Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Парадная лестница


Дворец Фонтенбло. Парадная лестница

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Утро, 04.04.1661

2

Отправлено: 10.03.16 21:08. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната маркиза де Виллеруа //

Переодевание не потребовало и десяти минут и уже через четверть часа юный маркиз несся по парадной лестнице вниз, звеня золочеными шпорами, подаренными ему отцом на день его вступления в свиту Его Величества в должности придворного танцмейстера, и задевая парадной шпагой мраморную балюстраду. Веселье и предвкушение лихой скачки на охоте. Лионель как бы между прочим намекнул на то, что приглашения были получены и герцогом и герцогиней Орлеанскими, из чего Франсуа сделал единственно верный в его глазах вывод - Ора непременно будет там! И он будет ехать рядом с ней рука об руку. О, он уже рисовал в своем воображении, как заставит свою лошадь проделывать сложные трюки на глазах восхищенной публики, как будет мчаться впереди всех и на всем скаку обязательно сорвет какой-нибудь цветок для милой мадемуазель.

Не успев затормозить на последнем спуске перед огромным вестибюлем дворца, который разделял покои короля и королевы, маркиз вылетел с лестницы вниз и налетел на выходившего из Большого Приемного зала короля.

Как это иногда бывает, когда все присутствующие в один миг замирают, теряя дар речи, гулкий шум толпы внезапно стих. И только эхо разнесло под высокие своды потолков тревожный перезвон шпор, ударившихся о мрамор последней ступеньки.

Все взоры были обращены на короля и Виллеруа, столкнувшихся нос к носу. Сам маркиз был настолько ошеломлен почти неизбежным падением, что не успел и слова вымолвить, отпрянув от короля.

Поклон. Белоснежные перья плюмажа взмыли вверх и очертили дугу между королем и Виллеруа. Тонкая шпага звонко ударилась о бронзовый канделябр, украшенный чеканными листьями плюща и винограда. Кто-то глухо кашлянул, тут же подавив неловкое хмыканье в кулаке, но эхо все равно поймало и этот звук, трижды повторив его над головами собравшихся.

- Сир... - наконец выдавил из себя Виллеруа и выпрямился, выпятив грудь вперед, глядя на короля решительно, словно готовился отправиться не на охоту, а как минимум в военный поход, - Я готов!

Гулкое эхо повторило его звонкий голос высоко на лестничных площадках, и тут же раздались несколько сдавленных вздохов и смешков. Людское море позади короля зашевелилось и заколыхалось - все стремились придвинуться ближе к лестнице, чтобы увидеть воочию реакцию короля на непростительную выходку юного фаворита. Тревожные пересказы о случившемся уже разносились из уст в уста в задних рядах, достигая ушей тех, чьим глазам не досталось узреть пикантное зрелище свалившегося с небес маркиза.

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Её Величества Марии-Терезии. 4 //

3

Отправлено: 10.03.16 23:28. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4 //

Даже гению Люлли не пришло бы на ум обставить появление маркиза столь же ошеломляюще и эффектно. Затишье, воцарившееся в вестибюле, нарушили глухие раскаты грома, раздавшиеся со стороны парка. Ворвавшийся в распахнутые настежь двери ветер всколыхнул плюмажи на шляпах кавалеров и вызвал негромкий нервический визг дам.

Первой реакцией короля было удержать упавшего на него человека за плечи, чтобы тот не дай бог не расшиб себе лоб, свалившись со скользких ступенек прямо под ноги напиравшей сзади толпы. Это и спасло обоих от падения. Ярко блеснула молния, разрезав темнеющее на глазах небо надвое.

- Месье! -
от неожиданности громко и сурово воскликнул Людовик и тут же надвигавшаяся на Фонтенбло гроза повторила его голос громовым раскатом.

Голоса вокруг них зашелестели как капли еще не упавшего на землю дождя. Это то и заставило Людовика забыть о досаде и тихо рассмеяться над собой и еще больше на взъерошенным и растрепанным маркизом.

- Видит бог, этот юноша прирожденный мастер сцены, -
смеясь, сказал король и вестибюль тут же наполнился вздохами облегчения и голосами, наперебой хвалившими удачливость юного Виллеруа и еще больше хладнокровие короля.

- Я готов!

- Готовы? - насмешливо переспросил Людовик, укоризненно наклонив голову на бок, разве он не дал указание сохранить в тайне его намерение выехать на охоту до самого отъезда, - Ну так, вперед, месье! Вперед! Вы уже доказали нам, что в скорости полета равных Вам нет. Будьте же нашим почетным герольдом и объявите о нас Ее Величеству.

Он поправил шляпу, съехавшую на затылок из-за их столкновения и шепнул маркизу, пока тот не умчался выполнять приказание:

- Ни слова об охоте, маркиз. Ни одной душе.

Опасаясь, что его могли услышать, Людовик обернулся, но на лицах окружавших его придворных было написано только восхищение увиденной сценкой и предвкушение того, как каждый из них будет рассказывать об очередной выходке Виллеруа в красках и подробностях уже через четверть часа во всех коридорах и залах дворца.

- Господа, маркиз де Виллеруа выказал примерное рвение служить нам, - заявил король, прежде чем продолжить свой путь, - Но я надеюсь, что более нам не придется претерпеть столь же настойчивых выражений преданности.

Стоявшие в первых рядах придворные потеснились назад, приняв на полном серьезе предупреждение короля каковым оно и было, но натолкнулись на сопротивление тех, кто не успел первыми и напирали из задних рядов, чтобы воочию увидеть короля и то, с каким выражением лица он отпустил своего друга.

Теперь вперед! Виллеруа послан вперед и одним своим появлением в приемной королевы заставит всех замереть в ожидании, уж он то это умеет. Это даже лучше, чем однообразное объявление безликого церемониймейстера. И среди всех Она, о да, Она заметит маркиза уже одетым для охоты и поймет, что все, что они планировали в Красной Комнате имеет для него значение - он не изменит их планам ни на шаг.

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 3 //

4

Отправлено: 14.03.16 20:43. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4 //

В ответе Людовика граф услышал не только вежливую благодарность за напоминание о долге, но и нетерпение. Его Величество явно торопился покончить с утренней аудиенцией и вовсе не в пользу совещания с министрами, которым он на глазах у де Сент-Эньяна передал практически все полномочия в принятии решений касательно самых животрепещущих вопросов на повестке дня. Что же тогда так сильно манило молодого короля, что он едва лишь взглянул на поданный господином Туссеном Розом список просителей?

Озадаченный и слегка ошеломленный поспешностью, с которой Людовик решил сразу же отправиться на половину супруги, граф шел следом за королем, когда один из мушкетеров оказался у него на пути с именным пакетом в руках.

- Это мне? - удивленно спросил де Сент-Эньян, заметив сургучную печать, которой обычно запечатывались письма, отправленные от имени короля.

- Да, Ваше Сиятельство. Маркиз де Курсийон просил передать это Вам от имени Его Величества, -
ответил мушкетер, щелкнув каблуками ботфорт, так что, звякнувшие при этом шпоры, привлекли внимание спешивших обойти их придворных.

- Благодарю. Я приму к сведению, - ответил де Сент-Эньян, но мушкетер не отошел, по-видимому, дожидаясь немедленного устного ответа от графа.

Не желая отстать от свиты короля, чтобы ему не пришлось продираться сквозь толпу любопытствующих, де Сент-Эньян поспешно вскрыл письмо и пробежал глазами по аккуратно выведенным строкам.

- Передайте месье де Курсийону, что для меня это честь, - наконец ответил он, сообразив, что не мог ответить это лично королю, который, по-видимому, предпочел, чтобы приглашение на Малую Охоту оставалось секретным, - Я буду на месте в условленное время.

- Слушаюсь, господин обер-камергер! -
отчеканил мушкетер и вторично щелкнул каблуками ботфорт.

Теперь ему следовало поспешить - толпа в дверях приемной делалась все агрессивнее по мере того, как самые влиятельные и высокопоставленные лица двора покинули зал первыми. Граф торопливым шагом прошел вперед, стараясь не задеть никого, на его счастье, мушкетер, доставивший ему приглашение, шел впереди и звон его шпор и шпаги, как и воинственный вид, заставляли всех расступиться. Этого оказалось достаточным для де Сент-Эньяна, чтобы успеть выйти в вестибюль перед Парадной Лестницей как раз в тот момент, когда юный маркиз де Виллеруа спускавшийся вниз по ступенькам со всего разгону налетел на короля. Общее "Ах" замерло в воздухе и только обер-камергер и по совместительству один из ближайших советников и друзей короля, граф де Сент-Эньян оставался в уверенности, что ничего страшного не последует за гневным вскриком Людовика: "Месье!" Так и произошло. Юный смутьян и непоседа получил шутливый реприманд и вдобавок приказ отправиться к королеве с вестью о визите короля. По вестибюлю и дальше по смежным с ним коридорам и залам дворца прокатилась молва о новой милости, буквально свалившейся на плечи сына герцога де Невиля.

- Этот молодой ветрогон... он далеко пойдет, я уверяю вас... а ведь только позавчера он впал в немилость и не показывался целых два дня к ряду... да что вы говорите, король лично вызвал его в Версаль... да нет же, душенька, маркиз провел два дня под домашним арестом, выдели бы вы как был обеспокоен его отец... говорят, маршал хлопочет о получении капитанского патента для своего сына, да только ничего не выйдет - король уже обещал...

И далее и далее, де Сент-Эньян болезненно поморщил лоб от невозможности скрыться от слухов и пересудов, которые извечно перерастали в сплетни и вымысел, не имевшие ничего общего с правдой. Маркизу завидовали, а еще больше завидовали его отцу, который из скоромного полковника почти в одночасье сделался герцогом и пэром Франции, получив при этом маршальский жезл. Если бы все эти люди, рассуждавшие о удаче и случайных якобы победах, знали, чем на самом деле рисковал в свое время герцог де Невиль, равно как и все те, кто решился открыто заявить о своей лояльности в отношении покойного кардинала... а ведь в начале Фронды немногие из собравшихся нынче в Фонтенбло решились высунуться из своих нор и вовсеуслышанье заявить о своей приверженности той или другой стороне.

5

Отправлено: 17.03.16 22:57. Заголовок: // Фонтенбло. Конюшн..

// Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 4 //

- Вы только что пропустили целое представление, господин виконт, - с вежливой улыбкой проговорил Лабустьер, старший лакей королевского дома, принимая мокрый плащ и шляпу из рук Фуке.

- Отправьте в мои покои, - распорядился суперинтендант и на ладони затянутой в белую перчатку из тонкой материи тускло засияла серебряная монета, опущенная его щедрой рукой, - Весьма признателен Вам, месье.

- Это честь для меня, господин виконт, - поклонился Лабустьер и со сноровкой свойственной многоопытному дворцовому лакею растворился в толпе.

Фуке смахнул с кончиков волос капельки дождя и критически осмотрел рукава камзола, а затем носки туфель. Не заметив никаких следов травы или что хуже прошлогоднего сена, хранившегося в старом сарае, он удовлетворенно ухмыльнулся и поднял голову. Толпа придворных все еще наводняла огромный зал вестибюля перед Парадной Лестницей, тогда как сам король и его приближенные уже вышли в галерею, ведущую к покоям королевы. На глаза ему попалось озабоченное лицо графа де Сент-Эньяна, сосредоточенно покусывавшего губы.

"А ведь граф был вызван в Версаль в числе немногих," - подумал Фуке и тут же направился в сторону обер-камергера. Кто как не граф мог знать обо всем, что произошло в павильоне Гонди, и конечно же, не проявлявший никакого интереса к политике и финансам, бывший воспитатель и один из ближайших фаворитов короля, де Сент-Эньян вряд ли заподозрит что-то странное в проявлении банальнейшего любопытства со стороны виконта.

- А, месье де Сент-Эньян! - приветственный поклон суперинтенданта был дружественным и нарочито небрежным - разве они с графом не были людьми одного круга - любителями искусства, почитателями высокой литературы и покровителями театральных актеров и актрис - им было что обсудить в свете бесконечной череды празднеств, к примеру, ангажирование Месье труппы господина Поклена.

- Так я искал Вас, милый граф, -
заговорил Фуке, решив начать разговор издалека, - Я заинтригован, месье. Где же Вам удалось отыскать эту театральную труппу, которая выступала намедни? Месье Поклен... он кажется королевский обойщик, не так ли? И как же вышло, что я не разглядел в этом человеке талантливого актера. И автора, стало быть? Ведь та комедия, которую он представил... ха ха... при участии самого Месье... ха ха, ведь она была написана им самим? Право же, я должен пожурить Вас, граф за то, что Вы скрывали такой талант.

//  Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги. 3 //

6

Отправлено: 18.03.16 22:55. Заголовок: Нарочитая приветливо..

Нарочитая приветливость виконта де Во не обманула де Сент-Эньяна, привычного к преувеличенной любезности придворных, особенно в те минуты, когда им требовалась какая-нибудь услуга от него или от кого-то из приближенных к королю особ. Быть другом короля было не столь уж завидной роскошью и если бы граф не дорожил расположением Людовика из личной привязанности и дружбы, то давно уже ретировался бы в одно из своих поместий, отдавая дань долгу службы при дворе лишь в полагавшиеся ему по штатному расписанию три месяца в весенне-летнем сезоне. Он ответил Фуке сдержанным поклоном и кратким приветствием, которое тот даже не удосужился услышать, всецело поглощенный собственной речью.

- Месье Поклен? - удивленно переспросил де Сент-Эньян, не сразу поняв, чем мог заинтересовать суперинтенданта скромный королевский обойщик, - Ах, да, Вы о Поклене-сыне? Да да... вообще-то, в театральных кругах он больше известен под именем Мольер. Но только честь открытия таланта этого молодого автора принадлежит вовсе не мне, господин виконт. Это Месье пригласил господина Мольера и его труппу на празднества. Разве в Ваше ведомство не поступили счета, направленные на оплату за представления, устроенные театром господина Мольера?

Ага. теперь была очередь де Сент-Эньяна понаблюдать за реакцией Фуке. Впрочем, он отнесся к недоумению виконта без всякого злорадства, прекрасно зная, что за праздным весельем, царившим в Фонтенбло, были бессонные ночи приготовлений, а в случае суперинтенданта, изысканий финансов на все прихоти молодого короля и счастливых молодоженов.

- Должен признать, месье Фуке, я очень удивился, узнав, что Вам удалось превратить старый манеж в площадку для игры в мяч, да еще и организовать турнир в столь короткий срок. Всего за один день, подумать только!

Вежливая похвала в ответ на незаслуженную хоть и приятную лесть. Но, де Сент-Эньян был бы последним глупцом, если бы принял внезапный интерес к своей персоне со стороны такого человека как Фуке за чистую монету. Наверняка речь должна была перейти к королю, а может быть к предстоящему Королевскому Совету?

Взгляд графа сдержанный и немного строгий остановился на лице Фуке.

- Чем могу быть полезен Вам, дорогой виконт? - спросил обер-камергер, не желая терять время на лишние экивоки, - Не хотите же Вы ангажировать труппу господина Мольера к себе в Во-ле-Виконт? Тогда Вам придется обратиться к Его Высочеству, ведь театр находится под его личным покровительством. И, скажу Вам по секрету, сам король заинтересовался их представлениями. Но, что же мы стоим? Если мы не поторопимся, то опоздаем к утренней аудиенции у Ее Величества, а это недопустимо, не так ли?

// Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги. 3 //

7

Отправлено: 11.05.16 01:13. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4 //

С минуту Франсуа собирался с духом, подбирая слова, самые подходящие для представления Оры, такие, чтобы они озвучили и задорный заразительный смех девушки, и ее неуступчивый к неприятностям характер, и ее доброту и главное - то, какая милая и неповторимая у нее улыбка, когда в ее глазах загорались огоньки смеха. Но едва только он открыл рот и набрал воздуха в легкие, чтобы начать, король уже озадачил его новым поручением, причем, куда более серьезным, как показалось маркизу, чем хранение ключа от секретера.

- Государственный Канцлер? - повторил Виллеруа, глотая воздух ртом, но надо ли было повторять приказ после слов "если успеете до охоты" - маркиз уже кинулся к дверям в гардеробную, чтобы добраться до покоев господина Сегье по знакомому ему маршруту. Всего то - пробежать по коридору для прислуги, подняться по лестнице, проникнуть в другой коридор и выйти в галерею, разделявшую покои супругов Орлеанских от покоев других именитых гостей.

- А комнаты господина канцлера, кстати, находятся прямо насупротив входа в приемную герцога Орлеанского, по другую сторону галереи. Только я бы добирался туда через Королевскую лестницу, месье маркиз.

Совет месье Бонтана заставил Франсуа застыть на месте - он и забыл про случившееся. Отмахнув ладонью упавшие на лицо густые волосы, Франсуа ответил камердинеру Его Величества сдержанным кивком, скрывавшим его нетерпение.

- Сир, я пройду через приемную, - отчеканил он по-военному громко и четко, словно патент на чин лейтенанта был уже у него в руках.

Выйти пришлось через кабинет, а это означало, что ему предстояло столкнуться лицом к лицу с герцогом де Невилем. И с дядюшкой. Франсуа вжал плечи, вдохнул и зажмурил по привычке глаза, но тут же вспомнил цель своего похода и просиял торжествующей улыбкой. Это было первое в его жизни назначение, если не считать полу-официальной должности придворного танцмейстера. Он без пяти минут командующий гвардейцами Его Величества - лейтенант де Виллеруа!

На этой мысли, воспряну духом, маркиз лихо прошагал через кабинет прямиком к выходу, даже не обратив внимания на удивленные лица королевских сановников, чьи жаркие споры он только что прервал самым непочтительным образом. На выходе в приемной его встретила волна взволнованного шепота и откровенных обсуждений подробностей визита Его Величества к супруге. Громче всех звучали имена графини де Суассон и суперинтенданта Фуке, чуть тише произносились имена мадам де Навайль и графа де Сент-Эньяна, а когда маркиз прошел до самого выхода, то со спины до него донесся чей-то приглушенный вскрик "Это же младший де Невиль, он так неожиданно поднялся!", "Поднялся? Да как же, после того, как он едва не сшиб с ног Его Величество, ему обеспеченно пожизненное управление кордебалетом и не более того"

Веселье распирало Франсуа и он едва удерживался от того, чтобы не рассмеяться. Выбравшись из толпы, наводнившей приемную и огромный вестибюль перед Королевской Лестницей, он взбежал вверх по ступенькам и остановился напротив огромного венецианского зеркала, украшавшего средний пролет лестницы. Он водрузил на голову щегольскую шляпу с длинным синим пером, которую все то время сжимал под мышкой, и краем глаза посмотрел в отражение в зеркале. Его внимание привлекла фигура человека, пристально рассматривавшего толпу на первом этаже с верхнего пролета лестницы. Франсуа не верил в привидения, но лицо незнакомца заставило его вздрогнуть и украдкой перекреститься - мало ли что, а дядюшка всегда наказывал креститься и читать короткое "Верую", в таких случаях.

Человек, по-видимому, тоже заметил его, так как в следующее мгновение он исчез из поля зрения маркиза. Даже поднявшись по лестнице выше второго этажа, Виллеруа не заметил наверху никого. Показалось ли ему или он действительно увидел призрак убитого человека? Здравый смысл подсказывал ему, что призраков не бывает, тем более они не являются средь бела дня и не высматривают никого в толпе. Но буйное воображение уже рисовало в мыслях маркиза крадущегося за ним по пятам головореза из версальского леса.

- Увидели кого-то, маркиз?

- А? - Виллеруа обернулся и увидел наблюдавшего за ним мушкетера, караулившего выход в галерею, - Да. Но, это показалось наверное, - пожал он плечами и собрался идти дальше.

- У Вас лицо так побледнело, будто Вы привидение увидели. Но, уверяю Вас, маркиз, бедняга Монтальдески обитает в другом крыле дворца. Здесь разве что Дама в Красном прогуливается... но ее видят только короли.

Мушкетер был охоч до разговоров, а маркизу непременно хотелось избавиться от навязчивой мысли о том, что призрак убитого у него на глазах негодяя будет охотиться за ним до конца его дней.

- Вот и я думаю, с чего бы, - он шаркнул носком ботфорта и сделал неуверенный шаг вперед, а затем обернулся, - Мне показалось, что я увидел человека, которого убили. Странное это дело.

Мушкетер вскинул подбородок и внимательно посмотрел в лицо юноши, а потом наверх.

- А может быть, вовсе не странное. Может быть Вы и не убили того человека? Там был только что лакей. Из чьей свиты не разобрать, одет во все черное. Я заметил его, потому что он добрых пол-часа на лестнице стоял. Высматривал кого-то.

- Нет, не я его убил. Но, в него стреляли и я подумал, что он умер на месте. Вы же были в Версале, месье? - спросил Франсуа, чувствуя холодок в душе, - Вы из роты графа д'Артаньяна?

- Так и есть, маркиз. Шевалье де Труа. Это я нашел Вас тогда в сторожке возле павильона.

- Вот там все и было, - оживился Виллеруа, едва не позабыв про данный ему приказ, - Но, нет. Это показалось. Да мало ли что привидится.

- Правильно, маркиз, не берите в голову. Лучше думайте о прекрасном. Небось собираетесь проведать кого-то из свиты Мадам, герцогини Орлеанской? -
мушкетер весело подмигнул ему и поднял глаза, чтобы посмотреть на циферблат часов на башне, видневшейся в окно, - Скорее бы смена караула, черт подери.

- Нет, я иду к господину канцлеру. Приказ короля, - ответил уже без прежнего энтузиазма Виллеруа. Ему предстояло убедить старика Сегье доверить ему Государственную печать и с каждой минутой это поручение начинало казаться ему тяжелее, чем наказание, придуманное богами для одного древнегреческого героя, которому пришлось целую вечность катить в гору неподъемную каменную глыбу, скатывавшуюся вниз каждый раз, как только он достигал вершину.

- О, -
понимающе протянул де Труа, - Это по галерее, четвертая дверь с левой стороны. Берегитесь его мажордома, душу вынет, прежде чем доложит канцлеру о Вас. Что бы Вам не потребовалось от старика, удачи Вам, маркиз.

Буркнув нечленораздельное "Благодарю", Франсуа направился к указанной двери, на ходу припоминая приличествовавшие случаю слова и старательно повторяя их про себя, как некое заклинание. Уж если его послал сам король, то вряд ли у мажордома герцога де Вильмора найдется оправдание, чтобы не впустить его.

8

Отправлено: 13.05.16 00:52. Заголовок: Дела Государственног..

Дела Государственного Совета мало интересовали маршала де Грамона, хоть, он и старался выказывать всяческую заинтересованность, когда на его слух наседали поочередно то герцог де Невиль, то граф де Лионн с неотложными и крайне скандальными известиями после очередной выходки молодого короля. То заседание Совета две недели назад, когда Людовик во-всеуслышание объявил о том, что намерен управлять государством самостоятельно и потребовал впредь предъявлять ему на рассмотрение все проекты законов и декретов, весьма позабавило старого вояку. Особенно же ему понравилось то, как пыхтел старый канцлер, которого формально отстранили от всех дел. Воистину, с новым царствованием начинались и новые времена в политике и де Грамон тихо радовался тому, что ему удалось остаться в стороне от политических дрязг, оказавшись нужным королю в том качестве, в котором он был готов служить ему - военный советник и маршал Франции.

Однако же, оставаться в стороне он мог лишь формально, на деле же король поручал ему то одно, то другое дело, так или иначе, вынуждавшее господ из Королевского Совета подвинуть свои кресла и уступать ему место за круглым столом в кабинете Его Величества. Вот только герцог не спешил появляться в назначенный час и в этом был тонкий расчет - пропустить скучные дебаты о налогах и поступлениях в казну и войти в кабинет в самый разгар споров, когда от его мнения вдруг и внезапно зависел бы исход заседания. И вот тогда то, он успевал верно угадать не только настроения среди членов совета, но и несомненные плюсы той или другой стороны, с тем чтобы отдать свой голос, как это будет выгодно королю. Об этой его тактике знал только старик Сегье, догадывавшийся о тактике Людовика, как и прежде, не проявлявшего видимого интереса к государственным делам, а на деле же испрашивавшего отчеты с каждого из членов совета в отдельности.

- Разделяй и властвуй - кажется, это правило Его Величество усвоил тверже всех прочих, - усмехнулся де Грамон, тогда как его собеседник Государственный Канцлер Сегье пожевал губами и глухо пробормотал:

- Даст бог, этот молодой человек проявит себя настоящим управителем. Оно и хорошо, что он не спешит взять все в свои руки.

- Ну, Вы то хорошо знакомы с тем, что бывает с излишне рьяными молодыми политиками, - проговорил де Грамон как бы себе в усы, вспомнив о молодом советнике де Ту и его друге маркизе де Сен-Маре, - Спешка не приводит к добру. Однако, сейчас я готов сказать - месье, давайте же поторопимся, иначе мы не успеем даже к финальной речи господина Туссен Роза с его извечными ремарками к каждому из пунктов повестки дня.

- Ах, герцог, если бы Вы знали. как я не в ладах с нынешним временем, -
пожаловался Сегье, нарочито медленно переступая на трясущихся ногах. Ему удавалось очень убедительно показывать свою немощь, тем самым подчеркивая, что участие в государственных делах для него вовсе не праздник, а самопожертвование.

- Смотрите-ка, кто к нам идет! - воскликнул де Грамон, не дослушав кряхтений старика, - Маркиз, неужто Вас послали поддержать двух немощных стариков известием, что Государственный Совет отменен на сегодня? Признаюсь, я был бы рад вернуться в уютное кресло у камина и воздать должное тому вину, которым Вы угощали меня, дорогой канцлер.

- Как можно, герцог! Как можно! - запротестовал Сегье, испугавшись крамольной мысли о том, что Государственный Совет мог быть вновь отменен из-за мальчишеских выходок Людовика, - Я преодолею мою подагру и спуск по лестнице ради служения Франции и королю! И ничто не остановит меня, господа. Маркиз, какие новости Вы нам принесли? - в блеклых голубых глазах государственного деятеля блеснул интерес, он выпрямился и расправил плечи, в один миг перестав выглядеть как хилый снедаемый недугом старик.

9

Отправлено: 13.05.16 22:43. Заголовок: После утренних перед..

После утренних передряг с его слугой и купания в ледяной озерной воде удача решила вернуться к маркизу и случай всячески представлял ему почти небывалые совпадения. Вот и теперь господин Сегье собственной персоной оказался на его пути, едва только Виллеруа всерьез задумался о том, как ему добиться встречи с канцлером, который по слухам, слег в постель после утомительного для него, а злые языки утверждали, что скорее для его кошелька, турнира по игре в мяч. Канцлер был не один, вместе с ним из его покоев вышел маршал де Грамон, он то и приветствовал маркиза с отеческим радушием, которого молодой человек так редко удостаивался со стороны собственного отца.

- Ваша Светлость, - сорвав с головы шляпу, Виллеруа поклонился сановникам и, зардевшись от смущения, заговорил привычной своей скороговоркой, - Господа, месье... Ваше Сиятельство, - он повернул лицо к канцлеру, стараясь уловить взгляд его мутных серых глаз, - Его Величество послал меня лично к Вам. Требуется большая Государственная Печать для скрепления документа и король приказал мне принести ее.

Он выпалил все разом, позабыв лишь о том, что именно собирался скреплять печатью король и к чему была такая спешка. Самому Франсуа это казалось настолько естественным и не требовавшим объяснений, что он и не задумывался о том. Ведь король в своем государстве мог издавать любые указы и скреплять их печатью в любое время, когда ему только вздумалось бы. По молодости лет и по наивному убеждению в непреложной правоте монарха, маркиз и помыслить не мог, что кому-то взбредет в голову подвергать сомнениям намерения короля.

Однако же, именно с этим проявлением государственного ума и опыта служения короне, а точнее, двум ее величайшим министрам, ему пришлось столкнуться в лице Государственного Канцлера. Сегье отступил на шаг назад, не то уступая маркизу пространство для маневров с поклонами, требовавшими не только гибкости, но и достаточного места для исполнения, не то в попытке спастись от энтузиазма молодого человека.

- Месье, месье, - старик взмахнул тонкими кистями рук, утопавших в пене кружев, накрытых широкими рукавами черного атласного балахона поверх бархатного камзола такого же цвета.

- Погодите, месье. Что это, зачем? - он беспомощно посмотрел на маршала де Грамона, как видно, лично знакомого с юным наследником маршала де Невиля, - Герцог, чего желает этот юноша? Маркиз... маркиз де Виллеруа, если я не ошибаюсь?

- Так точно, Ваша Светлость, - отчеканил маркиз, приучая себя к четкой и по-военному краткой речи, - Прибыл по приказу Его Величества.

- Вы сказали что королю потребовалась Большая Государственная Печать? - недоверчиво переспросил Сегье, обращая в лицо юноши такой испытующий взгляд, словно ожидал, что тот вот-вот разразится хохотом и сошлется на розыгрыш или шутку.

- Да, Ваша Светлость! - гаркнул Франсуа, в свою очередь теряя терпение.

Его звонкий голос повторился троекратным эхом под сводами просторной галереи и даже привлек внимание нескольких придворных коротавших время у оконных ниш.

- Тихо, тихо, молодой человек, - поморщившись Сегье призвал маркиза к порядку и снова посмотрел на де Грамона, - Но, герцог, это же дело... дело государственного значения, должно быть. Но тогда, - он посмотрел на Виллеруа, упорно дожидавшегося только положительного ответа, - Вам придется подождать, месье маркиз. Я должен вызвать конвой. Это же государственное дело, а не простите, шпильки какие-нибудь для барышень, - с долей укоризны в голосе, проговорил Сегье и отворил дверь в свои покои, - Мэтр Шарбонно! Вызовите ко мне сержанта Дезуша. И пусть с ним прибудут шесть человек стражи. И приготовьте ключи от главного секретера, мэтр.

Слушая эти распоряжения, Франсуа смутно догадывался, что это его назначение в чин лейтенанта гвардии Его Величества переросло из личного дружеского жеста внимания в акт государственной важности. Он нетерпеливо вскинул голову и подернул плечами, как будто застоявшийся в деннике жеребец. Ему уже не терпелось схватить эту чертову печать и бежать назад к королю, но, все оказывалось далеко не столь просто.
Эх, вот если бы он мог успеть заглянуть в покои Мадам, пока канцлер улаживал формальности по выносу печати из своих покоев. Вот бы только на минуточку заглянуть в гостинную Мадам и успеть шепнуть кому-нибудь из фрейлин весточку для Оры! А если она сама окажется в гостинной? Уши Франсуа заалели таким ярким пунцовым цветом, что его было трудно не заметить даже под густой шевелюрой.

10

Отправлено: 15.05.16 02:46. Заголовок: Де Грамон смотрел на..

Де Грамон смотрел на юного маркиза с ироничной улыбкой. Он ответил на его приветствие снисходительным кивком и был готов шествовать дальше, пропустив молодого человека мимо себя. Однако, тот не только остановился прямо перед канцлером, но и ошеломил почтенного государственного мужа внезапным поручением, переданным лично от короля.

- Что? Государственную печать, Вам? - даже привычный ко всякого рода неожиданным сюрпризам при дворе молодого монарха маршал не сдержал удивленное восклицание, - Полагаю, Ваша Светлость, маркиз де Виллеруа только что передал Вам приказ короля принести в Совет Большую Государственную Печать, - ответил де Грамон на недоумение Сегье и возвел брови, выражая свое полнейшее отрешение от происходящего, - Почем мне знать, зачем Его Величеству могла понадобиться печать.

Сегье, видимо, и сам прекрасно понял, что сын герцога де Невиля был не из тех, кто любил посмеяться за чужой счет. Взгляд молодого человека горел энтузиазмом, так что маршал подумал про себя о том, что готовившийся к подписанию королевский указ каким-то весьма тесным образом был связан с ним самим. Или же с кем-то очень ему близким. "Хм, неужели наш дражайший маршал де Невиль получит очередное повышение? Куда уж выше то... он и так носом люстры задевает при ходьбе," - скептично подумал про себя де Грамон и улыбнулся юноше.

- Месье маркиз, Вы выказываете похвальное рвение, стремясь как можно скорее выполнить поручение короля. Но, Вам придется набраться терпения. Должно быть, Вы в курсе того, что презентация Государственной Печати не может производиться иначе как в присутствии швейцарской гвардии. А если ее требуется перенести из покоев Канцлера, то ее должны сопровождать те же гвардейцы и один из маршалов Франции. Ну, с последним пунктом Вам несказанно повезло, - старый гасконец с усмешкой склонил голову и приложил правую ладонь к груди, - Я к Вашим услугам, месье маркиз. Надеюсь, что все это не шутка. Поверьте, господин канцлер не любит, когда государственные дела превращают в забаву, - добавил он, оглянувшись на Сегье, отправившегося назад в свои покои.

Как это ни странно, но дожидаться швейцарцев долго не пришлось, сержант Дезуш появился в галерее в сопровождении восьмерых гвардейцев уже через четверть часа. Де Грамон даже толком не успел обдумать, на какие еще милости короля позарился де Невиль, добившийся чрезмерного взлета за последние пять лет. Последнее назначение герцога в Финансовую палату и возведения графства де Невиль в герцогство и пэрство были еще свежи в памяти придворных сплетников. Одни утверждали, что это было сделано за заслуги де Невилей перед короной во времена Фронды, другие кивали в сторону де Невиля-младшего, ссылаясь на необычайную привязанность к нему и дружбу со стороны короля.

- Господин Канцлер изволил звать нас? - своеобразная форма доклада заставила де Грамона посуроветь лицом. Он вскинул голову и строго посмотрел на Дезуша, так что тот немедленно выпрямился и вытянулся во фрунт под маршальским взором.

- Месье де Шарбонно только что передал приказ от господина Сегье.

- Да, я знаю, - кивнул де Грамон и рукой указал на дверь в канцлерские покои, - Полагаю, господин Сегье ждет Вас и двух Ваших гвардейцев у себя. Дело неотложное и государственной важности.

Нахмурив кустистые брови долговязый швейцарец щелкнул каблуками ботфорт и направился к дверям, сопровождая каждый свой шаг звоном шпор и амуниции.

- Могу Вас поздравить, маркиз, Вам представится редкая возможность продефилировать по галереям дворца под эскортом из почти что дюжины гвардейцев. Завидная честь, - ухмыльнулся маршал и посмотрел на притихшего в ожидании Виллеруа, то и дело поглядывавшего в сторону покоев герцогини Орлеанской.

// Дворец Фонтенбло. Кабинет Его Величества. 4 //

11

Отправлено: 15.05.16 23:07. Заголовок: Если бы еще два дня ..

Если бы еще два дня назад кто-нибудь сказал бы Франсуа, что удача явится к нему в лице сержанта швейцарской гвардии, он бы рассмеялся тому человеку в лицо. С господами гвардейцами с некоторых пор у маркиза были весьма натянутые отношения далекие от дружеских и тем более доверительных. Он сдержанно кивнул в ответ сержанту и сделал вид, что был сосредоточен на рассматривании лиц кавалеров и дам, вышедших из покоев герцогини Орлеанской. Да ему и разыгрывать ничего не пришлось. Любопытство само собой уже потянуло его к заветным дверям. Так что, на шутку герцога де Грамона о завидной возможности прогуляться с почетным эскортом по дворцу, он лишь махнул рукой.

- Куда же Вы, месье? -
крикнул секретарь канцлера, как раз высунувший голову из дверей покоев Сегье.

- Минутку, господа... я сейчас! - крикнул Франсуа, следуя минутному порыву.

Он подбежал к дверям в герцогских покоев и затормозил только когда обе створки внезапно распахнулись, выпуская долговязого худощавого человека, облаченного в черную мантию наподобие тех, что носили судейские чиновники и члены медицинского консилиума. Следом за ним шли два человека, один из которых нес саквояж с инструментами, а второй кувшин с вином.

- Что случилось? - упавшим голосом спросил Виллеруа, провожая лекарей встревоженным взглядом.

- А эти... к Месье являлись. Там криков было... наверное, у Его Высочества опять несварение было. Ох, замучает он себя непотребствами то, -
прозвучавший рядом девичий голосок, заставил Франсуа обернуться.

- О, мадемуазель д'Артуа, - маркиз отвесил фрейлине вежливый поклон и собрался уже спросить ее про де Монтале, когда из противоположного конца коридора раздался зычный голос сержанта швейцарской гвардии.

- Маркиз де Виллеруа!

- Ой... это меня, - Франсуа открыл было рот, чтобы наскоро передать счастливую новость для Оры, но возглас повторился и на этот раз прозвучал еще более требовательно.

Габриэль д'Артуа понимающе улыбнулась, про себя, видимо, решив, что молодой человек вновь попал в переделку, и чуть склонила хорошенькую головку на бок.

- А Вы снова набезобразничали, месье маркиз? - с шутливой укоризной спросила она.

- Время идти, месье де Виллеруа! - прогрохотало под сводами галереи и Франсуа попятился назад, на ходу улыбаясь, кланяясь и открывая рот, чтобы высказать все и сразу.

- Передайте мой сердечный привет мадемуазель де Монтале! - успел он выпалить во весь голос, когда он оказался окруженным со всех сторон восемью швейцарцами с грозным видом скрестившими перед ним свои алебарды.

- Теперь идемте, маркиз, -
объявил сержант Дезуш и скомандовал своим гвардейцам по-немецки, - К покоям короля, шагом марш!

Франсуа развернулся и увидел, что сам канцлер Сегье шагал прямо перед ним, торжественно держа в руках большую шкатулку с внушительных размеров замком, замыкавшим кованные прутья, опоясывавшие ее с четырех сторон. Рядом с канцлером шел маршал де Грамон, а во главе колонны шествовал сержант Дезуш с таким видом, словно все они участвовали в пасхальном крестном ходе.

// Дворец Фонтенбло. Кабинет Его Величества. 4 //

12

Отправлено: 12.06.16 23:40. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 4 //

Идти во главе огромной толпы, шумной, веселой и беззаботной - вот и сбылось его давнее желание! Видя свое отражение в зеркалах галереи, по которой они проходили по пути к Большой Лестнице, Филипп расцветал в улыбке, светясь счастьем и довольством собой. Он даже не обратил внимание на преступную медлительность де Гиша, отставшего от них с Анриэтт на три шага и позволившего мадьярскому графу со звучным, но непроизносимым именем,  опередить себя.

- И да, граф! Передайте кузену Ференцу, что он также желанный гость в наших покоях, - произнес Филипп, стараясь, чтобы его голос звучал как можно более величественно, но вместо того получалось скорее веселое щебетание, заглушаемое гулом голосов, усилившимся из-за гулкого эха.

Он повернул лицо к Генриетте, вполне справедливо ожидая увидеть более чем горячее согласие видеть мадьярского принца как можно чаще. Про себя герцог уже в который раз решил не тревожить спящую собаку в виде постыдной ревности и в конце-концов принять как данность тот факт, что его супруга была не только самой знатной после королевы дамой во всей Франции, но и самой прекрасной. Стоило ли жаловаться на внимание, которое расточали ей практически все видные мужчины при дворе? И Ракоши был в их числе. Как и герцог Бэкингем... кстати, что там говорил тот мадьяр о неудачах герцога на турнире?

- А, что же герцог... - он не успел произнести имя английского лорда-адмирала, вдруг осознав, что только что ему было сказано нечто весьма важное, гораздо более важное, чем все поклонники Анриэтт вместе взятые.

- Правда же? - переспросил он, прокручивая в голове сказанное герцогиней, - Так этот проходимец и Ваших фрейлин допрашивал? Кого? - и только что счастливо улыбавшееся лицо герцога потемнело от гнева, - А ведь божился, клялся, что не имеет никаких дел к нашей свите! Мерзавец, о негодяй, - прошептал он, - А я доверился ему! Меня едва не отравили и я доверил расследовать эту гадость ему. Негодяй. Предатель. Гиш! Гиш, подойдите сюда, - позвал он, - Почему я ничего не знаю о скандальных допросах фрейлин из свиты Мадам? Кстати, душа моя, а по какому поводу? И, - тут взгляд его медовых глаз потемнел, - Он ведь не пытался допрашивать лично Вас? Не смел?

13

Отправлено: 13.06.16 01:06. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 4 //

Какую бы чушь не нес де Гиш в надежде уязвить ее пообиднее, в одном он был прав: настоящая добродетель в защите не нуждалась.

Именно поэтому мадемуазель де Монтале решила, что снисходить до мелкой грызни с графом было ниже достоинства добродетельной особы. Да и времени на оттачивание шпилек не было: Месье окликнул своего фаворита таким тоном, что Гиш мигом сдулся и заторопился следом за принцем, оставив поле боя за фрейлиной.

- Бог ты мой, кто бы мог подумать, что этот надутый хлыщ так обозлится из-за того, что я не стала за ним подглядывать! – вполголоса резюмировала Ора, поднимая на мадам де Тианж смеющиеся глаза. – Вот что значит задетое самолюбие.

- А что он сам-то делал в гардеробной Мадам? – любопытный носик де Креки просунулся между нею и маркизой.

Монтале в очередной раз пожала плечами:

- Одевался для охоты, полагаю. Но не спрашивай меня, почему именно там, я слишком спешила, чтобы проявить хотя бы тень любопытства. Вот он теперь и кипятится, как забытое в котелке яйцо. Как бы не лопнул, бедолага. Смотри, смотри, камзол, вон, уже трещит по швам.

Она попыталась разглядеть графа за сомкнувшимися рядами придворных, но вместо этого поймала обвиняющий взгляд де Шатийона и показала рыжему язык. Чтобы не лез не в свое дело.

Как ни странно, вся эта сцена, однозначно неприглядная, тем не менее, подняла настроение Монтале до заоблачных высот. Таких, что даже на подкравшегося к ней Ласлова она взглянула тепло и улыбчиво, совсем позабыв, что собиралась держаться с не в меру настойчивыми мадярами строго и отстраненно.

- Что? Обидеть меня? Ой нет, что вы, шевалье! Напротив, господин де Гиш весьма меня повеселил своим непомерным самомнением. Его послушать, так все дамы и девицы при дворе спят и видят, как бы застукать графа в одном дезабилье. И немедля употребить по назначению, конечно же. Что же до мрачного вида, то посмотрела бы я на вас, если бы вам был так тесен камзол с княжеского плеча. Да нет, что это я говорю, разве вы будете носить чужое платье? Не поверю!

Ора тихо засмеялась, но смех ее, а следом и улыбка, угасли, потому как Ласлов вновь заговорил о свидании с князем.

- Л-л-луиза согласилась? – пролепетала она, метнув в сторону подруги отчаянный взгляд, так и вопивший: «Я же просила!».

На языке вертелось резкое «Ну раз Луиза обещала, пусть она и идет», однако самая мысль по подобном предательстве была невыносима, и Ора, опустив ресницы, выдавила из себя тихое:

- Что ж, раз так, то… то мы, само собой, постараемся, сударь.

Вот. И хватит. И достаточно. Постараться не значит сделать, как известно. И вообще, девичьим обещаниям только глупцы верят, ведь память у девиц короткая. По крайней мере, так говорят, хотя в душе Ора знала, что нет ничего сложнее, чем забыть то, что надобно забыть обязательно. И все же, как бы ни была она удручена обязательством, наложенным на нее подругой, как можно было не засмеяться, когда Ласлов заговорил о неодолимом очаровании своего приятеля.

- Ой, а я-то думала, что соловьем его прозвали за красивое пение, - она подняла, наконец, глаза на Ласлова, но тут же вспомнила, что эта шутка была назначена успокоить девичьи страхи, и нахмурилась.

- Вы в самом деле никогда не принимаете отказов, шевалье? И ваш господин тоже? Наверное, поэтому ему все время приходится похищать красавиц, да? Кстати, а что потом становится с этими похищенными красотками? Я так и не успела спросить об этом князя, но ведь это должно быть страшно неудобно: их надо где-то держать, кормить, поить, одевать, не давать скучать и ссориться друг с другом. А если каждую помещать в отдельный замок, так это ж сколько нужно замков?

- А кого это собрались похищать? – встряла де Креки, вновь поравнявшаяся с ними. – Надеюсь, не меня? Правда, я не самая богатая невеста из присутствующих, да и в родне у меня одни военные, не то, что у некоторых.

Она снисходительно улыбнулась Оре, давая понять, что никому в здравом рассудке не придет в голову рисковать головой и свободой, чтобы похитить такую бесприданницу, как Монтале.

14

Отправлено: 13.06.16 12:39. Заголовок: Ора де Монтале Мар..

Ора де Монтале

Маркизе захотелось шикнуть на обоих, но ни положение, ни ситуация к такой бестактности не располагали. Обычно сдержанный и полный достоинства Арман на её памяти и по сплетням, ходившим о нем при дворе, редко пускался в такие ядовитые пикировки и с легким удивлением маркиза наблюдала за тем, как его благородное лицо исказила гримаса злости и раздражения. И никакого сходства с тем благородным рыцарем, который нёс на руках бездыханную Франсуазу! Да и Ора была хороша - и Габриэль наградила её быстрым раздражённым взглядом, который, впрочем, остался незамеченным фрейлиной - та не унималась.
Не понимая, почему де Гиш снизошёл до такого откровенного иронизирования на счёт де Монтале и почему она, не тушуясь, отвечала ему вполне достойно, позабыв про осторожность и такт, а также про близкое присутствие мадам де Лафайет, Габриэль в итоге слишком долго собиралась с ответом между этими пикировками. Так что, когда ответ созрел в её голове (ведь помимо этих двоих впереди ещё стояли Их Высочества, за спиной маячила мадам де Лафайет, а вокруг волновалось море фрейлин и дворян), вся свита, повинуясь резкому распоряжению Его Высочества, двинулась к выходу на парадную лестницу, не оставляя пространства для словесного маневра.
В конце концов, уловив момент, когда все выстроились согласно порядку, но при этом умудрились столпиться в дверях, маркиза поравнялась с мадемуазель де Монтале и, уловив рядом волнующиеся светлые кудри де Лавальер, со вздохом, который обычно предшествовал её приступу любопытства, подхватила девушку под локоток и, делая вид, что сосредоточенно старается не наступить на юбки впереди идущих, переспросила:
- Иисус Мария, Ора, за что де Гиш так взъелся на Вас? Что случилось?
Грозовые тучи утренней беседы посвящённой тайне ночного пришествия и странного во всех отношениях свидания с турком уже несколько стёрлись и маркиза не намерена была сердиться весь день. Тем более, что на её лице так явно выражались все самые потаённые тревоги. А потому старшая из сестёр де Мортемар разумно решила оставить тягостные раздумья на потом, чтобы не привлекать внимания Великой Армады. Странное чувство, что их беседа была далеко не закончена, не оставляло женщину, а следовательно, не стоило оставлять все насущные вопросы на "потом".
Над ухом как раз кто-то из дам слегка презрительно отозвался о перспективе прогуляться под дождём и заметила, что широкие поля шляпы Мадам защитят её от водной стихии, но вместо того чтобы приструнить кокетку, Габриэль сосредоточилась на Оре.
Но и в этот раз маркизе удача не сопутствовала, ибо рядом с девушкой она как-то умудрилась не заметить венгерского шевалье, уже ведшего беседу с маленькой фрейлиной. И судя по бровям Оры, предмет был если не деликатный, то личный.

- Похищать? - подала голос де Тианж, стараясь сгладить неловкость, и внимательно посмотрела на развеселившуюся де Креки. Ох, эта кокетка не отказалась бы от перспективы быть похищенной каким-нибудь дворянином, чтобы потом, слегка поломавшись, принять его предложение руки и титула.

- Милочка, неужели Вам не угодно идти к алтарю не силой и своими ногами?
- хохотнула маркиза. - Это, знаете ли приятнее, чем вить веревки из простыней и сбегать по тёмному лесу, если кавалер Вам не по вкусу! Если только.. - и тут фраза оборвалась на полуслове.

Черт, а что если это были не турки, но какие-то поклонники?! Когда же Франсуаза могла успеть так вскружить голову кому-то, что кавалер дерзнул похитить её? Или это было условленно с её приездом ко двору? Изменившись в лице, маркиза де Тианж нервно мотнула головой, отгоняя крамольную мысль о грехопадении сестры, но та казалась не менее соблазнительной и интригующей, чем похищение турками.

// Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 3 //

15

Отправлено: 14.06.16 00:34. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 4 //

- Ха! Я слышал, что у турок принято передавать жупаны и халаты с султанских плеч в качестве знаков особого благоволения. Но не у нас. Я помню только один случай, когда князь отдал свою волчью шубу. Дело было в горах, наши кони увязали в глубоком снегу по самое брюхо. Один из гайдуков был так болен, что едва держался в седле. Князь отдал ему свою шубу, чтобы тот согревался. А к вечеру мы прибыли на постоялый двор. Беднягу тогда из-за той шубы приняли за принца. Слава богу, он не успел промерзнуть до смерти, княжеская шуба спасла его тогда от лихорадки.

Что такое с этими девицами - то они ищут встреч и расспрашивают о князе с такой жадностью, словно каждая история о нем что сладчайший мед на вкус. То вдруг они робеют и отступают, не решаясь согласиться даже на невинную прогулку в парке на глазах у половины двора. И отчего? Ласлов с подозрением оглянулся по сторонам. Нет, мадам де Лафайет отставала от них на добрых десять шагов и вряд ли могла услышать их разговор. Тогда кто же? Его взгляд на секунду пересекся со взглядом мадам де Тианж, поравнявшейся с ними у дверей на лестницу. Неужели маркиза настолько невзлюбила князя, что отговаривала фрейлин от знакомства с ним? Эта мысль ненадолго задержалась в голове Ласлова. Отчасти, потому что он не любил думать плохо о людях загодя, а отчасти просто из-за веселого нрава, не допускавшего помех в любом начинании, особенно, если в нем был замешан князь Ракоши.

Под градом насмешливых вопросов со стороны Смугляночки, молодой человек не сразу нашелся, что ответить. Он только еще подкручивал кончик уса, собираясь ответить мадемуазель, что его друг граф Шерегий прославился своим умением заговаривать зубы еще задолго до того, как научился читать ноты в молитвеннике, а его уже атаковал целый град новых вопросов.

- Постойте, постойте! - с наигранным ужасом воскликнул Ласлов и рассмеялся над откровенным интересом присоединившейся к их беседе де Креки, - Неужели же вы думаете, сударыни, что христианский король способен допустить подобные бесчинства и поныне? Да еще при прадеде нашего князя похищения невест были запрещены под страхом вечного изгнания. А в случае магнатских дочек, так дело и вовсе могло окончиться плахой, а не алтарем. В шутке про похищение невест была доля правды, что есть то есть. Но эта традиция требует строгого соблюдения приличий.

- А кого это собрались похищать? –
встряла де Креки, вновь поравнявшаяся с ними. – Надеюсь, не меня? Правда, я не самая богатая невеста из присутствующих, да и в родне у меня одни военные, не то, что у некоторых.

Не успел Ласлов парировать шпильку несносной болтушки, какой показалась ему де Креки еще самого первого их знакомства, как в разговор вмешалась маркиза де Тианж. Он посмотрел в лицо молодой женщины. В ее словах был не столько упрек, сколько настоящая горечь, словно она сама пережила нечто подобное. Когда же маркиза умолкла, то Ласлов подумал было, что она и впрямь опасалась, как бы ушлые мадьяры не выкрали ее подопечных прямо из королевского дворца.

Кажется, из всех окружавших его дам, только сама Ора была склонна шутить, тогда как остальные слушали его, зачарованно раскрыв очаровательные рты, готовые завизжать от восторга или испуга при первой же возможности.

- Традиция требует, - Ласлов подмигнул де Монтале и лукаво улыбнулся, что ж, мадемуазаель было угодно пошутить, так и он не лыком шит, - Чтобы перед похищением рыцарь убил трех волков и устлал их шкурами пол в карете, в которой он повезет похищенную красавицу. Замок... да, непременно должен быть замок. С двенадцатью комнатами и высокой башней. И глубоким рвом вокруг стен. И да, в ночь похищения, рыцарь не должен ни в коем случае разговаривать, - Ласлов потер затылок, лихо заломив шляпу на левый бок, и добавил заговорщическим тоном, - Но самое важное, до похищения, рыцарь должен взять согласие суверена барышни, которую собирается украсть. Ну, например, у короля.

16

Отправлено: 14.06.16 23:06. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях герцогини Орлеанской. 4 //

Ах, если бы белокурая де Лавальер обладала хоть на толику смелости и вызывающего очарования своей подруги, из нее вышла бы первая красавица двора. Зачем и почему эта мысль появилась в его голове, Арман не сумел бы ответить и при последнем причастии, но что-то заставило его обернуться назад и еще раз посмотреть в сторону голубоглазой де Лавальер. Через секунду его взгляд встретил карие глаза де Монтале и, зло ухмыльнувшись, де Гиш отвернулся и прибавил шагу.

Догнать Его Высочество, стремившегося в выходу из дворца с быстротой оленя, за которым неслась свора гончих, было не так то просто. Для начала де Гишу пришлось протискиваться сквозь ряды фрейлин и придворных из свиты молодоженов, где каждый норовил вырваться вперед и тем самым оказаться в поле зрения Их Высочеств, если бы им вздумалось обернуться. Де Гишу было не впервой работать локтями в толпе придворных, ему были даже знакомы кое-какие далекие от галантности приемы, за применение которых его вряд ли осудили бы, ибо это означало бы признание потерпевшей стороны в ротозействе. Так что, пользуясь любой возможностью, Арман наступал на задники туфель - какая глупость одеть туфли для выхода в парк, а тем паче для верховой прогулки. Впрочем, далеко не все собирались проделать вояж дальше дворцового крыльца, усмехнулся он про себя, отмечая злой взгляд де Шале, явно ожидавшего, что Месье выберет его в свою свиту для королевской охоты.

- И да, граф! Передайте кузену Ференцу, что он также желанный гость в наших покоях, - голос Филиппа прозвучал особенно отчетливо, хоть и заглушался в общем хоре разговоров, смеха и топота десятков каблуков по мраморным ступенькам лестницы.

Де Гиш нервно подернул плечами, вспомнив жадные взоры, которые бросали дворяне князя Ракоши на фрейлин герцогини Орлеанской, а что если в то время как его свита всего навсего интересуется маленькими провинциалками-бесприданницами, сам князь метит куда выше? Толкнув шедшего прямо перед ним кузена маркиза де Шале, граф прибавил шаг и оказался почти вровень с Филиппом и Генриеттой, так что мог расслышать последние реплики Его Высочества, которые тот произнес гораздо тише, словно не желая быть подслушанным.

- Гиш! Гиш, подойдите сюда, -
позвал принц и Арман тут же возблагодарил господа за то, что успел как раз во-время.

- Я здесь, Ваше Высочество, всегда к Вашим услугам, - произнес он с обычным своим пренебрежительным безразличием, словно и не протискивался через толпу и не толкался изо всех сил, чтобы прорваться поближе к герцогу.

- Почему я ничего не знаю о скандальных допросах фрейлин из свиты Мадам?

Но, черт возьми, кто успел рассказать герцогу о допросах фрейлин? Или это касалось какого-то другого дела? О чем еще мог разнюхивать Ла Рейни, кроме попытки похищения Франсуазы де Тонне-Шарант?

- Вероятно, это потому, что месье де Ла Рейни пытался вести себя осмотрительно и осторожно, - для уклончивых ответов де Гишу требовалось хотя бы узнать, о чем именно префект расспрашивал девушек, но как? Он повернул голову и заметил лицо де Тонне-Шарант, шедшей слева от Генриетты. Пытаясь уловить взгляд девушки, де Гиш едва не споткнулся на скользкой ступеньке.

- Ч... подери, -
пробормотал он, густо покраснев, - А что могло послужить причиной этих расспросов? - забросил он пробный камешек, надеясь на то, что Филипп по своему обыкновению повторит вопрос во всеуслышание и кто-нибудь непременно отзовется.

17

Отправлено: 16.06.16 23:28. Заголовок: Отлично, теперь Фили..

Отлично, теперь Филиппу будет не до ревности: более чем реальное посягательство жалкого канцелярского червя на его статус принца крови и второго человека в королевстве мгновенно перевесило выдуманные позывы ревности.

Минетт уже готова была потирать руки от удовольствия (чисто фигурально, само собой, поскольку ее правая рука изящно покоилась на широком манжете охотничьего костюма Месье), но тут ее драгоценнейший супруг, как назло, не нашел ничего лучше, чем втянуть в их разговор – и кого, спрашивается? – можно было не гадать.

Голос де Гиша прозвучал так близко за ее спиной, что принцесса чуть не споткнулась на лестнице. Кто бы мог подумать, что парадная лестница Фонтенбло может быть такой скользкой.

Стоп. А почему, собственно, парадная? Разве охотники должны были собраться у знаменитой подковы, двумя крылами спускающейся во Двор Белой лошади?

- Филипп! – она тихонько сжала руку мужа, с трудом нащупав ее в плотной пене кружев. Great goodness, кружева на охоте! Только французы способны на такое глупое щегольство. – Филипп!

Но нет, Месье уже всецело погрузился в сетования на предательскую натуру Ла Рейни, которому он сам только что доверил… что?

-Ф-филипп, - ресницы затрепетали сами собой. Нет, это была шутка, безусловно, это была шутка, но отчего же тогда начали подгибаться колени? – Что значит, едва не отравили?

Хорошо, что ей хватило самообладания произнести это шепотом, так, чтобы голос ее коснулся только уха супруга, потонув в общем жизнерадостном гомоне их молодой свиты.

- Ах, Господи, забудьте про моих фрейлин, Ваше Высочество. Эти допросы, они пустяк, ерунда, какие-то мелкие кражи драгоценностей, если я правильно поняла. Но вы ведь пошутили, Филипп? Ведь правда, пошутили?

Генриетта остановилась посреди последней лестничной площадке так резко, что дышавший ей прямо в шею Гиш едва не сбил молодоженов с ног. Глядя Месье в глаза и стиснув его пальцы обеими руками, она снова повторила, тихо и настойчиво.

- Скажите, что вы пошутили. Прямо сейчас, умоляю вас, Филипп. Не заставляйте меня изнемогать от беспокойства.

18

Отправлено: 18.06.16 12:13. Заголовок: Тихое пожатие руки н..

Тихое пожатие руки не сразу отвлекло Филиппа от нового приступа раздражения. Он обернулся через плечо и, о, Матерь Божия, если бы де Гиш не оказался прямо позади Генриетты, ничто и никто не удержал бы Его Высочество от гневной бури. Во-время оказавшийся под рукой, а точнее, под взглядом Месье де Гиш нашелся с ответом весьма удобным и обтекаемым, но зародившуюся в душе принца бурю было не так то легко утихомирить. Филипп сверкнул глазами в ответ фавориту и резко отвернулся. Сквозь зубы он прошептал очередное нелицеприятное проклятие в адрес пронырливого префекта и тогда только ощутил прикосновение руки Генриетты и то, с какой настойчивостью она стискивала его пальцы.

- Ах да, душа моя, - машинально ответил он на взволнованный шепот супруги и тогда только осознал, что выпалил в сердцах то, о чем ему совершенно не хотелось делиться ни с кем, тем более не с Ариэтт!

Покраснев под слоем пудры и румян так, что цвет его лица из нежно кремового превратился едва ли не в кирпичный, Филипп опустил голову и сосредоточился на подсчете ступенек, по которым они продолжали спускаться под напором наплывавшей из галереи толпы придворной молодежи, следовавшей за ними.

- Я не пошутил, Анриэтт, - ответил наконец Филипп, говоря так тихо, что его едва можно было услышать, - Кто-то подсыпал в мое питье рвотное и еще какую-то гадость. Как видно, для того, чтобы заставить меня пропустить королевскую охоту и провести весь день в постели, - тут он покраснел еще гуще, хоть это и казалось уже невозможным. Одна только мысль о том, где и как именно он провел бы это утро и полдень, не спохватись он во-время, заставила его почувствовать неприятный жар в затылке от стыда и унижения.

- Это скандально, - прошептал он и наконец заставил себя посмотреть в глаза супруги, - Кто-то подстроил эту гадость, чтобы унизить меня. Я вызвал Ла Рейни, чтобы он отыскал виновника. И, уж поверьте, я разберусь с ним. Кто бы то ни был!

Стиснув зубы, Филипп силился улыбнуться, но из этой попытки получилась только угрожающая гримаска вроде тех, что корчат плохие провинциальные актеришки, за всю свою жизнь запомнившие лишь семь Непреложных Правил Мимики Истинной Трагедии. Под взглядом чистых и красивых глаз Генриетты трудно было злиться и тем более продолжать подозревать хоть малейший подвох с ее стороны. Не прошло и секунды, как герцог отбросил малейшие сомнения относительно супруги. Догадалась ли она, какие именно мысли пронеслись в голове супруга за те несколько мгновений, его это уже не беспокоило.

- Не странно ли это, - проговорил он вдруг, увлекшись уже другим вопросом, - У Ваших фрейлин крадут драгоценности, а в мои покои подбрасывают шкатулки. Де Гиш! - снова позвал он вездесущего любимца, - Де Гиш, а что, кстати, было в той шкатулке? Господин префект так и унес ее, не открывая?

19

Отправлено: 18.06.16 13:51. Заголовок: Взволнованное переше..

Взволнованное перешептывание Филиппа с Ее Высочеством издалека могло показаться романтичным воркованием влюбленных в друг друга без памяти молодоженов. Однако, для де Гиша, шедшего всего в шаге за спиной принцессы, все звучало совершенно иначе. Голос Генриетты был обеспокоен, если не сказать хуже, она испугалась чего-то, что только что сказал ей герцог. Но что?

Сколько де Гиш не пытался напрячь свой слух, пытаясь отмести в сторону все посторонние разговоры и шумы, но до него долетали лишь обрывки сказанных шепотом слов. Из всего этого можно было лишь догадаться, что Филипп ненароком проговорился о своем злоключении с отравленным вином. Или прокисшим, подумал вдруг де Гиш со свойственным ему цинизмом. Конечно же, вслух он это не сказал бы, только шепотом, который обыкновенно позволял себе сквозь кислую ухмылочку. И кто бы мог подумать, что даже эту тихую ремарку услышит шедшая рядом с герцогиней де Тонне-Шарант.

- Фи, месье. А я было согласилась думать о Вас, как о человеке способном хоть на толику сочувствия, - обронила Франсуаза как бы невзначай, давая понять, что прекрасно поняла, о чем шла речь.

- Из-за моего сочувствия бедам Месье я вынужден ехать на охоту в его поношенном костюме, - огрызнулся де Гиш, но последующие его оправдания были прерваны требовательным окликом герцога.

- Де Гиш, а что, кстати, было в той шкатулке? Господин префект так и унес ее, не открывая? - его звали, к нему обращались с вопросами, не это ли признак явного триумфа? Но, отчего же это растущее в его душе недовольство и внезапная апатия? Де Гиш пересилил свою привычку не скрывать истинное настроение при герцоге, послушно кивнул и изобразил вежливую улыбку, выказывая заинтересованность в предмете разговора:

- Господин Ла Рейни так торопился приступить к расследованию, что уволил нас от своего присутствия еще до того, как успел открыть шкатулку, - прежним насмешливым тоном заговорил фаворит, стараясь показать, что был к услугам не только герцога, но и его супруги, - Никогда не видел этого человека настолько озадаченным, - добавил он как бы между прочим и чуть громче, - Вашему Высочеству было бы забавно понаблюдать за тем, как он пыхтел, словно пришибленный выдвинутыми к нему вопросами.

То ли из скромности, то ли по забывчивости Арман совершенно позабыл про то, что сам едва не оказался в числе подозреваемых не в чем-нибудь, а в убийстве неизвестного турка. Хотя, настолько ли неизвестного? Он не видел его лица в темноте лестничной ниши, но не мог ли это быть один из тех мерзавцев, которые попытались похитить Франсуазу де Тонне-Шарант?

20

Отправлено: 19.06.16 01:12. Заголовок: Что-то в словах де К..

Что-то в словах де Креки царапнуло Ору. Может быть, тон, в котором девушке послышались снисходительные нотки? Или то, как нахально Креки вмешалась в чужой разговор? Так или иначе, Монтале завела разговор о похищениях совсем даже не потому, что мечтала о том, чтобы ее умчали невесть куда с сомнительными намерениями. Отнюдь.

- Мадам де Тианж права, к алтарю куда лучше идти под руку с отцом или старшим братом, будучи уверенной, что тебя венчает настоящий монах, а не мошенник, напяливший рясу, чтобы охмурить доверчивую невесту, - фыркнула она.

- И тебе не скучно быть такой практичной? – Креки картинно закатила глаза. – А вдруг твоему отцу придется не по вкусу избранник твоего сердца, и он откажет ему? Хотя о чем это я, в самом деле?

На этот раз и тон, и намек были слишком прозрачны, чтобы пропустить их мимо ушей, поэтому Ора широко улыбнулась.

- Ты угадала, моему отцу и в голову не придет отказать тому, кто решит за меня посвататься. Лишь бы желающий сыскался. А вот тебе и впрямь не позавидуешь, Арлетт. Хотя лично я бы положилась на родителей: они лучше знают, как уберечь дочерей от прельстительных охотников за приданным.

И не удержалась от капельки яда:

- Вообще, богатых наследниц можно лишь пожалеть, ведь в отличие от нас, бесприданниц, они никогда не могут быть уверены в том, что их берут замуж из любви, а не по чистому расчету. Не правда ли, мадам?

Ой, наверное, ей не следовало обращаться за поддержкой к маркизе: вдруг на той тоже женились ради ее денег? Но слово не воробей. Хорошо, что Ласлов в этот момент начал отчаянно сочинять что-то совсем уж невообразимое про дикие трансильванские традиции, и в стайке девушек послышались ахи и охи, не то испуганные, не то восторженные:

- Три волчьих шкуры? Какой кошмар!

- А если комнат тринадцать? Нет, это же несчастливое число! А десять?

- А если государь не согласится?

- А по-моему, в первую очередь следует все таки спрашивать дозволения у родителей. А затем у девушки, - твердо заявила Ора и осуждающе глянула на шевалье: ну как можно было быть таким несерьезным. – Но главное, ни в коем случае не пробовать такой номер здесь, во Франции. Представляю себе лицо Его Величества, если один из ваших товарищей вдруг надумает украсть себе французскую невесту и пойдет спрашивать разрешения у ее суверена. Прямая дорога если не на Гревскую площадь, то до границ королевства ему будет дарована сразу же.

- Но как же три волчьих шкуры! – воскликнула, как ни странно, не Креки, а Габриэль д’Артуа.

- По-твоему, этого достаточно, чтобы согласиться на похищение? – засмеялась Монтале и чуть не споткнулась: Месье и Мадам остановились, а вслед за ними застопорился и шумный хвост придворных, так быстро, что Ора едва успела вскинуть руки и упереться в спину Тонне-Шарант.

- Похищение? – Франсуаза повернулась так резко и с таким странным выражением лица, что Монтале невольно попятилась в попытке подняться на ступеньку выше, хотя та и была уже кем-то занята. – Как можно всерьез говорить о таких глупостях, не понимаю. Подобное насилие должно быть отвратительно всякой женщине. А вам, милостивый государь, не следовало бы выставлять свою страну в неприглядном виде, рассказывая о столь варварских обычаях, подобающих разве что…

Не договорив, Тонне-Шарант отвернулась и подалась вперед, видимо, чтобы расслышать что-то, что говорила Мадам.

Прикусив язычок, Ора бросила на Ласлова виноватый взгляд, словно хотела сказать, что вовсе даже не считает мадьяр варварами, и вообще, все это только шутки, и всякий здравомыслящий человек, даже женщина, должен бы это понимать.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Парадная лестница