Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4


Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4

Сообщений 21 страница 37 из 37

1

Утро 04.04.1661

    https://a.radikal.ru/a34/1902/d2/9c9633848ecf.png

21

Отправлено: 30.04.16 19:17. Заголовок: С каких это пор изве..

С каких это пор известия о чрезвычайных происшествиях стали вызывать такое беспокойство в душе маркиза? Людовик смотрел на Виллеруа со смешанным удивлением и интересом, ожидая, что тот хоть как-нибудь выдаст себя. И надо же было месье Бонтану явиться как раз тогда! А ведь маркиз мог с легкостью открыть свою сердечную тайну королю, стоило лишь чуть построже спросить, из-за кого он так перепугался.

- А, Бонтан. Все уже готово? - Людовику не пришлось скрывать свое разочарование, так как новости, принесенные первым камердинером, оказались весьма тревожного толка.

- Бедный господин де Лионн, -
пробормотал король, сбрасывая с себя легкий утренний камзол и готовясь переодеть рубашку, - Вот уж кому не позавидуешь в этой ситуации - графу придется отчитываться перед этим послом Фераджи и при том вести переговоры относительно протокола Торжественного Приема Верительных Грамот. Как бы наши восточные гости не пожелали воспользоваться этой скорбной ситуацией, чтобы хорошенько нажать на моих министров во время переговоров.

Понурый вид Франсуа так контрастировал с только что полученным им назначением на лейтенантский чин, что Людовик почувствовал укол совести в глубине души - дело было куда серьезнее, нежели простое любопытство. Неужели маркиза и в самом деле волновало чье-то благополучие больше, чем собственное? Когда это он успел?

- Маркиз, я полагаю, что Вам не следует чрезмерно волноваться из-за этого происшествия. А вот о чем я бы действительно беспокоился на Вашем месте, так это о наличии подходящей перевязи для Вашей лейтенантской шпаги. Сдается мне, что та, которой Вы так безрассудно пожертвовали во время Ваших злоключений в павильоне Гонди, годна теперь разве что для почтительного любования время от времени. Можете повесить ее где-нибудь в особняке в Париже, а? Ну ну, маркиз, что это Вы приуныли, будто я сообщил Вам о немедленной высылке в приграничный гарнизон? Это ведь не связано с моим вопросом про Ваш экзамен в Академии? Как выпускнику наваррского коллежа Вам вряд ли придется повторять этот путь снова. Разве что, Вашему командующему вздумается... но, раз уж эта рота является отдельным гвардейским подразделением, то и подчиняется она только, -
Людовик не мог отказать себе в маленькой паузе, чтобы окончательно отвлечь мысли своего юного друга от неведомых ему волнений, - Только мне. Или передать ее нашему Брату Месье? - в глазах короля блеснула улыбка удовлетворения, наконец-то ему удалось расшевелить маркиза хоть на какой-нибудь ответ, - Ну, полно, полно, я всего навсего шучу. Протестуйте, друг мой, возражайте и требуйте. Что угодно. Только не храните на лице эту отрешенную мину. Иначе я всерьез перепугаюсь за Вас. Уж не влюбились ли Вы?

Людовик рассмеялся и позволил Бонтану натянуть на себя свежую рубашку с вышитыми кружевом воротником и манжетами. Слова просто сорвались с его языка, выдав скорее интуитивную догадку, нежели мысль, действительно занимавшую его. Он не стал говорить маркизу о том, что в отличие от него самого, его дядюшка, а еще больше батюшка имели все основания для волнений. Ведь они по самые уши погрязли в долгах, расписки о которых лежали взаперти в том самом ящике секретера, ключ от которого теперь хранился у маркиза на цепочке с крестиком. Нет, если маркиза и должно было что-то волновать, то вряд ли это касалось дел его почтенного семейства. И именно этот факт принес облегчение Людовику и потому он смеялся и шутил над другом с той беззаботностью.

22

Отправлено: 07.05.16 00:07. Заголовок: Если бы Франсуа запе..

Если бы Франсуа запекли на углях под палящими лучами июльского полуденного солнца, а потом сразу же бросили на лед в одном из старых погребов в парке Фонтенбло, то и тогда он не почувствовал бы такого волнения в груди от резкого перехода от жара к леденящему кровь ужасу. Доклад Бонтана был жестким и лаконичным, в нем не прозвучало ни слова о покоях Мадам и Месье, которые находились как раз над королевскими и всего лишь в нескольких шагах от той самой лестницы. А ведь Франсуа хотел услышать именно то, что беда никоим образом не коснулась милой его сердцу мадемуазель де Монтале. Он в отчаянии заломил руки, готовый упасть на колени перед королем, на этот раз с просьбой позволить ему лично убедиться в том, что никакая беда не грозила.

- Что? -
он даже не расслышал вопрос, заданный ему, и только по улыбающемуся лицу короля понял, что Его Величество изволил шутить с ним, - О, Сир, я готов верой и правдой служить Вам. Но, отчего же мне следует протестовать?

Он потер лоб, как обычно делал, когда его занимал какой-нибудь неразрешимый вопрос и тут же сообразил, что ему только что предложили перейти под командование Месье. В голубых глазах юного маркиза вспыхнул огонек протеста, он вскинул кудрями и взмахнул руками так резко, что шляпа, зажатая под мышкой, едва не оказалась на полу.

- О нет, я... - смех Людовика и лукавая улыбка на лице месье Бонтана разоблачили шутку, так что, Виллеруа вздохнул с облегчением и улыбнулся наконец, - Я, - а что же он мог рассказать королю о том, что на самом деле занимало его мысли, да он и сам не знал, не спрашивал себя и не задумывался о том, что на самом деле побуждало его нестись сломя голову в сторону покоев Мадам при первом же известии о возможной угрозе, - Да я, собственно, - его щеки предательски полыхали под насмешливым взглядом короля, сумевшего прочитать в его сердце то, в чем он еще не решился признаться ни одной душе, ну, только окольно и совершенно секретно графине де Суассон. Но даже тогда, в старом версальском саду, его признание в нежном интересе к одной юной особе было настолько туманным, что он и сам не был еще уверен.

- Сир, - прошептал Франсуа и сам вдруг улыбнулся, почувствовав невероятное облегчение от того, что раскрыл самому себе самый страшный секрет в своей жизни, - Да. Это так.

На большее он не решился, но не потому, что не был до конца уверен в силе своих чувств в отношении мадемуазель де Монтале, а из уверенности в том, что прежде, чем объявить ее Дамой Сердца, ему, как настоящему рыцарю, следовало попросить ее разрешение на то.

- И я намерен попросить у этой особы разрешение ухаживать за ней и носить ее цвета, - на полном серьезе заявил новоиспеченный лейтенант роты гвардейцев Его Величества, - Если Вы позволите, Сир, я хочу сообщить ей о своем назначении первой. Могу ли я просить Вас о такой милости, не говорить пока о моем назначении никому? И даже моему отцу? Я расскажу ей обо всем на охоте, - добавил он, нисколько не сомневаясь в том, что Ора и Луиза непременно будут сопровождать Ее Высочество во время охоты, но подумав с секунду добавил, - Или прямо сейчас же. Ведь я успею до сбора охотников, Сир?

// Дворец Фонтенбло. Парадная лестница //

23

Отправлено: 07.05.16 23:22. Заголовок: Бессвязное смущенное..

Бессвязное смущенное бормотание Виллеруа вызвало новый приступ смеха у Людовика. Он позволил Бонтану пройтись по плечам и спине специальной щеткой из плотной замши, чтобы смахнуть пылинки и разгладить камзол и придать еще больший блеск атласной ткани темно голубого цвета. Поймав понимающий взгляд камердинера, Людовик кивнул ему. Он был доволен тем, что мысли и чувства его друга были озабочены ни чем иным, как первым романтическим чувством к юной особе, возможно, одной из тех дебютанток со свежими румяными щечками, все еще взиравшими на королевский двор широко распахнутыми от удивления глазами. О, должно быть это была та златокудрая блондинка, которая сопровождала Генриетту, когда Ее Высочеству пришлось срочно отбыть с охоты на репетицию.

- И как же ее имя, друг мой? - поинтересовался король, расправляя волны кружевных манжет поверх широких отложных рукавов, строгого камзола военного кроя, еще только входившего в моду при дворе, - Вы же не намерены скрывать от меня имя этой самой Особы, Виллеруа? - с шутливым вызовом в тоне спросил он.

Его забавляло волнение маркиза и то, с каким трепетом он говорил казалось бы банальные и пафосные до оскомины на зубах фразы. Искренность и наивность сквозили в каждом его слове и невозможно было заподозрить юного лейтенанта во лжи или намерении разыграть комедию.

- Но, постойте, Франсуа, подождите рвать удила, как боевой конь перед сражением, - осадил король молодого человека и жестом указал на секретер, на крышке которого лежал все еще неподписанный им приказ о назначении, - Без Государственной Печати и моей подписи это всего лишь лист пергамента. Не более того. Эдак и сообщать ни о чем не придется. Я ценю Вас за Вашу безоговорочную веру в мое слово, Франсуа, но не будьте столь уж доверчивы. Прежде всего добудьте мне печать. Она у господина Государственного Канцлера, а он, как я заметил, не явился на заседание Королевского Совета. Отыщите его. У Вас как раз есть время до выезда, как Вы правильно соизволили заметить. Мне нужна эта печать, маркиз, - чуть более строго повторил Людовик, одевая на себя муаровую перевязь со шпагой, - Добудьте ее для меня, господин лейтенант. Но, только так, чтобы об этом знали только я, господин канцлер и, - тут он бросил взгляд в сторону Бонтана, - И месье Бонтан. А новость о Вашем назначении я все-таки хочу объявить сам. Поверьте, это произведет куда большее впечатление. Впрочем, я могу пообещать Вам, что дождусь Вашего сигнала. В обмен Вы представите мне эту особу, ради которой Вы готовы пожертвовать мгновениями славы.

Невозможно было отказать себе в удовольствии пощекотать нервы юного Виллеруа, так ярко красневшего всякий раз при упоминании таинственной незнакомки, укравшей покой его пылкого сердца. Людовик усмехнулся и посмотрел на свое отражение в зеркале. А как выглядел он сам, когда мысли его были полны сладчайшего предвкушения нового побега с возлюбленной? Нет, кажется, юношеский румянец не проступал на его щеках, но в глазах читалось такое же нетерпение. И нет, он вовсе не хотел скрывать этот блеск во взгляде, жадность, с которой взирал всякий раз на Олимпию. Да и возможно ли погасить этот взгляд? Шальная мысль о том, что могло бы остудить его пыл - ее холодность, пренебрежение его любовью, одно только представление о том, что это могло произойти, холодным лезвием полоснуло его грудь изнутри. Она выбрала любовь к нему, не взирая на все мимолетные интрижки, с помощью которых он пытался заглушить горечь и боль. Горечь разлуки и боль от осознания собственного бессилия перед доводами о благе Франции. Какими неоспоримыми казались они ему тогда. Как мало он верил им теперь, когда время оказалось невозвратным, а совершенное необратимым. Она выбрала его. Губы Людовика дрогнули, шепотом повторив эти слова на итальянском, обращая их только к самому себе, отражавшемуся в высоком напольном зеркале.

- Но, что же мы, - вдруг спохватился он и взял у Бонтана перчатки из плотной кожи, - Пора. В свете новых событий мне еще предстоит потревожить это осиное гнездо, а Вам нужно отыскать большую печать. Нам пора, дорогой маркиз. Пусть приказ пока останется здесь, - он положил папку из черного сафьяна поверх секретера, - Если успеете обернуться с печатью до моего выхода, то я подпишу его еще до охоты. Спешите же, маркиз! Торопитесь!

// Дворец Фонтенбло. Кабинет Его Величества. 4 //

24

Отправлено: 09.05.16 23:45. Заголовок: Услыхав краем уха о ..

Услыхав краем уха о пожалованном маркизу патенте на лейтенантский чин, Бонтан довольно заухмылялся. Его руки действовали точно и четко, как всегда, но теперь движениях чувствовался ритм, как будто камердинер Его Величества был занят не чисткой камзола на королевских плечах, а дирижировал невидимым оркестром, игравшим триумфальный марш. Бонтан и не скрывал гордость за молодого героя, вместе с которым ему довелось хлебнуть приключений на свою спину.

Намек Его Величества на возможные романтические отношения молодого Виллеруа заставил Бонтана загадочно хмыкнуть. Он тут же опустил голову, пряча улыбку за королевской спиной, и сделал вид, что сосредоточен на подвязывании узелков новомодного банта на правом рукаве камзола. Ну конечно же, для Бонтана не было новостью, что маркиз был по самые ушки увлечен фрейлиной из свиты Мадам, но раскрывать чужие секреты было не в его правилах. Так что, он только строже сдвинул густые брови, придирчиво оглядывая творение лучших портных Парижа, безупречно сидевшее на Людовике, выгодно подчеркивая его изящную фигуру.

- Вы готовы, Сир, - наконец выдал свой вердикт Бонтан и посмотрел на дверь гардеробной, которая приоткрылась с тихим скрипом, пропуская руку лакея, протянувшего шляпу из голубого фетра с пышным плюмажем из шести темно синих и белых перьев, перехваченным голубой лентой, украшенной брошью с огромным голубым топазом.

- А вот и новая шляпа, -
он довольно кивнул гардеробмейстеру и взял из его рук шляпу, - Я специально послал за этой шляпой. Она не совсем обычная, Сир, - Бонтан перевернул шляпу и указал на обшивку по внутренней стороне, - Здесь можно прятать записки или монеты... буде Вам понадобится взять с собой пару монет. А то Вы изволили ворчать, Сир, что у Вас никогда не бывает при себе денег для личных прогулок. Ну, оно то конечно же, к чему Вам мелочь какая-нибудь. Но, мало ли, - смахнув пылинки с полей шляпы, Бонтан покосился на озадаченного Виллеруа и как бы между прочим проговорил чуть слышно, - А комнаты господина канцлера, кстати, находятся прямо насупротив входа в приемную герцога Орлеанского, по другую сторону галереи. Только я бы добирался туда через Королевскую лестницу, месье маркиз, - он красноречиво скосил взгляд в сторону выхода в коридор для прислуги, - Другие лестницы, скорее всего, перекрыты.

25

Отправлено: 26.05.16 00:58. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Кабинет Его Величества. 4 //

- Удалец! А, каков! Только получил приказ, а уж был таков, -
донеслось до его ушей, но мало ли что там надумали себе эти старики, лейтенант гвардии Его Величества не слышал ни их снисходительных насмешек, ни шороха гравия на одной из садовых дорожек под ногами случайного посетителя королевской оранжереи. Быть может, будь он менее сосредоточен на поиске самых красивых роз, то наверняка заметил бы тень, притаившуюся возле выступавшей из стены колонны между окнами королевского кабинета.

- Господин Бонтан! Господин Бонтан! Ваш приказ о назначении! - выкрикнул Франсуа, входя в опочивальню Его Величества.

В комнате было тихо и пусто. Обеспокоенный отсутствием королевского камердинера, маркиз огляделся и с сомнением посмотрел на красовавшиеся в его руках цветы - две огромные полностью распустившиеся розы. Одна винно-бордового цвета в тон той самой, которую он два дня назад дарил уже мадемуазель де Монтале, другая алая с бархатными лепестками и золотой сердцевиной для графини де Суассон.

- О, месье, я уже испугался, что мне придется искать выход самому! - со вздохом облегчения воскликнул Виллеруа, когда дверь гардеробной открылась с протяжным скрипом и на пороге показался камердинер Его Величества.

- Вот Ваш патент на должность управляющего замками и владениями... и все что полагается, -
торжественно заявил новоиспеченный лейтенант, но на радостях вместо королевского приказа протянул Бонтану две розы, изрядно уже исколовшие защищенную лишь тонкой перчаткой ладонь, - Ой... это не Вам, месье. Это для... - покраснев, Франсуа захлебнулся и отчаянно закашлялся, едва не выдав себя, - Это для графини де Суассон. По приказу короля. Проводите меня, пожалуйста к покоям Ее Светлости.

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты графини Олимпии де Суассон. 3 //

26

Отправлено: 27.05.16 22:31. Заголовок: - Ни минуты покоя, -..

- Ни минуты покоя, - тихо проворчал Бонтан, услыхав знакомый тенорок, доносившийся из королевской опочивальни.

Он успел застать маркиза у самых дверей в оранжерею, но, прежде чем обрадоваться, что юный ветрогон не отправился в королевский розарий, Бонтан успел заметить две свежесрезанные розы в его руках.

- Что Вы намерены делать с этими несчастными цветами, маркиз? Бог мой, Вы что же, срезали их с кустов?

Вместо ответа маркиз вручил камердинеру свернутый в трубочку пергамент с королевским приказом. Бонтан незамедлительно развернул приказ и в удивлении отступил назад. Сердце верного камердинера забилось так часто, что он пошарил рукой в поисках стакана с водой, который, он точно помнил, все еще стоял на столике перед королевской постелью.

- Неужели уже? - проговорил он, глотая воду и при этом не чувствуя ее вкуса, - Это же приказ на мое имя? - вопрошал он, внимательно вчитываясь в ровные строчки написанные красивым почерком с многочисленными завитками и виньетками, - Да... да, так и есть, Александр Бонтан, так, - его кустистые брови вздымались все выше, меж тем как глаза опускались к нижним строчкам приказа, - Хранитель земель и владений... замков... и прочая и прочая... - судорожно сглотнув он дочитал последние строки почти шепотом, - Людовик... милостью божьей король... и прочая.

Виллеруа спросил его о чем-то, но Бонтан, не сразу расслышал, в чем именно состояла его просьба.

- Проводить Вас? Ах да, месье. Так эти цветы для графини? - он посмотрел на две совершенно не похожих друг на друга розы в руках маркиза уже чуть более добрым взглядом, - Приказ короля? Понимаю. Да. Понимаю. Тогда, следуйте за мной, маркиз.

Он отошел к старинному гобелену, украшавшему стену позади постельного полога и строго посмотрел в лицо маркиза.

- Я провожу Вас по кратчайшему пути, маркиз. Но, помните, ни одна душа... ни ни, - предупредил он, сворачивая пергамент в трубочку, - Идемте. Осторожнее только, не поскользнитесь. И не прижимайте Вы так эти несчастные цветы. Исколете себе все руки, да еще и цветы погубите. Нежнее надо. Держите под лепестками и так, чтобы головки покоились на ладони. Право слово, лучше бы Его Величество поручил это мне.

Продолжая уже обычные свои ворчания, месье Бонтан пропустил маркиза в темный коридор, скрытый за дверью, которая была замаскирована под гобеленом, и зажег свечу.

- Здесь темно. Так что, следуйте за мной. И бога ради, никуда не сворачивайте.

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты графини Олимпии де Суассон. 3 //

27

Отправлено: 08.06.16 22:48. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Кабинет Его Величества. 4 //

После того, как каждый из присутствовавших в кабинете дворян выразил личные поздравления герцогу де Невилю по случаю получения его сыном патента на звание лейтенанта гвардейской роты и бурные обсуждения новости утихли, Людовик вновь завладел общим вниманием. Он потребовал отчет о продвижении нововведений в налоговых ставках, решив, что из всех вопросов на повестке Королевского Совета этот был наименее важным и в случае появления Олимпии в Приемной он сможет тот час же прервать докладчика.

Скучный перечень налоговых обязательств, назначаемых ежегодно для каждой из провинций в отдельности, заставил короля пожалеть о своем выборе. Он едва сдерживал одолевшую его зевоту и то и дело поглядывал на часы, украшавшие каминную полку. Внезапно тишину нарушил скрип петель осторожно отворяемой двери личных покоев. Людовик, сидевший за столом, уныло подпирая щеку ладонью, повернул голову и увидел взволнованное лицо Бонтана. Тот многозначительно приподнял и тут же насупил свои кустистые брови, как будто призывая короля.

- Я прошу прощения, господа. Продолжайте, месье, - он сделал знак де Невилю продолжать доклад, а сам быстро вышел из кабинета, тут же захлопнув за собой дверь.

- Что такое, Бонтан? На Вас лица нет! Что с моим посланием к графине? Она приняла его? Вы проводили Виллеруа, как я просил? - спросил он камердинера, не дав ему и слова вставить прежде чем не прозвучали все вопросы, действительно занимавшие королевские мысли во время заседания совета.

Дверь за его спиной тихо приотворилась, подтолкнув короля в плечо.

- Что еще? - нетерпеливо спросил Людовик, бросив быстрый взгляд в его сторону, - Месье секретарь, я сам решу, когда мне важно, а когда нет, вернуться к господам министрам.

- Сир... там маркиз де Виллеруа. Он требует немедленной аудиенции, - прошептал сдавленным голосом Туссен Роз, не смея поднять глаза под гневным взором Людовика.

- Месье лейтенант может подождать, -
оборвал его король и развернулся спиной к двери, тем самым давая понять, что вопрос был исчерпан, - Бонтан, да не тяните же. Рассказывайте, что произошло?

- Сир... я не смею настаивать, - снова заговорил секретарь, так и не сдвинувшись с места, - Но маркиз требует аудиенции. Насколько я могу судить, дело крайней важности.

- Что? - на этот раз Людовик повернулся к нему всем корпусом, - Что такое желает сообщить мне маркиз? Это... - его глаза потемнели, вперив в Туссена Роза такой испепеляющий взгляд, что тот съежился и растерял остатки уверенности, - Пусть он войдет.

Мысли роились в его голове, одна отчаяннее другой - Она отказалась прийти к нему и вовсе решила не ехать на охоту? А может быть королеве вздумалось обременить свою гофмейстерину каким-нибудь немедленным поручением, требующим ее присутствия? Разве Мария-Терезия уже узнала о затеянной ими охотничьей прогулке? Медленно тянулись секунды, целая минута ожидания, пока Бонтан что-то говорил ему голосом настолько далеким, словно их разделяли не пять шагов, а все пять миль.

- Что Вы сказали, Бонтан? -
спросил Людовик, вздрогнув, когда дверь захлопнулась за спиной секретаря, рассеяв его мысли, - Простите, я совершенно отвлекся. Что же с моим поручением к графине де Суассон?

28

Отправлено: 09.06.16 00:42. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Лужайка перед дворцом и потайной ход. //

Если бы кто-то спросил Бонтана, когда ему доводилось отвлекать короля от государственных дел по какому-нибудь срочному делу, так он и не вспомнил бы подобного случая. Да нет же, все было не так в новом сезоне - и состав лакеев в его подчинении был изменен до того, что ему потребовалась целая неделя, прежде чем он запомнил все новые лица и имена. И обязанности каждого были перевернуты с ног на голову, а тут еще ему вменили в обязанность поддерживать порядок во всех королевских резиденциях. Оно конечно же, должность почетная и важная, да и доход от нее солидный, не всякому барону его земли и титул принесут такую солидную ежегодную пенсию, как та, которую король назначил новому Смотрителю дворцов и королевских угодий. Но ведь и обязанностей вместе с тем была тьма. И об этом Бонтан еще не успел даже задуматься. Происшествие, в которое угодил маркиз де Виллеруа отвлекло камердинера от собственной судьбы. Да и неудачный визит к графине де Суассон мог стать началом конца столь славно начавшейся карьеры. Так что, у господина главного камердинера были все причины для того, чтобы просить срочного внимания Его Величества.

- Сир, я прошу прощения, -
начал было Александр, приглушая голос, чтобы его не могли услышать из кабинета, - Дело чрезвычайной важности.

Он тут же понял, что ошибся в выборе тона, так как Людовик вовсе не слышал и не слушал его, забрасывая его вопросами, но исправляться было некогда. Судя по переполоху, произведенному в кабинете, Виллеруа уже явился туда, требуя немедленно впустить его к королю.

- Ваше Величество, прикажите маркизу явиться немедленно. Его стоит выслушать, - чуть повысив голос, чтобы быть услышанным, сказал Бонтан и, насупив брови, посмотрел на Туссен Роза, который, как ему казалось, проявлял слишком опасную медлительность.

- Я хотел доложить о двух инцидентах, Сир, -
продолжал Бонтан, когда секретарь вышел из комнаты, оставив их с Людовиком одних, - Во-первых, Ее Светлость с радостью приняла Ваше приглашение, - он лукавил, но видит бог, во благо всех четверых - короля, графини, маркиза и свое собственное, - Во-вторых, Ее Светлость была несколько удивлена появлением маркиза в ее покоях, - тут на полных щеках Бонтана появилась краска стыда, - Это, право же, моя вина. Я провел маркиза по потайному ходу, желая доставить Ваше повеление как можно скорее. Не следовало этого делать.

Дверь распанулась и на пороге появился Виллеруа. Бонтан наклонил голову и заговорил быстрее, чтобы успеть предварить доклад маркиза хоть мало-мальски приготовив к тому короля.

- Маркиз отправился назад, а я принес извинения мадам де Суассон. И уже потом пошел следом за Его Сиятельством. Маркиз стал свидетелем какого-то странного, - Бонтан потер затылок, вспомнив бледное лицо Виллеруа, когда тот лежал на траве возле дворцовой стены, - И, я бы сказал, весьма ужасного происшествия. И я нашел его... впрочем, об этом он доложит сам. С Вашего позволения, Сир, - окончив речь, камердинер поклонился королю и отступила назад, уступая маркизу, которому явно не терпелось рассказать о своем новом приключении.

29

Отправлено: 09.06.16 22:00. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4 //

Франсуа быстрым шагом пересек весь кабинет и подошел к дверям в королевские покои. Он не слышал ни грозного шиканья отца, чей доклад был бесцеремонно прерван, ни протестующего шепота министров, видевших в нем вчерашнего мальчишку пажа, удостоенного от бога единственным талантом в жизни - дружбой с самим королем. Все это перестало волновать Виллеруа, все мысли которого были сосредоточены только на похищении неизвестной девушки, которое произошло буквально у стен дворца.

- Месье, извольте дождаться, когда Вас пригласят.

На пути маркиза выросла ссутуленная фигура королевского секретаря. Он остановился, но тут же протянул руку к дверной ручке и потянул на себя дверь.

- Господин секретарь, доложите обо мне немедленно. Это чрезвычайно важно, -
тихо произнес Франсуа. Весь его вид говорил о решимости действовать даже вопреки принятому этикетом протоколу аудиенций, проще говоря, вломиться в опочивальню короля. Не желая доводить дело до крайности, Туссен Роз беспокойно оглянулся и бросил отчаянный взор в сторону маршалов де Грамона и де Невиля, призывая тех на помощь.

- Сударь, сейчас же! -
приказал маркиз и отворил перед секретарем дверь так широко, что тому уже не пришлось отступать.

Не прошло и минуты, как дверь опочивальни раскрылась снова и до всех собравшихся в Королевском Совете донесся голос короля "Пусть он войдет" Дважды повторять и не пришлось, Франсуа ринулся вперед, едва не сбив с ног Туссен Роза, и влетел в королевскую опочивальню с грохотом захлопнув за собой дверь.

Он и не ждал застать Бонтана в покоях короля, но времени не было на удивления и догадки, каким образом камердинер успел вперед него. Так что, маркиз, не тратя ни минуты, размашисто поклонился, отведя в стороны обе руки, и начал доклад.

- Сир, я только что был свидетелем похищения. Девушку схватили и уволокли силой. Прямо под окнами дворца. Точнее, под дверью. Той, которая ведет из потайного коридора. Там на траве. То есть, меня сбили с ног. И я на траву упал. А девушку украли. Острые носки на туфлях. Я еще смогу их узнать, Сир! Их необходимо догнать. Это наверняка те самые убийцы. Ведь это их искали, да? Я же видел их. Точнее, я видел их туфли. Меня ударили сзади по голове, так что я упал. И кажется потерял сознание. Но это не помешает мне взяться за оружие, Сир. Только прикажите!

Его речь была сумбурной настолько же, насколько он сам был взволнован из-за пережитого. Боязнь упустить что-то важное лишь усугубила и без того нелегкую задачу передать в связном отчете все, что с ним приключилось. Выпалив все на одном дыхании, Виллеруа ждал реакцию короля и нервно кусал губы, пытаясь угадать, какое впечатление оставил его отчет. Хорош же стратег, если позабыл все уроки из Академии, где наставник недорослей-кадетов, отставной полковник драгун не раз повторял им, что нет ничего важнее в военном деле, чем детали, но еще важнее было определить, какие из деталей действительно важны для описания обстановки, а какие всего лишь лишний мусор.

30

Отправлено: 10.06.16 23:05. Заголовок: Ему следовало взять ..

Ему следовало взять себя в руки немедленно. Если он перестанет владеть собой при Бонтане, то будет срываться и при других, а каково отношение придворных к особам королевской крови, обладающим чрезмерно чувствительным характером, Людовик помнил из уроков истории, преподанных ему жизнью. Матушка выказывала безусловную поддержку господину кардиналу, чем изрядно насолила принцам крови и родовитой знати. Стоило ли повторять ее ошибки с первых же недель у кормила власти... нет, это был даже не вопрос. Людовик прекрасно знал, что под удар попадало вовсе не его королевское данное богом право, а репутация и в первую же очередь счастье его возлюбленной. Сколько восторженных взоров он обратит в сторону Олимпии, столько же и втрое больше будет брошено в нее завистливых взглядов. И хорошо еще, если только взглядов. Он мог открыто любить ее и быть только ее королем, ее Луиджи лишь в узком кругу избранных лиц, чьи интересы и амбиции не поднимались выше их положения при его дворе.

- Говорите, Бонтан, -
чуть слышно, но уже твердым и спокойным голосом повторил он приказ и выслушал доклад камердинера без единой реплики. Он лишь коротко усмехнулся, когда Бонтан рассказал о удивлении Олимпии при появлении Виллеруа в ее покоях. О, сам Людовик прекрасно мог представить себе степень этого удивления, а краска стыда на полных щеках Бонтана лишь подтвердила эту догадку.

- Я сам принесу извинения Ее Светлости, Бонтан. Прошу Вас впредь никогда и никого не водите по этому коридору, -
сказал король и посмотрел на маркиза, смущение которого било через край. Впрочем, нет, вряд ли это было смущение и уж точно, не было вызвано гневным репримандом со стороны графини. Если на Бонтане не было лица и он был бел как полотно, то Виллеруа был напротив красным от волнения и глаза его горели тем огнем, в котором можно было безошибочно угадать новое пережитое им приключение.

- Похищение?

Готовый, казалось бы, к любой новости после всего произошедшего с ними в Версале, Людовик от удивления выронил серебряный колокольчик, который машинально вертел в руках. Тихий звон заглушился плотным ворсом ковра.

- Постойте, маркиз. Не все сразу. Вы сказали, что оказались свидетелем похищения девицы? Так? Где это произошло? Кто эта девица? - он посмотрел на Бонтана, ожидая пояснений, - И причем тут туфли, ради всего святого? Бонтан? Маркиз, да расскажите же все по порядку.

Он с сожалением посмотрел на друга и подошел к столу, на котором стоял стеклянный закрытый кувшин с водой. Плеснув немного в стакан, он передал его маркизу.

- Выпейте, Франсуа. Ни слова больше, пока не осушите весь стакан. Бонтан, где лейтенанты мушкетеров? Мне нужны де Ресто и д'Артаньян. И господин префект также, - он нахмурил брови и указал рукой на дверь в кабинет, - И пригласите господина де Лионна. Только, ради бога, придумайте какой-нибудь предлог, чтобы не волновать никого. Ступайте Бонтан. И да! Пусть господа лейтенанты и господин префект явятся ко мне через гардеробную. Господам из Королевского Совета вовсе нет необходимости знать о их приходе.

31

Отправлено: 11.06.16 23:22. Заголовок: Франсуа с недоверием..

Франсуа с недоверием посмотрел на протянутый ему стакан, но в голосе короля не было и намека на шутку или издевку. Ему предлагали простую воду и только. Или нет? Маркиз осторожно поднес стакан к носу и понюхал. Его тут же охватил стыд и он опрокинул стакан дном вверх, выпив всю воду, ни разу не остановившись. Выпив все до дна, он с шумом выдохнул и поставил стакан на стол, не избежав при этом тревожного звона стекла о серебряный поднос.

- Простите, Ваше Величество, - проговорил он, стиснув зубы. Шок от пережитого нападения перешел в дрожь и неуемную зубную дробь. Чтобы не показать свое волнение, Франсуа стиснул рукой эфес старой шпаги. Он вздернул вверх подбородок, стараясь смотреть только вверх и медленно, почти не разжимая зубов, заговорил, четко и ясно произнося каждую фразу.

- Я слышал крики в коридоре, по которому мы пришли. С Бонтаном. Пришли к графине де Суассон. Кричала девушка. Она звала. На помощь, -
его пальцы занемели от напряжения, а голос предательски сорвался на высокий фальцет. Опустив глаза, он посмотрел на носки своих ботфорт и помолчал с минуту.

- Я поспешил на зов, - заговорил он снова, опустив неприглядную ситуацию в покоях Ее Светлости и то, что ему высказала графиня де Суассон, как и то, что, раздосадованный от смущения и стыда, он швырнул свою шляпу то ли к ногам графини, то ли в сторону ее постели. Вспомнив об этом постыдном поступке, Виллеруа покраснел еще гуще и нервно сглотнул.

- Там была лестница, жутко крутая и страшная. Кажется, месье Бонтан провожал нас по ней третьего дня, когда... - тут он запнулся и, вспомнив, что слово "мы" подразумевало его и Ору, снова замолчал, решая, что следовало рассказывать королю, а что было лучше оставить при себе.

Со стороны гардеробной раздались гулкие шаги тяжелых ботфорт и это придало решимости маркизу докончить свой рассказ.

- На той лестнице я и наткнулся на ту девушку. Я даже не успел толком разглядеть, кто она такая. Она была перепугана до смерти. А я подвел ее. Я думал позвать стражу, мушкетеров, гвардейцев, хоть кого-нибудь. В общем, я открыл дверь наружу и вывел ее из потайного коридора, -
заметив огонек, сверкнувший в глазах Людовика, Виллеруа тут же поспешил добавить, - И я запер дверь... за собой. Там на дорожке перед дворцом на меня и напали.

Он не успел рассказать про нападение, так как дверь гардеробной тихо отворилась и в королевскую опочивальню тут же ворвался шум сразу нескольких голосов, грохот каблуков и шпор кавалерийских ботфорт и тревожный перезвон шпаг, сталкивавшихся между собой. Если король и пожелал, чтобы никто не увидел приход мушкетеров в его покоях, то услышать их появление не смог бы разве что тугой на ухо интендант королевских дорог, слушавший все доклады в Королевском Совете через слуховую трубочку.

- В общем, я упал, - поспешно договорил маркиз, озираясь на вошедших, - А потом я заметил туфли одного из тех людей. Они были такие... ну, похожие на ночные туфли. Только с высоко задранными носами.

32

Отправлено: 11.06.16 23:56. Заголовок: После того, как у не..

// Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Ее Величества Марии-Терезии. 3 //

После того, как у него на глазах какой-то зарвавшийся провинциал едва не похитил любимую карлицу королевы, де Ресто был готов поверить во все, что угодно. Кражи драгоценностей и шкатулок превратились в обыденные происшествия в королевском дворце, к этому прибавились случайные смерти в темных коридорах. Чего еще изволите? - с сарказмом спрашивал себя граф, направляясь к покоям короля по коридору для прислуги. Предупрежденный одним из караульных мушкетеров о случившемся несчастье с маркизом де Виллеруа, он ожидал увидеть истекавшего кровью раненого юношу, на последнем издыхании рассказывавшего королю о своем героическом сражении с неизвестными негодяями. Каково же было его удивление, когда вопреки тревожным рассказам его глазам предстал цветущий здоровым юношеским румянцем маркиз, взахлеб пересказывавший историю о своем бесславном падении на поле боя.

- Тысяча чертей, -
вырвалось у лейтенанта и он застыл на пороге королевской опочивальни, не зная, войти ли ему или извиниться за вторжение и тут же ринуться назад, искать разыгравших его мушкетеров.

Оставаясь внешне невозмутимым, де Ресто взмахнул шляпой и отвесил низкий поклон перед Его Величеством.

- Я прошу прощения, Сир, - выдавил он из себя, едва не рыча от гнева - уж у него то нашлось бы, чем занять себя перед отъездом королевской свиты на охоту!

- Мне доложили, что с маркизом стряслась беда и требуется вмешательство мушкетеров. Но, я вижу, что Его Сиятельство жив и здоров. Могу ли я воспользоваться случаем и задать ему несколько вопросов относительно его камердинера?

Он обернулся на стук двери и шум шаркающих шагов, раздавшийся за его спиной. В гардеробной не было света, так что, он сумел только разглядеть ссутуленную фигуру вошедшего человека и силуэты следовавших за ним швейцарских гвардейцев. Уж этих ребят можно было отличить и с закрытыми глазами - запах крепкого жевательного табака и грохот внушительных по размеру, но совершенно никчемных алебард, которые они повсюду носили при себе, выдавал их с головой. Или с бородой, - подумал про себя де Ресто и усмехнулся, а этих ребят тоже разыграли или случилось нечто неординарное, требовавшее немедленного доклада королю?

// Двор Источника (Cour de la Fontaine) 5 //

33

Отправлено: 12.06.16 22:25. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои герцога Филиппа Орлеанского. 4 //

- Не толкайтесь, месье Дезуш, здесь темно как в Преисподней... к тому же тесно, - прошипел приглушенным голосом Ла Рейни, обернувшись к шедшему позади него сержанту швейцарской гвардии, - И нечего так громыхать этими вашими... алебардами. Вы не казармах, господа! - шикнул он на вошедших следом за ними гвардейцев, - Стойте там. Нечего всем скопом идти. Это вам не ярмарка какая-нибудь.

Руки префекта были заняты деревянной шкатулкой, взятой им из покоев герцога Орлеанского, так что продвигаться в темной заставленной сундуками комнате было не только неудобно, но и болезненно. Он то и дело натыкался коленями и носками туфлей на острые углы кованных сундуков, что причиняло ему боль и крайние неудобства. Никола Габриэль протискивался по узкому проему между рядами сундуков, ориентируясь на свет, падавший  из приоткрытой двери в королевскую опочивальню. Подойдя ближе к порогу, он деликатно кашлянул в кулак, но ударившая об пол алебарда Дезуша издала такой грохот, что заставила бы вздрогнуть и ангелов, нарисованных на расписном потолке опочивальни.

- Я прошу прощения, Сир, -
нерешительно проговорил Ла Рейни, оказавшись прямо перед распахнутой дверью.

Ослепленный светом, заливавшим королевские покои и тысячекратно отраженном в хрустальных подвесках люстры, зеркалах и позолоте на резной мебели и настенной лепнине, префект поднял ладонь к глазам, беспомощно моргая как крот, которого вытащили средь бела дня из его норы. Прямо перед ним стоял никто иной как лейтенант королевских мушкетеров, граф де Ресто. Ла Рейни услышал последние слова его доклада и тут же замахал свободной рукой в знак протеста.

- Могу ли я воспользоваться случаем и задать ему несколько вопросов относительно его камердинера?

- Да погодите Вы, месье лейтенант, погодите! То дело еще требует тщательного разбора, - сказал Ла Рейни, выйдя из-за спины мушкетера, - Сир, я поспешил к Вам, как только услышал от караульного мушкетера, что с маркизом де Виллеруа случилось несчастье. Но, я вижу, это было сильным преувеличением? - острый взгляд маленьких глазок префекта тут же оценил ущерб нанесенный скорее самолюбию королевского фаворита, нежели его облику.

- Надеюсь, что кроме Вашей шляпы, ничто не пострадало, месье маркиз, - счел нужным добавить Ла Рейни, заметив отсутствие шляпы на молодом человеке, что само по себе было непозволительной вольностью для придворного щеголя.

- Ваше Величество, у меня срочный доклад к Вам, -
конфиденциальным тоном заявил префект, приблизившись к королю, и зашептал, - Только что была попытка отравить Месье, Вашего Брата. И вот эту шкатулку оставили в личных покоях Его Высочества. Видимо, это было сделано с целью скомпрометировать кого-то. Я пока не выяснил содержимое шкатулки и не могу сказать, на кого именно нацелен этот заговор. Может быть это был дурной розыгрыш. Все может статься.

34

Отправлено: 13.06.16 00:39. Заголовок: - Значит, туфли с дл..

- Значит, туфли с длинными носками, так? - задумчиво произнес Людовик, барабаня пальцами по крышке секретера, - И кто бы это мог быть? Загадочные похитители девиц. Весьма занятная история, мой дорогой друг. Если бы месье Бонтан не повторил мне ее до Вашего прихода почти слово в слово, я бы не поверил Вам. Слишком уж похоже на либретто к одному из балетов маэстро Люлли.

Он обернулся к вошедшему де Ресто и коротко кивнул в знак приветствия и одновременно позволения говорить. Тому и не понадобилось королевское разрешение - мушкетер заговорил уже с порога и как ни странно именно о недостоверности рассказа Виллеруа.

- Быть живым и здоровым еще не означает, не пострадать, господин лейтенант, - сухо оборвал его Людовик, - Все вопросы, которые не касаются этого инцидента, зададите маркизу после. После охоты, - его голубые глаза холодно смотрели в лицо де Ресто, не выдавая при этом никаких признаков его личного отношения к происшествию, - Нам важно выяснить обстоятельства именно этого дела, граф. Это может повлиять на дальнейшие наши решения относительно прибывшего из Османской Порты посла. Длинные носки туфель, господа! Это же очевидно.

Он посмотрел на лица Виллеруа и де Ресто и усмехнулся непониманию обоих. Из гардеробной послышалось приглушенное шипение и ругань, а через несколько мгновений на пороге появился префект полиции и господин Дезуш, командовавший швейцарской гвардией в отсутствие капитана.

- Господа, я полагаю, Вы получили мое распоряжение явиться? -
прервал недосказанную мысль Людовик и кивнул префекту, позволяя заговорить.

Воистину примечательная закономерность в поведении лейтенанта мушкетеров и префекта, когда оба пренебрегли элементарными требованиями этикета и заговорили с ним, не дожидаясь приглашения. Это покоробило Людовика, но он и виду не подал, что его задели. Странным было также и то, что вид Виллеруа не внушал никакого волнения или хотя бы сочувствия этим двоим, как будто бы за последние четыре дня нападения на придворных в королевском дворце средь бела дня сделались нормой вещей.

- Что? - тихо спросил король, услыхав о отравлении Месье, - Что такое с Филиппом?

Он с шумом захлопнул открытую крышку секретера и развернулся всем корпусом к префекту и лейтенанту. Лицо его больше не выражало прежнюю безмятежность, а в глазах появился опасный холодок, предвещавший грозу.

- Господа, это уже переходит всяческие границы! - громко заговорил король, не обращая внимания на приоткрывшуюся дверь в кабинет, - Сначала убийства в парке, затем взрыв во время пикника, кражи прямо из моего кабинета! Да даже из моей личной гардеробной! Были похищены драгоценности королевы-матери! На моего придворного напали средь бела дня! И в довершение всего пытались отравить моего брата! И Вы преспокойно говорите, что это был розыгрыш, господин префект? Когда это посягательство на жизнь и здоровье члена королевской семьи было просто розыгрышем?

В опочивальню вошел граф де Бриенн. Он нерешительно прикрыл за собой дверь и остановился. Глядя на разгневанного Людовика, де Бриенн хмурил брови и насупил морщинистый лоб, пытаясь собрать воедино разрозненные догадки о причине вызова в личные покои короля. Он слышал обрывки отчета Ла Рейни и все, что сказал Людовик, и это не предвещало легкой миссии, что бы ему не поручили.

- Что это? - Людовик выхватил шкатулку из рук Ла Рейни и поставил ее на стол, - Что внутри? Да бросьте, я сам.

Он попробовал открыть защелку, но та не поддалась на его усилия, и Людовик взял каминную кочергу. Под сдавленный вскрик всех присутствовавших, он решительно ударил по красивой кованной защелке и снес ее напрочь. Крышка поддалась напору и открылась, представив удивленным взорам горку драгоценных и полудрагоценных камней, стоимость которых наверняка сравнялась бы со стоимостью половины приданного английской принцессы.

- Вы думаете то же, что и я, господа? - спросил Людовик, вынув из шкатулки один из камней, - Чистой воды сапфир... недурно. Похоже на попытку подкупа, на мой взгляд. Так вот, господин де Бриенн, в связи с этим вот подарком, а также с другими событиями этого утра у меня есть поручение к Вам.

35

Отправлено: 14.06.16 23:43. Заголовок: Гром и молнии, котор..

Гром и молнии, которые метал разгневанный король, отдавались эхом в ушах Никола Габриэля, но его мысли были далеки от опасений за собственную шкуру или место в Канцелярии. За время своей службы он успел достаточно наслушаться разгонов от молодого короля и каждый такой всплеск гнева обычно вел к последующему спаду и более пристальному вниманию ко всему, что он доносил. А значит, самое время было вместе со всем прочим донести королю и о странной попытке похищения одной из фрейлин Мадам.

Когда же еще, черт возьми! Если бы только не присутствие молодого Виллеруа! Ла Рейни покосился на маркиза, мысленно шепча молитву, чтобы у короля нашелся хоть маломальский предлог отослать своего фаворита прочь.

От лейтенанта де Ресто Ла Рейни не стал бы скрывать подробности, выясненные им в ходе расследования. Правда, и в этом случае не все было гладко - ведь младшая сестра лейтенанта состояла в свите Мадам и молодой человек не мог не принять случившееся близко к сердцу. Глаза Никола Габриэля скользнули по мушкетерскому плащу, отмечая тщательно подогнанную перевязь, застегнутые все до единой пуговицы и... о да, рука лейтенанта покоилась на эфесе шпаги. Что можно было ожидать от молодого мушкетера, стоит лишь обронить хоть слово об опасности, которая могла угрожать его сестре?

- Сир, у меня есть еще кое-что, - тихо проговорил Ла Рейни, улучив момент, когда Людовик замолчал, но не успел вставить и слово, когда в опочивальню вошел граф де Бриенн.

Еще один неудобный свидетель! Теперь префекту оставалось распрощаться с надеждой доложить о происшествиях позапрошлой ночи и объяснить истинное положение вещей, в том числе и причины ареста кузена короля.

- Прошу прощения, Сир, я еще не заглядывал внутрь этой шкатулки, -
проговорил он, нехотя уступив ящичек Людовику.

Вот уж чего не следовало делать, так это позволять королю собственно ручно открывать сей подозрительный предмет. Ла Рейни зажмурил глаза, кляня собственную халатность, несостоятельность и общую бездарность всех придворных в целом! Как, как можно было допустить, чтобы кто-то прокрался в покои герцога Орлеанского? И где только были глаза тех олухов в мушкетерских плащах, которые караулили в покоях Месье и Мадам? И как он сам мог принести потенциально опасную шкатулку в королевские покои, не проверив предварительно ее содержимое!

- Господи святый, - прошептал Никола Габриэль, услышав общий выдох удивления, и раскрыл глаза, - Что это? - его глаза округлились в удивлении, такого количества драгоценных камней он никогда еще не видел в одном собрании, - Они все... настоящие? - спросил он, сглотнув, - Подкуп. Как есть. Но зачем? - он повернулся е де Бриенну, ожидая, что у старого дипломата наверняка найдется разумное объяснение. Впрочем, и у него самого появилась мысль на этот счет - а что если после неудавшегося похищения, этот турецкий эфенди послал своего человека с тем, чтобы выкупить фрейлину у Месье, сообразно их варварским обычаям?

// Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги. 3 //

36

Отправлено: 16.06.16 00:03. Заголовок: Странный намек де Ре..

Странный намек де Ресто на то, что после описанного им происшествия он отделался только шишкой на затылке, заставил Виллеруа забыть о том, что они находились в присутствии короля. Он резко вздернул подбородок и обратил в сторону лейтенанта полный вызова взгляд.

- У меня тоже есть вопросы к графу, - запальчиво воскликнул маркиз, но его гневный выпад остался неуслышанным. С появлением префекта все внимание короля переключилось на шкатулку, которую Месье обнаружил в своем кабинете и доклад о новом вопиющем преступлении.

Щеки Франсуа зарделись, как только он подумал, что его милая Ора могла случайно столкнуться в негодяем в коридоре. А что если бы вместо того, чтобы дать деру, этот человек решил бы устранить свидетеля и напал бы беззащитную девушку? Да что же в самом деле происходит! - едва не выкрикнул маркиз, но король вместо него обрушил праведный гнев на головы лейтенанта мушкетеров и префекта. Франсуа оставалось лишь молча испепелять гневными взорами лица обоих, тогда как ни граф, ни господин префект по его мнению не испытывали ни малейшего раскаяния за скверную службу.

- Боже мой... но ведь та девушка!  -
прошептал Виллеруа, вдруг вспомнив о похищении, - Сир, мы должны... нужно немедленно же послать мушкетеров на помощь к ней! Позвольте мне. Я возьму с собой гвардейцев. Пусть это будет моим первым заданием, - с жаром предложил он.

Да что там, он и сам мог справиться с негодяями, окажись он перед ними лицом к лицу. В запале охватившей его решимости, Франсуа даже не заметил, что обнажил свою шпагу почти до середины клинка. Дезуш покосился на не в меру пылкого юношу и тут же оказался между ним и королем, занятым осмотром содержимого шкатулки.

- Сударь, шпагу в ножны! -
прошептал швейцарец и с силой надавил на руку маркиза, заставив его вложить шпагу в ножны, - Вы с ума сошли! Обнажать шпагу в присутствии короля - да это же прямая дорога в Бастилию, Donnerwetter!

- Отпустите. Мою. Руку, - процедил сквозь зубы Виллеруа, которого оскорбила сама мысль глупого швейцарца, что он, лейтенант королевских гвардейцев мог задумать что-то против своего короля.

- Прежде выпустите эфес Вашей шпаги, -
прошипел Дезуш, еще крепче сжимая пальцы маркиза.

- Сударь. Немедленно! Я приказываю Вам, как Ваш лейтенант! -
вырвалось из груди Виллеруа громче, чем он рассчитывал. Он отскочил от сержанта и сверкнул на него гневным взглядом, - Вы не станете мне указывать, что делать, сударь! Никогда больше, слышите?

Его громкий голос привлек внимание переговаривавшихся между собой короля и графа де Бриенна. Пожилой царедворец покосился на юношу и неодобрительно покачал головой, но не произнес ни слова, обратив все свое внимание к королю.

- Я. Я прошу прощения, Сир, -
проговорил Франсуа, чувствуя, что был неправ в своей запальчивости.

// Двор Источника (Cour de la Fontaine) 5 //

37

Отправлено: 16.06.16 22:37. Заголовок: Плотно сжатые в тонк..

Плотно сжатые в тонкие полоски губы де Бриенна свидетельствовали о неодобрении, королю не следовало давать волю своему гневу столь открыто и выставлять напоказ промахи своей полиции. Но вслух де Бриенн не высказал ни слова, твердо усвоив желание Людовика слышать советы и поучения только тогда, когда он сам об этом попросит. Да в конце-концов пусть граф де Сент-Эньян учит своего воспитанника, коли на то пошло. Де Бриенн был дипломатом до кончиков ногтей и доверие короля значило для него куда больше, нежели высказанное вслух мнение - оно то всегда будет при нем вне зависимости от расположения к нему Его Величества, тогда как королевское доверие могло оказаться непостоянным.

- Сир, я весь внимание, -
произнес де Бриенн, оставив при себе мнение о содержимом шкатулки.

- Минуту, граф, - сказал Людовик и положил сапфир назад в шкатулку, - Господа, - он обернулся на непонятный шум и с удивлением посмотрел на Дезуша, вцепившегося в руку маркиза, - Господа!

- Я. Я прошу прощения, Сир, - проговорил Виллеруа и король недовольно нахмурил брови, лучше бы маркиз не спешил с извинениями, но, хотя бы он не пытался оправдываться.

- Маркиз, я понимаю Ваше рвение, - спокойно ответил Людовик, не обращая внимания на причину ссоры - наполовину обнаженную шпагу в руках Виллеруа, - Особенно же в свете наших с Вами последних приключений. Но, все же, имейте в виду, я ожидаю от Вас еще больше осмотрительности и хладнокровия теперь, когда Вы произведены мной в лейтенанты гвардии, - тут король многозначительно посмотрел в лицо де Ресто, который по-видимому еще не знал о назначении Виллеруа, как и о том. что на самом деле ему довелось пережить в Версале, - Вложите Вашу шпагу в ножны, маркиз. Это не просьба, а приказ, - добавил он с тем холодком в голосе, который обычно предварял самые важные приказы, - И позабудьте о происшедшем. Забудьте, Франсуа. Это дело будет разрешено. Но, без помощи военных. Нашим оружием будет слово и опыт господина де Бриенна. Затем я и пригласил его. Граф, если Вы еще не в курсе всего произошедшего, то господин префект доложит Вам обо всем.

Он посмотрел на Ла Рейни и кивнул головой на молчаливый вопрос префекта.

- Обо всем, что касается наших восточных гостей. И в том числе нашего кузена князя Ракоши.

- Как, в этом замешан и крон-принц? - удивленно спросил де Бриенн и вскинул седые брови, - Но это... мы должны все решить с дипломатической коллегией. Где речь идет о крон-принце Венгрии, там лежат и интересы...

- Месье де Бриенн, во всем, что касается моего кузена, я тверд в своих намерениях и не изменю им, - прервал его Людовик, между делом приладив в шкатулке взломанный им замок, - Вы должны исходить из моих намерений как из единственной данности. И не иначе.

- Но, Сир, что же тогда, в таком случае нам придется быть непреклонными практически во всех вопросах, которые турецкий посол вознамерился обсудить.

- Так будьте же, граф, будьте! Но, прежде, чем речь зайдет о кузене Ференце, Вы должны будете поставить посла Фераджи перед фактами. И эти факты изложит Вам месье Ла Рейни. Во всех подробностях, господин префект! - он посмотрел в глаза последнего и повторил еще раз, - Во всех. Господин де Бриенн сам решит, что следует предавать огласке, а что следует оставить в рукаве. Не так ли, граф?

- Сир, как будет угодно Вашему Величеству,
-
неохотно ответил де Бриенн и склонился в низком поклоне.

- Вот и славно. А вас господа лейтенанты, - и Людовик обратил повеселевший взгляд на де Ресто и де Виллеруа, выглядевших как два молодых петушка, готовых схватиться в нешуточном бою, - Ждут ваши обязанности. Маркиз, Вы сказали, что готовы служить нам? Что же, нынешняя охота будет для Вас прекрасной возможностью проявить себя. Вы будете командовать шестью гвардейцами в авангарде нашего эскорта. И если по пути Вам повстречается олень или кабан, я прошу Вас, оставьте его нам. Ну, а в отношении любого другого лесного сброда, действуйте по Вашему усмотрению. Граф де Ресто, я назначаю Вас советником молодого лейтенант. На время охоты позабудьте обо всех тех ребусах и загадках, которые не дают Вам покоя во дворце. Передайте командование арьергардом эскорта кому-нибудь из Ваших сержантов.

Людовик умолк и в комнате воцарилась неожиданная тишина, которую нарушало только мерное тиканье каминных часов, одна из причин, отчего Людовик не любил спать в своей парадной опочивальне. Он взглянул на часы и на губах его появилась недовольная улыбка, время спешило, как всегда, и он опять заставит ждать себя. А вдруг Она уже в зале?

- На этом все, господа. Граф, и Вы, маркиз, я хочу, чтобы Вы покинули мои покои через коридор для прислуги. Ступайте сразу же во двор Фонтана. А я поспешу в Приемную. У меня есть еще одно очень важное дело.

Сказав это, Людовик оставил свою опочивальню, ворвавшись на заседание Королевского Совета только затем, чтобы забрать пухлую папку с документами на передачу в личную и полную собственность павильона Гонди и прилежащих к нему земель графине Олимпии де Суассон.

// Дворец Фонтенбло. Приемная Его Величества. 4 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Опочивальня Его Величества. 4