Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Озеро. 6


Парк Фонтенбло. Озеро. 6

Сообщений 21 страница 36 из 36

1

Утро 04.04.1661

https://c.radikal.ru/c25/1902/34/9d7f45f273d0.png

21

Отправлено: 03.02.16 01:17. Заголовок: Ора молча терпела, п..

Ора молча терпела, пока Виллеруа снова и снова тыкал веслом в воду, потому что догадывалась, как трудно найти хорошую опору у заболоченного берега. Но когда он начал методично перемещать тяжелый деревянный брус с места на место, словно нащупывал что-то, девушка снова занервничала.

- Золотые статуи? Полноте, Франсуа, кто же станет бросать такую прорву золота в озеро, - возмутилась она, гадая, куда еще занесет или заведет их неуемная тяга маркиза к приключениям. Часы на дворцовой башне тем временем исправно отбили еще одну четверть часа, навевая невеселые мысли о пропущенном подъеме Ее Высочества и неизбежных неприятностях. – Скорее всего, вы наткнулись на какой-нибудь камень или кусок дерева, оставшиеся от старого причала для лодок со стародавних времен.

Судя по волнению, написанному на лице Виллеруа, ее призывы к благоразумию падали на почву, еще менее плодородную, чем каменистые склоны гор. Еще немного, и он, не дай бог, полезет в грязь и ил выкапывать свою потрясающую находку!

- Франсуа! – попробовала еще раз воззвать к его благоразумию Ора, - давайте мы пометим это место, и вы потом сможете прийти сюда со слугами и баграми. Вот, смотрите, я дам вам ленту, а вы привяжите ее к стеблю камыша, и она послужит вам ориентиром.

- Сюда, Мими... сюда Лулу... я сказала сюда!
– послышалось из-за стены камыша, и Ора, начавшая было развязывать одну из лент, поддерживающих пышные рукава ее сорочки, в немом отчаянии уронила руки на колени.

- Ну вот! – с мрачным фатализмом воскликнула она. – Это мадемуазель Бонэм с собачками Мадам. И не думайте, что она испугается воды и грязи, если эти маленькие чудовища не захотят возвращаться.

Монтале с тоской посмотрела на крошечную собачку, отважно тявкавшую на огромную лодку и пытавшуюся вилять хвостом несмотря на то, что все четыре ее лапки работали в воде без устали.

- О боже, Мими! Фу, фу! Домой, - попыталась она урезонить дружелюбного зверька, но маленький спаниель был преисполнен решимости обменяться приветствиями с внезапно обнаружившейся подругой, и продолжал оглашать окрестности тоненьким, но весьма пронзительным лаем.

- Мими, Мими, come here, you naughty girl! – надрывалась откуда-то с берега горничная принцессы, и голос ее, кажется, приближался.

- Франсуа, умоляю вас!

Ора вскочила на ноги и, полная решимости взять свое спасение в собственные руки, шагнула к юному маркизу и, ухватившись за опущенное в воду весло, налегла на него всей своей тяжестью. Весло и вправду уперлось во что-то твердое, и лодка – о чудо – послушно качнулась и сдвинулась на несколько дюмов в воду. Еще немного, и они окажутся на плаву, лодку можно будет развернуть высокой кормой к берегу, и она будет не видна!

- Ну же, прошу вас! – не обращая внимания на собачий лай, взмолилась фрейлина. – Помогите мне, Франсуа! Пожалуйста. Вместе мы сдвинем ее! А когда мы отплывем от берега подальше, я… я вас поцелую!

Отчаяние толкало ее на отчаянные меры, но стоит ли скупиться на цену, когда на кону так много?

22

Отправлено: 04.02.16 03:34. Заголовок: Кто станет бросать з..

Кто станет бросать золото в озеро? Ну, на этот счет у Франсуа были готовы ответы - с дюжину причин, по которым кому-нибудь понадобилось бы скрыть золотые статуи легендарного итальянца. Например, похитители. Или хранитель Фонтенбло в смутные времена религиозных войн еще в прошлом столетии. Да что там, могли же они просто выпасть из лодки! На счет последнего предположения, маркиз правда усомнился и сам - зачем везти статуи через пруд, когда проще погрузить их в повозку и вывезти из Фонтенбло. За всеми этим "кому" и "зачем" Франсуа не заметил, как премилый пес из тех, что привезла с собой Ее Высочество Генриетта Анна, выбежавший к ним из зарослей камыша, вознамерился пуститься вплавь.

- Ой... - проговорил маркиз, не зная, отгонять ли маленького исследователя камышовых заводей или подозвать ближе, - Какой он веселый. И совсем не боится воды!

Вот только Ора вовсе не разделяла его умиления и даже напротив назвала собачку чудовищем.

- Мадемуазель Бонэм? - глаза Франсуа округлились, наконец-то он сообразил, чем грозила для них, а точнее, для Оры встреча с милым спаниелем, - Так это же камеристка Мадам?

Умоляющий голос девушки был той искрой, которая зажгла огонь, дремавший в груди молодого человека. Он тут же вспомнил о своем обещании защищать мадемуазель де Монтале и быть ее рыцарем и другом до самой смерти и не важно, оговаривались ли сроки и степень его посвящения или нет. Согласия Оры оставаться друзьями было достаточно для маркиза.

- Да. Сейчас мы оттолкнемся... этот ящик послужит нам, - кряхтя от натуги, проговорил Франсуа, краснея от нечеловеческих усилий, к которым он был менее всего готов в своих воображаемых романтических грезах. Спасать милую де Монтале от демонов и драконов - это да, но выталкивать застрявшую в иле лодку - о такого тяжелого задания он и не представлял себе.

Помощь хрупких девичьих рук оказалась более чем кстати. Они вместе надавили на весло, причем, Оре пришлось налечь на весло всей своей тяжестью, и только тогда лодка слегка покачнулась и тронулась с места.

Раз... и еще раз... со лба Франсуа сыпались бисеринки пота. Он страшно смутился этому обстоятельству, а еще больше тому, что из-за того, что им обоим пришлось давить на весло, он был вынужден приобнять Ору за плечи. Вот бы им оказаться в такой же ситуации, но без лающих спаниелей и ругающихся на заморском наречии камеристок!

Обещание, которое сорвалось с губ девушки, как ни странно вдохновило Франсуа совсем по-иному. Вместо того, чтобы ухватиться за щедрый посул на словах или больше того, тут же потребовать задаток, он покраснел еще гуще и мягко отодвинул от себя девушку.

- Что Вы, Ора. Я сейчас все сделаю... я сам. Не бойтесь, - проговорил он, стыдясь того, что после его дерзкого поступка мадемуазель де Монтале, по-видимому, перестала верить в его чистое бескорыстие, - Пожалуйста, не бойтесь, - попросил он, умоляя девушку, - Вот, лучше возьмите Вашу шаль и набросьте себе на голову, - сказал он, отдавая шаль одной рукой, а другой удерживая весло, готовое выскользнуть из вспотевших ладоней, - Из-за тумана Вас не разглядят... сейчас... я сейчас направлю лодку в туман. А когда мы окажемся на другом берегу, там нас никто не увидит.

С энтузиазмом целой дюжины человек, Франсуа из всех сил налег на весло так, что оно тревожно заскрипело, упираясь в найденный им на дне предмет. Еще одно усилие наконец-то дало плоды, тогда как маленький зверек, отчаявшийся дождаться новых друзей на берегу, решил уже попробовать воду и забил передними лапами по топкому берегу, разбрызгивая вокруг себя грязные брызги.

- Домой! Беги домой! - крикнул маркиз и в последний раз уперся веслом о твердый предмет на дне, перебирая затем ладонями, пока в его руках не остался самый его кончик.

Освобожденная из плена лодка задрожала и двинулась к туманной дымке, собиравшейся над озером, набирая скорость и все дальше удаляясь от берега. Крик камеристки Мадам раздался уже совсем близко, но малыш спаниель, учуяв с ее появлением недобрую грозу и сам уже развернулся и во все лопатки бросился в гущу камышовых зарослей.

- Фу! Мими! Фу, грязнуля! -
донеслось из-за камышей и Франсуа, смеясь обернулся к Оре.

- Нам удалось уйти от преследования чудовищного дракона! Теперь то мы спасены!

Развернуть лодку на воде оказалось не столь уж просто, как обещал маркиз, но, после некоторых усилий ему удалось взять курс к корзинке, едва видневшейся сквозь туманную дымку на противоположном берегу. Лодка уже плыла сама по себе, повинуясь течению и заданному веслом направлению и маркиз перекинул весло на середину, чтобы ухватиться за него со стороны кормы. Помня о своей неловкости, он осторожно шагнул к средней скамеечке, балансируя руками в воздухе, чтобы не потерять равновесия. Так он приблизился к Оре, невольно обняв ее, когда лодка снова опасно закачалась из-за его неуклюжих передвижений.

И вот они снова стояли лицом к лицу, оба мокрые от брызг, разрумянившиеся от волнения и еще больше от усилий, приложенных к тому, чтобы вывести лодку из заводи.

Франсуа смотрел в глаза Оры, чувствуя неодолимое желание поцеловать ее, а еще успокоить и уверить в том, что с ним она может быть как за каменной стеной. Но, далеко не с каменным сердцем. Ах, зачем он только отказался от предложенной ему награды!

- Теперь все хорошо, - прошептал юноша.

Множество продолжений этой воистину рыцарской фразы вертелось на языке, но он не смел вымолвить ни слова, чтобы не обидеть Ору непрошенной дерзостью.

- И Вы... и я... я просто, - он обнял девушку за плечи и все крепче прижимал к себе, - Мне очень хочется поцеловать Вас, Ора, - признался он, так и не открывая глаза, полуприкрытые в ожидании чуда.

23

Отправлено: 06.02.16 02:28. Заголовок: Надо было отдать дол..

Надо было отдать должное маркизу: идея с шалью была хороша, и Ора с благодарностью приняла от него временное средство маскировки, чтобы быстрым движением обернуть голову и плечи и спрятать не только волосы, но и весь верх платья.

- Вы мой спаситель, Франсуа! И пусть Мими не похожа на дракона, уверяю вас, мадемуазель Бонэм с легкостью справилась бы с этой ролью.

Улыбнувшись раскрасневшемуся от усилий юноше, Монтале стерла с его щеки несколько брызг илистой грязи, невесть каким образом умудрившихся оказаться на лице маркиза. Должно быть, вода и ил были его родной стихией, так же, как огонь был стихией короля Франциска, построившего этот дивный замок и заложившего озеро на радость романтически настроенным влюбленным.

Стараясь не потерять равновесия, она вновь перебралась на корму, чтобы облегчить нос гондолы, и, к ее вящей радости, лодка все таки стронулась с места и заскользила на середину пруда, все быстрее и быстрее.

Когда они снова вошли в узкую полосу утренней дымки, окутывавшей середину озера, Ора решилась перебраться на скамеечку для дам, уступив место у кормы отважному гондольеру. Угадав ее маневр, Виллеруа двинулся навстречу, покачиваясь и спотыкаясь в неверном суденышке. Столкновение было неизбежно, и лукавая кокетка не сделала ни малейшей попытки его избежать. Благородный отказ от заслуженной награды ничуть не впечатлил Монтале, скорее напротив: в глубине души фрейлину возмутило подобное пренебрежение оказанной маркизу милостью, поэтому она вовсе не собиралась упускать еще один (и, быть может, последний) шанс очутиться в объятиях молодого человека. Само собой, совершенно случайно!

Единственным, чего Ора не приняла во внимание, оказалась ее собственная, пугающая неспособность здраво мыслить, когда рядом, в опасной близости, отчаянно стучало чужое сердце, а на склонившемся к ней лице Франсуа явственно читались уже знакомые ей чувства. И пусть его взгляду недоставало того обжигающего жара, от которого кружилась голова и ноги делались мягче бланманже, зато и желания бежать прочь не было. А что же было? Она и сама не знала, как называется это теплое и чуточку томительное ощущение, но оно хотя бы не пугало.

- Поцеловать? Меня? Но… но как же? Это ведь… – прошептала неуверенно мадемуазель де Монтале, закрывая глаза и поднимая личико чуть выше… еще чуть-чуть… и еще, пока ее губы не коснулись губ Виллеруа. Опять же, совершенно случайно.

24

Отправлено: 06.02.16 20:01. Заголовок: Ну и окружение же у ..

Ну и окружение же у Ее Высочества - Великая Армада в роли первой статс-дамы, Дракон вместо камеристки. Франсуа улыбался этой мысли, конечно же, отводя себе самому роль Блистательного Ланселота или Великолепного Роланда в этом полу-мифическом раскладе. Но фантазии на тему спасения Прекрасной Девы на берегах Страшного Озера он будет развивать позднее, под заунывный голос дядюшки, читающего ему нотации о поведении, пристойном для юноши благородного древнего рода, каким он несомненно являлся, а в тот самый момент, все мысли его были здесь, посреди озера в лодке-лебеде, покачивавшейся среди таявших в лучах утреннего солнца полос тумана.

Шепот Оры едва достиг его ушей, но смысл ее слов долетел до самого сердца. Быть может, он несколько изменился под жаром волнения, бушевавего в груди молодого человека, но что с того, если их губы уже встретились вместо ответов и вопросов? Случайно или нет, разве они будут спрашивать себя о том? Франсуа был уверен, что этот поцелуй был подарен ему от всего сердца и потому, ответил на робкое касание губ Оры со всем чувством, которое не сумел бы выразить словами. Нежно, не спеша, не любопытства ради, не дерзко, не крадя. Ведь это был ее дар, убеждало его сердце, и он следовал этому убеждению, долго не отпуская смягчившиеся от поцелуя губы.

Плеск воды, ударившей о борт лодки, как ни странно, не испугал его, и даже усилившееся покачивание на воде, не заставило потерять голову от паники, как это случилось с ним в начале их прогулки. Франсуа продолжал целовать Ору, лишь крепче обхватив ее поперек спины, чтобы не позволить ветру, разгулявшемуся над Фонтенбло, сорвать с нее дважды спасительную шаль. И только когда приоткрыв глаза, он заметил поднявшуюся на водной глади рябь, маркиз вспомнил о том, что они все еще находились на середине озера и следовало принять в руки весло, чтобы не дать их суденышку увязнуть в другом таком же топком месте как камышовая заводь, из плена которой они избавились с великим трудом.

Но, что же говорят галантные кавалеры в ответ на подаренный им поцелуй? Не отпустить же милую его сердцу девушку вот так, не сказав ни слова о том, какое счастье она только что ему подарила? Франсуа чуть ослабил руки, сцепленные на спине Оры и они скользнули вниз к поясу. Смутившись из-за очередной неловкости, юноша улыбнулся и снова поцеловал припухшие от поцелуев губы девушки и тогда только прошептал самое сокровенное, что мог открыть ей одной и только на ушко:

- Я так мечтал об этом поцелуе, Ора. И теперь буду мечтать. Снова и снова.

Он позволил девушке освободиться из своих объятий, пряча смущение за новым всплеском энтузиазма, и перешел на корму, чтобы взять в руки управление их лодкой. Величественный лебедь, в форме которого была построена их гондола, уже успел сменить курс, пока его пассажиры увлеклись поцелуями, и теперь уносил их к берегу прямо напротив лужайки, выходившей ко дворцу. Франсуа налег на весло из всех сил, которые, к слову сказать, утроились от волнительного вдохновения, закипавшего в его груди. Он не без труда выправил курс лодки, при этом не переставая поедать Ору глазами, разглядывая в ее лице и особенно в улыбке нечто новое и еще более привлекательное, чем даже тогда, два дня назад, когда они вместе стояли у окна в комнате маркизы де Тианж, любуясь яркими всполохами фейерверков.

- Ну вот, скоро мы доберемся до нашего завтрака, - уверил он девушку, меж тем как крепчавший ветер дул все сильнее с противоположной стороны, заставляя его все с большим усердием налегать на весло, чтобы лодка по-прежнему плыла в нужном им направлении.

- А знаете, мы ведь нашли подземный ход в старом заброшенном павильоне. Он начинался на дне старого колодца. Его Величество приказал мне спуститься вниз. Я думал, все, конец мне - как можно спуститься на дно колодца и ждать кого-то внизу? Утону, погибну... но ради короля я был готов на что угодно, так что, я полез туда. И представляете, там было совершенно сухое дно... очень глубоко. Сверху даже не увидеть! - не переставая говорить, Франсуа продолжал налегать на весло, и грести получалось куда плавней и четче, чем меньше он думал о том, как это делается, - И там, внизу был целый тоннель! Как в волшебной сказке. Представляете? И он нисколько не пострадал даже после пожара.

25

Отправлено: 08.02.16 01:28. Заголовок: Мечтать о ее поцелуя..

Мечтать о ее поцелуях, да! Это уже было серьезным достижением. При условии, что Франсуа не шутил. Кто их знает, этих придворных кавалеров, им ведь наговорить приятностей девушке ровным счетом ничего не стоит. А потом взять и повторить все то же самое другой, если она вдруг приглянется больше.

Ой нет, это расхожее (и, несомненно, верное) мнение ни чуточки не подходило ее бесстрашному другу. Непутевым он был, незадачливым и неопытным тоже, но вот неискренним или неверным? Без всякого сомнения, нет. И если обещал мечтать о ее поцелуях, то будет исправно мечтать со всем пылом неуемной мальчишеской души.

Ора поудобнее устроилась на мягкой скамеечке, будто нарочно предназначенной для долгих катаний по озеру, и заулыбалась, предвкушая лестные для нее терзания юноши. Правда, надо было еще решить, какую политику выбрать по отношению к Виллеруа: быть ли неприступной и бессердечной или все таки уступчивой и ласковой. А собственно, надо ли выбирать? Нет уж, куда веселее быть и той, и другой, непредсказуемой и изменчивой.

Но только если получится, потому что доверчивая натура Франсуа не позволяла обращаться с ним с той жестокой насмешливостью, на которую провоцировали Монтале некоторые представители придворной фауны, однозначно более хищные и опасные. А вот маркиза хотелось защищать и баловать. Ох, опасное это желание! Не дай бог, поддашься и запутаешься совершенно вместо того, чтобы самой ловить и путать в своих сетях.

Вот сколько мыслей теснились одновременно в кудрявой головке хорошенькой брюнетки, но, глядя на ее улыбающееся довольное личико, не всякий опытный наблюдатель сумел бы угадать, какая война противоречий бушевала за кокетливо опущенными ресницами.

Собственно, ресницы то и дело поднимались, и смеющиеся глаза Оры встречались с горящими азартом глазами маркиза, который вновь увлекся очередным рассказом о своих подвигах и вроде даже позабыл о своем похвальном желании мечтать о новых поцелуях. Однако это отсутствие прилежания в ухаживаниях отчего-то совсем не огорчало. Наоборот, Монтале как-то сразу почувствовала себя и легче, и свободнее, и чуть было не захлопала в ладоши, услышав про таинственный колодец-с-секретом.

- Ой, неужели настоящий подземный ход? Наверное, такой же темный и мрачный, как тот тайный проход, по которому господин Бонтан вел нас в опочивальню Его Величества, да? И вы спустились туда совсем один, без факела или свечи? О, Франсуа! – она всплеснула руками, подняв на маркиза полные ужаса и восхищения очи. – Вот только кому же понадобилось делать подземные ходы в охотничьих павильонах? Здесь или в каком другом замке, это я понимаю. Ну мало ли, а вдруг война, осада. Непременно нужен тайный ход на волю, чтобы можно было бежать. Но куда же собирались бежать хозяева охотничьего домика?

26

Отправлено: 08.02.16 22:09. Заголовок: Курс был выправлен и..

Курс был выправлен и лодка неуклонно двигалась к заветному берегу, вернее, к оставленной ими корзинке, видневшейся на самой верхней ступеньке пристани. Франсуа опустил весло вниз, стараясь не ослабить хватку и в то же время выглядеть расслабленным и уверенным в себе. Он сел скамеечку на корме и правил лодкой, самозабвенно рассказывая Оре о своих приключениях и пережитых страхах. Внимание девушки не просто льстило молодому человеку, оно вдохновляло его и вселяло все большую уверенность в себе, делая его речь тем более красноречивой. В те моменты, когда взгляд Франсуа пересекался с взглядом Оры, когда она смотрела на него из-под полуприкрытых ресниц, в груди маркиза вновь и вновь просыпалось волнение, томительное и острое чувство, сродни неодолимому желанию. Нет, такого он еще не испытывал, даже когда украдкой мечтал о поцелуя милой де Монтале. Это новое открытие в самом себе заставляло Франсуа тушеваться и на минуту опускать взор, как будто он боялся нечаянно опалить им цветущие румянцем щечки Монтале. Но он тут же поднимал глаза и продолжал прерванный лишь на секунду рассказ, спеша поведать обо всем на свете.

- Темный и мрачный! Там было так сыро, что на стенах были даже водоросли, вот честнейшее слово! И пол под ногами был еще мокрым от воды, которая ушла куда-то сквозь стены. Как по волшебству!

Маркиз и сам был настолько потрясен открытием, что в его словах не слышалось и доли шутки или сомнения в правдивости даже самых невероятных предположений.

- Я спустился первым, а следом за мной спустился сам король. О, Вы не представляете, Ора, какой он мужественный! Настоящий военачальник. Он не приказал своим мушкетерам спуститься вместо него. И даже меня взял только потому что я умолял и просил. Наш король настоящий рыцарь. Да да, Ора. Вот мы и спустились вместе в тот колодец. А там, Его Величество отыскал тайник со свечами. Да, там лежали огарки свечей. И еще кремень. Все для того, чтобы сбежать. Представляете, Ора, ведь когда-то тот замок был логовом заговорщиков. И когда появлялась стража короля, они сбегали по этому колодцу вниз. А потом нажимали на рычаг механизма и открывали подземный тоннель. А потом, - Франсуа говорил взахлеб и так увлекся, что не заметил, как нос лодки ударился о каменную плиту причала, так что лодка снова закачалась из стороны в сторону и по инерции от удара поплыла назад, - Ой... нет, только не снова... - ухватившись за весло, маркиз налег на него и постарался развернуть лодку и подвести ее к причалу боком, чтобы ухватиться за выброшенный им канату, - Ой... держитесь, Ора...

Забыв о принятой на себя роли галантного поклонника, Франсуа со всех ног, насколько это позволяла сильнейшая качка, побежал к носу, по пути обхватив девушку за плечи и едва не свалившись у самых ее ног. Добравшись до носовой части, он вытянул руки к причалу, чтобы взять веревку, а затем растянулся во весь рост, ухватившись за холодную крошившуюся под его пальцами каменную плиту. Он изо всех сил напрягся, подтягивая ноги, зацепившись ими за борт лодки, так что ему удалось притянуть ее к пристани и обвязать веревкой нос, а точнее шею лебедя.

- Ну вот... мы на месте, -
выдохнул Франсуа, устало осев на носу лодки, и вытер исцарапанной ладонью взмокший лоб, - Наша корзинка все еще здесь, - улыбнулся он, совершенно позабыв про ссадины и новые царапины - ведь он был герой, пусть и ушедшего дня, новые подвиги просто обязаны были подвернуться ему на пути.

- Хотите, позавтракаем еще немножко, а потом я провожу Вас, если можно. Я ужасно хочу познакомить Вас с моей сестрой, Ора. В это время она обычно прогуливает свою собачку в парке. Но позавчера Фанни неудачно подвернула ногу и теперь вынуждена оставаться в постели.

27

Отправлено: 10.02.16 00:42. Заголовок: Причалить обратно ок..

Причалить обратно оказалось куда труднее, чем пуститься в дальнее плаванье по тихой глади озера, и на какую-то долю мгновения Оре показалось, что Виллеруа сейчас не удержит лодку и рухнет в воду снова. Но маркиз оказался крепче, да и сильнее, чем можно было подумать по приключению в камышах, и гондола, немного посопротивлявшись, в конце концов, сдалась и позволила набросить себе аркан на шею.

И вот теперь присмиревший лебедь мирно покачивался у причала, в двух шагах от корзинки, а у юноши был такой вид, будто он только что собственноручно задушил самого что ни на есть настоящего дракона.

- Боже, какой вы ловкий, Франсуа! – выдохнула фрейлина и зарделась, услышав неожиданное приглашение навестить занемогшую дочь герцога де Виллеруа. – Ваша сестра подвернула ногу и не может ходить? Ой, бедная! Должно быть, ей очень грустно и тоскливо в ее покоях. Я видела вашу сестру на турнире, рядом с Ее Величеством, и она и тогда показалась мне очень грустной. Это оттого, что она вдова, да? Но будет ли удобно…

Ора замялась, разрываясь между желанием познакомиться с семейством маркиза поближе и опасением оказаться навязчивой и бестактной в глазах бледной молодой вдовы.

- Быть может, вашей сестре вовсе не захочется видеть у себя посторонних, да еще так рано утром. Что, если она еще спит? Хотя нет, если она обыкновенно гуляет в это время… Вот что, - Монтале быстро глянула на часы и мысленно прикинула, сколько еще времени она может отсутствовать без особого риска для своей блестящей будущности при дворе. – Давайте мы не станем тратить время на остатки еды, а просто захватим корзинку с собой. Если мадам Отрив согласится нас видеть, я просто оставлю корзинку вам, и вы спокойно позавтракаете потом, когда мне надо будет возвращаться в апартаменты Мадам, хорошо?

С этими словами она встала и протянула Франсуа руку, чтобы он помог ей выбраться из зыбкой гондолы на причал.

http://img-fotki.yandex.ru/get/64820/56879152.458/0_119632_41900faf_orig

// Дворец Фонтенбло. Комната герцогини де Ланнуа. 5 //

28

Отправлено: 10.02.16 23:18. Заголовок: Похвалы Оры оказалис..

Похвалы Оры оказались самым сильнодействующим бальзамом - Франсуа тут же позабыл про новые царапины на руках и зарделся горделивой улыбкой, готовый едва ли не раскланяться в пояс перед единственной свидетельницей его подвига. Он был готов тут же ошарашить Ору новой порцией историй о незабываемых приключениях в версальских лесах, конечно же, только ради того, чтобы скоротать время по пути назад ко дворцу.

- Да, Франсуаза подвернула ногу... так мне сказал отец. Я хотел проведать ее вчера, но Его Светлость строго настрого запретил мне тревожить ее. Но, я так думаю, то было вчера - и я честно выполнил приказ герцога и не появлялся у Франсуазы весь день. А сегодня ведь совсем другой день, так что, ничего дурного в том не будет и никаких запретов я не нарушу.

Рассуждая о правильности своих решений, Франсуа старался натянуть атласную курточку поверх не успевшей высохнуть до конца рубашки, тщетно пытаясь попасть в узкие рукава. Из-за резких взмахов руками лодка под ним закачалась сильнее, чем в самую страшную грозу, но к счастью это не грозило молодым людям оказаться в воде и белоснежный лебедь лишь гулко ударял деревянным бортом о каменные плиты старого причала.

- Позавтракаем у Фанни? - голубые глаза маркиза просияли улыбкой и энтузиазмом, - Конечно же! Это замечательная идея, Ора! Теперь-то уж точно никто не скажет, что я никчемный брат. Мы принесем завтрак для Фанни и справимся о ее здоровье. И кто же скажет нам что-то в упрек.

В глубине души Франсуа конечно же знал, кто именно найдет тысячу возражений на сей счет, но по его расчетам батюшка должен был уже обивать порог королевского кабинета с нескромным намерением оказаться в числе первых принятых Его Величеством особ. И потому с самой счастливой улыбкой маркиз выпрыгнул на пристань и подал руку своей очаровательной спутнице, чтобы помочь ей покинуть лодку.

Подхватив корзинку с завтраком, Виллеруа отдал ее девушке и предложил ей полусогнутую в локте руку. Правда, уже через несколько шагов он опустил руку и перехватил пальчики Монтале в свою ладонь, оправдывая столь вольный жест тем, что холодным пальчикам мадемуазель требовался согрев и конечно же, его горячая ладонь была лучшем средством.

- А что же, Франсуаза была на турнире грустна? -
заговорил он вновь, чтобы прервать неловкое молчание, повисшее буквально в туже секунду, как он сжал ладошку Оры, - Отчего бы это? Я виделся с ней в день приезда в Фонтенбло, на балу в честь свадьбы Месье. Может быть Вам это показалось, Ора? Она обычно серьезная. Очень даже. Вот моя вторая сестра Катрин вовсе не такая. Она хохотушка и уболтает Вас до смерти. А Фанни очень тихая. Она любит людей, - тут же с жаром доабвил он, чтобы Оре не показалось, будто его старшая сестра бука и нелюдимая гордячка, - Просто, очень скромная. Батюшка всегда корит ее за это. Говорит, что придворной даме следует быть на виду. А Франсуазе не по душе жизнь при дворе. Она здесь только ради Его Светлости.

За рассказами о сестрах и воспитательных методах его отца, маршала де Невиля, маркиз и не заметил, как они успели пересечь большую лужайку перед дворцом и подошли к аллее, окаймлявшей восточное и центральное крыло. Он замялся на минуту, вспоминая, куда именно следовало направиться, чтобы попасть в комнаты фрейлин и дам из свиты королевы.

- Ой... я чуть не забыл! Ведь Франсуазу поместили в комнате герцогини де Ланнуа! - схватился за голову маркиз и завертелся на месте, пытаясь вспомнить расположение покоев, где размещалась свита королевы-матери, - Это же... ух, я совсем запутался. Нам, кажется надо подняться по главной лестнице, а потом свернуть в галерею. Или нет! Нет же, можно пройти через двор Белой Лошади!

// Дворец Фонтенбло. Комната герцогини де Ланнуа. 5 //

29

Отправлено: 27.03.16 23:32. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои князя Ференца Ракоши. 3 //

Пары тумана еще поднимались над орошенной недавним дожем лужайкой, медленно растворяясь под яркими лучами солнца. Запах травы, смешанный с ароматом первоцветов, наводил на приятные мысли о потерянной в глубине парка лужайке, возле какой-нибудь всеми забытой беседки в виде ротонды. Два молодых человека шли к набережной озера. Позади них следовали их слуги, неся в руках длинные луки с колчанами, полными стрел. Замыкал шествие еще один слуга, неся на каждом плече два увесистых тюка с соломой с нарисованными на них круглыми мишенями.

- Послушайте, князь, Вы уже достаточно рисковали уже. Позвольте, я один на этот раз отвлеку внимание караульных.

- Нет, Мольнар, не позволю. И дело то пустяковое, что такого в простейшем занятии стрельбой из лука? Мы ведь не браконьерствуем в королевском лесу, -
князь указал одному из слуг место где встать и направился вдоль берега озера, отсчитывая шаги.

- Но, если это не понравится королю, Вас снова посадят под арест.

- А что в том такого, Мольнар? - выкрикнул Ференц, остановившись на пятидесятом шаге, - Или Вы боитесь пропустить свидание с какой-нибудь красавицей?

- Князь! Я всей душой верен Маришке, племяннице графа Зрини. Вам ли не знать! - ответил уязвленный до глубины души Мольнар и отвернулся лицом ко дворцу, в знак протеста.

- Да полно, Мольнар. Все знают, что ты верен слову.

Князь указал слуге, где поставить мишени и вернулся к исходной позиции, где его уже ждал слуга с луком и первой стрелой. Он взял для начала лук и примерился ладонью, пробуя хорошо ли лежал. Затем он с силой натянул тукую тетиву и примерился для прицела. Лук был ладно сделан и хорошо сбалансирован. Такой бы лук ему не помешал на том шуточном состязании, которое затеяли любители маскарадов на вечере у Нинон де Ланкло в канун Великого Поста.

- Ты только что из наших земель, Мольнар. Скажи, что советники моего отца, все еще склоняются к переговорам с турками? - спросил он тихо, когда убедился в том, что кроме слуг, стоявших от них в пяти шагах, не было никого поблизости.

- Ваш дядя ведет переговоры с турками. Они настаивают на условии, что Вы примете корону из рук паши, выбранного самим султаном. Скорее всего это будет брат Великого Визиря. Его прочат в советники при Вашем Высочестве.

- Хм, как скоро мой дядюшка решает судьбу моей головы, - проговорил Ференц, прицеливаясь, - Даже советника для меня выторговал. Интересно, а знает ли об этих переговорах посол Фераджи?

- Это вряд ли, мой принц. Он прибыл задолго до меня. Известия могли и не достичь его караван, -
ответил Мольнар и выстрелил по левой мишени.

Его стрела просвистела в воздухе, легко пересекла расстояние в пятьдесят шагов и вонзилась в мешок с соломой, отметив средний круг мишени.

- Ваш дядюшка ждет письма с Вашей печатью и собственноручной подписью, чтобы действовать дальше.

- Хоть и на этом спасибо, - глухо проговорил Ференц, выпустив стрелу в правую мишень.

30

Отправлено: 30.03.16 23:59. Заголовок: Жизнь в королевском ..

    Жизнь в королевском дворце имела огромные недостатки и среди них практически отсутствие возможности планировать свои шаги. Если он хотел предстать перед своим патроном с раннего утра, то следовало подняться за два часа до назначенного времени для того, чтобы успеть позаботиться о своем скромном гардеробе и лично о себе, не говоря уже о нывшем от голода животе, требовавшем гораздо больше, нежели булочки и молоко, подаваемые в буфетных для разместившихся в гостевых покоях лиц. Решив не сражаться со временем и отсутствием личного слуги, д'Эрланже с раннего утра отправился в конюшню, выбрал для себя покладистую кобылку, радостно кивавшую головой в предвкушении утренней прогулки, и отправился к трактиру, что располагался как раз в пол-пути к Барбизону. Там он нашел сносный завтрак и даже комнатку для того, чтобы умыться и привести в порядок свой костюм, изрядно пострадавший после недавнего путешествия в Париж и обратно. Супруга трактирщика за известную плату отпрессовала белоснежную рубашку, купленную у нее же, и даже пришила пару застиранных, туго накрахмаленных кружевных манжет и воротничок для пущей важности костюма молодого человека. Выбритый и умытый, одетый в вычищенный от дорожной пыли сюртук и длинный жилет из набивной ткани, с белоснежным шарфом поверх воротничка и выпущенными волнами белых кружев на манжетах, д'Эрланже выглядел парижским щеголем, каким и желал казаться - ни больше ни меньше. Он не причислял себя к придворным щеголям, хоть и был представлен ко двору по рекомендациям, состряпанным когда-то свояком господина префекта. Достаточно было иметь пропуск в королевский дворец и быть лицом "особенного статуса", которому дозволялось проходить дальше приемной в покоях короля.

    Оставив щедрую плату трактирщику и его жене, д'Эрланже перемигнулся с невзрачным на вид коммерсантом, коротавшим утро за кружкой плохонького вина с тарелкой ветчины и вялой зелени. Соглядатай префекта ответил едва заметным кивком и продолжил игру в кости с азартным на вид игроком, выигравшим у него уже порядочную стопку монет. Игрок подолгу тряс кружку с костями, высматривая тем временем лица проезжавших мимо путешественников, задерживавшихся в трактире поставщиков провианта и провинциальных дворян, все еще прибывавших ко двору короля с поздравлениями Их Высочествам.

    Все было спокойно и без видимых происшествий. Впрочем, случись что, соглядатай тут же пошлет вестового к Ла Рейни и тот узнает о том, кто и сколько раз чихнул в трактире еще до того, как ему пожелают здравия. Система докладов и отчетов у мастера тайного сыска была поставлена на высший уровень, за что он и заслужил продвижение до чина парижского префекта.

    Вернувшись в Фонтенбло, шевалье оставил лошадь в конюшнях, отметив несусветный переполох, устроенный там королевскими шталмейстерами и мушкетерами из-за предстоявшего выезда короля и его свиты. Из скупых объяснений одного из конюхов он понял, что Его Величество назначил выезд на охоту в сопровождении небольшой свиты. Тщеславная мысль о том, что он мог сообщить префекту нечто, тому доселе не известное, тут же была погребена под спудом сомнений - да разве ж такие шумные приготовления возможно скрыть от глаз даже не посвященного в дела сыска человека?

    Выходя со двора конюшен, он слышал громкую брань лейтенанта д'Артаньяна. А вот это заставило шевалье насторожиться - лейтенант требовал лошадь для себя и еще одного сопровождающего, то было не похоже на приготовления к охоте, скорее уж походило на азарт погони.

    Ла Рейни скорее всего был на приеме у короля и готовился дать отчет о краже в луврском хранилище архивов и неслыханном деле о похищении графа де Сент-Амана и его сына, а это значило, что у шевалье было еще время размять ноги и прогуляться вдоль набережной, чтобы собрать воедино собственные догадки и сомнения относительно их приключений в Париже. Согласившись таким образом поправить свои планы на утро, д'Эрланже направился к Озеру. Еще не дойдя до каменного пояса набережной, он заметил двух стрелков из лука, стрелявших по мишеням из тюков соломы, установленных на приличном, нет, уважительном расстоянии от них - да это настоящие стрелки, а не праздные любители, подумалось Анри Жискару, и он, движимый любопытством, приблизился к стрелкам.

    - Надеюсь, я не помешаю Вам, господа? - поинтересовался он и снял шляпу, - Шевалье дЭрланже к Вашим услугам... о, князь! - удивленный взгляд шевалье изучал непривычный наряд мадьярского принца, одетого во французское платье, - Простите, я не сразу узнал Вас в этом костюме.

31

Отправлено: 05.04.16 23:31. Заголовок: - Месье, - Мольнар п..

- Месье, - Мольнар первым поклонился подошедшему к ним молодому человеку и поспешил представиться, - Граф Имре Мольнар, прибыл из трансильванских владений Его Высочества.

Удивление шевалье, не узнавшего князя в придворном платье, заставило Мольнара осмотреть непривычно узкие и тесные рукава собственного камзола. Заметив этот жест, князь усмехнулся и наклонил голову на бок, прицеливаясь для второй попытки. Он медленно натянул тетиву своего лука и выпустил стрелу так плавно и мягко, словно и не собирался попасть в мишень.

- Есть, князь! - выкрикнул мадьяр-гайдук, показывая рукой на место в центре мишени, пробитой стрелой насквозь.

- Шевалье! Вы как раз ко времени! Мы только что начали тренировку. Позавчера на вечере у герцога Орлеанского только и разговоров было о турнире по стрельбе из лука. Я подумал, что подготовка будет нелишней.

Князь говорил легко и непринужденно, как будто они с Мольнаром и впрямь были увлечены стрельбой по мишеням, и из разговор был не о судьбе мадьярского престола, а о ленточках красоток из свиты королевы или герцогини Орлеанской. Но, заметив, что с шевалье никого не было, он тут же вернулся к прежнему серьезному тону.

- Какие новости, месье? Я слышал, что нас с Ласловым арестовали, приняв по ошибке за турок. Как видите, я даже велел моей свите переодеться во французское платье по такому случаю. Но не сказал бы, что это оказалось по вкусу некоторым из нас. Что происходит во дворце?

В глазах князя было вопросительное выражение, но далеко не пустое любопытство. Из слухов, витавших при дворе, он знал о недавней поездке д'Эрланже вместе с поверенным в делах придворного архива в Париж, а из одного из документов, найденных на письменном столе Ла Рейни, он понял, что эта поездка была далеко не увеселительной и два эмиссара парижского префекта попали в какую-то темную переделку с участием то ли турок, то ли сирийцев.

- Видите ли, шевалье, я человек вольнолюбивый, а вот Ваш шеф так и норовит состряпать для меня или моих друзей какое-нибудь обвинение, чтобы оставить под замком. Надолго, причем. А мне это крайне неудобно, - Ференц дружески улыбнулся и протянул лук и стрелу шевалье, - Видите ли, я увлечен, неожиданное и прекрасное чувство. И мне совсем не хочется томиться под домашним арестом невесть за какие прегрешения именно сейчас.

32

Отправлено: 06.04.16 22:28. Заголовок: Шевалье с интересом ..

Шевалье с интересом посмотрел на молодого человека, представившегося ему. На вид граф Мольнар был похож на военного, выправка, осанка, даже формулировка его представления - все это говорило о военной выучке и привычке к дисциплине - ни слова более того, что требуется по протоколу.

Пока князь целился в мишень, дЭрланже стоял, заложив руки за спину, являя собой образчик придворного бездельника - интересно поглазеть, кто чем занимает себя, спасаясь от скуки, только и всего. Однако же, князь сам прервал эту игру и повел разговор напрямик к интересовавшему его вопросу.

- О, так это вас арестовали вчера вечером? А переполох устроили тот еще, - не поведя и бровью, обронил шевалье и взял длинный лук в руки, - Стреляю я, кстати, еще хуже чем, езжу верхом. Вырос то я в городе. А там какая стрельба - детьми из рогаток, а чуть постарше сделались, то нас дядька-привратник в коллеже Наваррском учил стрелять по порожним бутылкам из пистолетов. Длинноствольные такие, из арсенала коллежа были. С ними целиться одной рукой было ох как нелегко, хоть рогатину ставь, как для мушкета.

Он приложился щекой к туго натянутой тетиве и нацелил стрелу. Стрелять то он умел, особенно же из лука, дядька научил Мотылька, да только не в коллеже дело было, а во Дворе Чудес. Слукавил то АнриЖискар по привычке - к чему выдавать свои умения, если проще прикинуться простачком, таким, какой и должен служить у префекта в помощниках - простофилей.

- А новостей то особых и нет. Если арестовали Ваше Высочество, так, стало быть, настоящие преступники все еще в бегах. Я и сам не очень-то в курсе того, что происходит. Меня посылали в Париж за разъяснениями. Там я встретил капитана де Варда - так вопросов еще больше возникло. А во дворце неразбериха полная, Ваше Высочество. Мой шеф, он же не для забавы людей в Канцелярию приглашает. Для дознания. Ему ответы нужны, как и всем. Ему то перед королем отчет держать. Одни жалуются на кражи, другие на поруганную честь, третьи клянут дорожный разбой. И все к нам, в Канцелярию. А что мой шеф? Он префект Парижской полиции, а при дворе он всего навсего докладчик. И только то. Вот ухватил он ниточку в расследовании, потянул, а вот нате вам, господин префект, этого господина не расспросишь, чин у него такой, недозволительный, того в Канцелярию не вызовешь - скандал дипломатический разразится, третьему обвинение не дашь, даже при наличии всех улик - он же с самим герцогом на короткой ноге. Ну так и полнейшая неразбериха во дворце, доложу я Вам. Я бы, будь моя на то воля, в Париже так и оставался бы - там хоть ясно, кто вор, а кто обыватель. И допрашивать можно по всей строгости.

Прицел вышел слишком точный, АнриЖискар только тогда и опомнился, когда стрела уже сорвалась с прицела. Ай... не хватало еще, чтобы мадьярский князь признал в нем одного из недавних своих соперников по состязаниям в стрельбе из лука. Длинноносая маска венецианского дожа хоть и скрывала лицо помощника префекта, но ведь почерк выстрела не скроешь просто так.

- Везет дураку, - выпалили дЭрланже, перекрикивая мадьяра, караулившего возле мишени, - Попал, кажется. Даже в яблочко. Жаль, ставку не сделал. Второй раз так уже не попаду, а?

33

Отправлено: 13.04.16 23:29. Заголовок: - А верхом Вы ездите..

- А верхом Вы ездите лучше, чем стреляете? - прищурясь, спросил князь, после того, как стрела шевалье угодила едва ли не в самый центр мишени, - Похвальная меткость для новичка. Если конечно прежде Вам не доводилось стрелять из лука.

Он кивнул Мольнару и тот вскинул лук, прицеливаясь в правую мишень. Пока граф примеривался к дуновению ветра, усиливавшемуся с каждой минутой, князь внимательно рассматривал руки шевалье. Тонкие запястья, длинные пальцы - ничего странного для дворянина, но, что привлекло внимание Ференца, так это отсутствие каких-либо украшений - ни даже самой скромной печатки на пальцах, ни даже следов от колец или перстней, да и кожа была загорелой и далеко не столь нежной, как у обычных завсегдатаев салонов, которых князь успел повидать в Париже. Нет, это были руки деятельного человека, привыкшего все делать самостоятельно - седлать лошадь, чистить оружие, возможно, что и собственный гардероб также. Кто же он, дворянин из обедневшей, но, как водится, благородной семьи, или выслужившийся до чина помощника префекта амбициозный стряпчий из тех, что берутся за любые дела в сыске, лишь бы получить повышение, а может и того выше - дворянские грамоты?

- Шевалье... - проговорил Ференц, но не стал озвучивать свои вопросы, - Не странно ли, что за время моего пребывания в Париже, я так и не встретился с Вами? А ведь господин кардинал, упокой Господь его душу, рекомендовал мне месье Ла Рейни, хоть и не напрямик, а через третье лицо. С Вашей помощью я бы гораздо быстрее освоился в Париже. Досадное упущение.

Мольнар выстрелил после того, как с минуту или две целился, но, не смотря на тщательный прицел, его стрела все равно скосила влево и пролетела мимо мишени. Ференц взял из рук шевалье свой лук и приложил стрелу. Что-то знакомое, давнее, но не забытое мелькнуло в его памяти и он обернулся к шевалье, стоявшему к нему в профиль. Нет, это лицо он точно не видел. Но, не в том ли все дело?

- Ветер, чертяка, прицел сбивает, -
проворчал Мольнар и отшвырнул свой лук в траву, - Сегодня уже не выйдет пострелять, гроза собирается.

- Нет, гроза уже пролетела. Этот ветер как раз относит все тучи в сторону Парижа, -
проговорил Ференц, прицеливаясь.

Он выстрелил, выпустив стрелу чуть под углом к мишени, так что порыв ветра направил ее прямо в цель. Даже не глядя на результат, Ференц повернулся спиной к мишеням и указал на вереницу егерей и конюхов, ведших на поводу около двух десятков лошадей в сторону двора Белой Лошади.

- Кажется, Его Величество готовится к верховой прогулке. Или к охоте, - сказал Мольнар, указывая на дальний конец Лужайки, где из-за деревьев виднелась крыша псарни. Вся округа огласилась протяжным грудным лаем гончих псов, которых егеря вели к воротам парка.

- Ваш выстрел, шевалье. Попытайте счастье еще раз, а вдруг уроки привратника не прошли даром. Кстати, что верно, то верно, с беседами, я имею в виду. Далеко не все те, кто что-то видел, спешат поделиться, и наоборот, те, кто не знают ничего, успевают домыслить на ходу и рассказывают с три короба выдумок. Вот и я совершенно не понимаю, каким образом гвардейцы капитана де Варда могли принять меня и моего друга за турок. Или же это была чья-то злая шутка? Как Вы думаете, шевалье, мог кто-нибудь надоумить этого сержанта Дезуша арестовать меня, якобы приняв за другого? Я бы, ей-богу, оценил эту шутку... если бы знал имя шутника, то и злиться на него не стал бы.

34

Отправлено: 14.04.16 23:23. Заголовок: Трудно было уловить,..

Трудно было уловить, шутил ли князь, спрашивая Анри Жискара о верховой езде, да и пристальный взгляд графа Мольнара не позволял расслабиться. Мотылек уже мысленно ругал себя за излишнюю болтливость, зачем было вообще говорить о делах Канцелярии? Неужели, его мало учили вести салонные беседы о светских глупостях, подразумевавших широкий кругозор собеседника и совершеннейшую пустоту взаимных интересов?

- Из лука я почти не стрелял. Так, баловство да и только, - обронил д'Эрланже, прежде чем прикусить язык - не хватало еще рассказать о недавнем курьезе на одном из званных вечеров в парижском высшем свете, где салонные львицы и великосветские тузы соревновались между собой в стрельбе из лука. А ведь князь был там, хоть и под маской. Будь он там один, то может ему и удалось бы срыть свою личность, мало ли кому вздумалось переодеться в чудной длиннополый кафтан. Но князь был в компании своих дворян, диковинный акцент в речи которых не мог не привлечь внимания. Не был ли тот черноволосый мадьяр, зачинщик шутовского питейного состязания из "чаши орла", арестован вместе с князем на парижской дороге?

- Да, мне очень жаль, что я не был представлен Вашему Высочеству раньше. Для меня это честь, дорогой князь, - доля лести, положенной по дворцовому этикету, сочеталась с искренностью в голосе д'Эрланже, он и впрямь считал для себя честью знакомство с Ференцем Ракоши, самым необычным из принцев и герцогов, о которых он слыхал, и которых встречал.

- Ветер, чертяка, прицел сбивает, - проворчал граф Мольнар после неудачного выстрела, но д'Эрланже почувствовал в этой фразе легкий подвох - граф помогал ему перевести тему беседы из неудобного русла, намеренно или случайно?

- Не повезло, - проговорил Анри Жискар и демонстративно посмотрел в небо, - Тучи то какие! Неужели снова гроза? Вроде бы только что отгремело. Вы ведь не попали под тот ливень, что пролился всего пол-часа тому назад?

- О нет, мы как раз только собирались выйти из дворца. Пришлось переждать немного. А заодно мы пропустили мимо себя толпу придворных, следовавших за королем, - охотно поддержал новую тему Мольнар и князь с такой же готовностью поддержал его.

- Да, гроза знатная была. А будет ли охота, я не знаю. Но, может быть Его Величество отдал распоряжения еще раньше и не отменял их?

Как только шевалье взял лук и приладил стрелу к прицелу, князь снова заговорил на щекотливую тему арестов и допросов. Это не могло быть совпадением и наверняка за незначительными вопросами лежал важный интерес. Но к чему же?

- Шутка? - стрела сорвалась с пальцев шевалье и пролетела высокой дугой далеко в сторону от мишени, - Вы полагаете, что кто-то мог пошутить на Вашим Высочеством столь неподобающим образом? Но... нет... арест это далеко не личное дело, это не предмет для розыгрышей. Нет, я правда же не думаю так.

Веснушчатое загорелое лицо д'Эрланже даже покрылось пятнами яркого румянца, настолько смутило его это предположение. Как бы то ни было, а он и помыслить не мог, что кто-то стал бы использовать гвардейцев и ведомство префекта Ла Рейни шутки ради. Но, может быть для сведения личных счетов?

- Неужели Ваше Высочество полагаете, что у Вас есть недоброжелатели при дворе, кто посмел бы пойти даже на такой поступок? Это нельзя назвать шуткой, даже при всем желании. Ведь Вас могли отвезти в Париж, в Шатле. А тамошние комиссары очень долго разбираются с определением личности. Дело могло зайти в тупик и Вы оказались бы под арестом куда дольше чем одна ночь. Это серьезно.

35

Отправлено: 15.04.16 02:03. Заголовок: - Не повезло, - согл..

- Не повезло, - согласился Ференц и махнул рукой гайдукам, чтобы те унесли мишени и луки со стрелами, - Если хотите, шевалье, мы можем поупражняться в стрельбе. Чем черт не шутит, а вдруг Вам когда-нибудь пригодятся навыки меткой стрельбы. Граф Мольнар, кстати, мастер своего дела. А граф Шерегий... не знаю, встречали ли Вы его при дворе, он прекрасно разбирается в оружии.

- Боюсь, что мне будет совершенно нечему учить такого мастера, как Вы, шевалье, - Мольнар учтиво склонил голову, но князь только махнул рукой - в его планы не входила излишняя скромность, напротив, он подумал о том, что иметь в друзьях помощника королевского префекта никогда не лишне, а что может быть лучше, чем дружба, скрепленная совместными упражнениями в стрельбе?

- Кстати, я не очень то разбираюсь еще в придворных премудростях. В Париже я посещал время от времени зал для фехтования. Возможно, Вы знаете, тот, что недалеко от Тампля. Но вот в Фонтенбло я впервые и совершенно теряюсь. То есть, действительно теряюсь, -
тут Ференц вполне искренне и неподдельно рассмеялся, вспомнив свои плутания по коридорам дворца, - Мне очень нужна помощь человека, знающего двор. И королевский дворец.

А еще было бы неплохо узнать, как скрепляются такие полу-дружеские, полу-деловые союзы при французском дворе, подумалось князю. Шевалье был дворянин, по рождению или по выслуге, неважно, вопрос был в том, можно ли предложить ему солидную сумму в обмен на некоторые дружеские услуги, не задев при этом его гордость и честь.

- Там кто-то скачет в нашу сторону, князь, -
тихо проговорил Мольнар и указал рукой на парковую аллею, - Клянусь святым Иштваном, это мадьяр!

- Надо же... а я не ждал, что вести о прибытии обоза будут так скоро, -
Ференц повернулся к д'Эрланже, - Друзья или враги, кто-то мог сыграть со мной шутку, шевалье. Вопрос лишь в том, кто и с каким умыслом. А что, по-Вашему, шутка могла обернуться куда большей бедой, чем сидение ночь напролет в темном подвале? - спросил он, стараясь не выдать усиливавшееся волнение при виде взмыленной в пену лошади всадника, - Пожалуй, Вы правы, окажись я в Шатле, и тогда мы вряд ли стреляли сейчас из луков. Ну, разве что я развлекал бы себя метанием камешков в угол своей камеры.

- Стой... куда... стой, - Мольнар схватил обезумевшую от быстрой скачки лошадь под уздцы, когда та взвилась на дыбы, едва не сбив с ног князя.

- Э, да ты спешил, как будто ехал от самого Парижа, - не моргнув и глазом сказал Ференц по-мадьярски и кивнул гонцу, чтобы тот говорил.

- Князь, на обоз напали, -
выпалил тот, - Грабители на дороге. Мы отбились. Отстрелялись. Но увели подаренных Вам лошадей. Мы специально в поводу их вели, чтобы не переутомить в дороге. Еще одну из телег...

- Что еще? - тихо спросил князь и его лицо сделалось жестким и суровым как на портретах его предков трансильванских властителей, - Что еще?

- Да почти ничего не украли. Мы пальбу открыли, чуть в рукопашную не встряли. Так они и на попятный пошли. Только... - гонец тяжело выдохнул, переводя дыхание, но не посмел тянуть с ответом под грозным взглядом, - В седельной сумке на одной из лошадей были документы. Письма для Вашего Высочества.

- Дьявол и преисподняя! - выкрикнул в сердцах Ференц и топнул ногой, - Разрази меня гром, это же самое важное! Как вы могли вообще додуматься везти документы в седельной сумке? - он добавил еще несколько более грозных проклятий в адрес напавших на обоз мерзавцев и обернулся к д'Эрланже, - Простите, шевалье... это чертовски неприятная новость.

- Князь, граф д'Артаньян был там. Он просил никому... он посоветовал, - поправился гонец, когда в синих глазах Ракоши блеснула угрожающая молния, - Граф посоветовал никому не говорить об этом случае.

- Так и мушкетеры были там? Прекрасно! - Ференц снова обернулся к шевалье, - У меня появилось срочное дело, шевалье. Я буду рад снова встретиться. Заглядывайте ко мне, мои покои всегда открыты для друзей, - сказал он и взял из рук гайдука шляпу, украшенную темно синим плюмажем, - За мной, господа!

// Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 4 //

36

Отправлено: 16.04.16 02:00. Заголовок: - Ваше Высочество, я..

- Ваше Высочество, я смиренно принимаю Ваше приглашение, - д'Эрланже поклонился князю, не упуская из виду выражение лица графа Мольнара, как видно, от того не укралось то, как уверенно шевалье целился из лука, - Меткий глаз и точная рука - это полезное оружие в моей службе. А учиться у признанного мастера своего дела, у Вас, это честь для меня.

Какие еще любезности нужно было высказать, Анри Жискар не знал, так как, не смотря на попытки Ла Рейни внедрить его в светское общество, опыт общения с салонными мастерами слова у него был слишком мал. К счастью, князю и не были нужны его заверения в чем бы то ни было.

- Как бы это сказать, Ваше Высочество, я хорошо знаком с дворцом, это верно. Но, я совершенно не знаю двор, - простодушно ответил д'Эрланже, не кривя при этом душой, - Некоторые личности известны мне по долгу службы. Те из придворных, кто имели несчастье обратить на себя внимание Канцелярии, - он деликатно кашлянул в ладонь, - Замеченные в чрезмерном азарте в игорных салонах или в излишне вспыльчивом поведении. Но, вряд ли Вас заинтересует мнение или сведения о дворянах, поступающие от полицейского.

От дальнейших откровений шевалье спасло появление гонца, примчавшегося на взмыленном скакуне со срочным донесением для князя. Пока мадьяры говорили на своем языке, шевалье сделал вид, что занят вычиткой заметок в своей книжице для коротких записей, умещавшейся на его ладони. Он лишь изредка косил взглядом в сторону князя, стараясь понять по его тону, о чем именно шла речь. Гонец прискакал издалека, вероятнее всего с парижской дороги. Значит, там что-то случилось. Но ведь в таверне у Барбизона все было тихо и спокойно. Что могло стрястись? Имя лейтенанта мушкетеров, произнесенное гонцом привлекло внимание д'Эрланже, он повернул голову в сторону мадьяр.

- Срочное дело, Ваше Высочество? - приходилось разыгрывать должное непонимание, так что Анри Жискар ответил Ракоши и Мольнару поклоном и оставался стоять у набережной, глядя им вслед, - Еще раз благодарю за приглашение.

В уме он наскоро собирал воедино кусочки подслушанного им разговора, чтобы понять, что на самом деле стряслось. Если всадник примчался со стороны дороги, то явно не с главной, а с той, что вела в объезд. Там был лейтенант д'Артаньян, а значит, дело каким-то образом касалось и мушкетеров. А если вспомнить потемневшие от гнева глаза князя и то, с какой яростью он топнул ногой, сыпля проклятиями на мадьярском, то можно было с верностью на девять к десяти сделать вывод, что происшествие напрямик затронуло личные интересы князя. Бежать и докладывать Ла Рейни о своих выводах было бессмысленным - все равно отчет о происшествии рано или поздно будет лежать на столе у префекта. Но у шевалье была возможность дополнить этот отчет фактами, увиденными им воочию - а это уже куда как ценнее голословных догадок.

Не мешкая более ни минуты, Анри Жискар бросился бежать напрямик через парк к казарме мушкетеров. Если в дворцовой конюшне свободных лошадей перед выездом короля было не сыскать днем с огнем, то всегда был шанс отыскать лошадь у мушкетеров. Шевалье прекрасно знал о распоряжении лейтенанта всегда держать несколько лошадей оседланными на случай экстренного выезда. И скорее всего такой случай как раз подвернулся.

// Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 5 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Озеро. 6