корпус.

- Нам туда, граф.

Сдавленный звук за спиной заставил ее обернуться. Увы, вместо задыхающегося о досады Лозена Мадемуазель обнаружила у себя за спиной де Вилларсо, уставившегося на ее «спутника» с таким лицом, будто вместо Нинон ему улыбался окровавленный призрак Мональдески. Анна невозмутимо приложила палец к губам и вновь повернулась к подруге, увлекая ее за собой.

- Как хорошо, что вы не стали заходить внутрь, друг мой. Правда, вам не довелось наблюдать драматическое явление опального дю Плесси-Бельера – ведь он ваш большой приятель, не так ли – но и он не видел вас, а то бы у нас было два каменных столба, и оба – маркизы. Нет, нет, сударь, - бросила она через плечо. – Вам нет нужды следовать за нами, я вполне обойдусь одним провожатым.

20

Отправлено: 06.08.16 02:37. Заголовок: Как только из псарни..

Как только из псарни стали выходить дворяне, Жуайез небрежным жестом руки отпустил слугу, дав понять, что более не нуждается в его услугах.
Выходящие дворяне из свиты короля и Его высочества и правда говорили о предстоящем турнире по стрельбе, который может состояться вечером, после церемонии приема турецких послов. К счастью паж мог спокойно поддакивать этим фразам, словно он был на псарне все это время и сам лично все слышал. Нинон знала, что по большей части при дворе каждый занят сам собой, а в присутствии короля все внимание придворных обращено к монарху, и сейчас вовсе не сложно было создать видимость своего присутствия там. Паж – далеко не самое главное действующее лицо, тем более не так давно прибывший ко двору.

- Конечно, месье, пес с белым пятном на спине отличился сегодня на охоте, - присоединился Жуайез к обсуждению достоинства собак, - полагаю, что щенки от него сохранят достоинства отца.
- Княгиня де Монако? – переспросила Нинон, когда у нее поинтересовались, как понравилась ей супруга наследного принца Монако. – Помилуйте, сударь, я состою в свите герцога Орлеанского, - тут послышался чей-то смешок, и паж резко обернулся, коснувшись рукой эфеса своей шпаги, - поэтому, мой долг служить моего господину... - невозмутимо продолжила Нинон, от души входя в роль вспыльчивого юнца. Она готова была поставить на спор тысячу луидоров, что когда все это закончится, то ей будет очень не хватать нынешних ощущений. Эдакая смесь из азарта и осторожности. Наконец-то после унылых стен монастыря она живет полной жизнью.
Ей не пришлось продолжать фразу и дальнейший пустой разговор. В дверях, среди прочих, появился герцог Орлеанский и герцогиня де Монпансье. Жуайез тот час же оставил своих собеседников и направился в сторону Его высочества и Великой Мадемуазель.

- К Вашим услугам, Месье, - поклонился мнимый паж Филиппу, когда тот обратился к нему. Но Его высочество понял и без слов, кого ждала Нинон, и брату короля достался ее благодарный взгляд. Сама Судьба послала ей таких друзей и покровителей.
Где в настоящее время граф де Гиш и был ли он тут, переодетая пажом мадемуазель де Ланкло не имела ни малейшего понятия, но с готовностью кивнула на предположение Эффиа и почтительно отступила в сторону, пропуская Его высочество со свитой.

- Почту за честь, - поклонился паж герцогине де Монпансье и с готовностью услужить внучке Генриха Четвертого галантно подал ей руку, сдерживая улыбку, которая вовсе не пристала пажу.
- Куда прикажете, герцогиня, - Нинон направилась в сторону гостевого корпуса, но не смогла поддаться искушению обернуться вслед за де Монпансье. Маркиз Вилларсо сейчас мог вполне успешно изображать на сцене и жену Лота, превратившуюся в столб, и жертву Медузы Горгоны. Подумать только! Ему понадобился целый день, чтобы узнать ее. Нинон сочла сейчас это забавным и не более. У них потом в Париже еще будет возможность по-дружески посмеяться над этим курьезом, а пока маркизу достался лишь взгляд пажа, преисполненного гордости за оказанную ему честь самой герцогиней де Монпансье.

- Две каменных статуи стали бы уникальным украшением парка Фонтенбло, но, боюсь, что за ними требовался особый уход, - тихо, так чтобы ее слышала только Монпансье, пошутила Нинон. – Надеюсь, что  дю Плесси-Бельер не очень долго будет в опале. Я не могу припомнить еще того, кто не подвергался бы опале, и мы с вами наглядное тому подтверждение.
- А вот Пегилен де Лозен вполне может послужить парной статуей Вилларсо, - все так же тихо заметила Нинон, не оборачиваясь в сторону придворного Его величества, пристально смотрящего на Великую Мадемуазель. – И тоже маркиз. Вы не находите, что это заразно? Нам срочно нужно составить список всех маркизов при дворе, - почти на полном серьезе заметил паж, когда они уже отошли на достаточно расстояние от остальных придворных.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Новая Псарня