Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 3


Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 3

Сообщений 61 страница 80 из 82

1

02.04.1661

https://d.radikal.ru/d24/1902/91/f5be5a81b705.png

61

Отправлено: 17.09.15 00:08. Заголовок: - Моей любви? О… - в..

    - Моей любви? О… - вместо того, чтобы расцвести от гордости, как сделала бы на ее месте как минимум половина придворных дам, Генриетта еще глубже забилась в кресло, уязвленная до глубины души таким неслыханным нахальством. Какой-то жалкий граф, подумать только! – Неужели он прямо так и сказал вам? В таком случае граф еще хуже, чем верный Джордж… то есть, я хотела сказать, чем герцог Бэкингем. Тот, по крайней мере, не рассказывает всем подряд о том, что намерен меня соблазнить.

    Ее Высочество тяжко вздохнула и завозилась в кресле, устраиваясь поудобнее. В конце концов, она подперла щеку кулаком и осталась в этой позе, задумчиво разглядывая устроившуюся у ее ног фрейлину.

    - В детстве мне так хотелось, чтобы меня любили, - свободной рукой она расправила кончик шали на коленях, скорее для того, чтобы занять все еще дрожащие после недавней истерики пальцы, чем из любви к порядку. – Я все время молилась об этом, но никому не было до меня дела. Мне и теперь хочется, чтобы меня любили, но отчего-то Господь исполняет мое желание таким странным образом, что я просто не знаю, куда девать все эти излишки любви. По правде говоря, они причиняют мне больше беспокойства, чем удовольствия. Как будто мне мало было хлопот с Бэкингемом, так теперь еще и Гиш. Если он и дальше станет трубить направо и налево о своих чувствах и намерениях, все дружно скажут, что это я виновата и поощряю его. А я, меж тем, совсем даже не хочу его любить. Я даже признавать его не хочу, что бы он ни вкладывал в это слово. И вообще, на его месте я бы начала с извинений, но разве от мужчин этого дождешься? Они только и умеют, что…

    Воспоминания об оскорбительной выходке Филиппа были так свежи, что Минетт снова захотелось разрыдаться. Или рассердиться. Не решив для себя, чего ей хочется больше, она ограничилась обиженной гримаской.

    - Гишу было легко отмахнуться от сплетен про «Арманов», этот Нарцисс так уверен в своей неотразимости, что никогда не поверит, что я пришла в буфетную к другому человеку. Но Филипп! Вы были правы, Франсуаза, слухи до Месье дошли. И он не только поверил, но и устроил мне безобразнейшую сцену, требуя назвать того, с кем я условилась встретиться в буфетной после турнира. А я всего лишь хотела выпить воды. И после этого он еще мог просить вас обо мне позаботиться? Какое лицемерие, право же! – воскликнув это, Генриетта на минуту задумалась, и выражение ее лица несколько смягчилось. – Как по-вашему, он это всерьез? Быть может, он раскаялся? Вы точно помните, что Его Высочество больше ничего не просил мне передать? Никаких извинений?

    Она чуть было не созналась, что запретила мужу появляться на ее половине до тех пор, пока он не будет готов признать свою вину и просить прощения, но после двух дней супружества еще не была готова говорить вслух о столь интимных делах, даже с особой одного с ней пола и почти одного возраста.

62

Отправлено: 17.09.15 10:43. Заголовок: Ах, да, еще же Бекин..

    Ах, да, еще же Бекингем. Франсуаза покачала головой, разглядывая оборки на своем платье. И при таком-то положении дел принцесса хочет иметь репутацию верной жены в глазах ревнивого мужа? Это, конечно, невозможно. С языка так и просился совет завязывать с этими мужчинами, что в корректной форме и сделала фрейлина.

    -Ваше Высочество, при новом положении дел в вашей жизни, после того как вы вышли замуж, осмелюсь сказать, как поступила бы я, будь в подобной ситуации. Лучше принять временный образ пуританки и отстранить от себя всех или почти всех кавалеров кроме одного, самого действительно важного. Потому что при изобилии таковых в вашем окружении они все время будут рисковать подставить вас под удар, осознано или нет. Для мужчины цена измены невелика, даже почетна, тогда как для нас женщин, это непростительно. Они меряют своими мерками и не понимают нас. Приятно похвастаться, что был в постели самой принцессы или королевы, тогда как подобное хвастовство скажется губительно на той, кто поддалась слабости перед ними. Со временем же, в зависимости от положения дел, когда ревность супруга поуляжется или быть может он потеряет интерес,.. это может больно звучать, но вы наверняка понимаете, что далеко не все сохраняют страсть в браке на долгие годы. Со временем можно возобновить количество поклонников. За перерыв вы сможете увидеть, кто по настоящему был верен вам, а не вашему титулу. Останутся только истинные почитатели.

    Были сильные сомнения, что принцессе понравятся эти слова. Франсуаза остро чувствовала, что юной особе в подобной ситуации куда приятнее было бы слышать что-то вдохновляющее, розовое, а не правду суровой жизни. Но как не старалась придумать такие сладости фрейлина, этого не получалось. Плохой от природы из нее был вдохновитель на светлое будущее, куда лучше сухой, скучный стратег.

    -Простите за мою суровость, Ваше Высочество. Так поступила бы я, не больше. Вам не обязательно повторять столь печальный поступок.

    Она поудобнее устроилась на ковре, наслаждаясь тем, как утихает гул в ногах. Откровения о детстве затронули. Как и любой девице, Франсуазе очень нравилось посекретничать.

    -А я с детства мечтала быть... - ах, пустое, отмахнулась. - Если я признаюсь, вы будете смеяться над фантазиями семилетней дочери разорившегося герцога. К тому же, они не совсем приличные. Лучше про графа. Де Гиш действительно так и сказал мне, что хотел бы быть вашем фаворитом, и прочил мне при нем завидную должность особо принятой дамы. Что он вкладывал в это, мне не очень понятно. Он вообще на редкость смутно изъясняется. Интриган! Все время хочет иметь пути к отступлению! Создавалось впечатление, что он хочет купить союз со мной ради вашей любви за пару танцев на сегодняшнем вечере. - Франсуаза всплеснула руками.

    - Есть надежда полагать, что не всем граф будет распространяться о желании завладеть вашим вниманием. Он ищет того, кто помог бы ему стать к вам ближе, того, кому также доверяете вы. И потому... - Франсуаза ненадолго замолчала, внезапно задумавшись. - Только сейчас я поняла, что, быть может, зря отстранилась. Теперь он пойдет по иным юбкам и штанам. Рано или поздно найдет желаемое. Не лучше ли было бы согласиться, создавая видимость помощи, но в сотрудничестве с вами, напротив, морочить ему голову? Говорят, что врага необходимо держать как можно ближе. Но как долго подобная морока может продлится, я не знаю. Граф умеет читать мысли. Ему становится очевидным то, до чего большинство не сразу додумается. Подобная сделка может быть равной сделке с самим дьяволом.

    Пока фрейлина говорила, в ее голове мелькало множество планов и идей. Какие-то казались хорошими, какие-то она сразу отметала. Но ни в одной до конца она не могла быть уверена.

    -Мадам, можно посмеяться над де Гишем, разыграв его с мнимой вашей любовью. Можно, напротив, подставить перед Герцогом, и тогда пусть разъяренный муж решает ваши проблемы. Мужчины для того и нужны, чтобы мы, женщины, управляли ими. Несомненно, если Герцог поймет, что граф доставляет вам головную боль, и тому причиной только его личные неуемные желания, де Гишу придется ответить. - Франсуаза помолчала.

    - По крайней мере я бы так сделала, будь мой муж властен распоряжаться судьбами при дворе. И пока Герцог вами всерьез увлечен, пользуйтесь этим, мадам! Любовь, ревность и страсть делают его уязвимым перед вами. Прикиньтесь слабой, неспособной справится со всеми горестями мира, покайтесь, падите в ноги, разразитесь слезами... поверьте в то, что бесконечно нуждаетесь в его помощи. Обманитесь сама. Только обманываясь самой, по настоящему можно обмануть другого. Ваше желанное тело довершит начатое, - без энтузиазма завершила мысль Франсуаза.

    Невероятно было слышать подобные слова от самой себя. До прихода ко двору молодая девушка и не знала, что может быть такой циничной. Обняла колени и печально добавила:

    - Это не так приятно, как истинные чувства и любовь. В этом нет ничего вдохновляющего. Это ложь, если говорить прямо. Но порой для выживания и достижения целей - суровая необходимость. Если не вы, значит вас. А наградой будет возможность любить того, кого хотите. Муж позволит вам измены, если при этом это не будет его касаться, а сам он будет получать от вас безграничную любовь и почитание, восхищение, если в общении с вами он будет чувствовать себя богом. Ради какой-то там правды, даже если дойдут слухи, он не захочет рушить розовый замок. За бесконечное принятие продаются все, мадам. В этом состоит женская хитрость.

    Ночь, одинокие покои — все это способствовало разговорам. Хотелось говорить и говорить.

    -Вы спросили про истинность заботы от Герцога. Я могу вам намекнуть, остальное поймете, когда увидите его лицо. За время вашего отсутствия судьба была сурова с принцем. Она высказала ему все, что могла сказать. Он сожалеет. Возможно только о своей печальной участи. Он все же проиграл сегодня. Когда мы виделись, он по настоящему был огорчен. Его Высочество не просил извинений.

63

Отправлено: 18.09.15 02:00. Заголовок: Чем больше говорила ..

    Чем больше говорила Тонне-Шарант, тем сильнее делалось охватывающее Генриетту смятение. Все, что советовала ей фрейлина, было, по сути, мудро, но как же цинично! Не многим лучше, чем вчерашнее предложение Филиппа тайком предаваться грехам, но так, чтобы об этом никто не судачил при дворе.

    - Но я не хочу! – вырвалось у нее наконец. – Боже, боже, что же со мною не так, что все только и ждут, что я начну изменять моему мужу? Как я могу отстранить моих поклонников, когда я никого из них не приближала и не собираюсь приближать? Можно ли быть с ними суровее и непреклоннее, чем я? Если да, то научите меня, как, потому что я не понимаю. Я сержусь на них, я не дозволяю говорить мне комплименты и признаваться в любви, я не уделяю ни одному мужчине больше внимания, чем то дозволяют приличия, и все это не мешает Филиппу обрушиваться на меня с упреками и подозрениями, которые я не заслужила. Как я могу рыдать и каяться, если ни в чем перед ним не виновна? Нет, я не могу, я не хочу. Я не буду, в конце концов. Пусть кается сам.

    Ее Высочество снова разволновалась и принялась сердито щипать шелковую бахрому шали.

    - Но ведь мы помиримся, правда же? Я так надеялась… мне казалось, что у нас все идет так хорошо, и вдруг… Вот и вы говорите, что герцог мной увлечен, но почему же он тогда не видит, что я хочу быть хорошей женой? Мой отец… я никогда не видела его, но знаю, что они с матушкой очень любили друг друга и были счастливы. Я помню, какое горе причинила матушке смерть отца, и мои старшие братья много рассказывали мне о том, как нежно он любил свою семью. Неужели же это так глупо, желать любви собственного мужа? Вы предлагаете мне изображать безграничную любовь, почитание и восхищение, но отчего я должна притворяться, если и в самом деле хотела бы чувствовать все это по отношению к Месье? Зачем мне другие? Зачем мне какой-то де Гиш? Я не хочу его, я не люблю его, он меня бесит, в конце концов!

    Она сердито отшвырнула на пол пучок шелковых нитей, которые умудрилась выдернуть из бахромы.

    - Однако мысль подставить его под гнев Месье чуть лучше, чем попытка обмануть, прикинувшись очарованной им. Я бы попробовала, если бы это не было так низко и противно. И потом, мне отчего-то кажется, что герцог скорее поверит ему, чем мне. Они друзья, а я… я всего лишь жена. И я боюсь. Вы ведь тоже счтаете, что он дьявол. Если начать войну, то победителем из нее выйдет Гиш, а не я, поэтому, если бы не желание графа набиться мне в фавориты, я бы предпочла видеть его не врагом, а другом. То есть, союзником, ведь женщина не может дружить с мужчиной. Но после всего, что произошло, могу ли я сделать первый шаг? Если я предложу дружбу, граф тут же решит, что я готова рухнуть в его объятия, разве не так? И что же мне делать?

    Вопрос был сугубо риторическим, ибо Генриетта и сама понимала: лучше всего было бы не делать ничего. Запереться в своих покоях и ждать, пока и муж, и поклонник сломаются и придут к ней вымаливать прощения. Или пришлют парламентеров. К примеру, маркизу де Тианж. Но это Филипп. А кого мог прислать к ней де Гиш? Ее Высочество наклонилась к прикрывшей глаза, будто сморенной теплом камина, фрейлине:

    - Франсуаза, когда вы сказали, что теперь, когда у него не вышло заручиться вашей помощью, граф пойдет по другим юбкам и штанам, вы имели в виду кого-то конкретного? Вы думаете, что кто-то из моих фрейлин или статс-дам способен вступить с ним в союз…за или против меня?

64

Отправлено: 18.09.15 10:17. Заголовок: <<Ну, вот, п..

    <<Ну, вот, принцесса опять стала напоминать капризную, маленькую девочку>>. Так уже сегодня было. Весь этот поток вопросов, мольбы и эмоций заставлял насторожится. Немилость могла пасть на плечи самой Тонне-Шарант. <<Возражать против «не хочу» Ее Высочества сложно. Поступать как принцесса - все равно что кричать в небо и бить кулаками: "не хочется быть королевой или крестьянкой". И если первая имеет хотя бы какое-то подобие иллюзии выбора, то последняя никакого. "Не хочу быть цветком, не хочу быть небом, создайте меня иным!" Принцесса идеалистична, верит в любовь... Суровая наставница детства, сказала бы «не приспособлена к жизни». И если только разделять взгляды госпожи, то тогда можно сказать, как она прекрасна и наивна, и быть может чиста...>> - Все это чувствовала и думала Атенаис.

    -Мадам! - осторожно возразила Франсуаза. - Если Вы не призываете поклонников, то приглашение к де Руже не должно было состояться. И не важно о чем вы там говорили, пусть даже о политике. Это всегда будет поводом думать, что между вами что-то иное. Будь у вас муж другой, тогда еще возможно рассуждать о делах за закрытыми дверями, но так как речь идет о Филиппе Орлеанском, боюсь — покачала головой — это очень суровые тиски. Мне бы и самой не понравилось!

    «Но это уже изменить нельзя» - закончила свою трагичную мысль девушка.

    - С Вами все в порядке, мадам, неправильное общество. Вы очень красивая, открытая, жизнерадостная, пользуетесь вниманием. В этом ваша сила. Но на это тянутся завистники. Им хочется обратить это в недостаток! На что способна красивая женщина по мнению предрассудков? Только на то, чтобы гулять налево и направо — логика проста. Завистникам хочется уничтожить вас, вашу красоту, вашу популярность. Не падайте духом назло. Перестаньте плакать, вы же можете, преодолев себя, ходить по раскаленным углям и улыбаться. А что до супруга, он никогда не славился сдержанным нравом. Все что есть вокруг для него - игрушки. Туда же можно вписать и его фаворитов, вопреки показной приближенности. Он не может измениться в одночасье. Его Высочество капризен. А в вашем браке должен быть хотя бы один взрослый. И это вы, мадам. Принц, боюсь, на это пока не способен. Со временем, несомненно, вам удастся изменить его, расположить и успокоить. Со временем придет доверие. Вы ведь знакомы всего ничего!

    Понимая, что ее речи опять ушли в глубину неприятного, Франсуаза взяла руку Генриетты в свою и улыбнулась.

    -Понимаете, французский двор давно не видел достойных красавиц из королевской семьи. Анна Австрийская состарилась, супруга короля... ну вы сами понимаете. Великая Мадемуазель и прочие... ах — отмахнулась Франсуаза — не то! И если фрейлинам и некоторым статс-дамам можно было бы брать своей красотой, вопреки положению, то при вас есть все, и данные от Бога и положение с богатством, даже есть кусочек власти. Сложно конкурировать. Ваш муж глубоко не прав, что разбрасывается таким сокровищем как вы. Но, - она с сожаление покачала головой — он все же имеет право по своему рождению быть глупцом, чем старательно и пользуется. Немногие согласятся его вразумить. Его Высочество приелся сокровищ и уже не отличает алмаз от подделки. Ему кажется что у него много алмазов. Весь ум, считает одна пожилая фрейлина королевы, достался его старшему брату. Быть может от того, что принцу не дают возможности ощутить серьезную ответственность он так и изводится. Говорят на войне он прекрасный полководец. Значит может. В поля его надо.

    - Если бы не желание графа набиться мне в фавориты, я бы предпочла видеть его не врагом, а другом. - прозвучала очень хорошая мысль из уст Ее Высочества, а главное она отражала ее согласие. - Союзником.

    -Так... — удивилась фрейлина —...нет ничего проще в том, чтобы сделать верный и правильный шаг в этом направлении. Я помогу вам. Не могу гарантировать, что граф окажется умнее своего господина... И если, как вы сказали, предложение дружбы будет для него предложением в постель, тогда я скажу, что де Гиш недалекого ума человек. А это исправить может, как известно, только могила. Граф несомненно отправится в поисках нового союзника. Кто бы это мог быть? Могут оказаться слабости у тех, от кого не ожидаешь. Де Монтале с графом на ножах, вряд ли он расположит ее своими дарами. Все что он предлагает, по сути, это себя во временное пользование. Луиза очень набожна. Де Креки, д'Артуа... Приблизьте к себе любую, и если не де Гиш, так иной постарается стать для нее «другом», чтобы иметь доступ.

65

Отправлено: 23.09.15 01:09. Заголовок: Продолжая капризно х..

    Продолжая капризно хмуриться, Генриетта меж тем жадно впитывала комплименты, которые так умело расточала в ее адрес великолепная блондинка, и лоб ее сам собой разгладился, а в глазах заблестели уже не слезы, а веселые искорки. Разумеется, она ни в чем не виновата, это дурные люди видят в ее словах и поступках то, чего в них никогда не было. Красота, положение, открытость, все это про нее, Тонне-Шарант абсолютно права. Но алмаз? Не слишком ли это? А почему бы, собственно, и нет? Глупый Филипп и впрямь не сознает, какое сокровище получил.

    Следует ли винить нашу новобрачную в излишней доверчивости? Безусловно, но при этом следует помнить, что члены королевской семьи привычны к лести и воспринимают ее как должное. И если в холодной (а временами и голодной) юности Минетт не баловали красивыми эпитетами и похвалами, то за последние десять месяцев она успела выслушать о себе столько хорошего, что и в самом деле уверовала в собственную красоту и совершенство. Быть может, этим и объяснялся ее неожиданный успех среди мужчин, ведь женщина, твердо верящая в то, что она хороша и желанна, таковой и становится.

    - Все, что вы говорите, мадемуазель, так умно и правильно! – большие, сумеречные глаза Ее Высочества смотрели на фрейлину с восхищением, готовым перерасти в обожание. – И раз Месье не желает видеть во мне сокровище, мне придется научить его ценить меня чуточку больше, чем сейчас. Решено, мои двери останутся запертыми для него до тех пор, пока я не услышу, что он признал свою ошибку и крайне – да, именно так, крайне – сожалеет об оскорбительных подозрениях в мой адрес. А вот де Гиш… с ним сложнее. Вы думаете, мне следует сделать первый шаг? Написать ему? Или это слишком опасно и покажет графу, что он мне нужнее, чем следовало бы? Может быть, довольно будет тонкого намека с вашей стороны. Мол, Мадам готова сменить гнев на милость, если ее очень вежливо попросить об этом. Но я, разумеется, буду настаивать на искреннем покаянии, да… капитуляция и в случае де Гиша должна быть полной и безоговорочной, на моих условиях.

    Генриетта снова нахмурилась, на сей раз не капризно, а сосредоточенно: последняя фраза Тонне-Шарант про то, что к ней будут искать доступ через ее подруг, прозвучала особенно пугающе, но метко.

    - А вы, Франсуаза? – голос принцессы дрогнул и вновь сделался неуверенным.

    – Если я захочу – если уже захотела – приблизить вас, сумеете ли вы остаться более надежным бастионом, чем де Креки или Артуа? Монтале я не боюсь, она шпионит за мой для герцога Орлеанского и не может рассчитывать на место в моем сердце. Лавальер набожна, и Господь служит ей прочной броней… а вы? – волнуясь, почти выкрикнула она. – Вчера я потеряла лучшую свою подругу, которой доверяла бесконечно. Потеряла из-за мужчины, искавшего, быть может, пресловутый «доступ» ко мне. Могу ли я верить в вас и вашу стойкость, в то, что де Гишу и другим придворным сердцеедам не удастся найти ключ и к вашему сердцу, а затем и ключ к моей спальне?

66

Отправлено: 23.09.15 17:21. Заголовок: Вот он истинный путь..

    Вот он истинный путь к коронованной особе... к любой особе. И нащупав его в очередной раз, фрейлина не стала отступать. Пусть будет так. Вразумлять Ее Высочество не так приятно для собственной души, как дарить подарки положительных чувств... Особенно когда не видно плодов изменений и благодарности за действительно умные наставления. Пусть будет по возможности от младшей Рошешуар только хорошее.
    Атенаис улыбнулась той светлой, обворожительной улыбкой, которая располагала многих, и склонилась головой к ладоням принцессы, точно за благословением.

    -У вас все получится, мадам. Только нужно время, чтобы занять свой положенный трон при французском дворе, - повторила мысль Атенаис. Именно этот смысл казался мадам умным и правильным? В целом он и правда не лишен здравости. Со временем действительно все могло измениться в пользу юной покорительницы французских сердец.

    Чувствуя ласковую, одобряющую руку принцессы на своей голове, пряча лицо в складках пышной, розовой юбки, фрейлина с ужасом жмурилась от услышанных слов «Может быть, довольно будет тонкого намека...?». Де ГИШУ?! НАМЕКА?! Молодая английская кокетка считает возможным намекать опасному мужчине?! Де Гиш будет трижды дурак, если не сообразит в намеках приглашения в постель. Конечно именно это он и сообразит и будет прав! Какой создатель вообще изобрел намеки в женщинах?! Несомненно это вошло с грехопадением в эдемском саду в еще тамошнюю Еву.

    -М-мадам, - спотыкаясь через свое внутренний комок противления выдавила Атенаис. - Правильнее мне «намекнуть» графу. Встречаться с ним сейчас, писать и делать это в ближайшие дни лично вам нельзя. Я буду вашем парламентером в этих переговорах. Не подставляйте себя под горячую руку супруга. Ииии... Ах, ладно, не важно. - фрейлина подняла голову. -Не ищите с ним и с другими встречи сейчас. Умоляю вас...

    Лекция о том, что мужчины обычно не мыслят намеками и с трудом понимают их вообще, так и осталась невысказанной.

    -Озвучьте ваши условия для де Гиша мне. Чтобы вы от него хотели? - попросила. - И лично мне обозначьте, что будет для вас капитуляцией заносчивого графа? Все это нужно для предельного понимания ситуации и уверенности для меня в том, что я буду делать. И... - тут — увы — Франсуаза — не могла обойти без вразумлений. - Граф не тот человек, кто пойдет на союзы только на чьих-то условиях. Тот же принц платит ему монетой, вниманием и открытым принятием, подчеркивающим его статус. Нельзя взять графа исключительно на своих условиях. Необходимо обменяться и быть готовой принять часть условий с его стороны. Уверена, не только категориями постели способен мыслить граф в адрес красивой женщины. У него найдется и иная выгода обходящая вопросы личного характера, чтобы согласится на дружбу с вами. Если он будет лишен любви и ласки с вашей стороны, что вы готовы отдать ему в замен не менее интересное? Ведь это же союз, а не... - "прихоть капризной принцессы" - несоюз.

    Впрочем, граф тоже хорош. Хотел заполучить меня только на своих условиях. Видимо не знает что такое действительно договорные отношение... И я - хороша. Что-то невразумительно ответила про условия со своей стороны. О, боже .. - покраснела, но дружелюбный сумрак скрыл эту правду, - Я же намекала! Дура-дура, Тонне-Шарант! Конечно он ничего не понял и никогда не поймет! Стало невыносимо стыдно за собственные ошибки, которыми только что в сердцах попрекала принцессу.

    Желая скинуть это невыносимое состояние Атенаис отстранилась, встала, отошла к окну и заглянула в темный сад за портьеру. В щели сквозь окна сквозила свежесть, такая ободряющая, такая прохладная и ласкающая. В пору выйти на улицу и остыть! Но пауза затягивалась... требовался своевременный ответ юной особе со звучным титулом Герцогиня Орлеанская.

    Голос красавицы стал живым и уверенным. Его не заставил дрогнуть повышенный тон принцессы, ее выкрик, ее боль о подруге, ее страх вновь попасть в подобную ситуацию. Кто-то же должен не бояться за двоих? Кто-то же должен и в этой паре быть взрослым?

    -Моя верность, мадам... Я вполне довольна тем, что дал мне Бог на сегодня. Есть Ваше признание и доверие. Это дает мне больше возможностей и удовольствия, чем страсть от на сегодня встречаемых мною кавалеров. Променять вас на смертного мужчину слишком дешево. А богоподобных я не встречала. Де Гиш не смог найти путь к моему сердцу. Вряд ли отыщет в будущем. По правде сказать, - не лукавя и демонстрируя нешуточную наглость и уверенность в себе улыбнулась белокурая красавица - я всегда могу завести себе любовника по душе и держать его на расстоянии от дворцовых дел. А вот менять дворцовые дела на любовников — увольте. Не та цена, мадам. Я люблю вас больше, чем мужчин в округе. Считайте мое отношение к вам именно таким.

67

Отправлено: 26.09.15 01:47. Заголовок: Принять условия де Г..

    Принять условия де Гиша? Заключить с ним сделку в обмен… на что?
    Кровь Стюартов вскипела в Генриетте мгновенно. Чтобы она, дочь короля, супруга наследного принца, соглашалась на условия какого-то самовлюбленного фанфарона, вообразившего, что все женщины мира должны лежать у его ног лишь потому, что он снизошел до заинтересованного взгляда в его сторону? Она уже хотела бросить в лицо Тонне-Шарант возмущенное «нет», когда вспомнила, что отказывает не ей, а отсутствующему в ее спальне мужчине. Что толку в ее протесте, пусть и справедливом, если его все равно услышит не та, кому он предназначен? Да еще и сочтет это очередным капризом.

    А может, то и вправду был всего лишь каприз? Генриетта поежилась, в немой досаде кусая губы. Откуда он вообще свалился на ее голову, этот Гиш. Она смутно помнила его по редким встречам в королевских приемных, где «бедная английская родственница» обычно пряталась по углам, чтобы не привлекать насмешливых, обидных взглядов со стороны богатых и благополучных французских вельмож. Отчего-то в ту пору красавец граф не спешил падать перед ней на колени с уверениями в страстной любви. Зато теперь, когда она сделалась герцогиней Орлеанской и лакомой добычей… Ах, как все это было отвратительно и гадко!

    - Я люблю вас больше, чем мужчин в округе. Считайте мое отношение к вам именно таким, - уверенно провозгласила Тонне-Шарант, сияя искренней улыбкой.

    Оторвавшись от печального созерцания тлеющих в камине углей, Минетт через силу улыбнулась откровенному признанию своей новой конфидантке.

    - Спасибо, - тихо произнесла она и вновь потерла ноющий висок. – Спасибо. Это та любовь, которую я могу и хочу принять. Всю, без остатка. Не потому, что она полагается мне по рангу, а потому, что надеюсь ее заслужить. Что же до неприятного предмета нашей беседы, то мне надо подумать. Признаюсь честно, я думала лишь о том, что граф обязан принести мне извинения и обещать… дать слово… поклясться, что никогда и никому не расскажет о нашей случайной встрече в буфетной. Я знаю, что он не настолько глуп, чтобы хвастать услышанной от меня отповедью, но не уверена в том, что он не настолько тщеславен, чтобы не придумать более лестную версию событий и тем самым погубить меня. И эта неуверенность толкает меня к союзу… Нет, нет! Я не желаю никаких сделок, унижающих меня. Оставим это! Господи, как болит голова от этих благовоний. Мэри решила уморить меня!

    Принцесса вскочила с кресла и подбежала к окну, у которого стояла Тонне-Шарант, дернула в сторону тяжелую портьеру и распахнула створки. Из окна, выходящего в королевский сад, дохнуло свежестью и ароматом мокрых роз.

    - Странно, мне показалось, что я слышу собачий лай, - Генриетта перегнулась через подоконник, вглядываясь в темноту, но интимный полумрак, царивший в ее спальне, все равно был слишком ярким по сравнению с апрельской ночью. – Неужели моих собак повели в сад так поздно? Бедняжки вымокнут и простудятся. Или это не мои малышки?

    Она прислушалась, но в саду вновь сделалось тихо, и Минетт повернулась к золотоволосой фрейлине, так искренне клявшейся в любви к своей принцессе.

    - Я постараюсь взять себя в руки и подумать над вашими словами, Франсуаза. Умом я понимаю, что они верны и мудры, но душой… - слабый всплеск руками. – Наверное, я слишком устала, чтобы быть мудрой. Помогите мне раздеться. И расскажите что-нибудь о себе, ведь я еще так мало знаю своих фрейлин, что впору устыдиться.

68

Отправлено: 26.09.15 23:58. Заголовок: -Заслужить мою любов..

    -Заслужить мою любовь... - тихим эхом повторила фрейлина, поворачиваясь от прохладного окна. Это звучало как-то,.. как-то странно и между тем будоражило кровь. Кто-то из королевской семьи хотел заслужить ее внимание и доверие, или что там прилагается к этому достаточно расплывчатому слову «любовь»?

    Камин успокаивающе потрескивал и все внимание Герцогини было устремлено на него. Она думала. Неужели Франсуазе удалось убедить ее капризную девочку, выпуская на волю умную сдержанную женщину? Рука Франсуазы ухватила кусочек тяжелой портьеры, и пальцы принялись мерно теребить толстую ткань, мять, точно выжимая соки, будто это мягкий плод или ягоды. Что можно было предложить де Гишу?.. Это тот несносный вопрос, который сам терзал Атенаис. Но особенно злил. Может с графа нечего состричь, а может она сама настолько глупа и не дальновидна, что не может предположить для чего сговор с кем-то в будущем может быть полезен. Залог на будущее, казалось бы, — единственная мысль, зацепка, якорь для этого союза, ведь не известно что случится завтра. Но в душе заскрежетали сомнения. Почему ей так хотелось назначит графу испытание? Губы девушки плотно сжались от негодования, внезапно она получила этот ответ для себя. И под тяготой впечатлений вновь отвернулась к окну. Даже высказать некому, ни графу, ни принцессе, ни кому бы то иному, включая сестру. Если и есть в мире мудрый советчик в лице белокурой фрейлины, то у самой фрейлины его нет.

    Кажется, и принцесса потерялась в вопросе чем зацепить де Гиша. А несомненно зацепки были. Жизнь многогранна, в ней одной любовью сыт не будешь. Напротив, судя по родителям и парам в возрасте, любовь уходит на второй план или умирает совсем, оставляя приоритет за богатством, властью, комфортом, целями. Франсуазе не понравился мотив заключить союз только потому, чтобы граф не наболтал лишнего из-за тщеславия. Право же шантаж какой-то выходит! Но она промолчала, спокойно посмотрев на принцессу и согласно кивнув на ее просьбу помочь раздеться.

    -Пойдемте, - пригласила молодую госпожу к кровати и где-то неподалеку на просторном месте, чтобы пышные складки платья не пострадали, остановилась. Приступая к шнуровке розового произведения искусства, негромко добавила — Я попрошу служанку за дверью узнать, ваши ли собаки в саду или нет. Не беспокойтесь.

    Ловкие пальцы девушки без труда распутали шнур, спустили верхнее платье юной принцессы до пояса, затем ниже, позволяя его прекрасной обладательнице перешагнуть через собранную ткань на полу и остаться в нижних юбках и корсете. Минута, и вся эта красота была за дверью в руках Мари с поручением позаботиться о наряде должным образом, а заодно разузнать, чьи это собаки в саду под чьим надзором. Возвращаясь обратно в сумрак, после тишины, где звук потрескивающих дров играл главную партию, Франсуаза продолжила неспешную беседу, вновь прикасаясь к ткани на стройном стане Генриетты.

    -Теперь меня зовут Атенаис. С недавних пор это имя было дано мне прекрасным обществом среди друзей и гостей маршала д'Альбре, - девушка задумалась, рассматривая дорогую ручную работу вдоль выреза, уточнила - Не совсем дано, я взяла его сама. Шевалье Дюбуа пошутил о том, что мадемуазель Тонне-Шарант из тех, кто всегда берет то, что ей нужно, отвоевывая рубежи, точно грозная Афина. Это, - она подняла глаза на принцессу, - это не совсем правда. Бывали случаи подобного толка, но случались и серьезные поражения, где приходилось уступать. Я знаю так же и вкус откровенных поражений. Просто Дюбуа их не видел в моем исполнении, - фрейлина продолжила, все больше и больше распутывая шнур цепких оков из китового уса и шелковой ткани. - Обществу понравилось, все одобрили. Так оно теперь и стало. Но в округе пока не распространилось. Я люблю... - стоило ли говорить об этом, признаваться в собственной натуре? - Люблю хорошие дорогие вещи, начиная с одежды, заканчивая окружением в комнате. Впрочем, это и не удивительно, мало кого современные мастера могут оставить равнодушными. А вот в еде неприхотлива. Иногда просто нет желания есть и что-то запихивать в эти жуткие тиски. - Она рассмеялась, поежившись в собственном платье. - мода не щадит наши тела, мадам! Чтобы сохранить формы, но при этом не насильничать над собой, я предпочитаю поесть на ночь. Зато весь день на ногах в делах - легкой рукой отмахнулась — не обращаю на это внимание.

    Вот и корсет был снят, оставляя Мадам в тонкой сорочке. Руки Франсуазы бережно прикоснулись к упругим, густым темным волосам.

    -Вы сохраните прическу на ночь или распустить ее? Можно приготовить теплую ванну с молоком.

    И перебирая шелк локон, внезапно поймала себя на ехидной мысли, что де Гишу можно начинать ей завидовать. Не его пустили в спальню к раздеваниям, не ему позволили и доверили свое тело, свой туалет... Ах, жаль я не кавалер, торжество в сердечных делах над гордым графом принесло бы мне несказанное удовольствие, будь я мужчиной. А так... А так наглец с удовольствием порадуется и согласится быть третьим. Тонне-Шарант неохотно отстранилась, отпуская волосы Генриетты, приблизилась к постели, чтобы взбить подушку и снять покрывало.

69

Отправлено: 28.09.15 01:10. Заголовок: - Атенаис. Мудрая и ..

    - Атенаис. Мудрая и непобедимая. Атенаис, - повторила вслед за фрейлиной Минетт, пробуя на вкус звучное, диковинное имя. – Боюсь, что после смешной, но очень, очень злой пьесы господина Мольера эти красивые имена выйдут из употребления, а жаль. Они куда больше подходят их носительницам, чем все эти безликие Мари, Катрин и Шарлотты.

    Деликатность не позволила принцессе включить в перечень обыденных имен Франсуаз, Луиз и Анн, которыми, в различных сочетаниях, изобиловал высший свет, но Тонне-Шарант, наверняка, и сама остро ощущала банальность своего имени, раз избрала себе новое. Да разве и сама она не предпочитала в мыслях называть себя Минетт, ласковым прозвищем, которым наградил ее когда-то обожаемый старший брат? Правда, оно ничего не говорило о ее уме или характере, в отличие от гордого «Атенаис», но хотя бы не было таким пустым, как Генриетта.

    - Я тоже люблю красивые вещи, - Минетт улыбнулась, вспомнив, с каким вожделением Тонне-Шарант любовалась ее шелковыми чулками. Надо не забыть подарить ей что-нибудь особенное, благо щедротами Карла сундуки Генриетты ломились от изысканной галантереи. – И с едой у меня романа не выходит, хотя мне бы, как раз, не помешало есть побольше, чтобы хоть немного заполнить эти самые тиски.

    Она мысленно сравнила свои лишь недавно утратившие острые углы плечи и все еще торчащие ключицы с безупречной грудью Франсуазы-Атенаис и печально добавила:

    - Только мне кажется, что даже сделайся я заядлой лакомкой, это делу не поможет. С другой стороны, мы так ладно смотримся с Филиппом, оба тонкие и звонкие.

    Имя мужа тяжко повисло в воздухе, и худенькие плечи принцессы опустились, словно вся эта тяжесть немедля легла на них.

    - Зато мне нет нужды ложиться спать с прической, ведь я сегодня сплю одна, - фальшивая бравада резала слух, и она сердито дернула пару шпилек, позволив темным локонам обвалиться неровной волной. – Теплая ванна… это было бы чудесно, но я слишком устала.

    Лгать обретенной подруге было неловко, но еще более неловко было сознаться в том, что у отказа от ванны была куда более прозаическая причина интимного свойства. Генриетта присела за туалетный столик и глянула в зеркало. Оттуда на нее смотрело бледное, осунувшееся личико с распухшим носом и темными кругами под глазами, скорее дурнушка, чем красавица. Не удивительно, что Тонне-Шарант предложила ей ванну, да еще и с молоком, верным средством если не вернуть, то хотя бы сохранить хороший цвет кожи.

    - Атенаис… вы ведь позволите мне звать вас так впредь? – принцесса смочила уголок салфетки водой венгерской королевы и глубоко вдохнула бодрящий аромат розмарина, перебивающий нотки розового масла и флердоранжа, прежде чем начать протирать лицо. – Вы так легко говорили о победах и поражениях, что речь явно шла не о сражениях не на жизнь, а на смерть, но все же… слушая вас, я начинаю думать, что жизнь при дворе это сплошная война. Если это и вправду так, то меня не ждет ничего хорошего, я совсем не умею воевать. Раньше я думала, что умею соглашаться и подчиняться, и что этого достаточно для мира и счастья, но на деле все оказалось не так, и я уже дошла до того, что воюю с собственным супругом вместо того, чтобы его завоевывать. Неважное начало для взрослой жизни. Но раз я не умею воевать, мне нужны сильные союзники, способные защитить меня лучше, чем я сама. Судя по всему, Гиша из списка возможных союзников придется вычеркнуть, пока я не придумаю, что могу ему предложить. Но что вы скажете о… - она запнулась, слегка краснея. – Что вы скажете о короле? Если никто из известных нам графов, герцогов и принцев не тянет на ранг богоподобного, то, может быть, для Его Величества стоит сделать исключение? Но даже если и он всего лишь простой смертный…

    Она задумалась, подбирая слова к тому, что чувствовала по отношению к Людовику, и о чем могла сказать вслух, не будя подозрений. Сильный? Надежный? Тот, рядом с кем ей было спокойно? Кому она могла доверять? Чьи поцелуи потрясали ее до потери сознания? По телу пробежала сладкая дрожь, и Генриетта зажмурилась, так ничего и не сказав.

70

Отправлено: 28.09.15 10:03. Заголовок: Атенаис… вы ведь поз..

    - Атенаис… вы ведь позволите мне звать вас так впредь? – Поинтересовалась Ее Высочество, чем смутила и даже задела конфедантку. Все бы ничего, если бы только не это упоминание о шутнике Мольере. Выходит красивое имя выйдет из моды, но все равно уже придется носить? Неудачно.

    Но как тут откажешь принцессе? Фрейлина смиренно поклонилась и ответила.

    -Конечно, Ваше Высочество. Называйте меня Атенаис. Что касается вашей фигуры, с возрастом, вероятно, вы не подобреете как рискуют многие красавицы, но будете до самой старости в приятном глазу размере.

    Франсуаза подошла к туалетному столику, взяла костяной гребень и принялась вынимать остатки шпилек и украшений из прически Герцогини, позволяя темным завиткам ее локонов свободно лечь по плечам и спине.

    - Мне рассказывали с юношества, что королевский двор — это улей, где вопреки природе, каждый сам за себя. И если не ты, то тебя. В какой-то мере я уже вижу подтверждения этих слов. Как у де Гиша обстоят дела с деньгами, связями, быть может у него есть проблемы, которые вы могли бы отстаивать при дворе и перед его супругом? Что для него важнее всего? А большую любовь он питает к вам или к вашему супругу? - Атенаис вздохнула, и руки тяжело опустились на плечи принцессы. - Стыдно признаться, я здесь пока не советчик. Мне не хватает информации. До сегодняшнего вечера граф никак не беспокоил меня и не было причины интересоваться его персоной. Более того, мы не особо-то и были знакомы! Действительно с легкой руки тут не решить чем можно заменить его стремление стать вашем фаворитом.

    Глаза белокурой фрейлины устремились на отражение Герцогини в зеркале. Припухлости и следы слез скоро исчезнут, а неровный свет комнаты никому не придает красоты, но вполне скрывает недостатки, поэтому юная покорительница французских сердец виделась Франсуазе весьма привлекательной, вопреки тому, что могла думать о себе Генриетта. Румянец на щеках от только что произнесенного громкого имени укрылся в сумраке, не утаилась запинка в голосе и внезапно опущенные ресницы. Тонне-Шарант словно окунулась в ушат с ключевой водой. Куда же больше за сегодня! Но тем не менее, Бекингемами и де Гишами список не ограничивался... Мадам рискнула покуситься на самый лакомый приз.

    -Король? - сдержано повторила девушка, скрывая свою тревогу, внимательно рассматривая отражение принцессы в зеркале. Что скрывается за этими опущенными густыми ресницами? - Для него можно сделать исключение — голос Тонне-Шарант стал тише и настороженнее. - И вам я рекомендую это сделать, мадам. Заручившись поддержкой такого союзника, вы будите в куда более выгодном положении, чем даже если бы вашим покровителем стал Герцог Орлеанский. Я не представлена королю и не могу судить о нем лично, - руки фрейлины вновь вернулись к работе. - А именно это важнее всего. Стоит сделать поправку на то, что рассуждать могу только из общепринятых сведений. О человеке куда полнее говорят мелочи, а молва может искажать правду. Я не знаю короля лично, но я знаю два весомых аргумента почему вам стоит обратить в его сторону взор. Первый, он король и судя по тому, как негодует мой папенька, король от Бога, а не только по праву рождения, понимающий что делать и как управляться с таким понятием, как власть. Второй, пусть и Богоподобный, но Его Величество всего лишь мужчина.

    Принцесса вздрогнула и зажмурилась, передавая фрейлине все понимание того что происходит. Бездна разверзлась под ногами, и если первая красавица перед зеркалом падала туда сознательно сама, то вторая — теперь уже за компанию. Дева Мария, Ее Высочество задумала переметнутся от одного брата к другому? Она УЖЕ это сделала в сердце своем! Страшные дела творятся в Фонтенбло. Все в точности как и рассказывали в детстве. Атенаис тяжело посмотрела на отражение мадам, помолчала и продолжила мягко, успокоительно и несомненно приятно расчесывать густые темные волосы.

71

Отправлено: 28.09.15 22:59. Заголовок: - Всего лишь мужчина..

    - Всего лишь мужчина, - мечтательно выдохнула Генриетта с закрытыми глазами, убаюкиваемая плавными, ласкающими движениями гребня. И тихонько хихикнула. – Не самый большой недостаток в государе. Но кем бы ни был Его Величество, богом или всего лишь мужчиной, у него уже есть все, чего только можно желать. А значит, мне нечего страшиться, что и королю потребуется от меня что-то взамен, кроме преклонения и восхищения, коих я готова предложить в избытке.

    И даже пару-другую поцелуев в придачу, если мужское начало все же возобладает в Людовике над божественным. Осознав, что вот-вот начнет грезить о королевских поцелуях наяву, Ее Высочество нехотя открыла глаза, чтобы расстаться с опасными видениями, и попыталась отвлечься наблюдением за ловкими пальцами Тонне-Шарант, заплетавшими ее волосы в две скромные косы, которые будут убраны под ночной чепец, чтобы не спутаться за ночь.

    - У вас такая легкая рука, Атенаис. Куда легче, чем у мадемуазель Блюм, которая причесывала меня до вчерашнего дня, - она попыталась поймать в зеркале взгляд фрейлины, но та была сосредоточена на своей работе, опустив глаза с загадочной улыбкой, в которой невозможно было прочесть ни одобрения, ни осуждения. Ровно как и в улыбке маркизы де Тианж, такой же непроницаемой, как и у ее младшей сестры. Вот у кого следовало учиться. – Правда, у Августы есть… было одно большое достоинство, с лихвой компенсировавшее все выдранные у меня волосы: она всегда все про всех знала. При дворе моего брата это оказалось для меня большим подспорьем. Но двор французский я, оказывается, знаю еще меньше, пробыв столько лет в положении бедной и незваной родственницы.

    Невысказанное предложение сделаться ее глазами и ушами повисло в воздухе: дверь гардеробной отворилась, и в спальню вошла Мэри, неся на одной руке свежевыглаженную ночную рубашку, а на другой – стопку льняных полотенец для вечернего туалета. Вслед за камеристкой в комнату ворвался маленький вихрь из пестрых спин, развевающихся ушей и весело машущих хвостиков.

    - Мои пусечки! – оживилась и расцвела улыбкой Генриетта. – Вот вы где! Слава богу, а то я уже решила, что вы мокнете в саду в ночи.

    - Мокли, Ваше Высочество, еще как мокли, - отозвалась Мэри, раскладывая ночную рубашку на кресле перед камином, чтобы та не остыла. - Мисс Монтале только что привела их наверх, и, с вашего позволения, Мадам, таких грязных лап и носов я давно не видела. Будто весь сад перепахали.

    - Монтале! И опять Монтале, - принцесса невольно поморщилась, но вместо того, чтобы излить накопившееся за день раздражение на вездесущую особу, устало вздохнула. Если Монтале действительно шпионила за ней для Филиппа, явное недовольство его креатурой не принесет ей пользы в деле покорения супруга.

72

Отправлено: 28.09.15 23:25. Заголовок: Еще один укол со сто..

    Еще один укол со стороны принцессы. Определенно, та точно знала толк в том, как намеками задеть фрейлину. «Она всегда все про всех знала» - мысленно проворчала Атенаис и поморщилась от услышанного. После такого признания, что она не знает о де Гише, услышать, как какая-то другая... девица знала все про всех! Боги, Ее Высочество несносна! От досады Тонне-Шарант пропустила все комплименты про легкую руку, они не запали в душу так, как уязвляющие гордость укоры.

    -Ваше Высочество, я постараюсь исправиться, - глухо извинилась, пряча глаза и вплетая в косы ленты. -Прошу простить меня за оказанное неудобство.

    А потом этот шум, гомон, ворвавшийся свет из коридора! Франсуаза прикрыла глаза рукой и отошла поглубже в сумрак комнаты, дожидаясь, когда же все лишние и шумные, особенно лающие, ее покинут.

73

Отправлено: 29.09.15 00:39. Заголовок: Отвлекшись на скачущ..

    Отвлекшись на скачущих вокруг ее ног спаниелей, Генриетта краем глаза успела заметить жест отошедшей в тень алькова фрейлины и устыдилась собственной бесчувственности. Если она сама умирала от усталости, каково же должно было быть мадемуазель Тонне-Шарант, которая вместе с другими дамами и девицами ее свиты провела практически весь вечер на ногах?

    - Боже милосердный, я столько времени жалуюсь вам на свои мелкие горести, а ведь вы, должно быть, падаете от усталости, моя милая. Пожелайте мне доброй ночи, Атенаис, и ступайте, я все равно уже больше не могу сидеть и немедля лягу. Голова раскалывается. Мэри, где мой чепец?

    - Сию минуту, Ваше Высочество.

    Камеристка неспешно проследовала в гардеробную, важная, как и положено особе, отвечающей за туалет герцогини Орлеанской, и принцесса, нагнувшись, подхватила на руки Мими, которая уже пару минут стояла на задних лапках и умильно моргала, просясь на колени. Шелковая шерстка и в самом деле была влажной под ладонью хозяйки. Надо же было додуматься вывести собак ночью, когда вся трава и кусты покрылись густой росой! Но чего еще можно было ожидать от одиозной Монтале?

    Смутное намерение избавиться от досаждавшей ей особы с помощью неотразимого графа вернулось вновь. Запинаясь и выбирая слова, Минетт произнесла, не поднимая глаз от свернувшейся на коленях собачки:

    - Возвращаясь к де Гишу… я обещала положиться на вас во всем, что касается его, и намерена следовать вашим советам… но может быть… если вам выпадет удобный случай… если хотя бы намекнуть графу, что он мог бы заслужить мое прощение… чем-нибудь… какой-нибудь услугой? Это ведь не было бы знаком недостойной слабости с моей стороны?

    Она робко глянула на дверь гардеробной, опасаясь, до смешного, доверять даже верной Мэри, до таких глубин отчаяния довели ее последствия собственных поступков, казавшихся ей самой такими логичными и невинными, но, словно снежный ком, обраставших все новыми и новыми осложнениями.

74

Отправлено: 29.09.15 09:48. Заголовок: Атенаис покорно опус..

    Атенаис покорно опустила глаза и присела в реверансе.

    -Благодарю вас за оказанное доверие. Доброй ночи, мадам. Передавать ли Герцогу ваши слова о том, что ваши двери будут для него закрыты до тех пор, пока..? Вы помните наш разговор, я об этом. - говоря все это, фрейлина с неудобством косилась на камеристку. Лишние уши, пусть быть может и доверительные, но все же уши. К чему по несколько раз повторять то, что уже было сказано? К тому же, если верить словам принцессы, в последнее время для нее потеря подруг - частое событие.

    Медленно направляясь к выходу, вопреки тому как можно было бы пройти, девушка выбрала дугу мимо дверей гардеробной, которые с силой дернула рукой — закрыто. Испуг Генриетты очень отчетливо обращал на них внимание.

    -Двери в гардеробную сегодня ночью должны быть закрыты, - повысив голос констатировала Атенаис, педалируя последним словом, уверенной походкой направляясь к выходу. - Закрыты.

    Для самых доверительных камеристок в серьезном деле не помешает подчеркнуть важность какого-то момента или приказа. Мари, пусть и недовольная появившейся новой особой у постели ее госпожи, молчаливо присела в знак согласия, ни на минуту не отрываясь от завершающих приготовлений принцессы ко сну.

    Уже в буфетной, совершенно одна, Тонне-Шарант опустила плечи, сняла этот внешний лоск роскошной дамы при дворе Ее Высочества и остановилась, чтобы выпить глоток воды. Несомненно хотелось спать. Но если не сегодня, то когда еще можно будет найти этого несносного... Она сердито шлепнула сложенным веером по столу. После небольшой заминки направилась в гостиную, вновь обретая и осанку, и осмысленность в глазах. Двери распахнули лакеи, и орущий праздник на фоне опочивальной тишины больно резанул слух. Атенаис закрыла глаза, мгновения привыкая к новому окружению, и улыбнулась. Несомненно, на нее кто-то уже смотрит, и ответом им могла быть только приветливая улыбка.

75

Отправлено: 08.12.15 00:38. Заголовок: Ночь со второго на т..

    Ночь со второго на третье апреля 1661 года.
    Часа через два-три после отхода Ее Высочества ко сну.

    Приготовленное Мэри питье в сочетании с накопившейся за день усталостью буквально свалили с ног хрупкую принцессу. Другая на ее месте ворочалась бы добрый час, перебирая в голове волнительные события закончившегося, в конце концов, дня, но Генриетта провалилась в сон мгновенно, кажется, еще до того, как голова ее коснулась подушки. Когда-то, в той, другой, унылой и бесцветной жизни, монахини и пансионерки в Шайо любили подсмеиваться над способностью маленькой англичанки засыпать непробудным сном быстрее, чем соседки по дортуару успевали взбить свои подушки, как будто энергия, весь день бившая ключом в худеньком теле Ее Высочества, внезапно заканчивалась. Как свеча: стоит догореть фитильку, и в одно мгновение - паф! - уже темно.

    Еще одной похвальной особенностью принцессы был крепкий сон: заснув, она обыкновенно не слышала ничего и просыпалась медленно и с огромным трудом. Вот и сейчас глухой стук опрокинутого на пол табурета и последовавшая за ним цветистая фраза, способная вызвать румянец на щечках золоченых амуров над пологом кровати, коснулись ее сознания легким стрекозиным крылышком, окрасив сон Ее Высочества в грозные тона, но не разбудили. Хотя те, кто пристально следит за причудливой и переменчивой судьбой Генриетты-Анны с первого дня ее появления в Фонтенбло, наверняка, уже успели отметить про себя все вышеизложенное. Как и Его Величество Людовик Четырнадцатый, которому пришлось собственноручно укладывать в постель заснувшую в его объятиях кузину, мирно проспавшую все его посягательства на пышный наряд новобрачной.

    Будь мисс Бонэм на своем законном месте на раскладушке в ногах господского ложа, она бы точно вскочила, разбуженная странным шумом, и не преминула бы выяснить, кому это вздумалось тревожить молодую герцогиню. В этом случае ночному визитеру, будь он даже самим законным супругом Ее Высочества (да что там, хоть бы даже королем!), изрядно бы не поздоровилось. Но мисс Мэри, как назло, еще вечером получила сложенную вчетверо записочку, скромно подписанную "Твой Патрик" (содержание которой здесь не цитируется из уважения к тайне личной переписки), и потому раскладушка горничной, хоть и разложенная и застеленная надлежащим образом, в эту ночь пустовала.

    Сие, без всякого сомнения, прискорбное и совершенно случайное сочетание обстоятельств объясняет, отчего в тот пугающий момент, когда мягкая перина прогнулась под тяжестью рухнувшего на кровать тела, юная герцогиня отнюдь не подскочила в подушках с воплем: "Кто здесь! На помощь, убивают!" Вместо этого она повернулась на другой бок, сонно промычав нечто невразумительное, но отдаленно напоминающее "Филипп" (хотя это вполне могло быть и "Луи"), и крайне доверчиво и неосторожно обняла вторженца, чтобы поуютнее пристроиться у него под боком.

76

Отправлено: 09.12.15 15:30. Заголовок: Черт, темно, ноги пе..

Дворец Фонтенбло. Коридоры для прислуги

    Черт, темно, ноги переломать можно. Антуан наткнулся на предмет мебели и больно ударился коленной чашечкой. «Поганец!» - сообщил табурету все, что о нем думает. Куда идти-то? Неуклюже снимая по дороге один туфель, потом второй, бросая где не попадя, продвинулся на шага четыре, остановился. Долго искал пуговицы на камзоле, расстегивал, стягивал. До сорочки руки добрались, но так было лень ее снимать.. невыносимо мутило в голове. Еще несколько шагов и под ногами оказалось что-то продолговатое. Шатийон аккуратно, точно балансируя на канате, наклонился вперед и ощупал предмет. О! Раскладушка. Как удачно! Пустая. Сейчас-сейчас он на нее ляжет. Только воду найдет и опять напьется. В этих поисках мало по мулу приковылял к ступенькам, а затем и чему-то твердому, ровному. Погладил рукой — покрывало. Кровать. Так зачем раскладушка, когда есть кровать? Не долго думая, Шатийон заполз наверх, на четвереньках достиг середины и упал вниз лицом в мягкую подушку, испытывая блаженный восторг от невероятного запаха простыней и перины.

    Что-то рядом зашевелилось, провело рукой по его плечу и спине, доставляя удовольствие.. Антуан улыбнулся и на грани сознания тоже подумал о Филиппе. Прекрасный сон, прекрасное время.

77

Отправлено: 21.12.15 00:40. Заголовок: Золоченая гондола ме..

    Золоченая гондола мерно покачивалась на волнах озера. С каждым взмахом весла берег, на котором остались Филипп, свекровь, вся ее маленькая свита и множество знакомых и незнакомых людей, становились все дальше, меньше, растворялись в золотом сиянии, исходившем от застывшего на корме гондольера. Свет… такой яркий, что она видела лишь темный силуэт и мерные движения весла. Но почему свет? Разве сейчас не должна быть ночь? Будто в ответ на незаданный вопрос небо над озером потемнело в одно мгновение, затянувшись свинцовыми тучами, налетел шквальный ветер, срывая цветы из волос и кружева с плеч. По воде побежали волны, все выше, выше, словно гондола плыла не вдоль лужаек Фонтенбло, а по штормовому Ла-Маншу. Вот одна волна ударила в бок лодки, за ней другая. Гондола закачалась, опасно накренилась, выпрямилась, чтобы тут же завалиться в другую сторону. Сияние на корме заколебалось, и Генриетта, холодея от ужаса, увидела, как новая волна вырвала из рук гондольера весло, сбила его с ног, швырнула в воду…

    - Нет! Луи, нет! Луи, Луи! – путаясь в юбках, она поползла к корме, расплескивая набравшуюся в лодку воду, как будто это что-то могло изменить, как будто она еще могла успеть. Протянуть руку. Поймать. Спасти. – Луи! Луииииии….

    Тяжелый вал воды накрыл ее с головой, не давая дышать. Генриетта забилась, пытаясь набрать в легкие воздух, и… проснулась. Рука, зажимавшая ей рот, медленно сползла вниз, и принцесса жадно вдохнула.

    - Шшшш, Мадам, тише, не кричите так. Вы разбудите вашего мужа, - шепнул знакомый голос, и в тусклом свете ночной лампы, пробивающемся сквозь раздернутый полог кровати, Генриетта разглядела лицо Мэри Бонэм в обрамлении ночного чепца.

    - Мужа? Бог мой, Мэри, что ты несешь! – взмутилась Ее Высочество, отталкивая руку горничной, все еще пытающейся заглушить слова госпожи. – Месье сегодня ночует у себя.

    - Тише, тише, Мадам, умоляю вас! –буквально вскричала шепотом Бонэм, тыча пальцем во что-то за плечом принцессы.

    Та обернулась и… взвизгнула от неожиданности, едва не уткнувшись носом в пучок лент на плече. Мужском плече.

    - Филипп? Боже правый, боже милосердный… но как? Что вы здесь делаете, Ваше Высочество? – не обращая внимания на заламывающую руки горничную, взвилась от возмущения Мадам и, сев посреди измятой постели, яростно затрясла посапывающего во сне супруга. – Да проснитесь же немедля, слышите, вы!

    Но тот вместо того, чтобы проснуться, перевалился на спину, смешно взмахнув во сне руками и едва не зашибив хрупкую супругу, и душевно всхрапнул, раз, другой, третий, наполняя воздух неповторимым амбре винного перегара.

    - Ай! – взвизгнула Бонэм.

    - Что? – ахнула Генриетта, вглядываясь в сумраке полога в чужое лицо. – Кто это? Кто посмел?

    Спящий, ясное дело, не спешил отвечать на ее вопросы, и рука взбешенной принцессы сама собой взлетела в воздух, чтобы с размаху опуститься на щеку чужака. Пощечина отдалась до самого плеча, но это ее не остановило.

    - Мерзавец! Негодяй! Подонок! – шипела Мадам, глотая слезы злости и боли, и с каждым выкриком ладонь ее все сильнее хлестала пьяницу по щекам.

78

Отправлено: 10.01.16 18:34. Заголовок: -Филипп?!.. - раскат..

    - Филипп?!.. - раскатисто и где-то далеко эхом множился голос женщины. - Боже правый, боже милосердный…!! - Причитал не на шутку.

    Маркиз сладостно причмокнул губами и, зардевшись румянцем, перевернулся на спину, затем потянулся.

    -Не шумите так, мы спим. - промычал не подозревая, что чертовка уготовила ему оплеуху. И совершенно было все равно кто эта загадочная дама, главным образом имело значение лишь то, что ничего хорошего в адрес него она не вынашивала.

    Огненная оплеуха опустилась на нежный румянец шевалье, и тот резко проснулся.
    -Что вы себе позволяете, мадемуазель! - возмутился, всматриваясь в силуэт незнакомки. Белая, точно привидение, с темными волосами. В чепце. В ЕГО ПОСТЕЛИ!! - Да-а-а, как вы посмели?! - возмутился. Задыхаясь от негодования, вскипел, понимая, что коварное создание воспользовалось его слабостью и тайком проникло в его комнату. Украла что-то? Конечно! Честь и совесть невинного маркиза! Еще и сообщницу привела!

    Шатийон схватил подушку и кинул ею в принцессу.
    -Убирайтесь обе отсюда! Я вас не звал! -схватил вторую подушку и отправил туда же.

    Он бы и третью припустил, но на мгновение отвлекся, рассматривая сумрачные просторы спальни, большой и богатой, точно не как у него. Нехорошее чувство того, что где-то затаился конец его скромной истории, тихонечко холодком поползло вверх по позвоночнику. Маркиз опешил и быстро заморгал глазами, в надежде, что страшная картинка закончится и превратится в пьяный кошмар. Нащупал рукой подушку и быстро ею прикрылся, медленно сползая с кровати.
    -Я все объясню, - пискнул. - Это злостное недоразумение.

79

Отправлено: 10.01.16 23:49. Заголовок: Мало того, что наглы..

    Мало того, что наглый хлыщ не спешил покидать ее постель, он еще и огрызался! И отстреливался! Генриетта еле успела увернуться от просвистевшей у нее над ухом подушки. И все равно, неожиданный отпор вместо униженных просьб о прощении на пару минут лишил Ее Высочество дара речи. Но стоило онемению пройти, и возмущение выплеснулось из нее потоком горячей лавы.

    - Недоразумение? Недоразумение? Да вы… Ах вы…

    Задохнувшись, Генриетта схватила первую из не попавших в нее подушек и метнула в растрепанного хлыща, пытавшегося задом сползти на пол. Поскольку ей глаза не застилало ничто, кроме гнева, подушка, пролетев со свистом над кроватью, попала прямо в цель.

    - Я вам покажу «недоразумение», мерзавец вы этакий! Я из вас выбью, кто подговорил вас на эту гнусность! Гиш? Да? Ну, сознавайтесь же, Гиш?

    Пошарив рукой по разворошенной постели, Генриетта нащупала еще одно орудие немедленной кары, но тут ее поразила внезапная и совершенно невыносимая мысль.

    - Вас послал Месье? Чтобы отомстить мне? Чтобы… - она побледнела, как простыня, и вместо того, чтобы обрушить на врага еще одну подушку, прижала ее к груди, бессознательно копируя оборонительный жест маркиза. – Я поняла. Я все поняла. Это заговор. Чтобы с утра вас нашли в моей постели. Чтобы был скандал, а потом развод. Избавиться от меня. Отослать в Англию. С позором. Ну, что вы молчите? Я угадала, да? Угадала же!

80

Отправлено: 17.01.16 00:24. Заголовок: К своему великому уж..

    К своему великому ужасу в свирепой женщине маркиз начал узнавать супругу своего господина. Сейчас она была не так прибрана как в на людях, и сложно что-то понять в темноте, но тем не менее, повадки и голос говорили о том, что перед ним была герцогиня Орлеанская.
    Полные ужаса глаза Шатийона округлились. Сложно было даже что-то сказать в свое оправдание. Он поймал руками летящую в него подушку и вцепился в нее мертвой хваткой. Конечно можно было бы закидать хрупкую женщину в ответ, поступить самому как истеричка и начать кричать, выпуская на волю эмоции.. Но, черт возьми, не было ни одного аргументы для того, чтобы так поступить. Даже Герцог вряд ли встанет на его сторону в защиту, узнай что такое произошло. А он наверняка узнает. Ему сообщат! Надо бежать.. скорее.. быстрее.. подальше из дворца.. из Франции!

    Маркиз ошарашенный сошел с кровати, пятясь назад, отстранился подальше и.. заозирался в поисках отступления. На выходе наверняка стоят гвардейцы. Остается гардеробная и покои Принца из которых ему казалось более простым выбраться на волю, чем из комнаты супруги господина.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 3