Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Озеро. 6


Парк Фонтенбло. Озеро. 6

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

Утро 04.04.1661

https://c.radikal.ru/c25/1902/34/9d7f45f273d0.png

2

Отправлено: 03.01.16 23:56. Заголовок: Неужели ему поверили..

// Дворец Фонтенбло. Приемная и кабинет Его Величества. 4 //

Неужели ему поверили? Уши Франсуа загорелись еще сильнее, полыхнув под густой русой шевелюрой, грозя испепелиться в одночасье под пристальным взглядом господина лейтенанта. От мысли, что ему пришлось соврать этому благородному и отважному человеку, сердце Виллеруа заколотилось еще сильнее, а щеки и шея занялись таким же алым цветом, как и его уши.

- Поручено. Да, - сглотнув ответил маркиз уже не столь уверенным тоном, но тут же подтянулся и выпятил грудь при виде благосклонной усмешки, которой наградил его старый гасконец, - Точно так.

А вот компания в лице виконта де Шалона, угрюмо посмотревшего на него исподлобья, вовсе не обрадовала Виллеруа. Он и не собирался добегать до конюшен - хватило бы только добежать до первой же парковой аллеи, а там уж до озера рукой подать! Он как-то неестественно улыбнулся в ответ на лейтенантское благословение и попятился к выходу.

- Не туда, маркиз, - бросил ему де Шалон и указал на парадные двери, - Так быстрее будет, а далее через лужайку прямиком до манежа. Да не боитесь же Вы промочить Ваши туфли, месье?

- Что? -
обиженно выпятив губу протянул Франсуа, напомнив присутствовавшим, что хоть он и сделался героем дня, нет, пожалуй даже на пару дней до новых более ярких происшествий в мушкетерской жизни, но оставался все тем же недорослем, крайне чувствительным к любым шуткам в адрес своего гардероба или талантов.

- Идемте же, -
с другой же стороны с виконта как рукой сняло всю его усталую угрюмость при виде юношеской запальчивости, - Не принимайте близко... не к сердцу, маркиз, не к сердцу.

За их спинами лейтенант уже расспрашивал второго караульного мушкетера о ночной вахте и де Шалон по-дружески, хоть и не слишком учтиво, подтолкнул Виллеруа к выходу. Троекратное эхо прокатилось под сводами зала и донеслось до их ушей грозным "Тысяча чертей", едва они успели выйти в огромный вестибюль, в иные дни служивший малой приемной или местом для ожидания очереди на аудиенцию и чести быть пропущенным в Большую Приемную залу.

- А теперь, маркиз, валяйте, бегите, куда задумали, а я к конюшням, - проговорил де Шалон, чуть ли не бегом спускаясь по лестнице.

- А разве ж, -
Виллеруа удивленно оглянулся на закрывавшиеся за ними застекленные двери главного входа, - Ну так что ж, я тогда побегу... да! Благодарю, виконт! Мы сочтемся, я у Вас в долгу!

Не зная, что именно побудило виконта так скоро избавить его от своей компании, а точнее, надзора, маркиз побежал прямиком через большую лужайку к озеру, не взирая на обильную росу и неглубокие лужицы, сверкавшие в лучах восходящего солнца. Его элегантные туфли с огромными голубыми бантами промокли почти насквозь еще до того, как маркиз успел добежать до середины лужайки. Сворачивать на гравиевую дорожку, огибавшую всю лужайку, не имело смысла, так что Франсуа, весело гикнув от внезапно охватившего его смеха, так и добежал до самого озера. Зябко закутавшись в плащ, захваченный им скорее ради красоты и полноты ансамбля сшитого на заказ новенького костюма для прогулок, он оглядел берег в поисках подходящего для встречи с Орой места. Огромный вековой дуб гостеприимно раскинул ветви низко на землей - достаточно, чтобы скрыть тех, кому вздумалось бы посидеть в его тени. Поправив щегольскую шляпу с голубым пером, Франсуа направился к дубу, насвистывая песенку, чтобы перебороть охватившую его дрожь.

3

Отправлено: 06.01.16 02:31. Заголовок: Кутаясь в шаль и при..

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 6 //

Кутаясь в шаль и прижимая к груди корзинку с завтраком, мадемуазель де Монтале прокралась по коридору и через гостиную Мадам, тихонько приотворила дверь в приемную и… тут же прикрыла ее обратно, прежде чем два рослых гвардейца в красных мундирах с лилиями успели обернуться на шум.

К счастью, толстый ковер, устилавший гостиную, скрадывал звук шагов, и Ора, опрометью промчавшаяся обратно в коридор, ведущий к комнатам фрейлин, сумела сделать это практически бесшумно. Надо же было быть такой гусыней и вовсе не подумать о караульных, которые всю ночь стерегли подступы к покоям герцогини Орлеанской!

Ругая себя за недомыслие, девушка шмыгнула в буфетную, а оттуда на ставшую почти родной темную лестницу, по которой можно было так удобно спуститься в парк совершенно никем не замеченной. Правда, это означало, что ей придется обежать кругом почти весь корпус, отведенный чете Орлеанских, но значит такая мелочь в восемнадцать резвых лет?

Маленькие ножки фрейлины летели по белоснежному гравию, как по облакам, и Ора, улыбаясь теплым лучам солнца, утешала себя тем, что Франсуа, в любом случае, должен быть так рад тому, что она вообще сумела прийти, что не станет сердиться на нее за небольшое опоздание.

Тем более, что самого маркиза на пустынном берегу не наблюдалось.

Замедлив шаг, Ора озадаченно насупилась, разглядывая пустынный причал и замершие на золотой глади озера гондолы. Где же Франсуа? Неужели забыл? Проспал? Или по своей рассеянности перепутал время? А она тут со своей дурацкой корзинкой…

Девушка остановилась, чувствуя себя бесконечно глупо, не в последнюю очередь из-за того неприличного воодушевления, с которым она кинулась на это свидание спозаранку, когда ей в голову пришла счастливая мысль отвлечься от того места, где по утрам имели обыкновение купаться - ну, мало ли кто имел, в самом деле – и с большим вниманием изучить берег, выходивший не к дворцу, а к парку.

Да вот же он!

Все переживания немедля вылетели из кудрявой головки Монтале, и, перехватив корзинку одной рукой, она радостно замахала юноше, дожидавшемуся ее у раскидистого дерева на самом берегу. А затем чинно и грациозно заскользила по траве, чуть приподняв пальчиками юбку, чтобы не измочить подол в росе.

- С добрым утром, господин маркиз, - Ора церемонно присела в реверансе, протянула шагнувшему к ней Виллеруа руку, но прежде чем он успел поднести ее пальцы к губам, уронила корзинку на траву и, смеясь, сжала его ладонь обеими руками. – Боже мой, как я рада вас видеть! Но скажите честно, отчего же это вы забрались в такую даль от причала? Я было решила, что вы пошутили надо мной, Франсуа, и не явились вовсе! И собиралась ужасно на вас рассердиться, правда-правда!

4

Отправлено: 06.01.16 17:37. Заголовок: Дожидаясь Ору, марки..

Дожидаясь Ору, маркиз нетерпеливо переминался с ноги на ногу, хлюпая подошвами промокших туфлей и с еще большим усердием потирая замерзшие от утренней свежести руки. Он зябко подернул плечами и плотнее запахнул плащ, не заботясь уже о том, насколько выгодно темно синий бархат оторочки на плаще оттенял синюю парчу камзола, обильно украшенного белыми и голубыми атласными лентами. Надо было одеть охотничий костюм, который хоть и выглядел совсем просто и обыденно, зато был куда практичнее и для ранних прогулок по невысохшим от росы лужайкам. Франсуа окинул взглядом густую траву, прикидывая в уме, мог ли он позволить себе пригласить Ору присесть с ним на траву. Это вряд ли, рассуждал он, ведь Ора не станет губить свое платье ради удовольствия сидеть на мокрой траве. Разве только... Франсуа тут же расстегнул застежку плаща и хотел было бросить его на землю, чтобы испытать на прочность.

Со стороны озера послышались легкие шаги, даже не шаги, а всего навсего шелест гравия, будто ранняя птичка решила пробежаться по садовой дорожке. Молодой человек поднял голову и тут же широко улыбнулся и взмахнул рукой в ответ на приветствие.

- Ора! Это Вы! Как же я рад! -
воскликнул он и тут же шагнул навстречу к девушке, позабыв на расстегнутый плащ, соскользнувший с его плеч, - Как же я рад, что Вам удалось выбраться! Я верил, я знал. Да да да! И я специально заставил Люка будить меня каждый час, чтобы мне не проспать. Но он такой соня... мне пришлось следить за часами самому.

Он был готов без умолку говорить обо всем на свете, когда почувствовал, как тяжелые складки плаща соскользнули на землю позади него, но даже это обстоятельство не остановил поток слов, хранившихся в груди маркиза со времени их последней встречи с мадемуазель де Монтале.

- Разве же здесь далеко? Я просто искал красивое место, чтобы предложить Вам присесть, -
он обернулся и посмотрел на плащ, - Но мы можем сесть у самого причала. Так Вы сможете любоваться карпами... о, их тут видимо невидимо. Ее Величество ежедневно кормит их во время своих прогулок. Они совершенно ручные - только завидят кого-то у берега, тут же плывут за кормом... о, а у Вас и корм есть!

Обрадованный наличию корзинки с булкой, которая торчала из под скромной салфетки, закрывавшей остальные припасы, маркиз схватил одной рукой плащ, а другой подхватил ладошку девушки.

- Я бы ужасно расстроился, если бы Вы рассердились на меня, милая Ора. Вот правда же. Ведь я совершенно не хотел обидеть Вас или подшутить таким недостойным образом.

Он горячо пожал ладошку Монтале и с жаром поцеловал ее пальчики, повторяя заученные когда-то уроки галантного обхождения всякого достойного кавалера с дамой, заслуживающей почтения и восхищения. Но, поцелуй руки показался ему холодным и отстраненным знаком приветствия, совсем не таким, как он рисовал в своем воображении. Они как раз подошли к краю набережной, о стены которой тихо плескались волны озера, потревоженные легким утренним ветерком.

- Смотрите, вот они! - Виллеруа отбросил плащ позади себя и указал свободной рукой на золотистую водную гладь, туда, где в глубине навстречу к ним плыли карпы, отсвечивая в серебром своих чешуек, - Здесь удивительно красиво... и тихо, когда никого нет, - зачем-то сказал он, чтобы прервать внезапное молчание, а потом прижал ладонь девушки к своей груди и посмотрел в блестящие черные глаза, - Представляете, Ора, я пережил такое, что чуть не умер от страха. Только Вам я могу признаться... никому больше. Ведь Вы то не станете смеяться надо мной. А я... вот в ту минуту, когда мне показалось, что она была последней, я вдруг так разозлился на себя за то, что так мало успел в этой жизни и больше никогда не расскажу Вам веселых историй, что у меня аж в глазах потемнело. А потом... я даже не помню как все произошло. Тот человек замахнулся на меня ножом. Раздался выстрел. Он упал прямо на меня. А я так и остался лежать ни жив ни мертв. Пока граф д'Артаньян не оказался прямо надо мной. Он уволок того человека и вытащил меня. Уф... я тогда поклялся себе, что прежде чем умру, расскажу Вам все все все, - он серьезно посмотрел в глаза девушки и снова улыбнулся, но не той уверенной улыбкой, с которой воображал себе эту встречу, а скромно, словно стеснялся, что не оказался тем настоящим героем, каким мечтал быть в глазах своей милой де Монтале, - У меня столько историй, милая Ора! Давайте же присядем. Я не отпущу Вас, пока не расскажу хотя бы половину!

5

Отправлено: 10.01.16 01:10. Заголовок: - Корм? Да, корм у н..

- Корм? Да, корм у нас есть, - хихикнула Ора, подбирая корзинку, чтобы позволить маркизу увлечь себя в сторону лодочного причала. – Только он, вообще-то, не для карпов…

И правда, о карпах она думала меньше всего, да и возвращаться к набережной ей не слишком хотелось, уж больно хорошо эта часть берега просматривалась из окон этажа, отведенного свите Мадам. Все как-то упорно складывалось вопреки ожиданиям девушки, и вместо того, чтобы встретиться у лодочек, а затем удалиться вглубь парка, они с Виллеруа шли с точностью наоборот. Но душечке Монтале ужасно не хотелось выглядеть в глазах Франсуа капризной кокеткой, которой все не так, все не по сердцу, и она послушно следовала за ним, решив положиться на опыт молодого придворного.

Что удивительно, маркиз не соврал. Карпы были. Стоило им остановиться на краю гранитного парапета, как в воде тут же мелькнула огромная золотая спина. А за ней еще одна. И еще.

Задумавшись над тем, хватит ли у них хлеба на такую прорву, и что, в результате, останется им двоим, Ора не сразу сообразила, что не отвечает на реплики Виллеруа, а маркиз, решив, видимо, вернуть ее интерес, схватил девушку за руку и заговорил с ней совсем другим тоном, слишком серьезным для романтического свидания солнечным апрельским утром.

В первое мгновение Монтале подумала было, что сейчас ее ждет признание, и сердечко ее невольно сжалось в предвкушении (сладком или тревожном? она и сама не могла бы этого сказать). Но с уст юноши  срывались странные, пугающие слова, и постепенно смешливые искорки в глазах мадемуазель погасли, сменившись изумлением и тревогой.

- Нож? Выстрел? Вы чуть не умерли, маркиз? Боже мой, да что же за ужасы вы мне рассказываете! А я-то… я думала, что вы все это время были с Его Величеством! Охотились! А вы… вы могли умереть. О господи!

Виллеруа мог бы и не предлагать ей сесть: ноги Монтале подогнулись сами собой, и она практически упала на первую из ведущих к воде ступенек, глядя на маркиза округлившимися глазами, сделавшимися совсем огромными на побледневшем от волнения личике фрейлины.

- Кошмар какой… я ничего не понимаю, - пролепетала она, прижимая к груди корзинку с завтраком. – Расскажите же, расскажите же мне все, умоляю вас, Франсуа!

Надо было взять себя в руки, заняться чем-нибудь практичным и полезным – к примеру, достать из корзинки еду и разложить ее как можно красивее и изящней – но у Оры дрожали губы и пальцы, и развязывать узлы, которыми была затянута накрывающая корзину салфетка, не было ни малейшей возможности.

6

Отправлено: 10.01.16 02:23. Заголовок: Удивление девушки бы..

Удивление девушки было вполне ожидаемым, но в своих воображаемых диалогах маркиз представлял себе совсем другие вопросы, точнее, он их даже и не слышал, а готовил ответы загодя, пересказывая пережитые им приключения. И вот, сидя рядом с предметом своих грез, он во все глаза смотрел в ее лицо, осознавая, что вместо героических побед он описывал ей все пережитые им ужасы и тот смертельный страх, который наверное никогда в жизни не позабудет.

- Мы... да, мы должны были охотиться с Его Величеством. Наверное. Мы с Бонтаном поехали вперед. Верхом. А граф де Сент-Эньян, -
тут он сглотнул и уже без прежнего энтузиазма и гораздо тише продолжил, - И музыканты, приглашенные на вечер, ехали в карете Ее Высочества.

Нет, решительно он делал что-то не так. Он посмотрел в широко раскрытые от волнения глаза Оры, читая в них самый неподдельный ужас, и почти раскаялся в своей попытке сорвать лавры героя.

- Все обошлось хорошо, моя Ора, -
он уверенно коснулся руки девушки, которой та прижимала корзинку к груди, - Я жив и здоров. И почти невредим. Это было самое настоящее приключение. Мы с Бонтаном ехали через Версальский лес. И Вы представляете, там оказались разбойники! - позабыв о пугающей стороне истории, Франсуа взахлеб рассказывал о своем похищении, как будто бы это была история, прочитанная им в романе, - Они перехватили нас, украли коней, а нас связали и бросили в конюшне заброшенного замка. Я пытался отбиваться. Да. Но, негодяи были вооружены. А я не успел даже шпагу выхватить. Но мне удалось вырваться. То есть, выпутаться, - не уверенный, следовало ли демонстрировать юной фрейлине полученные им боевые раны, Франсуа на минуту умолк, но подумав, решил, что если его ссадины видела и даже лечила сама Великая Графиня, то они стоили того, чтобы быть представленными взору его милой Монтале, - Даже вот ссадины остались, - он выпростал по-юношески тонкое и жилистое запястье из пышного рукава камзола и отогнул кружевной манжет, под которым белела повязка, - Ой, мне пока еще снимать ее не велено было... но там уже заживает ссадина от веревок. Ух, как больно было распутывать их... - его взгляд упал на дрожавшие руки Монтале, тщетно пытавшейся развязать узелок на салфетке, - Давайте, я помогу Вам, - предложил он и его ладони накрыли руки девушки, - И да, я успел освободить месье Бонтана. Он умчался на лошади в Версаль. А там мушкетеры! - в голосе Виллеруа зазвенели горделивые нотки, - Они прибыли в заброшенный замок уже через пол-часа. Нет, даже скорее. И да, меня тоже освободили. То есть, я чуть не сбежал и сам. Но тот второй бандит напал на меня. Первого то я... убил.

Как-то не выходило у него рассказывать так, как он задумал по дороге из Версаля. И куда только подевались те складные предложения, сравнения, описания прекрасной природы вокруг версальского охотничьего замка, старый павильон... пожар.

- И да, там же пожар был! Вот чувствуете, как пахнут мои волосы? Хоть я мыл их после того, они все равно дымом пахнут еще, - он наклонил голову к лицу Оры, но, вдруг воспоминания о пожаре, заставили его почувствовать холод от каменной ступеньки.

Спохватившись, маркиз подскочил на ноги, чтобы расстелить свой плащ, и посмотрел вокруг. Какое же красивое место они выбрали - озеро прямо у их ног, золотистые спинки карпов отливали в солнечных лучах, утренняя туманная дымка поднималась над Большой Лужайкой, отделявшей сады и озеро от огибавших дворец дорожек, украшенных самшитом, стриженным в форме геометрических фигур .

- Ой, что же Вы прямо так на ступеньки! Садитесь на мой плащ, Ора. Так будет лучше. И Ваше платье... оно такое красивое. А знаете, я ведь видел Вас сегодня во сне. Именно в таком платье. Я все говорю и говорю... а важное то не сказал. Я ужасно соскучился без Вас. Вот. И страшно хотел рассказать Вам обо всем. Первой. Я даже батюшке и сестрам ничего не рассказал. И даже дядюшке!

7

Отправлено: 11.01.16 01:14. Заголовок: И правда, отчего это..

И правда, отчего это она расстроилась и расквасилась, как какая-нибудь деревенская гусыня? Она, дочь, внучка и племянница бравых военных, щедро поливавших кровью просторы Франции, Лотарингии и Каталонии ради своего короля. Франсуа был прав: он жив и здоров, сидит рядом с ней с сияющими глазами, в которых мальчишеский азарт давно уже вытеснил последние тени более серьезного и взрослого чувства, и рассказывает о приключениях, которые, на самом деле бывают только в книгах.

- Разбойники! – ахала Монтале в нужных местах, и взгляд ее из испуганного и недоверчивого постепенно превращался в восхищенный. – Веревки! Ох боже мой, как сильно вы поранились, мой друг!

Судя по сбивчивому рассказу Виллеруа, на его долю и впрямь выпало множество не самых приятных событий, отчего-то закончившихся пожаром, про который, маркиз, впрочем, не стал распространяться вовсе. Ора послушно наклонилась к нему, чтобы принюхаться к пышным локонам, но от волос Франсуа пахло миндальным мылом и какими-то духами, и только очень глубоко вдохнув в себя эту смесь ароматов, девушка смогла уловить кисловатый запах гари (а может, всего лишь убедила себя в этом).

- Неправда, маркиз, ваши волосы пахнут очень хорошо, - попыталась было возразить она, но тут же густо покраснела, сообразив, что в устах незамужней девицы это не самый уместный комплимент в адрес кавалера.

Маркиз тоже залился краской и тут же вскочил на ноги, не то от смущения, не то действительно с намерением пересадить Монтале на свой дорогущий плащ.

- Нет, нет, не надо, - запротестовала она, не делая ни малейшей попытки подняться с каменной ступеньки. – Мое платье не пострадает, уверяю вас, здесь чище, чем на скамейках в парке. И потом, право же…

Ой нет, признаваться в том, что ее платье не заслуживает такой заботы, поскольку вряд ли стоит и в половину столько же, сколько плащ Виллеруа, было бы стратегически неверно. Мужчинам вообще не стоит знать, сколько стоят дамские наряды. К счастью, юноша не стал настаивать и немедля сменил тему, ошарашив Монтале очередным неожиданным признанием.

- Я снилась вам, Франсуа? – Ора снова покраснела, на этот раз от мысли о том, что маркиз уже второй раз видел ее в одном и том же платье и так хорошо запомнил его, что даже увидел во сне. Если, конечно, это не было хорошо продуманной галантностью, рассчитанной на то, чтобы поразить фрейлину в самое сердце. Но нет, для этого ее друг был слишком простодушен и открыт. – Я… я тоже скучала. Правда-правда. Особенно вчера, потому что Ее Высочество внезапно заболела, и нам пришлось чуть ли не весь день провести в ее комнате. Мне так не хватало вас! И позавчера тоже. Вы, наверняка, уже слышали о том, что герцог Орлеанский устроил турнир в мяч. И… проиграл его. Я ужасно жалела, что вам пришлось уехать, вы бы наверняка им всем показали, да?

Она болтала, не поднимая на Виллеруа глаз, слишком занятая расстиланием салфетки и выкладыванием на нее белых булочек, еще не успевших остыть и распространявших умопомрачительный аромат свежезапеченной корочки, сыра и ветчины, заботливо припасенных девицей Мишо в расчете на здоровый мужской аппетит. Не то, чтобы это было такой уж ответственной задачей, но с турниром у мадемуазель де Монтале было связано столько побочных воспоминаний, что встретиться взглядом с Франсуа и не смутиться при этом самым неприличным образом не было решительно никакой возможности.

8

Отправлено: 11.01.16 22:58. Заголовок: - Да, Вы снились мне..

- Да, Вы снились мне, - с полной уверенностью ответил Франсуа, щуря глаза из-за попавших на его лицо солнечных зайчиков, отраженных от стекол в распахнутого настежь окна в одной из дворцовых комнат на втором этаже. Прикрыв глаза ладонью, маркиз посмотрел в ту сторону, пытаясь разглядеть, кто бы это мог подняться в такую рань.

- Вы снились мне под самый рассвет, - сознался он и тут же покраснел, вспомнив, что позабыл самое главное - листок со стихами, записанными им специально для Оры, - И я даже строчки стихотворения сочинил... вот только... - он густо покраснел и также, как и его милая подруга принялся поправлять салфетки и булочки, придавая созданному Орой натюрморту большую художественность, точнее беспорядок.

Строчки написанного им сонета никак не хотели вернуться в памяти. Сколько не пытался Франсуа повторить их снова, он сбивался каждый раз на третьей строфе, теряя нить рифмы, меж тем как слух его привлекло заветное слово "турнир" О да, он кое-что слышал от отца и дядюшки, чуть больше из рассказов маркиза де Курсийона, явившегося к королю с вечерним докладом. Но все эти рассказы сухо сводились к сожалениям, что главный трофей уплыл из рук французов и достался князю Ракоши, выступавшему на турнире под маской.

- Да, и он ведь был в маске? - Виллеруа взволнованно взмахнул руками и бестактно перебил рассказ Оры как раз когда она заговорила о проигрыше герцога Орлеанского, - То есть, это верно, что я слышал, будто князь Ракоши выступал в маске? И он победил? Ох, был бы я там... - небесно голубые глаза юноши блеснули проснувшимся в нем огоньком энтузиазма, - О, я бы не дал так запросто победить себя. Вообще-то, я неплохой игрок в мяч, да да. Правда, Его Величество не слишком жалует эту забаву. Так что, я чаще играю в пель-мель. Скучная игра, как по мне. Там нет ярости сражения, нет поединка один на один с соперником. Только расчет силы удара, траектории... сплошная геометрия. И я не помню, чтобы устраивались турниры по пель-мель. А ведь турниры это так здорово! Маркиз де Курсийон рассказывал Его Величеству, что на рукаве у князя была ленточка, подаренная Луизой. Это правда? И наша Луиза была Королевой Турнира?

Он посмотрел в лицо Оры, по-прежнему не отрывавшей взора от ветчины, которую она раскладывала поверх булочек ломтик к ломтику, словно от того, как они располагались, зависел божественный вкус их завтрака.

- Если бы я остался в Фонтенбло, то непременно участвовал бы в турнире, - с уверенностью заявил Франсуа, - И выиграл бы для Вас титул Королевы.

Он ни секунды не сомневался в том, что князь был сильным и достойным противником в игре в мяч, но уверенность в собственных силах и в том, что только его милая Ора была достойна титула Королевы Турнира, застилала глаза и заставляла верить в победу безоговорочно, как если это был уже свершившийся факт.

Дожидаясь приглашения к их импровизированному завтраку, Франсуа уперся ладонями на ступеньку позади себя и откинулся назад, любуясь бегом белоснежных облаков, гонимых утренним ветерком куда-то далеко за кроны парковых деревьев. Впереди их ждал целый новый день - солнечный, возможно, с переменчивым апрельским дождем, но самое то главное - что они могли провести его вдвоем. Если конечно же, герцогине Орлеанской не вздумается вновь запереться в своих покоях.

- Да, но Ее Высочеству уже лучше? - с нескрываемым беспокойством вдруг спросил он Ору и выпрямился, - Конечно же, король не преминет заглянуть к герцогине снова, а вместе с ним буду и я. Но, как же можно... такой прекрасный день и провести взаперти? Это нечестно и несправедливо, когда все должны сидеть в покоях только из-за того, что Ее Высочеству нездоровится. Неужели герцогиня успела простудиться на пикнике?

9

Отправлено: 14.01.16 02:41. Заголовок: - Стихотворение для ..

- Стихотворение для меня? Ой, неужели вы тоже сочиняете стихи? - от удивления Монтале совсем позабыла про свое нежелание встречаться с маркизом взглядом, но зато Франсуа густро покраснел и отвел глаза. Неужели прихвастнул для красного словца? Или позабыл уже?

- Но... вы ведь прфочтете мне его... когда-нибудь? - на всякий случай уточнила Ора, не желая еще более вгонять молодого человека в краску. - Я очень люблю поэзию. Правда-правда. Второго дня один из дворян Месье тоже сочинил для меня стихи. Но я их позабыла почти сразу, потому что страшно волновалась весь вечер. Эти турки, турнир, и потом еще угощение и танцы в гостиной Мадам далеко за полночь. Где уж тут упомнить все, что слышишь.

Она вновь скромно потупилась, досадуя про себя на то, что Виллеруа уже успели рассказать про турнир, украв у нее возможность поразить маркиза остросюжетными подробностями жарких сражений с ракеткой. Вот если бы они смогли поговорить вчера, а не просто обменяться парой взглядов и улыбками украдкой под пристальным надзором Великой Армады!

- Вы знаете и про Луизу? Да, из нее получилась чудесная королева турнира, хотя мне все время казалось, что она бы предпочла уступить корону Ее Высочеству. Или даже Ее Величеству. По правде сказать, было бы куда лучше, если бы турнир выиграл герцог Орлеанский. Для всех лучше. Но я бы с радостью болела за вашу победу.

И за вашу тоже. Так прозвучало бы честнее, потому что даже сейчас мадемуазель де Монтале не могла с уверенностью сказать, что Виллеруа был бы ее единственным фаворитом. Разве не желала она победы и Месье, и Ласлову, и... пальцы Оры коснулись пальцев маркиза, и она в смущении отдернула руку.

- Но чего же мы ждем? Берите булочки, Франсуа. И ветчину, - выпалила она. - Вы ведь наверняка не завтракали, как и я. Ох, как же я надеюсь, что Ее Высочеству будет лучше. Вчера после ухода Его Величества она выглядела совсем почти здоровой. Два дня взаперти я просто не выдержу, это ужасно. Вместо того, чтобы гулять, греться на солнышке, кататься по озеру на лодках... на них ведь можно кататься? Или для этого нужно соизволение Его Величества?

10

Отправлено: 15.01.16 01:37. Заголовок: Признание Оры в том,..

Признание Оры в том, что она любит поэзию не удивило Франсуа, но заставило мечтательно улыбнуться пролетавшим над ними облакам. Ему вспомнилось ночное бдение над томиком итальянских сонетов, одолженным ему Симонеттой, хоть и без ведома ее госпожи. Как же он позабыл про листок с записанными стихами, отправившись на встречу с Орой? И о чем он только думал! Хоть первый сочиненный им сонет не был и в тысячную долю также хорош, как те, которые он старательно скопировал к себе на листок, но ведь то были строчки, написанные буквально на одном дыхании и вдохновленные мыслями о карих глазах...

И эти самые глаза сейчас смотрели на него! Этот значительный факт заставил Франсуа покраснеть и снова опустить взор к носкам щегольских туфель, изрядно промокших после прогулки по усеянной росой траве.

- Ой, я ведь для Вас кое-что отыскал... мне достался в руки томик сонетов и я почти до самого утра записывал самые красивые из них, - маркиз скромно умолчал о далеко не скромной цене за не случайно попавшую в его руки книгу, - И о чем я только думал, бежал сюда, так боялся опоздать, а стихи то! Стихи позабыл принести!

Он нахмурил лоб, силясь вспомнить наизусть хоть одно четверостишие, но память как назло не хотела открывать ни одной из записанных им страничек. Между тем Ора продолжала рассказывать о турнире, упомянув о турках и танцах в гостинной Мадам далеко за полночь. А вот об этом Франсуа не слыхал! Маркиз де Курсийон вообще деликатно обошел турецкий вопрос, по-видимому, полагаясь на министров короля в том, чтобы доложить королю о прибывших иноземных послах.

- Вы бы болели за меня, Ора? - глупо было переспрашивать девушку, согласившуюся уже во второй раз улизнуть рано утром на свидание с ним по первой же его просьбе, но Виллеруа так хотелось услышать еще раз это сладостную фразу "за вашу победу", - Но турниры еще будут. Теперь, когда траур снят и при дворе появилась Ее Высочество, наверняка король будет затевать всяческие развлечения чуть ли не каждый день. Не скажу наверняка, но в Версале поговаривали о стрельбе по мишеням. Надо бы потренироваться!

Он схватил маленький камешек из гальки, усыпанной на верхнем ярусе набережной, и закинул его в середину озера, пустив круги по воде. Серебряные и золотые рыбки, населявшие пруд тут же заметались стайками вокруг того места, надеясь на завтрак. Это рассмешило маркиза и он с улыбкой посмотрел в лицо Оры, только тогда почувствовав тепло ее пальцев на своей руке.

- И правда! Давайте же завтракать, - согласился он, пряча за энтузиазмом странное смущение охватившее его от невинного прикосновения, - Нам понадобятся все силы сегодня утром - если герцогине будет лучше, то наверняка она пожелает присоединиться к Месье во время приема у короля. А вдруг сегодня будет еще и прием турецких послов? Хотя, маркиз де Курсийон ничего не говорил о дипломатических аудиенциях... но так хочется посмотреть живьем на этих варваров!

Не замечая того, как посерьезнела его собеседница, Франсуа перекинул все свое внимание на булочки, ветчину и сыр, по ходу оглядываясь на замершие у пристани длинные лодки с высокими носами, наподобие венецианских гондол.

- Лодки? А почему бы и не покататься... правда, я не вижу никаких весел... -
говорил он, наскоро пережевывая огромный кусок ветчины, - А вот что это там? Это же весло! - забыв про завтрак он подскочил с места, рассыпая вокруг себя крошки хлеба, львиная доля которых пришлась в воду на радость королевских карпов.

- Смотрите, Ора! Здесь есть весло. И оно длинное! Это же как настоящий шест гондольера! Я правда никогда не пробовал им управлять... но ведь можно научиться.

Он повернулся к де Монтале и протянул ей руку, предлагая спуститься вместе с ним в лодку. Узкая и длинная гондола была устойчива на воде, но из-за неуемной энергии молодого человека опасно раскачивалась, угрожая зачерпнуть изрядную порции воды то с одной, то с другой стороны.

- Здесь даже подушки есть для пассажиров, - настаивал на приглашении маркиз, исследуя находку, - А цепь всего навсего обернута вокруг носа - ее и снять то проще простого. Идите ко мне, Ора! Покатаемся? Надо только вот этим веслом управлять. Я встяну у кормы... вот так... я видел уже, как это делал король.

Уверенный в себе, точнее в том, что увидел и запомнил все в точности, Виллеруа отмотал от носа лодки удерживавшую ее цепь и отшвырнул на пристань. Затем он прошел к корме и приноровился к огромному деревянному веслу, оказавшемуся куда тяжелее и неповоротливее в руках. Но не идти же на попятный? И Франсуа вернулся к носу, чтобы помочь Оре забраться в лодку, буде она пожелает принять его приглашение к маленькому морскому приключению.

11

Отправлено: 19.01.16 01:47. Заголовок: Мадемуазель де Монта..

Мадемуазель де Монтале с некоторой опаской наблюдала за тем, как маркиз перемещается в отчаянно раскачивающейся лодке, и мысленно ругала себя за неуместные порывы. Нельзя было подкидывать Франсуа идеи, от них он немедленно загорался и опрометью кидался в бой. Классический случай принципа «вижу цель, верю в себя, не замечаю препятствий». С одной стороны, свойство, безусловно, похвальное, но с другой, можно ли было довериться юноше, с очевидностью в первый раз взявшему в руки тяжелое весло необычной длинношеей лодки?

Смелее, Монтале! – подбодрила себя Ора, торопливо сворачивая салфетку с остатками завтрака и запихивая снедь обратно в корзинку. Бог даст, они доедят все это на воде. Что может быть романтичнее?

Точнее, рискованнее. Девушка поднялась на ноги, стряхивая крошки с колен, и тут же испуганно ахнула, когда у ее ног с грохотом приземлилась отвязанная маркизом цепь.

- Стойте, не отвязывайте ее, Франсуа, я ведь теперь не смогу забраться в лодку! – возмутилась было она, но Виллеруа не слышал ее, сосредоточенно изучая непомерно длинное весло. Хорошо хоть, за правильный конец его держит, попытавшись утешить себя, Ора ухватила гондолу за длинную шею в надежде удержать ее подле причала. Под тяжестью забравшегося на корму маркиза ходкое суденышко, словно норовистый конь, рвалось прочь от берега, и на мгновение фрейлине показалось, что она вот-вот рухнет в воду, не удержавшись на краю.

- Между прочим, я плавать не умею, - жалобно соврала она в расчете на чувство ответственности, обыкновенно просыпающееся в молодых людях в обществе хрупких и никчемных представительниц прекрасного пола.

Перспектива оказаться в холодной воде в одном из своих немногочисленных платьев и в самом деле была не слишком улыбательна, но, протянув руку кинувшемуся ей на помощь Франсуа, хитроумная кокетка и не подумала отказаться от приглашения. Риск был велик, это да, но зато какую выгоду можно было извлечь в том случае, если Виллеруа, в силу своей злосчастной неловкости или просто от избытка чувств, перевернет гондолу, и они оба окажутся в воде! Романтические картины спасения утопающей красавицы (но только чтобы непременно перевернуться как можно ближе к берегу, где помельче) и последующего стучания зубами дуэтом в объятиях друг друга (чтобы согреться, а вовсе не с дурными намерениями, если что!) с избытком окупили бы гибель утреннего туалета.

- Мы ведь не опрокинемся, правда? – на всякий случай уточнила Ора, надеясь, что сей незатейливый намек породит в воображении маркиза аналогичные видения, и попробовала шагнуть в лодку, но та пугающе просела под тяжестью Франсуа, и удержать ее за нос не было никакой возможности.

– Может быть, лучше подтянуть ее к пристани боком? Тогда вы будете держаться за доски, чтобы лодка не качалась, а я возьму вас за плечо и смогу спуститься, - робко предложила Монтале, так и не дождавшись  предложений от своего неопытного поклонника.

Должно быть, он тоже задумался над возможными последствиями незапланированного купания и слишком увлекся, как это свойственно мужчинам.

12

Отправлено: 20.01.16 01:07. Заголовок: - Между прочим, я пл..

- Между прочим, я плавать не умею.

- О, не беспокойтесь, дорогая Ора, я прекрасно держусь на воде и вытащу Вас на берег, если что, - с жаром заверил Франсуа, даже не подумав о том, что всех этих "если" можно было избежать простейшим способом - не рваться в воду!

Он выпрямился в лодке и застыл, позволив неимоверно подвижному суденышку обрести прежний баланс на разыгравшейся под ними воде.

- Мы ведь не опрокинемся, правда?

- Прыгайте ко мне, а я удержу Вас, - он широко расставил руки для пущего баланса и шагнул навстречу к девушке, намереваясь подхватить ее за руки и помочь спрыгнуть в лодку. Он столько раз уже видел, как король с ловкостью прирожденного гондольера помогал дамам из свиты Ее Величества садиться в эти красивые лодки с затейливыми позолоченными узорами на боках и корме.

- О, здесь еще есть паланкин! - вдруг вспомнил Франсуа, - Вы сядете на ту скамеечку на середине, а я поставлю навес. Он закроет Вас от солнца.

Он задумчиво потер подбородок и откинул нависшие над глазами пряди волос, в голову ему пришли фривольные мысли о том, для чего именно предназначался ярко алый балдахин над сиденьями в центре лодки, предназначенной для прогулок влюбленных пар. На щеках юноши заиграл румянец, но наученный опытом, он не позволил застенчивости взять верх над собой - о, уж он то усвоил урок в том, что ничто так не отваживает очаровательных мадемуазелей, как неуместная застенчивость и нерешительность кавалера.

- Сейчас, я подведу ее к пристани боком... а Вы сразу же садитесь вот здесь, - он показал на сиденье, покрытое мягкой бархатной подушкой.

Цепляясь руками за подгнившие после долгой зимы доски, Франсуа заставил лодку развернуться боком и причалить так близко, как только позволяли обитые парчой надстройки в виде перил, украшавшие ее борта. Он протянул руки к Оре и, не успев дождаться ее сигнала о готовности, поднял ее за талию. Лодка опасно накренилась на противоположный от пристани бок и маркиз едва не потерял баланс, прижав к себе девушку вместо того, чтобы отпустить ее на палубу и позволить сесть, как и было условлено. Они так и стояли в раскачивавшейся на взволновавшейся водной глади лодке, крепко прижимаясь друг к другу. Наконец страх потерять равновесие отпустил Франсуа и он ослабил хватку, позволив Оре опуститься на сиденье. Лодка все еще раскачивалась из стороны в сторону, медленно отплывая от пристани и разворачиваясь кормой к противоположной от берега стороне.

- Надо весло взять, -
сказал Виллеруа, ругая себя за нерешительность, как же глупо он будет выглядеть в глазах Оры, если не сумеет справиться с какой-то утлой лодчонкой!

Он снова расставил руки и, балансируя как ярмарочный канатоходец, направился к корме. Ухватившись за весло, он всем весом надавил на него, чтобы выудить из глубины, и встряхнул над водой, обдавая все вокруг холодными брызгами.

- Ой! Там осталась наша корзинка с завтраком! - воскликнул он и рассмеялся веселым заливистым смехом, счастливый тем, что их маленькая затея удалась - они были в лодке, он управлял веслом, что же еще? Ах да, удивить Ору невиданной ловкостью в маневрировании на воде, а потом установить балдахин над скамеечкой. Эта мысль как-то сама собой пришла ему в голову и он посмотрел в смеющиеся глаза Оры, представляя себе, как будет на память цитировать ей прочитанные в ночи стихи под алым зонтом на самой середине озера... ведь должен же он вспомнить хоть одно четверостишие!

13

Отправлено: 22.01.16 01:35. Заголовок: Никогда! Больше нико..

Никогда! Больше никогда и ни за что! – клялась себе душечка Монтале, вцепившись в бархатные перильца вокруг сидения, на которое она с грехом пополам скорее рухнула, чем села, напрочь позабыв о таких пошлых тривиальностях, как грация, изящество и легкость движений. Равновесие, вот все, о чем следовало действительно волноваться в этой с виду такой романтичной ситуации. Но как обманчивы бывают виды!

Не то, чтобы эта прискорбная истина не была известна практичной фрейлине, но вот поди ж ты, как-то не вовремя и неудачно подзабылась. А будь она чуточку поосторожней да пораскинь мозгами, разве стала бы провоцировать Франсуа на эту авантюру? Ощущение неминуемой и крайне мокрой катастрофы не оставляло, и даже романтический момент в объятиях маркиза не принес ни капли удовольствия, оставив только ледяную тяжесть в животе и ощущение непроходимого стыда за то, что она, как последняя трусиха, намертво вцепилась в юношу вместо того, чтобы послушно занять место на скамеечке. Интересно, какое затмение нашло на нее только что, заставив почти возмечтать о том, чтобы оказаться в воде вдвоем с Виллеруа? Нет-нет-нет, как-нибудь в другой раз, а лучше вовсе никогда.

- Никогда и ни за что! – прошептала Ора и заставила себя открыть глаза. Мир вокруг все еще опасно качался, переливаясь солнечными бликами на глади озера, но головокружение, слава небесам, прошло.

Она сделала глубокий вдох, насколько позволила шнуровка корсета, заморгала и изумленно огляделась по сторонам. Они плыли! То есть, плыла лодка, изящно и как-то даже насмешливо изгибая высокую шею. Правда, плыть задом вперед было довольно странно, но с другой стороны, это же было только начало. Сейчас Франсуа возьмет весло и…

- Ай! – взвизгнула Монтале, когда каскад брызг осыпался ей на лицо и платье.

- Ой! эхом отозвался маркиз, по лицу которого тоже стекали блестящие капли. Однако за схожим возгласом последовало продолжение, которого девушка совсем не ожидала.

- Там осталась наша корзинка с завтраком! – бодро и как-то даже неприлично жизнерадостно объявил Франсуа, которого утрата завтрака отчего-то совершенно не расстроила.

- Что ж, кому-то, значит, повезет, - так же беспечно отозвалась Ора и заулыбалась, представив себе толпу ранних купальщиков, с азартом вырывающих друг у друга сочные ломтики ветчины и куски свежей булочки. Скажут ли они спасибо…

Ой нет, вот уж о чем (точнее, о ком) задумываться совсем уж не следовало. Монтале решительно тряхнула туго завитыми локонами, рассыпая вокруг себя радужный ореол брызг, и расхохоталась вслед за Виллеруа. Восемнадцать лет – еще не тот возраст, когда облачка на сердце задерживаются надолго.

- Господи, Франсуа, как вам удалось всю меня вымочить буквально одним взмахом весла! Это просто какая-то немыслимая ловкость! – она достала из рукава кружевной платочек, кокетливо украшенный вензелем белого шелка, и промокнула капли на лице и груди.

- Да вы и сами мокрее мыши,
- Ора критически оглядела маркиза и опрометчиво решила поддаться благотворительному порыву. – Вот, возьмите, друг мой.

Привстав со скамейки, она протянула платок Виллеруа, который уже умудрился развернуть гондолу носом в открытое озеро, но не рассчитала порыв и потеряла равновесие. Зыбкое суденышко опасно закачалось, девушка испуганно всплеснула руками и попыталась ухватиться за перильца, забыв про платочек. Свежий апрельский ветер с легкостью вырвал его из ослабевших пальцев и, подхватив, закружил над водой, унося прочь от лодки.

Ошеломленная подобной наглой кражей, Ора проводила планирующий на воду платок округлившимися от ужаса глазами. Он был обречен.

- Мои кружева! – чуть не плача, прошептала она. – Боже, какая же я неловкая! А ведь это же…

Запнувшись, она прикусила язычок и проглотила едва не вырвавшееся «мое приданое». Вот уж насмешила бы герцогского сына, в самом деле.

Однако проглоченные слова горчили в горле и щипали глаза. Видела бы ее сейчас Великая Армада, непременно выдала бы какую-нибудь меткую сентенцию о плачевных последствиях тщеславия и желания хвастаться красивыми вещами.

14

Отправлено: 22.01.16 23:26. Заголовок: - Ой, простите прост..

- Ой, простите простите, милая Ора! - воскликнул Франсуа, поеживаясь не столько под критическим взглядом подруги, сколько из-за щекотавших его спину ручейков воды, стекавших с волос под широкий отложной воротник его сорочки.

Он посмотрел на себя и тяжело вздохнул - мокрее мыши, да, не иначе, ведь тонкое полотно короткой курточки успело насквозь промокнуть и выглядело весьма плачевно в лучах утреннего солнца.

- Можно высушиться, пока мы катаемся, - решил маркиз и отпустил весло, чтобы стянуть с себя промокший камзол.

Он так и стоял, смешно расставив руки в стороны, когда Ора протянула ему свой платочек. Не успев наклониться, чтобы подхватить тонкое почти воздушное кружево, Франсуа замахал руками как журавль, тогда как налетевший ветерок выхватил платок из рук девушки и понес его над водой, кружа и поднимая вверх, прежде чем опустить на зыбкую гладь.

- Ой! - воскликнул Франсуа, в миг забыв про то, как он выглядел в глазах девушки. Тонкое полотно платочка медленно таяло на глазах, опускаясь в глубину темных вод, и это было единственное, что он видел в тот момент. Не думая ни о чем другом кроме спасения драгоценной вещицы его Дамы Сердца, маркиз с невероятным усилием, стоившим одному из манжет на его курточке, избавился от нее и швырнул на свободную скамеечку. Его глаза неотрывно следили за светлым пятнышком кружевного платочка, готовым пропасть в любую секунду. Он расставил руки в стороны, затем сложил их перед собой, как будто приготовившись к молитве, глубоко вдохнул и выпрыгнул из лодки вниз головой, нацеливаясь на то место, где утонул платок.

Лодка опасно затряслась и накренилась на борт, так что рябь на воде, поднятая ее движением, превратилась в высокую волну. Но этого Франсуа уже не увидел, скрывшись под водой.

Холодные объятия, леденившие кровь, захватили его за плечи, затем за руки и туловище, едва не заставив его всего оцепенеть от первого шока. Только оказавшись под водой, он вдруг подумал, что мог бы предложить Оре дюжину новых платочков взамен пропажи, вместо того, чтобы нырять в холодную воду. Но, эта мысль показалась ему настолько трусливой и недостойной настоящего рыцаря, что он тотчас же отмел ее прочь и принялся отчаянно загребать руками, чтобы успеть нырнуть как можно глубже и поймать ускользавший от его пальцев платок, прежде чем закончится набранный в грудь воздух.

Делалось невыносимо холодно, тесно и страшно. Едва не уступив желанию открыть рот и вдохнуть как можно глубже, что бы там не было - воды, воздуха, ила, поднявшегося со дна, Франсуа изо всех сил вытянул руки вперед и сделал отчаянный рывок, чтобы достичь ускользавший от него платок. Наконец, он почувствовал его в своих пальцах, холодное полотно, такое тонкое, что казалось, что оно растает в тот же миг. Он судорожно сжал его в кулаке и повернулся вверх головой к поверхности, чтобы плыть наверх. Над ним сияли лучи солнца, промелькнули несколько перепуганных нежданным купальщиком рыбок. На мгновение Франсуа показалось, что он так и не достигнет поверхности, не успеет выплыть и навсегда будет обречен смотреть на мир из под толщи воды...

- Я его нашел! - выкрикнул он, вырвавшись из ледяных объятий страха и воды с другой стороны лодки.

Подплыв ближе, он ухватился за край лодки, отчаянно сражаясь с зубной дробью, чтобы не дай бог не показаться в глазах милой его сердцу девушки еще более смешным, чем просто мокрая мышь.

- Вот, - выдохнул он, не успев еще надышаться вдоволь после долгого ныряния, и протянул платочек, - А можно... я сохраню его? - тут же вырвалось у него с языка, прежде чем он успел подумать о том, что истинному рыцарю не полагалось самому требовать награды у своей Дамы Сердца, - ой... только как же мне забраться?

Борт лодки оказался несколько выше в том месте, где он держался за него. Ему пришлось отплыть чуть дальше к самой корме, где бортик был ниже и в один прыжок перемахнуть в лодку. Получилось не слишком изящно, далеко не так, как нарисовало бы романтичное воображение молодого человека. Он попросту распластался поперек лодки, раскачавшейся из-за его маневра так сильно, что в любой момент вода могла залить ее с одного или другого борта.

15

Отправлено: 25.01.16 15:44. Заголовок: - Ой нет, не надо, Ф..

- Ой нет, не надо, Франсуа! Стойте! Не надо! Нет! Фрасуааааа!

Поздно: только громкий всплеск стал ответом на девичьи протесты. Волна, поднятая кинувшимся в воду маркизом, ударила в борт, и прогулочная лодка, несмотря на свою величественную тяжесть и устойчивость, закачалась, запрыгала, как какой-нибудь жалкий рыбацкий челночок.

Ах, зачем, зачем она не сдержалась, зачем вскрикнула! Знала же, с кем дело имеет. Эти юные герои, начитавшиеся романов, такие мальчишки! Им только повод дай, ни за что не упустят возможность шею свернуть ради пустяка. И ладно, если только свою!

Ора вцепилась в борта отчаянно раскачивавшейся лодки и опасливо глянула за борт в надежде разглядеть отважного спасителя платочков. Но белая рубаха Виллеруа уже исчезла из вида в мутной воде озера. Мгновения летели, становились бесконечными, а маркиз все не появлялся, и на глаза девушки уже навернулись было слезы отчаяния, когда с другой стороны гондолы послышался победный вопль:

- Я его нашел!

Облегчение, которое Монтале испытала при виде восставшего из вод (точнее, пока еще только высунувшегося, но и это немаловажно!) юноши, таки выдавило успевшие подбежать слезинки, но ведь всегда можно было сделать вид, что это брызги. Да, всего лишь брызги! Ора быстро смахнула их ладонью и протянула было руку Франсуа, но он уже сам перевалился за борт и рухнул к ее ногам, намертво стиснув в пальцах свою драгоценную добычу – кусочек голландского батиста в обрамлении тонких кружев.

- Боже мой, как вам это удалось! Да вы просто герой! – наклонившись к маркизу, Монтале буквально выцарапала у него свой платочек и положила его на солнце. – Теперь я просто обязана подарить вам свой платок в награду, но пусть он сначала высохнет. Да и вам не мешало бы обсохнуть, мой милый Франсуа – только поглядите на себя, на вас же нитки сухой нет!

И правда, бедный маркиз лежал у ее ног и тяжело дышал, мокрый, как свежевыловленный королевский карп. Дунул свежий ветер, над озером особенно прохладный, и Ора не на шутку встревожилась: отчего-то вид свежевыкупанного Франсуа навевал не жаркие девичьи фантазии, а мысли о горячке и прочих малоприятных вещах, сопутствующих несвоевременным холодным ваннам. Девушка заозиралась, ища, чем согреть и обсушить своего героя, но для чего бы ни предназначалась гондола, купание в список развлечений явно не входило, сезон еще не наступил, поэтому ни полотенец, ни одеял на носу и под сидениями не наблюдалось. И даже плащ Виллеруа остался вместе с корзинкой на пристани. Вот же незадача!

Перепугавшись окончательно, она дернула с плеч захваченную на случай свежего утра шаль и попыталась промокнуть волосы и плечи медленно поднимающегося юноши.

- Вот, возьмите, возьмите же и закутайтесь немедленно! Не хватало только, чтобы вы из-за меня простыли, голова вы бедовая! – причитала она, кутая отважного спасителя платочков в тонкую шерсть обширной индийской шали, вполне способной в развернутом виде послужить Его Мокрой Светлости если не римской тогой, то очень даже приближенным к ней одеянием.

16

Отправлено: 25.01.16 20:14. Заголовок: - Д-да, пусть высохн..

- Д-да, пусть высохнет, - стуча зубами, проговорил Франсуа, выпустив платочек из судорожно сжавшихся пальцев.

Он медленно поднялся и попытался сесть на скамеечку напротив. Лодка продолжала раскачиваться на воде, но уже не кренилась вниз столь опасно. Следовало переждать, чтобы баланс выправился сам, но вот незадача - какая-то неведомая сила увлекала их величественное и неуправляемое суденышко к центру озера. Франсуа обернулся, чтобы посмотреть, куда именно нацеливался нос лодки, тогда только заметив, что формой и характерно вытянутой носовой частью она напоминала огромного лебедя.

- Ух ты, нас относит к середине озера! - вырвалось у него и он поспешил обернуться к Оре, - Нужно взять весло и вырулить ближе к берегу. Может быть я сяду на корме? Так будет надежнее.

В глазах Оры было написано такое неподдельное беспокойство, что Франсуа подумал было, что девушка перепугалась из-за того, что течение уносило их все дальше от берега. Но когда она сняла шаль, украшавшую ее плечи, и принялась кутать его, приговаривая что-то простуде и бедовой голове, явно его, а не ее, от счастья и переполнявшего его энтузиазма, маркиз подскочил на ноги, намереваясь посвятить мадемуазель де Монтале самый пылкий из прочитанных им ночью стихов. О да, ему тут же вспомнились строки о "полных святого отчаянья глаз, сиявших сквозь время и версты в ночи", но вместо этого с языка сорвалось совершенно прозаическое, но не менее искреннее: - Она такая теплая!

Тонкая шерсть мягко облегала его плечи и торс, не позволяя разгулявшемуся над озером ветру продувать его насквозь. Утерев лицо, главным образом лоб и глаза свободным концом шали, Франсуа позволил девичьим рукам довершить облачение себя в подобие римской тоги. Он послушно замер, ловя каждый миг, когда тоненькие пальчики Оры подтыкали драпировку на его плечах, на груди, делая его временное облачение таким же величественным, как у танцора одного из королевских балетов.

- Вы такая... - глядя в карие глаза, излучавшие заботу и тепло, Виллеруа смутился, позабыв все высокопарные фразы, некогда задуманные им как раз для такого момента, - Спасибо, милая Ора, - прошептал он, не сводя глаз с лица девушки, - Я высохну. Вот увидите. И все будет в порядке. Только не расстраивайтесь, - попросил он, протянув кончик шали к девичьей щеке, по которой бежали два ручейка то ли брызг от воды, то ли слез, - Я был лучшим пловцом среди пажей. Честное благородное слово! И там совсем не так глубоко. Вот правда же. Я бы Ваш платочек и с самого дна достал.

Пожалуй, если бы в тот самый момент де Монтале возразила ему, маркиз тут же кинулся обратно в озеро, чтобы продемонстрировать свою удаль. Но в ее глазах не было того недоверия и усмешки, какими обычно награждали его сестры, слушая самые правдивые на свете истории младшего брата. Ора была совсем не такой как они, и это делало ее особенной, настоящей. В голове и на языке у Франсуа плясали и другие эпитеты, куда более поэтичные и красочные.

- Для Вас я готов в любое озеро кинуться. И даже в пекло, - сказал он и собрался уже переступить через скамеечку, на которой сидела Ора, но из-за резкого движения лодка снова закачалась на воде и Франсуа пришлось обнять девушку и замереть, чтобы вернуть баланс и устойчивость, - Не бойтесь, - зачем-то шепнул он, хотя, в тот самый момент и сам почувствовал испуг - шутка ли вместо того, чтобы прокатить свою милую Монтале в лодке, он искупает ее в холодной воде из-за собственной же неуклюжести, - Я с Вами, - добавил он.

Лодка снова качнулась и холодные от купания губы юноши прижались к виску мадемуазель возле непослушного локона темно каштановых волос, выбившихся из прически, а потом скользнули вниз, собирая капли брызг, падавших с его всклоченной шевелюры, пока не соприкоснулись с губами девушки, теплыми и мягкими. От наслаждения он зажмурил глаза и затаил дыхание, не помня себя и минут, сколько длилось это неожиданное чудо.

17

Отправлено: 27.01.16 01:05. Заголовок: Нет, само собой разу..

Нет, само собой разумеется, это должно было случиться. Раньше или позже (хотелось бы, чтоб позже, но тут уж как повезет, моменты, как говорится, не выбирают), но должно было.

И все равно, когда губы Франсуа заскользили по ее щеке вниз, вниз, вниз, весьма целеустремленно и безошибочно, Ора испуганно застыла. Нет, она не была готова, не сейчас, еще нет!

Но есть в мире вещи неизбежные, с этим следовало мириться, так что она смирилась, и губы ее послушно раскрылись в ответ на неловкий поначалу - и даже какой-то робкий - поцелуй, а затем потеплели и сделались мягкими, податливыми и под конец – отзывчивыми.

Однако стоило Франсуа оторваться, чтобы глотнуть воздуха, и ладони девушки тут же уперлись ему в грудь с недевичьей твердостью.

- Что же это вы себе позволяете, господин маркиз? – воскликнула она, старательно играя праведное негодование (которому, впрочем, категорически противоречил озорной блеск в карих очах). – Платочек в награду я вам обещала, а вот о поцелуе речи не было! И как это вам не стыдно, право же! А я-то от всего сердца считала вас другом себе и Луизе.

Тут следовало добавить что-нибудь особенно язвительное про то, что все маркизы одним мирром мазаны, но подобное заявление могло быть истолковано юношей как свидетельство определенного опыта, коего у благонравной девицы быть не должно. Поэтому Монтале решила ограничиться укоризненным качанием головы и уповать на то, что упрек ее послужит достаточным сдерживающим средством и напомнит Виллеруа о необходимости уважать девичью добродетель. Решила, и все таки не выдержала, добавила, на сей раз уже не в шутку, а вполне серьезно.

- Что, если нас с вами видели из окон замка? Здесь, посреди озера, мы у всех на глазах! Как вы могли со мной так поступить?

18

Отправлено: 27.01.16 18:52. Заголовок: Руки Оры твердо упер..

Руки Оры твердо уперлись в грудь Франсуа и от необъяснимого, сладостного и волнующего чувства он едва не задохнулся, безмолвно раскрыв рот и глотая прохладный воздух, полный капелек тумана, повисшего над озером.

Огоньки озорной улыбки плескались в глазах девушки. Они были так близко, что можно было разглядеть переливы от золотистого медового к ореховому и темным всполохам карего по ободку радужки. Залюбовавшись ими, Франсуа не сразу услышал нотки негодования в упреках, обращенных к нему.

- Я, - ярко голубые глаза юноши блеснули из-под мокрых от брызг каштановых ресниц.

Он не сразу нашел, что ответить, недоуменно глядя в лицо де Монтале, а та, не ограничившись возмущенными упреками, добавила на полном серьезе и уже безо всякой улыбки:

- Что, если нас с вами видели из окон замка? Здесь, посреди озера, мы у всех на глазах! Как вы могли со мной так поступить?

Их могли увидеть? Но кто же? О, сколько глупых вопросов кружилось в его голове беспокойным роем, не позволяя сохранить столь важное для него, да и для Оры также, равновесие и невозмутимость. Расставив руки в стороны, чтобы оградить девушку от собственных посягательств, маркиз неловко качнулся и шагнул на корму. Развернувшись лицом к Оре, он едва не потерял баланс и отчаянно замахал руками. Стараясь удержать себя и лодку от раскачивания, он ухватился за огромное весло, по счастью надежно закрепленное в уключине кормы.

Кое-как восстановив равновесие, Франсуа плавно поднял весло над водой и опустил его, задав направление их суденышку, выводя его сквозь сгустившийся над озером туман.

Если удержать весло и заставить лодку идти в заданном направлении в итоге оказалось вполне по силам неумелому гребцу, то вернуть душевное спокойствие оказалось куда как сложнее. Неужели он потерял дружбу милой Оры всего навсего из-за первого поцелуя? Но как же... разве девушкам не нравится, когда за ними галантно ухаживают, расточая лесть и, что там, даже смелые поцелуи? Он сам видел образцы подобных ухаживаний во время вечерних раутов в салонах Парижа, на которых ему доводилось бывать по долгу службы в королевской свите. Но. как только в его голове возник этот справедливый по сути вопрос, в сердце зажглось возмущение и Франсуа сам себе же тихо прошептал:

- Но ведь Ора совсем не такая как все.

Он вновь нажал на весло и опустил его в воду так, чтобы оно держало направление лодки, а затем зябко поправил сползшую с плеч теплую шаль, одолженную ему Орой. Молчание, повисшее между ними, из смущенного грозило превратиться в тягостное. Осторожно подняв глаза, до того, упорно отыскивавшие зазоры в досках, устилавших дно лодки, Франсуа снова встретил взгляд карих глаз.

Сердилась ли она на него? Нет, наверное, она была расстроена. А это еще хуже, решил он.

- Простите меня, пожалуйста. Я не успел рассказать Вам, что на самом деле все время ждал, когда мы встретимся. И мне так хорошо с Вами вместе, что я даже не подумал, чтобы признаться в этом. И я совсем не хотел поступить с Вами дурно. И если мой проступок надобно искупить, назначьте мне любое наказание. Только... -
он запнулся, а мог ли он просить Ору не отказываться от встреч с ним? Честно ли это после его поступка?

- Только не переставайте считать меня Вашим другом, дорогая Ора. Потому что для меня Вы самая лучшая. Вы мой друг. И Вы... - тихий всплеск воды отвлек его и он обернулся в правую сторону, заметив мелькнувшую у самой поверхности воды золотистую спинку вынырнувшего из воды карпа, - У Вас золотое сердце, - улыбнулся маркиз и снова посмотрел в лицо девушки, - И я всегда готов защищать Вас.

За объяснениями, занявшими гораздо больше времени, чем он на самом деле мог представить даже в самых романтических грезах, их лодка, похожая на огромного лебедя, успела пересечь все озеро и уткнулась носом в камышовую заводь самого дальнего от дворцовой лужайки берега. Попытки заставить лодку отойти от берега с помощью весла не привели ни к чему и носовая часть только глубже осела в илистом бережке, сплошь поросшем зарослями высокого камыша. Потревоженные утки, недовольно крякая, выплыли из своих гнезд и поднялись над водой, громко хлопая крыльями и разбрызгивая облачка брызг над головами незадачливых лодочников.

- Надо выйти на берег, - заявил Франсуа, вмиг позабыв про неловкую ситуацию, возникшую между ними и уже готовый броситься на новые подвиги ради своей милой Монтале, - Я выйду и буду толкать. А Вы берите весло. Или нет. Подождите. Я сам!

19

Отправлено: 29.01.16 23:03. Заголовок: Смущенный ее отповед..

Смущенный ее отповедью маркиз затих так надолго, что Монтале начала беспокоиться. Не переборщила ли она с дозой строгости? Ох уж это вечное «как девушке прилично жить»! Не будь каждый шаг незамужних девиц окружен таким плотным забором всяческих условностей, правил и запретов, она… А что она? Радостно объявила бы Франсуа, как довольна оказанной ей высокой честью? Ну нет! Будь она трижды бесприданницей, охотящейся на первого попавшегося мужа, подобного унизительного признания от нее не дождется никто! Даже… Никто, и точка!

Виллеруа молчал, сосредоточенно разглядывая колени, и Ора, ждавшая извинений, оправданий, протестов… словом, всего того, на что так скоры галантные кавалеры, уже готова была расстроиться всерьез и пойти на попятную, признав, хотя бы частично, что была неоправданно сурова. Но ах, как же ей того не хотелось! На ее счастье, Франсуа все таки набрался смелости, и ей не пришлось первой прерывать молчание.

-Ну разумеется, я вас прощаю! – воскликнула фрейлина с присущей ей горячностью, в волнении выслушав трогательную оправдательную речь маркиза, закончившуюся комплиментом, которого она, по правде говоря, ну совершенно не заслуживала.

- Забудем это, Франсуа. Забудем и останемся друзьями, - ой, кажется, она опять ляпнула что-то не то: столь неосторожное предложение способно остудить пыл даже самого нетерпеливого влюбленного, а Ора вовсе не была уверена в том, что маркиз относился к этой категории. Но слово – не воробей!

- Право же, я бы и не пожелала себе иного защитника кроме вас, - на всякий случай уточнила она, не особо надеясь на то, что эта слабая уловка способна исправить допущенный промах.

– И мне с вами тоже так легко и хорошо, - и безопасно, ехидно шепнул внутренний голос, – что минуты пролетают незаметно. Особенно когда вы что-нибудь рассказываете. Знаете, Франсуа, вы такой замечательный рассказчик, что вас я могла бы слушать бесконечно! Ой, что это? Мы что, застряли?

- Надо выйти на берег, - заявил Франсуа, как все мужчины, склонный к решениям более героическим, чем практическим.

Ора без особого энтузиазма выглянула из лодки. Нос гондолы зарылся в густой ил, и нетрудно было представить, как в этом же иле утонут на невесть какую глубину ноги маркиза. Хотя ему об этом лучше не поминать, потому что демонстрация презрения к каким-то жалким тряпкам будет тогда неизбежна. А ведь его сорочка и без того уже в зеленоватых пятнах озерной тины, кружево на рукаве болтается, да и камзол, небрежно брошенный на дно лодки, наверняка уже не блещет чистотой и целостью. Ужасная расточительность!

- Быть может, сначала лучше все таки попробовать оттолкнуться веслом? – предложила она. – Если вы вынете его из уключины, им можно будет упереться в берег, как багром. Я перейду к вам на корму, нос лодки приподнимется, и как знать, вдруг этого окажется довольно? Особенно если мы наляжем на весло вдвоем?

20

Отправлено: 30.01.16 18:44. Заголовок: Лодка опасно покачну..

Лодка опасно покачнулась, когда Франсуа поднялся со скамеечки на корме, намереваясь перейти к носовой части. Его план казался ему невероятно простым и легким в исполнении - разве не видел он, как мушкетеры с легкостью выталкивали эти лодки от берега. Правда, маркизу и в голову не приходил тот незначительный, но решающий фактор, что берег со стороны Большой Лужайки был твердым, усыпанным отборным песком, привезенным с карьеров, тогда как камышовая заводь, куда они с Орой угодили, представляла собой сплошную топь с глубоким илистым дном, в котором легко было увязнуть.

Предложение Оры прозвучало в ушах молодого человека как знак окончательного примирения. Он и подумать не мог о том, что на самом деле видела девушка, обладавшая здравым смыслом куда в большей степени, чем он сам. Но, ради окончательного восстановления дружеских отношений и из желания показать готовность выполнять любые ее пожелания, Франсуа улыбнулся Оре и подал ей руку.

- Идет! Переходите на корму, а я перенесу весло.

Сказано - сделано, да как бы не так. Железная скоба, удерживавшая весло в уключине успела проржаветь и маркизу потребовались все силы, чтобы заставить ее отпустить весло. Балансируя у кормы с тяжелым длинным веслом в руках, юный герой едва не потерял равновесие, когда его ноша потянула руки и его самого назад. С трудом удержавшись от очередного купания, маркиз перекинул весло вперед себя и переступил на середину лодки, чтобы испытать совет. Упершись щиколоткой левой ноги в скамеечку на середине лодки, он отставил правую ногу вперед и опустил весло как багор в берег возле самого носа лодки.

Красивую же картину они представляли собой в этой лодке похожей на огромного лебедя, застрявшего в камышовой заводи. Подумав о словах Оры о том, что их могли увидеть из окон дворца, Франсуа улыбнулся этой мысли, как улыбаются дерзкие школяры, задумывая страшную месть старому дядьке-наставнику, мешавшему им всячески искать радостей молодецкой юности. Вот если бы батюшка его или дядюшка увидели его, катающим прелестную юную мадемуазель в самой красивой лодке из всей королевской флотилии, представленной на Озере! Уж точно после такого Его Светлость никогда больше не сказал бы, что ему нечем гордиться за своего сына, который только и знает, что попадать в нелепые передряги.

Меж тем, пока Виллеруа был занят своими мыслями, длинное весло все опускалось в воду, прорезая ил словно жирный пирог, так и не достигнув тверди. Оно было спущено в воду уже больше чем на три четверти и грозило выскользнуть из рук, когда наконец уперлось во что-то твердое, больше похожее на каменную плиту нежели песчаное дно. Попробовав приподнять весло вверх и снова коснуться найденной поверхности, Франсуа убедился, что наткнулся на что-то странное. Он вытащил весло и попробовал опустить его вновь чуть дальше от того места, но тогда ему пришлось опустить весло еще глубже, прежде чем оно уперлось в песчаное дно. Попытки нашарить странное место, в которой он попал в первый раз, привели к загадочному открытию - на дне озера на том самом месте лежало нечто, похожее на плиту, увязшую в песке. Или ящик, подумал маркиз и обернулся к Оре.

- Там что-то есть! - воскликнул он, взволнованный открытием, - Может быть это клад? Кто-то захоронил его на дне озера... он мог пролежать там века... может быть это знаменитые золотые статуи мастера Челлини, которые ему заказал король Франциск?

- Эй! Сюда, ко мне! Что это вы там делаете, маленькие пакостники? -
послышалось из зарослей камыша и сердце Франсуа замерло на секунду - а ведь Ора так опасалась, что их заметят! - Сюда, Мими... сюда Лулу... я сказала сюда!

Вглядевшись пристальнее сквозь стройные ряды камышей, Франсуа разглядел белый чепец, мелькавший вдалеке от берега. Послышалось веселое тявканье собачек и вскоре одна из них появилась в камышах, весело виляя хвостом и оглашая громким лаем всю округу.

- Мими! Брось ты этих уток... сюда, Мими! Я не пойду за тобой, так и знай! -
позвали издалека и Франсуа тихо рассмеялся над своими страхами.

- Да тут собачки Ее Высочества... это же спаниели... ну да ну да, нелегко будет заставить их вернуться в сад, когда здесь полные заросли утиных гнезд. А Вы знали, Ора, что эти английский спаниели прекрасные охотники на болотных птиц? А еще они очень храбрые. И дружелюбные к тому же. Смотрите, как он радуется встрече с нами, - и он указал на пса, весело перебиравшего лапами по воде, нисколько не боясь увязнуть в глубоком иле.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Озеро. 6