Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Объездная дорога. 3


Фонтенбло. Объездная дорога. 3

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

04.04.1661 - раннее утро.

https://b.radikal.ru/b10/1902/09/92b132cf9a38.png

2

Отправлено: 06.04.16 19:16. Заголовок: // Фонтенбло. Конюшн..

// Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 4 //

Прежде чем спуститься с косогора на подворье трактира, что стоит на перекрестке дорог недалеко от Барбизона, Гошер пристально вгляделся в сновавшую у конюшен толпу гвардейцев, полицейских ищеек в черных сюртуках характерного потертого сукна и мушкетеров, отличавшихся от всех остальных вальяжной ленивой поступью уверенных в себе завсегдатаев кабачков. Цепкий взгляд барона мгновенно выхваитил из толпы знакомую вихрастую шевелюру молодого человека, одетого в добротный камзол форменного кроя.

- Месье помощник префекта. Он то что забыл там? - пробормотал Гошер и поспешно увел лошадей в густой пролесок подальше от дороги, - Только этого глазастого нам не хватало.

Впрочем, очень скоро он убедился в том, что зря паниковал. Помощник префекта взял лошадь и умчался в сторону Фонтенбло по главной дороге, ни разу не оглянувшись по ходу, уверенный в собственной безопасности. А ведь на парижских улочках этот рыжий ротозей ни за что не позволил бы себе такую беспечность - один, без охраны. На темном от загара лице цыгана заиграла хищная ухмылка - значит, полицейские ажаны не ждали его в этих местах. Стало быть, и впрямь вся кутерьма с переводом мушкетеров и гвардейцев из Фонтенбло в Версаль была затеяна только ради расчистки руин сгоревшего павильона.

Дождавшись, когда мимо него проехал дорожный патруль мушкетеров, Гошер запрыгнул в седло и повел лошадей мелкой трусцой вдоль дороги. По обочине, не торопясь и не хорохорясь - а как еще должен ехать простой конюх, чье дело лошадей перегонять от одной конюшни к другой.

- Эй, малый, поторопился бы! -
прикрикнул на него гвардеец, стоявший у плетеной ограды, - Тебя что за смертью посылать. Всего-то трех лошадей перековать, а ты два часа ехал, а?

- Дык, и на королевских конюшнях лошадей не троячок, - хмуро огрызнулся Гошер, но голову наклонил ниже, по привычке стараясь держать лицо в тени полей запыленной фетровой шляпы, - Там к охоте готовятся. Выезжать будут чуть не два десятка всадников.

- О как, - присвистнул подошедший ближе мушкетер и придирчиво посмотрел на гнедого жеребца, приведенного Гошером, - Кому-то на охоту, в лес... а нам пыль глотать на дорогах. Черт подери... А что у этой лошади подкова какая-то... с клеймом что ли?

- Прибилось наверное, - хмыкнул в ладонь Гошер, чтобы скрыть злую усмешку, кузнецы-то свою работу метили, значит, надо было, - А подкован-то как надо. Сам господин лейтенант проверял этих вот. Сказывал, для своих ребят только лучшее, - не привравши, добавил он, вспомнив, как господин д'Артаньян лично инспектировал лошадей.

Хотя, подумалось тут же Гошеру, старый гасконский лис мог и для себя лошадь присматривать. А ну как в дорогу? Он потер шею ладонью, передал повод подбежавшему мальчишке и отошел в сторону старого сарая с покосившейся крышей. План ограбления обоза не включал никаких случайностей вроде внезапного появления мушкетеров на дороге. А если Миллионщик подставу задумал, решил одним махом и от опасного исполнителя своих кровавых делишек избавиться, и ограбление на цыган свалить?

Новая волна сомнений захлестнула мысли баро, когда он остался один в месте, назначенном для встречи с гонцом. Он забрался под крышу сарая и устроился возле круглого слухового окна, откуда мог следить за перекрестком дорог, оставаясь незамеченным.

3

Отправлено: 06.04.16 23:50. Заголовок: Ехали молча. Изредка..

// Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 4 //

Ехали молча. Изредка лейтенант зло подстегивал бок своей лошади плетью, заставляя сбиваться с шага и нестись во весь опор, как будто он гнался за кем-то. Успеет ли де Ресто получить его записку до того, как отправится к королю? А если успеет, то как он объяснит высылку большого отряда из Фонтенбло как раз в то же самое время, когда король собирался ехать на охоту?

Объездная дорога была вдвое уже большого тракта, хоть и использовалась для тяжелых подвод, прибывавших в королевскую резиденцию ежедневно с раннего утра и до позднего вечера. Она пустовала лишь с наступлением темноты, а с первыми лучами солнца по ней вновь тянулись бесконечные вереницы повозок, груженых провизией, мебелью, сундуками и утварью, которой остро не хватало в переполненном до отказа дворце. Не успели мушкетеры выехать за первый же поворот от старых ворот парка Фонтенбло, как им пришлось съехать с дороги на высокую обочину, чтобы пропустить обоз, ехавший им навстречу. Через две мили от того места они повстречали следующий обоз из шести повозок, груженых клетками с птицей, от которых во все стороны разлетался белоснежный пух и перья.

- Три тысячи чертей, - вырвалось у Д'Артаньяна, когда на встречу им попался третий обоз, а вдалеке он заметил небольшое стадо овец, которых, как видно, перегоняли на пастбище, расстилавшееся прямо за лесом Фонтенбло.

- Не похоже, что кому-то вздумается позариться на это добро, - хмыкнул де Шалон, скептично отнесшийся к затее своего лейтенанта, - Отчего бы нам не срезать через этот пролесок, месье лейтенант? Там напрямик всего две мили до главной дороги. Продираться глухой лес даже не придется, здесь тропа уже наезженная.

- А от того, де Шалон, что на той дороге наших караулов с дюжину мушкетов прочесывают дорогу. А здесь никого.

Де Шалон не ответил. Не потому что понял, к чему клонил лейтенант, а потому что уловил в его голосе раздражение.

Очередной обоз появился вдалеке на горизонте, точнее, вначале д'Артаньян заметил облако пыли, поднятой колесами тяжело нагруженных телег. Затем показались первые всадники сопровождавшие, как видно, ценный груз. Все они были вооружены мушкетами, дула которых поблескивали в солнечных лучах, пробивавшихся сквозь тучи. Когда дозорный поравнялся с д'Артаньяном, тот взмахом руки приказал ему остановиться.

- Стой! Кто такие?

- По какому праву? - возмутился было охранник, но не успел вытащить пистолет из седельной кобуры, когда заметил серебряные кресты на плаще де Шалона ехавшего позади д'Артаньяна.

- А, господа мушкетеры. Какая честь. Теперь нас и на подъездах к Фонтенбло досматривать будут?

- Кто такие? - хмуро спросил д'Артаньян, - Откуда едете?

- Я Бернар Лафарг. Охраняю весь тот скарб, который в телегах нагружен, от самого Парижа.

- А чей скарб?

- А мне откуда знать? Меня наняли охранять его и делов то. Выехали затемно, чтобы не застрять здесь почем зря. Мне к полудню вернуться с другим обозом нужно.

- Кто вас нанял?

- Да голландец какой-то, рыжий черт. Еще третьего дня заходил в таверну, что у Сент-Антуанских ворот. Сказал сегодня утром нанять еще пятерых человек, встретить обоз и доставить в Фонтенбло. Мне сегодня и надо туда попасть. Я и согласился. Доставлю обоз, приму пустые телеги и назад по делу своему.

- Не успеете, - сплюнув на дорогу сказал де Шалон, - Через час тут столпотворение на дороге будет, не разъехаться. До полудня не вернетесь.

- А это еще как сказать. Все то туда едут. А мы первыми успели. К полудню дорога свободной уже будет.

Слушая Лафарга, дАртаньян думал про себя о том, что глупо было искать обоз, на который готовилось нападение, не зная толком ни времени, нападения, ни того, кому он принадлежал. И только когда наемник помянул в разговоре рыжего фламандца, лейтенант бросил на него недобрый взгляд.

- Фламандец, говорите?

Тут их разговор был прерван из-за грохота колес и пронзительного скрипа рессор тяжело нагруженных телег. Один из кучеров что-то выкрикнул наемнику и хлестнул  длинным бичом по спинам лошадей.

- Это не те, - глухо проговорил дАртаньян и дернул повод своего коня, чтобы уступить дорогу проезжавшим мимо них телегам.

- Ну, не те, так значит, едем дальше, -
пожал плечами де Шалон, - Только смотрите-ка, месье лейтентан, мы не одни в дорогу пустились, - мушкетер указал назад в сторону Фонтенбло, на быстро увеличивавшееся облако пыли на горизонте, - Кажется, за нами целая кавалерия спешит в погоню. Это же не королевская охота? Вроде бы на лис еще рано гон начинать... да и места не те.

- Нет, это не короелвская охота, виконт, -
ответил дАртаньян, когда ветер донес до них яростные выкрики всадников, похожие на волчий вой, - Это княжеская охота. Или басурманская.

4

Отправлено: 08.04.16 22:08. Заголовок: - Эй, баро... ну же,..

- Эй, баро... ну же, хватит дрыхнуть! Я с вестью к тебе. Из "Королевских лилий" весточку прислали.

Гошер сонно поводил ладонью, похлопал по бокам и отыскал заткнутую за пояс флягу с вином. Отпив глоток, он зажмурил глаза и встряхнул головой. Дремота ушла, но страшная усталость все еще обнимала за плечи, будь она неладна.

- Весточку прислали, -
повторил трактирный слуга, нерешительно протянув цыгану свернутую в узкую трубочку бумажку.

- Ну и че ты мне ей тычешь? Читай, если умеешь. А нет, так найди кого-нибудь, - хрипло проговорил Гошер и отпил не пару глотков, - Ну?

- Сейчас, -
трясущимися руками слуга развернул тонкую бумажку на ладони и поднес ближе к глазам, - О-боз про-ехал... груз труха и пень... к восьми будет на малом пути, - читал он по слогам, боясь вникать в смысл послания, - Шель-ма ох... ох-ран... ох-ран-ник взял на два ча-са рань-ше у... го-во-рен-но-го.

- На два часа... - зажмурив глаза несколько раз подряд, Гошер задумчиво смотрел в узкое оконце невидящим взором, - От "Королевских Лилий" сколько до Барбизона?

- Так это... при пустой то дороге часа два будет. Полтора, если лошади хорошие. Так это, я пойду что ли? - торопливо отступая назад, спросил слуга, но Гошер бросил на него хмурый взгляд, заставивший его застыть на месте.

- Шорник из Барбизона уже здесь? - спросил Гошер, поправляя ножи, спрятанные за широким поясом, - Братья Пажо приехали?

- Шорник здесь. Из братьев один только прибыл.

- С запиской все или еще что-то есть? - цепкий взор цыгана отметил, что бумажка была исписана с обеих сторон, - Ну, глянь, - потребовал он у слуги и пихнул в плечо кулаком.

- Все, - тот повертел записку, но, заметив неровные каракули, приписанные с обратной стороны, замахал рукой, точно адресат уже собирался уходить, - А нет нет, еще приписка есть. Эхм, - он прочистил горло и прочел, стараясь не растягивать слова, - Бо-га-тый обоз. Ино-зем-цы. Ло-ша-ди свои. По... по-едут по глав-ной че-рез час.

- Та-ак... - протянул баро и высунулся по самые плечи в окошко. Он всмотрелся вдаль в сторону парижской дороги, но так и не разглядел ничего кроме одинокой телеги, плетущейся в сторону Фонтенбло.

- Зови шорника сюда. Пажо зови. И кто прибудет, пусть лошадей не расседлывают, а сворачивают на дорогу к Парижу. На главную. Пусть ждут меня у Большой Сосны в перелеске. И да вот еще что, -
прикрикнул он, когда слуга спустился вниз по самые плечи, - Дозорного пусть вышлют в сторону "Королевских лилий", пусть обоз тот высматривают.

Потерев грязной ладонью щетинистую щеку, цыган скомкал в кулаке полученную записку и запихнул ее за пояс во вшитый с изнаночной стороны карман.

- Один обоз упустили... ну так то не наша вина. А вот второй захватить успеем, если перехватим за милю отсюда. Миллионщик грабеж заказал, он его и получит.

5

Отправлено: 09.04.16 01:55. Заголовок: Удивленный мушкетер ..

Удивленный мушкетер протяжно присвистнул, завидев приближавшихся со стороны Фонтенбло всадников. С гиканьем и криками они мчались во весь опор и оба мушкетера едва успели развернуть лошадей, чтобы пуститься в погоню за ними.

- Черт, де Шалон, дело пахнет порохом. Нам следует поспешить за этой дикой ордой. Вы видели, они вооружены до зубов. Клянусь шпагой, они не в кабачок в Барбизоне собрались, -
выкрикнул д'Артаньян, но шальной порыв ветра унес его слова далеко в сторону.

Де Шалон следовал за ним, отставая всего на пол-корпуса. Лейтенант нередко поднимал своих подчиненных среди ночи и заставлял седлать лошадей впотьмах, но никто из мушкетеров первой роты никогда и слова не сказал бы против. Старому гасконцу верили слепо и безотчетно - если он говорил, что требовалось проверить дозоры на улицах возле Лувра, значит, так было нужно, если он посылал дополнительную охрану к покоям короля или принца Филиппа - его приказу подчинялись безоговорочно. И никогда еще за все время своей службы де Шалон не помнил, чтобы распоряжения лейтенанта оказывались бессмысленными.

Вперед, сквозь сухой и жаркий ветер, несший песок и остатки пепла со стороны пустыря. Они мчались во весь опор, но свита князя Ракоши унеслась далеко вперед и сколько бы они не пришпоривали бока своих лошадей, расстояние между ними становилось все более значительным. Вскоре д'Артаньян мог разглядеть только слившийся в одну массу силуэт группы всадников, оставлявшей позади себя высокие клубы пыли, разносимой вихрем по пустырю. А вскоре и эта черная точка исчезла за поворотом, скрывшись за поворотом в лесу, раскинувшемся на мили вокруг Фонтенбло и Барбизона.

- Скорее, виконт! - выкрикнул д'Артаньян, предчувствуя неладное и ругая себя за то, что не взял лучших лошадей для погони.

Несколько выстрелов прогремели одновременно и были похожи скорее на внезапно разразившуюся над лесом грозу, чем на вооруженную стычку. Окажись Д'Артаньян чуть дальше и он не принял бы эти звуки за нечто неординарное, но они приближались к лесу все ближе, а выстрелы повторялись.

- Черт возьми! -
дернув повод своей лошади, д'Артаньян заставил ее ускорить бег, рискуя загнать до смерти еще до того, как они успеют доехать до места стычки.

- Здесь можно срезать через пролесок, граф! -
выкрикнул ему вслед де Шалон, но лейтенант не расслышал его крик. Он несся вперед, потеряв на ветру шляпу, с развевавшимися на ветру крыльями плаща, похожий на огромную птицу.

- Стой! Не уйдешь! -
выкрикнули из перелеска и на дорогу вынеслась лошадь, неся на себе раненого всадника, из последних сил уцепившегося за ее гриву. Вслед за ним прямо на мушкетеров выехали два всадника из свиты мадьярского князя. Один помчался догонять беглеца, а второй резко осадил своего коня и остановился прямо на пути у д'Артаньяна.

- Господин лейтенант! Где же ваш патруль? Черт знает что творится на дороге! - выкрикнул черноусый пожилой мадьяр и подстегнул коня, заставив его взвиться на дыбы и развернуться с полоборота.

- Что там произошло? - спросил дАртаньян, запыхавшимся от бешенной скачки голосом.

- Нападение. Мы едва только подоспели. Эти негодяи ограбили княжеский обоз. И лошадей угнали.

- Убитые были?

- Вроде не было. Хотя, пару из этих сволочей я заметил на земле. Да вот этого ранили.

- Боюсь, его уже не догонят, - проговорил де Шалон, оглядываясь на погоню, - Он богу душу отдаст скорее.

- А что же ваши люди? Кто стрелял?

- Стреляли наши. Да только зря все. Они врассыпную бросились. И лошадей увели, канальи. Конокрады чертовы.

- Цыгане что ли?

Ответ д'Артаньян так и не получил. А продравшись сквозь густой пролесок, все трое выехали на небольшую поляну, пересеченную узкоколейной дорогой. Зрелище, открывшееся перед мушкетерами, было более чем красноречиво - на дороге и в траве валялись несколько неподвижных тел, обозные телеги были перевернуты, а лошади выпряжены и угнаны. Мадьяры рыскали по всей лужайке в поисках раненых, чтобы отыскать хотя бы одного живого для допроса. Со стороны леса доносились яростные крики погони и одиночные выстрелы.

6

Отправлено: 11.04.16 01:30. Заголовок: - Это же не тот обоз..

- Это же не тот обоз!

- К дьяволу! Теперь гони, что духу гони!

- А лошадей зачем увели? Где мы сбудем этих лошадей? Их за лье полицейские ищейки узнают, только глянь на них, Гошер! Сам черт на таких может в преисподнюю ехать.

Что верно, то верно, лошади, которых они увели у охранявших обоз иноземцев, были невиданной породы - высокие в стати, с широкой грудью, черной масти, словно их сажей вымазали, а гривы такие длинные, что их связывали в косицы. Пронесется такая лошадь в чистом поле, так и дух испустить можно со страху - огромная, а из ноздрей пар вырывается клубами.

- Они нам не нужны. Выпускай их в поле. Погони уже не будет.

- Это ты зря так. За младшим Пажо какой-то басурман подался из тех, что напали на нас, когда мы отступали.

Гошер обернулся через плечо, тогда только заметив, что из всей компании, собранной им для нападения на обоз, за ним ехал только шорник-цыган прозванный Жиру, Орельен Фокусник и Алеш по прозвищу Зениш. Старший из братьев Пажо отстал или бросился наутек в другую сторону.

- Гиблое дело, Гошер. Тех басурман подмога ждала. Сейчас разберутся, что да как, в погоню пустятся ведь.

- Пока они разберутся, - зло огрызнулся цыган и отпустил повод захваченного им жеребца черной масти, - Этих отпустить. Они им следы спутают.

- Жаль отпускать то. Хоть бы сбрую забрать, за нее и золотом потребовать можно, - крикнул ему вдогонку шорник, но барон сделал знак рукой вверх, чтобы не отставали и направил коня в лес.

Он знал эти места, не зря долгими днями бродил и выведывал, какие тропы и куда вели. Парижская дорога кишела мушкетерами да гвардейцами с тех самых пор, как в Фонтенбло приехал королевский двор. Но да что с того, когда у цыган свои тропы и дороги, не подвластные колесам и подковам короны. Оставив следы на главной дороге, грабители скрылись в зарослях пролеска, продрались сквозь буерак и ехали вплоть до границ с болотами, окружавшими версальские леса.

- В схрон надо ехать. Там поклажу оставить можно. Переждать, -
сказал шорник, когда они остановились на глухой поляне возле самой топи.

- Нет. К схрону нам дорога заказана, -
ответил Гошер, доставая притороченную к седлу флягу, - Мушкетеры там. Отыскали или нет, не знаю. Но леса тамошние знатно прочесывают. Годаров замели. Она последнюю голубку прислала с предупреждением.

- Ради христовых ран, - протянул удивленный шорник и наскоро перекрестился, - Кто нас сдал?

- Кто сдал, кто сдал, -
баро сделал несколько быстрых глотков из фляги и, с шумом выдохнув, вытер губы, - Не виноватого искать надо. Не до того сейчас. Узнать бы, что они отыскали. Ежели проход в схрон не нашли, то он останется под землей как был хоть на двести, хоть на пятьсот лет.

- Не то страшно, - проговорил Орельен, спрыгнув с лошади на мягкий пружинистый мох.

- А что же?

- А то, что мы обоз Миллионщика упустили. А у этих заморских крыс охрана была на все готовая. Они бы не задумываясь в рукопашную сцепились, останься мы там чуть дольше. Палили тоже не наугад, - он продемонстрировал дыру в тулье своей шляпы, - Зачем, Гошер? Золото их мы все равно не успели взять. Рисковали почем зря.

- Мы продадим это, - глухо ответил Гошер, вытащив из-за пазухи толстую суму, - Здесь документы, письма. Они больше золота стоят, если правильным людям предложить.

- Да ты читать не умеешь. А ну как там девичьи записки, что с них тогда? - шорник Жиру подъехал ближе к Гошеру и потянулся за добычей, но тот резко вздыбил своего жеребца и заставил его отступить назад.

- Кто посмеет лапы свои тянуть, проколю глотку не мешкая, - сверкнув глазами прошипел барон.

Жиро отступил, зная, что когда нож окажется в руке цыганского барона. то идти на попятный будет уже поздно - Гошер даром что левша, а метал ножи так метко, что многие даже поговаривали о его сговоре с самим дьяволом.

- Я сам покажу эти документы, кому нужно. Деньги поделим. Знаете же. Я и последнюю выплату Миллионщика разделил поровну.

- Да. Только не ту бумаженцию, которую ты в шляпе прячешь, -
хмыкнул Орельен и прошелся по чавкающим кочкам маленького болотца к спрятанной на островке среди топей хижине, - Сюда! - выкрикнул он, - Она все еще стоит, храни нас господь! Здесь и переждем! Лошадей оставьте на поляне. Они по этой топи не пройдут, воды много еще.

// Дворец Фонтенбло. Покои князя Ференца Ракоши. 3 //

7

Отправлено: 13.04.16 22:21. Заголовок: - Ну? - спросил лейт..

- Ну? - спросил лейтенант, когда де Шалон потряс за плечо одного из лежавших на дороге бандитов.

- Мертвец.

- Каналья, - выругался д'Артаньян и обернулся к светловолосому мадьяру, который, судя по командному тону его речи, был главным, - Вы подоспели во-время, сударь. Спугнули, как есть.

- Странно это, -
проговорил де Шалон, вытирая перчатки пучком травы, - Мертвец то холодный как лед. Окоченел уже. А стреляли самое большее четверть часа назад.

- Ничего странного, - ответил д'Артаньян и посмотрел в лицо мадьяра, - Сударь, я знаю, что происшествие не из приятных. Но мне придется просить Вас об услуге.

- Какой же, господин лейтенант?

- Никому не говорите о том, что здесь произошло. Этих бедняг пусть похоронят в лесу. Если знаете какие молитвы, то прочтите по их души, пусть покоятся с миром.

- Эти мерзавцы напали на моих людей, граф! А Вы хотите, чтобы мы хоронили их? - встопорщил длинные усы пожилой мадьяр, встревая в разговор, - Только взгляните! Они разграбили сундуки. И наверняка не с пустыми руками сбежали.

- Эти, - лейтенант указал на бездыханные тела, распростертые у колес телеги, - Не нападали на ваших людей. Ручаюсь вам. Они были мертвы задолго до этого.

- Что? - оба мадьяра недоумевая уставились на мушкетера.

Тот соскочил с лошади и подошел к мертвецу. Взяв беднягу за плечо, д'Артаньян перевернул его лицом вверх и указал на почерневшую дыру в кожаном колете, одетом поверх выцветшей рубахи.

- Кровь на ране уже успела запечься. Но, смотрите сюда, - он указал на черные похожие на брызги пятнышки вокруг раны, - Это следы от пороха. В него стреляли в упор. Если вам удастся отыскать среди ваших людей того, кто сделал этот выстрел, я поверю. Но, дело в том, что ваши люди начали пальбу наверняка еще до того, как эти головорезы приблизились к ним настолько близко.

- Так, - согласился светловолосый мадьяр и подошел ближе, - Значит, они подбросили эти трупы. Но зачем? Я не понимаю это.

- Они готовили это нападение, месье. Похороните тела убитых и это происшествие. Я беру всю ответственность на себя, - д'Артаньян отряхнул ладони и подошел к своей лошади, - Я не могу сказать вам более. Проверьте, что именно было украдено. Надеюсь, что ничего ценного.

- Это мы проверим во дворце. А этих...

Пожилой мадьяр выкрикнул что-то на своем языке и несколько человек подбежали к трупам, чтобы отнести их к лесу. Д'Артаньян проводил их тяжелым взглядом, раздумывая, мог ли он рассказать о своих подозрениях советнику князя Ракоши.

- Месье, Вы сказали, что нападение готовилось. Но, позвольте узнать, это Ваша догадка или Вам что-то известно наверняка?

Лейтенант посмотрел на молодого человека. Нет, делиться догадками и выводами было еще рано. А то, что он подслушал разговор неизвестного вельможи, которого мог сколько угодно подозревать, но не имел никаких прямых доказательств, было чистой воды спекуляцией. С такими россказнями не далеко и до обвинений в клевете доехать.

- Позвольте мне пока не отвечать на Ваши вопросы, господа, - ответил граф после некоторого молчания, - Возвращайтесь в Фонтенбло. Я прошу Вас об одолжении, это не приказ. Просто постарайтесь, чтобы никто не заподозрил об этом нападении.

- Тогда нам нужно трогать в путь сейчас же, - скомандовал пожилой мадьяр, беря бразды правления в свои руки, - Сейчас сюда подъедут другие обозы. Заминка на дороге вызовет расспросы и пересуды.

- А это никому не нужно, Вы это прекрасно понимаете, - подтвердил д'Артаньян и отсалютовал мадьярам, уже сидя в седле, - Прощайте, господа! Я сам явлюсь к Его Высочеству с объяснениями. Или с моими догадками.

// Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 4 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Объездная дорога. 3